Москва - 100,9 FM

«Социальное служение при Богородицком Житенном монастыре». Игумения Елисавета (Евдокимова), матушка Олимпиада, Вика и Лера Прохоровы

* Поделиться

Наши собеседницы — настоятельница Богородицкого Житенного монастыря в городе Осташкове игумения Елисавета, ответственная за работу в социальной гостинице матушка Олимпиада, а также сестры Вика и Лера Прохоровы.

Мы говорили о Житенном монастыре с 300-летней историей, о том, каким образом здесь поддерживают обездоленных людей, и какие возможности есть у живущих при нем детей сегодня. Разговор шел об особенностях социальной гостиницы, о том, как монастырю удается обеспечивать большое количество нуждающихся людей всем необходимым, и о том, какая помощь требуется в настоящее время обители.

Ведущая: Лиза Горская.


Л. Горская

— В эфире радио «Вера» программа «Светлый вечер». Мы сегодня в необычном месте: мы находимся в городе Осташков Тверской области, в Житенном монастыре. И сейчас не у нас в гостях, а мы в гостях у игумении Елисаветы, матушки Олимпиады. И здесь с нами две девочки, которые тоже живут в монастыре, сестренки Вика и Лера Прохоровы. Здравствуйте.

Игум. Елисавета, м. Олимпиада

— Здравствуйте.

Л. Горская

— Матушка, больше 300 лет вашему монастырю, он был основан Петром I, как мужской, я помню. Ну, не то, что я помню, я знаю. И прошло больше пяти лет с момента нашей с вами первой встречи в эфире радио «Вера». Мы видим, что здесь много изменилось: вырос храм, райские сады цветут — розы, розарии бесконечные. Расскажите про ваш монастырь. Что за пять лет произошло, как встретили 300-летие?

Игум. Елисавета

— У нас было столько людей, мы даже не могли посчитать. Может быть, тысяча, может быть 700, может, 800, мы не знаем. Наша дамба, которая на подходе, она вся была заполонена народом. И огромный крестный ход шел. Приехал к нам губернатор, Игорь Михайлович Руденя, приехал к нам Владимир Абдуалиевич Васильев, тогда он был зампредседателя Госдумы. Были люди, которые у руля, были их близкие знакомые, которые государственные люди. И так было трогательно, что они несли икону, сами несли икону крестным ходом — Игорь Михайлович и приглашенные люди. И было это очень торжественно. Было такое единение, народное единение — народ, гражданская власть, Церковь, именно любовь, взаимопонимание такое было. Все было на высоком подъеме. А потом мы начали жить. Пришли люди, попраздновали, а потом пошло продолжение. Наш монастырь маленький, на карте монастырей он очень маленький, малоизвестный, и поэтому не всегда его можно заметить. И вдруг один из благодетелей сегодняшних, вот он пожелал еще раз сюда прилететь. Его заинтересовало то, что в монастыре живут дети. Как они живут, почему они живут? На каких условиях они живут? А мы жили, конечно, очень скудно. Мы жили скудно — дети, монахи, мамы, все жили в одном корпусе. Корпус у нас рассчитан на 40 человек, нас живет 90 человек, к тому моменту перенаселен был наш дом, даже боялись об этом говорить.

Л. Горская

— Вы это помните, девочки?

В. Прохорова

— Да, по 5, по 6 человек жили.

Игум. Елисавета

— Да, было очень грустно. Монахини жили среди насельников, потому как у нас такое послушание, главное послушание — социальная деятельность: мы помогаем людям, которые в трудную минуту попали в беду, кого-то постигла болезнь, кого-то пожар, или, допустим, человек остался без жилья, кто-то утратил кормильца, многодетная семья — им самим не выкарабкаться. И, разные по своей скорби, по своей беде, они поступили в монастырь. Самим по себе им бы было тяжело, если бы монастыря рядом не было. И нужно было им помочь и к вере прийти, укрепиться в вере. И научиться жить, помолясь, научиться слышать Господа через ближнего, научиться любить Господа через ближнего. И мы все дружно учимся — мы учимся у них, они учатся у нас, мы взаимно друг другу помогаем. Потому как мы тоже живые люди и нам тоже надо: иногда смотришь на человека и думаешь, сколько же в нем терпения. И думаешь: я этим не обладаю. Или какое смирение у человека великое — вот такое качество, такое святое качество у человека, который даже не знал, что такое монастырь, а вот он обладает бесценным качеством. Мы много всего видим хорошего и пытаемся то, чему мы научились, передать мамам, деткам. И, конечно, наша цель — создать здоровую дружную семью. Часто про наш монастырь говорят, что ваш монастырь, как семья. У нас есть сестры возраста мам, есть сестры возраста бабушек, у нас есть сестры молодые…

Л. Горская

— То есть все поколения представлены.

Игум. Елисавета

— Да, все поколения. И даже у нас есть такие люди — бывает, что когда человек состарится, нету ему места. В монастырь мужской уйти, допустим, у него нет сил, он больной человек, хроменький… Он может веничком чуть-чуть подмести, а силы у него большой нет. У нас живет человек, он у нас как дедушка — Сережа, его все любят. Получилось так, что он всё потерял, он у нас живет лет шесть, наверное, мы его уже своим считаем, потому что он детей любит. И даже крестный он у нас.

Л. Прохорова

— Братика нашего.

Игум. Елисавета

— Он очень тепло относится. В общем, всё во взаимном таком уважении. Стремимся мы так жить, чтобы взаимопонимание, чтобы меньше было слез, чтобы меньше было каких-то противлений, каких-то стенку на стенку, когда наступает переходный возраст, сейчас это больная тема: у ребенка переходный возраст — это невыносимое время. Но мы ищем такие пути взаимные, чтобы это было выносимое время. Мы понимаем, что перестройка внутренняя, перестройка организма — ребенок и психологически меняется, духовная жизнь ему обязательно нужна в этот момент. Но всё должно быть, наверное, с любовью, скажем так. Плавно, с любовью, мягко. И они понимают, что с ними мягко, и они...

