«Великий князь Ярослав Всеволодович». Исторический час с Дмитрием Володихиным - Радио ВЕРА
Москва - 100,9 FM

«Великий князь Ярослав Всеволодович». Исторический час с Дмитрием Володихиным

* Поделиться

Вместе с доктором исторических наук Дмитрием Володихиным мы говорили о судьбе и воинских подвигах отца святого благоверного князя Александра Невского — великого князя Ярослава Всеволодовича.

Ведущий: Дмитрий Володихин.


Ведущий: Дмитрий Володихин

Здравствуйте, дорогие радиослушатели. Это «Светлое радио», радио «Вера». В эфире передача «Исторический час». С вами в студии я, Дмитрий Володихин. И у нас сегодня с вами приватный разговор. Потому что никаких гостей нет, только вы и я. Сегодня мы записываем последнюю в этом году, посвященном 800-летию со дня рождения святого благоверного великого князя Александра Невского, передачу, которая связана с его судьбой. Мы поговорим сегодня об отце Александра Невского, о великом князе Ярославе Всеволодовиче, который святым, конечно же, никогда не был, но уж во всяком случае, это очень крупная фигура для политики и для военного искусства средневековой Руси. И надо сказать, что время от времени приходится читать в специальной научной литературе или в научно-популярной, что Ярослав Всеволодович — это личность, которую недооценили. Не то, чтобы о ней забыли, нет. Она попала и в научные издания, учебные, но все-таки тень великого сына в какой-то степени скрывает величие отца. Отец был, скажем так, человеком, который не обладал нравственной высотой сына. Вместе с тем, это был действительно очень крупный политик, выдающийся полководец и в какой-то степени он разведал судьбу сына, их судьбы во многом повторяются. И тот и другой долгое время княжили в Новгороде. И тот и другой вступили с городом в странные отношения, отношения любви-борьбы, когда город и князь, с одной стороны, притягиваются друг к другу, а с другой, отталкиваются и никак не могут найти ровного, срединного, умеренного отношения. Кроме того Ярослав Всеволодович первым из русских князей нанес серьезное поражение в битве с немецкими рыцарями в Прибалтике. И его сын Александр Невский через несколько лет повторит счастливый опыт отца. Более того, кинематографисты даже некоторые эпизоды из жизни отца переносили в жизнь сына. Собственно, немецкие рыцари, которые попадают в ледяную воду после того, как под ними проломился лед в фильме Сергея Эйзенштейна «Александр Невский» — это ведь эпизод из судьбы Ярослава Всеволодовича, и мы об этом поговорим. У Александра Невского ничего такого не было. И наконец, отношения с Ордой у отца и у сына сложились столь похоже, что ты удивляешься. Мало того, что изумлен бываешь тем, как они строили политику с Ордой, насколько сходно, но и насколько схоже они ушли из жизни. Оба возвращаясь из путешествия в Орду. Таким образом, получается так, что когда-то отец, повторяю, разведал дорогу жизни, дорогу судьбы для Александра Невского, и ему шагалось тяжелее по этой дороге. Очевидно, он оказался более теплым, более заботливым воспитателем в отношении своего сына и много чего ему передал из своего опыта, нежели сам получил от своего отца, от великого политика Всеволода Большое Гнездо. Ну, а теперь давайте, как говорят в армии, на исходную.

