Москва - 100,9 FM

«Спорт и вера в Бога». Светлый вечер с Кириллом Ивановым (04.06.2018)

* Поделиться

У нас в гостях был мастер спорта международного класса, двукратный чемпион мира по кик-боксингу, чемпион Евразии, заслуженный тренер России Кирилл Иванов.

Мы говорили с нашим гостем о его пути в спорте, о работе с детьми и подростками, а также о том, как вера в Бога помогла ему преодолеть сложные жизненные ситуации и по-другому взглянуть на себя и спорт.


К.Мацан:

— «Светлый вечер» на радио «Вера». Здравствуйте, дорогие друзья! В студии — моя коллега Алла Митрофанова...

А.Митрофанова:

— Добрый светлый вечер!

К.Мацан:

— ... и я — Константин Мацан. У нас сегодня в гостях человек множества регалий — мастер спорта международного класса, двукратный чемпион мира по кикбоксингу, чемпион Евразии, заслуженный тренер России, руководитель спортивного клуба «Рождествено» Кирилл Иванов. Здравствуйте!

К.Иванов:

— Здравствуйте!

К.Мацан:

— Биография чемпиона обычно пишется победами. Мы читаем, и читаем — столько-то побед, в таких-то годах, в таких-то соревнованиях... Вы нам до эфира сказали, что у Вас в карьере 101 бой, из них — 86 побед. Стало быть, 15 поражений. А как переживать поражения?

К.Иванов:

— Ну, поражение очень часто тяжело переживается. Бывало, доходило до слёз. Для меня очень всегда сложно...

К.Мацан:

— ... сказал чемпион мира по кикбоксингу!

К.Иванов:

— Да, да... есть даже...

А.Митрофанова:

— Двукратный чемпион мира!

К.Иванов:

— Есть даже фотографии, когда я, помню, проиграл в финале Первенства Мира проиграл. Первый раз до этого долго не проигрывал — у меня, такие, всегда были серии затяжныеиз побед — и вот, мне, наверное, поэтому очень тяжело... я относился к поражениям. Очень часто проявлял эмоции — именно, эмоции выражались в том, что я проливал слёзы. Вот.

А.Митрофанова:

— Вы знаете, но Вы — верующий человек. Говорят, что — с духовной точки зрения, с точки зрения духовной жизни — важно даже не столько... там... победил человек или проиграл, как то... именно то, как он к этому относится, и какие выводы для себя делает. А Вы для себя из Ваших поражений какие сделали выводы — о себе самом, о том, как... вот... насчёт Вашего, может быть, внутреннего устройства, что, может быть, над чем-то стоит особо поработать? Я сейчас не про спорт говорю, не про физическую какую-то Вашу форму, а именно про внутреннее состояние. Что-то это дало Вам — какую-то пищу такую для ума?

К.Иванов:

— Ну, вообще-то, это... всегда должна быть пища для ума, даже если... я не знаю... если ты не проигрываешь. Если ты просто хочешь быть лучше, ты должен об этом всегда думать — о том, за счёт чего ты можешь стать сильнее, лучше... я не знаю... красивее, увереннее...

А.Митрофанова:

— А что в этом помогает?

К.Иванов:

— Мне всегда помогал в этом Господь Бог.

А.Митрофанова:

— Вы говорите сейчас такие вещи!.. С одной стороны, они просты и понятны, очевидны, а, с другой стороны, ведь это... ну, как сказать... мы... кто-то из нас в верой рождается, а кто-то из нас к ней приходит. Как это было у Вас?

К.Иванов:

— Вообще, изначально, с раннего... у меня бабушка верующая, она у меня живёт в деревне... жила. И всегда в деревнях очень люди верующие, и вот, они очень сильно всегда постились, каждые выходные... каждое воскресенье ездили в храм на службу. Я помню, всегда приучали, что, там... в субботу нельзя, там, ни мыться, ни это... когда по большим Праздникам... то есть, очень всё... И у меня бабушка такая была верующая, и вот, она мне дала первые... как бы... первые шаги я сделал...

А.Митрофанова:

— ... благодаря ей.

К.Иванов:

— Благодаря ей, да. Потом, спустя годы, конечно, это всё как бы забылось, да. И вот, в возрасте 20-ти лет, когда у меня погиб отец, я пришёл... вот так вот я пришёл в храм. И уже вот с 2003-го года стараюсь не пропускать ни одного воскресенья, никакой... у меня было... вот, за это время я пропустил, может быть, только, там, один или два раза — вот так вот отношусь к воскресенью. То есть, должен обязательно уделить время вот в этот день Богу — первое.

А.Митрофанова:

— Потрясающе!

К.Мацан:

— А насколько это тяжело? Ведь... вот так звучит со стороны — вот, каждое воскресенье человек ходит в храм. И сколько недель — это сотни — за эти годы воскресений, а Вы говорите, что ни разу не пропускаете. Откуда такая убеждённость, что по-другому нельзя? Неужели ни разу за это время не пришло такое ощущение, что: «Ну, как-то я вот потрудился тут уже, на духовном поприще — можно как-то уже и расслабиться... Что ж всё время-то так себя убивать?»

К.Иванов:

— Это вот, как раз, здесь заблуждение. Первое, когда ты только подумал о том, что ты совершенен — всё...

К.Мацан:

— Что уже достиг чего-то...

К.Иванов:

— ... на этом ты заканчиваешься.

К.Мацан:

— А в спорте — так же?

К.Иванов:

— В спорте — приблизительно так же, да. Нужно над собой всегда работать, постоянно. Если только ты «поймал звезду» — как это говорят в спорте — как только на лаврах почиваешь, обязательно придёт расплата.

К.Мацан:

— А вот «поймал звезду» — это что значит? Это речь о том, что ты... ну, вот... есть серия побед, и ты, как бы, перестал тренироваться? Или это, всё-таки, внутреннее моральное состояние того, что вот: «Я — велик»?

К.Иванов:

— Ну, больше, мне кажется, даже... тут такое сочетание, может быть. Но больше — это именно, что... моральное состояние, что...

А.Митрофанова:

— «Звёздная болезнь», видимо, да?

К.Иванов:

— Ну, вот... по-другому можно её и так, конечно, назвать. Это «звёздная болезнь», но, во-первых, всё способствует этому — появляется внимания больше к тебе, тебе это начинает нравиться, без этого ты уже дальше не можешь обходиться, и — вот так вот получается. Я честно говорю, что у меня такие были... я прожил такие моменты, когда я болел этой «звёздной болезнью». Мне казалось, что мне вокруг все должны. Что вот я вот такой великий, что вот я такой вот чемпион, все, там, на моём уровне, на моём фоне все пиарятся, там... кто-то, каждый, там, получает своё... Ну вот, я потом, спустя время, это всё пересмотрел.

А.Митрофанова:

— А — как? Вот...

К.Мацан:

— Что к этому привело?

А.Митрофанова:

— Да, как это происходит?

К.Мацан:

— Что случилось?

