«Духовно-патриотическое воспитание». Светлый вечер с прот. Львом Семеновым, полковником Борисом Николаевым и Миланой Тоцкой (16.06.2017)

«Духовно-патриотическое воспитание» (16.06.2017) - Часть 1
Поделиться
«Духовно-патриотическое воспитание» (16.06.2017) - Часть 2
Поделиться
Тоцкая_Семёнов_Николаев

Милана Тоцкая, прот. Лев Семенов, Борис Николаев

У нас в гостях были: руководитель Духовно-просветительского центра Православного Свято-Тихоновского гуманитарного университета, заведующий кафедрой теологии Московского государственного лингвистического университета, кандидат исторических наук, доцент — протоиерей Лев Семенов, начальник отдела специального назначения «Сатурн» Управления Федеральной службы исполнения наказаний Российской Федерации по гор. Москве полковник —Борис Николаев и член Военно-поисковой организации имени С.С. Смирнова — Милана Тоцкая.

Разговор шел о военной службе, интересе к военной истории нашей страны и о духовно-патриотическом воспитании молодых людей.


В. Емельянов

– Здравствуйте, это программа «Светлый вечер» на радио «Вера», в студии Владимир Емельянов. Вы знаете, уважаемые слушатели, вы, наверное, привыкли к такому формату, что у нас один или два гостя, и все это проходит, возможно, даже в некотором жанре интервью, хотя мы всегда стремимся к какой-то такой беседе. Сегодня у нас получается, ну поскольку в студии у нас не круглый, а квадратный стол, по большому счету, у нас сегодня будет квадратный стол, потому что у меня в гостях три участника. Позвольте, я сразу вам представлю. Протоиерей Лев Семенов. Добрый вечер.

Протоиерей Лев

– Добрый вечер.

В. Емельянов

– Руководитель Духовно-просветительского центра Православного Свято-Тихоновского гуманитарного университета, заведующий кафедрой теологии Московского государственного лингвистического университета, кандидат исторических наук, доцент. Милана Тоцкая, наша коллега, журналист, корреспондент, член Военно-поисковой организации имени Сергея Сергеевича Смирнова. И Борис Николаев, орденоносец, участник боевых действий, начальник отдела специального назначения «Сатурн» Управления Федеральной службы исполнения наказаний Российской Федерации по городу Москве. Здравствуйте, Борис, здравствуйте Милана.

М. Тоцкая

– Здравствуйте

Б. Николаев

– Добрый вечер.

В. Емельянов

– Итак, тема нашей сегодняшний программы – возможно, наших слушателей это насторожит, но я призываю вас не переключать волну, – военно-патриотическое воспитание детей. И я достаточно острые вопросы хотел бы сегодня задавать по этому поводу. Поэтому давайте сконцентрируемся на всем на этом и попытаемся разобраться. Для начала я хотел бы задать вот такой вопрос. Я не знаю, кто из вас первый на него ответит – представитель духовенства, мы предоставим даме слово или мы предоставим слово товарищу полковнику. На ваш взгляд, что такое патриотизм?

Протоиерей Лев

– Ну, если возникла короткая пауза, то может быть, позволите мне вклиниться…

В. Емельянов

– Безусловно.

Протоиерей Лев

– И попытаться ответить первым. Вы знаете, в понимании православного человека патриотизм это любовь к земному Отечеству. Каждый православный человек предан Отечеству Небесному, и главная цель жизни каждого человека на земле верующего является достижение Царства Божия, но притом Церковь не забывает напоминать о необходимости преданной, горячей, самоотверженной любви к земному Отечеству. И вот я бы патриотизм во всех его проявлениях определил именно таким образом.

В. Емельянов

– Кто продолжит?

Б. Николаев

– Если позволите, для меня тоже патриотизм это действительно служение своей родине. Но меня всегда настораживает, и я хотел бы, может быть, с вашего позволения, Владимир, поменять немножко тему, скорректировать, сказать не военно-патриотическое воспитание, а духовно-патриотическое воспитание. Патриотами наше молодое поколение может быть в любой сфере своей жизнедеятельности – как в журналистике, как в военном направлении, либо в науке, служение своей родине, оно подразумевает широкое понятие. А уже здесь перейти именно к военно-спортивным может быть направлениям.

В. Емельянов

– Нет, это мы сейчас перейдем. Борис, меня интересует ваш ответ на мой вопрос. На ваш взгляд, что такое патриотизм?

Б. Николаев

– Хорошо, еще раз. Патриотизм для любого служивого человека военного это служение своей родине – беззаветное, преданное служение.

В. Емельянов

– Милана.

М. Тоцкая

– Для нас как для подрастающего поколения, мне кажется, патриотизм это мы должны заботиться о своей родине, сохранять память о ней, помогать восстанавливать мемориалы военные, память о бойцах, которые защищали нашу родину.

В. Емельянов

– Итак, позвольте подытожить. Любовь к земному Отечеству, – сказал отец Лев, служение своей родине, – ответил Борис Николаев, и Милана ответила, что патриотизм это память. А вот я хотел бы обратиться к Милане, наверное. Милана, смотрите, вот вы сказали, что вы представитель молодого поколения, я думаю, что со своими сединами я просто имею право, поскольку мне кажется, что я вам просто в отцы гожусь, задать такой вопрос: вам сколько лет?

М. Тоцкая

– Шестнадцать.

В. Емельянов

– Прекрасно. Вот скажите, пожалуйста, вот те люди, а мы их видели и знаем об этом, которые выходили на улицы Москвы 26 марта, 12 июня на протестные акции, на ваш взгляд, они является патриотами нашей страны?

М. Тоцкая

– В какой-то своей степени – да.

В. Емельянов

– В какой?

М. Тоцкая

– Но они же как-то высказали свое желание как-то поучаствовать в этом, значит, они являются патриотами.

