Благотворительная акция "Белый цветок". Светлый вечер с Сергеем Рудовым (эф. 05.05.2016)

Светлый вечер - Рудов Сергей (эф. 05.05.2016) - Часть 1
Поделиться
Светлый вечер - Рудов Сергей (эф. 05.05.2016) - Часть 2
Поделиться

Рудов Сергей1У нас в гостях был член Общественной палаты, президент фонда Василия Великого Сергей Рудов.

Мы говорили о благотворительной акции “Белый цветок”, которая будет проходить в Москве на ВДНХ 7-го и 8-го мая, о дореволюционной истории акции “Белый цветок” и вообще о благотворительности в России до революции и сейчас.

______________________________________

А. Пичугин

— Это «Светлый вечер» на радио «Вера». Здравствуйте, дорогие слушатели! Я — Алексей Пичугин, вас здесь приветствую. И сегодня мы говорим с Сергеем Рудовым — членом Общественной палаты, генеральным директором Фонда святителя Василия Великого. Здравствуйте!

С. Рудов

— Здравствуйте!

Наше досье:
Сергей Рудов. Родился в 1968 году в городе Инта республики Коми. Окончил Мордовский государственный университет по специальности «экономика» и Московский университет по специальности «юриспруденция». С 95-го — председатель Совета директоров открытого акционерного общества «Межотраслевой вексельный дом топливно-энергетического комплекса». С 2011-го возглавил некоммерческий благотворительный фонд «Общество друзей монастыря Ватопед». Член Общественной палаты России, гендиректор благотворительного Фонда святителя Василия Великого. Председатель правления Ассоциации благотворителей «Белый цветок». Мастер спорта международного класса, чемпион России по практической стрельбе. Женат, четверо детей.

А. Пичугин

— Год назад ровно, может быть, это уже станет традицией нашей с вами предпасхальной программы, мы беседовали о том, что такое «Белый цветок» — о благотворительности, о его славном прошлом и настоящем. Я думаю, что далеко не все люди слушали ту программу, далеко не все люди знают, о чём идёт речь. Поэтому давайте с самого начала напомним, что же такое «Белый цветок».

С. Рудов

— «Белый цветок» — это такая всероссийская акция, которая уже более 8 лет, скажем так, наступает на нашу прекрасную страну, имеющая более чем столетние корни. В своё время для того, чтобы привлечь внимание к некоторым проблемам, связанным с больными людьми, то царская семья лично выходила, скажем так, на улицы и призывала своими словами, своими поступками людей обращать на это внимание, жертвовать деньги. Поэтому члены царской семьи — дети Николая Второго — ходили, говорили. И их пример за собой вёл. И в эти дни собиралось огромное количество денег, средств, которых хватало на решение разных проблем. Например, проблемы туберкулёза, то есть на эти деньги строились клиники. Поэтому в наше время деньги собираются на конкретные цели. В течение года акция проходит, порядка 12-14 городов в этой акции участвует. Нам бы хотелось, чтобы на самом деле эти акции прежде всего заставляли людей, ну, просто думать о своём предназначении, чтобы как-то человек внутри себя понимал, что он сострадателен, он может помогать другим. То есть такая акция, которая, опять же, человека заставляет задумываться о каких-то вещах, о которых в наше время не так часто люди думают.

А. Пичугин

— В наше время как вот эта акция возрождалась? То есть появились люди, которые интересовались историей, интересовались делами милосердия и благотворительности в царской России? Соответственно, вот вспомнили… Ведь можно проследить какую-то беспрерывную историческую, скажем, нить, которая тянется с царских времён до наших времён, в «Белом цветке»? Или это всё закончилось с революцией 17-го года, и заново, практически с нуля, началось уже в наше время?

С. Рудов

— Традиции остались в виде фотографий, которые сохранились. И я думаю, что остались… через что-то очень тонкое, что через сердца людей пронеслось. Восстановлена акция была усилиями ряда энтузиастов, которых поддержал сегодняшний владыка Пантелеимон — это глава одного из отделов Русской Православной Церкви, духовник Марфо-Мариинской обители. Он поддержал энтузиастов, которые увидели фотографии, захотели реанимировать славную традицию. Первые «Белые цветки» прошли в Крыму — в Ливадии.

А. Пичугин

— Это уже в наше время или в 1911 году, тогда?

С. Рудов

— Тогда акция проходила в основном в Крыму. И так получилось, что реанимировалась она, возродилась акцией в Ливадии в Крыму. Затем она прошла в Марфо-Мариинской обители.

А. Пичугин

— В Москве.

С. Рудов

— В Москве. И вот уже шестой год в этом году она будет отмечаться, эта акция.

А. Пичугин

— Шестой год вот сейчас. Давайте, может быть, пригласим наших слушателей к участию или, по крайней мере, расскажем о том, чего ждать. Это же ещё и очень интересные мероприятия — просто для того, чтобы прийти, посмотреть, принять какое-то посильное, возможно, участие.

С. Рудов

— Это 100%. Я, как человек, который посещает основное количество вот этих дней «Белого цветка», хочу сказать о том, что это такое интересное времяпрепровождение и для любого человека, и для семьи прежде всего. Чтобы хотелось? 7 и 8 мая на ВДНХ. В 11 часов будет молебен, который откроет праздник «Белого цветка».

А. Пичугин

— На сей раз ВДНХ?