Родился Ярослав Всеволодович в 1091 году в необъятной семье Владимирского самовластца, великого князя Всеволода Большое Гнездо, одного из ведущих политиков всей средневековой России, человека, который в ежовых рукавицах держал, примерно, четверть или, может быть, одну пятую всей Древней Руси, а именно Владимиро-Суздальское княжество. Бог наградил его обилием сыновей. И если сам Всеволод Большое Гнездо с неохотой давал уделы кому-либо из родни, и на старости лет может быть, старший из его сыновей Константин подумал, что и он так будет поступать после того, как папа скончается, то сам великий князь решил поступить иначе. Он неожиданно для всех решил проявить отеческую заботу и попечение. Был железный человек, может быть, даже каменный, суровый правитель. Он был ласков, ну, разве что с Церковью. Родню свою он особенно не баловал добрым отношением. И тут вдруг, стоя одной ногой в гробу, он неожиданно помягчел сердцем. Очевидно, подумал, что сейчас ему идти на суд к Господу Богу. И эта неожиданная мягкость, как ни странно, дорого стоила Руси. И именно она трагическим образом сказалась на судьбе его сына Ярослава Всеволодовича. Сейчас пока рано еще, рано говорить, что отец умирает, пока он еще полон сил. Ярослав Всеволодович его третий сын и не последний. Ярослав Всеволодовичу, по большому счету, не светит занять великокняжеский Владимирский престол. Что отец даст, что отец нарежет ему на Руси, то будет ему принадлежать. А отец, в общем, может делать ставку скорее на первого сына, на старшего на момент рождения Ярослава Всеволодовича, на Константина. Может приглядываться ко второму сыну, Юрию, но Ярослав для него столь значительной ценностью не обладает. Условно говоря, резервный наследник. Причем, второй резервный наследник. Отец, в общем, особенно о нем не заботился. Скорее Ярослав Всеволодович был для него чем-то вроде фигурки для игры в шахматы. Это привело к довольно тяжелым перипетиям в судьбе сына. В десятилетнем возрасте Всеволод Большое Гнездо отправил своего сына Ярослава далеко на юг занять вакантный престол в городе, который называют условно Переславль Южный. «Южный» — это более поздняя приставка, он назывался просто Переславль. В последствие выходцы с юга город с этим же именем поставили и на Владимирской земле, называться он стал Переславль-Залесский. Во времена советские этот город назывался Переслав Хмельницкий, сейчас просто Переслав. Надо сказать, что на юге это был очень почетный престол, третий по значимости после Киева и Чернигова, богатейший город. Конечно же, отец не надеялся на то, что десятилетний сын удержит этот самый город, конечно же. Но при сыне были советники, и сын был, скорей, номинальной фигурой. Сын, тем не менее, довольно долго княжил там. Даже, когда он стал подрастать, принял участие в тринадцатилетнем возрасте в большом походе против половцев, он там был, что называется, младшим партнером, и увидел впервые, какова она — победа. Поход был в целом удачный и Ярослав Всеволодович, что называется, попробовал руку на настоящем живом враге. Одно время его звали княжить еще и в богатый Галич, но он, видимо, в отроческие годы был немного медлителен, своего рода увалень что ли. И он так долго консультировался с друзьями и недругами, может ли он занять этот престол, что местные жители передали его другому князю — в общем, проигрыш. Через некоторое время на Киевский великокняжеский престол взошел человек, который был враждебен и Всеволоду и его сыну Ярославу. Пришлось, что называется, княжение очистить без боя. Было понятно, что подросток против серьезного воина и политика, тем более, в отдалении от отца с его неисчислимыми полками, не удержит, не сможет закрепиться всерьез и по-настоящему, может только жизнь потерять. Его отозвали на север. Отец ему дал престол в Рязани, и надо сказать, ну, это уж совсем не забота о сыне и вот по какой причине. Рязань — это город, враждебный Владимиру, постоянно шли боевые действия. Всеволод Большое Гнездо постоянно замирял там мятежников. И сыну дал престол, который буквально полыхал огнем мятежа еще совсем недавно, и под остывшим пеплом еще были горячие уголья вражды. Долго ли там сын продержался? Да, совсем недолго. Его сторонников, его свиту рязанцы начали жесточайшим образом губить. Он каким-то образом ушел от них и вовремя сообщил отцу: отец, мы потеряли Рязань. Сам он удержать ее не мог. В данном случае он уже не увалень, он уже успевает хотя бы сообщить отцу: беда, давай противодействовать. Отец приходит в Рязань и до всех татар, до Батыя разрушает ее, выводит жителей и показывает, что здесь в Рязани он хозяин, а те, кто здесь жил, будут изгнаны оттуда, и он распорядится ими, как хочет. Престол тот был потерян для сына, однако, через некоторое время он перейдет в другой Переславль — Переславль-Залесский. Ну, можно сказать, начиналось княжение в Переславле, заканчивает юность свою княжением в другом Переславле. В том, который считается, хоть и богатым городом, но далеко не столь значительным, как Южный. И вместе с тем все равно, третий сын постепенно, понемножечку из неудач, из, в общем, отцовской холодности, из положения игровой фишки превращается в довольно крупную фигуру. Надо сказать, что именно Ярослав Всеволодович, как я уже говорил, будет первым русским князем, который притормозит движение немцев, их рыцарства на Русь, и поэтому сейчас в эфире прозвучи отрывок из кантаты «Александр Невский» Сергея Сергеевича Прокофьева «Триумфальный въезд Александра во Псков». Заметим, сына Ярослава Всеволодовича, Александра Ярославовича.