Л. Горская

— И у них дух противоречия…

Игум. Елисавета

— Поменьше, да. Поменьше бывает. Ну, бывает, что поспорим. У нас главное правило есть такое в монастыре — поругались и помирились.

Л. Горская

— А сколько лет самому маленькому насельнику вашего монастыря?

Игум. Елисавета

— Четыре месяца, наверное.

Л. Прохорова

— Пять будет.

Игум. Елисавета

— Пять месяцев.

Л. Горская

— Расскажите, как так получилось, что в монастыре появились дети? И такие замечательные и в таких количествах. Матушка Олимпиада, вы, наверное.

м. Олимпиада

—  Как уже матушка сказала, разные пути приводят мам с их детьми в монастырь. Разные проблемы житейские возникают, и мамы ищут пути их разрешить. Господь их приводит в наш монастырь.

Л. Горская

— У вас социальная гостиница, да?

м. Олимпиада

— Да, у нас социальная гостиница. И дети здесь с мамами живут, мы им помогаем всячески. У нас при монастыре школа для детей организована, общеобразовательная программа, дети аттестуются, переходят из класса в класс, подтягивают свои знания, потому что, как правило, это дети с запущенными знаниями. Но здесь всё поправляется с помощью учителей и воспитателей. И у детей улучшается учеба, появляется интерес к учебе, они учатся уже с удовольствием. В этом году у нас есть выпускники, которые хорошо подготовились к экзаменам.

Л. Горская

— ЕГЭ сдали, да?

м. Олимпиада

— Да, ЕГЭ сдали. И если раньше у нас ориентировались дети на поступление в училище, в колледжи, теперь мы уже взяли планку выше — стремимся своим детям дать высшее образование, чтобы они поступали в институты, в университеты. И, действительно, такая возможность открылась у детей. Им самим нравится учиться, они поняли, что им знания в жизни пригодятся и поэтому дети сами заинтересованы продолжить свое обучение.

Л. Горская

— Вы заинтересованы? Вы уже знаете, куда будете поступать? Я помню, что меня в вашем возрасте этот вопрос ставил в тупик, я ждала его от всех взрослых с ужасом, потому что я очень поздно определилась, куда хочу поступать. Вы знаете уже?

В. Прохорова

— Я определилась перед экзаменами. Я долго плакала, не могла понять, куда мне пойти. Но матушка с сестрами мне помогли, они сказали: «Вика, у тебя хороший дар общаться с детьми, поэтому тебе надо идти на учителя». Я сказала: «Хорошо, я пойду».

Л. Горская

— Вы с моим годовалым сыном Тихоном замечательно общались перед программой.

Л. Прохорова

— Так у нее опыт есть, у нее много младших братьев и сестер.

В. Прохорова

— Я сдавала русский язык, обществознание и историю на факультет, на который я хочу поступить.

Л. Горская

— Лера, а ты?

Л. Прохорова

— Наверное, я пойду на медика, но я очень боюсь.

Л. Горская

— Почему?

Игум. Елисавета

— Она привыкает к этой мысли. Ей хочется.

Л. Прохорова

— Сейчас эта профессия…

м. Олимпиада

— Лера многое хотела. У нее дар актерский есть, она очень хорошо танцует, играет на многих инструментах. Она творческий человек и хотела пойти по этому пути. Но она понимает, что нужно что-то более реальное в жизни получить. И у нее есть способности к этому. Она действительно очень добрая, отзывчивая, к людям обращенная. Из нее будет хороший медицинский работник, хороший врач. И на уже начала смотреть в эту сторону.

Л. Горская

— Мы сейчас не хотели ни в коем случае обидеть артистов.

м. Олимпиада

— Нет-нет.

Л. Прохорова

— Мне это очень нравится, но тут я тоже смогу этим заниматься.

Л. Горская

— Как хобби, да?

м. Олимпиада

— Она разноплановая, поэтому если у нее будет основная профессия врача, остальное всё приложится. Она много чему научилась здесь, разносторонне развитый человек, поэтому все ее таланты не пропадут, они все ей пригодятся и реализуются в жизни.

В. Прохорова

— Мне кажется, что Леру мотивировало то, что к нам приезжали врачи и учили нас военно-тактической медицине.

Л. Прохорова

— Мне тогда это понравилось очень, и я подумала: почему бы и нет? Не то что понравилось, просто нас воспитывают здесь в патриотическом духе, и поэтому медицина важна. Если, не дай Бог, война, мы должны помогать друг другу. Нас и так очень мало в стране.

Л. Горская

— Людей?

Л. Прохорова

— Да. Так что мы бороться за каждого.

м. Олимпиада

— Защищать свое Отечество и помочь раненому человеку, человеку, попавшему в беду. И ведь в быту эти знания пригодятся, мало ли что с кем-то может произойти. И вот это, может быть, послужило у Леры толчком идти в этом направлении.

Л. Прохорова

— Я посмотрела, как люди мучаются иногда. И не знаешь, чем помочь, самому страшно…

Л. Горская

— У нас в жизни была ситуация, когда мы были свидетелями аварии. Мы остановились, а чем помочь, не знали. Это действительно ужасно. А у тебя сейчас какой класс, Лера?

Л. Прохорова

— Я сейчас в 10-й иду.

Л. Горская

—То есть еще есть чуть-чуть времени.

м. Олимпиада

— Есть возможность сосредоточиться на основных предметах: биология, химия. Подготовиться хорошо и поступить в институт.


Л. Горская

— Я напоминаю, что в эфире радио «Вера» программа «Светлый вечер». Мы находимся в Житенном монастыре. Расскажите, пожалуйста, как давно у вас в монастыре это послушание — социальная гостиница, мамы с детками? Сколько вообще всего детей? Скольким семьям, скольким мамам вам удалось помочь? Вы же наверняка эти цифры знаете.

Игум. Елисавета

— Сначала мы не вели подсчет. Однажды просто у нас справочку потребовали, статистику такую. Мы подсчитали, что где-то 160 детей, судьбы которых от звонка до звонка у нас прошли — они пришли и отсюда вышли. А так, их больше было. Потому что социальная гостиница предполагает такое, что человек приезжает, он может приехать на день, на месяц.