С. Рудов

— На сей раз у нас будет два «Белых цветка». Один будет 7 и 8 мая на ВДНХ, другой будет 22 мая в Марфо-Мариинской обители. Почему два праздника примерно в один и тот же период? Это разные немножко такие форматы. То есть «Белый цветок» в Марфо-Мариинской обители такой более домашний, который влечёт людей, в массе воцерковлённых, которые знают, куда идут, для которых это некое продолжение Литургии, на которой они с утра обычно участвуют. А то, что хочется нам видеть в итоге на ВДНХ — это некий ежегодный праздник добра, милосердия и социальной деятельности. На ВДНХ в этом году у нас будет второй раз праздноваться акция «Белого цветка». И хочется не ударить в грязь лицом, хочется видеть людей, которые на самом деле задумываются о чём-то более важном, чем только насыщение собственного желудка.

А. Пичугин

— А что будет? Давайте по порядку. В Марфо-Мариинской обители, вы говорите, это более домашний, более церковный праздник.

С. Рудов

— 22 мая он будет в Марфо-Мариинской обители.

А. Пичугин

— А всё-таки, если по хронологии, то начнём с ВДНХ. Потому что там, как я понимаю, и более светское мероприятие. Тем более ВДНХ — тоже место со своими определёнными хорошими традициями.

С. Рудов

— 7 и 8 мая, в 11 часов дня 7-го и в 11 часов дня 8 мая праздник «Белого цветка» на ВДНХ будет открыт. Что такое праздник? Почему мы называем его праздником? Потому что, во-первых, на самом деле, в это время будет достаточно много людей, много интересных людей. Будут ряды с поделками, сделанными своими руками детьми как Москвы, так и многих других городов. Поделок будет огромное количество. И люди, которые будут проходить мимо этих рядов, они могут выбрать что-то для себя, для своей семьи, для своих близких то, что им интересно. 100% денег, которые будут пожертвованы, идут на доброе дело.

А. Пичугин

— А поделки… ещё раз давайте напомним, кто их производит, откуда они приезжают.

С. Рудов

— Поделки производят люди, откликнувшиеся на зов. То есть много будет в этот раз поделок, сделанных детскими руками. Это реальное такое домашнее задание, которое дети делали. Много будет разной формы цветков таких бумажных, совершенно разных, на самом деле, которые дети сделали. Скажем так, покупая этот цветок, мы, в данном случае, отмечаем труд ребёнка. Также пожилые люди, которые на некоторых площадках тоже сочли для себя правильным, скажем так, внести лепту в доброе дело. В общем, это такой соборный труд разных групп социальных. Таких поделок будет много в Марфо-Мариинской обители. Что ещё будет? Будет сцена, на которой будет некая концертная программа наших региональных групп, то есть будет вот группа из Курска, например, будут представители таких вот поющих кругов Свято-Тихоновой Калужской пустыни. Приедут из Белгорода, из Костромы такие представители регионов разных.

А. Пичугин

— Но это всё исключительно церковная музыка?

С. Рудов

— Это церковная музыка и что-то народное ещё будет. Мы стараемся

как-то следить за тем, чтобы это не было эстрадой, хотя…

А. Пичугин

— А почему? У многих возникнет вопрос. Ведь часто артисты эстрады участвуют в таких благотворительных мероприятиях, концертах. Более того, они собирают большое количество людей. Согласитесь, на условную «Глюкозу» придёт людей больше, чем на Костромской хор, каким бы чудесным и прекрасным он не был. Это я по опыту организации концертов на ВДНХ в своё время.

С. Рудов

— Давайте мы постараемся эту линию пока выдержать в части русских-народных таких песен, плясок и такой церковной направленности. Попробуем, посмотрим, что получится. Опять же, людей, даже если брать праздник, который был на ВДНХ в том году, достаточно много в эти дни приходит – это субботний и воскресный день, — особенно, если будет хорошая погода. Опять же, привлекать просто людей нам бы не хотелось. В тот раз я уже говорил о том, что меня лично немножко расстроило то, что при том, что людей было много, но людей, которые бы обращали внимание на то, что они могут кому-то помочь, всё-таки было мало, на самом деле. То есть уровень сбора в том году на ВДНХ был меньше, например, чем в Костроме — по деньгам.

А. Пичугин

— А как вы думаете, почему? Потому что в Костроме люди другие или организация подкачала? В чём причина?

С. Рудов

— Вот как раз я бы тоже хотел сделать какие-то более чёткие выводы, в чём особенность. Мне думается, что всё-таки здесь причин много. И одна из причин — это особенность ментальности, наверное, москвича, к коим и я тоже отношусь. Какое-то совершенно другое отношение, толстокожесть в вопросах, когда ты видишь, что другому плохо и так далее.

А. Пичугин

— Про Москву говорили раньше наоборот!

С. Рудов

— Вот хочется вернуться к тем оценкам москвича, которые были в своё время давно сделаны. Я искренне верю в то, что душа человека по природе христианка и сострадательна, и вот эта толстая корка, которой мы себя защищаем, живя в этих огромных городах, она всё-таки имеет искусственное такое происхождение. К сожалению, фактом является то, что в том году было много людей, организация была хорошая, но люди, к сожалению, проходили мимо такой возможности кому-то помочь. Это то, чему свидетелем я, к сожалению, был.

А. Пичугин

— Друзья, напомню, что в гостях у радио «Вера» сегодня член Общественной палаты, президент Фонда святителя Василия Великого Сергей Рудов. Мы говорим о благотворительности и об акции «Белый цветок», которая в ближайшие дни в мае пройдёт два раза в Москве: один раз в начале — 7и 8 мая на ВДНХ; и потом 22 мая в Марфо-Мариинской обители в Замоскворечье. Такая акция — Белый цветок», наверное, ещё раз стоит повторить, которая имеет давние традиции, корни, в начало двадцатого века уходящие, в 1911 год, в Крым, когда царская семья впервые под эмблемой белого цветка провела такую большую благотворительную акцию. Это всё с революцией было прервано, а в последние шесть лет восстановилось. Об этом мы сегодня с Сергеем Юрьевичем Рудовым говорим. Вот хотелось бы поинтересоваться: сколько раз в год сейчас проходит «Белый цветок» в Москве?