Звучит музыка

Дорогие радиослушатели, напоминаю вам, что это «Светлое радио», радио «Вера». В эфире передача «Исторический час». С вами в студии я, Дмитрий Володихин. Мы продолжаем разговор о трудах и днях великого князя Ярослава Всеволодовича. Он еще пока совершенно не великий, напротив, на его глазах разворачивается борьба за великое княжение между старшими сыновьями. В 1212 году Всеволод Большое Гнездо умирает, он хочет отдать Владимир старшему сыну Константину, остальные города и земли разделить между прочими своими наследниками. Но Константин ему резонно говорит: отец, ты же правил самовластно всей землей, так дай и мне самовластно править и Владимиром, и Ростовом, а я уж разберусь, кому что из княжений в своей родной братии отдать. Отец такого непокорства не терпит, и не то чтобы гневается на сына, но явно становится к нему недоброжелателен. Константин сидит в великом мегаполисе русского средневековья, богатейшем городе Ростове. Древнейшая столица всего этого региона Ростов, и Константин явно любит этот город. В последствие его сыновья и их потомки будут на протяжении чрезвычайно долгого времени княжить на Ростовской земле, вплоть до 70-х годов 15-го века. Но для нас важно другое: он получил свой любимый Ростов, но не получил Владимир. Владимир занимает второй сын, Юрий Всеволодович. Переславль остается за Ярославом Всеволодовичем. Но и прочая братия получают уделы поменьше, поменьше. Первое время братья не ладят. Константин хотел бы после смерти отца забрать себе Владимир, этого не получается. Однако впоследствии младшенький, Ярослав Всеволодович, оказывается тем запалом, который рванул под почвой всей Владимиро-Суздальской Руси. Очевидно, устав от роли фигуры на игровом поле, он хочет сам испробовать, что такое большая игра. И он пытается закрепить за собой Новгород Великий. Его Новгородцы позвали на великое княжение, поссорились с ним. Он попытался удержать Новгород жесточайшими методами, закрыв подвоз хлеба на территорию вечевой республики, там начался голод, и Новгород был гневен. Просто рассвирепел всей массой жителей этого города на Ярослава Всеволодовича. Призвал себе на помощь его тестя великого воина Мстислава Удатного, иногда его называют удалой, и тот собрал коалицию князей, свою дружину, Новгородское ополчение и пошел на Ярослава Всеволодовича. Тот сманеврировал, встав за спину великого князя Владимирского, своего брата Юрия. Тогда к Мстиславу, к новгородцам присоединился Константин Ростовский. Понимаете, с точки зрения современного жителя России это нонсенс, это дичь, это не только страшно, это еще и глупо, нелепо и абсурдно. Представьте себе, Владимирская область идет против Новгородской, к Новгородской присоединяется Смоленская, и некоторые близлежащие земли ко Владимирской области, например, часть Московской, выступают за нее. В общем, это война регионов, по современным понятиям. Для того времени, это тоже была редкость, для середины 13-го века. Юг Руси кипел междоусобными войнами, там постоянно находились желающие попробовать себя в деле завоевания такого богатого приза, как город Киев. Но на Севере междоусобные войны случались редко, и никто не понимал, до какой катастрофы может довести упорство родных братьев и их брачного свойственника Мстислава Удатного. Это еще ко всему прочему не только война регионов, но и война близкородственных друг другу людей. Она в общем братоубийственная, по сути. Русские против русских, православные против православных, родня в одной семье друг против друга и насмерть, без единого шанса помириться. Велись переговоры, пытались между собой договориться представители двух коалиционных группировок, и вместо того, чтобы договориться, осыпали друг друга огромным количеством оскорблений. Результат — битва на реке Липицы, близ города Юрьева-Польского, 1216 год. Ошеломляющий разгром Юрия и Ярослава Всеволодовичей, а также их младших союзников. Новгородцы вообще считали, что все поле битвы было покрыто мертвецами из войска неприятельского, такого же русского и православного, как и они. Считали, что там погибло девять тысяч суздальцев, владимирцев, переславльцев и так далее. И надо сказать, я бы даже в конце поста перед Новым годом, или как говорят, гражданским новолетием, не записывал бы такую передачу, если бы вся эта трагедия не кончилась хорошо. А кончилась она тем, что братья все-таки устрашились тем, что они сотворили. Устрашились этой бойни и как верующие люди, как христианские политики сошлись для того, чтобы помириться. Ярослав Всеволодович и Юрий бежали с поля боя. В 19-м веке неподалеку от места сражения нашли богато украшенный шлем. Считается, что это шлем, который спрятал Ярослав Всеволодович, но впоследствии так за ним и не вернулся. Для этого нужно было скакать без памяти, загоняя коней так, что собственный шлем и собственная кольчуга, которые стоили немалых денег, казались грузом, который мешает выжить. Пришлось скинуть все это, спрятать и дальше скакать. А потом старший из братьев Константин явил им всем милость. Братья, помиримся. Я дам вам хорошие уделы в этом княжении, я не обижу вас, я не собираюсь изгонять вас, я не собираюсь брать вас в плен и держать в порубе, мы же одного отца дети, одна кровь. Что мы делаем. Только давайте договоримся о том, что когда я уйду, мои дети так же от вас получат хорошее княжение, вы их не обидите. Константин был старше остальных братьев и, очевидно, он не был особенно здоровым человеком, понимал, что он продержится на великокняжеском престоле недолго. Он действительно всего пару лет правил, впоследствии сошел в могилу и, надо сказать, что эта трагедия Липицы обернулась христианским триумфом. Что при жизни люди договорились между собой соблюдать мир ко всеобщему благу, что после смерти братья Юрий и Ярослав также честно не обидели наследников Константина. Казалось бы, какой ужас, какая трагедия. А все же даже из такой трагедии крепкая вера позволяет выбраться без срама и выправить страшное положение вражды между родными братьями. Хороший пример, красивый пример, хоть и дорого стоивший Руси.

