Москва - 100,9 FM

«Вера и Дело. Театр вкуса». Светлый вечер с Юрием Макеевым (21.12.2016)

* Поделиться

makeev-teatr-vkusaПрограмма создана при поддержке проекта «Опора Созидание» - www.opora-sozidanie.ru

У нас в гостях был основатель и художественный руководитель "Театра вкуса" Юрий Макеев.

Мы говорили о том, как семейный ресторан трансформировался в настоящий театр, как образы, созданные "на кухне" могут рассказывать о семейных и духовных ценностях, а также наш гость рассказал, как и почему перебрался из Москвы в деревню.


А. Пичугин

- «Светлый вечер» на Светлом радио, в этой студии приветствуем вас мы, Лиза Горская.

Е. Горская

- Алексей Пичугин.

А. Пичугин

- Сегодня у нас гость, который руководит очень необычным мероприятием, Юрий Макеев, художественный руководитель «Театра вкуса», здравствуйте.

Ю. Макеев

- Здравствуйте.

А. Пичугин

- «Театр вкуса», я сейчас сделал такое лицо, по которому сразу стало, наверное, Лизе Горской понятно, о чем пойдет речь.

Е. Горская

- Что хорошо, что мы работаем на радио.

А. Пичугин

- Или плохо, что мы работаем на радио, или плохо, что мы не моем показать картинку. По ходу разговора с нашим гостем сегодняшним, я думаю, что эти картинки, особенно запахи мы не передадим. Ну, да ладно, «Театр вкуса», когда в первый раз слышишь, что существует какой-то «театр вкуса», который при этом связан с едой, первая мысль, что это ресторан так называется, но на самом же деле, это не ресторан никакой.

Ю. Макеев

- Совсем не ресторан, это самый настоящий театр, необычный театр. Авторский театр. Когда мы говорим с нашим зрителем и знакомимся и рассказываем, почему же мы называемся «Театр вкуса», мы говорим, что в нашем театре изучают вкус к музыке, к живописи, к литературе, к человеку. Неотъемлемой частью культуры человечества является еда, и, как правило, еда готовится в доме и в семье, самые лучшие рестораторы мира, шеф-повара, они пытаются воспроизвести вкусы детства, вкус еды, приготовленной мамой, бабушкой, отцом, дедом, в общем, мы о доме, о семье, о традициях, и, говоря о театре, это площадка, с которой можно говорить со зрителем, с друзьями как раз о том самом вкусе, который мы пытаемся в себе воспитать, вкус к жизни.

А. Пичугин Е. Горская

- А с чего все началось?

Ю. Макеев

- Началось практически 7 лет назад, нашему проекту 7 лет. У истоков стоит моя попытка актера, выпускника Российской академии театрального искусства, стать независимым человеком, получить экономическую независимость, открыть сове дело, открыть маленький семейный ресторанчик. Но оказалось, что тогда в этом городе, как и во всей стране по большому счету уютный, домашний, семейный ресторанчик, который, бывает, мы можем встретить в Италии, во Франции и в какой-нибудь любой другой стране цивилизованной, по большому счету в те времена не был никому нужен.

А. Пичугин

- А в том городе, имеется в виду, тот город, где мы сейчас находимся?

Ю. Макеев

- Да, это Москва.

А. Пичугин

- Ну, тут с вами сложно, конечно, поспорить, хотя я знаю несколько примеров существования в Москве действительно семейных ресторанов, которые, может быть, не претендуют на Мишленовские звезды, но они открылись.

Ю. Макеев

- Когда они открылись?

А. Пичугин

- Они открывались, знаете, они открылись в 90-ые, но продолжают существовать поныне.

Ю. Макеев

- Я рад за них.

Е. Горская

- Прям несколько?

А. Пичугин

- Прям несколько я знаю.

Е. Горская

- Прям семейный ресторан на 5 столиков?

А. Пичугин

- Да, семейный ресторан на 5-6 столиков, да

Ю. Макеев

- Вот представьте, на 15миллионный город, в этом городе есть несколько семейных ресторанчиков.

Е. Горская

- Вы знаете, мне кажется, что Алексей Пичугин просто регулярно что-то сочиняет прям по ходу наших программ.

А. Пичугин

- Нет, я потом поделюсь адресами, паролями, явками.

Е. Горская

- Так я ж проверю.

А. Пичугин

- Да, пожалуйста. Я про них столько уже рассказывал вне эфира. Да, я вас понимаю, это была и моя мечта в свое время, я понимаю вас очень хорошо, и что это очень сложно, а подчас и невозможно у нас сделать.

Ю. Макеев

- Ну, мы пытались, и в какой-то момент,люди, которые приходили на те территории, площадки, где мы пытались создавать подобные проекты, люди стали говорить: «Вы знаете, Юра, у вас уже какой-то театр получается, потому что очень много историй вы рассказываете, когда вы встречаете гостей, очень радушно». И дело в том, что я устраивал настоящий семейный бизнес, и дело в том, что я же и шеф-повар, и встречаю гостей, я не человек, который сидит там, где-то в кабинете и считает прибыль и убытки. Мне это нравилось, нравилось общаться, и однажды меня попросили сделать венецианский вечер, приготовить венецианский ужин, сделать это более театрализовано, и тут сошлись две мои профессии: повара-кондитера и актёра.

Е. Горская

- А какая раньше была?

Ю. Макеев

- Раньше была повар-кондитер. Ну, параллельно я учился и в ГИТИСе и в кулинарном колледже, и там, и там. Так вот какой-то удивительный для нас получился эффект, когда герои комедии дель арте приготовили ризотто и рассказывали истории про Венецию, и подошли зрители и спросили: «Вы театр?», и вдруг… ну, это одна из легенд о том, как появился на свет «Театр вкуса», вот 7 лет назад мы подумали, а почему бы не сделать действительно настоящий театр, который будет рассказывать через еду, еда - это предлог, чтобы поговорить о чем-то более важном, чем этот хлеб.

А. Пичугин

- правильно я понимаю, что с самого нала очень сложно было найти какое-то помещение специальное для театра?

Ю. Макеев

- Да, и помещение, и людей, и команду.

А. Пичугин

- А сколько просуществовал ваш ресторан?

Ю. Макеев

- Ну, ресторан перешел… я начал историю, наверное, в 2004 году, свою собственную, самостоятельную, и вот он где-то в 2009 году переродился просто в театр. И постепенно-постепенно мы в какой-то момент начали уходить от еды дальше, от приготовления еды, мы это использовали исключительно как выразительную форму, хотя у нас было своё пространство, и мы в какой-то момент понимаем, что у нас появляется свободное время, и это свободное время мы занимали «вкусной школой», к нам приходили дети абсолютно разные, разных социальных групп и по состоянию здоровья, и мы с ними учились делать простые, иногда сложные, но такие важные для них и для нас вещи. Мы учились общаться на кухне, делиться любовью, а это самый ключевой момент, который должен происходить на кухне, как бы странно это не звучало, но это акт любви, потому что ты должен накормить свою семью, и еда, приготовленная без любви, она, я знаю, я уверен, она приведёт к изжоге.

