"Может ли Церковь быть интересна молодежи?" Светлый вечер с протоиереем Львом Семеновым (25.10.2015)

Светлый вечер - прот. Лев Семенов (эф. 25.10.2015) - Часть 1
Поделиться
Светлый вечер - прот. Лев Семенов (эф. 25.10.2015) - Часть 2
Поделиться

прот. Лев Семенов1У нас в гостях был руководитель Духовно-просветительского центра Православного Свято-Тихоновского Университета протоиерей Лев Семенов.
Разговор шел о том, что Церковь может дать молодым людям, и на какие вопросы, актуальные для молодежи, может ответить.

Ведущие: Тутта Ларсен, Владимир Аверин

Т.Ларсен

— Добрый вечер, друзья. В эфире «Светлый вечер» с вами Тутта Ларсен.

В.Аверин

— Владимир Аверин, здравствуйте!

Т.Ларсен

— И наш гость – руководитель Духовно-просветительского центра Православного Свято-Тихоновского университета – протоиерей Лев Семенов. Здравствуйте, отец Лев.

В.Аверин

— Добрый вечер.

Прот. Лев Семенов

— Добрый вечер.

Наше досье:

Протоиерей Лев Семенов родился в 1945 году в Казани, окончил Казанский государственный университет. Кандидат исторических наук, доцент. В 2002 году стал священником, с 2006 руководит Духовно-просветительским центром Православного Свято-Тихоновского богословского университета. Декан факультета дополнительного образования ПСТГУ, духовник филологического факультета, член экспертного совета по проведению государственной религиоведческой экспертизы при Министерстве Юстиции Российской Федерации.

Т.Ларсен

— Ну, все-таки, поскольку Вы руководите Духовно-просветительским центром университета, Вы, наверное, как никто часто общаетесь с православной молодежью, что называется. Хотя мне ужасно не нравится это словосочетание – православная молодежь.

В.Аверин

— Давайте просто «молодежь»?

Т.Ларсен

— Ну, понимаешь, все-таки в духовном университете… в Свято-Тихоновском университете необычная молодежь.

В.Аверин

— Ну да, туда пришли по выбору. Тогда может быть, действительно, первый вопрос, для Вас есть граница между православной молодежью и просто молодежью?

Прот. Лев Семенов

— Мне кажется, что потенциально хорош любой молодой человек, другое дело, что не каждый из них успел вступить на спасительный путь и поэтому, понятно, наша задача помочь ему открыть глаза на мир, на жизнь, на себя и найти правильный путь в ней.

В.Аверин

— Отец Лев, а тогда, вот смотрите, наверное, очень важный вопрос – это такое новое миссионерство. Потому что, ну там, классический пример, Стефан Пермский пришел на Пермскую землю к язычникам и обратил их в христианство. Сейчас вроде бы молодые люди, выросшие в семьях с советским прошлым и может быть даже, имея родителей, которые стали новообращенными православными, они не язычники, они и не православные, они… и все равно с ними надо вести миссионерскую работу, тогда на чем она может основываться? Потому что, я еще раз повторю, в классическом примере есть языческие боги, мы доносим мысль о том, что пришел Христос, новая жизнь и новые возможности для спасения, но люди все равно были ориентированы, так, или иначе на Бога, на богов, на богоискательство какое-то. А с молодежью эти же приемы, наверное, сейчас не срабатывают уже?

Прот. Лев Семенов

— Мне думается, что говоря о молодых людях, ну, молодых, я бы расширил это понятие, не только верхнюю границу, но и нижнюю, потому что уже младший подростковый возраст иногда ставит перед воспитателями, родителями, окружением очень серьезные вопросы, важные, значимые. Мне кажется, что отличительной чертой молодежи в широком плане понимаемой, является ее обостренное чувство справедливости, ее неравнодушие, ее желание что-то изменить в жизни своей и жизни общества, страны.

В.Аверин

— Причем вовне, как правило, не внутри, а вовне.

Прот. Лев Семенов

— Да, вовне, и внутри. Мне кажется, нельзя недооценивать того, о чем сейчас реже говорят, может быть даже вообще упускают из поля своего зрения, но что существует в жизни, что присутствует, я имею в виду те начала, которые, ну, старомодным языком выражаясь можно было бы назвать несколько сентиментальными такими что ли. Что я имею в виду? Я имею в виду ведение дневников, я имею в виду писание стихов. Если далеко не каждый признается из современных молодых людей и девушек, что он это делает, что я не сомневаюсь, что если не каждый второй, то третий, или уж по крайней мере пятый в этом может быть замечен.

В.Аверин

— Ну, или Инстаграм, как способ тоже…

Прот. Лев Семенов

— Это говорит о внутренней тонкости своеобразной, о склонности к самопознанию, какому-то самоанализу и вместе с тем, к постижению мира и отношений с людьми. Другое дело, что вот в этой своей искренности, в стремлении что-то изменить, что-то построить по-своему, возникает вопрос ориентиров – что строить, в каком направлении двигаться, и с каких позиций. И вот здесь очень важно очень деликатно, осторожно, умно постараться не то что повлиять, всякое влияние, оно всегда имеет обратную сторону, если оно такое жесткое, а помочь, помочь в формировании этого выбора. Правильного, достойного тех ценностей, которые разделяет православие.

Т.Ларсен

— Но, Вы перечислили сейчас такие основные качества, свойственные молодой душе и юношескому темпераменту, но ведь есть еще и такой момент, как неприятие всего старого и желание открыть новое, построить новый мир и пойти другим путем. Молодой человек изо всех сил ищет собственный путь и ни в коей мере не готов следовать тем примерам, или тем направлениями, которые ему предлагают старшие, даже если у него со старшими хорошие отношения, он с ними дружит, он не бунтует, просто для него это вопрос его чести, его какой-то самореализации – проторить собственную дорогу, наступить на собственные грабли, наделать собственных ошибок. И в этом смысле, мне кажется, что очень сложный перед православной церковью, например, стоит, очень сложная задача, поскольку церковь, хоть мы и говорили неоднократно здесь, что организм живой, гибкий, очень открытый. Но с другой стороны, все-таки же и очень консервативный. И для человека, например, может быть даже воцерковленного, ведь это же не секрет, что дети ходят-ходят, а потом становятся подростками и перестают с родителями ходить в храм. То есть, это постоянный вызов такой для него, вот есть что-то такое незыблемое, основательное, может быть даже где-то такой пылью веков припорошенное для него, а ему надо куда-то еще, он хочет чего-то еще. И как правило находит это что-то еще, и потом плачет кровавыми слезами, или просто набивает шишки, но тем не менее…

Прот. Лев Семенов

— Танечка, Вы в своей яркой тираде обозначили столько вопросов, столько направлений, что у меня ощущение, можно до конца сегодняшней передачи уже больше вопросов не ставить, а мне дай Бог возможности более, или менее внятно ответить на каждый из этих.

