"Группа "Москварека". Светлый вечер с Виктором Кулаковым и Ниной Поповой (эф. 04.11.2015)

Светлый вечер - Виктор Кулаков и Нина Попова (эф. 04.11.2015) - Часть 1
Поделиться
Светлый вечер - Виктор Кулаков и Нина Попова (эф. 04.11.2015) - Часть 2
Поделиться

Виктор Кулаков, Нина Попова - гр.МоскварекаУ нас в гостях были участники группы “Москварека”, и мы говорили о том, как возникла эта группа, какую музыку они играют и что хотят донести до слушателей своим творчеством.

Ведущий:  Алексей Пичугин

А. Пичугин

— Дорогие слушатели радио «Вера», здравствуйте! Это программа «Светлый вечер», в студии Алексей Пичугин, и сегодня говорим о музыке. В гостях у программы «Светлый вечер» —  группа «Москварека». Здравствуйте! Представлю сразу участников группы. Конечно, всех музыкантов мы позвать не могли, но в этой студии Виктор Кулаков (он поет и играет на гитаре) и Нина Попова (она поет). Здравствуйте, Нина! Здравствуйте, Виктор!

Н. Попова

— Добрый вечер!

В. Кулаков

— Добрый вечер!

А. Пичугин

— «Москварека» — такое название… Ну, с одной стороны, сразу понятно, откуда группа, что у нее связано с этим городом. А с другой стороны — пишется в одно слово. Расскажите, пожалуйста, с чего все начиналось, почему «Москварека» — какие-то вводные слова для наших слушателей, чтобы все знали и мы с вами познакомились.

В. Кулаков

— Да, Алексей. Действительно, достаточно все понятно: Москва — это наш родной и любимый город. Отсюда и родилось название группы «Москварека», в одно слово с легким ударением на первую букву «а». Оно пришло к нам из XIX века. Тогда живая московская речь стала образцовой для всех образованных и культурных людей, владеющих русским языком. Возникло понятие «московский говор». Кроме того, наши жизни надо сравнивать с рекой, где все течет, все изменяется. Река  живет, пока не иссякнет источник, где она берет свое начало.  Так и наша жизнь: многое меняется в ней, с годами приходят и уходят люди, но остаются вечные ценности, данные нам Творцом. Вот об этих ценностях мы и поем.

А. Пичугин

— А сколько лет вы уже играете?

В. Кулаков

— Наша группа существует с 22 февраля 2013 года.

А. Пичугин

— 2013? Прямо даже дату точную можете сказать, да? А почему так?

В. Кулаков

—  Да. Дело в том, что именно благодаря этой дате появился наш коллектив. Восемь лет назад я пришел в театр «Живая вода» как автор-исполнитель и стал выступать как музыкант в театре, и как актер.

А. Пичугин

— Тут, наверно, надо слушателям тоже пояснить, что такое театр «Живая вода» — где это, кто это.

В. Кулаков

—  Да, театр «Живая вода» — это православный театр. Вот, сейчас он называется Театр-студия «Живая вода». Театр гастролирует в основном. Так сказать, нет своего помещения, но  базируется в Православном просветительском центре Иоанна Златоустого. И театр выступает на любых площадках. Художественный руководитель театра – Лариса Никулина.

Вот восемь лет назад я пришел в этот театр и стал музыкантом, актером этого театра. И где-то буквально через год – через полтора у художественного руководителя Ларисы Никулиной появилась идея создания концертной программы, которая была бы в виде театрального спектакля. Эта ее идея осуществилась, и с этой программой мы выступали постоянно, она пользовалась успехом, — но реализовать себя в полной мере не удалось в этой программе, и тогда так получилось, что мой знакомый предложил мне свою авторскую программу, выступить именно 22 февраля 2013 года в Доме культуры «Родники» Московской области. Я пригласил помочь мне в этом актеров и музыкантов театра «Живая вода», своих знакомых музыкантов. Такая программа получилась, мы выступили успешно — и у всех осталось желание продолжить это дело.

А. Пичугин

— Но изначально Вы выступали как сольный исполнитель?

В. Кулаков

— В принципе, я достаточно часто выступал один или дуэтами, трио, так сказать. У нас в театре тогда в концертной программе у меня было трио с двумя девочками, и в общем-то достаточно это было интересно, красиво. То есть мы это тоже театрализовали.

А. Пичугин

— А Вы, Нина?

Н. Попова

— Ой, я появилась в группе примерно год назад. Пришла где-то в октябре – в ноябре. До этого я выступала как сольный исполнитель.  Закончила Московский Государственный Институт Культуры по эстрадно-джазовому вокалу. И в один вечер мне пришло сообщение о том, что требуется в группу вокалистка. Поступило предложение прийти на кастинг. Ну, на своеобразное прослушивание. Пришла с радостью, согласилась — потому что предварительно послушала песни, посмотрела видео. Когда уже пришла непосредственно на репетицию, то поразило радушное принятие коллектива — все очень по-доброму, тепло так, по-домашнему. В первый вечер меня послушали, и Виктор предложил дальше продолжить совместную работу, попробовать влиться в коллектив. Ну, я с радостью согласилась, и уже начались репетиции, началось разучивание программы — для меня совершенно новой, непривычной, потому что до этого были сольные исполнения и в основном это пение популярного эстрадного репертуара, хитов и менее известных песен, а здесь уже коллектив, здесь многоголосие, — и приходилось подстраиваться, учиться. Конечно, приобрела колоссальный опыт, и на данный момент моей жизни группа «Москварека» — это уже часть меня, часть моей жизни, без чего я уже жить не могу, существовать не могу: репетиции и все это для меня очень интересно.