В. Емельянов

– То есть они, что хотят для страны?

М. Тоцкая

– Мне кажется, только лучшего и как-то взаимодействовать со страной, не оставаться в стороне и высказать какое-то свое мнение, какую-то свою точку зрения.

В. Емельянов

– Вы на их стороне?

М. Тоцкая

– Не знаю, у меня своя сторона, сторона военного поисковика и своя точка зрения на этот счет.

В. Емельянов

– Понятно.

Протоиерей Лев

– А, простите, нескромно, хотя не ко мне был адресован вопрос, я бы добавил. Что с моей точки зрения, я согласен с Миланой в том плане, что сама заинтересованность, сам факт неравнодушия к судьбам отчизны, и активность в этом плане, она, безусловно, заслуживает похвалы. Но здесь возникает другой вопрос. Очень важный, принципиально важный вопрос, если обратиться к лексикону, так сказать, евангельскому о поводырях. Насколько ответственны и насколько в этом смысле зрелы – я не о возрасте, а о духовной зрелости, о ответственности, в том числе гражданской ответственности – те, кто иногда организует, а порой и попросту говоря, провоцирует вот вещи, которые оборачиваются потом большим неприятностями, в том числе и для молодежи.

В. Емельянов

– Я прекрасно понимаю о чем вы говорите и кого вы имеете в виду. Но меня, честно говоря, вот уж позвольте, тоже я не очень люблю это слово, возможно мы оспорим его и возможно вы оспорьте мою точку зрения, я очень не люблю слово «патриот», потому что оно у нас последнее время приобретает какой-то очень негативный характер. Я очень рад, что возникла вот эта вот новая генерация молодых людей, которые немножко хотят жить по-другому. А что касается вот моего личного патриотизма, вот я могу такую сказать вещь. Вот праздник Победы 9 мая. И вы наверняка, Борис, и вы, отец Лев, ну ладно, я не знаю, насколько вашу семью это затронуло, вы, наверное, прекрасно понимаете и помните о том, что всегда 9 мая, когда люди собирались за столом, это был не шоу-праздник, это были не концерты по телевидению, они были потом, вечером. Да, это были парады, да, это было воспоминание, но первый тост за столом всегда пили молча и стоя. Потому что не было ни одной семьи в нашей стране, которая бы не понесла те или иные потери. В концлагерях ли, на фронтах ли, в тылу ли, неважно. Люди отдали свою жизнь за то, чтобы жили последующие поколения, мы с вами вот, вы, Милана, я, Борис. Ну вот отец Лев старше нас всех, поэтому… ну и в том числе, наверное. А сегодня это происходит совершенно, на мой взгляд, каким-то… Вы знаете, я просто сильно удивлен, вот как это все выглядит. Мне даже кажется порой, что люди забывают, о чем идет речь. И когда сегодня открываются архивы, и мы понимаем, что это не 22 миллиона человек, и что это не 30 миллионов человек, и что это не 40 миллионов – около 70 миллионов человек жителей нашей страны положили свою жизнь на то, чтобы все это прекратить. Вот об этом почему-то сегодня вспоминают меньше всего. Вот Борис, вы как военный, я хотел бы ваше отношение по этому поводу узнать. Я не призываю соглашаться с моей точкой зрения, я просто ее высказываю, поскольку ну как мне кажется, как гражданину этой страны, во всяком случае, который тут проживает, родственники которого погибли на войне. У меня из моей большой семьи я помню дедушку и бабушку, двоюродных дедушек и бабушек, у меня из семьи не вернулось с войны девять человек. Девять. Вот нынешний День Победы, вот он вообще, с патриотизмом вот эти вещи, они как-то коррелируются вообще или это какая-то отдельная история начинается такая?

Б. Николаев

– Спасибо за вопрос, Владимир. Действительно сейчас празднование Дня Победы немножко изменилось. Но у нас изменилась и молодежь, и ситуация в стране, поэтому все не может оставаться в рамках какого-то одного празднования. Те семьи, в которых еще остались взрослые люди, которые помнят о том, как праздновался праздник, они действительно так и празднуют его – за столом, тихонечко, вспоминая своих родных и близких. Но после этого почему бы не пойти, не поучаствовать в акции Бессмертный полк и не пронести своего деда по Красной площади, чтобы он прошел парадом. Потому что вы сами сказали, 70 миллионов человек, если их поставить в коробки парадные, которые идут, да, строем у нас по Красной площади, то, по-моему, в течение 50 или 60 дней парад будет продолжаться из тех людей, которые не вернулись. Если не больше. Я могу ошибаться сейчас в своих подсчетах. Поэтому и для молодежи вот это участие в таких масштабных мероприятиях это их потихонечку приводит к пониманию того, что нужно помнить свою историю, не забывать. Это моя точка зрения. Еще раз повторю, она может быть отлична от другой любой здесь в студии среди наших гостей. И я считаю, что как военный я могу тихонечко встать, попраздновать, посмотреть обязательно парад Победы. Для меня парад Победы это парад Победы. Посмотреть вечерний салют, обязательно сходить либо в парк Горького, либо на Поклонную гору и показать своим детям и сейчас внукам ветеранов, которые еще остались. Потому что их с каждым годом становится все меньше и меньше.

В. Емельянов

– Ветеранов, которые остались, которые воевали, их уже нет почти. А те, которые еще живы, они, к сожалению, не могут даже просто, ну единичные случаи людей, которые могут встать из дома, одеться в парадную форму, выйти и приехать либо к Большому театру, либо на Поклонную гору. Потому что давайте просто займемся простой математикой. Люди, которые родились в 20-х годах, даже там в середине 20-х и ушли на фронт мальчишками 15-летними, посчитайте, сколько им сегодня лет. Их просто нет в живых.

Б. Николаев

– Расскажу вам замечательную историю. В этом году…

В. Емельянов

– Не всех, остались единицы.

