Москва - 100,9 FM

"Прощеное Воскресенье. Первая Седмица Великого Поста". Прот. Дионисий Крюков, Максим Калинин

* Поделиться

У нас в гостях были настоятель храмов Михаила Архангела в Пущино и Рождества Богородицы в Подмоклово протоиерей Дионисий Крюков и шеф-редактор портала "Иисус" Максим Калинин.


Мы говорили об особенностях и смыслах первой седмицы Великого поста, а также о значении Прощеного Воскресения накануне этой недели. Наши гости рассказали о том, почему первый понедельник поста получил в народе название "чистый", о том, почему традиция освящать коливо приходится именно на день памяти великомученика Федора Тирона, и о том, почему великий канон Андрея Критского называют поэмой о личном покаянии. Разговор также шел об особенностях Литургии Преждеосвященных Даров, которая совершается в будние дни Великого поста.


Ведущая: Марина Борисова

М. Борисова

- Добрый вечер, дорогие друзья. В студии радио «Вера» Марина Борисова. В эфире программа «Седмица» - это наш совместный проект с православным интернет-порталом «Иисус» и со мной в студии Максим Калинин…

М. Калинин

- Добрый вечер.

М. Борисова

- Это шеф-редактор этого портала. И в нашей программе мы каждую неделю по субботам говорим о смысле и особенностях богослужений наступающего воскресения и предстоящей седмицы. Сегодня мы беседуем на эту тему с нашим гостем, настоятелем храмов Михаила Архангела в Пущине и Рождества Богородицы в Подмоклове протоиереем Дионисием Крюковым…

о. Дионисий

- Здравствуйте, дорогие друзья.

М. Борисова

- Сегодня мы встречаемся в канун Прощеного воскресенья, собственно говоря, мы стои́м на самом пороге Великого поста и тут, конечно, у нас много есть о чем поговорить, что касается богослужений и в первую очередь хочется такой, житейский, что ли или не совсем такой, богословский задать вопрос: очень много существует каких-то всевозможных названий, наступающее воскресенье имеет очень много всевозможных названий, его называют и Прощеным воскресеньем, и Воспоминанием Адамова изгнания, и неделей Сыропустной. Батюшка, почему так много названий, они все имеют отношение к смыслу этого воскресенья?

о. Дионисий

- Конечно, православное богослужение, оно многообразно по своему смыслу и тут рассматриваются как практические, так и богословские, нравственные аспекты, поэтому названия, исходя из этого, тоже разные. Воспоминание Адамова изгнания – это та тема, которая, в первую очередь, в литургических текстах раскрывается и в ней вспоминается о том, как Адам, утеряв свое райское состояние, оплакивает его нынешнее земное положение, в котором, впрочем, братья и сестры, все мы сейчас живем. Сыропустная неделя – потому что в этот день, воскресенье, отпуст на сыр, то есть люди, православные христиане, уже отказываются от вкушения не только мясной, но уже и молочной пищи. И Прощеное воскресенье – пожалуй, наверное, самое известное название, связно с тем, что в этот день, вернее, воскресенье, на вечерней службе прихожане собираются в православных храмах для того, чтобы попросить друг у друга прощения.

М. Борисова

- Ну вот прощение и пост – это самые основные темы завтрашнего чтения за литургией отрывка из Апостольских посланий – это будет отрывок из Послания апостола Павла Римлянам и евангельского чтения из Евангелия о Матфея, основное содержание обоих этих чтений – это покаяние и прощение и еще как благочестивый верующий человек должен поститься. С точки зрения…любое слово Евангелия применимо к нашей жизни, это понятно, но каких-то конкретных духовных указаний именно этих двух чтений.

о. Дионисий

- Да, знаете, очень важный момент вообще всех подготовительных недель к Великому посту, Церковь нас специально так акцентирует на этом и готовит, заключается в том, что христианин, вступая в пост, не занимается лишь только своим собственным делом, то есть для него это не какая-то его собственная диета, не какое его собственное, чисто личное время в жизни, которое он посвящает только себе, напротив, пост – это время, когда человек, напротив, более думает о других и о том, как он взаимодействует со своими братьями и сестрами, поэтому эта тема раскрывается и в ангельском чтении, в апостольском чтении, здесь мы видим, что апостол настраивает на то, что никого не надо осуждать, кто как поститься – это дело исключительно его личное, а в Евангелии, напротив, говориться о том, что если ты постишься, ты не должен надевать на себя слишком строгую маску, ты должен быть открыт ко всем людям, ты, наоборот, должен быть одет, как на праздник и излучать доброжелательность и любовь ко всем остальным.

М. Борисова

- Но, помимо того, что там говорится об открытости, там ведь еще подчеркивается именно необходимость прощения.

о. Дионисий

- Да, и эта тема, пожалуй, одна из самых важных. Невозможно заниматься никаким внутренним деланием, идти по пути духовного совершенствования, если ты находишься в непримиримом состоянии по отношению к своим ближним. Дело в том, что в духовном пути мы стремимся к тому, чтобы прийти к Богу, но невозможно прийти к Богу, не приблизившись к людям и поэтому, если есть какие-то препятствия в этом смысле, если у нас есть какие-то камни за пазухой, которые мы имеем против наших братьев и сестер, то мы, конечно, должны от балласта избавиться и попросить друг у друга прощения. Самое главное, что прощение не должно быть высказано просто, как благочестивая форма, это обязательно должно быть внутренним побуждением к тому, чтобы сказать, что я был не прав и что я бы хотел, чтобы это было изглажено из нашей общей памяти, что мы должны жить так, как если бы у нас не было между нами никаких тех трений, которые, возможно, случились.