После Липицы семь лет сидит в Переславле-Залесском Ярослав Всеволодович, видимо, испытывая смирение и отказываясь от участия в политических делах. Даже когда союзники говорят ему, дай нам войско, он своих дружинников отправляет, а сам в поход не идет. У него рождаются дети, именно в этот период родился Александр Невский. Он наслаждается счастливо вторым браком, у него под рукой один из красивейших городов Владимирской Руси. Если кто-то бывал в Переславле-Залесском, согласитесь со мной: прекрасное озеро, прекрасные рощи по всхолмиям вокруг этого озера, прекрасный каменный Спасо-Преображенский собор в центре этого города. Наверное, хороши были тесанные деревянные палаты княжеские. Долгое время Ярослав Всеволодович не склонен участвовать ни в каких войнах: ни в междоусобных, ни внешних. А в 1223 году Новгород Великий неожиданно зовет его на княжение. Как так? Невозможно себе представить, семь-восемь лет назад была страшная вражда, рубились, убивали друг друга. И тут зовут опять Ярослава Всеволодовича и говорят: приходи, княжь, защищай нас своей дружиной от наших врагов, рассуживай наши невершенные дела, наши тяжбы. Ярослав Всеволодович с охотой соглашается, потому что князьям Великий Новгород обеспечивал, конечно, очень высокую плату. Он приезжает туда, он сейчас же должен устремиться против литовского войска, которое потревожило владения Великого Новгорода, чуть-чуть не догоняет его около города Усвят, и понимает — это неудача, он не отбил полон, но он хотя бы выгнал литовцев с территории Руси. Почему? Не рассчитал скорость движения, не успел вовремя. И начал понимать, что это место — Усвят, эта узость между озерами — стратегически важная точка, хотя сразу различить, чем она важна, не понятно. Литовцы очень часто нападают тогда на Новгород. Они опаснее немцев, шведов, всех остальных племен, которые нападают на новгородские владения. Они многочисленнее, они энергичнее, они бьют по одной из трех точек — Торопец, Торжок, Русса. В 1224 году они возвращаются и наносят тяжелое поражение полку жителей Руссы. Надо сказать, что чаще всего им приходится уходить через это дефиле между озерами. Если их во время прижать, когда они отягощены целыми толпами угоняемых пленников и целым обозом награбленной добычи, тут-то они могут потерпеть поражение всерьез и по-настоящему. И Ярослав Всеволодович старается в будущем исправить ту ошибочку, которую сделал в тот момент. Он в 1226 году услышав, что на этот раз Литва огромным коалиционным войском — новгородцы считают, что там было семь тысяч бойцов, очень большая для того региона армия — напали на Торжок, устремляется отбивать эту землю. Надо сказать, что по сведениям других летописцев в тот момент было какое-то светопреставление на рубежах русско-литовских. Литовцы атаковали и Смоленск, и Полоцк, много где воевали, а воевать или ходить в зажитие — это по военной терминологии того времени означало идти с грабительскими намерениями, жечь села, отгонять полоняников, забирать добычу и так далее. Ярослав Всеволодович наносит контрудар со своим двором, с жителями Торжка, с князем Торопецким и с небольшим отрядом новгородцев. И наносит он его, угадайте, где? Он его наносит на льду у Святского озера. На этот раз прикинул, как быстро надо двигаться, чтобы догнать литовцев, догнал, это было начало марта 1226-го года и со всей своей тяжелой кавалерией дружинной ударил на льду озера, разгромил литовское войско, положил на месте две тысячи литовцев, отбил полон и отбросил литовцев в их землю. Это надо сказать, было, наверное, самое великое достижение во всей его жизни, то есть он показал себя выдающимся полководцем, и Новгород славил его: хорош Ярослав Всеволодович. Но надо сказать, в 1234 году ему придется все это повторить. Он узнает о том, что опять рейд Литвы достиг Новгородских земель. На этот раз литовцы грабят Руссу и мало того, что под городом набезобразничали, еще и в самой Руссе дорубились до торговой площади, бой идет прям среди города. Потом рушане вроде бы вытесняют за пределы города, бой идет в поле. И не понятно, вроде бы Литва ушла, но выиграли этот бой рушане или потерпели поражение, сложно сказать. Во всяком случае, их Спасский монастырь литовцы ограбили. Ярослав Всеволодович догоняет у Дубровны, наносит удар, опять громит Литву, опять освобождает пленников и заставляет литовские отряды бежать. То есть он был такой грозой Литвы. И на этом направлении литовском мы сейчас притормозим, потому что следующее его столкновение будет через много лет.

А сейчас пора напомнить вам, дорогие радиослушатели, под этот гром побед Ярослава Всеволодовича, что у нас тут «Светлое радио», радио «Вера», и то, что наши победили. С вами в студии я, Дмитрий Володихин. Мы на минуту прекращаем наш с вами диалог, чтобы вскоре вновь встретиться в эфире.