Т.Ларсен

— У меня сейчас очень голова так работает странно, потому что, я как кормящая мать, у меня очень быстро все забывается. Поэтому, я лучше сразу вывалю все свои вопросы, чтобы потом, не дай Бог, что-то важное не упустить, извините.

Прот. Лев Семенов

— Я понимаю, но я хотя и не кормящая мать, как Вы понимаете, тоже обладаю способностью упустить что-то из виду, но я постараюсь.

Т.Ларсен

— Володя, систематизируй!

В.Аверин

— Я тут, как не кормящая мать… давайте по пунктам. Традиция и желания молодого человека пойти поперек любой традиции.

Т.Ларсен

— Свою традицию задать.

Прот. Лев Семенов

— С одной стороны, безусловно, никто не будет отрицать такой бунтарский дух, что ли, свойственный юности, особенно ранней юности, подростковому возрасту, когда порой даже с иронией, в зависимости от меры воспитанности, более, или менее прикрытой воспринимаются какие-то советы, наставления и так далее. Почему, я еще раз подчеркиваю, в лучшем случае совет, мягко и деликатно, но не наставления, не назидания, не скучное, так сказать…

Т.Ларсен

— Тирада.

Прот. Лев Семенов

— Нравоучение, да. И, к традиции, вы знаете, с одной стороны, вот у меня такое двойственное отношение к тому, что прозвучало в ваших вопросах – и Танином, и Володином. С одной стороны, нельзя не согласиться с тем, что да, очень часто традиция кажется скучной, неинтересной, себя исчерпавшей и поэтому отталкивающей. С другой стороны, на моих глазах немало примеров, когда именно юная душа, будь то юноша, или девушка, в каком-то поистине романтическом воодушевлении тянется именно к древнему, традиционному, освещенному авторитетом традиции, может быть, отчасти полузабытому, неизведанному. Между прочим, согласитесь, что даже некоторые произведения литературные, или кинематографические, скажем, в жанре фэнтези – это и не только далекое будущее, но это и какие-то связи со средневековьем, с какими-то преданиями, легендами, а это зачастую…

Т.Ларсен

— Молодежный жанр.

Прот. Лев Семенов

— Не так художественно, но на потребу как раз молодежи. Учитывает ее потребности, ее интересы. Поэтому, я думаю, что поголовного огульного такого отрицания традиции как таковой нет. Другое дело, что нужно каждому человеку дать возможность что-то открыть для себя, свое, родное в этой традиции. Это может даже, если брать какие-то грани эстетического что ли, по самым разным направлениям идти. Кого-то порадует и очарует текст – литературное начало, кто-то в восторге онемеет перед произведением церковного зодчества, кого-то музыка, песнопения, или колокольный звон. Понимаете, вот разные грани, но каждый человек, у него душа сугубо индивидуальна и поэтому тянется к разному. Поэтому, мне кажется, не может быть шаблона, не может быть какого-то общего рецепта, чем, между прочим, на мой взгляд, во все времена страдала педагогика, так сказать, общая педагогика, всякая дидактика, когда рассматривала группу учеников, учащихся, воспитуемых, как некую усредненную массу, которой нужно нечто вложить в сознание. Вложить в сознание нужно, но каждый раз своим путем, поэтому возможности индивидуальной работы, а в церковном случае – пастырского окормления, невероятно велики. Каждый человек, который просто, ну я не буду говорить о пастырском служении, я скажу о просто дружеских отношениях, которые в жизни складываются у каждого из нас – мы же прекрасно знаем, что когда мы встречаемся с Петром, или с Николаем, когда мы встречаемся с Анной, или Екатериной, у нас разговор пойдет немножко в ином русле, в зависимости от общих интересов, они каждый раз будут разные. Мне кажется, очень важно не пытаться изобрести какие-то общие рецепты одинаковые, а именно учитывать индивидуальные особенности каждого.

В.Аверин

— Да, но при этом, смотрите, священнику – это непосильная задача, ему не разорваться, в таком случае получается, что вот этой, ну, назову это все-таки миссионерской деятельностью, не только люди в сане должны заниматься, тогда получается, каждый православный, он отчасти миссионер. Либо со своими детьми, либо со своими крестниками, либо с какими-то, не знаю, соседские… все, что вокруг попадается.

Прот. Лев Семенов

— Тут я абсолютно с Вами согласен.

В.Аверин

— Но как? Для этого же надо иметь тоже навык, не знаю, знания какие-то.

Т.Ларсен

— Да хоть талант какой-нибудь.

В.Аверин

— Да, талант.

Прот. Лев Семенов

— Но, та или иная мера присутствия таланта и одаренности в этом плане, она, конечно, будет определять успешность, но как свою задачу, как свой нравственный долг, я думаю, каждый православный человек должен это осознавать. Но это не снимает ответственности с пастырей на уровне, скажем, прихода, в первую очередь, воскресной школы, летнего лагеря православного и так далее, и так далее, организовывать что-то совместное. Дело в том, что еще один принцип очень важен – нельзя, даже будь человек семи пядей во лбу и будь он Златоуст прирожденный, он не может просто своим каким-то рассказом, своей беседой, или даже серией бесед человека привлечь и перестроить его внутренний мир, заставить иначе жить. Для этого сам этот человек, этот молодой человек – юноша, девушка, должны проявлять активность, должны действовать, должны проживать вот эти новые свои ощущения, новые порывы. А это возможно только в условиях совместной деятельности. Поэтому, то, что выглядит, как перечисленные мною хотя бы формы – летние лагеря православные молодежные, воскресные школы…

Т.Ларсен

— Какие-то клубы.

Прот. Лев Семенов

— Совместные паломничества, клубы по интересам. Ну, вот говоря о нашем, Вы справедливо в начале отметили, что много молодежи, естественное, студенческой в первую очередь в Свято-Тихоновском университете, и вот хотя бы центр духовно-просветительский активно участвует в деятельности трех клубов – русско-греческо-кипрской дружбы, русско-сербской дружбы, русско-грузинской дружбы. И как я как-то по-моему, уже имел возможность говорить, ломятся стены от людей, собравшихся… это очень долго длится, превосходя все регламенты, запланированные заранее. Это показывает живой интерес молодежи. А возьмем более близкое непосредственно к церковной жизни, скажем, если речь идет о мальчиках, их привлечение к алтарю, когда кроме всего, это бывает удивительно трогательно даже наблюдать, когда, ну по сути дела 6-7-летний карапуз в маленьком стихаре подает свечу, или, там что-то выполняет послушание свое…

В.Аверин

— Участвует лично.

