«Прощение родителей». Елена Триандофилова - Радио ВЕРА
Москва - 100,9 FM

«Прощение родителей». Елена Триандофилова

* Поделиться

Нашей собеседницей была жена священника, православный психолог Елена Триандофилова.

Мы говорили о важности прощения родителей, о том, как непрощение может влиять на отношения в семьях детей, а также как научиться искренне прощать, и как в этом может помочь молитва.

Ведущая: Анна Леонтьева


Анна Леонтьева:

— Добрый «Светлый вечер». Сегодня с вами Анна Леонтьева. Мы как всегда по понедельникам говорим о семье. У нас в гостях матушка Елена Триандофилова, жена иерея Александра, клирика Вознесенского собора города Алма-Аты и мама пятерых детей, а также православный психолог. Добрый вечер, матушка.

Матушка Елена Триандофилова:

— Добрый вечер, Анна.

Анна Леонтьева:

— Я в первую очередь хотела напомнить радиослушателям, что матушка у нас второй раз, я очень рекомендую послушать тоже первую передачу, мы говорили о прощении, и мы говорили о прощении, в том числе детей, как у них просит прощение, как их прощать, как молиться за них. Сегодня мы хотим поговорить о прощении родителей. Вообще тема прощения для матушки очень важная. И я благодарю вас, матушка Елена, за книгу «Радость прощения», которую я проглотила буквально за два часа. Книга необыкновенная, я всем рекомендую ее к прочтению. Потому что она рассказывает не просто — я двадцать пять лет хожу в Русскую Православную Церковь и знаю, что необходимо прощать — но книга не только о необходимости, но и о возможности прощения. Спасибо вам за нее, это как живая вода для меня была. Потому что какие-то простые вещи, ты знаешь, что нужно прощать, да? А вот как это сделать, иногда не понимаешь.

Матушка Елена Триандофилова:

— Да, мы очень много не понимаем, потому что бываем зациклены на чем-то другом и как раз таки, слава Богу, что когда-то Господь и мне открыл эту важную тему и получилось, простите, мне хотелось весь мир обнять и всем рассказать, как это здорово, как это радостно, когда ты действительно простил и душа избавилась от этого гнета, от этой обиды. И желание поделиться со всеми, наверное, побудило, в конце концов, написать эту книжку.

Анна Леонтьева:

— Вы знаете, матушка, в процессе чтения вашей книги «Радость прощения» мне пришла в голову такая мысль. Вы говорили на прошлой программе, и это написано у вас в книге, что необходимо молиться за детей, молиться Богу также о том, чтобы их простить, и о том, чтобы Бог их простил. Но наших детей еще окружают люди — друзья, мужья, жены — у кого в каком возрасте находятся дети — женихи, невесты. И они часто вступают в конфликт. Наверное, мы можем помолиться за тех детей, которые связаны с нашими детьми, или за тех взрослых людей, и это будет полезно.

Матушка Елена Триандофилова:

— Конечно, полезно прощать и тем, кто нас окружает, и тем, кто обижает наших близких, это и нас касается. Вообще эти взаимоотношения, если можно их назвать бытовыми, я не знаю, правильно или нет я выражусь, которые наполнены различными претензиями порой, недомолвками, огорчениями, и мы не обращаем на это внимание, на эти кажущиеся мелочи. Но из них ведь складываются отношения, и порой они складываются не такими, какими бы нам хотелось. По сути дела, если мы хотим теплых, искренних отношений, а внутри у нас уже много разных претензий и недоверия, скажем так, то из-за этого мы и напрягаемся. Нам кажется, что эти самые страхи, социофобии, как их называют, нам кажется, что нас могут не так понять или нас могут обидеть или оттолкнуть и всякого рода такие тревоги, которые мешают выстраивать отношения искренние, простые, в простоте. И как раз таки, если мы обратим внимание, что же меня беспокоит, за что я переживаю, то мы увидим, что все эти наши переживания вытекают из разных маленьких травм, на которые мы не обращаем внимания, которые мы не прощаем. Поэтому если мы углубимся в тему прощения, то обнаружим, что оказывается, очень много нюансов в наших взаимоотношениях, на которые мы не обращаем внимания, можно исправить, исправить молитвой. Молитвой и прощением. Если нас не устраивает в человеке что-то, мы привыкли, может быть, либо умалчивать это и отдаляться, либо говорить человеку об этом вслух и тем самым его огорчать, заставлять его оправдываться. Или человек может отдалиться из-за нас, если мы пытаемся его как-то подкорректировать по отношению к нам. И это неправильная корректировка взаимоотношений. Так поступают все люди, верующие, неверующие. Но если мы будем учитывать, что за взаимоотношения нужно молиться, а к молитве нужно подходить еще и с прощением, потому что сам Господь в Евангелии от Марка, в 11-й главе говорит: «И когда стоите на молитве, прощайте». То есть каждый раз, когда мы становимся на молитву, нам нужно подумать, а ни на кого ли я не обижаюсь. Может быть, я сейчас с раздражением собралась молиться или у меня внутри столько огорчения, что молитва моя будет исполнена горечью за этого человека. За моего ребенка или за моего родителя, за маму, за папу. И если молитва исполнена горечью, если в душе у нас негативные эмоции, то бесполезно молиться, нужно сначала успокоиться, нужно простить. Если мы будем начинать молитву с прощения, то и молитва наша будет совсем с другой мотивацией, в другом уровне, в другом окрасе, если можно так сказать. Это будет уже молитва правильная, с правильным намерением, исполненная любви, сострадания. И вот такую молитву Господь слышит, и такая молитва может творить чудеса. Важно обратить на это внимание, если мы хотим, чтобы наши отношения с нашими близкими исправились. То есть не своими руками или языками исправлять, а позволить Богу в этих отношениях навести порядок, сначала простив человеку, а потом попросив, чтобы Господь дал мудрости, благословил эти взаимоотношения, чтобы Господь простил этому человеку то, что он делает неправильно и как-то нас обоих примирил и вразумил.