Здравствуйте, дорогие радиослушатели. Это «Светлое радио», радио «Вера». В эфире передача «Исторический час». С вами в студии я, Дмитрий Володихин. Мы обсуждаем судьбу и воинские подвиги великого князя Ярослава Всеволодовича. Он пока на наших глазах успешно служил Великому Новгороду и, надо сказать, что если на литовском направлении все было благополучно, кроме первого раза, то на немецком направлении и на финском все было гораздо сложнее. Немцы и одновременно с ними датчане, шведы в этот момент напирают на западные рубежи Новгородской земли. Постепенно захватывают пункты населенные: крепости, села, городки, которые находились в сфере влияния Новгорода Великого и других русских областей. Подавливают, так сказать, и новгородцы не успевают реагировать. Где-то побаиваются, где-то просто Новгород Великий — республика, которая очень хорошо считает деньги, но не понимает политических последствий своих шагов. Война штука дорогая, и они иной раз боятся всерьез схватиться с немцами. Например, Ярослава Всеволодовича вызывают с большим войском для того, чтобы он атаковал немцев в Прибалтике, в этом регионе, что называется, навел шороху. Немцы только что захватили, причем, по второму разу захватили город, который на Руси называли Юрьев или Гюрьгев. Немцы впоследствии станут его называть Дерпт или Дорпат, а сейчас в Эстонии он называется Тарту, университетский городок, тихий, никогда не скажешь, что тут раньше когда-то были столь страшные сражения. Вызвали Ярослава Всеволодовича с полками, он забрал новгородцев, но Новгород Великий вовсе не направил его отбивать эти земли, которые в общем, еще плохо были закреплены за немцами, их власть здесь была шаткой. Нет, новгородцы решили, война должна сама себя кормить. А раз так, пускай идет на те города, которые обогатели и грабит округу, то есть пугает немцев, удастся взять какой-нибудь немецкий замок, какой-нибудь город — отлично. Нет — война себя окупит. Ярослав Всеволодович ведет полки на Колывань, то бишь на тот город, который немцы станут называть Ревель, сейчас он называется Таллин. Он не берет города, но возвращается с колоссальной добычей. Сам князь понимает, этот успех не полный. Надо брать эти города. Надо прикладывать максимальные усилия, чтобы неприятель оказался выдворен из этих мест. А новгородцы довольны: столько золота, столько пленников, такая радость, такое счастье. Но это момент, когда Ярослав Всеволодович, извиняюсь за выражение, плюнул и покинул новгородцев. Ну, не мог он сними согласиться, что на этом все. И впоследствии, когда он пытался организовать контрнаступление на немцев, ему крепко мешали вечевики новгородские и псковские, вплоть до того, что во Пскове, боясь крутого нрава Ярослава Всеволодовича — а он был политик волевой, воинственный, этот урок смирения, который он получил после Липицы, не сделал его безвольным, не сделал его куклой в руках новгородцев — так вот псковичи до того опасались его, что даже, представьте себе, против русского князя заключили союз с рижскими немцами. Готовы были с оружием в руках встретить Ярослава Всеволодовича. Но тогда до этого не дошло, однако впоследствии Ярослав Всеволодович все-таки получил от новгородского Вече карт-бланш. 1233 год. Немцы выдвигаются на восток, берут новгородский городок Тесов, в плен уводят тамошнего воеводу из знатного боярского рода новгородского по имени Кирилл. И тогда Ярослав Всеволодович с Новгородским ополчением, с Переславльскими и Суздальскими дружинами выдвигается вперед и оказывается под городом Юрьев, где он должен был быть лет десять назад, может быть, одиннадцать лет назад, но тогда ему, условно говоря, этот поход не санкционировали. И в 1244 году на реке, которую называют по-разному по-русски Омовжа, по-немецки Эмбах, еще одно название, видимо, более характерное для Эстонии Эмайыги. На этой реке Ярослав Всеволодович в один день громит два воинства. Одно, вышедшее из осажденного города Юрьева, немецкое рыцарское воинство. Другое, пришедшее из города Оденпе, по-русски медвежья голова. В этом сражении русские дружинники загоняют немецких рыцарей на лед реки, и немецкое рыцарство тонет, потому что под ним лед проламывается. Вот это тот эпизод, который Сергей Эйзенштейн зафиксировал в фильме «Александр Невский». Произошел он, заметьте, за восемь лет до Ледового побоища. Это разгром был знатный. И Ярослав Всеволодович, как написал летописец, «взял мир с