К.Иванов:

— Привело... ну, вот, именно такие вот тяжёлые ситуации в жизни, когда мне показали... Вот, мы работали всегда с командой, и мне мои близкие люди, как раз, объясняли сначала, что я немного заблуждаюсь, по поводу моего поведения...

А.Митрофанова:

— А Вы не слышали?

К.Иванов:

— Я не соглашался, да, с этим. Это, как раз, мне было 19 лет — самый такой... 18–19 лет... я рано очень стал чемпионом мира — будучи юниором, я уже выиграл Чемпионат мира по мужчинам, и меня рано начали... начали, наверное, уделять мне внимание, и я подумал, что я стал великий. После этого... как сказать проще... мне дали понять, что: «Друг, всё-таки вот посмотри, мы тебе помогаем...» — а мне помогали. Спортсмены, на самом деле, такие очень интересные люди — они, в основном, очень все бедные. Вот, если им вовремя не покажут... не знаю... куда-то их не устроят — обычно, все спортсмены, там... где-то у них лежит ихняя трудовая книжка, на каком-нибудь заводе — и где я только ни работал, где только ни числился, и кем только ни числился...

А.Митрофанова:

— Серьёзно?

К.Иванов:

— Так что вот так вот. Спортсменам, вообще, на самом деле, очень тяжело.

К.Мацан:

— Ну, вот смотрите, с одной стороны — Вы, наверное, бесспорно, точно говорите о том, что не должно быть «звёздной болезни», которая мешает. Но, тем не менее, спорт — это всегда стремление к победе, и не хотеть быть лучшим, не хотеть быть чемпионом, не хотеть быть лучшим, наверное, не вполне верная спортивная мотивация поведения. Ну, если ты не хочешь быть абсолютно первым в своём деле, то тогда... плох тот солдат, который не мечтает быть генералом. Как это сочетается с евангельским призывом быть последним? Для Вас.

К.Иванов:

— Ну, я бы ещё здесь сказал, что... привёл бы такую поговорку, что «добро должно быть с кулаками».

К.Мацан:

— Это очень профессиональная для Вас поговорка!

К.Иванов:

— Да. Я хочу сказать, что, например, военнослужащие кикбоксёры проявили себя в горячих точках. Более полутора тысяч военнослужащих кикбоксёров награждены правительственными наградами, из них более десяти — герои России. Так, что... кикбоксинг — надёжный союзник и оплот в защите Государства.

А.Митрофанова:

— Это хорошо. Но, возвращаясь к тому вопросу, который Костя задал — ведь есть, действительно, это стремление, естественное для спортсмена, стать лучшим, стать первым — и Вы рассказали уже о том, как это было в Вашей жизни, с одной стороны. С другой стороны, в Евангелии сказано: «Кто хочет быть первым, пусть будет всем слугой», — говорит Господь, и это... ну... своего рода... как сказать... разнонаправленные такиевекторы. Как Вы с этим справляетесь?

К.Иванов:

— Ну, здесь вот... именно, что первым должен быть спортсмен — на ринге. Вот, если мы берём этот наш вид спорта, или любой другой, он должен быть — вот там — должен быть первым. Когда он попадает с ближними со своими — вот, иногда может быть даже такое, что он должен быть и слугой. И это вот — лишний раз, для себя, ломать свою гордыню, да... что вот, например, я тоже могу сказать, что я, там, великий, там, чемпион, и мне вот это вот нельзя делать — нет, я же выполняю. Вот, у нас есть, там... мы живём таким коллективом дружным, там у нас порядка 100 человек, из них — 50 детей. У нас бывают разные мероприятия массовые...

К.Мацан:

— Вы имеете сейчас в виду — в вашем селе Рождествено, да? В Истринском районе Московской области, где Вы живёте, и там школа Ваша?

К.Иванов:

— Да, да, в нашем спортивном клубе. Правда, наш спортивный клуб в Доме культуры находится, у нас там такая комнатка, ну, вот, мы... спасибо, ладно, хоть и так... не знаю даже... ну, наверное, спасибо... раньше-то мы там...

А.Митрофанова:

— Подождите, всё изменится ещё! Будет у вас расширение.

К.Иванов:

— Ну, мы надеемся! Я уже давно с этим вопросом выступаю, и... вообще... поднимаю вопрос, что касается спорта. Потому что я достаточно и работы провёл, и инвестировал туда — привлёк меценатов, привлёк спонсоров, провёл порядка десяти турниров более-менее серьёзных...

А.Митрофанова:

— Ого!

К.Иванов:

— ... да, где мы всегда собирали... там у нас... от 500 до 1000 человек. Для нас это считается нормальным. То есть... так вот.

А.Митрофанова:

— Вы говорите сейчас про своё такое вот нынешнее любимое занятие, если я правильно понимаю — это спортивная секция, клуб. И когда мы Ваши регалии тут читаем — то, что нам подготовил наш замечательный редактор: двукратный чемпион мира по кикбоксингу, заслуженный тренер России, чемпион Евразии, и далее, далее, далее... и через запятую, наряду с этими реалиями про Ваше чемпионство — руководитель спортивного клуба «Рождествено» в селе Рождествено, Истринского района. Я это читаю и понимаю, что — а ведь пожалуй, наверное, для Вас, это, действительно, по значимости, примерно сопоставимые вещи: Ваше чемпионство ( Вы — двукратный чемпион мира ) и то, что Вы занимаетесь с детьми сейчас. Я ошибаюсь, или я права?

К.Иванов:

— Сопоставимо... —?

А.Митрофанова:

— Вот, то, что... равнозначимо и то, что Вы — чемпион мира, и то, как Вы занимаетесь с детьми? То, что Вы с ними занимаетесь... эта нынешняя Ваша работа, фактически — служение?

К.Иванов:

— Знаете, хорошо, что я чемпион мира, что занимаюсь с детьми — хорошо, когда вообще кто-то занимается с детьми, и не только с детьми. Но когда есть реальный пример... В чём тут ещё смысл заключается — что есть реальный пример, я себя называю — персонаж, и те, кто хочет быть похожим на такого персонажа, они приходят к нам, и вот — пытаемся. Они смотрят, что рядом живёт с ними вот такой же человек, как и они, который вот начинал, там... с детства начинал тренироваться, потом добился определённых результатов, стал публичным, его стали, там, приглашать куда-то, с ним стали фотографироваться. Так, что... мне приятно об этом говорить, и, вообще, приятно, когда, например... ну, я не знаю, там... в другом городе, в другой стране к тебе подходят и говорят: «А мы тебя знаем, мы видели твои бои, а мы вот это вот...» — и я всегда об этом говорю. Прихожу на тренировку и говорю: «Ребята, хотите, чтобы вас показывали по телевизору — не вылезаем отсюда, из спортзала! Всё — в ваших руках!»