А. Пичугин

— Есть такое модное слово — «промоушен». Большинство исполнителей, конечно, хотят себя как-то продвигать. Рассказывать, чтоб о них знали. Выступления по клубам, площадкам —  может быть, не очень большим, но все-таки там, где собирается определенная публика. Как у вас? Я смотрю на сайте — там, может быть, не все концерты, ваши выступления показаны, но каких-то таких больших мероприятий я пока не вижу. Их нет — или они просто на сайт не попадают?

В. Кулаков

— Ну, из больших мероприятий, выступлений — это, пожалуй, выступление в Доме Журналиста, которое у нас было. Сейчас, возможно, материал уже немножко устарел, и на сайте его нет.  Было выступление перед достаточно большой аудиторией (наверное, около тысячи – полутора тысяч человек) — это в саду «Эрмитаж» 8 июля, в День семьи, любви и верности. Мы выступили с большой радостью с тремя песнями в этом большом концерте. А так, конечно, да — у нас есть сложности с площадками, как вы говорите, с «промоушеном», потому что, к сожалению, нет своего администратора — тот, который мог бы продвигать, и мы то, что можем, делаем своими силами. Это очень сложно, и, конечно, мы сейчас ищем и спрашиваем у знакомых: если есть тот, кому нравится наше творчество, то, что мы делаем, — нам нужна помощь именно организационная, административная. И даже в чем-то, скажем, спонсорская. Потому что тоже есть определенные проблемы, которые требуют финансовой поддержки.

А. Пичугин

— А в чем сложности? Я просто не очень хорошо представляю себе этот мир. Почему, откуда сложности, какие они?

Н. Попова

— Скорее всего потому, что наш репертуар не совсем эстрадный и его нельзя петь просто в клубе где-то, выступать каждодневно, как это делают, допустим, кавер-группы. Репертуар, ну, такой мягкий,  добрый, и, допустим, не каждое вот… В основном направлена современная эстрадная музыка на молодежь. Наверное, не каждый молодой человек сможет сразу воспринять эту музыку. Послушав ее, привыкнув к ней — тогда уже можно смотреть, рассматривать, уже идти в массы большие.  А в основном сейчас получается, что интерес именно на православной публике. Нет такой возможности сразу выйти в свет и на большие площадки. То есть, может, не будет возможности у всех сразу воспринять материал.

А. Пичугин

— А вы себя представляете как именно православная группа? Или просто вы рассчитываете на такую аудиторию? Как это происходит?

Н. Попова

— Мы хотим выйти не только на православную аудиторию. Хочется выйти на широкую аудиторию, на большую. Но так как стараемся именно нести в массы не просто, так скажем, пустословные песни, а все-таки стараемся нести смысл, как-то стараемся все-таки как-то привести людей, может быть, к Богу, как-то повернуть хоть чуть-чуть своим творчеством, хоть как-то придти, исполнить свою вот эту данную нам, может, ну не миссию на Земле… ну то, что  Господь нам дал, — стараемся это воплотить в жизни.

В. Кулаков

— Я хочу добавить, что, действительно,  когда я говорил о ценностях — что это за ценности, о которых мы поем? Действительно, это любовь, семья, детство, верность, дружба.  Вот наш родной город с его архитектурой — его бульвары, переулки, улицы, дворы. Вот об этом мы и поем в своем творчестве. И конечно же, действительно, у нас, как сейчас говорят, не попсовые тексты, и часто, когда людям показываешь свой материал — устроителям каких-то праздников, скажем, городского масштаба на площадках, они говорят: «А вы знаете — это неформат, неформат. Вот что-нибудь нужно такое, повеселее, где погромче, там, барабаны, что-нибудь попроще. Понимаете, вот мы с этим сталкиваемся.

А. Пичугин

— Ну давайте, наконец, послушаем ваши песни. Мы уже как-то в теории говорим-говорим-говорим 10 минут и еще ничего не послушали. Группа «Москварека». А вот песня как будет называться?

В. Кулаков

— Песня будет называться «Бабье лето». Слова и музыка Виктора Кулакова.

А. Пичугин

— То есть Ваша? (Смеется.)

В. Кулаков

— Да. (Смеется.)

А. Пичугин

— «Бабье лето», группа «Москварека». Слушаем!

(Звучит песня «Бабье лето»)

А. Пичугин

— Еще раз здравствуйте! Здесь, в этой студии, Алексей Пичугин. Рядом со мной музыканты Виктор Кулаков и Нина Попова, они представляют группу «Москварека» (в одно слово).

В. Кулаков

— Даже уточню, что «МосквАрека»

А. Пичугин

— Да, «МосквАрека». Это почему?

