Москва - 100,9 FM

"Природоохранные проекты Церкви". Светлый вечер с епископом Мелекесским и Чердаклинским Диодором и иеромонахом Максимом (Одноралом) (24.11.2016)

* Поделиться

diodorУ нас в гостях были епископ Мелекесский и Чердаклинский Диодор и руководитель общественных проектов Мелекесской епархии иеромонах Максим Однорал.

Разговор шел о том, какие в Мелекесской епархии организованы проекты, направленные на защиту окружающей среды, почему такие инициативы возникли в Русской Православной Церкви, и как опыт одной епархии может быть воспринят в других уголках страны.


А.Пичугин

— «Светлый вечер» на светлом радио. Здесь в этой студии приветствуем вас мы — Алла Митрофанова.

А.Митрофанова

— Алексей Пичугин.

А.Пичугин

— Сегодня будем говорить про экологию и про Церковь. Экология и Церковь — такая тема у нас заявлена. И приветствуем гостей, сегодня в нашей студии вместе с нами и с вами этот «Светлый вечер» проведут Епископ Мелекесский и Чердаклинский Диодор, здравствуйте!

Епископ Диодор

— Здравствуйте

А.Пичугин

— И иеромонах Максим Однорал — руководитель отдела Общественных проектов Мелекесской и Чердаклинской епархии. Добрый вечер!

М.Однорал

— Приветствую.

А.Митрофанова

— Мне бы очень интересно было бы от вас услышать обоснование этого пассажа про Церковь и экологию. Я так понимаю, что у вас на территории Ульяновской области Церковь стала фактически инициатором целого ряда проектов, связанных с окружающей средой и с очисткой того пространства, в котором мы живем. Эта акция «Всероссийская уборка», о которой я читаю на вашем сайте, она какая-то, я не знаю... вроде бы все понятно и логично, непонятно почему именно Церковь, почему отсюда рождается эта инициатива. Ведь как правило, я не знаю, ну, Гринпис, какие-нибудь первые ассоциации, или что-нибудь еще такое подобное. А тут почему-то это связано с вами, каким образом?

Епископ Диодор

— Я считаю, что самым прямым образом. Церковь — это ведь прежде всего люди, люди, граждане нашего отечества, объединенные верой во Иисуса Христа. Поэтому Господь создал человека и даровал нам возможность такую благую быть, жить в этом мире. И поэтому, как часто все говорят, что планета — это наш большой общий дом, тем более, конкретно, если я живу в городе Димитровграде, конечно же я очень хочу, чтобы наш город был светлый и чистый. И я такой же гражданин нашего города, как и все прочие, и неправославные граждане, или там просто обычные граждане, которые себя ни к какому исповеданию не относят.

А.Пичугин

— Кстати, я прошу прощения, мы так и не сказали, мы Вас представили, как епископа Мелекесской и Чердаклинской епархии, но, может быть наши слушатели не совсем представляют, где это, мы сказали: Ульяновская область, а названия отсылают нас куда-то дальше в другую сторону. Вот Вы упомянули Дмитровоград, на самом деле — это город Дмитровоград всем, наверное, хорошо знакомый наукоград в Ульяновской области.

Епископ Диодор

— Да, старое название этого города — Мелекес. Наш город был переименован после Второй мировой войны, Димитровград в честь болгарского правителя Димитрова — современника Сталина Иосифа Виссарионовича.

А.Митрофанова

— Интересное переименование и город носит его имя до сих пор. А кстати говоря, накладывает это какой-то отпечаток на то содержание жизни, которое в городе есть, то, как он называется?

Епископ Диодор

— Если немного отклониться от темы, то совсем недавно в праздник — в день памяти святого великомученика Димитрия Солунского я, как епископ нашей епархии, как правящий архиерей, заявил пред лицом всей нашей православной общины, именно нашей епархии о том, что город Димитровград для нас православных христиан прежде всего теперь ассоциируется с именами святых — это Димитрий Солунский великомученик, который издревле чтится у нас на Руси, Димитрий Донской и святитель Димитрий Ростовский. Я сказал о том, что для нас православных христиан — это город трех святых Димитриев. Для тех людей, которые исповедуют коммунистическую идеологию, или вообще никакую не исповедует, город остается по-прежнему в честь Димитрова, которого они даже не знают.

А.Пичугин

— А памятник стоит?

Епископ Диодор

— Да, памятник стоит, как обычно.

М.Однорал

— Пока только Димитрову.