Б. Николаев

– Остались единицы. В этом году мне представилась огромная возможность, которой, наверное, уже у следующих поколений уже не будет. В этом году на День Победы я познакомил свою дочь с двумя замечательными героями. Первый герой это Зарудин, Герой Советского Союза, генерал полковник Юрий Зарудин, получил Героя в 43-м году. Он был командиром отельной стрелковой роты. И Герой Советского Союза Волошин. Тоже получил Героя Советского Союза в 43-м году. И Волошину 98 лет, Зарудину 93 сейчас.

В. Емельянов

– Вот я об этом и говорю.

Б. Николаев

– И Волошин единственный оставшийся в живых на Земле человек, награжденный двумя высшими наградами. Героя Советского Союза он получил в 1943 году и высшей наградой американской – Звездой Конгресса в 1944 году. И для меня было такой честью, чтобы дочь подошла и сфотографировалась с ними. Потому что действительно, здесь я с вами соглашусь, что тех, кто прошел через 41-й, 42-й, 43-й остались, может быть, те, кто захватили самый конец 45-й год, молодежь. Но это для меня было, конечно, потрясением и для нее огромное. Она стояла рядом с этими двумя великими людьми, и было видно, как… ну ее трясет.

В. Емельянов

– Уважаемые слушатели, вы слышите звон – это звон наград Бориса Владимировича Николаева. Еще раз напомню, что он находится в действующем звании полковника и он участник боевых действий. Наш еще сегодняшний гость протоиерей Лев Семенов, и еще наша сегодняшняя гостья замечательная молодая девушка, Милана Тоцкая. Милана, я бы вам хотел задать вот такой вопрос. Вы говорите, вам 16 лет, вы молодая девушка. Я помню себя в 16 лент, я честно говоря, достаточно безалаберным был молодым человеком, потому что для нас открывались уже перспективы. Мне в 16 лет было в 87-м году. Страна, в которой я родился и в которой я жил, которую я считаю своей родиной, это Союз Советских Социалистических Республик. Как бы мы ни относились, у кого бы какое мнение не было, это моя родина. Уже у нас немножко все было посвежее, у нас уже вот это вот все, все то, про что вам рассказывают, у нас уже совершенно другие мысли были в голове. Я еще застал, знаете, такие остатки системы, то что называется. Было такое молодежное образование, хиппи называлось. Вот я застал самый-самый конец эпохи. Меня безумно привлекали эти люди, во-первых, своим миролюбием, ну можно сказать пацифизмом, своей любовью к жизни, своей свободой, свободой мысли – это все то, что вы могли видеть, скажем, в фильме «Дом Солнца». Скажите, пожалуйста, вам 16 лет, а может быть и раньше, как пришла в голову идея заниматься вот военно-поисковой работой? Вам, девушке в 16 лет.

М. Тоцкая

– Я занималась сначала шахматами в одном объединении, потом мама меня привела за ручку попробовать в объединение военных поисковиков. Мне тогда было 10 лет. И вот с того времени мне очень понравилась вот эта вот атмосфера, которая там царила, походы, само обучение меня заинтересовало. И вот уже шесть лет я являюсь членом военно-поискового отряда.

В. Емельянов

– Мне, может быть, не совсем ловко в присутствии священника говорить такие вещи. А вот там, например, романтические увлечения, скажем, – то, что характерно для девушки 16 лет – поэзия. Возможно, какие-то там, я не знаю, поп или рок, скажем так, ну не кумиры, но, скажем так, тоже увлечение этой музыкой. Потому что вы очень так, скажем, по военно-патриотическому четко, прямо по пунктам отвечаете на вопросы и, являясь журналистом, при этом не развивая тему, спешу напомнить. И вот для меня это немножко удивительно все-таки. Потому что у нас тоже в наше время, ну вот когда я был в вашем возрасте, у нас тоже были и незахороненные солдаты, и более того, в наши годы мои сверстники на пару лет постарше уходили воевать в Афганистан, я спешу напомнить. Но почему-то среди моих знакомых и друзей вот у нас не было такого увлечения. Я просто пытаюсь понять, вот откуда это.

М. Тоцкая

– Походы это тоже некая романтика, песни у костра…

В. Емельянов

– Поход и песня – да, но все остальное…

М. Тоцкая

– У каждого свои интересы, и я много чем занималась. Но вот это вот больше всего привлекло, потому что в моей семье были тоже военные, и мне кажется, это с этим больше всего связано.

В. Емельянов

– В моей семье тоже были военные. Дедушка у меня закончил войну в звании полковника и его братья родные, брат родной тоже в звании подполковника, но почему… И я, кстати, так вот вспомнил, бабушка говорила: а чего бы тебе не пойти в военное училище, потом в военную академию, военный – это так хорошо. Это всегда обмундирование, ты всегда сытый, не очень много надо думать, что делать, отдали приказ – выполнил там, все, распорядок от и до. И да, с одной стороны проще – Борис, может быть, вы меня опровергнете, – но мне почему-то вот, мне никогда не хотелось ходить строем, честно вам скажу. Я не знаю, откуда такое пошло. Может быть, потому что наша семья разночинцы. Еще раз скажу, что у меня бабушка педагог русского языка и литературы, дед мой военный, мама моя врач, отец инженер-пищевик – ну разночинцы как и есть. И вот у меня никогда там не возникало такого желания. А у брата моего двоюродного, наоборот, он всю жизнь хотел быть военным, тоже не стал, но вот сколько я себя помню, он всю жизнь прямо вот мечтал о военной карьере.