В. Кулаков

— Дело в том, что это типичный московский говор, который возник в середине XIX века…

А. Пичугин

— А ведь само слово «Москва-река» по новым правилам русского языка уже склоняется, по старым — оно несклоняемо: в Москва-реке, из Москва-реки. Я помню, когда я в свое время работал на совершенно другой станции, другими вещами занимался, в новостях, мне очень сильно досталось от руководства, так скажем, за то, что я вот по этой старой московской привычке не склонял никогда эту Москва-реку. Но я им постоянно объяснял, пытался доказать, потому что, ну, все-таки должно же быть что-то настоящее, да? Что идет из глубины. Итак, еще раз напомню: группа «Москварека» у нас в гостях — Виктор Кулаков и Нина Попова. Скажите пожалуйста — я в этой песне услышал огромное количество инструментов, которые для современных групп, ну, не очень характерны. Тут совмещения нет привычного бас-гитары, ритм-секции в целом — ну вот бас-гитары и барабанов, в том виде, в котором мы привыкли. Но есть, по-моему, виолончель, есть скрипки — что это, откуда?

В. Кулаков

—  Дело в том, что бас-гитара, конечно, у нас есть. Дело в том, что у нас акустический инструмент, и он звучит достаточно мягко. Да, действительно, не так жестко, как мы всегда привыкли слушать. А так у нас действительно — я просто перечислю те инструменты, которые у нас, и тех музыкантов, которые на них играют. Это будет важно.

А. Пичугин

— Давайте, да, конечно.

В. Кулаков

— Действительно, у нас присутствует скрипка. Это Юлия Тюлькина — концертирующий музыкант, виртуоз, которая закончила консерваторию. Виолончель — Максим Золотаренко — то же самое: концертирующий музыкант, закончил консерваторию. Виртуоз, импровизатор. Александр Зубач — соло-гитара — но, опять соло-гитара какая? Акустическая. Андрей Форый — бас-гитара. То же самое — акустический инструмент у нас бас-гитара. И Андрей Клоков — перкуссия. Перкуссия у нас достаточно мягкая: это шейкеры, тарелка, тамбурин. Вот сейчас мы понемножку новую программу делаем — чуть-чуть делаем пожестче. То есть делаем именно потому, что хотим все-таки начать говорить на том языке, на котором сейчас принято. Не то, что в угоду как-бы зрителю, да?

А. Пичугин

— Но попробовать.

В. Кулаков

— Да, хотим попробовать: может быть, так легче будет воспринимать нашу музыку, потому что мой один знакомый сказал: «Я воспринимаю музыку тогда, когда я еду в машине, и у меня нога начинает похлопывать, палец постукивать…» И мы как бы немножко добавили сейчас, ритм-секцию свою увеличили — немножко пожестче стали играть.

А. Пичугин

— Я за собой замечаю, что это почти всегда происходит: когда что-то играет, и я целенаправленно слушаю — не просто фоном, а надо послушать, — что-то понравилось, слушаю, — да, у меня всегда рука отстукивает какой-то определенный ритм. Если это так можно назвать. А у вас в прошлом, я так понимаю, Виктор, была именно авторская песня — до начала, вот до прихода и создания «Москвареки»?

В. Кулаков

— Вы знаете, сложно очень сказать. Дело в том, что вообще в музыку я попал в семь лет. Взял маму за руку и сказал: «Мама, я хочу петь». Она меня отвела в музыкальную студию, с которой я уже потом не расставался долгие годы. Перед армией я играл в вокально-инструментальном ансамбле (раньше так говорили), в армии я то же самое — участвовал в музыкальном коллективе, тоже вокально-инструментальном ансамбле. После армии — то же самое. Продолжение было в вокально-инструментальных ансамблях, тогда уже говорили «группы», да? Вот. А после этого у меня образовался такой творческий плодотворный дуэт с Михаилом Костыгом, с которым мы сделали авторскую свою программу. Он писал песни, стихи, я писал песни — и мы помогали друг другу играть. Это были две гитары и плюс какие-то дополнительные инструменты, как сейчас говорят —  перкуссия. И мы сотрудничали с разными театрами. Так вот уж сложилось, почему-то нам хотелось это все немножко театрализовать. Вот. И на протяжении долгих лет было сотрудничество с разными театрами. Даже последнее профессиональное сотрудничество было —  где-то 1993 — 1994 год, с театром на Перовской. Это профессиональный театр, мы с ним…

А. Пичугин

— Давно уже, больше 20 лет прошло!

В. Кулаков

— Да. А после этого тоже продолжались, были дуэты какие-то вот, трио. Но все это было, скажем так, не сильно востребовано, потому что в те годы, если помните, — девяностые, — там вообще практически ничего не было востребовано. То есть залы были полупустые. То есть никому это не нужно было, и вот благодаря встрече с театром «Живая вода» произошел всплеск, новый творческий взлет в моей жизни.

А. Пичугин

— А Церковь в вашей жизни появилось до начала группы «Москварека» или в процессе, после?