Е. Горская

- Сложно представить, как выглядит сцена в такой ситуации, когда она и сцена, она и кухня.

Ю. Макеев

- Да, это очень странно. Но во всех спектаклях по-разному, за семь лет достаточно много спектаклей мы создали. И каждый раз пространство видоизменяется, условно говоря, вы попадаете в семейную пекарню, и вы оказываетесь практически во французской пекарне, маленькой, уютной, если вы попадаете на «Шоу сеньора Андриана», к сожалению, этот спектакль уже у нас не идет, вы попадаете на итальянскую кухню, в итальянский дом, если это было «Мим-кафе», то вы попадаете на улочку Парижа в маленькую уютную кофейню, где работают мимы, если это спектакль «Времена» , то вы попадаете просто в дом, который скорее всего напомнит вам деревенский дом вашей бабушки или вашу дачу, или дом пожилого человека, в котором живут воспоминания, мечты, семья, вот так как-то.

Е. Горская

- То есть артисты они работают интерактивно, то есть нет такого барьера между зрительным залом и…

Ю. Макеев

- В зависимости от истории. В основном мы, наверное, одни из немногих, кто пытались выстраивать, на наш взгляд, вкусный интерактивный спектакль, когда ты не аниматор, а ты действительно актёр, у тебя есть своя драматургия, и ты вовлекаешь в историю, делаешь сопричастным зрителя, и делаешь его соавтором своей истории, и это такой живой интерактивный театр, который я достаточно редко встречаю в России, и поэтому мы в этом смысле, наверное, уникальны, потому что многие спектакли подразумевают, что зритель не просто приходит и смотрит, он соавтор.

А. Пичугин

- А мизансценически как это все выглядит?

Ю. Макеев

- Мизансценически для нас очень важно, чтобы не было вот этого барьера под названием сцена, мы эту стенку как раз разрушаем, у нас ее нет, изначально приходит человек, условно говоря, в семейную пекарню, то есть люди заходят в зал, и они уже видят действие, когда пекарь что-то делает, манипуляции с тестом какие-то, сидит уличный музыкант, пекарь видит зрителя, он с ним общается, но не как со зрителем, а, как если бы люди зашли в маленькую уютную пекарню.

А. Пичугин

- И при этом он действительно готовит хлеб?

Ю. Макеев

- При этом он действительно готовит хлеб, настоящий.

А. Пичугин

- Который по окончанию спектакля можно будет попробовать?

Ю. Макеев

- И в конце спектакля каждый зритель получает ароматный, свежеиспеченный хлеб, а некоторые даже и круассаны, а некоторые получают разнотравья, розмарин и тимьян, прованские травы, которые мы дарим нашим любимым мамам, которые приходят к нам на спектакль.

Е. Горская

- Расскажите про ваших зрителей поподробнее?

Ю. Макеев

- Наш зритель, как правило, я о них начинаю с самого начла любого спектакля, я говорю, что наш театр не детский, не взрослый, наш театр принципиально семейный, поэтому для нас очень важно, чтобы нас спектакли приходила семья, даже если это неполная семья, мама с детьми или бабушка, или даже няня, но мы будем говорить на протяжении всего спектакля о семье в разных формах: смешно, грустно, поучительно, задорно, но это будет история только про семью, мы будем говорить о французской семье, для того, чтобы малыш спросил: «Мама, а у нас вот также как у этих французов?», она скажет: «Ты знаешь, нет, но хотелось бы, чтобы и у нас так было». Или спросит: «Папа, а давай мы с сегодняшнего дня тоже начнем какое-то дело, которое мы потом передадим нашему какому-то родственнику, это скорее всего будет мой сын, твой внук, и через 150 лет какой-нибудь французский актёр расскажет историю о нашей семье», собственно говоря, я подвожу, когда рассказываю о семейной пекарне, это 150-ти летняя история одной семьи, которая каждый день передает кусочек теста, это маленький секрет, но дети, я знаю, многие в восторге от того, что можно вот свою машину времени изобрести. Вот мой зритель – это семья, это папа, мама, бабушка, дедушка, и очень я расстраиваюсь, когда мамы и папы спихивают своего ребенка на два часа для театра: «Ну, ты там посиди, послушай», а ребенок выходит, у него возникают вопросы, но мама и папа не в контексте, они не понимают, о чем он спрашивает, они не слышали наши разговоры доверительные со всеми, и искренне.

Е. Горская

- А вы откуда это знаете, вы следите за тем, что у вас происходит в зрительном зале?

Ю. Макеев

- Конечно.

Е. Горская

- Один ребёнок или не один?

Ю. Макеев

- Я же с самого входа пытаюсь встречать гостей.

А. Пичугин

- Как в том вашем ресторане.

Ю. Макеев

- Как в хорошем доме, где ты встречаешь, это же люди, которые приходят знакомиться со мной, я 2-3 часа жизни проживаю с этими людьми непосредственно на площадке, а перед этим я 5-6 часов трачу, чтобы до них доехать, потом несколько еще часов жизни я трачу, чтобы…

А. Пичугин

- От них уехать.

Ю. Макеев

- …переосмыслить то, что со мной произошло в этот день, зачем я, собственно говоря, его прожил.

А. Пичугин

- Юрий Макеев, художественный руководитель «Театра вкуса» в программе «Светлый вечер» на Светлом радио. Вы сказали про машину времени.

Е. Горская

- Вы сказали про 5-6 часов, чтобы доехать.

А. Пичугин

- Об это мы еще поговорим. А вот про машину времени, сразу пока мы от этого далеко не ушли, пекарня, ведь правда, я все время думаю о том, что ладно в европейских странах, в которых традиция точно никогда не прерывалась…

Е. Горская

- И там не было ни революции, ничего как у нас, да?

А. Пичугин

- Да, и там можно найти заведения, работающие с середины 18-17 века, не важно, но я приезжаю даже в страны, бывшие в восточном блоке, в Сербию куда0нибудь…

Е. Горская

- Он даже сарказма не заметил моего про революцию. Просто, извините, это любимый конек Алексея, что вот в европейских странах ничего такого не было, никаких катаклизмов, не прерывалась традиция, и революция французская на 100 лет раньше нашей не было.