Протоиерей Лев

– Простите, до того, как Борис Владимирович ответит на ваш вопрос, мне хотелось бы сказать, что вы сами в какой-то мере на него ответили, приведя пример своего брата двоюродного. Все дело еще в человеческой индивидуальности, в определенных склонностях личностных. К тому же Милана по скромности не упомянула то, что она так мягко сказала, что в семье военные, что она действительно из семьи потомственных военных, в которой и генералы, и полковники. И насколько я знаю, жив дух офицерской чести, понимание того, что такое честь офицера, ответственность офицерская. Меня всегда вот это подкупало, когда я имел удовольствие быть в общении с ближайшими родственниками Миланы.

В. Емельянов

– Вот, кстати, честь офицера. Борис, уж кому как не вам ответить, а что такое честь офицера? Мы часть слышим, и там самый ближайшей пример сериал «Место встречи изменить нельзя», когда едут Шарапов с Жегловым в автобусе, и он говорит, что уж я-то знаю, что такое честь офицера, на фронте этому быстро учили. А что такое офицерская честь, что такое честь офицера? Что входит в это понятие?

Б. Николаев

– Для меня лично? Я же не могу за других отвечать.

В. Емельянов

– Нет, за себя.

Б. Николаев

– За себя. Это не давать обещаний, которые ты не можешь выполнить. Это первое. Второе, все-таки это беззаветное служение своей родине или тому делу, которому ты служишь. И третье, но не последнее, скажем, это все-таки жить так, чтобы мальчишки глядя на тебя, тоже захотели стать офицерами.

В. Емельянов

– Вот можете мне ответить на такой простой вопрос: а отчего сегодня так вот мало людей на улице видно в форме военных? Я, например, вот помню себя ребенком, не обязательно возле академии Генштаба, или возле академии Ленина, или возле академии Фрунзе, да вот, сосредоточение, скажем так, погон, орденов медалей и военных, но вообще на улице было много людей в военной форме. Почему сегодня такого нет, почему сегодня не видно, что они, стесняются носить военную форму? Вы сегодня пришли, – я затрудняюсь сказать, я очень далек – это парадная форма?

Б. Николаев

– Парадная.

В. Емельянов

– Вы сегодня пришли в парадной форме, в кителе, который увешан вашими боевыми, подчеркиваю, наградами. Почему мы сегодня мало видим военных на улице? Ну если только это не… Извините, пожалуйста, уважаемые пограничники я вас очень уважаю, спасибо вам большое за вашу службу, за вашу труд, за вашу работу, но то что вы периодически устраиваете в парке культуры имени Горького, это, конечно, вообще ни в какие рамки не идет. Кстати, между прочим, десантников тоже касается.

Б. Николаев

– Хороший вопрос, Владимир. Я с удовольствием на него отвечу. Действительно я из семьи потомственных милиционеров. У меня дедушка после войны работал в московской милиции, папа, мама, и они на работу и с работы уходили всегда в милицейской форме, и это было за честь. Очень много было военных. Но 90-е годы, когда на сотрудников как правоохранительных органов, так и военных вот с этой обстановкой нестабильной в стране участились нападения, то был приказ о запрете передвижения военнослужащих по городу в военной форме.

В. Емельянов

– Да, правда? Я не знал даже. Ничего себе.

Б. Николаев

– Было такое распоряжение, поэтому запрещалось. И как-то со временем, сейчас доверие народа к армии, к правоохранительным органам потихонечку возвращается. И я думаю, что когда-то действительно будет огромной честью, когда офицеры будут ходить на работу и с работы в своих кителях и не стесняться своей работы.

В. Емельянов

– Понятно. Теперь давайте все-таки вернемся к нашей основной теме. Ну я такие просто наводящий вопросы позадавал как бы, для себя просто тоже что-то выяснить. Вот военно-патриотическое воспитание детей. Вы, правда, предложили переиначить тему: духовно-патриотическое воспитание. А я хотел бы предложить свой все-таки вариант. Может быть, и Милана предложит свой вариант, и уж отец Лев точно наверняка свой предложит. Давайте так: духовно-военно-патриотическое воспитание детей. Но меня в первую очередь интересует. Военно-патриотическое воспитание. Вот нас ведь все-таки Святое Писание призывает к совершенно другим вещам. Ни к какому не военному, ни к какому не убий, не к какому не там… Вот зачем это нужно в XXI веке, отец Лев, объясните мне, пожалуйста. Не любовь к Отечеству… Я просто еще свою точку зрения насчет патриотизма не высказал, я ее оставлю на конец нашей сегодняшней беседы. Любовь к Отечеству, любовь к гражданам своей страны, к своим соотечественникам, любовь к земле, любовь к труду на своей земле, любовь к истории своей родины – да, вот это вот как бы для меня патриотизм. Военно-патриотическое воспитание – меня смущает вот эта формулировка.

Протоиерей Лев

– Я с вашего позволения, Владимир, начну с темы, с формулировки, которая здесь стала как бы предметом некоторой дискуссии – военно-патриотическое воспитание, духовно-патриотическое воспитание. Я предложил бы компромиссный вариант.

В. Емельянов

– Давайте.

Протоиерей Лев

– Духовные аспекты военно-патриотического воспитания. Но это не так существенно, как назвать.

В. Емельянов

– Нет, почему, это как раз вот от священника, священник и рассудил.

Протоиерей Лев

– А вот теперь к вашему вопросу уже по существу. Безусловно, я согласен с вами и понимаю вас в том, что можно понять, что такое любовь к своим ближним, к согражданам, можно понять, что такое, если литературу вспомнить, любовь к отеческим гробам. Можно вспомнить, что такое дорожить традицией, культурной традиций, национальной традицией, гордиться свершениями многочисленных поколений своих предков, которые созидали великую державу, которые творили ее культуру, которые Россию прославила на весь мир доныне, не взирая ни на какие геополитические, так сказать, параметры, которые меняются, климат меняется геополитический, бывают спады, бывают подъемы. Но, тем не менее, Россия всегда была той страной, которая дала миру замечательных творцов в области и искусства, и науки, и техники. Это совершенно очевидно. И военного искусства, великих полководцев. И когда мы говорим о том, что необходимо дорожить всем тем, что создали наши предки, сохранять это бережно и увеличивать, способствовать возрастанию этого наследия, развивать его, мы должны понимать, что нужно уметь и защитить его. Потому что, к сожалению, сколько в истории России было нападений, начиная от монголо-татар, кончая нашествием Наполеона и кончая фашистской агрессией.