В. Кулаков

— Да, Вы знаете, появилась давно, до начала «Москварека» — это точно совершенно. Я учился в институте, это где-то начиная с 83го года. Сначала просто заходил, молился, свечи ставил, ставил свечи перед экзаменами —  святителю Николаю Чудотворцу, как мама говорила: «Поставь свечи, он поможет». Ну, действительно, помогало, знаете, как ни странно. Можно сказать, человек неверующий пришел, поставил свечку — и тем не менее, происходили такие чудеса. А потом стал к этому серьезней относиться, стал задумываться — и вот в 1988 году уже пришел на клирос Храма Успения пресвятой Богородицы  в Жилино. Вот, и там в течение уже полугода или даже года я пел на клиросе, а потом уже перебрался в Москву. Просто там действительно было очень сложно попасть на клирос.

А. Пичугин

— В Москве?

В. Кулаков

— Да, в Москве. И с тех пор я в храме.

А. Пичугин

— А у Вас, Нина?

Н. Попова

— Храм всегда был в моей жизни. Моя семья православная, верующая. Все всегда приходили в храм. Но, наверное, года три назад действительно уже сама осознанно стала приходить. Благодаря Виктору попала на клирос, в Храм Георгия Победоносца в Лучниках, где мы и сейчас вместе поем.

А. Пичугин

— На Лубянке?

Н. Попова

— Да, на Лубянском проезде.

В. Кулаков

— И вот Вы знаете, я тогда, пользуясь случаем, хочу поблагодарить протоиерея Алексея Казаничева и матушку Ирину Казаничеву (это настоятели храма Георгия Победоносца в Старых Лучниках) за то, что они нам дают возможность репетировать у них.  В воскресной школе мы репетируем. Вот мы с Ниной поем в этом храме на клиросе — и есть возможность репетировать. Нижайший им поклон!

А. Пичугин

— А там как-то обустроено помещение?

В. Кулаков

— Нет, дело в том, что там есть воскресная школа, но благодаря тому, что все-таки у нас акустические инструменты, мы справляемся, репетируем, разучиваем материал. И уже когда, так сказать, выходим на площадки,  тут уже многое, конечно, от звукооператора зависит.

А. Пичугин

— Ну а сами как-то можете охарактеризовать свое направление? Вот у меня все равно вертится в голове авторская песня.

В. Кулаков

— Нет, Вы знаете — я не считаю, что это авторская песня. Авторской песней можно назвать все практически, так сказать, — то, что исполняется. Потому что, скажем, вот сейчас есть такая тенденция у вокалистов, да? — быть непохожими любой ценой, так сказать. Органично это или не органично, вообще — можем мы так говорить в жизни? Ведь прежде всего у нас это разговор идет со зрителем. Разговор с людьми. И я бы охарактеризовал наш стиль как «современная городска лирика».

А. Пичугин

—  Угу.

В. Кулаков

— Вот. И я еще всегда говорил, что, собственно говоря, мы делимся радостью со зрителем. Делимся своими душевными переживаниями. Собственно говоря, мы поем музыку души. И поэтому, естественно, зрителя настроить на эту волну не всегда удается. Не всегда он привык сразу, когда к нему пытаются вторгнуться, да? Вот, скажем, в такой интимный его мир. О чем и говорила Нина — что немножко формат везде требуется другой.

А. Пичугин

— Давайте вновь послушаем музыку. Я напомню нашим слушателям, что сегодня в гостях у нас группа «Москварека», ее представители — Виктор Кулаков (он поет и играет на гитаре) и Нина Попова (она поет). А будем слушать сейчас песню, которая называется «Бульварное кольцо», правильно?

В. Кулаков

— Да, «Бульварное кольцо». Это о нашей Москве родной и любимой. Автор стихов и музыки — Виктор Кулаков.

А. Пичугин

— …Виктор Кулаков. Слушаем!

(Звучит песня «Бульварное кольцо».)

А. Пичугин

— Это была песня группы «Москварека» «Бульварное кольцо». Вы слушаете радио «Вера». Меня зовут Алексей Пичугин. Мы вернемся в студию через минуту.

А. Пичугин

— И вновь мы возвращаемся в студию. Здесь я, Алексей Пичугин, а в гостях у программы «Светлый вечер» — группа «Москварека» в составе: Виктор Кулаков (гитара, вокал) и Нина Попова (вокал). Это, конечно, далеко не вся группа. Всех музыкантов мы сюда не смогли бы привести. Но, тем не менее, Виктор и Нина нам представляют творчество группы, рассказывают о том, как они видят смысл его и Москву. Вот, кстати, песня, которая прозвучала сейчас, — она называется «Бульварное кольцо». А какая она — ваша Москва?

В. Кулаков

— Вы знаете — она разная. Мы ее воспринимаем — вот такая, как она есть: с новой архитектурой, и, кончено же, с трепетом и с любовь относимся к старой архитектуре, которой вот сейчас, благодаря, скажем…

А. Пичугин

— …которой становится все меньше и меньше, скажем так!

В. Кулаков

— … становится меньше и меньше, но… это да, я согласен — это происходит. Но тем не менее, так сказать, мы видим, как центр…

А. Пичугин

— …преображается!