С. Рудов

— Два раза будет, я так думаю.

А. Пичугин

— А нет ли у вас в планах проводить его чаще и сделать вообще эту акцию более-менее регулярной, может быть, раз в месяц? Может быть, она, в качестве каких-то там акций и крупных мероприятий, будет проходить два раза в год, при этом в более скромном режиме, более спокойном, действовать на протяжении всего года? Или это так и происходит?

С. Рудов

— Мы же эту акцию не навязываем. Я думаю, что наша задача всё-таки основная — Ассоциации благотворителей «Белый цветок» — это поддерживать какие-то инициативы групп уже созревших людей. Моё личное мнение, что часто эти акции тоже делать не надо — это будет какая-то уже девальвация чего-то. По опыту, это неправильно. По крайней мере, в других городах, которые являются таким индикатором, таким тестом, например, Кострома, Белгород, Курск, «Белый цветок» проходит раз в год. И это реально в этот день или два дня — это такой день милосердия, вирус которого поражает весь город. То есть это огромное количество людей, которые ходят, покупают поделки, это дети, которые показывают пальцем на те поделки, которые они своими руками сделали. То есть это как раз то событие, которое заставляет человека вспоминать о чём-то более важном.

А. Пичугин

— У нас принято считать, что… ну, как считать? Наверное, каждый считает в меру своей осведомлённости, что в провинции дела не так хорошо идут, в общем-то. Наверное, отчасти это правда. Нет у людей, живущих в сравнительно небольших городах, такого отношения к вашей акции : как бы самим не хватает, а тут вы ещё кому-то просите? Вот вы про Кострому рассказали, а в целом?

С. Рудов

— Конечно, недоверие есть и к москвичам, и вообще к людям как бы не своим. То есть у нас вот то, что в Курске в том году тоже было — мы договорились с Курском и провели акцию «Белый цветок» в период, когда был крестный ход с Курской-Коренной. Понятно, что огромное количество людей. И вот почему я делаю такие выводы, что нам не доверяют: например, в акции планировала участие и супруга губернатора, и сам губернатор, и какие-то, скажем так, первые лица. Но при приближении сроков этой акции мы их не увидели. И спустя некоторое время с нами поделились некоторыми соображениями, почему всё-таки, например, супруга губернатора дистанцировалась от акции. Так вот, они были следующие: мы вам не доверяли; мы знали, что вы собирали деньги на наших курских детишек больных, но мы не понимали самой схемы. Мы не знали, может быть, вы эти деньги соберёте, увезёте в Москву и так далее.

А. Пичугин

— Попилите, а к нам уже вернутся остатки.

С. Рудов

— Как ни странно, были именно такие мысли. Поэтому, когда они увидели, что все 803 тысячи рублей, которые были собраны местными курянами, были посчитаны местными курянами, отнесены в местный курский банк, и с этих счетов…

А. Пичугин

— До копейки всё детям отправилось…

С. Рудов

— Да, именно курским детям до копейки всё отправлено. Это было настолько для них странно, что даже потом банки, которые удержали какую-то комиссию с этих денег, им стало стыдно и они эту комиссию потом компенсировали отдельными платежами. То есть для них это было, скажем так, наглядно, понятно, под контролем. И сейчас к нам совершенно другое отношение. Они понимают, что мы только даём, только что-то привносим своим ресурсом человеческим. Плюс то, что у нас в каждый регион целый передвижной такой состав как бы едет вот этих передвижных палаток и так далее. Это наша миссия как бы…

А. Пичугин

— Это только в Курске так с недоверием отнеслись или это вообще распространено и нормально для регионов?

С. Рудов

— Я думаю, что в целом это то, что для регионов свойственно. Единственно, есть регионы, которые крайне уверенно себя чувствуют, условно говоря, Белгородский регион — у нас в Белгороде в том году была третья такая акция. И она стала, опять же, ежегодной уже для города, понятной, ежегодной. Эта акция, которую уже и город планирует наперёд. В Белгороде другая немножко история. Они как-то более уверенно себя чувствуют. Они её провел на высочайшем уровне и проводят. И через какое-то время они её будут делать как свою акцию. Возможно, даже в меньшей степени нуждаясь в какой-то нашей помощи, нашем участии. Ну и слава Богу! Если брать мою позицию, нашу позицию: чем больше таких акций будет в городах, тем лучше. Если при этом города сами будут проводить их, без особой помощи нашей, то слава Богу, это хорошо!

А. Пичугин

— Не важно, как это будет называться, «Белый цветок» или нет?

С. Рудов

— Не важно.

А. Пичугин

— То есть вы не претендуете на то, что это ваш бренд и больше чтобы его никто не трогал?

С. Рудов

— Абсолютно!

А. Пичугин

— Вы называетесь Ассоциацией благотворителей, мне всегда было интересно, как люди, которые занимаются именно вот какими-то делами милосердия, находят друг друга? Причём, люди, которые способны что-то сделать, способны дать, способны собрать денег, сами поделиться деньгами. Как эти люди находят друг друга и ещё собираются в Ассоциацию?