«СВЕТЛЫЙ ВЕЧЕР» НА РАДИО «ВЕРА»

К.Мацан:

— Кирилл Иванов, мастер спорта международного класса, двукратный чемпион мира по кикбоксингу, чемпион Евразии, заслуженный тренер России, руководитель спортивного клуба «Рождествено» сегодня у нас в программе «Светлый вечер». И вот, мы как раз заговорили про Ваш спортивный клуб. Я, в принципе, понимаю, наверное, что Вы своим детям, которые занимаются в клубе, говорите не только о славе. Не только вот славой пытаетесь как бы их мотивировать их заниматься. Но если так, по-журналистски, к этим словам «прицепиться» — это нужно? Вот, Вы — христианин, и Вам... Вы не видите противоречия в том, чтобы мотивировать людей, детей... ну, неким... славой, а если угодно — тщеславием? Намеренно провокационный вопрос сейчас такой задаю.

К.Иванов:

— Можно... при желании можно это и так назвать, но без этого — никуда. Я должен объяснять, что... спустя... не в конце пути, а на определённых этапах этого пути будет приходить... постепенно... когда-то придёт слава, потом придут деньги, потом придёт... я не знаю, там... известность, или сначала это...

К.Мацан:

— А однажды всё это может уйти.

К.Иванов:

— Ну... как и всё в нашей жизни. Но я больше склоняюсь к такому, что если уж и придётся уйти, то хотя бы не бесследно. Я считаю, что в этой жизни мужчины, мальчики — начинаем с мальчиков, и мужчины — вообще не должны уходить бесследно.

К.Мацан:

— Ну, то есть, для Вас вот и слава, и деньги — то, что Вы сказали — всё-таки, в общении, во всяком случае, с молодёжью — это не самоцель, а некий признак успешной работы, некий эквивалент того, что ты потрудился хорошо?

К.Иванов:

— Ну, я думаю, что это не только для нас — и для всех, как бы, является показателем определённым, да? Как мы можем определить?

А.Митрофанова:

— А не самоцелью?

К.Иванов:

— Да. Благосостояние человека — мы посмотрим на него и поймём. Почему я говорю об этом? Лучше пусть они к этому стремятся — там, заработать славу, заработать деньги. Как они уже этим воспользуются — это другой вопрос.

К.Мацан:

— Это вопрос к их родителям!

К.Иванов:

— Да. Это даже... может быть, и к ним.

А.Митрофанова:

— И к ним самим, конечно.

К.Иванов:

— Очень тяжело, на самом деле, потом вот в этом не потеряться.

К.Мацан:

— Я к тому, что как родители воспитывали, ну, и, конечно, к ним самим. Безусловно.

А. Митрофанова:

— Вы знаете, мне кажется, здесь ещё такой важный момент. Вот, Костя задаёт вопрос, как человек с таким уже опытом христианского пути... и этот вопрос, исходящий от него, очень понятен — про гордыню, там, про вот это вот — то, что Вы говорите — рассказываете детям про славу, про деньги, как некую мотивацию им такую даёте. А мне кажется здесь очень важно альтернативу иметь в виду ещё. Ведь, либо они у Вас, в спортивном клубе, либо они где-нибудь во дворе или в подворотне...

К.Иванов:

— И хорошо, что Вы сейчас сказали. Знаете, у меня в последнее время при разговорах с некоторыми чиновниками, работниками — те, кто какие-то там... не знаю... какие-то претензии, или что-то там... или как-то нам, там, не помогают — я всегда об этом и говорю, и не стесняюсь. Говорю, что распущу спортивный клуб. Вот, чтобы вы понимали, у нас там, в нашем селе — на сегодняшний день, может быть, под 15-20 тысяч — у нас единственный этот Дом культуры, где занимаемся мы спортом — хи-хи, ха-ха, вообще... И я там хожу, пытаюсь, угрожаю — угрожаю в каком плане...

А.Митрофанова:

— В хорошем смысле.

К.Мацан:

— В лучшем смысле этого слова!

А.Митрофанова:

— Делаете предложения, от которых невозможно отказаться!

К.Иванов:

— Да, особенно в общественных таких собраниях, где присутствуют представители разных служб, я говорю, что: «Вот, смотрите, я завтра закрываю свой спортивный клуб. Вот этих мальчишек, которых у нас 150 человек...

К.Мацан:

— ... которых Вы научили драться!

А.Митрофанова:

— ... и сейчас они выйдут на улицу!

К.Иванов:

— ...да... я отпускаю. Говорю, что: „Сегодня, ребята, служить в армии — не надо, не нужно хорошо учиться, не нужно быть примером“». Хотя, у нас и без этого... вот, мы учим обратному, но у нас всё равно... как мне довелось, вообще, вступить в комиссию по делам несовершеннолетних? Потому что спортсмены начали взрослеть и попадать в разные истории. И любая встреча с инспектором по этому поводу не обходится без меня — вот, если вдруг такие возникали. Сейчас, слава Богу, у нас нету таких случаев. Я думаю, это говорит о том, что мы правильно работаем и правильно объясняем.

А.Митрофанова:

— Это Ваши воспитанники попадали в такие ситуации?

К.Иванов:

— Да, да... вот... там... можно и так сказать, что воспитанники, те, кто у нас на тот период занимался, попадают — ну, к сожалению, такое бывает. Это такой вид спорта, который связан с выбросом адреналина, да, и всего остального, и вообще — туда изначально идут уже... как бы... не паиньки, так скажем. И мы должны здесь правильно им объяснить, довести, что можно делать, что — нельзя.

А.Митрофанова:

— А получается у Вас? Если они всё равно попадают в какие-то сложные ситуации. Или это было раньше, и Вы уже учли этот опыт?

К.Иванов:

— Я ещё считаю, что это ещё пока что детский садик... истории. Мы должны предотвратить то, что может по-серьёзному произойти, особенно в будущем.

А.Митрофанова:

— С другой стороны, опять же, смотрите: они к Вам приходят на тренировки, выбрасывают там этот адреналин, фактически — «атом в мирных целях», да?

К.Иванов:

— Ну, да.

А.Митрофанова:

— А если бы они с этим адреналином, с этим своим запасом и запалом были бы на улице, там бы... ну, я не знаю... были же раньше эти драки «стенка на стенку» и двор на двор — это страшно!

К.Иванов:

— Да. Мало того, я вам приведу статистику, что в 90-е годы у нас, в нашем посёлке там — он был тогда, наверное, я думаю, какой-нибудь там 3000-ный — умерло от героина порядка 70 человек.

А.Митрофанова:

— Ого!

К.Иванов:

— Практически всех я знаю поимённо. Так что я знаю, что это такое за проблема — от 20 до 30 лет. Это... мы подумаем, что это у нас... вот, смотрите, столько семей не создалось, сколько у нас детей не родилось. И это только один из вот таких маленьких, крошечных посёлков, которых тысячи по всей России. Так что я знаю эту проблему. Сейчас... и слава Богу, что у нас очень изменилась ситуация, особенно с того времени, когда мы открыли спортивный клуб. Но, всё равно, я считаю, что это нете условия, в которых можно заниматься. Там, вернее, нету никаких условий. Всё приходится... очень тяжело, очень...

К.Мацан:

— А Вы с ними лично занимаетесь, проводите тренировки?