В. Емельянов

– Ну можно еще продолжить и XX век, да, тоже.

Протоиерей Лев

– Безусловно. Поэтому, мне кажется, настолько очевидно, что даже нет смысла об этом особо говорить. Для того, чтобы если мы что-то любим и кого-то любим, то мы стремимся это что-то и этого кого-то охранять, оберегать, заботиться о нем или об этом. Для этого необходима возможность военной защиты мощной.

В. Емельянов

– Уважаемый отец Лев, вы видите, все-таки в первую очередь говорите о литературе, об искусстве, о музыке, о живописи…

Протоиерей Лев

– Продолжая вашу мысль.

В. Емельянов

– Об архитектуре. И только на последнее место вы ставите военное искусство, которое, безусловно, существует, о котом я, как вот абсолютно мирно настроенный человек, имею весьма туманное представление. То есть я понимаю, что есть в мире великие полководцы, не только у нас. Великие французские полководцы есть, которые, кстати, участвовали в нападении на нашу страну 1812 года. И эти люди входят в учебники, входят в учебники по стратегии и тактике ведения боевых действий тоже в том числе. Я не могу не вспомнить тех несчастных, по большому счету офицеров, которые были уничтожены нашей страной. И мы не знаем, как бы разворачивались действия в самом начале Второй мировой войны, а у нас она начиналась Великой Отечественной, на территории нашей страны, были бы живы те офицеры. И мы прекрасно помним эти фамилии. Военно-патриотическое воспитание детей и молодежи – для меня это камень преткновения. Я понимаю, что как журналист я должен быть отстранен и безучастен. Поверьте мне, я не понимаю, для чего это нужно. Мы вернемся к этой теме буквально через минуту. Я напомню, что наш сегодняшние гости это протоиерей Лев Семенов, Борис Николаев и Милана Тоцкая. Я напомню о всех регалиях нашей гостей в самом начале нашего следующего получасия. В студии Владимир Емельянов, мы сегодня говорим в программе «Светлый вечер» о военно-патриотическом воспитании детей и молодежи.

В. Емельянов

– Мы продолжаем наш «Светлый вечер». Мои сегодняшние собеседники: руководитель Духовно-просветительского центра Православного Свято-Тихоновского гуманитарного университета, заведующий кафедрой теологии Московского государственного лингвистического университета, кандидат исторических наук, доцент, протоиерей Лев Семенов. Борис Владимирович Николаев, полковник, орденоносец, участник боевых действий, начальник отдела специального назначения «Сатурн» Управления Федеральной службы исполнения наказаний Российской Федерации по городу Москве. И Милана Тоцкая, наша коллега, журналист, корреспондент, радиоведущая, член Военно-поисковой организации имени Сергея Сергеевича Смирнова. Продолжаем наш «Светлый вечер». И я уж прошу, пожалуйста, Борис ответьте на мой вопрос, который мы повесили в конце нашего прошлого получасия.

Б. Николаев

– Вы прекрасно вспомнили заповеди библейские, начали свой вопрос с этих заповедей, что не убий, что возлюби. Но забыли одну из самых главных, что нет большой любви, чем положить душу, отдать душу свою за други своя.

Протоиерей Лев

– Да, за други своя.

Это один из тоже тех оплотов, на котором стоит наша и вера, и наше государство. И отвечая на ваш вопрос. Сейчас у меня старшей дочери уже 23 года. Она, когда училась в 8 классе, пригласили ее класс мы пригласили в отряд с экскурсией, чтобы они посмотрели, как работают, как дежурят офицеры. И вот журналист задает ей вопрос, что для нее патриотизм. Она рассказывает, что это любовь к Родине, еще что-то, еще что-то. И он задает: а считаешь ли ты себя патриоткой? И она – для меня как бы, ну я смотрел, слушал это интервью со стороны, – она говорит: нет, не считаю. Для меня как для офицера это было непонятно.

В. Емельянов

– Могу себе представить, да.

Б. Николаев

– И журналист, задающий этот вопрос: почему? Она говорит: я не готова отдать свою жизнь за родину. Это ребенок, тогда он учился в 7 классе. Для него был патриотизм, заключался в том, что если что-то случится, то ты должен быть готов для Родины выполнить все.

В. Емельянов

– А вы уверены, что среди сегодняшних, кстати, Милана к вам тоже вопрос – 16-18-20-летних найдется хотя бы половина тех людей, которые будут готовы отдать свою жизнь за родину. А не зададутся себе вопросом: а за какую? А за кого?

Б. Николаев

– Владимир, мы каждый раз об этом говорим и каждый раз я вам могу привести пример всего два случая. Это наша 6-я рота, 18-летние мальчишки, 80 человек против двух с половиной тысяч боевиков. И Женя Родионов, который, по-моему, Сербской Церковью у нас, да, признан местно…

Протоиерей Лев

– Местночтимым святым.

Б. Николаев

– Да, святым. Который в 18 лет отказался снять с себя крест даже под угрозой смерти.

В. Емельянов

– Да, это примеры героические, что касается 6-й роты, что касается Псковской дивизии. Я был на мемориале, я поскольку часто бываю в тех краях, да. И кстати, общался с мамами этих погибших парней, с отцами, у кого-то были девушки, у кого даже уже были жены к тому времени. Да, конечно, это примеры сильнейшего героизма. Но я еще раз хочу повторить вопрос: много ли наберется сегодня таких? Вот глядя на все то, что происходит в стране.

