«Социализация детей из детских домов». Светлый вечер с Анной Чупраковой, Анной Малярчук и Янисом Политовым (30.06.2017)

Социализация детей из детских домов (30.06.2017) - Часть 1
Поделиться
Социализация детей из детских домов (30.06.2017) - Часть 2
Поделиться

бюро добрых делУ нас в гостях были директор фонда “Бюро добрых дел” Анна Чупракова, PR-директор фонда Анна Малярчук и друг фонда актер Янис Политов.

Мы говорили о поддержке детей в детских домах и о том, как можно помочь им социализироваться, выходя во взрослую жизнь.

 

 


Л. Горская

– «Светлый вечер» в эфире радио «Вера», с вами в студии Лиза Горская. И сегодня у нас замечательные гости. Анна Чупракова, президент и соучредитель фонда «Бюро добрых дел». А также Янис Политов, актер театра, кино, телеведущий. Многие наши слушатели его знают, но не все знают, что он еще помощник фонда «Бюро добрых дел». И также здесь у нас Анна Малярчук, которая занимается продвижением фонда, его PR-директор. Здравствуйте.

А. Малярчук

– Здравствуйте.

А. Чупракова

– Здравствуйте, Елизавета, спасибо, что вы нас позвали.

Я. Политов

– Здравствуйте.

Л. Горская

– Мы рады, что вы пришли. Ну, расскажите сначала про фонд. Нам повезло, вы прямо без пяти минут именинники. Насколько мне известно, уже в эти выходные фонду исполняется пять лет, первый маленький юбилей.

А. Чупракова

– Да, совершенно верно. Все как раз начиналось пять лет назад, когда мы зарегистрировали фонд. Но еще чуть раньше мы собрались как группа волонтеров, которые чем могли, вещевой помощью помогали нескольким детским домам. И в какой-то момент осознали, что материальная помощь это, безусловно, хорошо, наши совместные усилия, дружба это тоже, но узнав лучше проблемы детей и сирот, мы решили, что лучше мы можем подключить больше ресурсов и помогать более профессионально. И самое главное, помимо нашей помощи, привлечь помощь самых разных людей, и обычных людей, частных лиц, и компаний, знаменитых людей. Так появился фонд «Бюро добрых дел», и сейчас фонд занимается помощью детям-сиротам и детям-отказникам в семи регионах России.

Л. Горская

– Какие?

А. Чупракова

– В Калужской, Тверской, Ивановской области, в Саратовской области Московской, Астраханской также. Всего в нашем попечении 650 детей. Вот когда меня спрашивают, сколько у вас детей, я говорю: своих пока никого, очень на них надеюсь, а всего – 650. Помогаем мы, как продолжаем также оказывать и материальную поддержку, то есть обеспечивать детишек всем необходимым для жизни и учебы, в регионах это особенно нужно. Если это больницы, а у нас также, помимо детских домов-интернатов, есть больницы с палатами для детей-отказников, где мы помогаем и медикаментами, и подгузниками, и специальным оборудованием медицинским. Где-то это одежда, мебель, благоустройство детских домов. Но комфорт, безусловно, важен, но самая важная для нас проблема, которую мы выделяем, это социализация воспитанников детских домов, то есть подготовка их к взрослой самостоятельной жизни уже после выпуска из детского дома.

Л. Горская

– Мы сейчас об этом подробно еще будем разговаривать. Я хотела спросить, почему бюро? Почему такое название «Бюро добрых дел»? Мне нравится, оно такое интересное. Просто мне всегда интересно, как идея названия пришла.

А. Чупракова

– Да, спасибо, нам тоже кажется, что такое очень доброе, вдохновляющее название фонда получилось. Изначально объединила вот группу волонтеров вокруг себя моя коллега, второй учредитель фонда, Нинель. И как раз она придумала это название просто вдохновением свыше, так и получилось «Бюро добрых дел». То есть объединение волонтеров, то есть как бюро, вот некое сосредоточие различных людей, которые занимаются вместе добрым делом. И когда мы регистрировали фонд, мы решили это название волонтерской организации так же оставить.

Л. Горская

– Янис, а вас что вдохновило в этой идее?

Я. Политов

– В первую очередь меня вдохновило, сами девочки, когда они ко мне обратились, там Яночка Кантор, Нинель потом вот я Анюту узнал, то что они делают, когда у человека горят глаза, они не обманут. И все, и соответственно я посмотрел, для чего они все это делают, что за этим стоит, и сколько человеко-часов работы, и сколько привлекают они людей к этому всему. Поэтому у меня, я даже посчитал, что, как правильно сказать, за честь, что девчонки ко мне обратились, потому что там у них большие звезды есть, огромные артисты, уже успешные, а я на тот момент, когда они ко мне обратились, я там вообще совсем маленький был. И конечно же я, чем могу, помогаю.

Л. Горская

– А сами детки, наверное, тоже вдохновляют?

Я. Политов

– Сами детки? Вы знаете, у меня непосредственного контакта с детьми не было, потому что я больше по тем делам, по тем мероприятиям, которые делают потом деткам хорошо. Я надеюсь, что в дальнейшем я смогу поприсутствовать и в том моменте, когда будут дети присутствовать. Но вообще пока с детьми я еще не был, конечно. Ну конечно же, понимаю, что все это делается для детей, которые в такой ситуации находятся, когда отказники, без родителей, то тут… Я же через себя это не могу пропустить, я же в нормальной семье вырос, полноценной, у нас четверо детей в семье. А это можно только себе представить и, не дай Бог, кому-то пожелать. Поэтому, конечно же, ничем не заменить ту родительскую любовь, которая могла бы у них быть, но то, что делают девочки, мне кажется, это хотя бы заполняет те пробелы, которые у них отсутствуют.

Л. Горская

– Ань, вы говорили, что вы занимаетесь детьми от нуля лет до выпуска из детского дома, но у вас акцент на подростках. Ну расскажите, почему. Это какая-то, я так понимаю, особо проблематичная группа?

А. Чупракова

– К сожалению. Мы считаем, что самое лучшее, что можно сделать для воспитанников детских домов, это, конечно, или вернуть их, если есть такая возможность, в кровную семью, чтобы их воспитывали родные мама и папа, а именно таких детей большинство, которые живут в детском доме при живых родителях.