Л. Горская

— Просто в критической ситуации.

Игум. Елисавета

— Да, они могут пережить свое. Мы как скорая помощь. Они могут пережить свою проблему, уравновеситься внутренне. И они могут ехать домой. Таких очень много семей было. Но были и те люди, которые не могли от нас отойти долго, а некоторые мамы стали монахинями потом в итоге. У нас многие без мам, они присматриваются к тому, чтобы  стать на послушание. Конечно, всё зависит, как дальше пойдут их дела, если они будут оставаться у нас, то дальше будет этот вопрос рассмотрен. Началось наше послушание с 2004-го года, когда 2 девочки пришли, сестрички, из города. У них была очень большая семейная проблема, они были очень бедные, из очень бедной семьи. Им приходилось самим что-то придумывать, где-то работу искать, они были маленькие, им было 12-13 лет, где-то так. Они понесли букетики, подснежники соберут, на рынке встанут, вербочки какие-то, какую-то кофточку старую распустят, носочки свяжут детские, встанут продавать. Они просто выживали. Девочки умные, хорошие.

Л. Горская

— Труженицы такие.

Игум. Елисавета

— Да, такие труженицы. И вот, в итоге, они к нам пришли. Уходили ночевать домой, а целыми днями у нас. Потом 1 сентября когда наступило, мы поняли, что им очень трудно. И они остались у нас. У мамы спросили разрешения, и они стали у нас ночевать. Мама к нам приходила, у нее свой путь жизненный был. Они всегда очень любили ее, всегда очень тепло к ней относились — никогда не было ни слова осуждения в отношении мамы, ничего. Они пронесли свою детскую любовь к маме. А потом за ними еще осташковские детки пришли, тоже с проблемами. Царство Небесное Володе и Тане, их нет уже, это семья была, они очень сильно выпивали. Хотя их в городе сильно уважали, они были большие труженики, проработали всю жизнь на кожзаводе, на «доске почета» всегда пребывали. Но потом этот период был, сбой в работе всех предприятий, когда без работы люди остались, и вот произошло такое падение. Их сломало это. А детишки пришли к нам. Мальчишка на «отлично» учился, а девочка была слабенькая, но хорошая, оба хорошие, искренние. И когда-то уже когда-то рассказывала эту комическую историю, когда они первую четверть закончили и мне Олечка говорит: «Матушка, у меня в четверти семь "двоек"». Я была очень удивлена, аж дар речи потеряла. А она говорит: «Матушка, так у меня раньше было девять "двоек"»! (Смеются.) И стало семь «двоек», потом три «двойки», а потом мы вышли на «четыре». Она ПТУ окончила, сейчас работает успешно, двое деток у нее. А у Юры трое деток, он у нас работает. В общем, всё слава Богу, всё потихонечку образуется у них. Но всё зависит, я думаю, конечно, от того, насколько человек откроет сердце Господу — на послушание, на святое послушание.
Мы говорим о том, что мы друг друга слушаем. Мы слушаем, а Господь нашими сердцами руководит, то, что рядом ближний живет, Господь говорит, что надо его сердце услышать. Конечно, через Причастие, через исповедь, через духовные беседы, ну, и через всю нашу жизнь, потому что Господь — это любовь, и надо научиться жить милосердным, в любви, прощать, понимать, не злопомнить. Поругались и помирились. И всё. Это мне говорил в монастыре батюшка, мой наставник и духовник. Не то что мне, всем нам говорил: «Поругались и помирились». У него была такая фраза. И я ее принесла сюда, эту фразу. По такому принципу и живем. Не могу сказать, что мы ругаемся, но семья же большая, непонимания какие-то бывают. А сейчас мы уже рассуждаем — мы садимся, если получается  у нас, то мы садимся и рассуждаем все вместе — с детками, с мамами садимся: почему же так получилось и как нам дальше поступать, как быть. И в человеке совесть расширится, если бывает, что он заупрямится, потом «простите» скажет. И мы у него прощения попросим, что мы недоглядели где-то или спровоцировали его поступок. Так и живем. Мы, как семья, а в семье должен быть мир, единение — духовное единение и единение во всех делах должно быть, единомыслие. А семья это маленькое государство. Будет в семье лад, будет и в государстве лад. А в государстве лад — все на нас посмотрят и тоже захотят, один по одному, жить мирно. И миру мир, везде лад.

Л. Горская

— Сколько у вас сейчас насельников в монастыре?

Игум. Елисавета

— 136 было по последним данным. Из них у нас 70 детей, которые на попечении находятся. Сюда входят еще немножко городских детей, которые ночуют у родителей, а у нас они практически живут, они из малообеспеченных, которые за чертой бедности находятся. У нас еще такая форма есть. А своих детей, которые здесь живут постоянно, где-то 60 детей. 60 детей, которые живут, учатся здесь в школе, в садик наш ходят. У нас школа является отделением Тверской епархиальной школы, причем полноценные 11 классов, мы сдаем ЕГЭ. (Смеются.)

Л. Горская

— Я просто смеюсь, потому что я увидела, какие блаженные улыбки появились на лицах у девочек, у которых экзамены позади.

м. Олимпиада

—  Так сложно было. У нас большие праздники были в монастыре, три дня подряд наши монастырские, связанные с нашими подворьями. И именно в этом году перенесли сдачу экзамена из-за коронавируса, и поэтому совпали и праздники, подготовка к праздникам и подготовка к экзаменам. Но, слава Богу, мы это выдержали. И я думаю, что выдержали достойно. Скоро получим результаты. Но когда девочки и мальчики написали, они приехали довольные — не подавленные, что не справились с заданиями, а уверенные, что всё они сделали правильно. Так что не подвели. И на празднике выступили очень хорошо, и экзамены сдали.

Л. Горская

— Какие у вас три праздника подряд были: святых царственных страстотерпцев, преподобномученицы Елисаветы. И?