В. Кулаков

— …преображается, все-таки уделяют… И подсвечена Москва ночью: если Вы обратили внимание, как — очень красиво. То есть центр — это просто изумительно смотрится. Вы знаете: поэтому для нас она — вот во всех ее проявлениях мы ее любим.

А. Пичугин

— Нина, а Вы что можете сказать?

Н. Попова

— Ну, я не коренная москвичка. Приехала я в Москву около четырех лет назад, года три, может, чуть меньше. Для меня это, конечно, — этот город был… сначала у меня был непрестанный восторг от прогулок по Москве. Старалась гулять, ходить в центр, по набережной. Все это очень интересно и до сих пор. Но сейчас, даже когда я уезжаю к себе на родину…

А. Пичугин

— А приехали издалека?

Н. Попова

—  Самара.

А. Пичугин

— Ну, Самара недалеко.

Н. Попова

— Не, не так далеко. Всего тысяча километров. Но когда я приезжаю в Самару, у меня всегда желание: так, надо уже ехать домой. И я уже сюда приезжаю, как домой. Потому что здесь и друзья, и коллектив музыкальный, без которого я уже не могу. Здесь и учеба, и работа, и как-то настолько все уже обросло, что без этого города уже ну не знаю, как жить. В другое место куда-то уезжать  не очень хочется.

А. Пичугин

— Мне просто очень интересно. Я сам довольно давно интересуюсь историей Москвы. Пытаюсь понять, что же все-таки движет людьми, которые Москву ставят в один из… Берут как бы за основу своего творчества. Вот у вас так, скорее. Поэтому мне, конечно, очень интересно. Вот вы говорите, что стараетесь не замечать каких-то проблем, которые есть. Что для вас Москва — это такой всегда прекрасный образ. Я правильно понял?

ВК

— Да, мы верим, что Москва была и будет сердцем нашей страны.

А. Пичугин

— А еще тогда такой вопрос. Сейчас очень многие — да вот та же авторская песня, про которую я говорил (и пускай вы не согласны — но это же хорошо на самом же деле), но даже представители авторской песни, которые часто говорят, что сейчас бардовская песня, наверное, никому уже, может быть,  не нужна — по крайней мере, в тех количествах, как это было, там, сорок лет назад. Но, тем не менее, все наши музыкальные тусовки   очень, ну так скажем, закрытые. Да и та же самая бардовская. Пускай это люди, которых мы не так хорошо знаем, но, тем не менее, они составляют такое сообщество, куда попасть не так просто.  Вот так, мне кажется, сейчас с любым направлением в музыке. У вас есть какие-то соратники, друзья, с кем вы постоянно играете, общаетесь?

В. Кулаков

— Вы знаете… Мои соратники и друзья — это те музыканты, с которыми я работаю.

А. Пичугин

— Вы играете в «Москвареке»!

В. Кулаков

—  Да, которые играют рядом со мной, вместе. Которым я очень благодарен, что они рядом со мной, которые разделяют идею создания «Москвареки». И я что хочу сказать: наша задача —  как раз вот сейчас мы об этом говорим в своем музыкальном коллективе. И сейчас мы вам откровенно скажем, что мы действительно выйти именно на какие-то вот действительно…  Как Вы говорите — на закрытые сообщества,  чтобы люди нам поверили. Что мы действительно настоящие музыканты, что мы настоящие творческие люди, что с нами нужно и стоит работать.

А. Пичугин

— Ну вот есть такое сообщество православных рок-музыкантов «Даждь». Не знаю, как они сейчас себя чувствуют, но, по-моему, они есть до сих пор. Никогда с ними не приходилось общаться?

В. Кулаков

— Но я о них тоже не слышал. К сожалению, информации мало. Почему мы и говорим, что нам приходится искать сейчас администратора, мы тоже говорим на эту тему. Скажем так, не очень хорошее  такое слово — клич мы бросили, так сказать, среди друзей, знакомых. Делали даже открытые репетиции, приглашали своих знакомых и говорили о своих проблемах. Что основная проблема — это нам нужны люди, которые могли бы помочь, которые могли бы донести до других людей наше творчество, доказать, объяснить, что это нужно на сегодняшний день не только нам как музыкантам и творцам, а и другим. Мы в это верим.

А. Пичугин

— А в чем сложности в поиске администратора?

В. Кулаков

— Дело в том, что, ну наверное, мы же не являемся профессиональным коллективом, который зарабатывает этим деньги. Я не хочу сказать, что мы не хотим им стать. Мы бы с удовольствием стали таким коллективом и работали бы, но так складывается жизненная ситуация, что есть определенные, как мы с вами говорили, ну определенные какие-то стандарты.  То, что сейчас требуется. Формат – неформат… Куда мы ни обращались, пока говорят: «Неформат. Нам это не интересно». Вот. И мы надеемся, что все-таки, наконец, достучимся, и найдутся люди, которые нас поддержат, которые поверят нам, и помогут нам с концертами, с выступлениями. Помогут нам открыть те двери, которые сейчас закрыты для нас.

А. Пичугин

— А если идти через Церковь? Церковь же сейчас устраивает очень много различных мероприятий, где участвуют и музыканты, и поэты.

