Вера, непохожая на жизнь

Частное мнение. Константин Мацан. Вера, непохожая на жизнь
Поделиться

Мацан (1)Я люблю приходить в храм — и слышать непривычный церковно-славянский язык. Странный, местами тяжеловесный. Но неизменно наполняющий меня чувством почтения к тому, что я слышу. И мне не хотелось бы вместо «хлеб наш насущный дашь нам днесь» обращаться к Богу: «хлеб наш насущный подавай нам на каждый день». Смысл-то, конечно, не меняется, но звучит как-то плоско и… мелко что ли. Глубины не хватает. А если не всё в тексте службы понятно, так надо просто чаще в храм ходить.

Я люблю на службах стоять. В кино, само собой, лучше сидеть. В автобусе или метро — тоже, да, каюсь, грешен, старушкам уступаю, иногда пересиливая себя. Но вот на службе в храме люблю стоять. Потому что это заставляет не расслабляться. Это как будто помещает меня в совершенно непривычные условия. Ну где еще в жизни мне предлагается полтора-два часа стоять фактически на одном месте?

Все это так непохоже на нашу обычную жизнь. И мне кажется, в этом есть великая правда. Вера и не должна быть похожа на жизнь. Она должна быть чем-то принципиально иным, должна вырывать тебя из привычной скорлупы. А иначе — зачем она?

У меня есть знакомые, которые, до своего прихода в Православие, были протестантами. И я помню, как рьяно они не принимали устои Православной Церкви, потому что в ней, дескать, все как-то архаично и непонятно. Не как в жизни. Но зато у них на молитвенных собраниях все, наоборот, как в жизни: и язык современный, и никаких странных одежд священников, и музыка под рояль и гитару, и мотив простой и популярный, и все весело. Их это устраивало. Получалось, что вот есть жизнь — а в ней учеба, мода, культура, общение, друзья — и вера в Бога. Как еще один сегмент. И этот сегмент нужно аккуратно вписать в целое, но без ущерба для этого целого: то есть, для своих привычек и своих представлений о том, как нужно…

Потом, придя к Православию, эти же друзья говорили, что в православной вере их привлекло как раз обратное: непохожесть на обычную жизнь. В какой-то момент они задались как раз этим вопросом: если вера — такая же как жизнь, то зачем вообще нужна эта вера? Ведь не жизнь должна определять, какой быть твоей вере, а наоборот, вера должна определять, какой быть твой жизни.

Странность Православной культуры — с ее церковно-славянским языком, облачениями священников, символическим богослужением — это наш шанс подняться над нашей обыденной жизнь. Вырваться из нее. Подумать не о сиюминутном, а о вечном. На теплом и уютном диване, или в концертом зале — не очень-то приходят мысли о спасении души, о своих грехах, о том, что будет со мной после смерти. Если и в храме тоже поставить теплый уютный диван или сделать храм похожим на концертный зал — то зачем тогда такой храм? Христос заповедал нам быть «не от мира сего». Конечно, у этой максимы множество смыслов. Но это в том числе и объяснение, почему в Церкви все так как бы странно и непохоже на обычную жизнь.

1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (22 оценок, в среднем: 4,82 из 5)
Загрузка...