С. Рудов

— Москва большой город. Всё-таки население Москвы не три человека. Мы живём здесь не две недели, на самом деле. Есть какой-то круг людей, которым эти цели, эти задачи, этот формат более-менее близок. И вот этот круг образовался и назвался Ассоциацией благотворителей, наверное, так.

А. Пичугин

— А это всегда люди церковные? Просто мне интересна зависимость от религиозного ощущения человека, зависимость как раз с благотворительностью. То есть всегда ли в вашей Ассоциации, например, люди именно верующие? Или это могут быть любые люди, которые готовы помогать? И готовы ли помогать люди, которые вне церковной ограды?

С. Рудов

— Мне бы хотелось, конечно, видеть вокруг себя людей верующих и только, и в основном, потому что, чем ближе человек к Богу, тем как-то близость с ним лучше ощущается. Но, опять же, констатирую следующий факт, что люди самые разные вокруг нас. Есть люди даже другого вероисповедания. То есть там и ребята, например, мусульмане, которые жаждут помогать другим. Поэтому для дел милосердия, как и в евангельском сюжете, я бы не стал делить людей на цвет кожи, на вероисповедание — есть нуждающийся человек, ему надо помочь.

А. Пичугин

— А что у нас, вообще, в стране, вот по вашим наблюдениям — вы всё-таки уже довольно давно в этой теме, что у нас в стране с благотворительностью? Насколько отзывчивы люди, насколько отзывчив бизнес, насколько вообще мы готовы обращать друг на друга внимание?

С. Рудов

— Я думаю, что ситуация стала отчасти лучше, но, опять же, если брать период последнего года, я вижу, что бизнес стал менее, скажем так, отзывчив — повторю ваши слова. Видимо, в силу того, что сейчас, наверное, время не самое лучшее для распределения каких-то сверхдоходов. Но, наверное, то, что видим мы: простой человек стал сострадательней. Скажем так, бабушка, которая принесёт 10 рублей, 50 рублей, откликнувшаяся на какую-то беду, либо даже не бабушка, а довольно успешная молодая девушка, либо молодой человек — мы этого видим сейчас больше. Поэтому, наверное, уровень сострадания возрос. Но, может быть, в материальном плане, то, что мы сейчас видим — возможности помогать людям у разных фондов, разных компаний стало меньше.

А. Пичугин

— Давайте поговорим о тех, кому вы помогаете адресно. Кто эти дети, чем они болеют, кто эти люди, которым требуется помощь и с которыми работает «Белый цветок». Невозможно же объять необъятное!

С. Рудов

— Если брать адресно детей этого года, то это детский сад для детей, больных ДЦП, который базируется в Марфо-Маринской обители. Это порядка 30 больных детишек, которых родители привозят на весь день, и с которыми профессионально занимаются медики, педагоги и просто какое-то количество сердобольных, скажем так, профессиональных людей. Это крайне важно, с моей точки зрения, для тех семей, в которых такие непростые дети находятся. Для них это возможность как-то вздохнуть, чем-то ещё заняться. Вот, например, сейчас в детском саду в Марфо-Мариинской обители для детей с ДЦП 30 детишек, а в очереди находятся порядка двухсот семей, например.

А. Пичугин

— Чтобы попасть в этот сад?

С. Рудов

— Чтобы попасть в этот сад. То есть такая потребность в такой функции, она очень серьёзная.

А. Пичугин

— А есть аналогичные сады в стране?

С. Рудов

— Я лично не знаю, наверное, есть.

А. Пичугин

— Просто к чему вопрос: можно ли что-то сделать для того, чтобы эту очередь разгрузить?

С. Рудов

— Хороший вопрос. Давайте попробуем, привлечём Общественную палату и так далее. Потому что на самом деле я с вами согласен, если есть такой запрос, значит, надо как-то на него реагировать.

А. Пичугин

— Просто потому, что вот есть один детский сад, замечательно, что он есть. И дай Бог, чтобы их было ещё больше. Но люди туда целенаправленно хотят отдать детей, потому что это Марфо-Мариинская обитель. Ну, наверное, там есть разные совершенно причины, по которым туда стремятся: и Марфо-Мариинская обитель, и Православие, и, может быть, хорошее воспитание, и что-то ещё — факторов может быть довольно много.

С. Рудов

— Согласен.

А. Пичугин

— Но вот люди стоят в этой очереди, а, может быть, это тоже как один из вариантов действия акции «Белый цветок» для того, чтобы эту очередь разгрузить, в хорошем смысле слова? Давайте продолжим буквально через минуту. Я напомню, что у нас в гостях сегодня Сергей Юрьевич Рудов — член Общественной палаты, генеральный директор Фонда святителя Василия Великого, председатель правления Ассоциации благотворителей «Белый цветок». Сегодня о «Белом цветке» и говорим. Я — Алексей Пичугин. Буквально через минуту в эту студию мы вернёмся.

А. Пичугин

— Снова здравствуйте, дорогие слушатели! Это «Светлый вечер» на светлом радио. Я — Алексей Пичугин. И сегодня у нас в студии вместе со мной Сергей Рудов, он член Общественной палаты, председатель правления Ассоциации благотворителей «Белый цветок», генеральный директор Фонда святителя Василия Великого. Говорим мы сегодня о «Белом цветке» в первую очередь. И какую помощь вы ожидаете, помимо денежной? Бывает же, что люди очень хотят помочь, но нет возможности у них помочь финансово, даже что-то купить, может быть, из тех поделок, которые вы предлагаете на своих мероприятиях и акциях. Но они как-то хотят помочь и поучаствовать, не остаться в стороне. Что можно им предложить?