Т.Ларсен

— В литургии.

Прот. Лев Семенов

— Да, и между прочим, ни для кого не секрет, что как раз вот те, кто пришли в раннем возрасте и получили благословение помогать в алтаре, они как правило и остаются в церкви. И потом из них получаются самые замечательные священнослужители, ну, вот у нас, например, в нашем приходе масса примеров такого рода. А если говорить об опыте молодежных организаций и совместных походов, лагерей, того, что на западе называется скаутским движением – тому масса примеров. Я могу назвать двух ярких представителей в данном случае зарубежного православия, которые тесно с нами сотрудничают и деятельность которых очень плодотворная, успешная, многодесятилетняя подряд, прекрасные плоды приносила для русских людей, оказавшихся по тем, или иным причинам зарубежом.

В.Аверин

— Отец Лев – это отдельная глава, давайте мы ее так отдельно и обозначим.

 

Т.Ларсен

— Вы слушаете программу «Светлый вечер». У нас в гостях руководитель Духовно-просветительского центра Православного Свято-Тихоновского университета – протоиерей Лев Семенов. Так что это за прекрасная зарубежная организация?

Прот. Лев Семенов

— Некоторое время назад у нас в университете состоялась презентация интереснейшей книги, большой, монументальной, богато иллюстрированной, прекрасно изданной в полиграфическом отношении с названием «От Запада до Востока» – это книга протоиерея Андрея Соммера – представителя архиерейского синода Русской зарубежной церкви Московского патриархата, который приехал из Соединенных штатов на эту презентацию. Очень интересно, ярко выступил, подарил университету экземпляр этой книги. Эта книга рассказывает о традициях молодежного служения русской зарубежной церкви, начиная с 1917 года и до периода подписания акта о воссоединении в 2007 году. Поразительно, как чувствуешь в этом молодежном движении, замечательно переплелось и реализовалось все самое лучшее – любовь к исторической родине – к России, чувство патриотизма, все замечательные нравственные качества православного человека, плюс к этому чисто такое житейское, бытовое что ли, взаимовыручка, стремление локоть, плечо другу подставить, рука об руку идти с ним по жизни, преодолевая какие-то трудности, взаимовыручка, дружба.

Т.Ларсен

— Ну а что именно конкретно? Какие делали они совместные дела, которая молодежь что ли привязывала к церкви?

Прот. Лев Семенов

— Скаутские лагеря, это благотворительность, всевозможные проекты, то есть, здесь бесконечное поле деятельности, также, как и в наших условиях современных. Ну а второй пример в этом случае, я обещал два привести – это архиепископ Михаил Женевский и Западноевропейский, который с молодости десятки лет был уже в Европе активном руководителем православного скаутского движения и тоже огромные наработки в этом плане имеет. Ну а сейчас, опять-таки, если к опыту нашего прихода, нашего университета обратиться Свято-Тихоновского и прихода Николо-Кузнецкого храма, регулярные летние лагеря для детей, причем детей с младшего подросткового до юношеского возраста, большинство из них обучается в Свято-Петровской школе фактически гимназии при нашем университете, затем поступает в университет. Многие из них связывают свою жизнь дальнейшую с церковным служением, а девочки многие вырастая в такой среде, в таких семьях, становятся матушками и тоже неразрывно их жизнь связана с церковью. Это миссионерские поездки студенческие, причем не только, скажем, какое-то ближнее расстояние, но это от Кольского полуострова до самых таких отдаленных…

В.Аверин

— Вот что такое миссионерская поездка? Что это такое, я не понимаю совсем?

Прот. Лев Семенов

— Миссионерская поездка – это когда едет во главе с одним, двумя, или тремя священнослужителями группа студентов, молодых людей, которые горят энтузиазмом, поделиться своей верой, радостью жизни в вере со своими сверстниками, не только сверстниками. Посещают самые отдаленные, попросту скажем захолустья, где может быть, не только храма никогда не было, но и священника не видели десятками лет. Разворачивают походный храм палатку, проводят службы, проводят огласительные беседы, батюшки совершают крещения, причем летом прямо в воде, в местной речке, в местном озере, погружением по пояс с воде, в полном облачении стоят в воде. Проводят лекции, беседы, а тех, кто уже были крещены – исповедуют, причащают.

В.Аверин

— А почему они приходят эти вот люди?

Прот. Лев Семенов

— Местные жители.

В.Аверин

— Там никогда не было священника, они знать ничего не знают, приезжает вдруг такая вот команда молодых людей со священниками и вдруг ни с того, ни с сего, местная молодежь в этом захолустье прямо пришла и ну внимать беседам?

Т.Ларсен

— А что еще делать то? Больше и делать то нечего.

В.Аверин

— Я не знаю, я просто пытаюсь понять, почему этот контакт случается?

Прот. Лев Семенов

— Я бы два аспекта увидел в Вашем вопросе. С одной стороны, представить себе некий необитаемый остров ныне, где нет, допустим, нет оптоволокна и поэтому нет интернета качественного, но представить, что нет совсем телевидения, нет радио, нет газет и они вообще не слышали о церкви, о церковной жизни, о православном мире – мне трудно представить. С другой стороны, если Вы говорите и допускаете вариант абсолютной незатронутости, непросвещенности к моменту первой встречи – вернемся как раз ко временам земного служения Господа нашего Иисуса Христа, он шел к людям, которые ни слова не знали, ни о христианстве, ни о церкви христианской и начиная в этом смысле с нуля. И порой не только с нуля, а…

Т.Ларсен

— С минуса.

Прот. Лев Семенов

— А вынужденно опровергая, отрицая что-то привычное для них. Так что, здесь для меня нет никакого удивления, наоборот, практика, вот живая практика таких поездок показывает, что люди очень рады этому, они тянутся, они просто обделены в силу своей отдаленности географической, пространственной от такого постоянного общения.

Т.Ларсен

— Мне кажется элементарное человеческое любопытство – приехали новые люди, хочется с ними пообщаться и познакомиться.

В.Аверин

— Это да, но тогда мы все равно исходим из того момента, что каждая душа тянется к Богу, что называется.

Прот. Лев Семенов

— Безусловно.

В.Аверин

— Это мы принимаем, как аксиому. Потому что там… туда приезжают и действительно тянутся.

Прот. Лев Семенов

— Не будем изобретать велосипед, каждая душа приводит христиан.