К.Иванов:

— Да, лично. Лично занимаюсь, лично стою в парах, пока что ещё не бросаю это дело.

А.Митрофанова:

— Вы их всех знаете хорошо, наверное? Всех Ваших учеников и воспитанников?

К.Иванов:

— Конечно.

А.Митрофанова:

— Вы для них, фактически, значимый взрослый — они с Вас берут пример.

К.Иванов:

— Ну, я надеюсь. Я надеюсь на то, что мы... хотя бы, там... видимые...

К.Мацан:

— А сколько им лет — вот, Вашим воспитанникам?

К.Иванов:

— От 5-ти и до... и за 50.

А.Митрофанова:

— Ого! Ну, те, кому за 50 — их уже, наверное, не стоит воспитывать, они просто приходят для поддержания формы?

К.Иванов:

— Ну, почему? И таких, которым за 50, тоже стоит воспитывать! Так что — учиться никогда не поздно.

А.Митрофанова:

— Ну, это правда.

К.Мацан:

— Но вот если говорить о молодых людях, о подростках — мы же сегодня часто говорим о молодёжи — так, обобщая. При этом многие, кто говорят о молодёжи, молодёжь не знают, не видят её в глаза. А Вы — видите, и регулярно. Вот, какие они? Что Вас в них удивляет, или радует, или поражает, или расстраивает?

А.Митрофанова:

— Тревожит, может быть?

К.Иванов:

— Разные. Вот, я смотрю... вот, в принципе, у нас два небольших города находятся рядом, два поселения — на сегодняшний день это так называется — вот там, которые граничат между собой железной дорогой. Ну, вот, я могу сказать, что в одном — это у нас... вот есть, видно, что есть движение какое-то, есть жизнь какая-то, и есть... как-то собираются даже... по-другому выглядят мальчишки, и есть посёлок Снегири, в котором видно, что жизнь, конечно, намного сложнее. Даже... там нет у нас — ни в одном, ни во втором поселении, таких крупных — нету ни одного спортивного сооружения. Вот, у нас там строят, строят, говорят, что «нам нужно строит площадки, нам нужны открытые футбольные поля...» — всё хорошо, футбольные поля — может быть. Но, во-первых, мы живём не в таком регионе — у нас, к сожалению, 9 месяцев зимы, можно сказать, там, или холодной погоды. И, всё-таки, когда Родину придётся защищать, я думаю, что те, кто у нас занимается единоборствами, они, скорее всего, её, всё-таки, лучше защитят, чем футболисты.

А.Митрофанова:

— Ну, не дай Бог, чтобы такой момент наступил, когда придётся вот... знаете, так, действительно, применять эту силу, но — да, готовности и, во всяком случае, знания, как это делается — да даже, просто чтобы за себя постоять, за жену, за детей — мужчина, мне кажется, обязательно должен это уметь делать. Ну, или, во всяком случае, хорошо, когда он знает, как это делается. А ещё Вы знаете, что важно — мне кажется, вот это воспитание, когда о мальчишках речь идёт... Вы же ставите им некие планки, Вы их учите добиваться целей, да? А мне кажется, что для мужчины это невероятно важно.

К.Иванов:

— Это не только, наверное, для мужчины, а для мужчины — особенно. Ну, вот, я сейчас вспомнил себя — что я себе такие цели давал уже с 14 лет. Вот, я помню, что осознанно уже... у меня не получилось в 13 лет пойти заниматься кикбоксингом — очень поздно возвращаться надо было, там, и вот — мне год сказали ждать. И я уже понимал, что первое — я должен попасть из младшей группы в старшую, потом я должен, хотя бы, стать... я говорил: «Хоть бы, там... не чемпионом, но хоть бы, там, третьим в Москве стать...»

К.Мацан:

— Призёром!

К.Иванов:

— Да, третьим призёром, да...

А.Митрофанова:

— Двукратный чемпион мира...

К.Иванов:

— Хоть бы, там, на России — не то, что чемпионом, а думаешь: «Хотя бы в тройку, там, на России попасть». Ну, а потом... конечно — да... конечно — да.

К.Мацан:

— Ну, тоже — цель не маленькая такая. Даже в своей стране в тройку попасть — это уже серьёзная планка.

К.Иванов:

— Иногда даже тяжелее стать чемпионом России бывает, чем чемпионом мира и чемпионом Европы.

К.Мацан:

— А почему?

А.Митрофанова:

— Почему?

К.Иванов:

— Очень серьёзная конкуренция у нас, самая...

А.Митрофанова:

— Да?

К.Иванов:

— ... вот, настолько сильная, да... иногда у нас, порой, чемпионат России можно приравнять — и не только по нашему виду спорта даже — к званию чемпиона мира, там...

К.Мацан:

— А почему Вас так кикбоксинг заинтересовал? Именно.

К.Иванов:

— Я думаю, что у нас просто... рядом. Тогда было тяжело...

К.Мацан:

— Судьба!

К.Иванов:

— Да. Тогда все, наверное, в это время начинали в каратэ — в 90-е...

К.Мацан:

— Я тоже в детстве ходил на каратэ. Но, правда, далеко не продвинулся...

К.Иванов:

— Да, тогда не было ничего, тогда только каратэ. В 1989 году, так, первый раз я, наверное, начал — в 1-м классе меня папа отдал в секцию каратэ. Я помню, не хотел ходить, хотел на улице гулять, собак гонять, там, в «банки» играть — у нас любимая игра там... много разных...

А.Митрофанова:

— Ну, а Вы хулиганом были?

К.Иванов:

— Ну, такой... я сейчас... наверное, что-то такое... не то, что... ну, какой-то, да, такой я — неспокойный, я скажу, наверное, всё-таки...

А.Митрофанова:

— То есть, Вам, в этом смысле, занятие спортом тоже пошло на пользу, потому что тоже Вы «атом в мирных целях» свой собственный, вот этот вот выхлоп этой энергии — Вы её выплёскивали в правильном направлении?

К.Иванов:

— Да. Могу сказать, и, вообще бы, порекомендовал бы родителям — особенно тех детей, у которых есть папы — папам, вообще, больше интересоваться воспитанием, и заниматься воспитанием своих детей, особенно мальчиков правильно воспитывать.

К.Мацан:

— Кирилл Иванов, мастер спорта международного класса, двукратный чемпион мира по кикбоксингу сегодня проводит с нами этот «Светлый вечер». В студии моя нежная и хрупкая коллега Алла Митрофанова и я, Константин Мацан. Мы прервёмся и вернёмся к вам, буквально, через минуту.

«СВЕТЛЫЙ ВЕЧЕР» НА РАДИО «ВЕРА»

А.Митрофанова:

— Ещё раз добрый светлый вечер, дорогие слушатели! Константин Мацан, я — Алла Митрофанова. И, с удовольствием, напоминаю, что в гостях у нас сегодня Кирилл Иванов, двукратный чемпион мира по кикбоксингу, заслуженный тренер России, руководитель спортивного клуба «Рождествено» в селе Рождествено, собственно говоря, в Истринском районе. И мы говорили уже про победы Кирилла на чемпионатах, о том, в чём суть такая вот... ну, такой... конкурентной борьбы в кикбоксинге. И, Вы знаете, Вы начали сейчас вот рассказывать про Ваших воспитанников, про молодых людей, подростков, которые приходят к Вам, в спортивный клуб в Рождествено, и... ну, как мы с Костей поняли, Вы, всё-таки, этих детей знаете очень хорошо. Среди них много таких, у кого, например, папы нет?