Епископ Диодор

— Моя инициатива всем православным гражданам очень понравилась.

А.Митрофанова

— Понимаю, давайте вернемся сейчас к разговору об экологии и к акции, которая называется «Всероссийская уборка». Расскажите как вообще эта идея к Вам в голову пришла. Вы же в этом смысле чуть ли не первопроходцами были, когда решили, что нужно так объединиться, выйти на улицы, убрать все пластиковые бутылки, которые всплыли из под снега и много, что еще, что всплыло из под снега по весне. Как это все происходило, кто Вас поддержал?

Епископ Диодор

— В первую очередь, на епархиальном совете мы думали о том, чем же заинтересовать нашу молодежь, нашего города, прежде всего. Ну и молодежь нашей епархии — именно нецерковную — это студентов, школьников, что может их объединить, заинтересовать, собрать вместе. И как-то так само собой возникла мысль об экологии. Потому что я вспомнил из своего прошлого, когда я был школьником, у нас перед праздником 9 мая была такая акция, все школьники выходили на местные кладбища и просто прибирались там. Вот все, приводили могилы заброшенные, саму территорию кладбища. Хочу пояснить, что я родом из сельской местности, жил я в деревне, поэтому у нас было такое трепетное отношение к местам захоронений. Потом также, например, к празднику 1 мая, ну это в советское время, сами понимаете, у нас было много таких общественных мероприятий, связанных с уборкой нашего села. И всем это очень нравилось, никого это не возмущало, никакого отторжения у нас — у детей разного возраста — не вызывало, а напротив все это проходило очень весело.

А.Пичугин

— Да и вообще то время помнит еще субботники, которые проводились везде, и в селах, и в городах.

Епископ Диодор

— Да, и все это было очень весело. И поэтому я как бы вспоминая свое прошлое предложил, а почему бы и нам не организовать что-то такое. Тем более, я понимаю, что мы ничего нового не открываем, но возрождаем то хорошее, что было в прошлом, а сейчас оно во многом подзабыто. Мы же с вами знаем о том, что современных школьников пытаются вообще не привлекать ни к какому общественно-полезному труду.

А.Митрофанова

— Ну да, эксплуатация детского труда, или как там это называется.

Епископ Диодор

— Ну, что-то такое.

А.Митрофанова

— В итоге есть в этом конечно свои перекосы.

А.Пичугин

— Сейчас субботник иногда, я смотрю какие-то мероприятия, которые проходят в разных городах, когда мы делаем для программы Аллы погоду, иногда мы рассказываем как раз о субботниках, потому что в некоторых городах вещания нашей радиостанции очень мало проходит, к сожалению, каких-то культурных событий, зато раз, и субботник какой-нибудь общественный, общегородской, который, раз в несколько месяцев местные ребята собираются и проводят.

М.Однорал

— У нас тоже молодежь сама пришла, они пришли к владыке и говорят: «Владыка, вот мы слышали интервью святейшего патриарха...» — по России-1 он давал, по-моему, рождественское интервью и он там прямо сказал фразу, владыка, если процитируете.

Епископ Диодор

— Святейший патриарх сказал: «Я предложил бы начать активную уборку всей страны — наших пляжей, наших лесов, особенно тех, которые окружают большие города, чтобы не было весной из под снега этих пластиковых бутылок и всего прочего. Нужно начать очищать свою страну, свою природу и может быть в процессе этого очищения мы и сами будем становиться внутренне чище». Эти слова действительно нас вдохновили.

М.Однорал

— Мы как бы их взяли за основу, ребята пришли и говорят: «Владыка, святейший такое сказал, давайте мы попробуем у нас в Димитровграде провести уборку, причем не церковных территорий, а именно выйти в те места, где люди собираются на пикники, на отдых».

А.Митрофанова

— Да, я представляю, как это выглядит.

М.Однорал

— «Давайте там уберем все это».

Епископ Диодор

— Потом еще старое кладбище у нас в центре города находится. Оно было все заросшее и там было очень много мусора. Наша инициатива очень понравилась, на этом старом кладбище собрались студенты и школьники почти из всех наших учебных заведений города, а у нас их там очень много.

А.Митрофанова

— Но это в добровольном порядке было, или..?

Епископ Диодор

— В добровольном исключительно.

А.Митрофанова

— Никаких галочек им не ставили, ничего?

Епископ Диодор

— Нет. Было приятно, да.