М. Борисова

- Есть еще название этого воскресенья: Воспоминание Адамова изгнания и если посмотреть содержание богослужебных текстов, то, в основном, об этом событии трагическом речь идет на воскресной утрени, то есть сегодня вечером мы слушали канон, в котором очень много тропарей было посвящено вот этому событию, изменившему жизнь всего человечества и нас, в том числе, но очень мало отзвуков именно этого содержания доносится в литургии, вот объясните, почему смысловые какие-то акценты можно уловить, только если ты вечером был на службе?

о. Дионисий

- Да, действительно, это одна из важных современных проблем, что люди привыкли ходить на литургию, то есть на ту службу, которая совершается в день сам праздника с утра, но не приходит на подготовительную, как им кажется, часть, которая совершается накануне вечером, так называемое Всенощное бдение, которое уже не ночью совершается, но тем не менее совершается накануне вечером, действительно, именно на этих вечерних богослужениях весь смысл раскрывается, все богатство, многообразие и красота литургических текстов именно пропевается, прочитывается и для нас становится очевидным именно в эти богослужения, а литургия – она неизменяема, но она прекрасна, потому что литургия – это вершина, это тот момент, когда Христос творит из вина и хлеба свои Тело и Кровь для того, чтобы дать это в причастие людям. Так вот, Воспоминание Адамова изгнания, действительно, накануне вечером читаются и поются многие песнопения, стихиры, в которых вспоминается, как Адам сидит перед раем и плачет о том, что он утерял то самое блаженное состояние, в котором он находился, причем это, конечно же, состояние не комфорта, это состояние не ничегонеделания, это состояние радости от общения с Богом, которое было утеряно после грехопадения и вот именно поэтому Церковь хочет, чтобы мы именно постарались такими настроениями проникнуться и почувствовать себя теми самыми нашими родственниками, прародителями, которые живут в таком сложном и в таком трагичном, на самом деле, мире, но тем не менее, тоскуют и ждут, когда перед ними откроются райские двери.

М. Борисова

- В конце воскресного дня совершается обычно вечерня с Чином прощения, очень красивый чин, когда на солею выходит настоятель, выносится Крест, иконы Спасителя и Матери Божьей, настоятель, совершив молитвы перед Крестом и иконами, совершает коленопреклоненный поклон, потом также земно кланяется собравшимся в храме, просит прощения и потом точно также отвечают ему все, кто собрался в храме, вот насколько это древний обычай, он как-то обусловлен, Максим, может быть, вы скажете, насколько этот обычай обусловлен какими-то внешними обстоятельствами истории Церкви?

М. Калинин

- Эта традиция, как считается, связана с практикой принятых в монастырях и в Палестине, и в Месопотамии тоже эта практика известна, когда иноки на время Великого поста уходили в пустыню и проводили там жизнь в уединении, то есть мы знаем, что были отшельники, мы знаем, что при монастырях были скиты, отдельно стоящие кельи, были подвижники известные, которые большую часть жизни провели в одиночестве, такие, как преподобный Исаак Сирин. Помимо этого существовала традиция всей братией или большей части братии уединенно проводить время Великого поста за пределами монастыря и, соответственно, иноки не знали, вернутся они или не вернутся, то есть пустыня была опасным путешествием, неизвестно, вернешься ты или нет, неслучайно Исаак Сирин, говоря о пустыне, очень часто говорит о смелости, о безусловном уповании на Бога, которое требуется, потому что у тебя нет надежного источника пропитания, хотя ты что-то можешь взять с собой, там могут быть дикие звери, в конце концов, какие-то недобрые люди, разбойники, смотря, где ты находишься. И помимо того, что сказал батюшка, перед Великим постом от нас требуется просить прощения, потому что как мы надеемся получить прощение от Бога, если мы сами не просили прощения у ближних, помимо этого, монахи не знали, вернутся они живыми или нет и тем более стоило попросить прощения и примириться с братией, тем более, когда это закрытый монастырь, когда люди одни и те, одни и те же лица, соблазнов, на самом деле, гораздо больше, поводов к обиде гораздо больше, авва Дорофей об этом пишет очень ярко и тем более нужно было примириться и с чистым сердцем уйти на этот подвиг, вот поэтому отсюда его привязка к Великому посту. Об этом упоминание есть уже в житии преподобной Марии Египетской, которое было написано святителем Софронием Иерусалимским, святитель Софроний преставился в 638-м году, то есть, получается, он в начале VII века об этом упоминал, об этой практике, в VII же веке сирийский автор Дадишо́ Катарский тоже написал трактат «О безмолвии седмиц», об этом же обычае – жить в безмолвии на время Великого поста. И вот святой Софроний как раз говорит, что братья просили прощения друг у друга и уходили в пустыню.

М. Борисова

- Напоминаю, протоиерей Дионисий Крюков, настоятель храмов Михаила Архангела в Пущине и Рождества Богородицы в Подмоклове и Максим Калинин, шеф-редактор православного интернет-портала «Иисус». В эфире программа «Седмица» и мы продолжаем разговор об особенностях богослужений наступающей седмицы, первой седмицы Великого поста. И вот первый день, которым открывается этот длительный наш путь к Пасхе, он называется, у нас это не каноническое название, но вот, скажем, у греков это каноническое название: «Чистый понедельник», вот что же такое чистый понедельник с точки зрения Писания, почему этот образ чистого понедельника, он имеет какие-то корни в Священном Писании или в предании?