С. Рудов

— Формы самые разные, начиная от волонтёрства.

А. Пичугин

— Вот волонтёрство, да

С. Рудов

— Людей будет много. Например, в эти минуты у нас работает целый штаб, куда приходят молодые студенты — девочки, мальчики, первокурсники, второкурсники, которых наши офицеры инструктируют на вот эти акции. То есть молодые люди, здоровые люди, с таким правильным, бьющимся сердцем, они вот отдают своё время для того, чтобы помогать людям. У нас, например, в том году был прекрасный мастер-класс, который проводили «Сорок сороков» — это православные такие наши ребята-спортсмены. Этот мастер-класс привлёк огромное количество там гуляющих людей. И вот эти наши в православных футболках богатыри смотрелись крайне хорошо. То есть, скажем так, отчасти субтильные юноши, останавливаясь рядом с православными богатырями, видели, может быть, какие-то спарринги наблюдали. Я думаю, что вот это наблюдение рождало какие-то более правильные мысли. В этом году будет у нас в том числе федерация арбалетного спорта и лука, например. Тоже будет типа мастер-стенда такого, где, в общем-то, будут обучать, самое главное, может быть, показывать какие-то стороны таких вот видов спорта. Опять же, повторюсь, будет музыкальная программа, будут вот эти ряды, за которыми будут стоять также дети, и не только дети, предлагая поделки. Есть возможность делать эти поделки. Например, я знаю, что в некоторых храмах вечерами собираются, по крайней мере, дети, бабушки, дедушки и своими руками делают поделки, которые будут использованы в этих «Белых Цветках» в Марфо-Мариинской обители и на ВДНХ.

А. Пичугин

— А куда идти? Ещё раз адрес назовите, пожалуйста! Вы говорите, что вот сейчас уже можно прийти: Вот пока мы с вами беседуем, в эту самую минуту, можно куда-то обратиться.

С. Рудов

— Вот в Марфо-Мариинской обители, я знаю, что эти акции… по крайней мере, вечерами это происходит. Но уточню насколько это каждый день либо не каждый.

А. Пичугин

— По крайней мере, обращаться можно в Марфо-Мариинскую обитель.

С. Рудов

— Да.

А. Пичугин

— Те наши слушатели, которые находятся в Москве, Марфо-Мариинскую обитель знают, хотя бы просто как место такое известное, культурное — в Замоскворечье, на Большой Ордынке. Тут лежит перед вами интересный календарь — называется «Русская Голгофа. От Пасхи до Пасхи. Православный иллюстрированный календарь. Новомученики и исповедники российские». Интересное издание, тем более что мы в наших программах часто касаемся темы не только новомучеников, но и темы репрессий. Лично мне эта тема очень интересна. Мне кажется, что об этом надо говорить как можно больше. Не только в смысле новомучеников и исповедников Церкви, но и вообще о людях, которые просто погибли в 30-е годы. Гибли люди, составлявшие цвет нации, поэтому интересно очень, что это за календарь, насколько это соотносится с акцией «Белый цветок».

С. Рудов

— Это один из наших проектов Фонда Максима Грека — такого календаря «От Пасхи до Пасхи», который тоже уже является ежегодным, этому проекту уже пять лет. Особенностью этого календаря является то, что первым днём своим, скажем так, он считает день Пасхи — Светлого Христова Воскресения. То есть в этом году это 1 мая. Соответственно, заканчивается календарь первым днём Пасхи следующего года — 16 апреля. Поэтому очень хороший проект, ему пять лет в этом году.

А. Пичугин

— Вы уже пять лет такие календари издаёте?

С. Рудов

— Да. Поэтому и вашему замечательному радио оставляем необходимое количество этих календарей. В этом году тема — это новомученики.

А. Пичугин

— То есть тема меняется?

С. Рудов

— Да.

А. Пичугин

— А почему решили новомучеников избрать темой?

С. Рудов

— Это было в планах, поэтому мы и реализовали эту тему.

А. Пичугин

— Давайте вернёмся к «Белому цветку». Вот я смотрю сайт. Сайт: http://www.beliycvetok.ru. Можете в поисковике любом, в конце концов, забить «Белый цветок». Тут есть раздел «Мастер-класс». Я так понимаю, что это как раз по поводу изготовления поделок, которые будут продаваться. Что-нибудь можете рассказать? Мастер-класс это всегда интересно, на мастер-класс всегда приходит много народу, это у нас модно сейчас очень. Люди смотрят, что чему-то учат, и обязательно приходят.

С. Рудов

— Вот как раз о мастер-классах говорю. Там будут, условно говоря, такие мастер-классы спортивные, будут у нас мастер-классы изготовления поделок. Будут у нас мастер-классы, связанные с деревянными работами, гончарными работами. Будет то, что привлекает в наше время людей, особенно привлекает семьи, чтобы цельность какая-то появилась там во времяпровождении.

А. Пичугин

— А молодёжи много приходит?

С. Рудов

— Молодёжи много. Я вот уже как раз об этом сетовал, что…

А. Пичугин

— Да, вы упомянули «Сорок сороков» и …

С. Рудов

— Да. То есть, опять же, для тех, кто думает о том, чем занять себя в эти первые субботу-воскресенье после Пасхи, и этот человек не летит куда-нибудь на Мальдивы или Сейшелы, это вот одно из приятных мест будет, наполненное молодёжью, смыслом и каким-то интересом. Плюс рядом у нас 57-й павильон владыки Тихона. Есть договорённость с ним о том, что там будут в это время экскурсии. Для детей это будет бесплатно. В общем, будет чем занять детей и себя.