В.Аверин

— Я бы знаете, что бы еще хотел какой момент уточнить, вот Вы сказали про опыт русской зарубежной церкви православной и она же работает все равно на том фоне, который там есть и есть огромные усилия католиков по привлечению молодежи. Вот эти вот всемирные дни молодежи, когда там на площади Святого Петра собирается миллион человек, когда в Германии, когда там был в Кельне, там миллион двести, когда в Мадриде собралось два миллиона человек. Я когда про это все читаю, у меня возникает все равно такое очень двойственное ощущение. С одной стороны, да, это мощно, когда два миллиона человек одновременно собираются в одном месте и вот они обозначают свою причастность к католической церкви – это круто. Но, с другой стороны, не растворяется ли в этом индивидуальная работа души? Потому что все равно в этих всех формах о которых говорится – лагеря, любые клубы, что-то еще – это получается…

Т.Ларсен

— Все равно светское все.

В.Аверин

— Вот да, все равно это немножко массово, это немножко светски, это… как это… может быть я просто не понимаю, как это может сочетаться с этой тихой молитвой, которая прямо от меня и прямо к Богу?

Прот. Лев Семенов

— Для начала хотел бы уточнить, что православные детские лагеря детские летние ни в коей мере нельзя назвать светским мероприятием. Повторяю, там или храм стационарный обычный действующий, или, если это миссионерская отдаленная поездка, храм-палатка. Каждое утро начинается со службы, каждый день служится Божественная литургия. Каждый вечер завершается общей молитвой. Присутствует исповедь, присутствует причащение Святых Даров – это никак светским характером не отличается.

В.Аверин

— Ну, тогда это монастырь.

Прот. Лев Семенов

— Почему?

В.Аверин

— Ну как… ну потому что вот…

Прот. Лев Семенов

— А вместе с этим…

В.Аверин

— Да, с чем-то сочетается.

Прот. Лев Семенов

— Вместе с этим спортивное состязание, вместе с этим то, что немножко казенно звучит, еще от советских времен, художественная самодеятельность.

Т.Ларсен

— Песни у костра.

Прот. Лев Семенов

— То есть творческое – песни у костра, то есть, это вся романтика походного быта и знаете, что детки, которые не то что вырвались из семьи, из под родительской опеки…

Т.Ларсен

— Из города, да.

Прот. Лев Семенов

— Но они вдруг имеют возможность полностью проявить самостоятельность, нарубить дров, развести костер.

Т.Ларсен

— Ну да, там же учат как, и костер разводить и палатку поставить.

В.Аверин

— Да, я то говорю… мой вопрос заключается в одном – как это… ну потому что, я знаю, что я вытерплю вашу литургию с утра, но зато потом у меня будут соревнования, песни у костра, художественная самодеятельность и поэтому я потерплю вот это.

Прот. Лев Семенов

— Лучшим бы ответом на Ваш вопрос, Владимир, была бы возможность дать Вам посмотреть в глаза этих ребят, как они бывают на литургии, какое у них выражение лица, какое настроение. Здесь ни оттенка нет того опасения, которое в Вашем предположении.

В.Аверин

— Да, но я помню Артек, тоже глаза у всех горели, все было хорошо – без литургии. Поэтому горящие детские глаза для меня…

Прот. Лев Семенов

— Правильно, потому что Артек…

В.Аверин

— Это не доказательство того, что это происходит, миссионерская деятельность…

Т.Ларсен

— Но это если с духовной…

Прот. Лев Семенов

— Огонь в глазах, так сказать, искра в душе разная в светском мероприятии, в Артеке, и во время молитвенного стояния на литургии Божественной. Так что здесь качественное различие.

В.Аверин

— Вы видите эту качественную разницу, да?

Прот. Лев Семенов

— Безусловно, я это вижу каждый раз в нашем храме, где огромное количество детей. В прошлый раз я рассказывал, что у нас уже в четвертом или пятом поколении воспроизводятся прихожане нашего храма и там детки, начиная от грудных, которых держат на руках и потом подносят к причастию и кончая взрослыми подростками. В этом смысле, это огромная радость все это видеть и наблюдать. Зайдите на сайт храма Святителя Николая в Кузнецах – вы увидите фотографии с наших праздников, выразительные детские лица.

В.Аверин

— Я думал, что Вы скажете: «Приходите к нам в храм и посмотрите на этих детей».

Т.Ларсен

— Это само собой, Володя. Но, я понимаю о чем ты спрашиваешь…

Прот. Лев Семенов

— Простите, ради Бога простите, я не ответил на первую часть вопроса, что вот католики собирают миллионы и так далее. Вы знаете, если бы участие в каком-то христианско ориентированном, скажем сухо опять, мероприятии, сводилось только к тому, что раз в год юноша, или девушка оказались в числе этих двух миллионов на площади Святого Петра – это было бы под большим вопросом. Но хочется думать, что к этому не сводится, а что у них жизнь христианская продолжается и вне этого массового мероприятия. С другой стороны, что нужно учитывать. Да, опыт католиков, опыт протестантов, упомянутый мной и не полностью раскрытый еще в кратком упоминании опыт зарубежного православия, он, если говорить о зарубежном православии, счастливым образом эту преемственность ниточку преемственности протянул, прерванную 1917 годом на 70 лет, потому что мы же с вами прекрасно понимаем, что даже в проповеди обычной в храме, был ограничен священнослужитель в советские времена. А возможность беседы с прихожанином, тем более с несовершеннолетним – это рассматривалось, как страшное преступление – это можно было от уполномоченного получить запрет на служение и так далее. Поэтому здесь сегодня у нас ситуация возрождения, а не продолжения традиции.

Т.Ларсен

— Мы говорим сегодня о молодежи в православии и в храме, продолжим наш разговор буквально через минуту.

 

Т.Ларсен

— Вы слушаете программу «Светлый вечер», у нас в гостях протоиерей Лев Семенов. Говорим о молодежи в церкви. Но я, вот, Володин вопрос, который он задал в предыдущей части программы, немножечко поняла в том смысле, что тебе кажется, что вот в отношениях между церковью и молодежью все-таки больше чисто педагогики, чем именно какого-то духовного, пасторского.

В.Аверин

— Да.

Т.Ларсен

— Если можно так сказать, православной мистики, что ли.

В.Аверин

— Да, потому что все равно, так или иначе, ну, вот это важная тоже проблема, она теоретическая, сейчас не будем в нее углубляться – что важнее, там, сегодня – социальная роль, вообще некая социализация, в которой отчаянно нуждается как раз подросток и молодежь, либо вот это вот внутреннее, молитвенное и тому подобное. Социальное – это все, там, третье производное, что называется от нее. А подросток, молодой человек, он вот все равно, он должен социализироваться, он должен делать что-нибудь, понимаете – ему через действия хочется чего-то такого. Тут, ты спросила – что делать с подростком? Это важный действительно вопрос, там, от любой матери, от любой семьи. Вот, с детства мы его в храм водили, водили, водили. Потом наступает момент – хоп, нет. Потому что ему может быть кажется – вот он же не делает, у него вот энергии много, он хочет чего-то действительно сделать.