Анна Леонтьева:

— Ну, да, мы очень часто, очень хочется, ну согласитесь, очень хочется подойти и сказать: ну, слушай, ты вот в этом неправильно делал, с моим сыном или с моей дочерью надо по-другому общаться, я вижу твою ошибку. Но тебя не спрашивают об этом.

Матушка Елена Триандофилова:

— Ну, да, нам хочется, чтобы человек понял нас, мы начинаем заступаться, не те функции включаем, а человек начинает оправдываться, это порой ни к чему не приводит. Может быть, и нужно поговорить, если нарушено какие-то важные принципы, или человек поступил агрессивно по отношению к ребенку. Но поговорить лучше после молитвы. А, бывает, и говорить не нужно, помолился и как-то Господь все управил, и человек сам может извиниться. Если мы пытаемся на совесть надавить, что называется, то это давление на совесть провоцирует самооправдание. Вы же замечали такое часто?

Анна Леонтьева:

— Да, конечно.

Матушка Елена Триандофилова:

— Мы кого-то начинаем укорять, а человек начинает оправдываться, и ни к чему это не приводит, замкнутый круг. Это всегда конфликтная ситуация. А если мы промолчали, простили, помолились, чтобы Господь как-то человеку открыл ему неправоту, даровал ему покаяние, понимание, то вдруг касается совести человека. А когда Господь касается совести, совесть не оставляет человека в покое, перед ней не оправдаешься уже. И это побуждает его попросить прощение, извиниться, ну, или, по крайней мере, исправить потихонечку свое отношении к тому, кого он обидел. Поэтому хорошо бы учитывать это.

Анна Леонтьева:

— Это очень хорошая информация, потому что, как ни странно, я, будучи взрослым человеком и имея достаточно взрослых детей, не всегда знаю, как сказать или как не сказать, скорее. Матушка, хотелось перейти к нашей теме «Прощение родителей», которую мы хотим поднять сегодня в нашей передаче. Мы знаем, что сейчас все, почти все дети, ходят к психологам, психотерапевтам. Мы тоже иногда ходим к психологам. И в процессе выясняется, что родители нанесли нам определенный... Вот мы не знали откуда, а теперь мы узнали, потому что папа был холоден когда-то и не похвалил, или мама что-то сделала не так. И к нашей травме прибавляется еще и обида. Нас травмировали. Я говорю «нас» условно, как очень часто психология водит по кругам травм. Как нам относиться в данном случае к этой обиде и к этой травме?

Матушка Елена Триандофилова:

— Да, я сталкивалась с тем, что ко мне обращаются люди с этим вопросом, что когда они обнаружили вдруг, развернули их лицом к детству, и вспомнили они все эти ситуации, пытаясь проработать их с психологом, окунулись в эти травматические ситуации, в эти конфликты, то стало больнее. Все эти попытки представить папу или маму и поговорить или написать им письмо ни до чего не довели, человек как-то вдруг взял и зациклился на этом прошлом и еще больше обиделся. А ведь действительно здесь есть доля истины, что мы можем обидеться больше в зрелом возрасте, нежели в детстве. Потому что когда там в этих обстоятельствах мы проживали эти ситуации, то мы были еще детьми. А почему в Евангелии сказано Господом «будьте, как дети»? Дети все равно более легко все это переживают, у них больший потенциал любви и прощения внутренний заложен. Они более открыты к миру, и этой своей детской любовью покрывают все наши родительские недостатки. Скорей всего, и Господь какую-то благодать посылает, Он же всех любит и всегда с нами. А когда мы начинаем анализировать уже со своей колокольни взрослой — когда у нас уже хватает своих обид, у нас уже, может быть, извините за выражение, опухшее самолюбие из-за того, что мы настрадались, из-за того, что жизнь несправедлива, из-за того, что мы в грехах сами тоже извалялись, у нас хватает своего багажа, наша психика более расшатана, чем в детстве из-за этих всех травм — мы воспринимаем ту самую прошлую информацию через призму своей уже испорченности. Уже у нас не такое восприятие, как у детей, объективной реальности. Из-за этого мы и обижаемся, нам начинает казаться: ну, как могла мама так со мной поступать? А тогда, может быть, я так и не думала, у меня даже и мыслей таких не было, я любила маму. И вы знаете, я работаю с детками в детском доме, где собраны дети в приюте, брошенные своими родителями-алкоголиками. Это очень тяжелые дети, это не просто сироты, а это дети, которых предали и которым продолжают порой лгать. Эти родители приезжают, навещают их, обещают их забрать, а на самом деле ничего не происходит. Это дети с очень тяжелой судьбой. И как ни странно, они любят своих родителей, и им хочется быть с ними. Хотя в этом детском доме все так обустроено, это православный детский дом. Приезжаешь к ним, у них красота просто, уют, прекрасные условия, воспитатели православные, все включено, можно сказать. И при всем при этом родители остаются для них любимыми. Смотришь на этих детей и понимаешь, почему Христос говорит «будьте, как дети». Что в детях так заложено, что они продолжают любить, несмотря ни на что? И нам нужно, будучи взрослыми, тоже оставаться в этом плане детьми, то есть не терять эту способность любить и прощать. Так вот, чтобы не пораниться, будучи взрослыми, этой информацией, в которую мы окунулись в детство свое, нужно тоже, оказывается, научиться прощать и простить родителям ту боль, которую они нам в детстве причинили. Очень важно это сделать для того, чтобы примириться в душе с родителями и избавиться от последствий тех травм, которые были нам причинены в детстве.