А. Пичугин

— А Правительство Москвы как-то… Например, на сайте я вижу: один из крупнейших благотворительных праздников столицы — «Белый цветок». Для того, чтобы он был одним из крупнейших, всё равно нужна какая-то помощь сверху. Правительство Москвы участвует?

Хотя бы площадки, информационная поддержка и так далее, и так далее.

С. Рудов

— В данном случае, сама площадка… Как раз одна из наших целей, может быть, главных, чтобы такой праздник «Белого цветка», в данном случае на ВДНХ, возможно, стал таким ежегодным для Правительства Москвы. Москва участвует выделением площадки, они ставят сцену. То есть как-то взяли на себя в том числе какую-то организацию подготовки этого праздника. Плюс департамент Владимира Черникова тоже достаточно активно участвует в координации этого праздника.

А. Пичугин

— Мы говорили о том, что люди могут как-то помочь… захотят помочь, куда прийти. А если человеку нужна помощь? Если он понимает, что именно «Белый цветок», вот он отвечает его каким-то внутренним запросам, но ему самому нужна помощь и он рассчитывает её получить у вас, куда ему можно обратиться?

С. Рудов

— Вот есть у нас такая программа «Милосердие». Есть «Милосердие.ру» — это сайт, который аккумулирует просьбы, занимается экспертизой обращений. И соответственно, шанс на то, что помогут, он довольно высок.

А. Пичугин

— А вы сотрудничаете с другими благотворительными организациями, фондами? Вот к нам часто приходят представители совершенно разных фондов, которые помогают людям в абсолютно неожиданных порой жизненных ситуациях. И вот с тех пор, как мы общаемся с этими людьми, понимаешь, что за последние годы ситуация довольно сильно изменилась в лучшую сторону: человеку всегда есть куда обратиться. Если отбросить какое-то чувство неудобства, стыда, ведь часто людям просто как-то неудобно идти просить помощь. Это у нас приравнивается к тому, что вот стоять в переходе с вытянутой рукой, точно также и попросить помощи для себя или для близкого через фонд, через благотворительную организацию. Но их становится всё больше, и больше количество людей, которым они помогают. А вот между собой как-то сотрудничаете, общаетесь? Может быть, есть какие-то конференции ежегодные благотворителей?

С. Рудов

— Хороший вопрос. Я думаю, что всё равно как-то, если человек созрел до дел милосердия, такого добра, то всё-таки мой опыт гласит, что какая-то своя траектория появляется у группы людей либо у фонда какого-то конкретно, либо у группы фондов. Думаю, что по линии Церкви идёт попытка как-то сверить часы, по крайней мере есть такие слёты Отдела по социальной деятельности владыки Пантелеймона в той же Марфо-Мариинской обители, когда приглашаются представители регионов, священники, крупные фонды региональные для того, чтобы именно как-то обмен опытом вести.

А. Пичугин

— Видите как, у нас по линии Церкви делается очень много, но при этом существует огромное количество совершенно замечательных организаций чудеснейших, которые никоим образом свою религиозную принадлежность не афишируют, её попросту нет, скорее всего. К нам сюда, в эту студию, приходили люди, которые совсем никак не относятся ни к одной конфессии, они просто делают добрые дела. Наверняка они не поедут на организацию каких-то мероприятий, фестивали, встречи, которые организует… их просто могут не позвать, потому что они по спискам не проходят.

С. Рудов

— Я думаю, что нуждающиеся всегда рядом. Если человек на самом деле хочет кому-то помочь, он изыщет такую возможность и найдёт. Насколько, на самом деле, координироваться серьёзно разным фондам с разными учредителями, с разными, может быть, задачами, не знаю. Вопрос, мне кажется, интересный, он более глубок, чем, может быть…

А. Пичугин

— Есть ещё огромное количество организаций зарубежных, у которых накоплен тоже свой грандиозный опыт, у которых вот эта благотворительная линия не пресекалась, как у нас, на 70 лет. Нельзя сказать, что у нас в советское время никто никому не помогал. Конечно, помогали, конечно, у нас тоже много чего происходило в этом направлении, но адресная помощь, фонды — это просто было невозможно в условиях плановой экономики, а сейчас — пожалуйста. Всё это приходит к нам с Запада — возрождение каких-то традиций благотворительных. А вы как-то общаетесь с западными коллегами на этот счёт? Или, может быть, наоборот — с восточными?

С. Рудов

— Именно мы, как Фонд Василия Великого и Фонд Максима Грека, которые я возглавляю, то есть Фонд Максима Грека — это фонд Ватопедского монастыря, то есть это уже западные коллеги, находящиеся на Афоне, наши собратья по вере. То есть с этой точки зрения, мы в таком постоянном партнёрстве. Если брать нашу внутреннюю деятельность, то мы всё-таки больше опираемся здесь на себя, на своих друзей, имеющих российское гражданство и ярко выраженные корни российские, и взгляды вперёд такие, может быть, православно-имперские. Поэтому, наверное, такого опыта у нас лично нет.

А. Пичугин

— Ватопедский монастырь, кстати, давайте немного попробуем переключиться от непосредственно благотворительности. Мы привыкли, что когда говорим об Афоне, говорим о русском монашестве, русском присутствии на Афоне. Но мы понимаем, что это, в общем, земля греков, основная часть монастырей там греческая. Но интереснее всегда, конечно, узнать что-то новое. Вот Ватопед, расскажите, пожалуйста, откуда сотрудничество с ним пошло, почему именно с этим монастырём?