Т.Ларсен

— Но это что–то ему уже готовое предложенное, а он хочет чего-то собственного.

В.Аверин

— Ну, а что собственно – вот, в воскресенье пришел в церковь, да, помолился. Внешнего действия нет, а у него жажда вот этого как раз внешнего действия больше, чем жажда внутреннего на известном этапе.

Т.Ларсен

— Но потом далеко вот, к сожалению, я Вас слушаю и тоже испытываю некую печаль о того, что я, например, своего ребенка никак не могу в алтарники отправить, потому что мы не ходим в один и тот же приход каждое воскресенье. Если мы в городе – то мы в одном храме, если мы на даче, то в другом и ну, вот не могу я обеспечить ему такое вот совсем стабильное существование у одного и того же алтаря. Хотя, мне кажется, это то самое действие, о котором ты говоришь, но оно доступно очень небольшому все-таки количеству детей. А в большинстве своем, дети действительно ходят с родителями и чаще играют там в храме, чем реально понимают, что происходит там. Не особо вслушиваются, шалят, а потом они вырастают, как бы тоже говорят – родители своим примером. Родители ходят, молятся при них, там, и причащают их и все, а потом все равно ребенок взрослеет и какая бы набожная не была мать, как бы отец не ходил часто в церковь и не блюл посты – подросток говорит: «Сами ходите в свою церковь, я пошел».

В.Аверин

— У моих приятелей был просто страшный взрыв. Вот, правда, очень православная семья. Я всегда на них смотрел как на образец такой. И дивный мальчик, дивный мальчик был до четырнадцати лет. Потом, вот, снесло, вот просто снесло. И он более-менее, простите, я закончу, утихомирился к двадцати пяти. А вот девять лет – это все – это была трагедия в доме, потому что, ну, мало того, что социальные, ну, там, бытовые какие-то проблемы, но более всего их конечно угнетало то, что он. Он вышел из церкви чуть ли не хлопнул дверью.

Прот. Лев Семенов

— Мне видятся два внешне противоположных подхода, когда можно сказать и да и нет. С одной стороны, мы не можем отрицать того, что можно назвать кризисом подросткового, старшего, юношеского возраста. И ведь из истории церкви, из биографий выдающихся некоторых ее представителей – или священнослужителей, или богословов известных, церковных историков, ярких таких личностей, оставивших след в истории русской культуры, нам известно, что имел место подобный кризис. Как раз вот Вы назвали, в четырнадцать лет, шестнадцать, можно добавить, когда человек в силу целого ряда, так сказать, процессов душевных и не только.

В.Аверин

— Физиологических.

Прот. Лев Семенов

— Да. Что–то, вот, новое какое-то… реальность ощущает и соприкасается с ней. Но, если заложена была база в предшествующий период, пример как раз вот названных мною деятелей, красноречиво свидетельствует о том, что потом они возвращаются на круги своя и очень плодотворно и плодовито во всех отношениях как церковные деятели. А для того, чтобы по возможности преодолеть этот возрастной кризис, мне кажется, здесь два начала, но это в идеале, мы знаем насколько трудно достижим идеал, с одной стороны, это все-таки атмосфера семьи, потому что, как бы это сказать поделикатнее, чтобы никого не обидеть – я имею ввиду не из присутствующих в студии, а из наших уважаемых слушателей. Но, к сожалению, происходит так, что даже такая искренняя убежденная вера и какое-то строгое следование принципам жизни в вере со стороны родителей, иногда в глазах детей оборачивается, ну, немножечко диктатом, немножко нажимом, немножко каким-то жестким требованием, здесь бы может быть немножко добавить душевного тепла.

В.Аверин

— Любви.

Прот. Лев Семенов

— Любви и не призыва делать так-то и так-то, а собственным примером показывать, какая это радость, какое это счастье молитвенного богообщения на утреннем или вечернем правиле келейном. Какая это радость прийти и помолиться в церкви и тоже, при случае, не побеседовать с подружкой своего возраста, другой мамой, там, какой-то, это тоже пример, только уже негативный, а чувствовать себя пребывающей в доме Господа нашего. Это родители, но не будем забывать о том, о чем мы все время на огласительных беседах, приготовлении к крещению стараемся говорить, но не всегда удается это обеспечить – роль крестных родителей. Потому что, ведь мы понимаем, не меньшая, а даже большая ответственность перед Богом за судьбу того, кого… в крещении кого они участвовали, лежит на них. К сожалению, сегодня, мне кажется, это институт даже слабее, чем институт родительского, так сказать, духовного кормления. Потому что это нечто формальное для многих, увы, случается, оказывается формальным. И даже две-три беседы перед крещением, которые в практике храма, даже если они очень основательные, углубленные, они не гарантируют того, что пройдет месяц, другой и крестный отец или крестная мама забудут о своем крестнике и, в лучшем случае. раз в году будут посылать ему открытки или в гости к его папе, маме приходить, чтобы попить с ними чайку, поделиться новостями. А заботиться о возрастании духовном своего крестника, своей крестницы – это не всегда, к сожалению, получается. Мне кажется, если совпадут, вот, все эти начала – добрый пример и внимание, основанное на любви родителей и крестных родителей, то кризис подросткового возраста или пройдет легче, или его вообще не будет. Но в любом случае, если даже брать самые негативные примеры, не оспоримым остается то, что человек. который получил вот эту… этот фундамент в детстве, у него гораздо больше шансов вернуться, вновь оказаться на спасительном пути, чем у человека, который с этим не сталкивался.

В.Аверин

— Которому зерен вообще не досталось. Ни в какую почву ничего не бросили.

Прот. Лев Семенов

— Да, Вы правы.

В.Аверин

— А скажите, я прошу прощения, вот, среди Ваших студентов, вот есть хулиганы бывшие? Или там все такие вот пай-мальчики, пай-девочки, вот они так росли, росли и благостно теперь еще студенты Свято-Тихоновского университета.