К.Иванов:

— Есть. Есть, и, вообще, я бы сказал бы, что, в целом, у нас очень много проблемных семей. Я не назову их неблагополучными. Где-то, я бы сказал, что — материально несостоятельные. Но это у нас не унижение...

А.Митрофанова:

— Ну, это — констатация факта и — не приговор, во всяком случае.

К.Иванов:

— Да, так получается. Я сам, так же, вырос в бедной семье, и знаю, что это такое. Сегодня, когда я могу помочь уже людям, когда я хочу помочь, я этим занимаюсь.

К.Мацан:

— У нас есть коллега по радио «Вера» и по журналу «Фома», Александр Ткаченко, который в одной из своих статей однажды рассказал потрясающую для меня, как для отца, историю про то, как он воспитывал своих сыновей. Они тогда жили всей семьёй ( по-моему, и сейчас живут ) в небольшом городе в Калужской области...

А.Митрофанова:

— В Жиздре.

К.Мацан:

— Да, где... ну, скажем так... контингент, как принято говорить, мягко говоря, не очень мирный. И одна школа на весь город — деться некуда, и сыновей Саши стали задирать. И вот, пришли дети к папе с этой проблемой. Папа купил им боксёрские перчатки и какое-то оборудование — в Интернете много таких уроков, курсов самообороны и боевых искусств — и мальчики стали с удовольствием заниматься. И через какое-то время очень хорошо натренировались. Они стали ходить в местный спортзал, качаться, и натренировались очень хорошо. При этом для Саши и для его детей стоял вопрос ( если я правильно помню его мысль ) о том, как реагировать, когда твоего ребёнка или тебя задирают. В принципе, в одной стороны, надо давать сдачи, с другой стороны — христианство учит прощать и подставлять левую щёку. И вот, потрясающий вывод, который сделали его дети и сам Саша в том, что они настолько хорошо натренировались, что могли любого гопника, который к ним приставал — просто враз положить. И однажды приходит один из сыновей Саши домой и говорит: «Вот, ко мне он приставал, — какой-то, там, парень, — и начал руками махать, а я вижу, что вот если я сейчас ему один раз „пропишу“ — а он не блокирует, он не защищается — то он просто упадёт — и всё, сознание потеряет. И я решил: не буду я его бить. Не буду, отпущу». То есть, люди пришли к осознанию, что простить или «подставить левую щёку» можно тогда, когда ты можешь ответить — и осознанно не отвечаешь. Вот, осознанно не бьёшь, когда можешь точно ударить — и точно победишь. Вот тогда это — настоящее прощение, а не слабость и не трусость. Вот в чём стоял вопрос для Саши и для его детей. Вот, Вам приходится на такие темы и самому задумываться, и с детьми об этом говорить? Где эта грань применения силы?

К.Иванов:

— Ну, вообще мы... я должен как тренер — я должен об этом всегда говорить, что силу нельзя применять по отношению ни к кому, а только можно — себя защищать, можно защищать девочек...

А.Митрофанова:

— Спасибо!

К.Иванов:

— ... своих, обязательно — одноклассниц, там, всё... к этому уважение проявлять — к девочкам, но... вот в этом и заключается, во-первых... во-первых, когда ты... даже я не знаю тут, как сказать... когда ты понимаешь то, что может случиться после вот этого твоего удара и таких, я думаю, что ударов — у спортсменов у многих — всё зависит от того, конечно, какие там ситуации и попадания... я думаю, случаются, но вот самое главное — научиться вот эту ситуацию — избежать. Вот, я сегодня понимаю, где несостоявшийся бой — иногда бывает, вот, когда ты только... когда ты... Несостоявшийся бой — он должен произойти тогда, когда вот ты понимаешь — ну, вот, ты реально намного сильнее, ну, и как бы нету такой вот принципиальной ситуации, никому не угрожает это — твоей жизни, не угрожает это жизни окружающих, если...

К.Мацан:

— ... тогда силу лучше не использовать, даже если можешь и умеешь.

К.Иванов:

— Ну... да, если ты знаешь о последствиях, что ты можешь... Я скажу такое, что если у тебя, там, уровень мастера спорта — это уже очень серьёзное... ты представляешь уже очень серьёзную угрозу. Я думаю, что это можно приравнять к холодному оружию, к травматическому пистолету. Иногда мастера спорта некоторые бьют сильнее, чем может выстрелить травматический пистолет, так что силу нужно контролировать свою и, вообще, эмоции, агрессию.

К.Мацан:

— А вот как раз к вопросу об эмоциях и агрессии. Часто же мы слышим от спортсменов такой термин, как спортивная злость по отношению к сопернику. И, наверное, особенно это может быть острым в боевых искусствах, где ты напрямую дерёшься с человеком. Одно дело, там, ракеткой по воланчику, или по мячу, или... как-то вот соревнуешься, там, с мячиком, а другое дело — действительно, рукопашный бой, то есть — боевые искусства. Как здесь вот с эмоциями работать, как ими распоряжаться? Должна быть злость спортивная, или злости вообще быть не должно по отношению к сопернику?

К.Иванов:

— Кому что помогает. Вот некоторые... кто-то, наоборот, спокойно подходят к этому, никак себя не разгоняют, а кому-то, наоборот, нужно себя разозлить.

К.Мацан:

— А это не опасно психологически и, уж простите, по-христиански? Вот, как-то... нет для Вас здесь какого-то методологического вопроса?

К.Иванов:

— Ну...

К.Мацан:

— Я не знаю — я спрашиваю. Я не намекаю ни на что.

К.Иванов:

— В этом вот уже каждый... у каждого свой способ, но это, наверное, всё-таки, разрешённее, чем допинг, правильно? Я думаю, это можно, всё-таки...

К.Мацан:

— Ну... Вам виднее, но мы не спорим!

А.Митрофанова:

— Вам видней!

К.Иванов:

— Скорей всего, себя так можно мотивировать попробовать. Но если это помогает, если это дальше не переносится в жизнь, а остаётся только...

К.Мацан:

— Ну, да — на личность не переносится по-настоящему, да... это важное уточнение.

К.Иванов:

— ... перед рингом и за рингом. Потому что иногда, я думаю, что такой спорт... там всё... всё-таки, агрессивный вид спорта, и без этого — никуда. Да, это есть, когда начинают ещё перед боем друг друга запугивать, чтобы посмотреть — спортсмены очень сильные психологи, они, практически, всё видят по взгляду по одному — насколько готов человек с ними дальше вступать во что-то, или драться, или вообще, там... соревноваться. И уже можно, в принципе, посмотреть на двух бойцов, которым предстоит драться, и уже, в большинстве случаев, не ошибиться с результатом последующим. Потому что можно увидеть, кто боится, кто испугался, кто... там... дрожит, кто, там, мандражирует, кто... так что, вот так вот.