Л. Горская

– И об этом тоже попрошу подробней рассказать.

А. Чупракова

– Да, которые были либо лишены родительских прав, либо сами отказались от детей. То есть 80 процентов на данный момент воспитанников детских домов это дети при живых родителях, то есть это не абсолютные сироты. И, конечно, самое лучшее, что можно сделать, это по возможности помочь родителям этих детей в кризисной ситуации, чтобы они все-таки не отказывались от ребенка, или их не лишали родительских прав, либо найти им новую семью, то есть тех родителей, которые могут заменить им родных родителей. Но также есть особая категория детей, это подростки, которых, к сожалению, не так часто приемные родители выбирают. Их, безусловно, усыновляют, но достаточно редко. И получается, эти дети становятся заложниками системы. То есть они проходят весь путь, начиная от поступления в детский дом и заканчивая выпуском. И так получается, что та работа, которую проводит государство, воспитатели, в регионах мы сталкиваемся с тем, что в основном это особенные люди, которые за очень небольшую заработную плату вкладывают свою душу в этих детей. Но воспитателей на всех не хватает. То есть у каждого ребенка должна быть мама и папа, один, минимум, значимый взрослый, который занимается им постоянно. А тут на группу детей один или несколько воспитателей, конечно, не успевают дать им все то, что дают родители. И в итоге дети оказываются лишены не просто теплоты и любви, но также элементарного примера семейного, профессионального. Не знают, как вести быт, не знают, что нужно оплачивать счета после детского дома, не знают, как устроиться на работу и как строить свою семью, самое главное.

Л. Горская

– Ну а насколько реально вообще выпускникам детского дома устроиться на работу?

А. Чупракова

– В этом есть сложности. Потому что большая часть из них идут с таким, так называемым общим потоком в ближайшие ПТУ и учебные заведения, с которыми у детского дома есть определенные отношения уже сложившиеся. И, как правило, это очень простые профессии – повара водители, слесари. Но далеко не всем детям подходят эти профессии, потому что кто-то может больше, у кого-то есть призвание, например, в медицине или в педагогике, да в любой специальности. И так складывается, что этот ребенок идет на маляра-штукатура, ну допустим, с таким общим потоком. И потом из этого училища выпускается, допустим, там сто выпускников маляров-штукатуров, и понятно, что, например, если это маленький региональный городок, потом большинству из них очень сложно найти работу. Потому что, ну зачем столько вот этих вот слесарей, маляров…

Л. Горская

– А мне кажется, что специалистов вообще не хватает сейчас. Даже профессиональных маляров, штукатуров, слесарей, по-моему, тоже уже не осталось. Укладчиков плитки, по-моему, тоже не осталось специалистов. Нет?

А. Чупракова

– Если брать московский регион, то возможно. Но вот то, что мы наблюдаем, например, в городе Вольске, в Вольском районе Саратовской области у нас больше всего, так исторически сложилось, представлено наших подшефных учреждений.

Л. Горская

– А я, к сожалению, знаю, как выглядит город Вольск из-за недавней трагической новости оттуда. Там все очень печально, в городе Вольске в плане, ну во всяком случае, внешнем – дорог и домов, и так далее. Это достаточно депрессивный регион.

А. Чупракова

– Да, такой, к сожалению, дотационный регион. И когда в местном ПТУ выпускается, например, сто маляров-штукатуров и слесарей в год, потом эти ребята… Например, у нас есть там девочки, которые за пять тысяч рублей в месяц работают укладчицами макарон на макаронной фабрике, потому что по своей специальности, там, например, она швея, ее никто уже не берет, потому что нет столько рабочих мест в небольшом городе. Вот чем это заканчивается. Поэтому где-то, зависит от региона, где-то выпускникам вполне реально устроиться на неплохую работу. А где-то, если они оказываются еще заложниками определенной профессии, куда их отдали, не разобравшись в том, в чем их призвание на самом деле. И иной раз просто у руководства детского дома нет столько времени, чтобы каждому ребенку уделить внимание и помочь ему с определенными документами, с общежитием в каком-то определенном учебном заведении, которое будет оптимально для него. И вот этим как раз занимаемся мы – это подготовкой детей ко взрослой жизни, начиная от бытовых навыков, как готовить, планировать свой бюджет, заканчивая тем, как устраиваться на работу, проходить собеседование, писать резюме. И в этом сентябре у нас запускается новая программа – центр профориентации, которая будет направлена как раз на то, чтобы выявить особенности каждого ребенка профессиональные и помочь ему поступить в оптимальное учебное заведение.

Л. Горская

– А вот интересно, для детей, которые не в детских домах, а просто обычные, в школах учатся, есть такие программы?

А. Чупракова

– Есть центры профориентации коммерческие, в которые некоторые родители обращаются.

Л. Горская

– Я почему спрашиваю, извините, потому что это действительно настолько важно, это, пожалуй, самое важное для человека: вовремя понять, к чему его призвание. А вы эту программу только запускаете. Мы давайте о ней сейчас обязательно поговорим, но сначала расскажем про уже существующие программы, тем более, что они тоже очень важные и интересные. Вот «Окно мир», я насколько знаю, ваша первая программа – это связано с социализацией.

А. Малярчук

– С социальной адаптацией воспитанников детских домов.

А. Чупракова

– «Окно в мир» – это программа для воспитанников детских домов, направленная на то, чтобы в первую очередь познакомить детей с миром за стенами детского дома. В рамках этой программы мы устраиваем детям различные поездки, и культурные, и познавательные, и самое главное, направленные на профессиональную ориентацию.

Л. Горская

– А, то есть буквально окно в мир.

А. Чупракова

– Да, совершенно верно. И благодаря этой программе многие дети побывали на ближайших предприятиях, которые распложены с детскими домами. Кто-то из детей побывал в Москве, побывали в различных компаниях, телеканалах, театрах, мастерских, автомастерских, где профессионалы рассказали детям о том, как они пришли в профессию, как они ежедневно работают, что нужно, чтобы освоить ту или иную специальность. И также в некоторых случаях даже пробовали себя в роли некоторых специалистов. То есть, например, в гостинице, допустим, у нас группа детей целый день работала помощниками и консьержа, и службы размещения, горничных, пробовали себя в разных специальностях. И так мы стараемся делать по возможности каждый раз, когда возим детей на профориентацию.