немцами на всей своей правде». Вообще тридцатые годы авторитет его огромен, это уже политический тяжеловес, он ставит своих сыновей на Новгород. С 1236-го года там на протяжении долгих лет правит Александр Невский. Он имеет за спиной Переславль-Залесский, и он в 1236-м году берет еще и желанный богатый Киев. Казалось бы, он на пике могущества. Надо сказать, что после Липицы, как видно, Ярослав Всеволодович слышал голос Господа, был мирен, не полагался на мощь дружин, полагался на волю Господню. А тут, видимо, успехи вскружили ему голову, и он ввязался в братоубийственную войну, напал на Черниговское княжество, разорил один из тамошних городов, разорил деревни, села, в общем, повоевал кроваво в тех местах. Казалось бы, гений военный, блистательный полководец, волевой, энергичный политик, а все-таки есть в нем этот порок, все-таки время от времени он склоняется к тому, что междукняжеские отношения нужно решать с помощью меча. Иногда он отходит от этого. В 1229 году он поссорился со своим старшим братом, а только в союзе с ним, с Юрием, Владимирским великим князем, он и мог чувствовать за спиной крепкие тылы. Но Юрий позвал его на съезд в Суздаль, позвал других князей, дал им дорогие дары, примирился с ними. Ярослав Всеволодович свою ярость, по сути своей бесовскую, наверное, иначе не скажешь, именно таково было ее происхождение, усмирил. А вот чуть погодя, с Черниговскими князьями не удержался, ударил, пролил кровь. 1236 год, возвращаемся туда. Киев, Новгород, Переславль в руках у этого могущественного человека, он самый влиятельный политик на всей Руси. Уже и старший брат не так силен, как он. Но вот подступает к Ярославу Всеволодовичу 1238-й год. Огненным смерчем проносятся тумены Батыя по Владимиро-Суздальской земле, сжигают Рязань, Владимир, множество других городов. В сражении на реке Сить старший брат Ярослава Всеволодовича князь Юрий Всеволодович гибнет. И гибнет еще ряд других князей. Что ж, Константин Ростовский скончался, Юрий Всеволодович убит, Ярослав Всеволодович становится великим князем Владимирским. Кто он такой в этот момент? Он великий князь головешек, он пришел в великий златовратый Владимир, он видит, что город лежит в пепле и угольях, огромное количество непогребенных мертвецов, снег залит кровью. Мне жаль рассказывать вам, дорогие радиослушатели, об этом, но слово из песни не выкинешь. Ярослав Всеволодович изо всех сил старается жить иначе, без той резвости, удали, сумасшедшего авантюрного его образа действий, который был в нем раньше. Теперь он, увидев, какое страдание причинил Господь русским князьям и подвластной им земле, потому что они не могли помириться меду собой, собрать воедино свои полки и удержать свою землю от нашествия монголо-татар, — приводит в порядок эту землю, раздает княжения, отстраивает храмы, крепостные стены, выгоняет разбойников, которые множились в лесах. Он воспринимает уже все это как служение, он воспринимает это не как способ заработать себе честь и славу, обогатиться, а как человек, на плечи которого рухнула страшная тяжесть. Понимаете. Земля-то его разрушена, и до наших дней дошла иллюстрация, правда не 13-го века, а более поздняя, и на ней видно, что Ярослав Всеволодович со своей свитой прибыл к Владимиру и схватился в ужасе за голову руками, потому что все, что перед ним, перемешано так, как будто все мироздание пришло в состояние хаоса. Одна из самых страшных картинок за всю историю русского летописания. Ну, что же? Он впрягся в воз, и он его потащил. Он выбросил литовского князя, который ворвался в Смоленск в 1239-м году, он оказал помощь своему сыну Александру Невскому, когда тот столкнулся с немцами и должен был сражаться с ними за Псков, за Копорье, а потом вступить в бой на льду Чудского озера. Послал ему отец помощь. Он должен был договариваться с Ордой. Вот это самое страшное, самое тяжелое, что выпало на его долю. Горделивец, удалец, человек, который привык отвечать ударом на удар, даже в какой-то степени авантюрист, все-таки согнул свою шею и пошел на поклон к ханам. Есть такая доля, несладкая доля, не пиршественная, не веселая, а тяжелая доля, но очень важная. Это доля православного правителя. Сейчас в эфире прозвучит мелодия «Базилевс» из фильма «Русь изначальная», композитор Алексей Львович Рыбников. Очень хорошая, мелодичная, гармоничная музыка. Отдохните на ней, потому что о тяжелых вещах я вам рассказываю.