Прот. Лев Семенов

— Нет, Вы знаете, не только не пай-мальчики, но иногда, вот, мне, в течение нескольких лет, довелось быть духовником одного из факультетов наших, так не только не пай-мальчики, но и не пай-девочки иногда и во взаимоотношениях там каких-то, в общежитии, в каких-то ссорах или в каком-то своеволии или нарушении внутреннего распорядка – иногда приходилось такие очень основательные вести беседы и каким-то образом пытаться привести к нормальному состоянию человека. Так что – разумеется, нет, разумеется, нет. Так же как мы знаем с Вами – в церкви может быть и вчерашний разбойник, так, я думаю, здесь не идеальные, не такие вот, ну, доморощенные паиньки, что ли только приходят к нам – нормальные, живые юноши и девушки.

Т.Ларсен

— Я хотела вернуться вот все-таки к теме того, что молодой человек может для себя в церкви найти, потому что мы говорили о том, что юности свойственна жажда ярких впечатлений. Если человек не слишком глубоко погружен в тему православия и родители его, там, ходят в храм на Пасху и Рождество, но так особо не воцерковляют ребенка, то все-таки, наверное, вот, в своих духовных метаниях, мне кажется, современный молодой человек в последнюю очередь для себя выбирает православие, поскольку это очень, со стороны опять же, такая достаточно строгая что ли система, да. Столько ограничений – посты, с девушками не целуйся, там, я не знаю. В шортах в храм не заходи, выпить нельзя, там, хохотать громко. Ну, и так далее – масса всяких вариантов, и молодой человек скорее выберет какую-нибудь йогу или какого-нибудь Ошо, или, там, не дай Бог Кастанеду какого-нибудь будет читать. Будет мучиться, не находить ответы на вопросы, но тем не менее, что вот…. и опять же вот эти все вот яркие события, как Вы говорите – миссионерские поездки, лагеря, это все-таки какие-то разовые опции в жизни молодого человека, а в базе своей все равно литургия, молитвенное правило, ну, и какие-то ограничения. Получается, что молодой человеку это, ну, даже как-то органически не свойственно, вот, взять и прийти в православную церковь, потому что весь его этот фонтан придется заткнуть, энергичный.

Прот. Лев Семенов

— Я бы свой ответ, Таня, начал с частности. Не является, на мой взгляд, таким вот разовым, как прозвучало – от литургии к литургии или там даже раз в году, лагерь летом. Дело в том, что, если есть активная, многосторонняя приходская жизнь, что человеку поспать времени толком не останется. Настолько будут возможности для интересных дел, для интересных встреч, для благотворительных каких-то акций и прочее, прочее. И у меня масса примеров вот этого. Даже вплоть до того, как я, вот, своих студентов привлекал на какие-то вещи, которые проходят и в дни славянской культуры и письменности, и когда там детские коллективы выступают и когда там в детский дом, в дом-интернат или в дом престарелых можно поехать с концертом. Я еще добавлю – в нашем университете несколько лет функционирует – казённое слово – действует, так помягче немножко, замечательный студенческий театр, настоящий, со сценой, с занавесом.

Т.Ларсен

— С кулисами.

Прот. Лев Семенов

— С кулисами, да, с костюмами, с постановками замечательными и, вот, эти спектакли тоже выездные, можно показывать, одним словом, а еще надо учиться, экзамены сдавать, готовиться к ним, лекции записывать. Одним словом, если человек в это однажды погрузился, он может с головой в это уйти и ни о какой разовости, от случая к случаю, и речи не будет. А, это частность, а более обще я бы ответил очень кратко – юности свойственен максимализм, это никто не будет отрицать и поэтому можно предложить каждому юноше, каждой девушке самое крайнее, самое запредельное, в плане удовлетворения вот этого максимализма, прикосновение к абсолюту, к высшему началу, к высшему смыслу бытия, к коренным антологическим проблемам мироздания, личной жизни, своей судьбы земной и посмертной. Цели, для чего человек находится на земле и как он проживет эту жизнью. То есть это настолько можно, простите, такой корявый неологизм – замаксималить, зааобсолютизировать, как какую-то программу жизненную, что всей жизни не хватит человеку ее воплощать. Все упирается в то, как это преподнести.

Т.Ларсен

— Опять все упирается в педагогику, потому что, вот, понимаете, хорошо, если человек попадает в руки такого священника ка Вы – у Вас богатый опыт общения с молодежью и до Свято-Тихоновского университета Вы преподавали в…

Прот. Лев Семенов

— В светском университете.

Т.Ларсен

— Да, в светском учебном заведении, поэтому все-таки Вы с молодежью умеете общаться, Вы понимаете, что ему надо, этому молодому человеку и знаете, как это дать. Но, в большинстве своем, все-таки молодежь приходит в храм, видит опять же какую-нибудь хмурую бабушку в свечной лавке, озабоченную чем-нибудь, какими-то своими, там, требами, священника, который пробежал мимо, еще кто-нибудь, там, шикнет на него и во общем – куда как интереснее у кришнаитов, например, там, песни поют, хвостики на затылке отращивают и чего-то там еще, да. Мне просто, вот, реально обидно, потому что я вижу, как массово молодые люди, современные, уходят в какие-то вот, ну, я это называю. В йогу, да, но, или в какие-то иные учения, которые гораздо более прикладные что ли, да. Ты сложился в позу лотоса, помедитировал и вот уже смысл жизни тебе почти открылся.

В.Аверин

— Тебя в Восток несет, а я все время вспоминаю, вот это, ну. Сейчас можно говорить – нашествие разнообразных, как бы, церковных организаций и там, значит, уже большие залы и подняли руки и там и раскачиваются, и поют.

Т.Ларсен

— Весело, да, тоже, да.

В.Аверин

— И еще за счет, в общем-то просчитанных приемов психологических вовлекается это… человек туда попадает, особенно молодой…

Л. Семенов

— Да, это то, что Вы обозначили, так называемые неопятидесятники.

В.Аверин

— Да, вот.

Прот. Лев Семенов

— Не имеющие связи с пятидесятниками классическими, хотя это тоже секта.

В.Аверин

— Я к тому, что есть внешние приемы, есть психологические формулы.

Л. Семенов

— Безусловно, и они широчайшим образом используются всеми тоталитарными сектами.

В.Аверин

— Вот, то-то и оно, а тогда и молодой человек перед выбором – либо, вот, действительно, сесть в позу лотоса и уйти в себя, либо, вот слиться вот в этой толпе, когда все, когда уже все -сознание растворяется, либо прийти в церковь, которая говорит ему, что есть Бог, что есть любовь, что вот этого всего – такого внешнего и привлекательного мы тебе не предложим, мы предложим тебе жизнь вечную, но для этого надо созреть, а пока он еще не созрел и вот его действительно, Таня права, мотает туда, сюда.