А. Малярчук

– А вот еще есть у нас случай про нашего подопечного, который хочет стать поваром. Мне кажется, это хорошая история.

А. Чупракова

– Да, у нас есть совершенно уникальный детский дом в селе Белогорное Саратовской области. Это такой, достаточно удаленное, закрытое и совсем небольшое село, откуда мы детей вывозили в Москву в этом году. И дети, в том числе у нас попали на профориентацию в ресторан в районе метро «Белорусская». И среди них был мальчик, его зовут Котау, он казах по происхождению, и он мечтает стать поваром. И он настолько впечатлил директора ресторана, менеджера, что тот ему предложил стажировку. И мы так подумали, что ну, наверное, это такой был просто хороший жест со стороны руководства ресторана. Но в итоге все закончилось тем, что он действительно скоро приезжает, после окончания детского дома приезжает на стажировку именно в Москву, и исполнит свою мечту – станет поваром, причем в очень хорошем ресторане.

Л. Горская

– Я напоминаю, что в гостях радио «Вера» Анна Чупракова, президент и соучредитель фонда «Бюро добрых дел». А также актер Янис Политов, актер, помощник этого фонда, и Анна Малярчук PR-директор фонда. Янис, вот помощник фонда – такое название хорошее…

Я. Политов

– Мне кажется, слово «друг» лучше, чем помощник.

А. Чупракова

– Друг фонда, да.

Л. Горская

– Друг фонда.

Я. Политов

– Помощник это, знаете, я сразу маляра представляю себе.

Л. Горская

– Вы так говорите, как будто в маляре есть что-то плохое. У меня наоборот великое уважение вызывают люди, которые имеют вполне конкретные профессии, специализации. Я как журналист, специалист широкого профиля, который знает все и ничего в конечном итоге, просто преклоняюсь пред людьми, которые могут сделать табуретку, например. У которых ощутимый, конкретный результат труда.

Я. Политов

– Да, я тоже.

Л. Горская

– Друг фонда.

Я. Политов

– Друг фонда, да. Вы знаете, лучше бы не было таких фондов, чтобы быть их друзьями, на самом деле. Потому что помимо того, что я актер и так далее, я грек в первую очередь. И вот меня Анечка до эфира спросила насчет того, что как в Греции с благотворительностью. С благотворительностью там все в порядке, но там больше благотворительность, когда человек болеет. И как говорят, в Греции все есть, но я не уверен, что там есть детские дома. Потому что я даже не могу себе представить, чтобы в греческой семье случилось так, что ребенка отдали в детский дом. Даже если вдруг у него не осталось родителей, есть родственники, которые заберут. Нам в первую очередь нужно говорить о причине, и почему так происходит, почему дети оказываются в детских домах. Знаете, греки принесли в Россию очень много. Они принесли сюда православие, образование, алфавит, но не донесли свое умение жить. Ну, видимо, времени не хватило, пала Византия. Умение жить и умение любить своих родственников – это очень важный момент для того, чтобы в таких ситуациях ребенок не попадал в детский дом. Нам нужно больше на радио «Вера», на православном радио «Вера», оно же не просто так называется, нам нужно больше говорить о вот этих вещах, о тех вещах, которые являются причинно-следственной связью, что образуются такие фонды. Это очень больно на самом деле, что есть, слава Богу, что есть такие люди как Ани, которые делают эти фонды и которые поддерживают. Но лучше бы, я еще раз говорю, таких фондов не было, чтобы у нас не было детских домов. Потому что нам нужно понимать причинно-следственную связь. А причинно-следственную связь такая, что люди чужие. А люди не должны быть чужими. Люди должны быть родными. Мы должны друг друга любить, уважать, помогать, заботиться друг о друге, иначе грош нам цена. Ну о вере можно говорить очень много, но нужно поступать.

Л. Горская

– А дома престарелых есть в Греции?

Я. Политов

– Я думаю, что нет.

Л. Горская

– По той же причине.

Я. Политов

– По той же причине, конечно.

Л. Горская

– Ну вы правы, тут не поспоришь с вами. Но вот что есть, то есть. А как это исправить, не до конца понятно, точнее практически непонятно совсем.

Я. Политов

– Об этом нужно говорить. Человека нужно воспитывать посредством любым средством воздействия массовых средств коммуникации. То есть у нас очень много времени в средствах массовых коммуникации – там телевидение, радио, – занимают больше какие-то вещи, которые абсолютно не образовывают человека, которые потакают его каким-то страстям. А должно быть направлено на образование, на то, чтобы человек пробуждался, чтобы в нем пробуждались человеческие чувства и качества человека, то, что в нем говорит о его человечности, пробуждались его добродетельские качества, его, еще раз, любовь. Институт семьи очень важен, когда есть братья, когда есть сестры, когда двоюродные братья или сестры – это очень близкие у нас. Это очень близкие. И тогда ты можешь быть один в семье, но у тебя есть двоюродные. И когда с тобой происходит, не дай Бог, какая-то плохая ситуация, твой ребенок не останется один, потому что твои двоюродные это твои кровь и плоть, потому что ваши родители были родными. Это один дух родовой идет. И невозможно сделать так, чтобы ребенок оказался в каком-то детском доме. И нашим слушателям нужно это понять. Им нужно проснуться и понять, что это большая беда в России то, что есть очень много детских домов, что есть очень много детей-отказников – это беда России. И с этим нужно заканчивать. Это должно подниматься на государственных уровнях, это должно говориться. Это когда наш президент выходит в прямой эфир, он должен, может быть, из четырех часов два часа говорить об экономике и о политике, но два часа он должен заниматься пробуждением своего народа, чтобы народ понимал, в какой ситуации. Потому что если народу не давать культуру, не давать человечность, то можно сколько угодно говорить о политике, сколько угодно об экономике. Это будет продолжаться.