В. Кулаков

— Мы пытались выступать в фестивалях православных, но, к сожалению, дальше нашей инициативы — я не знаю, как и где искать эту информацию? Мы таким образом и делаем. Мы участвовали в фестивале, посвященном царственным страстотерпцам в Аляухово, участвовали — вот я говорил, —  в Празднике  семьи 8 июля, выступали в приходах. То есть это есть. Но, к сожалению, к нам подходят после концерта, благодарят, говорят: «Замечательная музыка, мы отдохнули, мы вдохнули глоток свежего воздуха», — но дальше этого почему-то как-то не идет —  дальше благодарности. Поэтому вот ситуация у нас такая.

А. Пичугин

— Ну, я желаю вам, чтобы она, конечно, изменилась как можно скорей.

В. Кулаков

— Да, благодарим Вас, благодарим Вас! Мы тоже хотим — и верим в это. Что она изменится.

А. Пичугин

— Да,  вот сейчас слушаем ваши песни. Мало ли — может, сейчас услышит кто-то.

В. Кулаков

— Да. Будем очень рады и благодарны, если кто-то откликнется. Тем более, у нас есть сайт. На сайте есть все мои координаты — и e-mail, и телефон. Так что звоните —  мы будем рады и благодарны вам.

Н. Попова

— И также и группа «В Контакте» у нас есть.

А. Пичугин

— Даже две целых!

Н. Попова

— Одну мы, так, закрыли. Оставили новую.

А. Пичугин

— Ну и…

В. Кулаков

— Да, ну есть, ну есть две группы, они существуют обе.

Н. Попова

— Две группы. В принципе, они существуют обе.

А. Пичугин

— А те, кто здесь участвует, в вашей группе — это в основном ваши знакомые, да, — около ста человек?

Н. Попова

— В основном да. Друзья, друзья друзей…

В. Кулаков

— Люди, которые… Те люди, которые были на концерте у нас в Доме Журналиста, подошли и сказали: «А как вас можно еще услышать?» — и вступили в эту вот нашу группу. Мы сказали, что вот хорошо, создана группа «Москварека», вот, следите за нашими новостями, мы будем обязательно оповещать всех вас.

А. Пичугин

— А все песни на ваши стихи и музыку? Или вы исполняете и какие-то сторонние вещи?

В. Кулаков

— Да, Вы знаете — мы исполняем сторонние вещи. Используем понравившиеся стихи. Но, скажем так, большая часть — скажем так, 80% стихов, — это мои авторские. Но я еще хочу сказать, что я вот не поэт как таковой. Я действительно поэт-песенник, потому что когда у меня возникает песня, мне хочется ее положить на музыку. Сразу же в голове появляется какая-то музыкальная идея. И дальше уже иногда часто стихотворение дописывается — уже я знаю: вот это, здесь, будет припев, здесь будет следующий куплет, тут еще нужно сделать припев — как-то так. Наверное, я поэт-песенник, как говорят, да?

А. Пичугин

— А в чем разница между поэтом и поэтом-песенником? Там какие-то законы жанра определенные — или что?

В. Кулаков

— Вы знаете — я задумывался на эту тему. И могу сказать, что поэты — им достаточно, так сказать… Ну, во-первых, это их жизнь. Настоящий поэт — он не может каждый без строчки, как говорят. «Ни дня без строчки». Вот. А у меня — ни дня без каких-то музыкальных идей. И они все время сопряжены — эти музыкальные идеи — с текстом, скажем так. И, наверное, вот в этом разница.

А. Пичугин

— Ну, у нас постепенно заканчивается осень, начинается зима. Поэтому — я так понимаю — сейчас мы послушаем соответствующую песню, которая называется «Первый снег».

В. Кулаков

— Да. Замечательная песня. И Вы знаете — она такая достаточно оптимистичная. Я хочу сказать, пожелать тем людям, кто ее будет слушать, слушателям нашим, — прислушаться к словам и никогда не отчаиваться. И пока мы с вами живы — мы все можем начать с начала. Песня «Первый снег», автор музыки и стихов — Виктор Кулаков.

А. Пичугин

— Виктор Кулаков, Нина Попова — группа «Москварека». Песня «Первый снег» на радио «Вера».

(Звучит песня «Первый снег».)

А. Пичугин

— Это группа «Москварека» на радио «Вера». Здесь, в этой студии, ее представляют ее участники Виктор Кулаков и Нина Попова. Скажите, а у вас альбомы есть (или альбом)?

В. Кулаков

— Алексей, мы сейчас в процессе как раз. Мы сейчас доделываем программу и хотим записать альбом.

А. Пичугин

— То есть вы пока записывать еще не начинали?  Хотя вот мы же слушаем сейчас!

В. Кулаков

— Да, да. Я об этом и хотел сказать, да. Но сейчас вот мы хотим сделать полноценный альбом, над которым фактически, делая программу, мы и работаем.

А. Пичугин

— Многие говорят, что альбомы уже не актуальны, что не надо мыслить категориями альбомов. Надо выпускать просто песни, отдельно песни. Я честно признаюсь, что в этом не очень хорошо разбираюсь, но есть такая теория и тенденция даже, скорее, что многие музыканты — они отказываются от самой идеи альбомов. Просто выпускают песни, играют их, выкладывают в Интернет, там, за деньги, кто-то — бесплатно. Но вот альбомы как таковые остаются где-то в прошлом, Вам не кажется?