А. Пичугин

- Все равно там все есть, и английскую тоже вспомни. И я приезжаю куда-нибудь в Сербию, где был восточный блок, та же попытка построения социализма, и вижу пекарни с 21 года, у нас этого практически нет, ну, нашли в Москве одну аптеку, одну булочную, еще, может, несколько магазинов, которые существуют на этом месте сколько неизвестно, традиции все равно нет, потому что они наследники советского гастронома, советской булочной. А вы пытаетесь показать, передать…

Ю. Макеев

- Ну, мне кажется, в этом и есть проблем нашей страны, что мы, к сожалению, говоря о прошлом, забываем, что самое важное, на мой взгляд, что было потеряно, украдено – это дело каждой семьи, потому что человек в нашей стране без дела когда-то назывался бездельник, и это самое трагичное, мы зачастую пытаемся выяснить: а почему мы вот так живем, почему у нас не так и не этак, потому что зачастую мы не знаем, чем занимался наш дед и прадед, а это очень важная эстафетная палочка, которая передаётся, потому что сколько нюансов и тонкостей для того, чтобы научиться печь хлеб, недостаточно проучиться 4 года в кулинарном колледже или попрактиковаться у пекаря, это каждодневная наука, которая тебе каждый день показывает, что оказывается, на тесто влияет погода, которая на улице, казалось бы, у нас здесь одна температура, влияет твое настроение, все-все. И вот эти нюансы – это как в пошиве обуви, в строительстве домов, для меня самое обидное, что за последние 20 лет, к сожалению, те люди, в большинстве своем, как я вижу, не хотят передать свое дело своему сыну и внуку, не для того, чтобы он там…у нас появилось чиновничье дело, вот у него ребёнок скорее всего будет чиновником, и в этом есть некоторый переход традиции, ты понимаешь как в этой системе находиться, а вот ремесленники, даже предприниматели наши, в том числе и православные предприниматели , я вижу, что многие даже не думают о том, что это дело он должен передать своему сыну, это значит, что уже с малых ногтей его ребёнок должен находиться на деле, он должен понимать, как это устроено, как отец общается с работниками, как он с клиентами общается, вникать в тонкости. На этом строилось купечество и предпринимательство, поэтому от части миссия нашего театра - напомнить себе и тем, кто приходит к нам, мы говорим, что мы вас не будем развлекать, ребята, а вместе с вами будем размышлять, задумываться о том, что же мы передадим тем, кто будет после нас. Я очень хочу, чтобы мое дело продолжил, если не мой сын и дочь, то хотя бы их дети, потому что мне будет сложно, я это уже чувствую, донести ценность той истории, которую придумал их отец когда-то в далеком 2007 году.

Е. Горская

- По поводу донести, вы же и до зрителя, то есть вы своих зрителей учите, это ваш подход.

Ю. Макеев

- Я вместе с ними учусь, я не учу, я не имею права учить их, потому что я вместе с ними учусь и размышляю, и каждый год, я рассказываю историю не один год, и она меняется, какие-то вещи уходят, мне кажется, что какие-то вещи уже не важно говорить, а вот это важно, и в этом смысле мне нравится театр, что они всегда живой, ты его не можешь зафиксировать, и ты видишь людей, видишь отзывы или непонимание, и тогда буквально хватаешься за зрителя за взрослого и говоришь: «Друзья, я вас за этим-то сюда и позвал», это немножко воинствующе, вызывающе, может быть, выглядит, но для меня принципиально важно, потому что я сказал это три часа моей жизни, я им говорю: «Друзья, если вы заплатили денежку за билет, если ты просто хочешь посидеть в тепле, где будет играть музыка, то сейчас мы просто будем играть музыку, и ты будешь сидеть, и ничего для тебя не произойдет». Мы надеемся, что наш зритель – не потребитель, а наш зритель, как и мы, отдаватель, потому что мы им немножко отдаем, чтобы они потом эту эстафетную палочку продолжали отдавать, как я говорю, этот ребенок пришёл домой и сказал: «Папа, давай печь хлеб или давай делать конфеты».

Е. Горская

- Вот я пока к программе готовилась где-то вычитала, прошу прощения, не помню где, что вы учите, именно учите, ну, это такая формулировка…

Ю. Макеев

- Написанная не мной.

Е. Горская

- Да, зрителей четырем принципам: чистота, терпение, внимание, любовь

Ю. Макеев

- А, это наши 4 правила, я могу о них сказать, если можно.

Е. Горская

- давайте.

Ю. Макеев

- У «Театра вкуса» выработалось 4 правила, постоянно звучат практически во всех спектаклях, они по-разному интерпретируются, но смысл такой. Первое правило повара, актера, пекаря – чистые руки, чистая совесть. Как важно для любого человека знать, что его совесть чиста в его деле. Второе правило – это внимание, внимание не только к предметам, к продуктам, не только к человеку, с кем ты готовишь, но и к человеку, которому ты готовишь, да и вообще, в жизни для человека самое важное, это быть внимательным, тогда ты не попадешь в аварию, тогда ты правильно все прооперируешь, выпишешь лекарство, если ты будешь просто внимательным человеком, даже если ты полицейский. Третье правило – это что бы ты ни делал в этой жизни, вел передачу, пек хлеб или делал дороги, делай это с любовью, с душой, тогда это на века. И четвертое правило – это терпение, без терпения ничего не бывает. Вот такие 4 незамысловатые простые истины, которые мы транслируем в каждом спектакле детям и родителям напоминанием: «Друзья, 4 правило, - мы говорим, - придумал папа, и неважно чей папа, это называется терпение, без этого ничего не будет».

Е. Горская

- Не такие уж это и простые вещи.

Ю. Макеев

- Все самое сложное – просто, а все простое – очень сложно.

А. Пичугин

- А много детей приходит?

Ю. Макеев

- Ну, 50 на 50, потому что должны быть и родители, и дети. Но, как правило, у нас полные зал, не люблю слово зал, полная пекарня.

А. Пичугин

- Нельзя же сказать, что это чисто детское представление?

Ю. Макеев

- Нет, я подчёркиваю, что это семейное, это принципиально важно, потому что у нас часто бывают после спектакля обсуждения того, что мы увидели, это мы называем «вкусное обсуждение», когда мы предлагаем спуститься или отправиться в пространство, где у нас есть чай, какие-нибудь печенюшки, конфеты.

А. Пичугин

- Это все входит в стоимость билета? Меркантильный вопрос от Алексея.

Ю. Макеев

- Да, безусловно, по крайне мере, когда это дружественная нам площадка, и у них нет задачи, чтобы буфет работал, мы просим…

А. Пичугин

- А площадки какие? Я так понимаю, что их несколько, и они повторяются, то есть не каждый раз разные, а просто есть несколько дружественных площадок.

Ю. Макеев

- В Москве есть несколько.

А. Пичугин

- А какие это площадки?

Ю. Макеев

- Есть такой детский театр «Домик Фанни Белл» в саду имени Баумана, у них вся конструкция театра от беби-театра до подросткового семейного театра.

А. Пичугин

- Они недавно года 4 назад там появились.

Ю. Макеев

- Так и есть.

А. Пичугин

- А еще где?

Ю. Макеев

- Есть, вот сейчас где мы базируемся – это семейная мастерская галерея «Марго» на Большой Татарской.

А. Пичугин

- На Новокузнецкой.