о. Дионисий

- Отвечу я, наверное: действительно, чистый понедельник взял свое название от того чтения, которое читается на богослужении из пророка Исайи, в котором повествуется о том, что Господь ждет от людей очищения своей души, то есть Он призывает к тому, чтобы не внешними какими-то ритуальными действиями люди приближались к Богу, а именно очищали свою душу, убеляли ее, там даже есть такие слова, чтобы она просияла и в этом и есть смысл всего предстоящего сорокадневного пути, постного пути, я имею ввиду, поэтому этот образ чистоты, наверное, один из самых глубоких и самых важных для не только первой недели, но и для всего периода.

М. Борисова

- С этим образом чистого понедельника связано много всяких странных народных традиций, они еще имеют объяснение в том, что все-таки перед началом Великого поста идет масленичная неделя, где люди себе позволяют определенное количество всевозможных излишеств, поэтому там еще было принято и в баню сходить и даже, если кто-то видел фильм Никиты Михалкова «Сибирский цирюльник», там есть сцена кулачного боя, который происходит как раз в чистый понедельник, то есть это считалось, что так вытрясают блины. Максим, помимо народных традиций есть еще и богослужебный строй, который полностью меняется, начиная с первой седмицы Великого поста, в частности, помимо того, что, как и на всех седмицах Великого поста не совершаются литургии, если нет храмового, великого праздника или какого-то особо почитаемого святого, помимо этого на первой седмице есть особые службы, они совершаются вечером, когда на великом повечерии читается Великий канон Покаянный преподобного Андрея Критского. В народе и не только в народе есть название этих четырех первых служб вечерних, их называют мефимо́ны. Максим, вы не поясните, почему такое странное, казалось бы, для нашего русского и славянского уха название?

М. Калинин

- Само слово «меф» и «мон» означает «с нами», вот это одна из возможных этимологий для этого богослужения.

М. Борисова

- Это связано с тем, что в первые века у нас были, Церковь нашу возглавляли митрополиты-греки и какое-то количество песнопений было на греческом и так и осталось, просто стали произносить по-своему, немножко на славянский лад?

М. Калинин

- У нас, наверное, немало таких греческих слов, даже русское слово «куролесие», оно тоже происходит от «кирие элейсон», то есть действительно, мы православную традицию восприняли от греков и даже когда мы читаем церковнославянский текст Евангелия, какие-то фразы остаются непереведенными с греческого языка. А так, конечно, самовыражение «с нами», оно встречается в возгласе «С нами Бог», например, которое исполняется этим богослужении, одно из самых ярких: «С нами Бог, разумейте, языцы…»

М. Борисова

- Да, там антифонное пение, которое в качестве припева все время повторяется фраза «С нами Бог».

М. Калинин

- Да, и вот как раз «мет хегемон» или в византийском произношении «мефимон» - «с нами», как считается, это высказывание дало название самому этому богослужению, но которое уже для русского уха было непривычно, поэтому разные есть варианты: мефимоны, ифимоны, разные уже народные варианты для этого термина встречаются.

М. Борисова

- Отец Дионисий, ну вот если исходить из того, что в особенности Великим постом каждая новая служба как бы вытекает логически из предыдущей, то можно ли сказать: в целом, богословское наполнение первой седмицы Великого поста – оно изо дня в день создает какую-то определенную картину, какое-то новое видение духовной жизни?

о. Дионисий

- Скажу, скорее, из своего опыта, нежели чем из каких-то смысловых идей, которые почерпнуты из богослужений, но мне действительно кажется, что первая неделя поста – это некий водораздел, то есть жизнь делится на до и после, что называется, до поста и после поста. Заметим, что подготовительные недели к Великому посту, они тоже ведь используют принцип все-таки, постепенности и поступенности и сначала сплошная седмица, потом обычная, а потом отказ от мяса, а потом уже сырная, эти недели, они дают человеку возможность войти в ритм более деликатно, более естественно и спокойно, но все-таки первая неделя поста – это полное погружение в смысл читаемого за богослужением, это состояние, особенно, наверное, ярко, проявляется при чтении канона преподобного Андрей Критского и особенность этого канона в том, что в этом каноне обращаются не только к Богу или к святым, но и к своей душе – это нечто совершенно необычное, когда разговор происходит со своей внутренней сущностью, можно сказать, самой сердцевиной себя и человек обращается к себе и говорит о том, что посмотри, как ты живешь, надо измениться. В эту же первую неделю, как и в другие недели Великого поста, не совершаются богослужения, кроме среды и пятницы и на них совершается не обычная литургия, а литургия Преждеосвященных Даров, то есть те Дары, которые были приготовлены для причастников еще в воскресные дни, это объясняется тем, что все богослужение не имеет такого праздничного характера, как любое обычное богослужение, как любая литургия, к которой мы привыкли, она более сосредоточена, углубленная и даже Дары заготовляются заранее для того, чтобы вот именно не разбить этого внутреннего сосредоточенного состояния.

М. Борисова

- По сути дела, Литургия Преждеосвященных Даров – это же вечерня с совершением причащения?

о. Дионисий

- Да, совершенно верно, то есть это, в общем-то, даже не литургия, как таковая, это просто одно из таких, повседневных богослужений, не литургических, на которых, действительно, дается причастие.

М. Борисова

- А почему священники так часто рекомендуют хотя бы один раз Великим постом побывать на литургии Преждеосвященных Даров?

о. Дионисий

- Я думаю, что священники исходят из того, что очень важно прихожанину именно прочувствовать это богослужение в его великопостном смиренном состоянии, которое происходит именно на этой службе.