Л. Горская

– Ну разве что президент. Потому что я думаю, что наше там телевидение, например, в погоне за рейтингом, вряд ли стоит от него ждать, что будут развиваться эти темы, потому что они не рейтинговые. Их очень сложно, вот эти важнейшие тем, про которые вы говорите, образование и так далее…

Я. Политов

– Я честно говорю, я не верю в рейтинги. Я не верю в то, что можно потакать страстям. Я считаю, что то, что влияет на массовое сознание, оно должно образовывать, а не потакать страстям.

Л. Горская

– Так с этим не поспоришь. Но насколько я знаю, как оно устроено: ты продаешь рекламу, если ты телевидение, это твои деньги. Если у тебя рейтинг высокий – реклама дорогая.

Я. Политов

– Сделать такое шоу, например, где вот детский дом, и как вот за ними заботятся, как их забирают – вот это показать людям.

Л. Горская

– Кстати, потрясающая идея.

Я. Политов

– Почему нет? Сделать вот детский дом…

Л. Горская

– Гениальная идея. А вы не хотите попытаться такое проект продвинуть?

А. Чупракова

– Ну об этом я бы еще подумала, знаете почему. Есть такой момент психологический, очень тяжелый для детей, то что они все время находятся, во-первых, в группе, да, то есть у них спальня, в которой куча народа там, ну или в лучшем случае, там Подмосковье или Москве, где они там по два, по три человека живет. Это воспитатели, которые могут в любой момент зайти. То есть это постоянная жизнь на виду и жизнь не в уединении. А если еще им поставить камеры и транслировать это на всю страну, это будет достаточно некомфортно. Ну это мое такое мнение. Или сделать из этого, какие-то ограничения здесь поставить.

Л. Горская

– Так можно же, ну не обязательно же делать прямо ток-шоу, именно как «Дом-2», а можно сделать по-другому. Наоборот, чтобы показывать этих детей, какие они милые, какие у них достоинства, недостатки. Их будут забирать прям, и это будет хорошо.

А. Чупракова

– Да, в этом виде, да, поддерживаю. Знаете, я хотела еще дополнить. Меня очень впечатлило, что Янис сказал такими простыми словами, но это такая правда. Чтобы подтвердить, что с этим нужно действительно нам всем, начиная с каждого человека и заканчивая президентом, СМИ этим заниматься. Потому что вот как раз вот эти подростки, о которых мы говорили, которые выпускаются потом из детского дома, они потом в 90 процентах случаях, скорее всего, сами же отказываются от своих детей – то есть они являются родителями будущих сирот. И таким образом, это получается такой некий замкнутый порочный круг.

А. Малярчук

– Да, да, абсолютно.

А. Чупракова

– То есть это такое вот кормление системы. То есть ее нужно не кормить…

Я. Политов

– А обрубать.

А. Чупракова

– А обрубать, да, совершенно верно.

А. Малярчук

– А еще такой момент по поводу СМИ, раз мы коснулись этой темы. Поскольку я занимаюсь PR-продвижением фонда, я веду несколько проектов, и хочу сказать, что с благотворительностью, с пиаром благотворительности вообще, с какими-то, может быть, интервью, эфирами у нас в СМИ это очень сложно. Очень сложно двигать именно благотворительную тему. Потому что сейчас популярна, к сожалению, такая ситуационная журналистика – что-то случилось, да, как бы все как-то отреагировали, или шоу-бизнес. А вот социальные темы, в общем, никому не нужны, в принципе.

Л. Горская

– Нет, ну они не то чтобы совсем никому не нужны…

А. Малярчук

– Малоинтересны. Вот ну по моему опыту, очень сложно идет. И когда я, ну я по каким-то личным еще убеждениям все-таки работаю в фонде. Но когда мои друзья и коллеги из пиара, пиарщики узнали, что я взялась за этот проект, они сказали: это же практически невозможно, это очень сложно двигать. Есть варианты продвижения, но очень сложно. И поэтому, наверное, хочу добавить от себя, что очень важно помогать в силу своей профессии. Вот, допустим, если ты пиарщик, ты можешь помочь фонду не деньгами там, а вот именно своей профессиональной какой-то деятельностью. Если ты SMM-менеджер, который вот сейчас очень важно, digital, – попроще если, это ведение соцсетей, маркетинг в соцсетях и в интернете. Ты можешь помочь своими опять же профессиональными какими-то навыками. То есть не обязательно давать деньги. Я, собственно говоря, всех своих коллег и друзей призываю к этому, и ну, как говорится, душа это христианка, и люди, они отзываются, есть отклик. И потому я благодарна, наверное, скорее в первую очередь Богу, потому что если бы не Бог, я бы, наверное, ничего не смогла. Ну это вот мое личное такое мнение.

Л. Горская

– В эфире радио «Вера», программа «Светлый вечер». Оставайтесь с нами, мы вернемся через минуту.

Л. Горская

– «Светлый вечер» в эфире радио «Вера». Здесь с вами в студии Лиза Горская, и мы говорим о фонде с интересным таким названием: «Бюро добрых дел». У нас здесь президент фонда Анна Чупракова, друг фонда, актер Янис Политов и арт-директор фонда Анна Малярчук. Мы говорим о детях, детях-отказниках, детях, которые находятся в детских домах, о том, как их социализировать и чем можно им помочь. Я же правильно поняла, что социализация это, на самом деле, основная проблема ребенка в детском доме. Не то, сколько у него игрушек, не то, какой у него матрас на кровати, в конечном итоге, а то, что он будет делать, когда покинет вот эти стены детского дома.

А. Чупракова

– Да, Елизавета, совершенно верно. Это в первую очередь отсутствие родительской любви, то, что можно дать семьей, но не всегда возможно в случае подростков. И второе, вторая самая важная проблема – это действительно отсутствие должной подготовки к жизни в большом мире, уже после выпуска из детского дома. Начиная от самых простых бытовых навыков и заканчивая очень важными задачами каждого человека – это как создать семью и как найти свой профессиональный путь.

Л. Горская

– Давайте поговорим подробнее о ваших программах. Вот об одной, «Окно в мир», мы рассказали – это вы просто возите на экскурсии детей, помогаете им в профориентации, помогаете вообще увидеть, что происходит за порогом их детского дома. Какие еще? «Школа семьи», вот которая для девочек, мне понравилась, это, конечно, потрясающая вещь. Расскажите подробнее.