А.Пичугин

— Такое булгаковское банальное, что разруха не в клозетах, а в головах. Получается, что можно один раз убрать город, второй раз убрать, можно даже его весь вычистить, но почему-то, любим приводить разные сравнения с Европой, но когда мы туда приезжаем, мы действительно видим чистые улицы, мы понимаем, что это у людей в менталитете, что это заложено веками, что брось ты это куда-то, где это должно лежать.

Епископ Диодор

— Потому что там чисто и рука не поднимается выбросить бумажку на пол. Мы кстати используем эту фишку, когда проходит уборка, мы ставим табличку, большая табличка такая, на ней написано: «Мы здесь убрали, просим после отдыха убирать за собой мусор», — и рядом эта цитата святейшего патриарха о том, что если мы будем убирать вокруг себя грязь, может быть мы внутренне будем духовно очищаться.

А.Митрофанова

— Работает ли, хочется спросить?

Епископ Диодор

— Работает.

А.Митрофанова

— Серьезно?

А.Пичугин

— Меня очень удивляет, я периодически езжу в соседнюю Белоруссию, и когда на машине переезжаешь условную границу, где перечеркнута Россия, написано, Белоруссия, обочины все чистые. Никому, даже из тех, кто в Смоленской области так из окон наотмашь выбрасывает мусор, переезжая эту условную границу даже в голову не придет выбросить бычок, или банку, или бутылку за окно автомобиля.

Епископ Диодор

— Да, там темнее, но чище.

А.Пичугин

— Да.

Епископ Диодор

— Я просто ночью ехал, там фонарей мало, но чисто.

А.Митрофанова

— Скажите, а почему акция называется «Всероссийская уборка, если речь об одном конкретно Вашем городе, или кто-то уже подсмотрел то, что у Вас там происходит и решил у себя внедрять?

Епископ Диодор

— У нас была такая мысль, что мы станем инициаторами и предложим эту добрую инициативу для всех желающих. Слава Богу, нас услышали, фактически почти сразу.

А.Митрофанова

— А кто услышал?

Епископ Диодор

— Орская епархия, Нефтекамская епархия, и даже эту акцию проводили здесь в Москве при поддержке молодежного отдела, который возглавляет Михаил Геннадьевич Куксов.

М.Однорал

— С Московской городской думой совместно прошла акция по уборке акватории, ну, берега рек, ребята православные активисты выходили, убирали тоже кучи, мешки мусора у них были, они все это собирали и вывозили.

А.Митрофанова

— Вы знаете, вот сейчас это словосочетание «православные активисты» у многих ассоциируется с пионерской такой организацией и не всегда понятно, как к этому относиться. С одной стороны, очень хорошо, что атом в мирных целях используется и эта энергия молодости и подросткового периода, когда нужно во что-то ее выплескивать, она идет не на какие-то там забавы, которые потом родителям приходится всяким реаниматологам огромные деньги платить, чтобы вытащить детей из критического состояния, а то, что эта энергия идет в такое русло, я не знаю, если не созидания, то во всяком случае ухода за окружающей средой — это очень здорово и хорошо. С другой стороны, у нас по опыту советского времени, инициативы сверху воспринимаются очень... кем-то в штыки, кем-то настороженно, кем-то скептически, вы понимаете, о чем я говорю, да? И вот в этом смысле Ваша акция, у Вас она в Димитровграде зародилась как такая действительно инициатива снизу, в других городах, Вы не знаете, как это происходит, какое количество людей откликается на подобные призывы, насколько это все действительно тоже такая получается инициатива? Не вырождается ли это в какое-то регламентированное действие обязательное к исполнению?

Епископ Диодор

— Что я могу сказать, насколько мне известно, представители других епархий, там прежде всего нашей акцией заинтересовались также епархиальные отделы по работе с молодежью, то есть фактически та же самая молодежь. Поэтому, это не было в приказном порядке и не было никак регламентировано. Молодежь, например, из Орской епархии, они первые откликнулись, им просто было интересно, в первую очередь интересно, присоединиться к этой акции и засвидетельствовать об этом.

М.Однорал

— Там есть молодой священник — отец Максим Бражников и он со своими друзьями, с молодежью, они пришли к владыке Иринею и сказали, что владыка, вот такие идеи, можно мы тоже?

А.Митрофанова

— Вот соседи делают, давайте и мы, да?

М.Однорал

— Ну, не совсем соседи.

А.Пичугин

— Я даже слышал про отца Максима, что он очень деятельный человек.