м. Олимпиада

— И иконы «Экономисса», икона Божией Матери «Экономисса». Три дня подряд концерты. Очень хорошие концерты. Собрался полный зал людей, два отделения проходил концерт. Первое отделение было казачье, второе эстрадное. И дети сами с воодушевлением пели, выступали. Вы знаете, дети у нас на все руки мастера, и они такие легкие на подъем — они за всё берутся, всё радостно делают. Мы сейчас обсаживаем новую территорию розами и все дети там, с удовольствием всё это делают. Это наш дом и все рады потрудиться для своего дома. Это не какая-то принудиловка или как-то мы их заставляем — нет, мы все мы живем, как одна семья. И тем более, наши жилищные условия улучшились, в этом году мы переехали в новые корпуса. Корпуса очень красиво благоустроены, у нас всё там абсолютно новое. И мы счастливы.

В. Прохорова

— Работы очень много.

м. Олимпиада

— Но она радостная — эта работа. Потому что мы благоустраиваем свое жилье и нам приятно и комфортно там жить.

Игум. Елисавета

— И дай Бог здравия и благополучия всем нашим благодетелям, нашему дорогому Михаилу и его соработникам, потому что они, конечно, деткам улучшили условия.

м. Олимпиада

— Мы молимся за наших благодетелей, каждое утром поминаем на своих молитвах за то, что они нам такое сделали.

В. Прохорова

— Как во дворце живем.

Л. Прохорова

— Там очень красиво.

Л. Горская

— Вы так говорите, что мне захотелось не домой вернуться, а у вас пожить.

м. Олимпиада

— Кельи отдельные, со всеми бытовыми условиями. Еще планируется, чтобы в каждом классе телевизор был, чтобы мы могли пользоваться интернетом для демонстрации учебного материала. У нас есть компьютерный класс, у нас школа полностью оснащена всем. А еще кроме учебы основной, дети у нас много занимаются дополнительно. У нас такое направление — искусство. Дети поют, танцуют, хореография профессионально поставленная, профессионалы у нас ведут. Постановка голоса, изучают дети сольфеджио, играют на многих инструментах.

Л. Горская

— Не боитесь сольфеджио?

В. Прохорова

— Нет. Теперь уже нет. Сначала мало чего знали, потом успокоились…

Л. Горская

— Вы на чем играете?

В. Прохорова

— Фортепиано, гитара, барабаны, балалайки, флейты, аккордеоны…

Л. Прохорова

— Еще укулеле.

Л. Горская

— Это каждый из вас?

В. Прохорова

— Не каждый, но все понемножку учимся, каждый за свой инструмент отвечает. Лера еще на нае играет, это по-молдавски, а по-русски это панфлейта.

Л. Горская

— У вас, наверное, уже сформировался монастырский ансамбль.

м. Олимпиада

— Да, девочки по нотам поют, играют на инструментах. Это уже не художественная самодеятельность, а высокий уровень — их уровень исполнения…

Л. Горская

— Опять же мы не хотели сейчас обидеть тех, кто занимается художественной самодеятельностью. Просто, действительно, это потрясающе, что у вас такая высокая планка во всем. Я напоминаю нашим радиослушателям, что в эфире радио «Вера» программа «Светлый вечер». Оставайтесь с нами, мы вернемся буквально через минуту.

Л. Горская

— Здравствуйте, дорогие радиослушатели. В эфире радио «Вера» программа «Светлый вечер». И с вами не в студии, а в Житенном монастыре в Тверской области находится Лиза Горская. Я приехала в гости. У нас здесь матушка Елисавета (Евдокимова), настоятельница монастыря, матушка Олимпиада, которая несет послушание в социальной гостинице. Мы об этом обо всем поговорим. И две замечательные девочки, сестры Лера и Вика Прохоровы. Вот у меня такой вопрос. Больше чем 160 насельников, 60 детей только, помимо духовного, о чем так привычно говорить в монастыре, образования и так далее, хочется спросить: а как кормить всех этих людей? Про хозяйственную часть хочу узнать. Как вам удается ее обеспечить? Потому что почти 200 человек, плюс-минус, это же огромное хозяйство нужно иметь. Как вы справляетесь?

Игум. Елисавета

— Пришлось иметь хозяйство. Раньше у нас было две коровки и два гектара земли, картошечка, овощи. И две коровки. Потом появилось четыре коровки, потом восемь коровок. И началась прогрессия такая. И добрые люди, вот у нас всё связано с добрыми людьми, они пришли и говорят: «Матушка, у вас есть подворье?». Я говорю: «Да, есть». — «Хотели бы вы еще иметь подворье?» Я знаю, что здесь всё дорого продают, говорю: «У нас нет средств землю покупать, нам очень трудно». — «Ну что вы, матушка, мы вам подарим». И нас повезли на свое подворье — одни москвичи сделали такое фермерское хозяйство, там уже коровник был поставлен, птичник поставлен и конюшенка. И земля близлежащая, шесть гектаров земли было. Они повезли, мы поехали вместе с ними, они мне всё показали, я была очень удивлена. Они говорят: «Матушка, мы это всё передадим монастырю, это будет ваше». И теперь это подворье стало основным, мы скит «Экономисса» его назвали, во имя образа Пресвятой Богородицы «Экономисса». И там мы ведем наше хозяйство, у нас там и курочки, и уточки, и индюшечки, и телятки, и коровки…

Л. Горская

— То есть люди просто предложили: вот есть шесть гектаров земли у нас на Селигере. Золотой. Ну правда, здесь очень дорогая земля, на Селигере. Подарим-ка мы ее монастырю.

Игум. Елисавета

— Да, они нам подарили. Владимир Иванович нас никогда не оставляет. Они же у нас даже и приобретают продукцию. А мы кормов купим, комбикорм или что нам нужно. Бывает, на лекарства какие-то денежки, еще на что-то. Денежки все равно нужны бывают. Потом, они поддержат ребятишек к 1 сентября, купят туфелек, рюкзачков, подарки на Рождество, на Пасху. И просто иногда спрашивают: «Матушка, вам чем-нибудь помочь? Что вам нужно?» Всегда интересуются, есть ли одежда. Мы же растем, кто-то уже вырос, а кто-то растет, не по дням, а по часам. Но когда у человека хорошая одежда, новенькая, он ее бережет. Когда уже третий заход, она считается старая, как-то к ней и отношение другое. А если новая курточка, да красивенькая такая, тогда пылинки с нее сдуваются.