Ю. Макеев

- Да, на Новокузнецкой, это центр города, красивое место. Если есть возможность к нам туда прийти, приходите, потому что есть возможность как раз познакомиться с семейным делом, где люди пишут картины, учатся, и еще делают доброе дело, они помогают нам рассказывать нашу историю, дают нам возможность.

А. Пичугин

- Смотрите, может, мы сейчас пригласим слушателей на какие-то ваши мероприятия, на спектакли. У нас остается несколько дней до Нового года, буквально несколько, может быть, в эти дни что-то у вас будет и потом в праздники Рождественские, постновогодние, и, вообще, в январе, расскажите.

Ю. Макеев

- Мне бы хотелось пригласить на наши спектакли 25 декабря на «Рождественскую историю» в мастерскую Марго, со 2 по 8 января – в Филармонии 2, это на юго-западной, мы играем как раз «Рождественскую историю», там у них фестиваль проходит спектаклей, и в фойе филармонии для всех, кто придет на другие спектакли, не на нашу «Рождественскую историю», они получат подарок – настоящий, оживший Рождественский вертеп – это наш спектакль «Рождественская история» про пастухов, самых главных людей, мы будем в фойе два раза в день перед спектаклями рассказывать эту историю Рождества. И 8 числа опять в той же филармонии будет «Семейная пекарня: история под Рождество», мы будем делать ее рождественской историей, и старый новый год, 13, по-моему, в тех числах, будет театральный выходной, когда наш театр приедет в Москву, и сыграет практически все свои спектакли за три дня. Мы за три дня должны сыграть 7 спектаклей - это и «Мечтатель», и «Времена», и «Семейная пекарня», и, может быть, и «Рождественскую историю» еще раз сыграем.

Е. Горская

- А сколько у вас всего спектаклей? Вы сказали, что за 7 лет очень много историй, сколько их, хотя бы порядок.

Ю. Макеев

- Ну, порядка 7-8, наверное, названий наших. Сейчас мы играем «Мечтатель. Или почему я?», Рожественская история», «Семейная пекарня», «Времена». Пожалуй, все.

Е. Горская

- А кто сочинял эти истории?

Ю. Макеев

- Я в соавторстве с ребятами. В «Рождественской истории» мы немного взяли у Шмелева мотивы какие-то, даже не то чтобы большие куски.

Е. Горская

- Еще и в соавторстве со Шмелевым.

Ю. Макеев

- Ну, «Рождественская история» в соавторстве со Шмелевым.

А. Пичугин

- С гастрономическими вариациями Шмелева.

Ю. Макеев

- Да. Практически да.

А. Пичугин

- Напомним, что у нас в гостях сегодня Юрий Макеев, художественный руководитель «Театра вкуса», мы вернемся в эту студию через минуту, ведем программу Лиза Горская и Алексей Пичугин.

А. Пичугин

- Мы возвращаемся в студию Светлого радио, где сегодня в студии Диза Горская, я – Алексей Пичугин беседуем с Юрием Макеевым художественным руководителем «Театра вкуса».

Е. Горская

- Вы сказали, что ваши истории вы сочиняете сами в соавторстве с вашими ребятами, а вот ваши ребята – они кто, расскажите о них поподробнее, пожалуйста.

Ю. Макеев

- Это самая моя большая радость, моя команда – команда - это всегда немножечко семья, может быть, иногда множечко семья. Команда «Театра вкуса» – это актеры, музыканты, люди цирка, живописи, просто хорошие люди, переводчики.

Е. Горская

- Какой спектр широкий: от цирка до живописи.

Ю. Макеев

- Призыв к нашему зрителю, если вы мечтали когда-то служить в театре, работать в театре, милости просим, приходите к нам, потому что у нас был период мечтателей, когда мы приглашали в проект людей, которые мечтали себя реализовать в театре.

Е. Горская

- А таких ой как много, посмотреть хотя бы на очереди абитуриентов в Щуку, в Щепку.

Ю. Макеев

- Ну, да. С нами правда сложно работать, потому что у нас специфика такая – сапожник без сапог, так и мы довольно часто бываем голодными, несмотря на то что нам надо сделать зрителя сытым во всех смыслах. Но если говорить о персоналиях, то это замечательная Ксюша Яковлева – выпускница ВГИКа, курс Ясуловича Игоря Николаевича, это чудесный Никита Московой-Руссо, выпускник студии Сергея Васильевича Женовача, его супруга Лера, прекраснейшая их дочь – Ая, наша актриса, а ей всего лишь годика 2, наверное, и то, по-моему, их нет.

Е. Горская

- Уже актриса?

Ю. Макеев

- Уже актриса, она у нас играет, это Михаил Ибрагимов, курс Каминьковича ГИТИС, это Кира Михеева – цирковое училище, это клоун Коха, его сын – Филипп Усанов, это люди для меня удивительные, уникальные, преданные своему делу, при этом живут они не очень, что называется, богато, но настолько они верят в то, чем они занимаются, дарят радость людям, это Полинка Банка-Склянка наша, и Юля Разумова – наш и продюсер, и директор, и администратор. В общем, у нас ты выполняешь 25 функций, потому что театр маленький, семейный, тут и декоратор, и гример, и костюмер, и все-все-все. В общем, это даже здорово, что ты сам, а не как обычно в академических театрах тебя обслуживают, зачастую много служб для этого предназначено. И кто ещё, Георгий – чудесный, у нас есть Георгий, который был нашим зрителем когда-то, а потом стал нашим актером с прекрасным голосом. В общем, к нам приходят какие-то ребята из других проектов именно на историю, допустим, мы мечтаем создать спектакль в Москве «Звуки кухни», мы его пытались уже показывать на уличных фестивалях, но у нас поскольку нет своего пространства, а для этого нудно большое пространство, мы хотели бы вот детей и взрослых отправить в некое путешествие, которое возникнет на кухне из кастрюлечек, ложечек, поварежечек, а можно, оказывается, даже на кухне у себя дома отправиться в Италию, во Францию, Антарктиду и стать рыцарем. В общем, это такая мечта, мы мечтаем поставить такой спектакль в Москве, ну и в России, а может, и показать миру, потому что это международный спектакль планируется, в нем не будет слов, и там мы задействуем других профессиональных актеров, музыкантов и, соответственно, даем им еще и работу. Вот это так о команде, и конечно, Никита Макеев – мой сын.

А. Пичугин

- А сыну сколько лет?

Ю. Макеев

- Сыну 9 лет, он тоже участник спектаклей, Ольга Калашникова – моя супруга, которая иногда подыгрывает нам на некоторых спектаклях, чудесная актриса, в общем, наши друзья, их можно перечислять долго, со списком приходить, чтобы не забыть никого.

А. Пичугин

- А вы выходите на сцену в других театрах?

Ю. Макеев

- Я актер международной театральной конфедерации Чеховских фестивалей, и такая есть постановка английского режиссера Деклана Доннеллана «12 ночь», вот там я играю несколько ролей иногда, очень редко.