Анна Леонтьева:

— Я напомню радиослушателям, что сегодня у нас в гостях матушка Елена Триандофилова, жена иерея Александра, клирика Вознесенского собора города Алма-Аты, мама пятерых детей, православный психолог. Матушка Елена, вы говорите, что мы должны прощать родителей. Еще я прочитала в книге такую мысль, что нам прощение иногда важнее — нашей душе и, в том числе, нашей психике, разумеется, также нашему телу — важнее, чем обидчику. Но давайте чуть-чуть поконкретней сузим круг. Разные жизненные ситуации. Например, девочка узнает, что она такая застенчивая, не может построить отношения из-за того, что мама в детстве была с ней холодна или еще хуже руки распускала, била ее. Что она должна себе сказать, как простить маму? Это такой просто первый пример.

Матушка Елена Триандофилова:

— Это как раз таки очень часто встречающиеся ситуации в моей практике консультирования, когда застенчивость или тревожность, или, бывает, малодушие, когда человек испытывает страх что-то предпринять, что-то сделать, потому что в детстве что бы он ни делал, все было не так, и все не устраивало родителей. Может мама или папа строгие были. И было очень трудно угодить им. И эта чрезмерная строгость или суровость родительская стала коэффициентом взаимоотношений, каждый раз это все проходит у ребенка или уже у взрослого человека через это прошлое желание перешагнуть прошлый страх, перешагнуть этот барьер, когда нужно что-то сделать, и ты боишься, что ты сделаешь неправильно. Поэтому необходимо простить родителям, например, маме, чрезмерную строгость, суровость, может быть где-то злоречие или даже порой сквернословие, которое неверующие родители, а порой и верующие, в пылу гнева обрушивают на ребенка, и все это, конечно, ранит. Простить нужно, обращаясь к Богу в молитве, то есть прощение, я еще раз повторю, как говорила в прошлой передаче, это волевое решение, исполненное молитвенно. То есть когда мы понимаем, что в корне нашей проблемы психологической лежит травма, что с этой травмой делать? Необходимо ее исцеление, а исцелить травму может только Господь при условии, если мы прощаем человеку ту боль или тот поступок, который причинил нам эту боль. То есть когда мы прощаем причину боли, то Господь исцеляет эту боль души по Завету, заключенному с нами. Когда мы исполняем заповедь, то Господь на нас изливает благодать исцеляющую, которая благодатно влияет на нашу душу, восстанавливая нас. Об этом тоже надо молиться, об исцелении души. Мы молимся об этом перед причастием, столько в молитвах перед причастием таких слов об исцелении души и тела. Но мы можем исцелиться при условии, если мы простили обидчику ту боль душевную, которую он нам причинил. Так вот, я, наверное, проговорю прям конкретно, наверное, вы это хотели?

Анна Леонтьева:

— Да, конкретно, хорошо.

Матушка Елена Триандофилова:

— Чтобы я не ходила вокруг и около, как это звучит, как простить. Мы можем обратиться в молитве к Богу примерно вот с такими словами. Господи, я прощаю своей матери чрезмерную строгость, суровость, недостаток материнской любви, ласки, которые я испытывала в детстве. Страх, который своим поведением она мне внушила, робость, малодушие — это, как последствия обиды, я оговариваюсь, которые я сейчас испытываю из-за недостатка уверенности, материнской любви, защиты родительской. И Ты, Господи, прости моей матери эти согрешения и помилуй ее и благослови ее. Если человек еще жив, надо просить, чтобы Господь благословил: благослови ее состраданием, любовью, терпением, смирением, благослови наши взаимоотношения. Примерно так можно молиться за обидчиков, как сказал Господь, «молитесь за обижающих вас».

Анна Леонтьева:

— Матушка, были у вас в практике такие случаи, когда, например, приходит к вам взрослая женщина, взрослая девушка и говорит: мама заставила меня сделать какой-нибудь ужасный поступок, не знаю — аборт, и я хочу и не могу ей простить, считаю, что из-за этого вся жизнь у меня наперекосяк. Были такие случаи?

Матушка Елена Триандофилова:

— Были случаи. У меня один был случай показательный, немножко с другой стороны. Как-то ко мне подошла женщина, уже седоволосая, в летах и говорит, что уже много лет каюсь в одном и том же грехе, в аборте, и никак не могу обрести мир и покой. То ли я не могу себе этого простить, то ли Бог мне не прощает. Мне уже батюшки говорят, хватит уже, ты уже столько раз исповедовалась, а я не чувствую, что Бог меня простил, я уже измучилась. Тогда я у нее спросила: а никто вас на этот аборт не принудил, может быть, кто-то вас толкнул на этот поступок? Она говорит: да, свекровь и муж меня принудили, потому что не было условий. Я не знаю, может быть, я рассказывала этот случай в прошлой передаче, я часто его привожу в пример. И тогда я сказала ей: нужно простить свекрови и мужу принуждение к убийству, к аборту, именно этот грех, тогда и Бог вас простит, и вы почувствуете облегчение. Потому что сказано, прощайте и прощены будете, ибо если вы не прощаете людям согрешения их, если вы не простите им, что они вас принудили, то и вам Бог не простит. И вы знаете, это сразу произвело результат, человек это сделал. Я к чему? К тому, что если мы хотим, чтобы наши грехи были прощены, то нам необходимо принять это решение и простить. И вся жизнь-то исковеркана не только потому, что мама толкнула на аборт, но потому что я на него пошла, я же тоже согласилась. То есть обвинять только маму, то это замкнутый круг, никогда не поймешь, в чем суть проблемы. Необходимо наоборот обратиться к Богу и сказать: Господи, открой, в чем моя вина? А может быть, я кого-то осудила за аборт, а может, я подумала когда-то, как так можно, и вдруг сложилась такая ситуация, что я стала жертвой аборта. Бывает зачастую, мы сами в чем-то виноваты. И если мы оправдываем свою вину чужим грехом, то это нас никогда не успокоит и не оправдает. Грех грехом не изгладить. Только покаянием можно получить прощение, но для того, чтобы наш грех был прощен, нам нужно тоже простить человеку, который нас толкнул на этот грех. И тогда придет мир, и тогда Бог может исправить и сердце, и исправить жизнь.