Протоиерей Лев

– Но вот мне кажется, простите, я опять вмешиваюсь, мне кажется, что уже сам ваш вопрос проистекает из некоторого сомнения: а найдется ли достаточное число, а все ли таким образом настроены. Почему я это подчеркиваю? Только потому, что это свидетельствует в пользу нашей сегодняшней темы. Это говорит о необходимости думать о том, как наиболее эффективно, мудро, тактично и результативно осуществлять то, что, может быть, несколько формально звучит – военно-патриотическое воспитание.

В. Емельянов

– А мне вот поэтому все это и претит, потому что мне кажется, что это все формально. Потому что, возможно, вы как военный, возможно, вы как историк, возможно, вы как молодое поколение, возможно, вы опровергнете мою точку зрения. Но не было никакого военно-патриотическое воспитания там, кроме всяких там ДОСААФ или что это раньше было, до ДОСААФ еще, что это было, я даже сейчас и не вспомню в 30-е годы. Не было никакого военно-патриотического воспитания, однако вся страна встала и пошла, понимаете. И она пошла не только за землю, но извините меня, пожалуйста, она тогда еще пошла и за идею. Есть ли сегодня такая идея у нас? И что у нас сегодня есть кроме нашей земли? Вот за какую идею сегодня можно поднять людей?

Б. Николаев

– Я попробую ответить на ваш вопрос, но не скажу за идею, а скажу о том, что сейчас происходит, что меняется в нашей жизни, поменялось в связи с тем, что появилось военно-патриотическое воспитание. Оно не появилось, оно было, просто оно было спрятано за разными лозунгами, как говорите, ДОСААФ, еще что-то.

В. Емельянов

– Нет, почему «Зарницу» я очень хорошо помню.

Б. Николаев

– «Зарница», сдача ГТО – все военизированные, там обязательно должна быть стрельба, должно быть метание гранат. ОСОАВИАХИМ, ребята, которые проходили обучение. А сейчас военно-патриотический клуб.

В. Емельянов

– ОСОВИАХИМ, точно!

Б. Николаев

– Вы вот это вспоминаете?

В. Емельянов

– Да, да.

Б. Николаев

– А сейчас ребята занимаются в военно-патриотических клубах, занимаются в поисковых объединениях. Если в конце 90-х годов ко мне обращались люди с просьбой помочь, чтобы дети откосили от армии, то сейчас ко мне приходят люди и просят: Борис Владимирович, помогите устроить сына в армию. Это приходят люди абсолютно разных профессий, абсолютно разных вероисповеданий, но они говорят: но мы хотим, чтобы мой сын послужил, чтобы он не чистил картошку, не подметал плац. Хотя в армии этого уж давно нет, этим занимаются вольнонаемные работники.

В. Емельянов

– Вот почему люди и косили от армии. Они косили вот от этого, от того, что они будут два года на Кубани копать там что-то, овощи, фрукты и все прочее. Они косили от дедовщины совершенно невероятной, они косили от межнациональных конфликтов, они косили от… Я не знаю, еще от чего люди косили.

Б. Николаев

– Отвечу еще раз. Просто глядя, может быть, на мой китель с боевыми наградами, немножко всех смущает это. Но я когда говорю, что срочную службу я отслужил в отдельном военно-строительном батальоне…

В. Емельянов

– Это стройбат.

Б. Николаев

– Стройбат.

В. Емельянов

– Жуть!

Б. Николаев

– Я служил срочную службу в стройбате. И служба в стройбате у меня не отбила желания продолжить военную службу. У меня были замечательные командиры, у нас были замечательные отношения многонациональные. У нас в батальоне были киргизы, узбеки, казахи, русские.

В. Емельянов

– Я верю вам на слово, правда, верю. Я слышал совершенно другие истории про железнодорожные войска, про стройбат. И думаю, что не только я.

Б. Николаев

– Это все человеческий фактор.

В. Емельянов

– Наверное.

Б. Николаев

– Наверняка.

В. Емельянов

– Ну так он превалировал, этот человеческий фактор.

Б. Николаев

– Но сейчас все изменилось.

В. Емельянов

– Конечно.

Б. Николаев

– И, слава Богу, это все уже в прошлом.

В. Емельянов

– Да, это уже в прошлом. Поэтому к вам сегодня приходят люди, говорят, Борис Владимирович, будьте любезны, а вы не могли бы нашего сына или нашу дочь – кстати, девочки сейчас тоже стремятся служить в армии, – устроить в хорошую армию служить, где-то там в двухместные палаты или, как это называется, казармы, да, извините, пожалуйста. Где телевизоры в каждой казарме, где трехразовое питание отменное, чуть ли не на уровне трехзвездочного там, скажем, нашего отеля российского и так далее. Но в такой армии, я думаю, что в свое время и наше бы поколение не отказалось послужить.

Протоиерей Лев

– Простите ради Бога, что я невольно вмешиваюсь в очередной раз. Все понятно. Я надеюсь, что никто из присутствующих и никто из наших уважаемых радиослушателей не сочтет меня противником более комфортных условий для проходящих срочную службу и так далее. Но вот то, что сегодня у нас звучало ранее, поделюсь тем, что вот мне сейчас пришло в голову. Вот те десятки миллионов людей, которые отдали свою жизнь. Представьте на минуту, вот если бы они сейчас послушали, как мы сидим в уютной студии, в приятной такой обстановке, с приятными людьми и говорим о том, а как это так вот служить, когда нельзя два раза в день душ принять при необходимости. И вспомните, как они свой молчаливый ежедневный, еженощный подвиг совершали в окопах. И они не думали, какая у них землянка, будет ли у них душ с теплой водой. Мне кажется, просто я, ради Бога извините, Владимир, это не в ваш огород камешек…

В. Емельянов

– Да пускай и в мой.