А. Пичугин

- Постановка чья?

Ю. Макеев

- Британца.

А. Пичугин

- Я имею в виду, где она идет?

Ю. Макеев

- Она идет в России на сцене театра Пушкина, это такая уже легендарная история, больше 10 лет показывается по миру, до этого было «Три сестры» - чудесная, поставленная этим же режиссером. Собственно благодаря этому проекту я увидел мир, я побывал практически на всех континентах кроме Африки, Антарктиды. Это был ключик в мою мечту путешественника, я мечтал быть в детстве путешественником, поэтому ждал встречи с Фёдором Конюховым , который мой духовник, и, в общем, я настолько рад, что человек с детства пронес свою мечту быть путешественником, сейчас он тоже немного повернул, это человек, который тоже на меня очень сильно влияет, это к разговору об авторстве – это истории и про людей, кого я знаю, горжусь, что я современник этих людей.

Е. Горская

- Вы с детства мечтали о путешествиях, путешествовали, а живете в Смоленской области, в деревне. Это я так изящно перешла, вернее вернулась к вопросу, который у нас в начале программы вставал о дороге в несколько часов до театра и обратно. Почему такой выбор? Почему именно Смоленская область, почему так далеко за городом оказался москвич, и счастлив он, и счастлив ли он?

Ю. Макеев

- Я счастлив, теперь-то я счастлив. Вот уже почти три зимы я живу в 250 км от Москвы, в Смоленской области, в Темкинском районе, уезде, не знаю.

Е. Горская

- Где?

Ю. Макеев

- Темкинский, у нас такая деревня есть, поселок Темкино. Там монахиня Макария жила, как-то прославила наш район, и люди приезжают к ней поклониться, собственно говоря, по ее молитвам и храм восстановили, построили. Место необычное для меня, потому что в 86-ом году мои родители купили там дачу, где не было ни асфальтированной дороги, ничего, и маленький московский шестилетний мальчишка увидел впервые настоящую деревню и был в нее влюблен просто от пяток до макушки, до мурашек, и настолько захотел там жить с этими коровами, дедушками, бабушками, кнутами, дойками и так далее. И в какой-то момент, В 90-ом году, я даже переехал туда жить вместе со своей мамой.

А. Пичугин

- В 90-ом году, если не секрет, сколько вам было лет?

Ю. Макеев

- Мне было 10 лет, 91-ый даже год.

А. Пичугин

- то есть это не самостоятельное решение было?

Ю. Макеев

- Это самостоятельное решение было моей мамы, моего старшего брата и меня, к сожалению, мои родители тогда расстались, и мой папа решил уехать в Калужскую область, за 250 км от Москвы, а мама вернуться в ту нашу дачу, и мы завели там фермерское хозяйство такое, а-ля фермерское хозяйство: бычки, коровы, поросята, телята. Я там прожил замечательных 5 лет своей жизни, и потом, когда мне стало 15 лет, я вернулся в Москву и с того момента я мечтал, что я хочу туда вернуться. Вот когда я стал уже взрослым мальчишкой, у которого уже появился свой мальчишка и девчонка, в общем, дети, у которых есть дети, я сказал: «Ну, почему же я не выполняю свои мечты. Я об этом мечтал, хотел, я уже взрослый мальчик, хотел я вот эту машину- она у меня появилась, хотел часы – часы у меня появились». Я хотел жить в деревне, чтобы оттуда ездить по этому прекрасному, чудесному миру.

А. Пичугин

- По этой прекрасной, чудесной трасе М-1.

Ю. Макеев

- По этой чудесно трассе М-1, да. И, в общем, я туда перебрался со своей семьей, семья немножко была в шоке.

Е. Горская

- Это естественно тоже было общее решение, но все кроме вас были в шоке.

А. Пичугин

- Мы посовещались, и я решил.

Ю. Макеев

- Да, я решил, и там создается моей семьей и мной творческая резиденция, куда будут приезжать мои друзья, я надеюсь, и вы туда тоже приедете с радио «Вера». Там строится маленькая ферма, возрождается деревушка, как возрождается, там появилась жизнь, там дети бегают, смеются, хохочут, там правда пока что только мои дети, но, я надеюсь, надо было с чего-то начать.

Е. Горская

- Я прошу прощения, сколько там кроме вас людей живет?

Ю. Макеев

- В зимний период на 55 домов, живут порядка 8-ми дворов.

Е. Горская

- То есть живут?

Ю. Макеев

- Ну, это разбросано, у нас хутор, это полкилометра – один дом, полкилометра – другой дом. Так все раскидано, это люди уже, к сожалению, пожилые, их дети, видимо, не желают жить там.

А. Пичугин

- Вы очень вольготно себя там ощущаете?

Ю. Макеев

- Я прекрасно себя там чувствую.

Е. Горская

- Может, просто не имею возможности? Желания недостаточно или достаточно?

Ю. Макеев

- Там важна мотивация, а все остальное….

А. Пичугин

- Ну, представьте себе, у вас есть возможность не ходить на службу по 8 часов в день.

Ю. Макеев

- Да, поэтому я езжу на службу 5 часов.

А. Пичугин

- А кому-то приходится от звонка до звонка, с 9 до 5.

Ю. Макеев

- Мне кажется, каждый кузнец своего счастья, если ты счастлив на службе так, прекрасно, если ты будешь счастлив, живя в деревне, там тоже есть чему служить, мы же служим для себя.

А. Пичугин

- Безусловно.

Ю. Макеев

- Это, вообще, такой вопрос риторический, философский, я, вообще, считаю, что возрождение Росси произойдет, когда люди вернутся в Россию. Россия у нас исконно деревенская.

Е. Горская

- За пределами МКАДа находится.

Ю. Макеев

- За пределами крупных городов, вот тогда мы немножечко… причем это не поселки с таунхаусами, которые тоже спутники Москвы, это вот туда, наша родина там, где поля пустуют.

Е. Горская

- Пока что наоборот.

Ю. Макеев

- Нет, есть такая маленькая тенденция в ту сторону.

А. Пичугин

- А вы фермерство упомянули, в чем оно заключается? У вас корова?

Ю. Макеев

- У меня козы, куры.

Е. Горская

- Молоко дают.

Ю. Макеев

- Да, молоко, я вот вчера выезжал сюда к вам, надо было подоить коз всех, чтобы оставить спокойно маму, детей. Вот с утра переживаю, что это все на их плечи ложится. У меня козы, куры, были вот кролики, собаки, кошки, попугай.

Е. Горская

- Сколько собак?

Ю. Макеев

- Собаки две.

А. Пичугин

- Лиза считает, что очень мало, я так понимаю.

Е. Горская

- да, маловато.

Ю. Макеев

- Было четыре, раздали, соседям летом. Знаете, как я стал деревенским? Когда на вторую зиму после второй зимы, по весне, мы за обедом сказали: «Слушайте, что-то дачники понаехали».