Т.Ларсен

— Ну, нет, ну, и гораздо проще попасть как раз в какие-то системы, где тебе предлагают совершенно конкретные вещи, простите, съешь кактус – увидишь духа. который тебе расскажет куда тебе дальше двигаться. И двигайся дальше, и ты уже на другой ступени существования своего, ты уже ближе к совершенству, потому что ты кактус этот съел, а все не съели. Понимаете, я сама в восемнадцать лет это читала.

В.Аверин

— Собери пятерку и тебе повесят звезду на грудь, какую-нибудь. Ты станешь кем-то.

Прот. Лев Семенов

— Вы подметили сейчас очень характерную черту, свойственную всем тоталитарным сектам – когда адептам, последователям внедряется сознание превосходства над всеми остальными, исключительности – вот только нам дана эта истина,

Т.Ларсен

— Тайна, да.

Прот. Лев Семенов

— Все остальные – они не посвященные, на них… вообще можно с ними не считаться и на них так презрительно посматривать.

Т.Ларсен

— Вот, а Вы говорите абсолют… представьте, как это прикольно, ты в шестнадцать лет уже прикоснулся к какой-то тайне, и ты исключительный, уникальный.

Прот. Лев Семенов

— Ну, я опять возвращаюсь к абсолюту – нет большей тайны, нет большего величия, нет большей истины, чем истина христианства. Другой идеал, опять то, что Вы, Таня сказали, кто это преподносит, как это преподносится, в какой атмосфере, вот, как Володя не один раз подчеркнул – все, вся жизнь в вере, она должна быть основана на главной заповеди Христа – любить Бога и любить ближнего. Мы никуда не уйдем от того, что гораздо чаще православный люд научился любить Бога, чем любит ближнего. Вот это главная проблема и упомянутые Вами нахмуренные старушки в храме, и, там, не в меру озабоченные какими-то текущими делами священнослужитель, все это от недостатка любви. Если такое происходит, а происходит часто, не будет скрывать, увы. Поэтому, если мы, во-первых, по всем направлениям, перечисленные и не перечисленные направления миссионерской деятельности, каждого отдельного православного человека и духовенство обедним. И если мы вот этот самый градус любви, градус теплого человеческого отношения умножим – результат не заставит себя ждать. Это совершенно очевидно. Ведь все строится на индивидуальном общении, на индивидуальном примере. Вот, если Вам хорошо рядом с человеком, Вы можете говорить с ним о Боге, об искусстве, о каких-нибудь загадках науки и Вам с ним приятно, Вам с ним интересно, Вам не хочется прерывать беседу, Вы не замечаете, как летит время. И вот так должно быть в настоящей церковной жизни. Ну, будем стремиться к идеалу.

Т.Ларсен

— Это программа «Светлый вечер». С нами руководитель Духовно-просветительского центра Православного Свято-Тихоновского университета – протоиерей Лев Семенов. Мы с Вами говорили о любви к ближнему и к Богу, и мне вообще все время кажется, Вы говорите, что Бога просто полюбить, а ближнего сложнее, мне кажется, наоборот, но еще сложнее полюбить себя и вот, у подростков одна из самых, то что я помню о себе, одна из самых мучительных ситуаций и проблем в жизни – это то, что ты ненавидишь себя. Ты ненавидишь свою фигуру, свои волосы. свои прыщи. Ты не понимаешь, куда тебе себя деть, тебе кажется, что у всех что-то происходит, а ты просто вот… тебе хочется умереть, и чтобы все просто на твоих похоронах поплакали, а ты посмотрел на них из-за угла и посмеялся, да. И как в таком состоянии еще и думать о любви к ближнему и к Богу, когда тебя самого так колбасит.

Прот. Лев Семенов

— Ну, то, что Вы описали, психологи называют термином «дисморфофобия», когда не устраивает свой внешний вид, форма носа, разрез глаз и прочее, прочее, прочее.

Т.Ларсен

— Я не знаю подростка, который бы этим не страдал.

Прот. Лев Семенов

— В большей или меньшей мере, пожалуй, да. Я не проводил социологических опросов на эту тему, но из опыта общения.

В.Аверин

— Ну, здесь нас трое, и мы все втроем должны себе признаться, что это было.

Прот. Лев Семенов

— Во всяком случае, очень близко к истине, безусловно. Но и здесь вопрос в чем – в любом разочаровании, в том числе и в разочаровании в самом себе, временном, но очень тяжком, на тот период, когда оно переживается, необходима опора, необходима точка опоры. В себе она может быть только в сердце, в котором поселилась вера, в котором она присутствует. Потому что в родителях, там, в друзьях, не всегда найдется вот эта поддержка. И в этом смысле разумно организованная, по началу, как раз родителями, духовными наставниками, жизнь в вере, она дает эту опору, дает этот внутренний стержень. Я вчера посмотрел, мне рекомендовали очень интересный один фильм, духовник, в интернете. И там один эпизод только упомяну – в одном из монастырей с юных лет оказался монах, который несколько раз, вот, в плане интервью рассказывал очень ярко и интересно, который страдал какой-то болезнью, он практически был обездвижен и вот он так полулежал на высоких подушках, у него едва двигалась рука. Сколько было света, сколько было радости внутренней, веры, в этом человеке. Вот это пример того, что даже крайнее состояние, когда человек обездвижен, когда он лишен не то что каких-то радостей жизни, а просто возможности выйти и посмотреть на мир и только в кресле-каталке его на службу вывозят. Пример того, что означает вот этот внутренний стержень. А он в самых экстремальных случаях, поверх, так сказать, всего, возникает только на основе веры и вот как ее воспитать, привить, пестовать бережно, ненавязчиво, неназойливо – это вот задача всех, кто имеет дело с молодежью.

В.Аверин

— Я прошу прощения – еще один аспект, вот, как раз связанный, я продолжаю эту мысль – с потребностью молодого человека, вот, действовать как-то. Это же не только секты, это могут быть те люди, которые себя, там, называют, там, «Православные активисты», там, крайние какие-то правые, какие-то крайние левые, которые есть тоже в православии. И они оказываются привлекательными. Ну, вот что лучше-то – либо пойти в эту церковь на службу, либо пойти, там, улюлюкать, гонять, не знаю, кого-нибудь гонять. Всегда можно найти, кого гонять,

Прот. Лев Семенов

— Вы знаете, в определенном возрасте, еще не зрелом возрасте, сам по себе радикализм любых форм может показаться на какое-то время привлекательным. В этом объяснение вот того феномена, о котором Вы сейчас говорите, Владимир. Мне кажется, что, с одной стороны, нужно учить следовать царским путем, срединным путем, оберегая от крайностей, потому что любые крайности чреваты самыми нежелательными последствиями, с другой стороны, преодолевать вот эти нежелательные крайности, если угодно, пестованием как раз предельной крайности, предельного радикализма, но в следовании вот этому самому царскому пути. Формировать непреклонность.