Протоиерей Лев

– Просто когда вот мы переводим на эти рельсы разговор, мне кажется, это немножко удаляется от темы и от задач военно-патриотического воспитания.

В. Емельянов

– Но вы все-таки говорите…

Протоиерей Лев

– Вот этот дух героизма, пожертвования.

В. Емельянов

– Вы говорите о духе героизма, о войне.

Б. Николаев

– Слова отче мне напомнили историю, когда получил свой первый боевой орден, к тому времени у меня оставался в живых один дедушка. Я приезжаю к нему в гости и говорю: дед, я воевал, вот орден. Он говорит: у тебя вши были? Я говорю: нет. – Тогда не воевал.

В. Емельянов

– Вши?

Протоиерей Лев

– Да, это яркий пример. И что вот сейчас сказал Владимир, мне кажется, да, это все понятно. Я не за то, чтобы были плохие условия в современной действующей армии на срочной службе. Но для того, чтобы быть готовым к повторению, в случае необходимости, подвига своих отцов, дедов, прадедов, мне кажется, нужно внутреннюю, по крайней мере, иметь готовность и не бояться той ситуации. Вот даже, не знаю, к Милане вопрос. Мне кажется, когда вот эти походы летние на протяжении шести лет, там, наверное, тоже в походных условиях не было душа, не было чего-то, но это не отвлекало молодых вот энтузиастов от того, чтобы в этом участвовать.

В. Емельянов

– Отец Лев, но это мирное время. И конечно, девочки и мальчики, которые ездят в эти походы вместе с Миланой, конечно, они найдут возможность продырявить какую-то пластмассовую канистру, в течение дня она прогреется на солнце, устроить себе душ из этой лейки и все такое прочее. Ну это просто разные вещи. Просто разные вещи. Но, впрочем, давайте мы выясним у Миланы. Вот вы, Милана, готовы к таким подвигам, о которых мы только что, я уж прошу прощения за мой такой пафос, но просто для меня это действительно немножко болезненная тема – военно-патриотическое воспитание детей. Правда, я болезненно реагирую на такие вещи. Но может быть, вы меня успокоите каким-то образом.

М. Тоцкая

– Вот вы сказали, что мало детей в наше время хочет пойти в армию служить. Я хочу рассказать вот такую историю. Вот недавно департамент образования организовал демонстративный экзамен по дисциплине военное дело. Так было очень много военно-патриотических организаций, я не знаю, тысяча детей, и у нас проходили соревнования по разным военным дисциплинам. И было очень много людей, и они все, и дети, и подростки были заинтересованы в этом, и я думаю, что они будут готовы служить в армии и защищать свою страну.

Протоиерей Лев

– Знаете, Милана тоже в этом участвовала, имеет сертификат соответствующий о том, что прошла эту боевую подготовку.

М. Тоцкая

– Там были даже очень сложные испытания для нас, военных поисковиков. Там надо было оживить даже человека. Одеть специальные чулки ОЗК и специальный…

В. Емельянов

– Чулки ОЗК – это что такое, простите? Чулки – я понимаю, а ОЗК это что?

Б. Николаев

– Это защитный костюм от оружия массового поражения….

М. Тоцкая

– Вот нам надо было целиком этот костюм одеть.

Б. Николаев

– Состоит из чулок и плаща.

В. Емельянов

– Протоиерей Лев Семенов, Борис Николаев и Милана Тоцкая мои сегодняшние собеседники. Мы сегодня говорим вроде как о военно-патриотическом воспитании детей, но справедливый отец Лев предложил иначе назвать: духовные аспекты военно-патриотического воспитания детей и молодежи. Ну кому как не священнику все-таки сглаживать углы. Поэтому давайте будем придерживаться вот этой формулировки. Милана, у меня к вам вот такой вопрос. Вам 16 лет, вы заканчиваете школу через год, я так понимаю.

М. Тоцкая

– Уже закончила.

В. Емельянов

– А, поздравляю. Вы ЕГЭ уже…

М. Тоцкая

– Уже все сдано.

В. Емельянов

– Куда вы направляете ваши стопы?

М. Тоцкая

– Разные пока мысли есть…

В. Емельянов

– Ну поделитесь с нами, пожалуйста.

М. Тоцкая

– В том числе хочется поступить на журналистику, а больше всего хочется на менеджмент и управление.

В. Емельянов

– А управление чем?

М. Тоцкая

– Управление персоналом факультет.

Протоиерей Лев

– Ну а поскольку у нас сегодня тема о духовных аспектах военно-патриотического воспитания, мне очень хотелось бы, чтобы Борис Владимирович успел поделиться немножко совершенно, на мой взгляд, замечательными вещами, за которыми я вот уже около года наблюдаю и заинтересовано так слежу. Я имею в виду создание так называемого Солдатского храма. Вот не могли бы вы об этом рассказать. Очень такая волнующая инициатива, на мой взгляд, трепетная.

В. Емельянов

– Солдатского храма где? Я уточняю.

Б. Николаев

– Солдатский храм мы, офицеры действующие, решили построить Солдатский храм на границе Московской и Рязанской областей, в Луховицком районе, на месте первого сражения Дмитрия Донского. В пешем порядке он тогда первый раз разбил монголо-татар. И вот возникла идея постройки такого храма. Потому что при отряде уже 12 лет существует военно-патриотический клуб, в котором мы обучаем ребят именно вот основам военного дела. В котором мы учим их воинскому искусству, мы учим их уметь постоять за себя, уметь помочь слабому младшему товарищу, учим их выживанию. И где-то три года назад у нас в клуб начал приходить отец Андрей, клирик Патриаршего подворья при штабе ВДВ, сам бывший офицер, кавалер орденов мужества и проводить с ребятами беседы именно на духовные темы, связывая военное воспитание с духовными аспектами, как сегодня отче предложил сказать. И это было и как результат вышло из того, что огромное количество незахороненных солдат, которых поднимают поисковики, и все это вот скапливалось патриотическое воспитание: незахороенные солдаты, память, которую нужно хранить. И нам показалось, что вот этап строительства Солдатского храма это то, что на данный момент смогло бы объединить еще большее количество людей под эгидой патриотизма. Это, я понимаю, что вам это слово, Владимир, как вы сегодня сказали, претит, но все-таки…

В. Емельянов

– Но я объяснил, почему претит.