А.Митрофанова:

— Надо же! А я вспоминаю сейчас о разговоре, который был тоже в этой студии, но по поводу другого вида спорта — шахмат, где нам рассказывали: «Понимаете, шахматы учат принимать поражение, делать правильные выводы и с уважением относиться к своему сопернику». То есть, если шахматисты, да... партия заканчивается — один победитель, другой — проигравший. Что бы там между ними ни было во время этого боя на шахматной доске, они, когда встают, они обязательно пожимают друг другу руки, и в этот момент уже не должно быть никакого чувства... какого-то... неприязни, соперничества или чего-то ещё. Они снова как два человека... они как союзники, они — из одного мира вот этого, шахматного. Я не знаю, бывает ли так у вас? Всё-таки, шахматы — это, скорее, вид спорта, связанный с работой... ну, с напряжением вот здесь вот, в голове, а у вас — совсем другое напряжение — это совсем другие мышцы, они совсем по-другому работают, и, наверное, другие дают последствия.

К.Иванов:

— Я бы, конечно, не сказал. У нас мозг наш во время проведения поединка...

А.Митрофанова:

— Кипит, наверное, да?

К.Иванов:

— Кипит, да. Потому, что ты это, в основном, всё делаешь на рефлексах — то, чему ты научился, что отработал. И я скажу, что очень много боёв спортсмены очень многие даже не помнят, как они происходили. Чем больше напряжение в бою, тем меньше ты потом помнишь. Ты только можешь это... или тебе расскажут, или ты увидишь на съёмке это, но, в основном, очень часто это... Когда конкурентные бои, когда два равных соперника, или там — или кто-то сильнее, или кто-то слабее — это, вообще, особенное... очень часто не помнишь.

А.Митрофанова:

— Но мозг в этот момент закипает, потому что он же всё время, получается, анализирует информацию — анализирует соперника...

К.Иванов:

— Да, и вот... знаете, как... я сегодня думаю, что, всё-таки, кикбокс интересный чем как вид спорта? Всё-таки, любой вид спорта заставляет тебя мыслить, заставляет работать твой мозг. Например, боксёры... я вот сравниваю, там, с боксёрами... у боксёров всё понятно — что нужно, там, руками бить, прямые, боковые, там, апперкоты... У кикбоксёров нужно бить ногами, нужно бить руками, нужно бить ногами по трём этажам, это у нас — по ногам, по корпусу, по голове. Нужно защищаться так — успеть, там, от ног... и это всё... как...

А.Митрофанова:

— Всё это нужно будет сначала проанализировать, потом принять решение, да?

К.Иванов:

— Всё это зависит от работы мозга.

«СВЕТЛЫЙ ВЕЧЕР» НА РАДИО «ВЕРА»

К.Мацан:

— Кирилл Иванов, мастер спорта международного класса, двукратный чемпион мира по кикбоксингу сегодня проводит с нами этот светлый вечер. Есть одно такое интервью Ваше, достаточно давнее, одному спортивному изданию, где есть фраза, даже вынесенная журналистом в заголовок, ваша: «Кикбоксинг — это как наркотик...

К.Иванов:

— Спорт, наверное...

К.Мацан:

— ... Без боёв, атмосферы соревнований жизнь становится пресной». Я понимаю, что это метафора, с одной стороны. С другой стороны, в каждой метафоре есть какой-то отблеск реальности. А ведь и вправду — ну, опасная аналогия! «Спорт как наркотик». Что Вы об этом думаете? Что Вы чувствовали, когда произносили эту фразу? Вообще, какие реакции сейчас она у Вас вызывает?

К.Иванов:

— Честно: сейчас я больше задумываюсь об этой фразе, чем тогда, когда я её сказал. Это, мне кажется, наверное, даже 2011 год, «Спорт-экспресс», да.

А.Митрофанова:

— Довольно давнее, да, интервью. Я думаю, что многое... знаете, как... мы же всё время в процессе переосмысления.

К.Мацан:

— Ну, вот, мне и интересно, как Вы смотрите на эту мысль даже сейчас?

К.Иванов:

— Честно, тогда я... у меня и был, наверное, повод так говорить. Я с 2005 года хотел, вообще, завершить карьеру спортивную, и вот, первый раз я по-серьёзному уйти хотел — это в 2005 году. Вот, протренировавшись 8 лет, когда я уже многого добился чего-то, в первый раз хотел бросить, и ушёл, в итоге... последний вот, на сегодняшний день, у меня бой — это у нас была матчевая встреча Россия—США в 2014 году. Как раз, у нас там ряд событий, вот, на Донбассе происходили, и тогда очень... очень серьёзная такая была закулисная вот перед этим... перед боем... интервью «как вы, там, это...», и так вот... такая немножко неспокойная ситуация была, нагнеталась.

А.Митрофанова:

— А тот бой, который стал последним в Вашей... такой вот... звёздной карьере, он... Вы его выиграли, Вы победили в нём?

К.Иванов:

— Да, выиграл.

А.Митрофанова:

— Ну, кто бы сомневался!

К.Мацан:

— Ну, а всё-таки, эта мысль, это сравнение кикбоксинга и, в целом, спорта с наркотиком — сейчас как в Вас эти слова отдаются? Вот, эта мысль — я понимаю, что это всего лишь фраза...

К.Иванов:

— Я бы это сегодня сказал: «Спорт как призвание».

К.Мацан:

— В-о-о-о-т! А почему такая перемена произошла?

К.Иванов:

— Ну, вообще... слово нехорошее. Мне не нравится.

К.Мацан:

— «Наркотик» — Вы имеете в виду?

К.Иванов:

— Да, именно это.

К.Мацан:

— А то — зависимость есть, получается?

К.Иванов:

— Да.

К.Мацан:

— Нездоровая зависимость?

К.Иванов:

— Ну, есть, да... к сожалению, такая, наверное, как... сравнимая, наверное, зависимость вот появляется. Появляется зависимость от внимания — это многие с этим сталкиваются, от славы, от тщеславия — ну, каждый по-разному, но всё равно, когда внимание к тебе, к этому очень привыкают, и вот очень многое потом... Известных спортсменов, как бы они там высоко... у нас сколько есть олимпийских чемпионов, которых мы даже вообще не знаем, про которых, вообще, даже и не слышали — это очень серьёзные результаты, и потом... В основном, очень много спортсменов уходит, как бы... так... тихо, бесследно, никуда не применив себя.