Анна Леонтьева:

— Матушка, а как узнать, если эта седовласая женщина к вам обратилась и, вы говорите, исцелилась, как понять, что ты простил.

Матушка Елена Триандофилова:

— Так спрашивают люди, которые пока еще не применили на практике то, о чем я говорю, которые не молились вот так, не обращались к Богу. Я такой вопрос называю теоретическим. А как понять вкус кофе, например, если мы никогда его не пили. В основном, когда человек это сделал уже, они задают другой вопрос: например я простила своему мужу и вдруг поняла, что я сама-то была виновата, я столько увидела, пока ему прощала, своих грехов. Вот здесь я его провоцировала, вот здесь я сама его пилила, например, и он не выдержал. То есть у человека открываются глаза после того, как эта пелена обиды с духовных глаз спадает после прощения, и он начинает видеть свои изъяны. И это правильный результат прощения, об этом говорят святые отцы, в частности, по-моему, святитель Игнатий (Брянчанинов), что когда человек от сердца простит грехи людям, то ему откроются его согрешения. Иногда мы не можем даже покаяться и покаяния нет, потому что мы обижены. Но когда мы прощаем, то вдруг — раз — сердце наше умягчается, глаза духовные прозревают, и мы начинаем видеть свои грехи. И это результат прощения. Это очень хороший тест. Если вы проработали обиды, начали видеть свои грехи, значит, вы простили. Значит, у вас получилось. У меня были в практике чудесные результаты такого прощения. Я могу с вами поделиться одной историей, когда молодой человек не мог никак создать семью, мучился от панических атак. Это были уже серьезные атаки, по пять-шесть раз в день с болевым синдромом, ему казалось, что он умирает и у него все внутренние органы разрываются на части — это мучительно было. И когда мы с ним стали беседовать, выяснилось, что у него ненависть к своему отцу, который был очень жесток. Не просто холоден или невнимателен, а действительно парень настрадался в своей юности, в детстве от тирана-отца, который сам оказался болен психически и об этом уже потом все узнали, но люди окружающие настрадались. Естественно, эта ненависть стала причиной его собственной болезни души, дошло до панических атак. Когда мы стали разбираться с ним и говорить, что нужно простить, то он прямо возмутился: как я ему прощу, если он меня еще и наградил этой проблемой, мой доктор сказал, что это состояние передалось генетически от больного отца. Я тогда ему сказала, что это тем более важно, если вы хотите исцелиться, то необходимо простить отцу, во-первых, ту боль, которую он вам причинил. А во-вторых, нужно покаяться в осуждении, вы же осуждали больного человека, хоть и не знали, что он психически болен. А кого за что осудишь, в том и сам побудешь, это опасно. Он прислушался. Это был наш с ним эксперимент, если можно так сказать. Он сел, взял ручку, бумагу, мы с ним вместе все это записали, проанализировали, как это назвать, как то сформулировать, что надо отцу простить. Я ему порекомендовала после прощения пойти на исповедь, покаяться в осуждении. Покаяться перед Богом сначала, потом на исповедь и причаститься. После того, как он все это сделал, панических атак больше не было. И прошло уже несколько лет, слава Богу, не было рецидивов, такая уже длительная ремиссия, человек, слава Богу, здоров. Он так же молится, причащается и самое главное не то что панические атаки прекратились, а то, что ненависть к отцу прекратилась, это очень важно. Потому что как мы себя можем христианами называть, если мы живем и руководствуемся этими чувствами.

Анна Леонтьева:

— Да, это удивительная история каких-то преображений человека. Я напомню, что сегодня с вами Анна Леонтьева. Мы говорим о семье. У нас в гостях матушка Елена Триандофилова, жена иерея Александра, клирика Вознесенского собора города Алма-Аты, мама пятерых детей, православный психолог. Мы сегодня говорим о возможности и необходимости прощения родителей. Вернемся к вам ровно через минуту.

Анна Леонтьева:

— Сегодня с вами Анна Леонтьева. У нас в гостях матушка Елена Триандофилова, жена иерея Александра, клирика Вознесенского собора города Алма-Аты, мама пятерых детей, православный психолог. Матушка, следующая ситуация в семье. Мы говорим о родителях, но я скажу сейчас про жену, и может быть, кто-то что-то и про родителей узнает. Я услышала от своей знакомой удивительную историю. Мы все знаем, что такое зависимость. Это когда человек зависим от алкоголя, от наркотиков, химических всяких штук. Жена, совершенно здоровая женщина, и муж, который не сразу признался ей, что он зависим. И конечно, когда наступил период, когда он начал употреблять, то он сильно раздражал жену. Поскольку женщина воцерковленная была, то она пошла к духовнику и спросила, что ей делать. Он предложил помолиться сорок дней за этого мужа. А муж был не в очень хорошем состоянии и, конечно, я говорю, раздражение было, и гнев, и желание развестись. Они сорок дней молились, и она говорит, что — это реальная история — на сороковой день он не то, чтобы сразу очнулся и стал здоровым человеком, на сороковой день она подошла к мужу, он спал, и она почувствовала не раздражение, а нежность к нему. Она эту историю воспринимает, как начало его выздоровления. То есть получается, что выздоровление, даже исправление человека, будь то родитель или супруг-супруга, тоже в нас, мы тоже можем на это повлиять?