М.Однорал

— Очень талантливый священник, очень деятельный

А.Митрофанова

— Мы все соседи по планете. Вообще — это здорово, если сохраняется это внутреннее электричество, внутренний ток.

Епископ Диодор

— Иначе смысл весь потеряется. Я о чем и говорил, что смысл в том, чтобы заинтересовать молодежь и объединить из чем-то добрым и хорошим. А уже в процессе того, когда, например, у нас на уборке городского кладбища собралась наша православная молодежь, которые действительно ребята посещают храм, участвуют в богослужениях и собралась молодежь, которая к Церкви имеет весьма опосредованное отношение, но они также являются православными христианами и завязывается общение между ними.

А.Пичугин

— А есть ребята, которые на Церковь смотрят как-то так... ну какие-то странные люди, попы собираются, это не про нас, но акция хорошая, мы, пожалуй, придем.

Епископ Диодор

— Есть, да, действительно. Я сам лично сталкивался, одна девушка говорила, что в церковь, в храм я сейчас не готова идти, а вот на какие-то такие общественно-полезные мероприятия, поучаствовать в какой-то волонтерской деятельности, в благотворительности, да, я хочу.

А.Митрофанова

— Слушайте, а вообще — это здорово, мне кажется.

М.Однорал

— Вообще тема экологии, надо сказать, она объединяет людей и я просто хочу привести пример. Лет, наверное, пять назад, я работал директором журнала «Православное образование» и мы делали материал из Ленинградской области, города Ломоносова, там отец Олег — настоятель храма Святителя Спиридона организовал живой уголок. Началось у него все с чего, у него у сына был как раз подростковый возраст и его тянуло, то туда, то сюда и отец Олег завел ему, то ли игуану ему купил, не помню, чтобы он увлекся и за ней ухаживал. Он увлекся, постепенно...

А.Пичугин

— Ухаживал.

М.Однорал

— Ухаживал, постепенно начали появляться какие-то другие животные, кто-то что-то приносил. И так у них образовался такой живой уголок при храме. Потихоньку стали дети приходить, потому что сын уже один не справлялся, и друзей приведет, еще кого-то и в городе пошел слух, что отца Олега...

А.Митрофанова

— Игуана есть.

М.Однорал

— Да, игуана есть и дети приходят, кто-то за кроликами ухаживает, кто-то за игуанами. И они потихоньку интересуются, а вот отец Олег, а вот в храм зайдем. И отец Олег отметил, что эта забота об окружающей природе, о животных, она имеет и миссионерский ход такой, то есть дети через это в храм приходят и остаются.

А.Пичугин

— Напомним, дорогие слушатели, что в гостях у нас сегодня епископ Мелекесский и Чердаклинский Диодор и иеромонах Максим Однорал — руководитель Отдела общественных проектов Мелекесской и Чердаклинской епархии. У нас один из наших частых гостей — отец Вадим Маркин, такой священник из Подмосковья, у него при храме много лет существовал огромный зоопарк. Ну как огромный, не то, чтобы по сравнению с московским, но действительно большая территория храма, вся в больших вольерах, где очень вольготно чувствуют себя совершенно разные животные — это даже таким местом... Коломна вообще туристический центр, где он служит, а этот его храм — это еще такое туристическое место, именно благодаря зоопарку, куда туристы приезжают смотреть животных.

А.Митрофанова

— Мне кажется, что это, с одной стороны, это может выглядеть, как знаете, такие танцы с бубнами, то есть заигрывание с потенциальными прихожанами. А с другой стороны — это же просто, мне кажется, естественно и здорово, что если Христос говорит о том, что Бог есть любовь, эта любовь распространяется на все. В том числе и на животных. И это же тоже здорово, когда можно прийти в храм и порадоваться тому, что рядом есть еще какие-то живые существа, симпатичные весьма и с ними детям хорошо играть. У меня как-то к этому такое очень теплое внутреннее отношение. А что касается того, что Вы сказали про кладбище, я тут Пушкина вспоминаю, помните: «Любовь к родному пепелищу, любовь к отеческим гробам», — в этом есть какое-то... вообще в уходе за кладбищами, как мне кажется, есть какой-то такой глубокий фундаментальный смысл. Я не знаю, как это объяснить, но мне кажется, что Пушкин этими словами вообще выразил суть любви к своей земле, к своей родине — «любовь к отеческим гробам», — уважение к истории, уважение к тем людям, которые лежат в этой земле, к тем людям, которые, в общем, нас произвели на свет. Не обязательно, что это непосредственно наши родственники. А как вообще реагируют Ваши прихожане и люди, которые участвуют в этой акции, не обязательно прихожане, просто жители города, когда они на кладбище оказываются? Может быть там, я не знаю, какие-то вопросы у людей возникают, может быть с какими-то темами они подходят к Вам в этот момент?