А.Митрофанова:

— Слушайте, Вы для себя в этом смысле — то, что Вы работаете сейчас так активно с детьми, и нашли... И с подростками, ну, и со взрослыми тоже, да... но вот подростки у меня как-то как особая, такая, зона риска... группа риска, да. Они меня больше всего интересуют, поэтому я всё время возвращаюсь к этой теме, и Вас об этом спрашиваю. Вот, Вы хотите оставить след — вот, Вы его в этих детях оставляете, в их сердцах. Потому, что — смотрите, Вы же сказали, у кого-то из них папы, например, нет, и получается, что Вы для них — тот образ мужчины, за которым им хочется расти. То есть, на Вас, на самом деле, колоссальная ответственность лежит. Вы её как-то осознаёте для себя? Вы себя... Вы фильтруете, о чём Вы с ними говорите, о чём — нет, как Вы что Вы преподносите?

К.Иванов:

— Мне, конечно, хотелось бы быть вот таким, как Вы говорите, примером, на которого хотели бы быть похожи. Конечно, мне очень тщательно приходится, как Вы говорите, фильтровать то, что я доношу до них, то, как я разговариваю с ними, как, вообще, веду себя, и должен показывать это правильно очень... очень обязательно... в основном.

А.Митрофанова:

— То есть, Вы для них авторитет, и Вы, фактически... ну, наверное, каждый человек имеет право на ошибку, но если Вы ошибки допускаете, то Вам... получается, что надо искать тоже какие-то в себе силы, чтобы в этом сознаться, сказать, что «вот здесь я был неправ, а вот здесь вот так...»? Или Вы всегда правы? Как это происходит?

К.Иванов:

— Ну, смотря мы про какую ситуацию говорим.

А.Митрофанова:

— Ну, какие-то, вот, моменты личного такого взаимодействия. Сейчас я даже не про спорт, а Вы же с ними общаетесь.

К.Иванов:

— Ну, они... всё равно пока, на сегодня, они должны прислушиваться ко мне, даже если я в чём-то, по ихнему мнению, не прав. Они только, всё равно, об этом могут правильно рассудить после того, как они где-то приблизятся, вот... рядом со мной... вот когда они станут тренерами, когда они станут известными спортсменами, когда они, там, чего-то добьются — тогда они... мы поговорим. Я всегда так об этом и говорю: «Ребят, станете чемпионами мира, мы с вами поговорим тогда. Сейчас пока... ну...» — тем самым, опять же, мотивируя, что есть определённый уровень, вот до которого ты — да, дойди, и будешь со мной, там... я и так на равных со всеми — ну, будешь чуть ближе.

К.Мацан:

— А чего вот это вот противоречие может касаться? Вряд ли же они с Вами спорят по поводу того, как заниматься кикбоксингом, как боксировать, грубо говоря. Скорее всего, это какие-то вопросы, видимо, связанные с жизнью вообще? А, например?

К.Иванов:

— Да, в основном, я сказал бы — да. Больше это...

К.Мацан:

— А, например? Мне даже просто себе лично трудно вообразить, поскольку я не знаю, какого рода такой разговор «за жизнь» может состояться между тренером и его воспитанником во время занятия? Там, «пить—не пить», «курить—не курить», условно говоря, или о чём это... вот, например?

К.Иванов:

— Даже не знаю, что сказать... но, в основном, это у нас со школой что-то связано, да... Вот, я не знаю... приходит и говорит: «Училка надоела! Постоянно мне — то, постоянно мне — сё...» Вот, у нас тоже такое это... с дочкой с моей учится мальчик Миша Хорюк, вот, тренируется — такой, тоже из многодетной семьи, кстати, очень небогатой, я бы сказал бы, там... у них там 10 человек детей...

А.Митрофанова:

— Ого!

К.Иванов:

— ... и из них... они друг за другом ходили ко мне на кикбокс, и сейчас этому мальчишке у нас 10 лет, он уже провёл, там, 30... 33 боя, да, один всего лишь проиграл...

К.Мацан:

— Серьёзно!

К.Иванов:

— Да, это очень серьёзный результат. И вот, у него уровень мышления на ринге намного выше, чем у некоторых взрослых. И вот, при определённых составляющих... я сегодня уже могу сказать, что при определённых составляющих, если он дойдёт до конца, ничего такого... какого-то... экстраординарного не произойдёт, непредвиденного, я думаю, что этот мальчишка станет чемпионом мира. Но вот у него учительница... ну... постоянно... ну, я уже устал объяснять. Прихожу, она... и вот, ей, наверное, хочется меня, там, тоже лишний раз, там... хоть как-нибудь: «Иди сюда! У тебя вот этот вот — он спортсмен?» Я говорю: «Чемпионом стал, — говорю, — МарьИванна», — Елена Ивановна её зовут, — чемпионом стал!" Она даже не слышит: «Какой он... он стих не выучил!» Я говорю: «Области! Елена Ивановна — области! Он же самый сильный!» И уже потом я говорю: «Ну, давайте потерпим! Вам последний год с ним мучиться — пусть доучится парень. Зато когда-то вот станет чемпионом, покажут по телевизору, придёт к Вам в первый класс, скажет: «Вот она — первая учительница, которая, всё-таки, вместо двойки тройку поставила, и вот так вот и получилось!» Ну, иногда я думаю, что нужно делать какое-то вот снисхождение.

К.Мацан:

— Это где-то у Довлатова было, в одном из романов. Он пишет, как он занимался спортом и пропускал латынь. Когда преподаватель по латыни спрашивал: «А где Довлатов?» — ему говорили: «Ну... он очень талантливый боксёр — он на соревнованиях!» — на что преподаватель замечал: «Да? Талантливый боксёр? Странно, он же совсем не знает латыни!»

А.Митрофанова:

— Действительно! Кирилл, а Вы сказали, что у Вас дочка вот сейчас в начальную школу ходит, а ей... как она воспринимает то, что папа у неё чемпион мира, двукратный, что папа занимается таким брутальным видом спорта, что папа всех мальчишек в посёлке учит, как драться, как девочек защищать? Вы для неё герой, наверное, да?

К.Иванов:

— Ну, приблизительно что-то такое вот, похожее на это. Она очень сильно меня любит...

А.Митрофанова:

— Гордится...

К.Иванов:

— Ну, я ей говорю, чтобы она не гордилась мной, чтобы — приятно, да — не перебирать в этом, где-то... ну... не показывать своё, там, где-то...превосходство, или какое-то там... наоборот, очень себя спокойно, тихо вести, со всеми наравне, никакого чтобы там...

К.Мацан:

— А у Вас ещё есть одна очень интересная ипостась — Вы поучаствовали в записи музыкального трека, песни. У нас недавно в эфире была в гостях Валерия Лесовская, и мы знаем, что в одном из её недавних треков, в записи одной из её недавних песен Вы поучаствовали. Вот, как это было? Почему Вас... как к этому роду деятельности Вас привело?

К.Иванов:

— Ну, это, наверное, вот, тоже похожее такое направление — вот, хотел себя попробовать, почувствовать...

А.Митрофанова:

— Похожее?

К.Иванов:

— Похожее на наш вид спорта.

А.Митрофанова:

— Вокал?

К.Иванов:

— Да. Нам тоже приходится, там, иногда при тысячах зрителей выступать...

А.Митрофанова:

— Ага! В этом смысле... интересно!