М. Калинин

- Я еще хочу от себя сделать историческую ремарку: получается, что практика литургии Преждеосвященных Даров, когда Святые Дары оставляются и заготавливаются для того, чтобы причаститься в другой день, она отражает практику, известную в древней Церкви, когда Святые Дары оставлялись, например, во II и III веке христиане даже домой могли взять Святые Дары и причащаться дома. У христианского автора этого времени, Тертуллиа́на есть замечание к женщине-христианке по поводу того, что не сто́ит выходить замуж за язычника, он говорит: «Что твой муж-язычник подумает про тебя, когда он увидит, что ты нечто вкушаешь тайно от него? А если он узнает, что это такое, что тем более он подумает, когда узнает, что это тело и Кровь Христова?» Сейчас, конечно, уже на дом не дают Святые Дары, но в храме, получается, мы к этой традиции приобщаемся, когда их заготавливают.

М. Борисова

- Приобщаемся к апостольской традиции.

М. Калинин

- Можно и так сказать. Или вот мы говорили про Чин прощения, когда иноки уходили в пустыню, тоже известно, что была практика в некоторых ближневосточных монастырях, когда Святые Дары тоже в кельях хранились у подвижников.

М. Борисова

- Протоиерей Дионисий Крюков, настоятель храмов Михаила Архангела в Пущине и Рождества Богородицы в Подмоклове и Максим Калинин, шеф-редактор православного интернет-портала «Иисус», проводят с нами сегодня этот вечер в программе «Седмица». Мы сделаем небольшую паузу и вернемся к вам буквально через минуту, не переключайтесь.

М. Борисова

- Еще раз добрый вечер, дорогие друзья, на радио «Вера» программа «Седмица». В студии Марина Борисова и Максим Калинин, шеф-редактор православного интернет-портала «Иисус». И у нас сегодня в гостях протоиерей Дионисий Крюков, настоятель храмов Михаила Архангела в Пущине и Рождества Богородицы в Подмоклове. И мы говорим об особенностях богослужений первой седмицы Великого поста. Продолжая разговор о Великом Покаянном каноне преподобного Андрея Критского, который читается первые четыре вечера первой седмицы хотелось бы хотя бы немного напомнить нашим радиослушателям, кто же такой преподобный Андрей и чем он так остался в памяти Вселенской Церкви, помимо Великого канона.

о. Дионисий

- Преподобный Андрей жил в VII-VIII веках, он преставился в 740-м году, он известен, как архиепископ Критский, в историю Церкви он вошел, в первую очередь, как талантливый поэт, проповедник, гимнотворец и, помимо его известного Великого канона у него также есть каноны и на другие праздники, также есть его проповеди, насколько я помню, около 60-ти проповедей сохранилось под его именем и интересно, что этот выдающийся византийский поэт, который писа́л на утонченном греческом языке свои произведения, родился вовсе не в Византийской империи, а родился он в Дамаске около 660-го года. Хотя, видимо, по-гречески говорили в его семье, он, как преподобный Иоанн Дамаскин, происходил не из территории Византийской империи. Иоанн Дамаскин, кстати, тоже не только великий догматист, но и великий поэт. Но главное произведение преподобного Андрея – это, конечно, его Великий покаянный канон, название «великий» связано и с тем местом, которое он занимает в богослужении Церкви, и с его объемом, потому что мы привыкли читать, скажем, Покаянный канон ко Господу Иисусу Христу, который перед причащением читается, там получается восемь песней, потому что вторая песнь опускается, по четыре тропаря, то есть получается 32 тропаря, а в Великом каноне Андрея Критского более двухсот тропарей и вот, собственно, первые четыре вечера первой седмицы мы читаем один и тот же канон, просто он разбит на четыре части, то есть это не четыре разных канона, а это один его большой канон, который для удобства, потому что очень трудно вот такой объем выдержать и чтобы, видимо, распределить по дням покаянным первой недели поста эти поэтические тексты он был разделен .а целиком мы читаем его в четверг пятой седмицы Великого поста на Мариином стоянии, то есть название «Великий» - оно во всех смыслах справедливо для этого великого канона.

М. Борисова

- Насколько я понимаю, ведь все-таки, если переводить это в реалии, более доступные нашему сознанию – это поэма, по сути.

М. Калинин

Да, это поэма, причем это поэма и личной истории души и это поэма об истории человечества, потому что она охватывает большую часть Священного Писания, собственно, первые восемь песней преимущественно охватывают ветхозаветные темы и, наверное, как раз современному читателю этого канона непривычно слышать многие имена, все равно Ветхий Завет не такое большое значение имеет в нашей богослужебной жизни, а тут мы встречаемся с самыми разными ветхозаветными героями, и известными нам, и неизвестными, и мне кажется, в этом есть глубокий смысл, вот отец Дионисий сказал, что Великим постом мы встречаемся с нашей внутренней сутью, а где мы в Священном Писании увидим внутреннюю суть человека, со всеми его проблемами, со всеми трудностями его жизни? В Новом Завете мы видим Иисуса Христа, богочеловека, идеального человека, такого, к которому мы стремимся, к уподоблению которого мы стремимся, а вот в Ветхом Завете мы видим человека со всеми его трудностями, вот если читаешь Книгу Судей, Книги Царств – одна и та же схема: народ кается, Бог его прощает, посылает помощь, он живет какое-то время спокойно, потом опять народ ходит вслед иных богов или чего-то иное случается, приходит горе, народ опять кается, и вот он падает-встает, падает-встает и заканчивается Книга Царств Вавилонским пленом, когда народ окончательно падает и уводится в плен в наказание за это. То есть когда читаешь Ветхий Завет, возникает ощущение какой-то безнадежности, казалось бы, и одновременно постоянного присутствия Божьего – это то состояние человека, от которого Бог его спасает и для которого пришел Христос, чтобы от него спасти, поэтому, конечно, частое упоминание Ветхого Завета в великопостном богослужении, постоянное обращение к нему в Великом каноне имеет вот именно такой смысл: мы сравниваем себя с теми несчастными людьми, которые падали, но, несмотря ни на что, стремились к Богу и мы надеемся, что и нам тоже Бог поможет, то есть это икона нашей внутренней сути.