В. Кулаков

— Да, действительно, Интернет дает сейчас совершенно новые возможности, и люди через Интернет как-то пытаются свои коллективы продвигать, без всяких альбомов.  Я с этим согласен. Но мы все равно считаем, что альбомы, скажем так, имеют место быть. И мы хотим, чтоб у нас он был. И остались люди, которые не пользуются Интернетом, а которые готовы приобрести, и мы часто даже… были такие ситуации, когда к нам подходили и спрашивали именно как раз: «А нет ли у вас дисков ваших?» Мы, естественно, давали то, что у нас было. Раздавали…

А. Пичугин

— А все-таки что-то было?

В. Кулаков

— Ну да, то, что мы сейчас слушаем, так сказать. (Смеется.)

А. Пичугин

— Да, я понимаю. Ну вот даже перед вами вот лежит компакт-диск. Он даже оформлен.

В. Кулаков

— Да, да, наш компакт-диск. Да, оформлен. Мы их просто раздавали, говорили: «Пожалуйста, заходите на наш сайт, слушайте, интересуйтесь, вступайте «В Контакте»  в группу». Так что поэтому я считаю, что диск все равно, я считаю, что останется. Он как был актуален, так и будет актуален, потому что сколько людей — столько и мнений. И есть люди, которые с удовольствием будут покупать, приобретать и интересоваться дисками.

А. Пичугин

—  А вы в начале программы говорили о том, что как-то стартовало с театра. А сейчас вы не хотите сделать какую-то театральную программу с вашими песнями?

В. Кулаков

— Ну по сути дела у нас так и происходит. Нам помогает в нашей программе режиссер. Первую программу, которую мы сделали, — она называлась «Стихи на асфальте» — Алексей Доронин нам помогал именно ставить ее. Так сказать, у нас театральные элементы были, некие связки между песнями, мизансцены — все это у нас было. Так что мы это приветствуем и используем.

А. Пичугин

— О, это здорово, потому что вот в таком виде, как вы говорите, городской романс — это можно назвать городским романсом?

В. Кулаков

— Современный городской романс. Можно назвать.

А. Пичугин

— Современный городской романс, да.

В. Кулаков

— Хотя я говорю, что это современная городская лирика, но можно и назвать «современный городской романс».

А. Пичугин

— Он как-то театрально не представлен, мне кажется, у нас сейчас.

В. Кулаков

— Да, да и мне кажется, что вообще, как сейчас говорят, такое слово есть — «ниша», — она не занята. Потому что то, что мы делаем… Еще раз напомню: дело в том, что у нас вот Нина — она заканчивала эстрадное отделение, эстрадного вокала. Но тем не менее, когда она пришла к нам в коллектив, я ее всегда просил: «Нин, давай вот уберем эти все эстрадные штучки!» Я говорю так почему? Потому что мы разговариваем с людьми на серьезные темы. Я вот говорю: «Представь — когда ты будешь… Я даже не знаю, как это правильно назвать —  когда люди искажают свой голос…»

Н. Попова

— Вот была манерность некая в голосе.

В. Кулаков

— Да, какая-то   манерность, манерность. Да, хорошее слово Нина мне напомнила — да, манерность. Я тоже говорил об этой манерности — давай убирать ее! То, что сейчас происходит в эстраде — я говорю: «Неужели о каких-то серьезных вещах можно говорить с каким-то искаженным голосом? На связках, там, или с хрипом?» Это нереально.

А. Пичугин

— А Вы согласны?

Н. Попова

— Ну, есть такое. Но это именно присуще эстрадной музыке — вся вот эта хрипотца, какая-то манерность, присутствие её. А здесь этого не требуется. Потому что и так  — и текст, и музыка, — они достаточно выражают смысл песни. И не нужно каких-то дополнительных… как-то… дополнительных функций каких-то, может быть, к голосу прибавлять, чтобы донести это до людей. Здесь достаточно текста и музыки.

А. Пичугин

— А эстрадной музыкой Вы продолжаете заниматься или нет?

Н. Попова

— Продолжаю, но уже в меньшей степени.

А. Пичугин

— Но вообще группа «Москварека» стала работой? Или это пока все-таки хобби?

Н. Попова

— Ну лично для меня вот пока — это моя отдушина. И очень хочется, чтобы это стало профессиональной деятельностью. И это стало уже… чтобы это не становилось работой каждодневной и просто выполнением своей функции, чтобы это всегда доставляло радость и нам, и людям, которые нас слушают. Но чтобы это встало уже на профессиональную нишу, и чтобы мы уже могли отложить все остальное и заниматься непосредственно уже только этим.

В. Кулаков

— Да, Алексей, а я хочу добавить, что для меня «Москварека» — не люблю громкие слова, но это моя жизнь. Вот. И поэтому сказать, что это такое хобби —  я не могу этого сказать.

А. Пичугин

— Ну, «хобби», наверное, это плохое слово, простите.