Звучит музыка

Дорогие радиослушатели, напоминаю вам, что это «Светлое радио», радио «Вера». В эфире передача «Исторический час». С вами в студии я, Дмитрий Володихин, и мы беседуем о великом князе Ярославе Всеволодовиче, сыне Всеволода Большое Гнездо, отце Александра Невского, о его трудах, подвигах, тяготах его правления. Ярослав Всеволодович принял разбитую, изувеченную Владимирскую землю в 1238-м году, правил ею восемь лет, и предотвратил ее распад, гибель, предотвратил новые масштабные нашествия. Еще в 1239-м году полыхают пожары на местах нападения монголо-татар, а впоследствии устанавливается тишь. Какой ценой? А цена-то в общем тяжелая. Ярослав Всеволодович отправился в Орду к хану Батыю и договорился с ним о том, что Русь становится в вассальные отношения к Орде, что сам он ныне вассал Батыя и что Русь будет платить дань. Все это, конечно, ни ему самому, ни русским людям того времени нравиться не могло. Поражение есть поражение. Поражение тяжелое и мирное соглашение тоже тяжелое. На Русь прибудут баскаки с отрядами, они будут наблюдать за тем, как собирается дань. Ярослав Всеволодович взял на себя очень тяжелую, очень некрасивую миссию, миссию добиться мира, за который заплачено чрезвычайно дорого, но который жизненно необходим. Допустим, он не добился бы этого мира, он в какой-то момент сказал бы: нет, я все-таки подниму меч, сражалась же рать моего старшего брата, полегла, а «мертвые сраму не имут». Славы не было у нее, но она хоть погибла, стоя за свое Отечество. И, наверное, сейчас бы пели ему дифирамбы. А сейчас многие говорят, что Ярослав Всеволодович был неправ, зачем же он подчинил Русь Орде, зачем же он установил фактически на Руси порядок Ордынского ига? Что тут ответить? Ну, затем, что он не хотел совершать самоубийства. Самоубийство это, знаете ли, грех. И самоубийство, которое совершает правитель, может быть совершено не в личном плане, а в политическом. Да, он мог собрать полки, выйти навстречу Батыю, и совершить самоубийство Руси. Он не захотел, он решил иначе. Мы будем жить тяжело, мы будем платить за нашу жизнь, но мы все-таки сохранимся как страна, в которой есть собственный порядок, собственная династия, собственная государственность, собственная вера. И может быть, мы будем кому-то подчинены, но Бог даст, и Орда переменится. Поколения русских князей мечтали, что Бог даст и Орда переменится, и были готовы к тому, чтобы этот порядок, когда он начнет рушиться, опрокинуть. Впоследствии это произойдет, но произойдет при далеких потомках Ярослава Всеволодовича. Что тут скажешь? Фигура, которая приняла много горечи. Наверное, и при жизни многие критиковали его, и после смерти критикуют. Но давайте-ка разберемся. Исчезла ведь Волжская Булгария, которая дралась, дралась с Батыем и все надеялась справиться с ним. И чем же все это закончилось? Она легла и не восстановила свою государственность. И Хорезмская держава, могущественная и великая также легла. И половцы потерпели поражение и бежали. Что же нам теперь ругать Ярослава Всеволодовича за то, что Русь не погибла? Да, нет, его не ругать надо, а ему надо кланяться, кланяться многократно. И даже жизнь свою этот князь положил за Отечество. В 1246-м году он был в Орде, его заставили отправиться в дальний Каракорум, столицу Монгольской империи. И там он попал в паутину Ордынских интриг. Ярослав Всеволодович договорился, у него были мирные соглашения с Батыем, но Батый имел своих врагов в Каракоруме. В конце концов, у ордынцев тоже были свои междоусобия и свои столкновения между ханами, и поэтому враги Батыя сумели поднести чашу с отравой великому князю Ярославу Всеволодовичу. Он не вернулся домой, он, уже отъезжая из Орды назад на родину, скончался. И тело его имело все признаки отравления, многие о нем так и написали. Что здесь можно сказать? Великий князь ездил в дальние края, испытывал тяготы дальнего похода и пребывания в чужой среде для того, чтобы на Руси был мир, для того, чтобы по ней не носились чужие войска, не поджигали села, не громили города, не отгоняли пленников. Он всего добился. Он всего добился ценой своей жизни. Хорош был в своем роде Ярослав Всеволодович. Для того чтобы оценить до какой степени он был хорошо, взглянем на его сына, Александра Ярославича, воспитанника отца. Александр Ярославич на западе дрался с немцами, потому что отец ему сказал: бей немцев. Александр Ярославич отражал шведов и сражался с Литвой, потому что отец ему сказал: отражай шведов и сражайся с Литвой, я посадил тебя на Новгород, обороняй его всеми силами. И надо сказать, что встретил немцев на льду озера Александр Ярославич в точности, как его отец сражался с литовцами на Усвятском озере и близ замерзшей реки Омовжа. Более того, на том же самом месте у города Усвят Александр Ярославич, зная от отца, что вот оно уязвимое место, вот эта стратегическая точка, где литовцы ломаются, если правильно поймать их здесь, через много лет в 1245 году разгромил еще одно литовское полчище. А в 1252 году минуло шесть лет с того момента, как ушел из жизни Ярослав Всеволодович. На великокняжеский престол Владимирский садится Александр Невский. Между отцом и сыном княжило несколько человек. Мы не будем останавливаться на всех, но на одном остановимся. Какое-то время, около четырех лет, во Владимире княжил Андрей, брат Александра Невского. Андрей решил все-таки в какой-то момент не подчиняться Орде, не давать возможности ей описать население для того, чтобы наладить налогообложение, попытался заключить союз с Даниилом Галицким, который противился Орде. И, в общем, имел надежду общими силами сбросить Батыя, не понимая до какой степени он слаб и до какой степени Ордынская империя страшна для него. Казалось бы, Александр и Андрей оба ездили после отца в Каракорум, оба прошли эти тысячи и тысячи километров, оба видели, что ордынская империя, или, если угодно, монгольская империя в несколько десятков раз больше, чем Владимиро-Суздальская Русь. Но Александр понял, что мятеж губителен, а вот Андрей — нет. И в какой-то момент разозленные ордынцы отправили рать Неврюя, тот разгромил Переславль-Залесского князя Андрея с его союзниками и после этого на престол Владимирский взошел Александр. Он ни в коей мере не помогал монголам, не отступался от своего брата и впоследствии он вернет своего брата и добьется того, чтобы ордынцы с ним примирились, дали ему княжение, чтобы тот, уже усмиренный мятежник, не претерпел никакого урона в своей судьбе. Но и дальше у Александра Ярославича был выбор: либо он идет путем своего брата, то есть, для вида помирившись с монголами, готовит новый мятеж, или он идет путем своего отца, Ярослава Всеволодовича, путем тяжелым, дань, вассальная зависимость достаточно тяжелая. Ну что ж, Александр Ярославич, взвесив «за» и «против» сделал то, что сейчас называют цивилизационный выбор. То есть избрал для себя, как единственно приемлемую, дорогу, которую когда-то проложил его отец. Не он выбирал отношения с Ордой такими, какими они сложились в середине 13-го века, отец выбрал. Александр Ярославич просто определился: да, отец был прав, ни на что другое мы сейчас не способны, мы едва-едва отбиваем Литву и то с большим трудом. По сравнению с Литвой Орда страшнее, Орда многочисленнее, и сражаться с ней все равно, что выходить взводом против полка. Он не дал погубить Русь своим собственным горделивым помыслам. Тоже ведь был человек меча, тоже отважный воспитанник отважного родителя. Но, тем не менее, он в какой-то момент сказал себе: отец-то мой трижды побеждал неприятеля самым блистательным образом и много раз выигрывал еще бои меньшего значения, гордый был человек, отважный был человек, энергичный был человек, но вместе с тем и разумный. И отец, столько раз не слышавший Бога в своей жизни, в конце своей судьбы все-таки услышал его и как христианин согласился с его волей. Нужно смирение, хорошо, будет смирение. Смирение даст возможность потом исправить свою жизнь, жизнь Руси, дать шанс, чтобы страна не погибла, а впоследствии исправилась и перед Богом и перед собою. Но что ж, это было правильно, хоть и тяжело. И Александр Ярославич сделал ровно то же самое. Правильно, хоть и тяжело. На этой ноте мне хотелось бы завершить нашу передачу.