А. Чупракова

– Да, это уникальная для России программа, которую мы пока запустили только в одном детском доме, но обязательно запустим во всех остальных. Это дистанционный курс для девочек, девочек старшего возраста, на котором мы рассказываем девочкам об их ролях – ролях женщины, мамы, жены, коллеги по работе, именно в качестве женщины. На курсе мы даем девочкам знания, начиная от того, как вести свое хозяйство, ну скорее больше теоретически; как общаться с мужчинами, что важно выбрать себе одного единственного мужа, а не размениваться на кучу мальчишек; о том, как в будущем стать мамой. Как работать не в ущерб семье, то есть как найти свое призвание именно как женщины. И результаты вот уже… Эту программу мы придумали в прошлом году. Благодаря нашим попечителям, «Квартету И», который сделал мероприятие в феврале этого года, мы собрали необходимую сумму и запустили ту программу в марте. И вот уже видим первый выпуск в школе-интернат села Широкий Буерак в Саратовской области.

Л. Горская

– Широкий Буерак?

А. Чупракова

– Да, совершенно верно, село Широкий Буерак. Там находится достаточно большой интернат, где живут и воспитываются дети, ну скажем так, с небольшими особенностями развития, поэтому девочкам было непросто учиться в этой школе. Но, тем не менее, уже почти сразу воспитатели и директор сказали, что они стали менее агрессивны, потому что агрессия, она, конечно, увы, свойственна воспитанникам детских домов…

Л. Горская

– Это защитная реакция.

А. Чупракова

– Да, именно в силу тех очень тяжелых обстоятельств, в которых живут, воспитываются эти дети. И благодаря учебе в школе девочки стали более женственными, менее агрессивными, поменяли свои взгляды. То есть они говорили: а мы не знали, что сплетничать это нехорошо.

Л. Горская

– То есть просто не знали.

А. Чупракова

– Да, они просто не знали, что сплетничать женщине нехорошо, да. У нас там была девочка, у которой был достаточно серьезный диагноз, которую чуть ли не каждый месяц ее перевозили в особенное учреждение. И вот за три месяца она ни разу не обращалась к врачам, и ни разу у нее не было обострения. То есть даже благодаря всего лишь такому дистанционному курсу девочке стало лучше. И вот эти же девочки у нас идут на вторую ступень, на которой мы будем больше рассказывать о материнстве. И с сентября мы уже запускаем школу еще в одном детском доме, и постепенно собирается охватывать все наши детские дома этой программой.

Л. Горская

– А вот у меня такой вопрос прямо сейчас возник, он бредовый или нет? Вот мне кажется, что девочкам в детском доме как-то особенно сложно. И гораздо меньше шансов у их потом сформироваться в целостную личность, чем у мальчиков. Или нет, или всем одинаково сложно?

А. Чупракова

– Вы знаете, таких данных… Вот мы не можем сказать, что у нас сложилось такое мнение и таких данных у нас нет вот каких-то официальных о том, что девочкам тяжелее. Тяжело и тем, и другим, просто каждому по-своему. То есть у девочек есть сложность именно в том, что не всегда получается построить свою семью, и действительно размениваются на мальчиков. И очень часто все это заканчивается и беременностями, и отказами от детей. Очень сложно они проходят вот этот путь, когда они на своих ошибках вынуждены учиться тому, что такое отношения с другими людьми, что такое семейная жизнь. У мальчиков больше такая сложность есть, она, впрочем, есть и девочек, но их она затрагивает больше, потому что мужчинам, ну им самим важнее профессионально состояться. И многие из них просто не хотят нигде работать или не представляют, кем им стать. То есть вот это вот отсутствие целей, мотиваций уже после выпуска из детского дома, она как такая отправная точка, создает потом целую волну проблем, связанных с безработицей, наркоманией и алкоголем. И чем больше мы уделим времени этим детям, коль уж они не попали, не в своей семье воспитываются, не в приемной семье воспитываются. То есть чем больше мы уделим им времени с помощью самых различных программ, пока они еще являются воспитанниками детских домов, чем больше мы им дадим знаний о том, как распоряжаться собственными финансами, как строить отношения с другими людьми, как устаиваться на работу, как понять, кто ты и где твое место в этом мире, тем больше шансов, что у них будет больше ответов на самые разные вопросы, когда они уже станут взрослыми людьми.

Л. Горская

– А если вернуться к другой проблеме, о которой мы тоже здесь говорим, о том, что вот таких учреждений по-хорошему вообще не должно быть в здоровом обществе.

А. Чупракова

– Не должно быть.

Л. Горская

– И мне кажется, что тут в том, что они у нас есть, важную роль играет предубеждение общества, в частности, против выпускников детских домов. И я так понимаю, что подросших детей очень редко усыновляют, боятся какой-то там генетики, еще чего-нибудь, того, что они уже испорчены в этих домах. Или мне кажется, и этого предубеждения не существует?

А. Чупракова

– Такое есть. Потому что, конечно, те люди, которые готовы стать приемными родителями – я лично преклоняются перед этими людьми, они делают очень непростой шаг, чтоб изменить жизнь одного ребенка и берут на себя огромную ответственность. Но я также понимаю этих людей, почему они выбирают в основном малышей, детей… Ну конечно, все хотят совсем маленьких, кто-то старается до 10 лет выбрать. Но вот после 10 лет уже у ребенка все меньше и меньше шансов попасть в приемную семью. Особенно, если он уже подросток. То есть для потенциальных приемных родителей это уже человек сформированный.

Л. Горская

– Так это же, может быть, и хорошо? У этого же есть серьезная положительная сторона.

А. Чупракова

– С одной стороны, да. Но с другой стороны, вот к тому, что вы говорили, непонятно, как и кем сформированный. То есть уже сложно приложить какие-то воспитательные усилия к тому, чтобы что-то изменить. То есть вот та же самая агрессивность этих детей, ну по большей части, у них это наблюдается. Неумение коммуницировать вот в подростковом возрасте. Конечно, легче с этим справиться, если ребенок еще до 10 лет, а когда это уже взрослая девушка или парень, не каждый родитель решится усыновить такого ребенка и почувствует в себе силу, чтобы справиться с какими-то вот последствиями того, что он так долго жил в очень особенных условиях и стал…

Л. Горская

– То есть единственное решение действительно, чтобы дети вообще туда не попадали.