Л. Горская

— Третий заход — это третий ребенок?

Игум. Елисавета

— Да. У нас есть такое, мы друг от друга носим.

м. Олимпиада

— У всех так.

Игум. Елисавета

— Как мы обрабатываем, это целая такая история, потому что нам самим обработать трудновато, потому как у нас на попечении бабушки старенькие и колясочники у нас есть, медицинского послушания у нас очень много. И, конечно, мы нуждаемся в помощи. Но у нас есть очень сильные помощники, самое главное в том, что они любят помогать, стремятся и всё время просятся: «А нас возьмите! Нас возьмите!» И детки наши, они любят с нами быть.

В. Прохорова

— Мы очень любим помогать.

Л. Горская

— То есть это вы сильные помощницы.

Л. Прохорова

— Мы очень любим ездить.

Л. Горская

— Расскажите.

В. Прохорова

— Осенью мы собирали картошку. Нам сказали вечером: «Дети, завтра школы не будет. Идем собирать картошку». Все закричали «ура!» — счастливые были. На следующий день никто не мог встать с кровати без помощи — это было очень тяжело. Но потом мы привыкли. Мы такие счастливые, уставшие. Но зато было очень весело, нам понравилось. Мы очень любим помогать, ездить на подворье.

Л. Горская

— А ты?

Л. Прохорова

— Мы еще там коров доили.

В. Прохорова

— И коз. И недавно мы делали свою колбасу, сами. Нас учили, у нас мастер-класс был по колбасе.

Л. Горская

— Расскажите, интересно же.

Л. Прохорова

— Там же, на подворье, там есть специальный отдел технический — это с молочными продуктами. Там молоко перерабатывается на сметану, на сыр, на творог. Это очень интересно.

Л. Горская

— Вот видно человека, который уже сдал ЕГЭ — такие уже пошли термины профессиональные. (Смеются.)

Л. Прохорова

— У нас всё просто.

Л. Горская

— Просто? Вы — люди, которые собственными руками сделали колбасу. Мне теперь стыдно, что я сижу в вашем присутствии. А корову доить сложно?

Л. Прохорова

— Нет. Не сильно сложно. Мне козу сложнее доить.

В. Прохорова

— Потому что корова спокойная, а коза дрыгается, бодается…

Л. Прохорова

— Но матушка Николая на другом подворье меня учила, что надо козе что-нибудь покушать дать. Она пока ест…

В. Прохорова

— Поговорить с ней нужно.

Л. Горская

— Занять ее, чтобы она вела себя спокойно.

Игум. Елисавета

— С любовью.

Л. Горская

— Даже животное чувствует.

Игум. Елисавета

— Конечно же. Мы стараемся, чтобы у нас у всех было как можно меньше стресса. Потому что через нервную систему и болезни, и всякие недочеты бывают из-за расстройства. А у животного же тоже нервная система. Если коровочку хворостиной отхлестать, она же не отдаст молочко. Поэтому у нас это даже не обсуждается. Где кто-то посмел на корову замахнуться, мы его отстраняем, у нас только «проходи, Зоренька, проходи, миленькая, вот твое место. Давай тебя подоим». Вот у нас так. Мы стараемся так, чтобы они счастливые были, и курочки. Когда мы услышали, что какое-то фермерское хозяйство называлось «Яйца от счастливых кур». И мы думаем, чтобы продукция от счастливых животных чтобы она была, без стресса растущих. И она другая получается.

Л. Горская

— Сколько у вас коров?

Игум. Елисавета

— Дойных у нас 22 сейчас, на сегодняшний день. Так, 30 коров.

Л. Горская

— Хватает на то, чтобы обеспечить монастырь и еще что-то продать?

Игум. Елисавета

— Да. Мы же еще сыр варим, сметану делаем, масло — все молочные продукты, какие есть. Сыры греческие делаем, малосольные делаем. Девчонки у нас всё умеют... Они всё понимают, как что делать. Они с удовольствием, главное, что они с удовольствием в этом участвуют, именно с познавательным таким…

В. Прохорова

— Хотим научиться, чтобы потом делиться с другими, с детьми со своими, если научить их.

Л. Прохорова

— Надо своим детям тоже передать.

Л. Горская

— Интересно?

В. Прохорова, Л. Прохорова

— Да.

м. Олимпиада

— У нас проходят уроки кулинарии, они учатся готовить, готовить полноценный обед. Могут сами испечь пирожки, булочки сделать, украшают и пекут торты. Перед Пасхой расписывают куличи и яйца. Они в этом деле большие мастера.

Л. Прохорова

— В 2016-м году мы ездили в Москву на гастрономический конкурс и там завоевали гран-при.

В. Прохорова

— В храме Христа Спасителя.

Л. Прохорова

— Да. Мы были на международном конкурсе.

Л. Горская

— А что вы там представляли?

Л. Прохорова

— Мы представляли там наши русские ватрушки. Там, помимо того что мы представляли продукцию — ватрушку, там еще надо было стол накрыть красиво. И матушка подобрала стиль — гжель. Очень было здорово. Но мы не очень обрадовались, когда наши соседи тоже гжель сделали. (Смеются.) У нас всё уже было под контролем, мы все распределили, всё так красиво стоит.

м. Олимпиада

— Мы подготовили к этому песни.

В. Прохорова

— Мы надели народные костюмы, мы встали все такие.

м. Олимпиада

— Угостили всех ватрушками.

Л. Прохорова

— А когда началось уже награждение: «Коллектив «Дорогушки» награждается…

Л. Горская

— Это вы «Дорогушки»?

Л. Прохорова

— Да. «Завоевал приз симпатий». Мы думаем, ну всё, приз симпатий, больше нам не за что бороться.

Л. Горская

— Утешительный приз для тех, кому ничего другого не досталось.