Матушка Елена Триандофилова:

— Безусловно. Почему самая важная, самая главная заповедь — «возлюби Бога и ближнего своего, как самого себя». Любовь покрывает множество грехов, она исцеляет. Как нас Господь, касаясь своей любовью, исцеляет, так и мы. Мы сейчас только с вами говорили о тех детях недолюбленных, которые страдают от суровости своих родителей. Но и супруги тоже страдают от суровости друг друга или от отчужденности. Это ненужность в браке, когда человек ощущает себя ненужным. А с мужчинами это случается зачастую, когда рождается ребенок, я не про эту историю, а вообще. Часто бывает такое, родился ребенок, и вся любовь его жены вдруг сконцентрировалась на этом прекрасном младенце, она почувствовала себя матерью впервые, материнские чувства захлестнули ее, центром ее внимания стал ребенок, а муж остался в стороне. Если эта ситуация усугубляется тем, что родился еще один ребенок, или этот ребенок единственный стал центром вселенной для мамы, то мужчина, почувствовав эту ненужность, кто как решает этот вопрос, компенсируя эту пустоту или отчужденность, кто алкоголем, кто игроманией, играми, переписками, отношениями или соцсетями. То есть человек пытается заполнить эту емкость, которая осталась пустая, чем угодно. И стоит направить любовь в нужное русло, как с Божией помощью человек начинает исцеляться. В нашей жизни часто не хватает любви в нашем собственном сердце. Мы ищем любовь извне, чтобы она по отношению к нам изливалась, чтобы мой муж меня любил, мои дети меня любили, родители. Но на самом деле человек страдает от того, что он не умеет любить, что в его сердце нет любви. Вы правильный и интересный пример рассказали, что когда жена почувствовала нежное, теплое чувство к мужу, это стало стартовой чертой для его восстановления. Потому что и жизнь меняется, и отношение меняется, и легче смиряться перед тем, кого ты любишь, легче молиться за того, кого ты любишь. Почему за детей материнская молитва, говорят, со дна моря достанет? Потому что это молитва, исполненная любви. Вот эта молитва творит чудеса, не просто материнская, а молитва от любящего сердца. Когда молитва с любовью, тогда она меняет все. Поэтому нужно, прежде всего, стараться просить у Бога и стремиться к тому, чтобы научиться любить и просить, чтобы Господь эту любовь насадил в наши сердца. Есть чудесный акафист о даровании любви и мира, акафист ко Господу Иисусу Христу. И там такие слова: «Источниче мира и любви, насади мир и любовь в сердца наша». Мне очень понравился этот акафист, я когда-то его читала для того, чтобы сердце мое исправилось. Я вам скажу, что это действительно как целительный бальзам для каждого из нас, когда наше сердце наполняется любовью. Но если сердце исполнено обидой, то некуда эту любовь излить, оно занято другим, отравой, ядом. Есть выражение «обида это яд, который пьет человек, думая, что этим травятся другие». Эта отрава всегда влияет на отношения негативно. Это отравляет отношения, отравляет наши чувства. И для того, чтобы чувства исцелились, отношения восстановились, необходимо научиться прощать и делать это регулярно, постоянно. Не просто раз в десять лет, когда накопилось, припекло, что называется, я всем все простила. Но если мы забываем об этом каждый день и начинаем с огорчением порой молиться, то потом мы огорчаемся, почему Бог нас не слышит, молюсь-молюсь, и ничего не меняется. А потому что мы молимся от сердца, исполненного обидой.

Анна Леонтьева:

— Матушка, вопрос из зала, что называется. У меня есть подруга, у которой есть родители. Она уже взрослая молодая женщина, родила маленьких детишек. Но родители у нее крепко выпивают, будем говорить русским языком. Иногда бывают перерывы, иногда они погружаются в это. Она даже не может им оставить детей, потому что она не знает, в какие периоды попадут дети. Что ей себе говорить, как ей не обижаться на родителей за это?

Матушка Елена Триандофилова:

— Здесь хоть заобижайся, от этого легче не станет, наоборот станет хуже еще, когда мы обижаемся. Мало того, бывает такое, что когда мы обижаемся на родителей, мы рискуем, что этот грех алкоголизм, может прилепиться и к нашим детям. Я такие ситуации видела. Через обиду в наше сердце проникает и осуждение. Обида очень близка к осуждению. Если мы не хотим прощать, значит, мы хотим, чтобы этого человека Бог наказал. Я не хочу прощать, они мне всю жизнь испортили, они всю жизнь пили, всю жизнь я это все слышала, видела. Что мне теперь прощать им это все? И люди не понимают, что если они не прощают, то они открываются, становятся уязвимыми для этого греха. И если эта женщина не запила, то это может предаться ее детям. Осуждение заставляет нас страдать, и любимое чадо становится таким, какими были родители, не дай Бог, конечно. Часто бывает еще, когда, например, дочь осуждает мать за ее жестокость, за ее злой нрав, за ее крики, сквернословие, что в детстве она все это переживала. Она вдруг замечает, что когда она стала матерью, и дети подросли и начали ее раздражать, она делает то же самое. И обращается за консультацией и говорит: я сама себе удивляюсь, я не могу с этим справиться, как быть. Я ору на детей как ненормальная, потом плачу, извиняюсь, прошу прощения, но каждый раз я опять срываюсь. Когда мы начинаем выяснять, то оказывается, что то же самое делала мама, и она маму за это осуждала, злилась и не простила матери такое отношение. Поэтому надо начать с прощения, а потом уже каяться в осуждении. К примеру, в случае, приведенном вами, надо простить родителям грех алкоголизма, простить все, что связано с этим. Это, как правило, много параллельных, сопровождающих, если можно так сказать, грехов: жестокость, сквернословие, конфликтность, лукавство, недостаток родительской любви — все это взаимосвязано. Нужно родителям как следует все простить и покаяться в осуждении их за этот грех перед Богом, чтобы этот грех не стал как родовое проклятие, как часто говорят, что, наверное, в нашей жизни какое-то проклятие, сплошные алкоголики. А потому что один другого осудил, сын отца и запил, его сын его осудил, и так через осуждение из поколения в поколение этот грех передается, как замкнутый круг. Разомкнуть его можно только прощением и покаянием в осуждении за этот грех.

Анна Леонтьева:

— Меня, кстати, поразила мысль в вашей книге о том, что то, что называют проклятием, это просто непрощение. Из рода в род непрощение своих предков, родителей, бабушек.