С. Рудов

— Я уже рассказывал. Для меня лично это… в сложный момент моей жизни, когда возникли огромные вызовы и проблемы, я искал помощи Божией и нашёл её именно в стенах Ватопедского монастыря у иконы «Всецарицы». Поэтому, наверное, моя такие любовь и уважение к монастырю берут своё начало оттуда. Опять же, поспорю с вами — насколько Афон является чисто греческим либо что-то, не знаю…

А. Пичугин

— Но, наверное, общеправославным, общехристианским местом является. Общеправославным в данном случае всё-таки.

С. Рудов

— В моей какой-то картинке оценки людей: если я вижу, что какой-то монах, например, имеет ярко выраженную национальность как бы, то такое вот у меня внутреннее ощущение какой-то неполноты этого монаха. Я просто знаю людей, которых я не могу назвать монахами-греками либо монахами-русскими. Монах настоящий, он вне национальности. И на Афоне таких вот всё-таки монахов вне национальности я знаю достаточное количество, поэтому чем Афон, наверное, и притягивает меня и некоторых моих друзей.

А. Пичугин

— Сергей Рудов — член Общественной палаты, президент Фонда святителя Василия Великого сегодня у нас в гостях в программе «Светлый вечер». Я немножко другое имел в виду, я хотел сказать, что мы, когда говорим об Афоне, мы чаще всего вспоминаем — ну, среди людей, которые знают, что такое Афон, знают, что такое православное монашество, что средоточие такой жизни монашеской в Православии находится на Афоне, — мы здесь, в России, вспоминаем обычно наш Пантелеимонов монастырь. Просто потому, что много каких-то товаров, через него прошедших, здесь, много о нём говорят, пишут. И при этом, конечно, держим в голове, что все остальные монастыри, они не русские. Но знаем мы всё-таки больше про Свято-Пантелеимонов монастырь, поэтому хотелось бы узнать про Ватопед. Расскажите, пожалуйста, об его укладе, о жизни, о том, чем он, может быть… ведь все монастыри на Афоне, они чем-то же отличаются друг от друга? Далеко не всем, особенно нашим слушателям-женщинам, вообще вряд ли когда-то удастся там побывать.

С. Рудов

— Рекомендую всем оказаться в монастыре Ватопед.

А. Пичугин

— Мужчинам.

С. Рудов

— Да. Это, наверное, сегодня один из самых больших монастырей на Афоне, там порядка 130 монахов сейчас в этом монастыре. Это много. Понятно, что Афон — для тех, кто совсем далёк, — это мужская территория, это место, где женщины не появлялись уже очень давно. Опять же, вспоминаю комментарии отдельных наших таких монахов-епископов по поводу их оценок Ватопедского монастыря, их уклада жизни, может быть, того, что они успели почувствовать. Вот один из епископов не так давно, достаточно уважаемый там и у нас, в нашей Церкви, человек, мне сказал следующее: «Наконец-то я увидел идеальный монастырь!» То есть такая была осознанная фраза по прошествию двух дней молитвы, пребывания в стенах Ватопедского монастыря. Это монастырь, где чувствуется Бог, это монастырь, где благодать очень густо и ощутимо разлита как бы и легко касается сердец джае таких людей случайных, с которыми я часто приезжал в Ватопед, например. Это монастырь, где, понятно, есть такие сверхъяркие личности, как отец Ефрем, например, который прямо светит ярко-ярко и притягивает к себе других людей. Также это монастырь, где практически многие из монахов, которых можно наблюдать, полны этой радости. То есть можно просто во время службы наблюдать за другими монахами, например, и видеть, с каким желанием, с каким рвением они выполняют свои какие-то послушания по храму и так далее. Не знаю, это монастырь, где лично мне комфортно, где я чувствую всегда Бога, где я чувствую радость и не чувствую надрыва в поведении монахов, не чувствую обречённости какой-то, которая привела в монастырь. Я чувствую какое-то такое счастье, которым они делятся. То есть эта переполненность внутренняя у них, она доходит и до меня. Поэтому те, кто был, те знают. Тот кто не был — просто рекомендую там оказаться. И там: приди и виждь — другого ничего нет для наших сердец.

А. Пичугин

— А часто удаётся там побывать?

С. Рудов

— Я стараюсь. Для меня это дорого — там оказываться. Понятно, что это не самоцель, это не является такой математической моделью спасения, что я оказался на Афоне и сразу я изменился, сразу мне хорошо. Для меня лично это много, это то место, куда меня тянет, то место, где я заряжаюсь. Опять же, я планирую оказаться и в Пантелеимоне, и в других монастырях. То есть я ищу Бога и в своей повседневной жизни, и посещая монастыри. И в том числе, я молюсь, я ищу Бога и на Афоне. И бывают совершенно неожиданные встречи с простыми монахами, какие-то состояния правильные в других монастырях. Поэтому те, кто это испытал, они поймут.

А. Пичугин

— Интересно, потому что для меня… я не был никогда на Афоне, был рядом — на кораблике оплывал. Интересно, ведь, собственно говоря, Уранополис — город, который находится прямо возле, совершенно туристический город. Всё, что окружает Афон — это абсолютно туристическая Греция: набережные, отели, курорты, бассейны — всё, что угодно. И вот, раз — такой один маленький, относительно маленький, относительно всей Греции, полуостров — совершенно другой мир, наверное.