В. Кулаков

— Да, не то, чтобы плохое, — оно просто неправильное. Скажем так: вот та форма существования, которая сейчас есть у нас, — она обусловлена теми обстоятельствами, которые сейчас вокруг нас, да? Если они изменятся —  мы будем рады целиком погрузиться в профессиональную деятельность, отдавать себя на все там, я не знаю…

Н. Попова

— Сто, двести, триста процентов.

В. Кулаков

— …Триста процентов. (Смеется.) И, Алексей, знаете —  еще вот хочу сказать: у нас тоже такая радость появилась в коллективе — была открытая репетиция, и к нам пришел Дмитрий Исаев. То есть привели его знакомые, и он нам сейчас технически помогает. И вот удивительно, так сказать, — она поддерживает наш сайт, он у нас профессиональный фотограф, звукорежиссер. Вот понимаете — такие люди находятся, приходят. И он нам даже, скажем так, вдохнул еще жизнь в наш коллектив. Хотя мы действительно живем, но тем не менее, так сказать, он нам помогает. И вот ему тоже низкий поклон и благодарность, что он с нами, в нашем коллективе.

А. Пичугин

— Да, ну вот видите, как! А ведь все равно приходится заниматься чем-то еще? Как-то параллельно с «Москварекой» в Вашей жизни есть музыка, Виктор?

В. Кулаков

— В театре.

А. Пичугин

— Театр!

В. Кулаков

— В театре, конечно. Я как актер в «Живой воде» работаю и как музыкант.

А. Пичугин

— А «Живая вода» попадает в ваше постоянное место работы?

В. Кулаков

— Нет, это тоже, к сожалению, не постоянное место, хотя это театр, в который входят практически только профессиональные музыканты и актеры. Вот. И я хочу сказать, что так как он не имеет статуса — скажем, как сейчас правильно сказать — государственного, наверное, да? — нет ставок, а люди просто приходят под спектакли, и репетируем под спектакли. Поэтому, естественно, у всех есть какие-то еще средства, где можно заработать денег, так сказать. Это другие театры, или же это киносъемки, или же оркестры, ансамбли. Вот у меня это, так сказать… У меня даже есть такая песня немножко автобиографическая, скажем так, — называется «Московский инженер». Вот я —  московский инженер, да.

А. Пичугин

— Вы московский инженер! А в театре Вы играете в каких-то музыкальных постановках?

В. Кулаков

— А Вы знаете —  у нас театр такой, практически все постановки у нас музыкальные. У нас нет ни одной не-музыкальной постановки. У нас даже на военную тематику — все равно у нас звучат песни. Вот, кстати, есть спектакль «Но память все еще жива». По письмам с фронта. Замечательный спектакль! Много звучит песен, и вот песня, которой открывается этот спектакль, —  довелось мне написать, так сказать, эту песню. И я выхожу, играю, пою и дальше участвую уже в спектакле.

А. Пичугин

— А где он находится — театр «Живая вода»?

В. Кулаков

— Как сейчас говорят, «база» находится в Культурно-просветительском центре Иоанна Златоустого.

А. Пичугин

— А где это, где это?

В. Кулаков

— Это Малый Златоустинский переулок, дом 5.

А. Пичугин

— Ну, это в центре, там же, недалеко от Лубянки.

В. Кулаков

— Да, да.

А. Пичугин

— А где спектакли проходят?

В. Кулаков

— В Доме Журналиста, в ДК МВД. Практически, очень много за город выезжаем, в области. Гастроли — Сургут, Омск, ну и плюс вот в Москве — куда приглашают. В приходы и не только в приходы — в школы, институты, университеты. Не знаю, в общем-то — везде, где только можно, театр выступает.

А. Пичугин

— А так вот, под занавес нашей программы хотелось бы что-нибудь проанонсировать из «Москвареки». В ближайшее время какое-то обозримое, до Нового года, у вас будут выступления?

В. Кулаков

— Да. Вы знаете, мы планируем в конце ноября. Это будет или Дом Журналиста, или Дом Литератора. Будет обязательно наш концерт. Новая программа, которая будет называться «Утренний воздух».

А. Пичугин

— А мы из этой программы что-то слушали?

В. Кулаков

— Да, мы можем послушать.

А. Пичугин

— Давайте послушаем в конце передачи. Напомню, что сегодня в гостях у радио «Вера» в программе «Светлый вечер» была группа «Москварека», которую представили Виктор Кулаков и Нина Попова. Спасибо вам большое, что пришли, что рассказали. Давайте слушать музыку! Песня называется «Утренний воздух».

В. Кулаков

— Да, вот как раз здесь, Алексей, музыка Виктора Кулакова, а стихи —  здесь рубаи использованы Омар Хайяма, которые долго собирались именно, чтоб они сложились в единую песню.

А. Пичугин

— Вот эту песню, да?

В. Кулаков

— Да. И вот они сложились —  и получилась вот такая песня.

А. Пичугин

— Давайте послушаем. Спасибо, меня зовут Алексей Пичугин. И будьте здоровы!

(Звучит песня «Утренний воздух».)

1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (3 оценок, в среднем: 4,33 из 5)
Загрузка...