Матушка Елена Триандофилова:

— Да. Потому что когда мы приходим к Господу, нам прощаются наши грехи через наше крещение, покаяние. И почему Господь так настойчиво говорит: прощайте, прощайте? И не судите, не судимы будете? Потому что через это непрощение и осуждение мы открываемся тем проблемам, которые были у наших предков, а покаянием и прощением мы закрываемся от этого зла. Потому что мы находимся уже в Церкви Божией под благодатью Божией, и проклятия на нас не влияют. Потому что Господь на Кресте был распят, чтобы все эти проклятия закончились в нашей жизни. Ведь Крест это орудие проклятия было, мы должны рассчитывать на то, что, будучи христианами, мы ограждены от всякого рода зла. Если мы находимся со своей стороны в правильном положении пред Богом. Если мы стремимся к смирению, стремимся к любви к ближним. Если мы очищаем сердце свое покаянием и прощаем. Тогда мы не должны бояться никаких проклятий, колдунов, сглазов, часто у людей слышишь, и прочего. Поэтому очень важно понимать, как это действует, механизм, который дает доступ проклятию и злу в нашу жизнь. Это наши собственные грехи, такие как осуждение, непрощение.

Анна Леонтьева:

— И злопамятство.

Матушка Елена Триандофилова:

— Да.

Анна Леонтьева:

— Я напомню радиослушателям, что сегодня с нами матушка Елена Триандофилова, жена иерея Александра, клирика Вознесенского собора города Алма-Аты, мама пятерых детей, православный психолог. Матушка, а вот такой очень болевой вопрос. Например, человек всю жизнь прожил, не знал, что нужно прощать, обижался, раздражался на своих родителей, выказывал неуважение. Поскольку считал, что родители действительно не очень достойно себя ведут, то и при детях мог неуважительно с ними обращаться. Родители ушли в иной мир, а дети уже эту заразу видели, как он себя ведет. Как загладить, как исправить ситуацию, чтобы всем было...

Матушка Елена Триандофилова:

— Хороший вопрос. Ко мне тоже женщина обратилась со своей взрослой дочерью, двадцатилетней, у которой начались проблемы психического характера. Она стала жаловаться мне на то, что дочь на нее кричит. Мало того еще и сквернословит, проклинает и так далее. И тогда я дала им такое задание обеим, одинаковые вопросы задала, как она относится к своей матери, что допускает в своих отношениях, часто ли она на маму повышает голос и так далее. Когда они заполнили небольшие анкеты с этими вопросами, то я показала ответы дочери матери, с ее разрешения. И та показала свои ответы мне, и мы их сравнили. Оказалось, что они идентичны. Так же как вела себя когда-то мать по отношению к своей матери, сегодня ведет себя дочь. И для нее было открытием: Боже мой, так она абсолютно меня зеркалит. Это опять-таки о том, что «кого за что осудишь, в том и сам побудешь». Дочь оказалась в таком же состоянии, она осуждала свою маму, что она на бабушку кричит, а мама поняла, что она посеяла. Что посеяла, то и собирает. Это непреложные духовные законы и принципы, которые в нашей жизни действуют. Просто задаемся вопросами, почему такое происходит? Правильно говорите, что мы иногда не понимаем, что мы сеем. И когда мы сталкиваемся с этим урожаем, с опущенными руками не знаем, что делать. Что же делать? Во-первых, маме я сказала, конечно, покаяться перед Богом в том, что она себя так вела, кричала на мать, унижала ее, оскорбляла, причем при дочери. Во-вторых, покаяться перед мамой, попросить прощения у матери, что она себя так вела. И, в-третьих, попросить прощение у дочери, что она вела себя плохо по отношению к бабушке, что стала дурным примером для нее, что она ее огорчала, когда так себя вела, потому что дочь за бабушку заступалась. Нужно наладить отношения со всеми, и с Богом, и с ближними, раз мы виноваты перед ними всеми. Но, конечно, и дочери сказала попросить прощение у матери. Дочь, когда отвечала на вопросы, тоже для нее стало откровением, что она неправильно делает, что я себя веду так же, как мама вела себя. Я говорю, что тебе же это не нравилось, значит, нужно с этим что-то делать. Так вот нужно было покаяться друг перед другом, попросить прощения, и простить еще. Конечно, нужна мудрость, чтобы правильно попросить прощение у своих детей, но это делать нужно. Если дети взрослые, нужно набраться смелости признать свою неправоту, а не оправдываться этим. Этот замкнутый круг, когда мама оправдывается, что она была неправа, потому что ее мама по отношению к ней была неправа, бабушка во всем виновата, получается. И что же теперь с этим делать? Так мы и сваливаем вину на своих мам, а воз и ныне там и ничего не меняется. И опять-таки говорят: наверное, это какое-то родовое проклятие, потому что никак никто не может выйти замуж. Одна не сохранила семью, потом другая не сохранила семью, третья вообще замуж не могла выйти. А потому что такое властолюбие у этих мам, бабушек и дочек из-за того, что постоянно требовали своего, осуждали друг друга, не прощали друг друга. Так и замкнулись друг на друге. И опять-таки разомкнуть это можно только покаянием и прощением и примирением. Не пытаясь друг друга изменить, а бросить все силы своей души на самоанализ и изменение себя, своей собственной личности с Божией помощью.

Анна Леонтьева:

— То есть, в том случае, который мы описали, родители ушли, а осознание пришло после, надо прийти...

Матушка Елена Триандофилова:

— Необходимо покаяться перед Богом и перед детьми.

Анна Леонтьева:

— И перед Богом, и перед детьми, ага. То есть прийти и сказать, простите меня, я по отношению к бабушке вела себя неподобающим образом.