А. Пичугин

- У меня тоже есть такое место в 250-ти километрах, про которое я говорю: «что-то туристов сегодня многовато».

Ю. Макеев

- Вот, а у нас «дачники понаехали». Это наши чудесные, любимые соседи, которых мы любим.

А. Пичугин

- Я считаю себя не туристом, а гостем города, а Лиза считает, что если у человека меньше 15 собак, то это как-то несерьёзно.

Ю. Макеев

- Ну, у каждого своя мера счастья. Ну, 250 км – это, на самом деле, всего 2,5- 3 часа со средней разрешенной скоростью по М-1, не нарушая правила и притормаживая в населённых пунктах.

А. Пичугин

- А как часто вы в Москву приезжаете?

Ю. Макеев

- В зависимости от того, сколько спектаклей я играю в Москве. Вот мы придумали театральный выходной, почему такой уикенд театральный, чтобы 6 раз не мотаться, не жечь бензин и не портить экологию, приехать, отыграть сразу 7 спектаклей. У нас был такой опыт в Баку, мы прилетали в Баку, 7 спектаклей отыграли за выходные, посмотрели чудесный город и улетели. И люди были счастливы, и мы были счастливы, потому что нам не надо было распыляться в течение месяца. А так порядка 5, не меньше 5 раз, иногда бывает и 10 раз.

Е. Горская

- Про гастроли я хотела все попозже подробнее спросить, а пока вернемся в деревню. Вы же планируете еще что-то там делать, как-то развивать хозяйство? Кто храм отреставрировал, мне интересно.

Ю. Макеев

- Ой, храм отреставрировали чудесные люди, я знаю, что Кирилл Мирейский - один из главных меценатов наших, кто помогал строить храм, там много всегда людей, это не один человек

Е. Горская

- Такой милый храм, деревянный, я смотрю вот картинки.

Ю. Макеев

- Деревянный, да. Такой уютный, маленький храм, мне очень приятно, я хотел в своей деревне хотя бы маленькую часовенку построить, с прашивал у нашего батюшки отца Сергия: «Батюшка, хочу у нас в деревне хотя бы маленькую часовенку сделать», он говорит: «Да, не надо, уже Димка построит из Картюково». Я сейчас должен, в этом году, Бог даст, крест поставить поклонный на въезде в деревню, сейчас его строгаю, обрабатываю.

А. Пичугин

- Сами?

Ю. Макеев

- Да, мне что понравилось, что так по воле Божей я хотел большой дом построить для семьи, для детей, для детей, которых я бы привозил из Москвы, чтобы показывать путь зерна, что происходит с зерном. Я обратился в несколько строительных компаний, первая строительная компания, освоив наши деньги, послала нас далеко и надолго, и весело.

Е. Горская

- Это как?

Ю. Макеев

- Ну, так.

Е. Горская

- Это же уголовно наказуемо.

Ю. Макеев

- Там тоже это целая история, отдельная передача. Вторая компания сказала, да, да, да, мы тоже православные, но когда приехал батюшка освещать начало строительства, как-то всех ух, смело, сдуло, и никто даже не подошел, я говорю: «Братцы, что же вы все, вроде, кресты носите, давайте мы с молитвы начнем строительство как когда-то давным-давно, оно крепче, чем даже на саморезе-то будет». Вот, и, в общем, и эти тоже как-то…. Но я видел в этом определённый промысел, потому что я молился-молился, и в какой-то момент мне был такой…

Е. Горская

- Прорыв.

Ю. Макеев

- Да, прорыв, и я остался один. И у меня большой такой дом, как Ноев ковчег, еще семья была в Москве, я не мог их перевезти, и ко мне стали идти животные, брошенные собаки, все собаки и кошки, которые у меня живут, а у меня еще 4 кошки, они все как-то деревенские, дачники разъехались…

Е. Горская

- Вот это ужасно, чудовищное отношение.

Ю. Макеев

- Да, и все животные пошли туда, где тепло, тепло оказалось в моем доме.

Е. Горская

-К нам тоже вчера кошка пришла, бедная тряслась.

Ю. Макеев

- Я их приютил, начал строить, и думаю: как я один могу построить огромный, почти 500 квадратных метров, дом, где будет и пекарня, и обсерватория, и библиотека для детей, все-все-все. И в какой-то момент я увидел репортаж, как один человек, в одиночестве практически переплывает Тихий океан, и это был Федор Филиппович Конюхов, и это было так интересно, конечно, я о нем много слышал, я увидел, как он с молитвой преодолевает эти тонны морской воды, я подумал: «Вот этот человек, он уже не молодой, не атлетического сложения, но с молитвой он может это сделать». И я начал наверху лазить, верёвками себя привязывать и строить дом, у меня подкопилась какая-то денежка, я понимал, что к зиме не успеваю крышу сам покрыть, потому что она большая, я нанял еще людей, нашел, и они говорят: «Как ты это все сделал?». Мне неудобно им говорить, что намолил себе тут, верите вы, не верите. В такие моменты укрепляешься в вере, потом, бывало, я на горке, сильные ветра, думаешь, вот сейчас разломается вся эта конструкция, и тоже, что называется, иконку поставишь, сидишь, и слезы льются, потому что понимаешь, что это все здесь и сейчас, ты вот весь здесь, как младенец, потому что ты понимаешь, что у тебя уже нет московской квартиры, потому что ты ее продал, чтобы построить этот культурно-театральный центр в этой деревне, ты понимаешь, что ты своих детей сюда привез, и точка невозврата у тебя пройдена, и ты не можешь своим детям сказать: «Папа был не прав, извините».

А. Пичугин

- Я напомню, дорогие слушатели, что сегодня у нас в гостях художественный руководитель «Театра вкуса» Юрий Макеев. Вот вы говорите, что точка невозврата пройдена, но вы рисковый человек, потому что все, кто уезжает в деревню, по крайней мере, из моих друзей и знакомых и людей, которые на вашем месте здесь сидели рассказывали про свой деревенский опыт, они, конечно, оставляют подушку безопасности в виде московской квартиры.

Е. Горская

- Ну, что ты такое рассказываешь? Большинство вынуждены продать московскую квартиру, чтобы построить дом, немногие способны оставить квартиру и накопить на строительство дом, это не копейки.

Ю. Макеев

- Это дорогое удовольствие, это правда очень дорогое удовольствие, в этом смысле, что меня с одной стороны расстраивало, а сейчас меня радует, что когда-то на Руси дом строила семья, род, вся семья собиралась, это, как правило, много мужчин, и они всем миром строили, потому что всегда вопрос: как эти храмы строили? Мы даже сейчас с вами в здании монастыря, это же без айпадов, без компьютеров, это просто телеги, просто глина, просто песок, но, тем не менее, на этой молитве, на этой силе, в том числе, мужской силе духа, люди возводили здания, которые стоят сотни лет, а тут, вроде, технологии, вроде, краны, вроде, грузовики все возят, но все рушится, ломается, опять же, я считаю, что это все без молитвы строится, я считаю, что не на века то, что сделано без любви. И вот я в какой-то момент подумал, у меня же есть родня, у меня же есть близкие, но никто по тем самым причинам не может найти время, потому что служба, потому что 8 часов надо там, 8 часов надо здесь, и куда-то ехать в Смоленскую губернию, и у меня самая большая сейчас радость в том, что старший брат, который служил на госслужбе, он был полицейским, не дослужив несколько лет до своей пенсии, он сказал…

Е. Горская

- Я-то думаю, что вы все полицейских в пример приводите.