М. Борисова

- То есть можно сказать, что если мы читаем только Евангелие, мы себе кажемся лучше, чем есть на самом деле?

М. Калинин

- Я думаю, наоборот, если мы читаем только Евангелие, то мы, скорее, отчаемся, что вообще мы ни на что совершенно непригодны, а когда читаешь Ветхий Завет, понимаешь, что все-таки Божий народ – это народ, избранный Богом, которому Бог помогает, это часто люди не идеальные и мы не теряем надежду.

о. Дионисий

- Спасибо, Максим, это очень ценно для меня лично тоже идея, которую я сегодня вынесу из нашей с вами встречи, но мне как раз кажется, что в том-то и смысл всего богослужения, чтобы мы какие-то, казалось бы, исторические, далекие, абстрактные события соотносили со своей жизнью, что очень важно, потому что о богослужении вообще весь строй жизни в Церкви – это не просто воспоминание, это проживание, это погружение, это примерение на себя тех или иных ситуаций, ситуаций новозаветных, ветхозаветных и в этом смысле, конечно, как нельзя лучше всю Священную историю, начиная от сотворения мира и заканчивая пришествием Спасителя дает нам во всей своей перспективе пережить именно как собственное переживание, стать участниками этих событий и увидеть себя уже в числе тех, кто тогда жил.

М. Борисова

- Батющка, все-таки за две тысячи лет существования христианской Церкви накоплено огромное количество богослужебных текстов, прекраснейших, поэтичных, глубоких, каких угодно, но почему именно Великий канон, каждый раз, чуть меньше, чем 2000 лет, но из года в год в начале Великого поста – это как средневековое стенобитное орудие при штурме крепости вот именно этот канон пробивает броню нашей совести и настраивает нас именно на тот лад, который хотелось бы, чтобы вносил в нашу жизнь Великий пост?

о. Дионисий

- Мне кажется, что тут, во-первых, это безусловно, талант самого песнописца, причем этот талант не только литературный, но именно духовный, потому что есть люди, одаренные филологически, а есть люди, одаренные духовно и когда это соединяется, по-моему, это просто настоящий шедевр, с одной стороны, с другой стороны, место этого талантливого произведения во всем этом 40-дневном периоде, когда он наиболее, наверное сильно действует на душу человека, ну и то, что обратите внимание, что чтение канона Андрей Критского происходит в приглушенной атмосфере – это всегда потушенные светильники, это всегда покаянное настроение, это строгие песнопения, не яркие, не громкие, так скажем, те, которые именно настраивают на такое углубленное состояние и тут все как бы соединяется вместе, как я уже сказал, и место, и талант, атмосфера.

М. Борисова

- Но ведь священнику, наверное, очень сложно такой колоссальный объем текста читать?

о. Дионисий

- Вовсе нет, на самом деле, есть такая традиция, что именно священники читают эти тексты, этот канон на середине храма, не только священники, и архиереи, патриарх тоже, но и в этом есть какая-то даже радость внутренняя, потому что таким образом мы к самой своей сути обращаемся, как бы это не было тяжело и больно, но это и радостно, потому что все-таки в Великом посту есть такое выражение богослужебного текста, что настало радостное время поста, то есть это период не, простите за выражение, не мазохистов, этот период, наоборот, радости обретения самого себя.

М. Борисова

- Но помимо того, что это очень большой текст, он, как сказал Максим, насыщен ветхозаветными образами, вы рекомендуете своим прихожанам перед тем, как приходить на эту службу, посмотреть все-таки хотя бы русский перевод и какие-то толкования?

о. Дионисий

- Конечно, есть и такая практика: я очень рад видеть, когда мои прихожане приходят уже даже с текстом на чтение этого канона, где часто, кстати сочетается и славянский текст, и русский перевод для лучшего понимания этого. Конечно, хорошо бы, чтобы этот текст вошел в человека, это вообще другая проблема, как это донести, бывает так, что в храмах плохая слышимость, бывает, что чтецы не очень правильно выбраны, так скажем. Но в целом заостренность слушателя на каком-то особенном впечатлении очень важна и, как правило, все это понимают, потому что именно на этих службах, наверное, весь приход и собирается, это всегда отрадно, когда на будничных, казалось бы, богослужениях, после работы, но тем не менее ты видишь почти что всех, кого любишь, знаешь и кто с тобой находится на протяжении всего богослужебного года.

М. Борисова

- А если в силу каких-то обстоятельств житейских или болезней, или как-то вот не успевает человек попасть на это богослужение в храм, вы как относитесь к варианту посмотреть в интернете? Много есть записей, когда даже Святейший патриарх Пимен читает Великий канон, еще какие-то архиереи – это заменяет хотя бы отчасти или все-таки лучше тогда открыть книгу и прочесть самому, без посторонней помощи дома?

о. Дионисий

- Мне кажется, что каждый должен выбрать для себя, что отзывается в его душе, потому что вообще принцип всего, твоего места на богослужении или во всем пространстве Церкви в том, что отзывается, то и хорошо, для кого-то это запись того, как читает какой-то известный священник или архиерей, для кого-то, может быть, даже, я сейчас скажу такую необычную вещь: мне, например, нравится музыкальное переложение этого канона А́рво Пя́рта – это вообще великое произведение современной академической музыки и мои дети его слушают в наушниках, когда едут, например, если они не могут присутствовать на богослужении или просто Великим постом. Кто-то может открыть в интернете, кто-то откроет печатную книгу, в любом случае лучше напитаться, чем отложить в долгий ящик и для себя это никак не открыть.