А. Чупракова

– Да, конечно, да.

Л. Горская

– У меня есть только одни знакомые, мои друзья любимые, которые усыновили ребенка троюродного брата своих детей или четвероюродного даже, по-моему, который остался сиротой.

А. Чупракова

– Здорово, молодцы.

Л. Горская

– Я перед ними просто преклоняюсь, но они единственные. Там вообще был такая ситуация, они герои на самом деле, потому что этот ребенок был старше их детей. То есть у них было четверо своих и этот мальчик. И там моя подруга очень подошла вдумчиво к вопросу, она прочитала, по-моему, все возможные книги по психологии, с этим связанные, и ходила там, привлекала специалистов. В общем, они в итоге смогли этого мальчика в семью интегрировать. Но они герои, их даже собственные родственники не понимали, которые старше их, потому что молодая семья сравнительно, их не понимали их родители.

А. Чупракова

– А вы позволите еще дополнить по этой теме. У нас ведь еще нет специальных школ для приемных родителей подростков. То есть, например, в Англии есть в школах приемных родителей специальное отделение для родителей подростков. То есть если все-таки люди думают о том, чтобы взять подростка, они учатся именно в специальном отделении школы, получают особенные эти знания, именно общения и воспитания подростков. У нас я знаю только одну такую школу. То есть у нс ас школа общего формата – просто школа приемных родителей, которые есть по все России.

Я. Политов

– То есть это уже целый институт, получается: детские дома, школы приемных родителей, потом еще что-то… Обалдеть.

Л. Горская

– Бюрократия. А надо просто, чтобы люди…

Я. Политов

– А надо просто, чтобы люди заботились друг о друге, хотя бы о своих родственниках.

Л. Горская

– Ну у меня создается впечатление, что в России вообще как-то родственные связи зачастую потеряны. Возможно, это связано и, скорее всего, это связано с непростой историей нашей страны. Когда сейчас сложно восстановить свою родословную дальше там прадедушки зачастую, в силу того, что были исторические катаклизмы, архивы потеряны, сгорели, кто-то боялся говорить про своих родственников, предков, у кого-то они погибли, кто-то их просто не знал – масса причин, сложно. Если кто-то общается со своими двоюродными, троюродным, четвероюродными братьями, это очень хорошо, но это скорее не то, чтобы это правило. Если кто-то воспринимает их как близких родственников, это замечательно, но это тоже не общее правило. И я недавно, сравнительно недавно нашла своего четвероюродного брата по фейсбуку. Просто потому что у нас одинаковые фамилии, мы с ним там проследили, поняли, что мы четвероюродные, мы дружим. Он живет в другой стране, он живет не в России сейчас. И потом, когда у меня случилась жизненная неприятность, он мне помог, как если бы он был моим родным братом. Я ему говорю: слушай, я потрясена. Он говорит: а почему ты потрясена, мы же родственники? Я понимаю, что у нас с ним разные менталитеты. То есть я, являясь его четвероюродной сестрой, для него близкая родственница…

Я. Политов

– А он для вас…

Л. Горская

– А он, я к нему тоже… Ну для меня тоже, но я как бы к другому привыкла, все равно, вот так, наверное, да.

Я. Политов

– Ну есть над чем работать, ничего страшного.

Л. Горская

– В масштабах страны – как, почему?

Я. Политов

– Ну надо начать с себя, и тогда в масштабах страны тоже изменится, понимаете. Мы должны начать с себя. Каждый, вот мы здесь сидим, четыре человека, каждый если начнет с себя вот эту работу, вы начнете сами с себя… Каждый начнет с сам себя работать. Вот я недавно прочитал, у меня там три года назад умерла бабушка, и я смотрю вот на крест, где имя, и я думаю, вот этот Авраам, который вот мой прадед, у меня же их, получается, четыре прадеда там. Я посчитал, нас у прадеда Авраама 90 правнуков – это мы троюродные, получается, между собой. Все троюродные, кто-то ближе, кто-то дальше, но самые дальние это троюродные. И я их всех знаю. Я их всех знаю, всех этих 90 парней и девчат – кто-то старше, кто-то младше, но я их всех знаю. Это все мои троюродные. Это только у одного, а еще есть другие три. И тех трех я тоже знаю. Когда была моя свадьба, на ней было 700 человек.

Л. Горская

– А я смотрела фильм «Моя большая греческая свадьба».

Я. Политов

– И это были все родственники. Ну там человек 50 были друзья там мои, но это 600 человек это была родня. Ты куда ни посмотришь, ты понимаешь, ты смотришь по столам, и ты знаешь всех.

Л. Горская

– Но ты с ними дружишь или ты их просто знаешь?

Я. Политов

– Ну смотрите, брат не всегда друг, но друг всегда брат. То есть я их всех знаю, на всех у меня, конечно, любви не хватает, чтобы всеми как-то, они все сейчас в разных…

Л. Горская

– Ну надо работать над собой.

Я. Политов

– Все сейчас в разных местах живут. Но по одному звонку, если вдруг, не дай Бог, что, то конечно же мы собираемся и друг другу помогаем, поддерживаем.

А. Малярчук

– Ну знаете, я вот соглашусь. Институт семьи у нас в России, как-то с ним не складывается. И вот даже если брать пример моих друзей, они все хотят, как я выражусь, по-мышиному расписаться, никаких родственников…

Л. Горская

– По-мышиному расписаться?

А. Малярчук

– Ну то есть потихонечку так, в ЗАГСе поставить там, и куда-нибудь улететь отдыхать, даже без родственников. И это на каждом шагу. У меня достаточно много друзей, и вот каждая вторая пара так хочет сделать. Они не хотят приглашать родственников. Даже самых близких.

Л. Горская

– А ведь свадьба это один из двух основных поводов увидеть родственников.

А. Малярчук

– Да, вот это печально, конечно.

Я. Политов

– Второй?