Епископ Диодор

— После нашей акции по уборке старого кладбища в городе Димитровграде у многих людей возникло чувство благодарности, об этом говорили вслух, прежде всего. Потому что хочу пояснить .что это кладбище, оно еще дореволюционное, на этом кладбище похоронены самые лучшие люди города Мелекесса, знаменитые люди и даже некоторые говорят, что отцы основатели.

А.Митрофанова

— Вполне возможно.

Епископ Диодор

— Купец Маркин, который был одним из таких отцов основателей, там члены его семьи похоронены. Поэтому, это кладбище очень значимо, но так получилось, что в течение многих лет оно пришло в большое запустение. Сначала никто на это не обращал внимания, а два года назад, во-первых, этот вопрос я поднял на общественной палате нашего города, я являюсь членом общественной палаты и меня поддержали наши местные краеведы. И мы уже начали говорить вслух о том, что это просто очень непорядочно по отношению к тем людям, о которых мы иногда говорим с таким пафосом, что они такие великие, они сделали много доброго и хорошего для города, а место их захоронения находится в весьма плачевном состоянии. И люди нас услышали, и администрация города услышала, и общественные организации. И поэтому, когда пришли туда молодые люди, то я согласен с Вами, для них это имело тоже и такое значение, не просто убраться, не просто поспиливать деревья, которые переплелись уже в такую чащобу лесную и пособирать мусор, а приходили с ВУЗов, или со школ с преподавателями вместе и преподаватели поясняли, кто здесь захоронен. Понимаете, для многих молодых людей наших, там было фактически открытие именно то, что связано непосредственно с краеведением.

А.Митрофанова

— То есть для них — это был такой момент развиртуализации, получается, встреча со своей собственной историей, которая в этот момент становится действительно их частью.

М.Однорал

— Вообще было бы замечательно, если бы эта тема уборка территорий во всех приходах существовала, пару раз в год. Ведь никаких проблем с этим нет, священник организовал прихожан, вышли перед Страстной неделей на то же кладбище, или в какие-то места, убрали...

А.Пичугин

— В рамках приходов это как раз существует, все убирают свои храмы вместе с прихожанами.

М.Однорал

— Храмы, да, а выйти на кладбище.

А.Митрофанова

— За территорией храма, Вы имеете в виду.

М.Однорал

— Показать, что мы православные люди озабочены этой проблемой. Пару раз в год, если устраивать эту уборку территорий загрязненных, никаких сложностей с этим нет, но это великое дело. Весной и осенью, допустим.

Епископ Диодор

— И даже понимаете, такой интересный момент, многие ребята увидели впервые епископа, именно столкнувшись с ним на кладбище, я тоже принимал участие в этой уборке.

М.Однорал

— Еще и с вилами.

А.Митрофанова

— Убирались, Вы тоже? То есть в перчатках с граблями?

Епископ Диодор

— По форме и да, ходил собирал с пакетом. Понимаете — это тоже такой момент.

А.Митрофанова

— Они посмотрели и подумали: «Тоже человек». Да, вообще, хорошая вещь.

М.Однорал

— У нас в этом плане демократично все. Владыка легко и с ребятами выходит и на уборку, у нас нет каких-то разделений, что к владыке подойти нельзя.

А.Митрофанова

— А по поводу выставки расскажите, пожалуйста, что там происходит? Выставка, которая с фотографиями связана, я так понимаю, фотографии тоже на тему экологии и уборок ваших, и каких-то других моментов интересных жизни, которые у вас там имеют место. Что это за выставка и когда она проходит, где, кто приходит туда, смотреть на эти фотографии?

Епископ Диодор

— Выставка называется «Люди, меняющие мир». И понимаете, само название призывает человека задуматься о том, а что это значит — люди, которые меняют мир, в каком плане они его Фменяют? И когда ты уже думаешь о том, как они его меняют и куда, и смотришь на эти фотографии. Фотографии очень замечательные, там священники, наш святейший патриарх, покойный патриарх Алексий, там много инициативных просто граждан разного рода. И на фотографиях показаны разные ситуации из жизни, которые напрямую связаны с какими-то такими моментами, когда люди, например, находятся рядом с животными. Кто-то помогает, лечит больных животных, есть такие репортажи, например, там есть замечательный репортаж, о пожарной команде, которая организована, отец Максим, в какой епархии?