Ю. Макеев

- Да, он сказал: «Я больше не могу», хотя он в начале не одобрил мое решение уехать в деревню и жить там, а сейчас он говорит: «Юра, я понимаю, о чем ты говоришь, потому что я это осознал».

А. Пичугин

- И теперь строит большой дом по соседству?

Ю. Макеев

- Нет, надо достроить мой, и он приехал ко мне и, вдруг, дело так заладилось, мы вдвоем гораздо, конечно, больше можем сделать, и это делают родственники, и это не то что для меня брат строит, а мы делаем семейное дело.

Е. Горская

- Извините, что перебиваю, у нашего Алексея, вроде, есть какая-то теория относительно дома. Он правда на меня так смотрит…

А. Пичугин

- У меня?

Е. Горская Ю

- Да, помнишь, мы тебя спросили, почему ты не покупаешь дом недалеко от экспедиции, а ты ответил что-то такое: «Один дом- один хозяин».

А. Пичугин

- А, это даже не моя теория, это мы ее вводили повсеместно со знакомыми…

Е. Горская

- Нельзя взять и купить чужой дом, нужно построить свой, правильно?

А. Пичугин

- Да, но здесь нет никакой мистики, здесь речь идет просто о том, что ты въезжаешь в этот дом и понимаешь, что этот дом долгое время поддерживала одна семья, она строила его под свои нужды, и ты годами еще будешь разгребать все, что она тебе в наследство оставила.

Е. Горская

- То есть строить нужно свой, не вариант купить?

А. Пичугин

- Нет, вариант, наверное, у всех свои пути, кому-то везет. Кто-то покупает дом, который…

Ю. Макеев

- Кто-то покупает дом с призраками.

А. Пичугин

- Кто-то, возможно, покупает дом с призраками.

Е. Горская

- Кто-то дом с мышами.

А. Пичугин

- Кто-то с мышами, а кто-то покупает дом, и ему везет, хозяева оставляют ему в наследство действительно хороший крепкий дом.

Е. Горская

- В любом случае, это серьезная смена уклада, так передвинутся из города в деревню, но вполне себе реалистично, как мы видим.

Ю. Макеев

- Да более чем.

Е. Горская

- Ну, вы только что о каких-то сверх усилиях рассказывали, как вы, обвязавшись канатом, строили дом.

Ю. Макеев

- Так в этом же и замечательно, это же чудесно, это то самое приключение в моей жизни началось, о котором я мечтал, что я строю дом, как Робинзон Крузо, как кто-то еще.

А. Пичугин

- Он-то шалаш строил.

Ю. Макеев

- Он там в итоге построил прекрасную экосистему, в которой можно находиться, а начал с шалаша. Я, вдруг, почувствовал, что я мужчина, у меня есть руки, я много инструментов всяких взял в руки, выяснилось, что мои предки, мой прадед был плотник-краснодеревщик и делал мебель, и мой брат и я, не сговариваясь, он стал делать стулья, а я детям на день рождения сделал подарок- двухъярусную кровать. Потом посмотрели на цены, и я супруге сказал: «Ты знаешь, я, наверное, это…»

Е. Горская

- Освою прикладную профессию.

Ю. Макеев

- Да, я так посмотрел, там доски какие-то и я так раз-раз, и я с такой радостью внутренней все делал, потому что я чувствовал фактуру материла, этот запах дерева.

Е. Горская

- Это же, вообще, замечательно – сделать что-то ощутимое, материальное.

Ю. Макеев

- Даже больше вам скажу, возникла идея, я сейчас ее вынашиваю – создать артель со своим братом, возродить такую артель. Вот два брата и дети, не знаю, пока придумать название не могу, чтобы наши дети тоже мастерили, и, не знаю, может, тем же дачникам мы делали какую-то мебель.

А. Пичугин

- А на театр-то время останется?

Ю. Макеев

- А вот все в гармонии, это все неотъемлемая часть одного от другого, это все перетекает, это не тут отдельно, тут отдельно, нет, в моей жизни это все взаимосвязано, это как на левую руку хватит внимания, и на правую – хватит.

А. Пичугин

- Мне очень интересно все равно, когда вы сказали про какое-то возрождение деревни, это для меня больной вопрос, я часто задаю нашим гостям этот вопрос, даже если речь об этом не заходит, все равно…

Е. Горская

- Все равно задает, да.

А. Пичугин

- Все равно, да: о деревне что вы скажете? Просто я вспоминаю, что мы вещаем далеко не только в Москве, и какие-то красивые московские проекты презентуются, а за пределами кольцевой дороги как. А тут вы сами из деревни приехали к нам и рассказываете про то, что у вас есть свой взгляд на то, как гам обустроить деревню. В связи с этим, как нам обустроить деревню? Понятно, что у нас та форма сельского хозяйства, которая была многие столетия, потом после 17 года несколько перевернулась, а в перестройку схлопнулась, она уже невозможна по разным причинам: экономическим, социальным. Центральная часть России опустела, у нас есть города, а между городами такая выжженная пустыня, я не знаю, будет ли освоение этой пустыни происходить нашими потомками или нами, или при нашей жизни.

Ю. Макеев

- По поводу возрождения, я понял вопрос, ну, пуская, я буду первым зернышком, хотя знаю, что я не первый и не единственный.

А. Пичугин

- Многие приезжают в деревню, но это не может стать тенденцией, ну переезжают – хорошо, переедут 10 тысяч человек из больших городов в сельскую местность, но это капелька такая, она все равно будет на уровне статистической погрешности, а что нужно, есть, на ваш взгляд, какая-то глобальная возможность восстановить и снова заселить эти пространства? После пяти лет жизни вашей в деревне, вы что-то можете сказать?

Е. Горская

- Алексей Пичугин женится, переезжает за город.

А. Пичугин

- Этот будет капля в море, статистическая погрешность. Я про глобальное, понимаете.

Ю. Макеев

- Мне бы не хотелось, чтобы я был погрешностью в нашей статистике.

А. Пичугин

- Вы не погрешность, но статистика беспощадна.

Ю. Макеев

- Что я сейчас наблюдаю и вижу, в том районе, где я проживаю, я подумал: наверное, я единственная белая ворона. Увидел, к музыкальной школе подъезжает девушка на маленьком поддержанном джипике, у нее московский регион, она выходит с милой девчушкой:

- Здравствуйте

- Здравствуйте.