М. Борисова

- Максим, а с какого приблизительно времени Церковь утвердила такую традицию – чтение Великого Покаянного канона именно Великим постом, ведь, насколько я понимаю, когда он создавался, он не был привязан ни к какой дате, он просто создавался, как такая огромная поэма о покаянии, такой крик души автора.

М. Калинин

- Да, это скорее всего поэма о личном покаянии и, может быть, поэтому еще настолько оно проникает вглубь слышащих, молящихся и, действительно, в самом тексте канона прямых отсылок к Великому посту, как во многих других великопостных песнопениях мы не видим, есть даже точка зрения, что это могло быть покаяние не только о ходе жизни праведного человека, который видит свои недостатки и понимает все равно греховность своей природы, чем праведнее, тем лучше он это понимает, но в жизни преподобного Андрея был случай, который мог побудить его к сугубому покаянию: в 712-м году он подписал постановление Собора, которое собрал император Филиппик византийский, который должен был реабилитировать монофелитство, было такое еретическое движение, сейчас не будем вдаваться в подробности, в чем его суть, то есть это касается Божественной и человеческой природы во Христе, потом он раскаялся, в этом и есть точка зрения, что то, что он в какой-то момент по ошибке подписал еретический документ вдвойне могло к этому покаянию его подвигнуть, но, поскольку это такая красивая, глубокая, покаянная поэма, она была адаптирована Церковью именно для Великого поста, как времени покаяния. Когда именно это произошло мы точно не можем сказать, но мы знаем, что уже в рукописях постной Триоди XI века этот канон приводится именно в связи с Великим постом, в связи с Марииным стоянием, то есть самое раннее упоминание в рукописях, насколько я помню, относится к XI веку, стало быть, традиция эта берет свое начало, как минимум, с рубежа 1000-летия, а может быть, и раньше.

М. Борисова

- Но ведь его дорабатывали? Все-таки кто-то же разбил его на песни, кто-то каким-то образом его структурировал именно как канон?

М. Калинин

- Сама разбивка, я думаю, могла принадлежать и преподобному Андрею, то есть в данном случае он ориентировался на уже известный жанр канона, не он явился его изобретателем, то есть тропари, которые следуют за ирмосами и повторяют их по самому размеру поэтическому – это модель, которая уже была известна и, видимо, эта разбивка принадлежит преподобному Андрею, с другой стороны, туда вот кондак был добавлен: «Душе моя, душе моя, восстани, что спиши?» Считается, что этот проникновенный кондак Роману Сладкопевцу принадлежит, еще одному великому песнописцу церковному.

М. Борисова

- Есть еще версия, что Иоанн Дамаскин тоже участвовал в переработке этой стихиры, это возможно?

М. Калинин

- Вы имеете ввиду «Душе моя, восстани, что спиши?»

М. Борисова

- Нет, я имею ввиду канона, в смысле переработка формы стихир этой поэмы в такой, более строгий формат канона.

М. Калинин

- Я думаю, что это не исключено, здесь я не могу определенно сказать о участии Иоанна Дамаскина, но безусловно, то есть мы видим из текста, что было добавлено позднее, допустим, вероятно, песнопение в честь преподобной Марии Египетской, определенные седалены могли быть добавлены после и мы, действительно, в рукописях видим какие-то пояснения, связанные с этим.

М. Борисова

- То есть получается, что это все-таки такой плод коллективного творчества?

М. Калинин

- А оно вообще все церковное богослужение – это всегда плод соборного разума, то есть вот даже литургия Василия Великого, Иоанна Златоуста, за которой мы молимся, то есть, безусловно есть историческое подтверждение того, что святитель Василий Великий разработал чин анафоры, чин евхаристического канона. Но, вероятно, он использовал чин, который был принят его Церковью, который он переработал, дополнил, мы очень часто в песнопениях с этим сталкиваемся. Или вот даже, например, Григорий Богослов, великий святитель IV века, он же был выдающимся поэтом, он писа́л гимны, и они сами по себе в богослужении не употребляются, но Пасхальный канон начинается со слов Григория Богослова: «Воскресения день просветимся людие, Пасха Господня, Пасха» - это начало его Сло́ва на Святую Пасху. В великом каноне Андрей Критского тоже есть ссылки и на Григория Богослова, в том числе. То есть, действительно, одни отцы опирались на других отцов и в целом мы имеем дело с соборным творчеством Церкви – это прекрасно, мне кажется, это очень вдохновляет.

М. Борисова

- Это некий такой исторический духовный ответ на многочисленные современные споры по поводу того, есть ли право что-то вносить, какие-то изменения в богослужебные тексты, нету, на каком языке, по-видимому, это такое соборное движение общецерковной души, если можно так выразиться, батюшка или я много на себя беру?

О. Дионисий

- Нет, ну я с этой точки зрения не рассматривал, ну конечно же, вся жизнь Церкви, она не застыла в каких-то жестких формах, она все время изменяется и то, о чем мы сейчас с вами говорим, тому яркий пример.

М. Борисова

- Протоиерей Дионисий Крюков, настоятель храмов Михаила Архангела в Пущине и Рождества Богородицы в Подмоклово и Максим Калинин, шеф-редактор православного интернет-портала «Иисус» с нами и с вами сегодня в этот светлый вечер в программе «Седмица». И мы продолжаем разговор об особенностях богослужений первой седмицы Великого поста. Вот четыре дня читается Великий канон вечером, вот наступает пятница и в пятницу происходит такое, не очень понятное для многих из нас чинопоследование – это освящение ко́лива, связывается это с памятью святого великомученика Феодора Ти́рона и хотелось бы сначала обратиться с вопросом к Максиму, может быть, что-то исторически пояснить, кто же такой Феодор Ти́рон, почему он был канонизирован и почему именно освящение ко́лива связано с его именем?