Л. Прохорова

— Мы так спокойно стоим. А вот наша монахиня, мать Мария, знала о том, что мы завоевали гран-при. Но она молчала. И мы так волновались. Но столько было радости, мы очень хотели порадовать монастырь, матушку, всех сестер. Мы приехали победителями. (Смеются.)

Игум. Елисавета

— Были из Сербии, из Румынии, из Болгарии, они выставляли свою национальную продукцию. Тоже очень красиво, достойно так. И мне шлют оттуда фотографии с конкурса, и я понимаю, что наши-то маленькие у нас. Ну, думаю, побудут на таком великом конкурсе. И вдруг мне пишут: «Мы завоевали гран-при». Привезли такой чайник красивый, расписанный, и там написано, что приз за лучшую ватрушку.

Л. Горская

— Пригодилось всё ваше образование — и артистизм и кулинария.

Л. Прохорова

— Чайник был фарфоровый, и он был расписан мастерами.

Л. Горская

— Жив еще чайник?

Л. Прохорова

— Да, конечно. Здесь стоит у нас.

Л. Горская

— Замечательно. Расскажите, что вы еще умеете? Когда мы с вами общались перед программой, вы рассказывали, что чуть ли не раз в месяц к вам приезжают разные интересные специалисты, проводят с вами мастер-классы, воркшопы — модные слова сейчас используются. Английский язык. Что еще?

Л. Прохорова

— К нам приезжали кондитеры, они нас учили рисовать на шоколаде шоколадом.

В. Прохорова

— Из карамели делать цветочки, лепить цветы разные.

Л. Горская

— Я сижу и жалею, что у нас радио, а не телевидение, потому что эти ваши горящие глаза и счастливые лица, когда вы обо всем рассказываете, конечно, это стоит видеть. Это словами не передать. Английский у вас сейчас проходит?

Л. Прохорова

— Да.

м. Олимпиада

— Еще целая часть нашей жизни это наши поездки. Добрые люди нам организуют поездки. И где мы только ни были. Москва — это уже наш родной дом, мы во всех театрах побывали, на разных представлениях, концертах. И сами ездили со своими концертами туда. И видели великих мастеров, исполнителей. Ездили на целую неделю в Санкт-Петербург, объехали все дворцы, посетили разные выставки. Очень много хороших впечатлений получили.

В. Прохорова

— Мы скучаем по Москве.

м. Олимпиада

— Сейчас такое вынужденное сидение дома в связи с эпидемией, а так, почти каждый месяц мы выезжаем в Москву.

Л. Горская

— У вас дом на Селигере — вы купаетесь?

В. Прохорова

— Да, мы купались этим летом. Нам купили такие красивые костюмы.

Л. Горская

— Замечательное место, чтобы пережидать эту тяжелую ситуацию, которая от нас не зависит, к сожалению.

Л. Прохорова

— Потому что у нас нет такого, чтобы особо мы держали дистанцию, мы все родные здесь. Но когда мы поехали получать аттестаты в Тверь, нам там: «Отошла от нее. Отошла от него». Мы говорим: «Да у нас такого нету».

Л. Горская

— Внутри семьи-то, конечно, как отгородишься.

Игум. Елисавета

— Мы в такое острое время ходили в перчатках. И даже Пасхальная служба в масках, крестный ход в масках был. Всё, что требовалось, мы исполняли.

м. Олимпиада

— И монастырь был закрыт на карантин. И доступа не было сюда. Поэтому мы тоже все ограничительные меры…

Игум. Елисавета

— Мы законопослушно живем.

Л. Горская

— Дай Бог, чтобы это закончилось поскорее.


Л. Горская

— Я напоминаю, что в эфире радио «Вера» программа «Светлый вечер». Мы находимся в Житенном монастыре. Матушка, расскажите, пожалуйста, это всё так радостно и такой объем всего, я не могу себе представить, как с этим справляться. Тяжело вам?

Игум. Елисавета

— У меня дружина. Одной было бы тяжело. У меня настоящая дружина. Они же у меня все такие боевые. У меня 30 сестер-монахинь, 6 послушниц и много-много детей, которые готовы в бой в любую минуту. Они никогда нас не оставляют, они любят с нами быть и для них просто мы семья, такая вот добрая семья. И очень приятно, когда они выходят отсюда уже и создают свои семьи, они сюда приезжают, как в родной дом — с ребятишками своими, погостить на пару денечков. Приезжают и идут смотреть: а тут как стало, а тут как? Как дома. И всё это им интересно. А большая многодетная семья, она же очень многофункциональная. Они всё умеют, они друг за другом, они все няни, они всё умеют сготовить, всё умеют убрать.

Л. Горская

— Знают, как быт устроен.

Игум. Елисавета

— Да. Я даже смотрю на них, как они убирают. Мальчишка один убирал, я смотрю, думаю: где же его научили? — он так методично убирает, одно за другим, это как песня прямо. Я у него спрашиваю: «Коля, а кто тебя научил так? Тебя мама научила убирать?» — «Нет. Я сейчас учусь». Вот он живет и учится всему. Мальчишка дворовый такой, здесь он вот выровнялся. А еще мои наблюдения мои, что как музыка облагораживает людей. Эти занятия их умиротворяют — они другие, они позитивные становятся. О церковном хоре даже и речи нет — девочки, которые у нас поют на клиросе, они лучше поют, чем взрослые, потому что они грамотно с листа поют, голоса красивые. У нас всегда красивые Литургии воскресные.

Л. Горская

— Ансамблевость у детей обычно лучше.

Игум. Елисавета

— Да.

Л. Горская

— Они друг друга лучше слышат, чем взрослые.

В. Прохорова

— У нас еще спевки, мы можем ходить.

Игум. Елисавета

— На спевки ходят, поют сложные произведения. Красиво поют. А потом еще хореография — это сила, это выносливость. Постоянные занятия, они у нас все такие накачанные, такие крепенькие.

Л. Прохорова

— Мы мокрые выходим из зала.