Б. Николаев

– Да. Ну просто для меня это другое понятие, поэтому я не стесняясь говорю, что именно патриотизм. И мы начали строить такой храм. И очень отрадно, что в строительстве этого храма принимают участие как действующие офицеры, как ветераны, как дети подростки, такие как Милана, да, и еще младшие ребята приходят и хотят внести свою маленькую, небольшую лепту именно в создание этого храма. Мы никого не заставляем это абсолютно добровольно. Но у молодежи сейчас появилась тяга к вере, к православию. И если, скажем, я сам где-то лет 7-8 начал воцерковляться, в храмах были одни бабушки и дедушки, то сейчас с каждым днем я вижу, что молодежи намного больше, она приходит, она прибывает в храмах. И еще больше меня радует что родители нашего с вами поколения, Владимир, приносят на причастие своих детей. То есть и это говорит нам о том, что духовное воспитание этих ребят не остановится и они будут дальше. А потом, как я уже сказал, зависит от нас с вами, от их родителей вот эту свою духовность в каком патриотизме они будут исполнять – в военном, в журналистике, в управленческом, либо в духовном служении.

Протоиерей Лев

– И вслед за тем, что сказал сейчас Борис Владимирович, я могу повторить слова, которые уже произносил в стенах этой студии, может быть, даже не однажды. Полностью подтверждая то, что вы говорите вот о детях, которые приходят к причастию в наш храм, в котором я служу, это храм святителя Николая Мирликийского в Кузнецкой слободе. Приход этого храма объединяет в себе уже четвертое, если не пятое поколение прихожан, которые выросли, можно сказать, в этом приходе, и у которых теперь и дети, и внуки, и правнуки не только приходят молиться, причащаться, но они участвуют активно в жизни. Летние лагеря, самодеятельность, хор, спортивные соревновании, воскресная школа детская. Это именно возрожденная приходская жизнь, которая за 70 лет была основательно нарушена и которая, как вот птица Феникс из пепла – извините, банальный, так сказать, образ, – возродилась. Я привожу пример, который у меня на глазах, в жизни моего прихода. Он, к счастью не единственный, не только в Москве, но и во многих городах и весях нашей страны.

В. Емельянов

– У нас не очень много времени остается до окончания нашей беседы, хотя в общем для такого круглого стола можно и два часа не пожалеть, но кто же даст. Поэтому я хотел бы сейчас предоставить слово Милане. У вас, Милана, есть возможность обратиться к вашим сверстникам относительно духовных аспектов военно-патриотического воспитания детей и молодежи. Может быть, вы поведаете, чем вот вы конкретно занимаетесь, и может быть… А заинтересуйте их тем, чем вы занимаетесь! – вот так я вам скажу.

М. Тоцкая

– Я состою в Военно-поисковом отряде имени Сергея Сергеевича Смирнова, нашему отряду уже 30 лет. Мы уже нашли более двух с половиной тысяч без вести пропавших бойцов. Также у нас есть свой мемориал, на котором мне недавно удалось побывать. За свои шесть лет сами дети создали свой мемориал. Помимо без вести пропавших бойцов, когда мы их находим, мы стараемся восстановить по останкам, из какого они были отряда, наши или не наши они, медальоны ищем, ложки, и мы стараемся установить…

В. Емельянов

– А не наши не годятся что ли?

М. Тоцкая

– Нет, мы всех восстанавливаем личности, поднимаем архивы и смотрим, находим этого без вести пропавшего. И самое приятное это сообщать его родственникам о том, что был такой их родственник и то, что он защищал гордо свою страну.

В. Емельянов

– А вот что касается агрессоров, я еще раз спрошу, они что не годятся, вы их не предаете земле?

М. Тоцкая

– Нет, мы всех захораниваем. У нас есть два мемориала, на одном мы захораниваем наших, советских, а на другом, так сказать, фашистов.

В. Емельянов

– Ну слава Богу, что именно так, а не иначе. Потому что это уж было бы совсем…

М. Тоцкая

– Без внимания никто не остается.

Протоиерей Лев

– Могу привести пример, даже вот непосредственно мне несколько лет назад довелось участвовать на огромном мемориале под Тверью, на древней Тверской земле, где захоронены остатки и советских воинов, и немецких солдат. И приезжали представители из Германии, и почести соответствующие, уход за могилами осуществляли и так далее.

В. Емельянов

– Ну потому что это по-людски просто. Это просто по-людски. Я хотел бы напомнить что у нас сегодня в гостях был протоиерей Лев Семенов, руководитель Духовно-просветительского центра Православного Свято-Тихоновского гуманитарного университета, заведующий кафедрой теологии Московского государственного лингвистического университета, кандидат исторических наук, доцент. Отец Лев, спасибо, всегда рад вас видеть, всегда рад слышать ваше слово. Борис Николаев, орденоносец, участник боевых действий, полковник, начальник отдела специального назначения «Сатурн» Управления Федеральной службы исполнения наказаний Российской Федерации по городу Москве. Горжусь, что с вами познакомился. Спасибо, что пришли. Милана Тоцкая, член Военно-поисковой организации имени Сергея Сергеевича Смирнова. На этом мы заканчиваем наш «Светлый вечер». Спасибо, до свидания. Всего доброго. С вами был Владимир Емельянов.

1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (3 оценок, в среднем: 5,00 из 5)
Загрузка...