М. Калинин

- Феодор Ти́рон пострадал в 306-м году в правление императора Гале́рия, в это же правление пострадал и известный всем великомученик Димитрий Солунский, но традиция освящения ко́лива связана не с его земной жизнью, а с чудом, которое произошло, которое связано именно со святым Феодром Тироном, и связано оно с периодом, на полвека более поздним. С 361-го по 363-й годы империей правил император Юлиан – это такой неоднозначный человек, есть роман Мережковского, посвященный ему, который описывает его отношение с христианством и с язычеством, получил христианское воспитание, однако в силу разных причин и детство у него было непростое, он выбрал для себя язычество, которое он считал подлинной религией империи, к которой империю нужно вернуть, и он открыл преследование христиан. И вот по преданию он, опять же, зная христианскую традицию, хорошо зная Священное Писание, он решил осквернить еду на первой неделе Великого поста. Если мы откроем 15-ю главу Книги Деяний святых апостолов, мы увидим там постановление Апостольского Собора в Иерусалиме, когда в Древней Церкви был спор, должны ли христиане, обращенные из язычников, соблюдать ветхозаветный закон или не должны, должны они различать чистую пищу, не чистую, должны ли они принимать обрезание и так дальше. И тогда Собор Апостолов в Иерусалиме установил, что эти ограничения для христиан, обращенных из язычников, не имеют силы, но единственное – пусть воздерживаются в плане еды от удавленины, крови от идоложертвенного, то есть было важно не есть ту еду, которая приносилась в жертву идолам, потому что это могло вызвать соблазн, делало человека соучастником жертвоприношения и было важно не есть крови животных, ну, та же самая заповедь, которая была дана еще Ною после Всемирного потопа. И зная об этом император Юлиан приказал окропить, во-первых, кровью, во-вторых, идольских жертв, чтобы убить сразу двух зайцев и чтобы христиане, не зная того, нарушили Великий пост, не только Великий пост, а, в принципе, постановление Нового Завета, приобщившись и крови, и идоложертвенному одновременно. И тогда Феодор Ти́рон явился Евдо́ксию, архиепископу Константинополя, сообщил ему об этом и сказал, чтобы христиане не покупали еду на рынках, а это касалось продуктов, которые на рынках должны были продаваться, продуктовых складов это касалось и чтобы приготавливали ко́ливо, то есть вареные зерна пшеницы или других злаков, смешанные с медом и какими-то сладкими сухофруктами, само слово «ко́ливо» тоже греческого происхождения: «ко́люба» или «ко́лива» греческой, термин, известен еще с языческой истории Греции, дело в том, что поминальную трапезу обозначали как раз из вареных зерен. И он предписал сделать такое ко́ливо, чтобы тем самым христиане не осквернились и в память об этом в субботу первой седмицы Великого поста воспоминается Феодор Ти́рон и совершается освящение ко́лива накануне.

М. Борисова

- Но ведь эта традиция очень ранняя, насколько я помню, я читала, что она сложилась где-то в IV веке уже, то есть вот это поминовение с освящением ко́лива, оно уже тогда присутствовало.

М. Калинин

- Ну вот как раз согласно преданию после этого явления, то есть, получается, это было в промежуток с 361-го по 363-й год, как раз середина IV века по преданию после этого традиция эта и имеет место.

М. Борисова

- И даже до VIII века именно этот праздник назывался Торжеством Православия.

М. Калинин

- Любопытно, я об этом не знал, вообще это действительно торжество против какого-то коварства, потому что в VIII веке, даже получается это IX век, 843-й год, когда императрица Феодора провела Собор, восстановивший иконопочитание, сейчас мы с этим событием связываем Торжество Православия, которое мы совершаем в первую неделю поста.

М. Борисова

- Но мы вспомнили о таком замечательном императоре, как Юлиан Отступник, мне кажется, что тут есть еще один урок, который обычно не очень замечается, он был такой интеллектуал своего времени, такой, либерально настроенный и хорошо понимающий, что плодить мучеников – это значит укреплять Церковь. В отличии от его предшественников он изобретал какие-то удивительно такие модернизированные способы утеснения, то есть он потихонечку выдавливал христиан, а их уже в его время было много в городах по всей империи, он их выдавливал с государственной службы, лишал их привилегий, которые у них с Константиновых времен сохранялись, потихонечку их как бы выживал из общественного пространства в такие как бы негласные резервации. Иногда, когда слышишь призывы, чтобы Церковь как-то знала свое место, вспоминаешь пример Юлиана Отступника, потому что иногда какая-то такая историческая перекличка возникает. Отец Дионисий, у вас не возникает такого?

О. Дионисий

- Знаете, мне в этом смысле интересен этот пример с той точки зрения, что интеллектуалы и либералы могут быть, как это ни странно, довольно все-таки нетерпимыми, получается. То есть сейчас принято связывать либеральную деятельность с чем-то действительно таким терпимым и всепрощающим, здесь же мы видим другой пример и если делать перекличку, мне кажется, что мы должны понимать, что Церкви, безусловно, очень нужна интеллектуальная деятельность, нужно развитие своих способностей и творческих, в том числе, но это не значит, что мы должны целиком и полностью погружаться в парадигму того, что разум на первом месте, все-таки разум должен быть преображен Христовой верой, вот мне эта тема сейчас услышалась после ваших слов.