Игум. Елисавета

— Они с удовольствием это делают. И там серьезные упражнения, там надо и растяжки серьезные чтобы были, и прыжки, и всё. И через это здоровье приходит, физическое здоровье, через хореографию. А вот пение тоже здоровье — дыхание.

Л. Горская

— Конечно, вокал.

Игум. Елисавета

— И в итоге это дает и физическое здоровье, и дает духовное такое равновесие. И позитив большой дает душе. И нам. А мы с ними рядышком, мы когда смотрим, как они готовятся, как они выступают, за них болеем, конечно, чтобы у них всё хорошо было. И когда у них концерт, они вкладывают всю душу. Иногда думаешь: так мало готовились, не получится, наверное.

Л. Прохорова

— Выходишь на сцену, смотришь в зал, забываешь слова, просто такое волнение…

В. Прохорова

— А бывает такое, что ты слова знаешь, но выходишь на сцену, уже идет вступление, и… Какая первая строчка? Какая первая строчка?

Л. Прохорова

— Чем больше ты думаешь про слова, тем больше ты их забываешь. Если не думаешь, просто поешь от души.

Игум. Елисавета

— Знаете, они так ненавязчиво друг другу, вот кто-то поднапугался и не запел. И позади кто-то раз и подхватил. И всё, и тут уже человек пошел, пришла такая решительность. Вот всё это и без дружбы, без единения, это только возможно, если есть такой неразрывный контакт. Они друг друга должны понимать через взгляд, через вздох должны понимать. Поэтому вот это — поругались и помирились. Лучше не ругаться, но если чуть-чуть где-то непонимание, тут же помирились и дальше живем. Это у нас основное. Даже скажу, что даже учишься у них устроению взаимоотношений, как они друг другом строят их, как они стараются. У нас нет дедовщины какой-то, нет такого, что кто-то лучше, кто-то хуже. Чтобы там кучки, они категорически тут не складываются, не получается — кучками, парочками тут невозможно. Они все вместе пошли, гитару взяли, все вместе. В поход пошли с гитарой, дрова на тачке повезли. Что-то еще, всё вместе.

м. Олимпиада

— Мы всё делаем вместе.

Игум. Елисавета

— Да. И спортом занимаются. У нас мальчишки вообще увлечены, у них гири, гантели, они отжимаются. Пауза бывает — девчонки посидят, похихикают, а мальчишки в сторону отойдут и отжимаются. У них такое, чтобы они были сильные. Они вправду сильные, есть же в танцах сложные движения и надо кого-то поднять.

м. Олимпиада

— Девочку вверх поднять.

Игум. Елисавета

— Парни у нас сильные. Но это не через силу делается, не то что с надрывом, а просто они себя готовят, они такие.

Л. Горская

— Мужчины.

Игум. Елисавета

— Когда военное дело у нас преподавалось, они редко к нам приезжают, но приезжают и показывают тактические всякие приемы. Кто в войну в детстве не любил играть? И мы маленькие играли в войну. И, знаете, всё это делается так внимательно, с удовольствием. И мы понимаем, что они накачанные, сильные такие, что они такие настоящие. Они себя лепят сами. У нас Андрей был, он был такой худой, можно анатомию косточек изучать было. Когда вот подросток тянется, а мышцы опаздывают. И он начал заниматься, гантели ему мама принесла, полкилограмма, потом килограмм. И он стал заниматься. Занимался, занимался. И сейчас он у нас солист ансамбля, он крепкий. Он у нас идет в пединститут, историком хочет быть. И работать здесь.

Л. Горская

— В Осташкове?

Игум. Елисавета

— У нас, в монастыре. У них такое желание у многих. У девчонок, может, какие-то принцы их и заберут. У нас есть такое, когда приезжают и наша девушка нравится: «Разрешите познакомиться». И увозят.

м. Олимпиада

— Да, так удивительно складывается. И сами женихи приезжают.

Л. Прохорова

— А многие девочки говорят: «Знаешь что? Я хочу домой». — «Так ты откуда?» — «Мой дом — это монастырь».

В. Прохорова

— Причем поедешь в Москву, там неделю пробудешь и уже думаешь: как там дома? Приезжаешь в монастырь и думаешь: ура, мы дома!

Л. Горская

— Хорошо вам.

Л. Прохорова

— Да, нам здесь очень хорошо.

Л. Горская

— Потрясающе. У нас буквально несколько минут осталось. И, как правило, в конце программы мы говорим про нужды и планы. Какие у вас планы, и какие у вас нужды?

Игум. Елисавета

— Наша нужда какая — у нас очень маленький храм. Мы в надвратном храме молимся, и если мы заходим своей семьей в 100 человек, то там никакие нормы нас не спасут отстояния друг от друга. И, конечно, нас много для храма. И мы строим собор, строим собор, нам помогает государство. Если кто-то из людей, благотворителей прильнет к нашему Смоленскому собору в честь образа иконы «Путеводительницы», у нас эта икона сохранилась, «Одигитрия», сохранилась до наших дней, люди приезжают из других городов молиться перед ней, помощь благодатную получают. И у нас, конечно, следующая очень серьезная такая проблема — это трапезная. Мы ее собираемся строить, но это дорогой объект — трапезная, потому что там…

Л. Горская

— А сейчас вы как справляетесь? В маленькой какой-то?

Игум. Елисавета

— Да, у нас от маслозавода, который здесь был во время разрухи, остался цех. Мы его весь переделали, отремонтировали. И у нас не очень большая трапезная, мы там в три очереди кушаем, все вместе мы не можем поместиться. Но нам все равно хорошо, никто не ропщет. Это нас сближает, как-то мы становимся как-то роднее от того, что мы друг другу там уступаем, там стараемся кому-то помочь, быстро накрыть, чтобы быстро пришли и покушали. Но нужно уже, потому что нас много. Может быть, даже и кого-то можно было бы еще принять, места есть, но именно бытовое у нас хромает, поэтому нам это необходимо. Мы, конечно, будем рады, если нам с продуктами помогут…

Л. Горская

— В обычный будний день сколько человек у вас в трапезной обедает?