Напоследок мне хотелось бы сказать следующее. Знаете, доля правителя не сладкая. Это посредник между Господом и людьми. Иногда Бог кладет ему тяжкое бремя на плечи, чтобы люди, подвластные этому правителю, не погибли, не оказались в пучине гибели душевной или телесной. И правитель несет этот груз, если он хорош, как правитель, и не отказывается от него. Но не многие увидят, как ему тяжело. Благодарю вас за внимание. До свидания.

Друзья! Поддержите выпуски новых программ Радио ВЕРА!
Вы можете стать попечителем радио, установив ежемесячный платеж. Будем вместе свидетельствовать миру о Христе, Его любви и милосердии!
Слушать на мобильном

Скачайте приложение для мобильного устройства и Радио ВЕРА будет всегда у вас под рукой, где бы вы ни были, дома или в дороге.

Слушайте подкасты в iTunes и Яндекс.Музыка, а также смотрите наши программы на Youtube канале Радио ВЕРА.

Мы в соцсетях
****
Другие программы
Жития святых
Жития святых
Сергий Радонежский, Серафим Саровский, Александр Невский и многие другие - на их жизнь мы стараемся равнять свои жизни, к ним мы обращаемся с просьбами о молитвенном заступничестве перед Богом. Но так ли много мы знаем об их земной жизни и о том, чем конкретно они прославили себя в вечности? Лучше узнать о земной жизни великих святых поможет наша программа.
Вселенная Православия
Вселенная Православия
Православие – это мировая религия, которая во многих странах мира имеет свою собственную историю и самобытные традиции. Программа открывает для слушателей красоту и разнообразие традиций внутри Православия на примере жизни православных христиан по всему миру.
Закладка Павла Крючкова
Закладка Павла Крючкова
Заместитель главного редактора журнала «Новый мир» Павел Крючков представляет свои неформальные размышления о знаковых творениях в современной литературе. В программе звучат уникальные записи — редкие голоса авторов.
Притчи
Притчи
Притчи - небольшие рассказы, наполненные глубоким духовным смыслом, побуждают человека к размышлению о жизни. Они несут доброту и любовь, помогают становиться милосерднее и внимательнее к себе и к окружающим.

Также рекомендуем