Л. Горская

– Ну второй это совсем грустный повод, так что…

Я. Политов

– Ну тоже повод. Если вовремя происходит, то почему грустный. Все конечно, нужно к этому так относиться. Ну понятно, что мы здесь временно все. Все тело человеческое, оно здесь временно, главное дух, дух он вечен. Ну, слава Богу, мы можем говорить сейчас об этих вещах, мы на такой прекрасной радиостанции «Вера». Мы если носим свой крест, не значит, мы его носим для бутафории. Мы его носим, значит, мы верим во что-то, правильно. Мы верим в какую-то вечную жизнь, мы верим в то, что здесь это не конец, мы верим в то, что здесь происходит определенный опыт, мы приходим за опытом, набраться этого опыта. И определенные вещи, с которыми мы сталкиваемся в этой жизни, они все для того, чтобы мы набрались опыта некоего, как мне кажется.

А. Малярчук

– И помогать друг другу пройти этот путь.

Я. Политов

– И помогать друг другу, конечно же. Мы все частички, если взять Бога, то это океан. Океан ударился об скалы, появились капельки. Мы все капельки, в каждом из нас Бог. И что нам делить. Нас разделили на нации, нас разделили на религии, нас разделили еще на что-то – нет этого.

Л. Горская

– «Светлый вечер» в эфире радио «Вера». Мы говорим о детских домах. У нас здесь в гостях замечательные люди из фонда «Бюро добрых дел». Президент фонда Анна Чупракова, друг фонда, актер Янис Политов и PR-директор фонда, Анна Малярчук. У нас чуть-чуть времени осталось, давайте про концерт поговорим, вот он уже не за горами.

Я. Политов

– 2 июля.

Л. Горская

– Да, 2 июля.

А. Чупракова

– Да, в июне этого года, вот нам буквально на днях исполнилось пять лет. И 2 июля, в это воскресенье у нас будет большой благотворительный концерт в саду «Эрмитаж» в честь пятилетия фонда, но самое главное…

Л. Горская

– Сад «Эрмитаж» это в Москве, на станции метро «Маяковская», между Маяковской и Тверской.

А. Чупракова

– Совершенно верно. Но самое главное, для чего будет этот концерт, не просто отпраздновать пятилетие фонда, а для того, чтобы поддержать нашу новую программу «Центр профориентации» для воспитанников детских домов, новый проект, который мы запускаем с 1 сентября этого года. Проект, благодаря которому, мы очень надеемся, что каждый ребенок наш подшефный сможет попасть в оптимальное для него учебное заведение. Не просто выбрать свою профессию: ага, вот я буду, хочу быть врачом или я могу быть врачом. А для того, чтобы он действительно оказался через год в числе новых студентов именно того учебного заведения, которое будет для него оптимальным.

Л. Горская

– А как концертом можно подержать… Такой вопроса профана, из зала тянет рук: как можно концертом подобрать направление деятельности фонда, вот такое как профориентация?

А. Чупракова

– Так как концерт благотворительный, все средства, собранные с продажи билетов поступят в поддержку этой программы. И каждый человек, который приобретает билет за пожертвование и приходит на концерт, является благотворителем. Не просто зрителем, который придет хорошо провести время и послушать потрясающую, как мы считаем, музыкальную программу, которую удалось собрать нашему попечителю, Максиму Виторгану. Это все его друзья: группа «БИ-2», «Градусы», группа «Живой звук», Антон Беляев – музыканты, которые, если зрители придут поддержать и билетом за пожертвование поддерживают нашу новую программу, то музыканты, они поддерживают именно вот профессионально, как рассказывали Аня и Янис, поддерживали профессионально.

Л. Горская

– А «Эрмитаж», кстати, поддержал?

А. Чупракова

– Да, они дают нам площадку. Они нам помогают. Вообще-то, скажем так, наша вторя штаб-квартира это сад «Эрмитаж», если можно так сказать.

Л. Горская

– Какая хорошая штаб-квартира.

А. Чупракова

– Да, начиная с первого…

Л. Горская

– Я там через дорогу живу.

А. Чупракова

– О, приходите на концерт.

Л. Горская

– Обязательно.

А. Чупракова

– Это тот парк, который уже не первый раз нам дает площадку для наших благотворительных событий. Мы им конечно очень благодарны. И благодарны всем людям, которые являются посетителями парка и поддерживают нас. А билеты на концерт можно найти на сайте фонда:.

Л. Горская

– Как сайт фонда найти: просто в поисковике вводишь «Бюро добрых дел».

А. Чупракова

– Да, благотворительный фонд «Бюро добрых дел» или burodd.ru.

Л. Горская

– Поговорим сейчас о тех семи регионах, в которых вы работаете, что где происходит. Потому что вот, например, в Тверской области у нас есть слушатели. И там во многих других областях тоже.

А. Чупракова

– Да, давайте начнем с ближайшего, это Московская область. Здесь у нас остался один детский дом, это негосударственный приют «Покров» – православный приют небольшой для девочек. И так как в Москве все достаточно неплохо с материальной помощью, то есть очень многие детские дома и приюты, и интернаты поддерживают и разные фонды, и разные компании, то здесь мы помогаем больше образовательными программами. У нас есть студия живописи, которую мы открыли в детском доме и также вывозим девочек на разные профэкскурсии. В Тверской области у нас есть социально-реабилитационный центр для детей. Это центр так называемого временного пребывания, когда ребенка или изымают из семьи, его хотят либо вернуть в его кровную семью, либо устроить в новую семью, либо он уже, увы, попадает куда-то дальше, в детский дом или интернат. Этих детей мы также вывозим на различные экскурсии. В Калужской области у нас есть интернат для особенных детей с различными заболеваниями, связанными с нервной системой. Эти дети у нас тоже ездят на экскурсии, но там также мы открыли гончарную студию для того, чтобы дети развивали моторику, и таким образом немножко нивелировать такие проявления со стороны мозга. То есть любые творческие занятия, связанные с развитием моторики, помогают при различных поражениях головного мозга. В Саратовской области у нас находится больше всего учреждений. Это и детские дома, и один интернат, это больницы с палатами для детей-отказников, это в основном все вокруг Вольского района находится – регион, о котором мы как раз говорили, к сожалению, не очень благополучный. И вот там как раз мы и помогаем. начиная от подгузников, одежды, книг, и заканчивая уже образовательными программами. – и «Окно в мир», и «Школа семьи» все это там работает. Также там заработает программа «Центр профориентации». В Астраханской области у нас есть одно учреждение, которое физически находится в двух разных селах, то есть фактически это два детских дома. Тоже не очень благополучный регион. Больше всего мы мечтаем их как раз их подключить к «Центру профориентации», уже со следующего года, потому что в сентябре Саратовскую область запланировали. Этих детей мы также, они достаточно далеко от Астрахани находятся, фактически в степи, то есть там выезжаешь из Астрахани, едешь-едешь часами, уже не видно ни одного рекламного плаката. И вот приезжаешь в село небольшое, там находится детский дом.