С. Рудов

— Алексей, ну вот, если можно, пользуясь случаем, приглашу тебя на Афон и твоих коллег. И в силу твоего недюжего ума, опыта и такой едкости ума, я бы хотел, чтобы на самом деле вот сегодняшнее такое отношение к Афону — ты, может быть, много хорошего слышал, но всё равно

как бы через какой-то скепсис что-то воспринимаешь. Я бы хотел, чтобы ты как-то сам лично испытал, сравнил и, может, поделился со слушателями. Для меня было бы это дорого, поэтому прими, пожалуйста, от меня приглашение, я всё организую.

А. Пичугин

— Да вот у нас тут Святейший Патриарх едет. Я так понимаю, что мы тоже вместе с ним.

С. Рудов

— Так что я бы хотел, чтобы ты сам лично испытал, сравнил и взвесил, и поделился со слушателями, которые тебе доверяют — именно своей такой выстраданной оценкой.

А. Пичугин

— Но я надеюсь, что всё сложится.

С. Рудов

— А ещё раз повторю, что возьму на себя всю организацию, по крайней мере твоей поездки, если ты позволишь.

А. Пичугин

— Да, обсудим! Наша программа уже потихоньку подходит к концу. Давайте вернёмся к «Белому цветку». Всё-таки главная тема нашей сегодняшней программы это «Белый цветок». Ещё раз напомните, пожалуйста, даты: где, когда он будет проходить в Москве.

С. Рудов

— В Москве 7 и 8 мая на ВДНХ. В 11 часов будет начальный молебен, который откроет акцию «Белый цветок», которая будет проходить около 57-го павильона, известного тем, что там размещена экспозиция владыки Тихона, крайне интересная. Всех ждём, всех зовём на празднование праздника благотворителей «Белый цветок». Также 22 мая в Марфо-Мариинской обители будет в шестой раз уже такая тоже ежегодная акция «Белого цветка», но она более домашняя, я напомню об этом.

А. Пичугин

— Но тем не менее, вы туда тоже всех приглашаете, кто хочет.

С. Рудов

— Мы приглашаем и туда, и туда. Уверен, что в каждом случае будет польза, оба это семейных праздника. Единственно, что, может быть, на ВДНХ будет такая более светская категория соседей слева, справа.

А. Пичугин

— Но всё равно… На ВДНХ тоже же для москвичей, особенно для гостей нашего города, знаковое место, куда все, так или иначе приезжающие в Москву, сейчас там, кстати, все условия создаются — замечательно преобразилось это место… Это в Москве. Но ведь «Белый цветок» это всероссийская акция, она проходит, я так понимаю, что во многих городах. Мы с вами вспоминали сегодня и Курск, и Кострому, и Белгород, Крым — собственно, откуда «Белый цветок» когда-то больше ста лет назад стартовал. А что с регионами в этом году?

С. Рудов

— В этом году у нас будет Самара, Тула, Кострома, Белгород, Курск. Будет в Подмосковье несколько праздников, таких, может быть, более домашних. Я надеюсь, что «Белый цветок» будет таким значимым событием для тех регионов, где всё-таки он будет проходить. Будет Воронеж в этом году.

А. Пичугин

— Ближайший когда вне Москвы?

С. Рудов

— Ближайший в Самаре будет 1 июня. И 4 июня будет в Туле.

А. Пичугин

— Кстати, 1 июня же — День защиты детей.

С. Рудов

— Ну вот, увязано событие.

А. Пичугин

— А в Крыму?

С. Рудов

— В Крыму, скорее всего, будет в конце сентября. Вот мы сейчас как раз ведём переговоры.

А. Пичугин

— Тоже хорошее время в Крыму — конец сентября.

С. Рудов

— Светлое время, жёлтая осень такая крымская, правильная, не московская. Но если кому-то сложно прийти на ВДНХ в Москву, то ждём в Крыму, в Симферополе.

А. Пичугин

— Да, так всегда бывает — проще в Крым.

С. Рудов

— Да, конечно.

А. Пичугин

— Кстати, никогда не думали о том, чтобы вынести за пределы страны? Хотя бы в какое-то ближайшее Зарубежье? В ту же Беларусь — там провести. Связи-то очень хорошие.

С. Рудов

— Ну, поразмышляем. В планах это есть, но в этом году как-то вот не дотянемся.

А. Пичугин

— Что же, дай Бог, чтобы в следующем году дотянулись или через год, или когда-нибудь. И вообще, чтобы такие акции продолжались, их становилось больше. «Белый цветок», напомню, имеет такие обширные исторические традиции, корни. В 1911 году первая акция в Крыму прошла. И вот сейчас, последние шесть лет, целая команда — Ассоциация благотворителей «Белый цветок» продолжает это дело возрождать, очень правильное, хорошее. Кстати, буквально в двух словах, наверное, тоже стоит напомнить тех людей, которые вместе с вами это всё делают. Вот в команде Ассоциации благотворителей на сайте здесь перечислены господин Лебедев, Михаил Косачёв, Степан Прохоренко и так далее, и так далее. Вкратце, буквально в двух словах — кто эти люди и какова их роль?

С. Рудов

— Их роль — тащить, делать, реализовывать те задачи, о которых мы сейчас говорим. То есть это такие руки-ноги проекта, по крайней мере тех проектов, о которых мы говорим сейчас.

А. Пичугин

— Спасибо. Я напомню, что мы сегодня в программе «Светлый вечер» с Сергеем Юрьевичем Рудовым беседовали — членом Общественной палаты, председателем правления Ассоциации благотворителей «Белый цветок», генеральным директором Фонда святителя Василия Великого. Я, Алексей Пичугин, прощаюсь с вами. Всего доброго! Спасибо, Сергей Юрьевич! Будьте здоровы, до свидания!

1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (4 оценок, в среднем: 5,00 из 5)
Загрузка...