В.Аверин

— То есть – если молодой человек…

Прот. Лев Семенов

— Это тоже из разряда ценностей подросткового возраста.

В.Аверин

— Если молодой человек хочет, вот я такой православный, вот, тогда не гонять кого-нибудь, ну, я не знаю, там, аскеза, вот, в этом смысле?

Прот. Лев Семенов

— Безусловно. Вы знаете, в школьные времена был такой прием – на что-нибудь не очень хорошее подбить, как говорится «на слабо» – «а вот слабо тебе» – вот что-то такое. А человек должен сам себе внутренне, не афишируя это все время себя вот «на слабо» проверять. Молодой человек, подросток – да, вот это кому-то из моих друзей покажется не престижным, вот это покажется не привлекательным, вот это покажется не крутым, а я знаю, что это единственно верное, правильное и у меня хватит силы воли, у меня хватит терпения и в этом смысле я самый крутой, что я буду идти так, как я считаю верным.

Т.Ларсен

— А если ребенок умный, вроде моего десятилеточки, и «на слабо» вообще не ведется? И когда ты ему говоришь – ну, как же так, ты же можешь, вот, там. – А мы… ну, и что, не хочу.

Прот. Лев Семенов

— А тогда, в каком-то смысле еще проще, еще легче. Почему? Потому что для такого, не по возрасту зрелого, самостоятельного юноши, скажем, десятилетнего.

Т.Ларсен

— Вообще не самостоятельного, но сильно умного.

Прот. Лев Семенов

— Но, да, да, – претендующего на свою точку зрения, как раз попытка направить, сформировать эту точку зрения, чтобы она была той, которая нужна, и он бы ей следовал. Ему не надо было бы себя не в чем убеждать, это был бы добрый выбор. А вот чуточку так деликатно подтолкнуть к этому выбору, показать привлекательность той или иной позиции жизненной – ну, это уже вопрос искусства старшего.

В.Аверин

— И, давайте еще, вот, вопрос, который, наверное, надо было задавать в начале, но, может быть, к финалу тоже он хорош. Мы все время говорим, вот в этой программе – церковь и молодежь, там, церковь и молодежь, там, родители, священники и молодежь. Это какие-то специфические формы общения? Это специфическая работа, это какой-то, вот, отдельный такой сегмент церкви, он направлен, вот… мы работаем с молодежью, там, постановление ЦК КПСС практически «О работе с молодежью».

Т.Ларсен

— Ну, есть молодежный отдел в патриархии, конечно.

В.Аверин

— Ну, вот, да. Или это все-таки, ну, вот, такая общая жизнь церкви, в которой, ну, там, центро.., не знаю, центростремительными силами забираются еще и молодые люди и не надо, ну, как-то , вот, не надо дробить, не надо выделять?

Прот. Лев Семенов

— Безусловно. И здесь я сторонник интеграции и не то что сторонник, она просто существует – конкретным примером попытаюсь это показать. Как раз сегодня, в воскресенье, мне была оказана честь приветствовать от церкви ежегодный форум Общероссийского Общественного движения «Одаренные дети – будущее России». Этот форум состоялся уже в восемнадцатый раз, и я благодаря, вот, председателю центрального совета этого форума, профессору, академику Неониле Федоровне Апатенко, вошел сейчас и в центральный совет и получил приглашение стать членом жюри одного из двадцати одного конкурсов, которые на протяжении восемнадцати лет проводятся. Это и конкурсы юных журналистов, и юных историков, и мастер-классы по владению будущей профессией. Формально, это Общероссийское Общественное движение не является православным по названию, но как видите, участие церкви в нем предусмотрено – это очень отрадно, и мы уже сейчас думаем о том, как год спустя состоится девятнадцатый этот форум, и какой огромное количество детей будет привлечено через эти конкурсы в общероссийском масштабе. Мне кажется, это, вот, один из тысяч примеров такого солидарного соработничества.

Т.Ларсен

— Да, но я тогда еще тоже дополню, потому что я знаю, что при патриархии существует отдел по работе с молодежью, но я ни разу, честно говоря, не видела каких-то конкретных таких вот реализованных, интересных, ну, акций или мероприятий с их стороны. Может быть, я где-то не там ищу. Я знаю, что при Донском монастыре существует молодежный клуб, куда приглашают для беседы интересных людей. Вот, Вы говорите, что у Вас целых три интересных клуба при университете, но по большей части это какие-то Ваши инициативы. А вот так вот чтобы церковь действительно, там, специальным отделом учреждала хотя бы какой-то свой форум, свой фестиваль молодёжный или вела какие-то, действительно, постоянные общения, встречи, я там не знаю, мероприятия, я такого не слышала.

Прот. Лев Семенов

— Я могу дополнить Ваш перечень примером того, что очень много лет уже проходит Всероссийские Олимпиады и по основам православной культуры и по другим направлениям.

Т.Ларсен

— Ну, кто это организовывает?

Прот. Лев Семенов

— Которые заканчиваются в зале церковных соборов, когда святейший Патриарх вручает награды, очень торжественное чествование. Когда сотни тысяч детей, может быть даже миллионы, я просто сейчас статистику не поднимал, во всех регионах России участвуют. Это три уровня – региональный, затем, вот, до общероссийского. Это еще один пример и важно, что хотя замечательно, что есть молодежный отдел специальный и молодёжная комиссия при, вот, епархии города Москвы и они лучше бы чем я, непосредственно не работающий в структуре этого отдела, этой комиссии человек, могли бы рассказать о том, что они делают, но я хочу привести примеры о том, что и Свято-Тихоновский университет или, вот, тот форум «Одаренные дети – будущее России», который сегодня состоялся, и на который я пошел не по линии молодежного отдела, а по поручению синодального отдела по взаимоотношению церкви и общества. Это пример того, что церковь монолитна и какие бы у нее не были структуры, каждая из них в своем делании соприкасается с молодежью. Это замечательно, чем если были бы такие жесткие межведомственные барьеры. Возьмемся за руки, друзья, и по этой песне всеми отделами будем общее дело делать.

Т.Ларсен

— Спасибо огромное. Сегодня о молодежи в церкви говорили с руководителем Духовно-просветительского центра Православного Свято-Тихоновского университета – протоиереем Львом Семеновым.

В.Аверин

— Спасибо большое.

Прот. Лев Семенов

— Спасибо Вам, всего доброго.

Т.Ларсен

— До свидания.

1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (4 оценок, в среднем: 4,25 из 5)
Загрузка...