Л. Горская

– Такой признак как бы того, что цивилизация осталась за спиной – уже исчезли рекламные плакаты, да?

А. Чупракова

– Да. В Ивановской области у нас находится тоже негосударственный приют для мальчиков, приют при монастыре в селе Илюнино. Вот, кстати, хотим сказать, что дети, которые воспитываются в православных приютах, они конечно, очень сильно отличаются от детишек их государственных приютов, больше уделяется внимание именно духовному воспитанию, воспитанию в принципе детей. И да, они могут быть очень сильно обделены одеждой и игрушками, и вот другими материальными благами, но точно им больше уделяется внимания с точки зрения того, чтобы сформировать из них гармоничных людей, это вот 100 процентов. Даже лица другие в православных приютах. Вот в Ивановской области у нас находится один такой приют. А также две больницы с палатами для детей-отказников, где лечатся малыши, от которых либо отказались мамы, либо те дети, которые живут в ближайших детских домах, но поступили на лечение в эту больницу. Вот этим больницам мы помогаем.

Л. Горская

– Как вам можно помочь?

А. Чупракова

– Помочь можно самыми разными способами. Вот если что, меня дополнит Аня, моя коллега. Или вот прямо сейчас посмотреть билеты на наш концерт, и если вы живете в Москве, прийти к нам 2 июля на концерт в саду «Эрмитаж».

Л. Горская

– В пять часов, это воскресенье.

А. Чупракова

– Да.

А. Малярчук

– И короткий номер у нас есть: 3443 бдд – «Бюро добрых дел» сокращенно, – пробел и сумму, которую захотите пожертвовать.

Л. Горская

– А если руками, какой-то своей профессиональной даже деятельностью, какие у вас есть потребности?

А. Чупракова

– Да, обязательно. Здесь нам очень нужна помощь. И в профэкскурсиях, и в Москве, и в регионах, чтобы показывать детям различные предприятия, знакомить их с разными профессиями. Это и творческие мастерские, потому что всегда, то есть мы считаем, что как бы полноценное это воспитание, духовное воспитание, образование, такое общеобразовательное, школа и, конечно, творческое развитие. Профессионально можно также помочь и если вы дизайнер, если вы фотограф, оператор – такая помощь тоже всегда нужна.

А. Малярчук

– Да, потому что графика нужна для фонда, потому что это тоже соответственно информационное какая-то освещение нашей деятельности, и какие-то операторы, потому что у нас часто проходит мероприятия, ролики смонтировать, отчет, потому что тоже привлекает людей, безусловно, и люди видят, что мы делаем. Мы не просто там где-то собрались, а вот именно для того, чтобы помочь.

А. Чупракова

– У нас есть такой хороший пример – это Европейская гимназия в Москве, где дети с 6 по 11 класс ежегодно устраивают ярмарку на дне рождения школы в пользу наших детишек-отказников, то есть дети помогают детям. То есть любой человек, который может сказать: а вот у меня не так много денег, он может объединить вокруг себя своих коллег или своих одноклассников, устроить какое-нибудь мероприятие или сбор средств, просто рассказать. То есть элементарная публикация в соцсети, распространение информации – это тоже помощь.

А. Малярчук

– А еще такой момент. Допустим, нам нужны волонтеры на концерт, нам нужно расставлять ограждение, мужчины, мы просто сами не справимся. А помочь, допустим, прийти и ограждение расставить – тоже вот даже такое…

А. Чупракова

– В саду «Эрмитаж», в воскресенье?

А. Малярчук

– Да, в саду «Эрмитаж». Или нужна нам фотозона, кто-то может нам ее, может быть, сделать. Да и масса каких-то таких потребностей, которые просто необходимы. И люди помогают, слава Богу, и я думаю, будут помогать.

Л. Горская

– Два слова про профэкскурсии. То есть если там, допустим, нас слышит кто-то, кто может что сделать?

А. Чупракова

– Может организовать у себя в компании или на своем предприятии профэкскурсию для группы детей, может нам написать или позвонить. И когда мы организуем это со своей стороны, привезем детей, интересно, познавательно рассказать детям, как работает компания или предприятие. Поделиться своим опытом, как пришли в профессию, какие специальности есть там на заводе, фабрике или в компании, или в офисе, как люди приходят в профессию.

Л. Горская

– Янис, а вы как думаете, как можно помочь фонду?

Я. Политов

– Своим небезразличием, наверное. А там уже, что родится изнутри, мне кажется, так.

Л. Горская

– Усыновляя детей родственников.

Я. Политов

– Когда попадешь на тот свет, тебя Бог спросит: ну чего сделал-то хорошего? Ты хотя бы скажешь: ну вот, забор «Бюро добрых дел» помог перенести пред концертом. Она скажет: ну молодец.

Л. Горская

– 2 июля в 5 часов вечера благотворительный концерт в саду «Эрмитаж», посвященный дню рождения, пятилетию фонда «Бюро добрых дел». И в поддержку нового направления профориентации, которое будет помогать детдомовским ребятам определяться в дальнейшей жизни. У нас в гостях сегодня была президент фонда «Бюро добрых дел» Анна Чупракова, друг фонда, актер Янис Политов и PR-директор фонда Анна Малярчук. Для вас эту программу провела Лиза Горская. Всего доброго.

А. Чупракова

– До свидания.

А. Малярчук

– Спасибо вам. Всего хорошего.

Я. Политов

– Спасибо.

1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (3 оценок, в среднем: 5,00 из 5)
Загрузка...