Священноисповедник Афанасий (Сахаров)

Священноисповедник Афанасий (Сахаров)
Поделиться

Афанасий СахаровЛиберальные взгляды в России в начале двадцатого века проникли даже в самые консервативные слои общества. В 1903 году во Владимирской духовной семинарии тайно была создана ячейка социал-демократической партии. Учащиеся устраивали подпольные съезды и забастовки, по рукам ходила запрещённая политической цензурой литература. Однако, этот соблазн нимало не коснулся семинариста Сергея Сахарова, будущего Ковровского епископа. Позднее ни в письмах, ни в разговорах, ни в дневниках святитель ни разу не упомянул политические страсти, будоражившие альма-матер. Зато с теплом и любовью он вспоминал семинарские богослужения и беседы с архиепископом Николаем (Налимовым), знатоком церковной истории, аскетом и богословом. Уже в юности будущий архипастырь строго очертил сферу своих интересов вокруг служения Богу и никогда не уклонялся от этого выбора.

Закончив семинарию и Московскую духовную академию, Сергей принял монашеский постриг с именем Афанасий, а вскоре и сан священника. Ему исполнилось тридцать лет, когда в России произошла революция. С этого момента его жизнь стала противостоянием безбожной власти, но не политическим, а духовным, молитвенным.

В 1919 году большевики проводили в стране кампанию по разоблачению православных святынь — мощи праведников повсеместно изымались из ковчегов и выставлялись на всеобщее обозрение. В Успенском соборе Владимира большевики также выложили на столах посреди храма святые останки благоверных князей. По городу были распространены приглашенияна святотатственное зрелище. Когда же в назначенный срок зрители переступили порог собора, они услышали: «Благословен Бог наш!» — иеромонах Афанасий начал молебен Владимирским святым. Кощунственное действо обратилось в прославление Божиих угодников.

В 1921 году отец Афанасий стал архиереем. Накануне епископской хиротонии его вызвали в ГПУ и угрожали репрессиями. Через семь месяцев святителя Афанасия впервые арестовали — так в его жизни началась бесконечная череда преследований и лишений. В общей сложности в тюрьмах и ссылках он провел 21 год, 11 месяцев и 12 дней.

В самых тяжёлых условиях епископ Афанасий сохранял бодрость духа. «Тюрьмы нам нечего бояться, — писал он из Таганских застенков, —Здесь лучше, чем на свободе, это я не преувеличивая говорю. Мы как бы взяты в изолятор во время эпидемии.Тяжело положение тех православных, которые, оставаясь на свободе, несут знамя Православия. Помоги им, Господи».

В любых условиях святитель не оставлял молитвы, а если выпадала возможность, совершал богослужения. Иеромонах Иеракс (Бочаров) был потрясён обстоятельствами, при которых совершилась его встреча с епископом Афанасием в Мариинских лагерях. В бараке, куда надсмотрщик втолкнул отца Иеракса, невозможно было ничего разглядеть из-за табачного дыма. Гремели костяшки домино, слышалась развязная речь. «Вон туда проходи!», — бросил кто-то оглушённому священнику, и он, пройдя в указанном направлении, увидел святителя, сидящего на нарах с книгой в руках. Владыка ничуть не удивился отцу Иераксу, которого давно знал, и призвал его, словно они давно обо всем договорились.

Святитель Афанасий (Сахаров):

Ну, давай, присоединяйся! Тропарь Николаю Чудотворцу, глас пятый!

Опешив сперва, иеромонах возразил

Иеромонах Иеракс:

А разве здесь… можно?

Святитель Афанасий (Сахаров):

Можно, можно. Господу помолимся!

Отец Иеракс подхватил начатое владыкой богослужение и почувствовал, как его оставляет тревога, одолевавшая в последние дни.

Освободившись из заключения в 1951 году, святитель поселился в подмосковных Петушках. Непрерывный поток посетителей ежедневно проходил через маленький домик владыки Афанасия — люди искали его совета, утешения, поддержки. По словам писателя Сергея Фуделя, каждому хотелось «припасть к коленам старца, ища неугасимого тепла».

В августе 1962 года Владыка Афанасий известил близких, что скоро умрёт. Услышав в ответ, что чада не перенесут разлуки с ним, строго заметил: «Разве можно так привязываться к человеку? Не одни ведь, а с Господом остаётесь». 26 октября Владыка настолько ослаб, что уже не мог говорить. Однако, уходя в вечность, он из последних сил произнес утешительные слова: «Молитва вас всех спасёт!».

1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (3 оценок, в среднем: 5,00 из 5)
Загрузка...