- Вы здесь живете?

- Да.

-А откуда вы?

- Из Москвы, Наташа.

- а чем вы занимаетесь здесь?

- Да вот, переехала сюда с дочкой.

- А что делаете?

- Пеку хлеб.

А. Пичугин

- Теперь это актриса вашего театра?

Ю. Макеев

- Нет, она печет по-настоящему, выпекает хлеб, хлеб замечательный, и он недешево стоит для местных жителей, потому что понятно, что у местных жителей очень маленькие денежки, они 5-6 тысяч рублей получают в месяц, и, если кто-то получает 10 тысяч, он считается обеспеченным богатым человеком. Наташа, тут Женя, такой же с окладистой бородой, молодой парень, я вспоминаю, что когда-то я с ним учился в школе, спрашиваю: Женя, а ты чем занимаешься?

А. Пичугин

- А это ее супруг?

Ю. Макеев

- Да, оказалось, что это ее супруг. Вот, говорит: «Сейчас буду директором физкультурно-оздоровительного комплекса»,- делает походы с ребятами, пробежками, велоспортом. Встретил другого парня…

А. Пичугин

- Они ваши соседи?

Ю. Макеев

- Мы живем в районе. И вот тот, кто живет в районе – это твой сосед.

Е. Горская

- 40 км туда, 40 обратно.

Ю. Макеев

- Да, вот так и ездим в гости, 40 туда, 40 обратно. Дмитрий — вот тоже молодой парень, а решил чаем заниматься. Вот еще что-то.

А. Пичугин

- В смысле чаем?

Ю. Макеев

- Иван-чаем.

Е. Горская

- Как это прекрасно.

Ю. Макеев

- Вот мы с ними разговорились, он говорит: «А у нас вот тут ребята поселились, на гуслях играют», я говорю: «Ребята, у меня всегда была такая мечта, что моей деревне Петровке 300 лет, и я мечтаю, что у деревни должен быть свой день – день деревни, давайте на Петра и Павла устроим день деревни». Я собрал свою улицу, к сожалению, две другие улицы не смогли к нам прийти, некоторые представители пришли, приехали те ребята со своим хлебом, без алкоголя, с иван-чаем, с арбузами.

Е. Горская

- Арбузы тоже местные?

Ю. Макеев

- Арбузы местные, да.

А. Пичугин

- На Петра и Павла арбузы? Уже местные? Астраханские только в середине августа вызревают.

Ю. Макеев

- Заморские, заморские. И вот мы провели чудесный праздник, и я внутреннепочувствовал такую радость, что кто-то еще в этом районе неравнодушный, потому что самое главное это что? Неравнодушие к своей стране, к своем дому, к своим предкам, к своим корням. Корни тебе помогут возродить свою деревню, родовое там село или еще что-то, кто будет возвращаться. Доить корову – это тяжело, рано утром вставать, и вечером– тяжело, ты сращу привязанный становишься. У нас вот было 10 коз, и мы поняли, что мы пока не можем это себе позволить вместе с театром. Но мне бы хотелось в какой-то момент передать дело театра сыну, тем людям, кто загорится и продолжит рассказывать истории вместо меня, а я буду встречать людей там в деревушке около печи с коровами, с телятами, с пирогами. В общем, возрождение произойдет только тогда, когда произойдет рождение.

А. Пичугин

- Класс. Минута у нас осталась.

Е. Горская

- В общем, бороды все уже отрастили, осталось только делом заняться.

Ю. Макеев

- Можно и без бороды.

Е. Горская

- Мы хотели про гастроли поговорить, только уже кратко, потому что незаметно-незаметно время нашей программы подошло к концу. Вы говорили про Баку, про Азербайджан, вы много, вообще, ездите с театром или пока только начинаете

Ю. Макеев

- Ну, нам бы хотелось гораздо больше ездить, и у нас есть возможность путешествовать по миру и рассказывать истории, есть у нас истории очень важные, которыми мы хотели бы поделиться: о культуре нашей страны, наших предков с другими странами, показать им другой театр, а не только большой. И если есть, пользуясь возможностью, не так много времени осталось, я хотел бы сказать о нашей прекрасной традиции под названием «подвешенный билет»

А. Пичугин

- Да, кстати.

Ю. Макеев

- Мы возрождаем традицию такой благотворительности, что каждый наш зритель может подарить инкогнито, безвозмездно 1, 2, 3, 5 билетов для тех, кто не имеет возможности себе купить, это многодетная семья, инвалиды, неважно кто. У нас на сайте есть полная информация, как это можно сделать. Мы в свою очередь тоже подвешиваем билеты на наши спектакли некоторые, потому что мы, к сожалению, никем не финансируемся кроме наших зрителей, и тот, кто купил билет становится меценатом нашего театра, на эти деньги мы декорации делаем, покупаем продукты, платим аренду, платим небольшие гонорары артистам, но, тем не менее, я накануне Нового года и Рождества я благодарю всех наших зрителей за их меценатство, за их доброту. Давайте дарить людям добро, любовь и свое внимание.

Е. Горская

- «Театр вкуса».

А. Пичугин

- Да, был у нас сегодня в гостях, спасибо большое, Юрий Макеев, художественный руководитель этого театра. Лиза Горская.

Е. Горская

- Алексей Пичугин.

А. Пичугин

- Всего хорошего, до свидания.

Друзья! Поддержите выпуски новых программ Радио ВЕРА!
Вы можете стать попечителем радио, установив ежемесячный платеж. Будем вместе свидетельствовать миру о Христе, Его любви и милосердии!
Мы в соцсетях
******
Слушать на мобильном

Скачайте приложение для мобильного устройства и Радио ВЕРА будет всегда у вас под рукой, где бы вы ни были, дома или в дороге.

Слушайте подкасты в iTunes и Яндекс.Музыка

Другие программы
Герои моего времени
Герои моего времени
Программа рассказывает о незаметных героях наших дней – о людях, способных на поступок, на подвиг. Истории этих героев захватывают и вдохновляют любого неравнодушного человека.
Семейные истории с Туттой Ларсен
Семейные истории с Туттой Ларсен
Мы хорошо знаем этих людей как великих политиков, ученых, музыкантов, художников и писателей. Но редко задумываемся об их личной жизни, хотя их семьи – пример настоящей любви и верности. В своей программе Тутта Ларсен рассказывает истории, которые не интересны «желтой прессе». Но они захватывают и поражают любого неравнодушного человека.
Во что мы верим
Во что мы верим
Актуальная тема
Актуальная тема
Актуальными могут быть не только новости! Почему мы празднуем три новых года и возможен ли духовный подвиг в самой обычной очереди? Почему чудеса не приводят к вере, а честь – важнее денег? Каждый день мы выбираем самые насущные темы и приглашаем гостей рассуждать вместе с нами.

Также рекомендуем