Матушка Елена Триандофилова:

— Да. Ну и конечно, нужно молиться, чтобы Господь простил и детям такое отношение. И детям прощать нужно, когда мы сталкиваемся. В моем случае дочь поняла. А бывают случаи, когда дети не понимают. Ты извинилась перед ними за то, что себя неправильно вела, а боль на сердце осталась, что дети по отношению к тебе тоже так себя ведут. Поэтому нужно и детям тоже простить это хамство, грубость, что еще было к вам с их стороны. Это все нужно простить и молиться, чтобы Господь простил и благословил ваши взаимоотношения и примирил вас.

Анна Леонтьева:

— Спасибо, матушка, за этот ответ. Я тогда следующий вопрос. Вспоминая вашу книгу, я буду ее перечитывать обязательно, «Радость прощения». Такой вопрос, который там стоит: как быть, если не чувствуешь, простил или нет? Такое действительно бывает, вроде простил, а не поймешь. Как в таком случае быть?

Матушка Елена Триандофилова:

— Здесь важен такой момент, что прощение это не чувство. Не нужно ориентироваться на наши чувства. Нужно понимать, что «от слов своих оправдаешься, от слов своих осудишься». Так сказано в Писании. В искреннем желании нашего сердца простить сказанные слова, обращенные в молитве к Богу, и есть прощение. Я часто привожу такой пример, на финансовой платформе, чтобы было понятно. Если человек должен вам какую-то сумму денег и не может ее отдать, и вы понимаете, что он их никогда не отдаст, но по каким-то сложившимся обстоятельствам, пусть это будет двадцать тысяч рублей, он просит: прости, пожалуйста, не могу отдать. Если вы человеку эти двадцать тысяч рублей простите, кроме того, вы еще простите, что он взял эти деньги, заведомо зная, что он их не отдаст, его безответственность, поступки конкретные, если вы это ему простите, то по прошествии времени, вы не почувствуете, до конца простили или нет. Но если вы ему сказали об этом, человек уже от этого долга освобожден. Может быть, вы потом вспомните — ох, мне бы сейчас так эти двадцать тысяч пригодились, но что поделать, я уже сказала слова, «слово не воробей, вылетит, не поймаешь», я уже простила, не буду требовать, как-нибудь без этих денег обойдусь, Господь восполнит. И действительно бывает так часто, что Господь восполняет. Наши воспоминания о чьих-то поступках могут нас вводить в замешательство. Если я вспоминаю, наверное, я не простила. Память, это немножко другая функция. Например, прощение это функция воли, это волевое решение. Память к другим инструментам души относится. Прощение нашу память не обнуляет полностью, мы все равно можем вспоминать об этом, но мы должны себе что-то сказать в этот момент: что я буду вспоминать эти двадцать тысяч, я уже их простила, назад не вернешь. Постепенно это все уйдет. Несколько раз человек может об этом вспомнить, конечно, если это не злопамятство. Злопамятство, это когда ты вспоминаешь и все-таки думаешь: ну как же несправедливо, я его простила, а Бог его до сих пор не наказал. Наверное, если я простила, но Бог же должен как-то его проучить.

Анна Леонтьева:

— Ну, да.

Матушка Елена Триандофилова:

— Тогда это злопамятство.

Анна Леонтьева:

— Я простила, но Ты, пожалуйста, на мое место встань.

Матушка Елена Триандофилова:

— Да. Когда мы хотим, чтобы человеку все-таки было плохо, когда нас огорчают его какие-то успехи или радуют его проблемы, это есть памятозлобие. Об этом в книжке как раз я говорю, как различить. Но если мы вспоминаем об этом, где-то, может быть, вздохнем. Лучше себе сказать, что ты назад оглядываешься, как жена Лота, простила и простила. Все, хватит об этом думать, и живем дальше. И Господь и душу исцелит, и восполнит наш ущерб. Кстати, я часто рекомендую молиться после прощения, если это травма глубокая, перед причастием. Чтобы Господь исцелил душу и тело от последствий пережитых травм и обид и наполнил сердце любовью к ближним, к обидчикам нашим — к родителям к примеру, к детям. И это помогает, потому что именно в Чаше Христовой мы получаем, вернее, обретаем, мы становимся причастниками Божеского Естества. А для Бога естественно прощение, для Бога естественно любить. И если мы к Чаше подходим с верою и просим: Господи, сделай мое сердце любящим, для Тебя же естественно любить, я Тебя принимаю, помоги мне. И тогда Господь нас исцеляет и наполняет сердце любовью, а любовь покрывает это все. Мы очень быстро потом восстанавливаемся и понимаем, что это такое — радость прощения.

Анна Леонтьева:

— Матушка, напоследок болевой, но очень распространенный вопрос, ситуация. Родители развелись. Мама не простила ушедшего мужа, ну, например, мужа, потому что это частая ситуация. У меня есть знакомая девушка, она пишет такие душераздирающие тексты в социальные сети, как она ждала, когда папа ей позвонит. Вы знаете, я даже сейчас готова заплакать просто. Как быть человеку, ребенку в данном случае, когда он понимает, что мама папу простить не может и живет она в этой своей ненависти, или в хорошем случае, просто в обиде.

Матушка Елена Триандофилова:

— Вы имеете в виду ребенка взрослого?

Анна Леонтьева:

— Да. Вот я взрослый ребенок, например, но это не я. Понимаете? При маме иногда даже нельзя разговаривать об отце, настолько там все остро и кроваво.