М. Борисова

- А вот само освящение ко́лива в наше время, помимо такого, назидательно-символического значения, оно что нам дает? Вот мы сходили в храм, там освятили вот эту кутью и дальше что? Ну, когда это делается на поминальной какой-то службе, понятно, что эта такая поминальная пища, которую человек вкушает и поминает своих усопших, а что тут делать?

О. Дионисий

- Знаете, для меня это один из самых радостных моментов, потому что сама по себе, казалось бы, пища, почему так надо ей уделать какое внимание: если это символическая пища, это зерно, само по себе – это чудо, потому что то, что было камешком маленьким, на самом деле, в себе имеет жизнь, которая при определенных условиях может раскрыться, это смысл, заложенный еще самим Спасителем во многих его словах и в Священном Писании Нового Завета, а с другой стороны, это пища, которая действительно вкусная, вот во многих храмах традиционное ко́ливо или со́чиво готовят специально именно по древним традициям, у нас это тоже сохраняется, это не просто рис с изюмом, как это часто бывает на поминальных трапезах и который все едят скорее по необходимости, чем из большого желания, это, действительно, деликатес, можно сказать, когда он правильно приготовлен, с медом, с протертым маком, с какими-то цукатами, и он дает своего рода такую даже радость, радость в том, что можно себя утешить, при этом не погружаясь в какие-то уж очень дорогостоящие изыски.

М. Борисова

- Ну, на первой седмице Великого поста в этом году есть и воспоминание не только древних святых, связанных с историей становления великопостного богослужения, но есть еще и святые, которые собраны в Минее, то есть в месячном богослужебном круге, и вот среди таких святых в среду у нас совершается память Валаамских преподобномучеников, 34 монаха и послушника, которые были замучены при гонениях на Православную Церковь. Что удивительно для меня, например, всегда: это не гонения варваров, не гонения католиков, про которые мы помним по фильму Эйзенштейна «Александр Невский», а это гонения реформаторов-шведов. Оказывается, многострадальный остров Валаам, на котором довольно рано поселились православные монахи, очень часто страдал от набегов именно реформаторов-шведов и не раз был, практически там истребляли всех монахов, а кто умудрялся убежать, бежали на другие острова. Максим, вы помните историю, связанную с этими мучениями?

М. Калинин

- Действительно, неоднократно шведы совершали набеги на этот остров, но в 1578-м году случился набег, который имел еще религиозные основания под собой, а именно накануне, то есть в середине XVI века королем Густавом Васой была произведена реформация в Швеции, не знаю, насколько это было связано с религиозными поисками короля, может, скорее, с экономическими, потому что реформаторская модель, когда король определяет все принципиальные решения в жизни Церкви была более удобна. Очень сильно были урезаны имущественные права епископов, например, в Швеции, но, как бы то ни было, это была молодая реформатская страна и, как это часто бывает, неофитский порыв бывает особенно безрассудным, неупорядоченным и вот этот набег, который имел место в 1578-м году, он имел еше и религиозные основания перед собой, вот когда монахи, их было 34 человека, 18 монахов и 16 послушников, они были убиты за свою верность православию.

М. Борисова

- Батюшка, а вот такой пример, он на первой седмице Великого поста чему нас учит?

О. Дионисий

- Я думаю, что это всегда уместно – вспоминать, что Церковь зиждется на крови мучеников, потому что верность своей вере, православию, Христу, в том числе, и до того, чтобы не отрекаться в самых страшных и тяжелых условиях – это как раз тот настрой, который особенно, наверное, актуален и важен для любого периода, тем более, великопостного.

М. Борисова

- Огромное спасибо за этот разговор. Напоминаю, это была программа «Седмица», совместный проект радио «Вера» и православного интернет-портала «Иисус», и мы с его шеф-редактором Максимом Калининым беседовали с нашим гостем, протоиереем Дионисием Крюковым, настоятелем храмов Михаила Архангела в Пущино и Рождества Богородицы в Подмоклове, о смысле и особенностях богослужения первой седмицы Великого поста. Слушайте нас каждую неделю по субботам, до свидания.

М. Калинин

- До свидания, дорогие друзья.

О. Дионисий

- Всего вам доброго.

Друзья! Поддержите выпуски новых программ Радио ВЕРА!
Вы можете стать попечителем радио, установив ежемесячный платеж. Будем вместе свидетельствовать миру о Христе, Его любви и милосердии!
Мы в соцсетях
******
Слушать на мобильном

Скачайте приложение для мобильного устройства и Радио ВЕРА будет всегда у вас под рукой, где бы вы ни были, дома или в дороге.

Слушайте подкасты в iTunes и Яндекс.Музыка

Другие программы
Утро в прозе
Утро в прозе
Известные актёры, режиссёры, спортсмены, писатели читают литературные миниатюры из прозы классиков и современников. Звучат произведения, связанные с утренней жизнью человека.
Моя Сибирь
Моя Сибирь
В середине XVIII века Ломоносов сказал: "Российское могущество прирастать будет Сибирью…». Можно только добавить, что и в духовном могуществе России Сибирь занимает далеко не последнее место. О её православных святынях, о подвижниках веры и  благотворительности, о её истории и будущем вы сможете узнать из программы «Моя Сибирь».
Чтение дня
Чтение дня
Литературный навигатор
Литературный навигатор
Авторская программа Анны Шепелёвой призвана помочь слушателю сориентироваться в потоке современных литературных произведений, обратить внимание на переиздания классики, рекомендовать слушателям интересные и качественные книги, качественные и в содержательном, и в художественном плане.

Также рекомендуем