Игум. Елисавета

— Человек 200 обедает. Рабочие у нас, строители, мы их тоже кормим, потому если они сами будут себе готовить и искать, где поесть, то работа у них будут тормозиться. А если они пришли, покушали, и пошли строить — это быстрее.

м. Олимпиада

— Готовим из натуральных продуктов с нашего хозяйства.

Игум. Елисавета

— А так, и одежда нам нужна, сезонная одежда нужна, и спортивная одежда нужна. Ну, что родится — всё сгодится.

Л. Горская

— А у вас есть сайт монастыря. И там можно посмотреть?

Игум. Елисавета

— Да. Просто мы на сайте события освещаем. Мне даже как-то сказали: «Матушка, у вас такой счастливый сайт». Ну, что, живем и живем. А так, если человек поразмыслит: а как они? Им же надо за свет заплатить, коммунальные услуги… Человек взрослый, который трезвенный человек, он прекрасно понимает, что для того чтобы прокормить такую семью, нужны средства. И что угодно — купит ли он нам носков или привезет ли он нам крупы или макарон, или муки. Особенно мука — у нас своя пекарня, мы хлеб сами печем. В общем, что всё, что для жизни нужно. Привезут, допустим, нам стирального порошка — это такое счастье. Мы же стираем каждый день. Детки и взрослые, все постельное менять надо вовремя, чтобы всё чистенько было. Стираем, гладим, прачечная у нас своя. Стиральные средства прямо расходные такие, они ощущаются, бытовая химия. Если когда-то она нам попадает, кто-то нам для быта что-то купил, мы очень рады. Да мы всему рады, чему угодно. Всему рады.

Л. Горская

— А «Дочки-матери», социальная гостиница?

Игум. Елисавета

— Они с нами. Мы же все вместе.

Л. Горская

— Вы не разделяете.

Игум. Елисавета

— Мы не разлей вода.

м. Олимпиада

— Дети и родители все вместе.

Игум. Елисавета

— Да, мы просто вместе живем.

м. Олимпиада

— Одной общей жизнью.

Игум. Елисавета

— «Дочки-матери», потому что наша главная цель не разделить мать и дитя, чтобы сохранить семью, сохранить союз. И чтобы любовь материнская и детская была такой, какая она должна быть. Чтобы если мама унылая или у мамы что-то случилось, помочь ей выкарабкаться из своей ситуации и чтобы мама выздоровела. А дети своих мам любят любых, они любят маму в любом состоянии. Восстановить семью, ни в коем случае не отнять ребенка у матери в ее трудную минуту, чтобы семья была семьей. Никто, никакой воспитатель, никакой педагог, никакой даже любящий, он не сможет дать материнской любви. А это очень важно, вообще для всей страны важно, потому что если мы будем иметь любовь к ближнему, вернее, любовь между собой, которая потом и на ближнего передастся, нам это крайне нужно на сегодняшний день, потому что Русь —она святая, Русь Богом хранимая. А Господь — это любовь. А дети это наше будущее, это то, что нас продолжит, что посеем, то и пожнем. Поэтому это такой союз дочки-матери. Но у нас и сыночки, мы не разделяем. У нас в социальной гостинице, если у мамы есть дочка и сын, они растут как братики у нас. Братики, сестрички, у нас здоровые взаимоотношения, никакого нет у нас такого, что их надо разделить, их надо отдельно. Ну, с ними по-хорошему, они и хорошие. Всегда учимся, и культуре поведения учимся, книги читаем по этикету, как себя вести в обществе.

В. Прохорова

— Всё пригодится.

Игум. Елисавета

— Конечно. У них книжка есть хорошая, они любят ее.

В. Прохорова

— «Успех выбирает воспитанных».

Л. Горская

— Я смотрю, что это вы так хорошо воспитаны, вы над этим работаете.

Игум. Елисавета

— Еще мы хотим вас пригласить в нашу гостиницу «Дочки-матери», чтобы вы посмотрели, как мы там живем, как мы там послушаемся. Вы получите удовольствие.

Л. Горская

— Спасибо большое. К сожалению, время нашей программы подошло к концу. Я напоминаю, что в эфире радио «Вера» была программа «Светлый вечер». Мы ее провели в Житенном монастыре. Здесь с вами была Лиза Горская, матушка Елисавета, матушка Олимпиада и две девочки, сестренки Вика и Лера Прохоровы. Всего доброго.

Игум. Елисавета

— До свидания.

В. Прохорова, Л. Прохорова

— До свидания.

Друзья! Поддержите выпуски новых программ Радио ВЕРА!
Вы можете стать попечителем радио, установив ежемесячный платеж. Будем вместе свидетельствовать миру о Христе, Его любви и милосердии!
Мы в соцсетях
******
Слушать на мобильном

Скачайте приложение для мобильного устройства и Радио ВЕРА будет всегда у вас под рукой, где бы вы ни были, дома или в дороге.

Слушайте подкасты в iTunes и Яндекс.Музыка

Другие программы
Первоисточник
Первоисточник
Многие выражения становятся «притчей во языцех», а, если мы их не понимаем, нередко «умываем руки» или «посыпаем голову пеплом». В программе «Первоисточник» мы узнаем о происхождении библейских слов и выражений и об их использовании в современной речи.
Места и люди
Места и люди

В мире немало мест, которые хотелось бы посетить, и множество людей, с которыми хотелось бы пообщаться. С этими людьми и общаются наши корреспонденты в программе «Места и люди». Отдаленный монастырь или школа в соседнем дворе – мы открываем двери, а наши собеседники делятся с нами опытом своей жизни.

Материнский капитал
Материнский капитал
Дети - большие и подросшие – как с ними общаться, как их воспитывать и чему мы можем у них научиться? В программе «Материнский капитал» Софья Бакалеева и ее гости рассуждают о главном капитале любой мамы – о наших любимых детях.
Стихи
Стихи
Звучат избранные стихотворения поэтов 19 – начала 20 веков о любви и дружбе, о временах года и праздниках, о лирическом настроении и о духовной жизни, о молитве, о городской жизни и сельском уединении.

Также рекомендуем