Матушка Елена Триандофилова:

— Здесь надо молиться за маму, чтобы Господь простил ей эту ненависть к отцу, это же ненависть. Мы можем молиться за родителей, прося об этом. Бывает, что и ребенку эта ненависть материнская к отцу бывает болезненной. Маме тоже надо простить эту ненависть к отцу. Несмотря ни на что, ребенок может любить отца, ведь оба могут быть виноваты в разводе, причины разные. Если больно смотреть, как мама ненавидит папу, то маме надо эту ненависть простить. Еще хочу сказать, что надо простить и папе, например, измену. Папа ушел, изменил маме. Мама ненавидит папу, папа изменил маме, и у ребенка в сердце раздрай. И часто женщины боятся потом измен, боятся выходить замуж, потому что в лице папы все мужчины становятся ненадежными. Как-то женщина у меня спросила: мне никто не изменял, муж не изменял, но я все время его ревную, все время подозреваю, что мне делать? Оказалось, что изменял отец. Нужно и папе простить уход из семьи, измену. Маме простить ненависть к отцу. Родителям нужно простить эту боль, которую они причиняют ребенку неведомо. И потом молиться за маму, чтобы Господь простил маме эту ненависть, умягчил сердце ее и помог простить отцу. Бог ждет от нас ходатайства, молитвы за наших ближних. И нужно именно от всего сердца просить, чтобы Бог и папе простил, и маме простил, сердца их умягчил. Я советую читать тропарь Семистрельной, такую молитовку об умягчении злых сердец за своих родителей. Кто берется и действительно прощает и молится от сердца, потом видит, как сердца умягчаются... Эта молитва, хоть и короткая, но глубокая и сильная, если мы прилагаем ум и сердце, молимся и просим, чтобы Богородица умягчила сердца наших родителей и наши сердца, то Матерь Божия помогает, Она всегда отвечает на наши искренние просьбы. И сердца умягчаются. И просить у Бога, чтобы Господь дал способность и желание матери простить отцу.

Анна Леонтьева:

— То, что вы рассказываете, матушка, я так напоследок скажу, это череда чудес, совершаемых Богом. Вы говорите, что травмированному ребенку достаточно молиться о прощении родителей, и его травма уйдет. Правильно я говорю?

Матушка Елена Триандофилова:

— Да. Это ведь действие Божией благодати.

Анна Леонтьева:

— Это чудо какое-то.

Матушка Елена Триандофилова:

— А как? Знаете в чем проблема, мы все время думаем, что чудеса, это: дай мне мужа, дай мне работу, дай мне квартиру, дай мне здоровье — все, что в горизонтальной плоскости у нас не устроено, мы ждем, что Господь нам, как золотая рыбка все обустроит. А вот о душевном состоянии мы думаем: какая я есть, что с этим сделаешь. Так ведь первое чудо — дай мне любовь. Первое чудо — исцеление души. Это нам как раз в Чаше и подается. Бог ждет, что мы будем о себе молиться, чтоб Господь наше сердце умягчил, чтобы от наших грехов нас избавил, и добродетели нам помог развить — это же цель нашей христианской жизни. Если мы об этом не молимся, мы этого не получаем. Так и живем, погрязши в грехах, в своих обидах, ожесточенные, от этого и молитвы наши остаются безответными, и жизнь, по большому счету не меняется. Если будет акцент на изменение меня, на молитвы, чтобы мое сердце Господь исправил, исцелил и сердца близких, тогда изнутри наружу будут изменения. А иначе будет просто замкнутый круг.

Анна Леонтьева:

— Потрясающе. Матушка, спасибо вам большое. Я напомню, сегодня с вами была Анна Леонтьева. Мы говорили об очень непростой теме прощения родителей с матушкой Еленой Триандофиловой, женой иерея Александра, клирика Вознесенского собора города Алма-Аты, мамы пятерых детей, православным психологом. Спасибо вам большое за ваши ответы. И напомню, что у матушки есть замечательная книга «Радость прощения», всем рекомендую ее добыть.

Матушка Елена Триандофилова:

— Спасибо большое, Анна. Я желаю всем слушателям обрести эту радость прощения, это очень важное обретение для нашего спасения. И с помощью этого важного инструмента, прощения, пусть Господь исправит наши сердца и наши жизни.

Анна Леонтьева:

— Спасибо вам, матушка. Всего вам доброго.

Матушка Елена Триандофилова:

— Всего доброго. С Богом.

Друзья! Поддержите выпуски новых программ Радио ВЕРА!
Вы можете стать попечителем радио, установив ежемесячный платеж. Будем вместе свидетельствовать миру о Христе, Его любви и милосердии!
Слушать на мобильном

Скачайте приложение для мобильного устройства и Радио ВЕРА будет всегда у вас под рукой, где бы вы ни были, дома или в дороге.

Слушайте подкасты в iTunes и Яндекс.Музыка, а также смотрите наши программы на Youtube канале Радио ВЕРА.

Мы в соцсетях
****
Другие программы
Еженедельный журнал
Еженедельный журнал
Общая теплая палитра программы «Еженедельный журнал» складывается из различных рубрик: эксперты комментируют яркие события, священники объясняют евангельские фрагменты, специалисты дают полезные советы, представители фондов рассказывают о своих подопечных, которым требуется поддержка. Так каждую пятницу наша радиоведущая Алла Митрофанова ищет основные смыслы уходящей недели и поднимает важные и актуальные темы.
Дело дня
Дело дня
Каждый выпуск программы «Дело дня» — это новая история и просьба о помощи. Мы рассказываем о тех, кому можно помочь уже сегодня, и о том, как это сделать.
Родники небесные
Родники небесные
Архивные записи бесед митрополита Антония Сурожского, епископа Василия Родзянко, протопресвитера Александра Шмемана и других духовно опытных пастырей. Советы праведного Иоанна Кронштадтского, преподобного Силуана Афонского, святителя Николая Сербского и других святых. Парадоксы Гилберта Честертона и Клайва Льюиса, размышления Сергея Фуделя и Николая Бердяева. Вопросы о Боге, о вере и о жизни — живыми голосами и во фрагментах аудиокниг.
Прообразы
Прообразы
Программа рассказывает о святых людях разных времён и народов через известные и малоизвестные произведения художественной литературы. Автор программы – писатель Ольга Клюкина – на конкретных примерах показывает, что тема святости, святой жизни, подобно лучу света, пронизывает практически всю мировую культуру.

Также рекомендуем