К.Иванов:

— ... и добиваться аплодисментов, тоже работать с публикой. Мне, особенно в последнее время, очень это нравилось — когда тебя вот... услышат, там... выходить.

К.Мацан:

— Песня называется «Если не Ты» — правильно, я не ошибаюсь, да? «Если не Ты». И как Вы вот... это Ваша была идея, или это Валерия Вам предложила, или вы, как-то, на встречных курсах это придумали?

К.Иванов:

— Спасибо Валерии Лесовской, что она мне предложила. Сам бы я, конечно, наверное, не осмелился на это — попросить спеть с такой известной певицей.

А.Митрофанова:

— А эта песня «Если не Ты» — она, опять же, если я правильно помню, по-моему, это обращение к Богу?

К.Иванов:

— Да. Если не Господь... тут каждый может услышать — там разные... можно и понять, что это к любимому человеку обращено. Ну, да... только в этом случае это про Бога песня, это обращено к Господу. Если не Господь нам покажет направление, нам покажет путь, то мы вряд ли его сами отыщем.

К.Мацан:

— А у боксёров, я знаю, есть традиция выходить на ринг под какую-то песню. Вот, есть такое у кикбоксёров? Готовы под эту песню, условно говоря, или под какую-нибудь такую же выходить на ринг?

К.Иванов:

— Да, готов под такую, и обязательно вышел бы под эту песню. Очень она мне нравится, и она бы показала настроение. А так, у меня есть музыка, под которую я всегда выходил, в последнее время, особенно...

К.Мацан:

— Какая это музыка?

К.Иванов:

— Это «Русский марш», Жанна Бичевская. Даже у нас был однажды... в 2011 году меня попросили, вежливо попросили не выходить под эту песню. Тогда это могло приравняться — особенно, там, 2008–2009 год, я всегда следил за этой ситуацией — вот, я один из первых... тот, кто начал выходить под такую музыку, кто... как бы... не только бой, а чтобы предшествовало этому... вот такой антураж...

К.Мацан:

— А что смущало? То, что слово «русский» в названии есть?

К.Иванов:

— Да, да. И вот, я помню, что очень... очень как-то...

А.Митрофанова:

— То есть, как такой элемент национализма, да, это было прочитано?

К.Иванов:

— Да, что... даже не знаю... там, в принципе, ничего нету такого, провокационного, что могло бы не понравиться... ну, видимо, кому-то не понравилось до этого — я не буду всех говорить, но вот — сказали, что кому-то не понравилось это там — это, вот, неправильно как-то там, что-то не то... и вот, «можно под другую песню?» Я говорю: «Ну...» — я, причём, сказал, что, если меня не... не дадут... вот, перед этим себе изменил — по-честному тоже скажу — сам себе сказал: «Если мне запретят под эту песню выходить, я ухожу из кикбокса». Представляете, и такое происходит через... там, спустя время, происходит такое, что мне говорят: «Давай... под эту — нельзя!» Я, правда, не ушёл, вот... не знаю, как... вот, дал обещание такое, и сказал, что... Может быть, это б и не правильно было — лучше бы наоборот. Но, всё равно, дальше уже всё равно это звучало, и дальше я нёс... Я считаю, что я какую-то жизнь принёс — вот, я показал нашу веру, что... показал наш Крест, показал, что мы есть такие — православные, что вот выходим, что есть вот такие вот, которых надо бояться.

А.Митрофанова:

— Кирилл, Вы говорите иногда вещи, которые связаны с каким-то... я не знаю... очень каким-то добрым началом, с добрым позывом, а иногда вещи, которые вот... там... «нас надо бояться». И сразу как-то так вот, внутренне, съёживаешься. А Вы, вообще... Вы как про себя думаете — Вы добрый человек или злой?

К.Иванов:

— Ну, вообще... вообще, я добрый. Да. Мне иногда даже говорят, что я слишком добрый — особенно раньше говорили, но жизнь — меняет. Там, где и не нужно, я думаю, что нужно и быть добрее. Нужно быть добрее, меньше вот таких серьёзных лиц, злых лиц. Наоборот, лучше лишний раз улыбнуться, не показывать, что ты вот такой великий и сильный, с такой этой, что... Добрее! И проще.

К.Мацан:

— Ну вот, о том, как жизнь меняла — или не меняла — доброго мастера спорта международного класса и двукратного чемпиона мира по кикбоксингу, и чемпиона Евразии, заслуженного тренера России и руководителя спортивного клуба «Рождествено» Кирилла Иванова, мы сегодня говорили в программе «Светлый вечер». Кирилл, спасибо огромное за эту беседу! В студии была моя коллега Алла Митрофанова, и я — Константин Мацан. До свидания! До новых встреч на радио «Вера»!

А.Митрофанова:

— До свидания!

К.Иванов:

— До свидания!

«СВЕТЛЫЙ ВЕЧЕР» НА РАДИО «ВЕРА».

Друзья! Поддержите выпуски новых программ Радио ВЕРА!
Вы можете стать попечителем радио, установив ежемесячный платеж. Будем вместе свидетельствовать миру о Христе, Его любви и милосердии!
Мы в соцсетях
******
Слушать на мобильном

Скачайте приложение для мобильного устройства и Радио ВЕРА будет всегда у вас под рукой, где бы вы ни были, дома или в дороге.

Слушайте подкасты в iTunes и Яндекс.Музыка

Другие программы
Радио ВЕРА из России на Кипре
Радио ВЕРА из России на Кипре
По благословению митрополита Лимассольского Афанасия (Кипрская Православная Церковь) в эфире радио Лимассольской митрополии начали выходить программы Радио ВЕРА. Популярные у российского слушателя программы переводятся на греческий язык и озвучиваются в студии Радио ВЕРА: «Православный календарь», «Евангелие день за днем», «Мудрость святой Руси», «ПроСтранствия», «Частное мнение» и другие.
Статус: Отверженные
Статус: Отверженные
Авторская программа Бориса Григорьевича Селленова, журналиста с большим жизненным опытом, создателя множества передач на радио и ТВ, основу который составляют впечатления от командировок в воспитательные колонии России. Программа призвана показать, что люди, оступившиеся, оказавшиеся в условиях заключения, не перестают быть людьми. Что единственное отношение, которое они заслуживают со стороны общества — не осуждение и ненависть, а сострадание и сопереживание, желание помочь. Это — своего рода «прививка от фарисейства», необходимая каждому из нас, считающих себя «лучшими» по сравнению с «падшими и отверженными».
Актуальная тема
Актуальная тема
Актуальными могут быть не только новости! Почему мы празднуем три новых года и возможен ли духовный подвиг в самой обычной очереди? Почему чудеса не приводят к вере, а честь – важнее денег? Каждый день мы выбираем самые насущные темы и приглашаем гостей рассуждать вместе с нами.
Закладка Павла Крючкова
Закладка Павла Крючкова
Заместитель главного редактора журнала «Новый мир» Павел Крючков представляет свои неформальные размышления о знаковых творениях в современной литературе. В программе звучат уникальные записи — редкие голоса авторов.

Также рекомендуем