М.Однорал

— В Читинской епархии отец Александр Тылькевич организовал мобильную бригаду из прихожан и они борются с пожарами хотя бы до приезда спасателей, потому что там пожары — это беда.

Епископ Диодор

— Вот представьте себе, вы понимаете, вы задавали вопрос — как связано православие, экология... а вот напрямую связана. Вот, пожалуйста, вот вам пожарная бригада, которая состоит из монахов и священников и которые действительно готовы по первому требованию, если вдруг возникает такая опасная ситуация — пойти и тушить пожар.

А.Митрофанова

— А они где-то обучались этому?

Епископ Диодор

— Обязательно, тем более, даже скажу больше, такая инициатива, она правда исходит от администрации нашей области, они тоже просят создавать на приходах подобные пожарные бригады.

А.Митрофанова

— Вообще приход — это, мне кажется, удачная в этом смысле форма организации мобильной команды пожарной, или какой-то там еще, просто потому, что на приходе люди все время друг с другом общаются, на связи всегда и это такая форма оперативного реагирования в том числе. То есть, есть некоторое количество людей ответственных и понимающих, что они делают и зачем, готовых в критический момент мобилизоваться, выехать куда-то.

М.Однорал

— Можно я сразу подкину пару идей для приходов, если вдруг какой-то приход захочет заниматься природоохранной деятельностью, приход — самая благоприятная площадка для этого. Во-первых, как у нас происходит в наших храмах в Димитровграде, у нас есть ребята, которые занимаются спасением животных, на улице их находят и пристраивают в добрые руки.

А.Митрофанова

— Бездомных животных? Ой, спасибо им от меня большое передайте!

М.Однорал

— Приход — это то самое место, в котором это делать получается идеально. Сейчас в каждом храме есть стенд, на котором висят объявления, пожалуйста, место для прихожан, повесили объявления, что есть животные, мы их вылечили, мы их отвели в ветеринарку, мы их привели в порядок, вот сейчас это животное ждет новых хозяев. Вот, пожалуйста, в приходе обменивайтесь такой информацией. Потом интересная тема для прихода — это так называемые «дармарки», то есть люди собираются в какой-то определенный момент и настоятель говорит: «Давайте мы сейчас соберем те вещи, которые не нужны, скажем, они хорошие...»

А.Пичугин

— Не по принципу «на тебе Боже, что нам не гоже», а просто хорошие вещи, да?

М.Однорал

— Да, нормальные хорошие вещи, мы их соберем после службы, что-то вроде ярмарки такой бесплатной — люди обмениваются этими вещами, кому-то что-то нужно, кто-то для детей что-то взял, кто-то что-то отдал — это вторая жизнь вещей, это тоже вещь, которая напрямую относится к экологии. То, что остается ненужное, они раздают потом малоимущим, еще кому-то, то есть эти вещи уходят. Тоже, пожалуйста, приходская работа и это без проблем можно делать на любом приходе.

А.Митрофанова

— У нас кстати в Татьянинском храме такая работа в московском проходит. У нас есть внутриприходская рассылка и постоянно, если кто-то что-то отдает, или кто-то в чем-то нуждается, люди об этом пишут и довольно быстро вопросы решаются таким образом. А что касается вообще... опять же в Москве имеет место такая инициатива, у нас есть магазины «Лавки добра», куда приходят люди, приносят те хорошие вещи, в хорошем состоянии, которые им просто не нужны, а дальше там их либо продают, либо отдают. Если продают, то собирают соответственно таким образом деньги на какие-то благотворительные проекты, либо для фондов благотворительных, которые детками, например, занимаются больными, или что-то еще. В общем, это работает, это действительно система, которая... казалось бы, это элементарно устроить, организовать, но при этом — это настолько круто.

А.Пичугин

— Нужны люди, нужен хотя бы какой-то костяк, который был этим занимался. Поэтому мне всегда интересно, мы говорим о приходах — это замечательно, но классно же, здорово, когда это все выходит за рамки прихода и в этом может поучаствовать любой человек, для этого же сейчас есть все инструменты. Я даже смотрю, что у вас замечательный сайт http://clean-future.ru/ и при нем же разные соцсети, и Фейсбук, и Вконтакте, где об этом пишется. Расскажите, как вы на этом поле работаете, отец Максим, Вы, наверное, как руководитель Отдела общественных проектов этим занимаетесь.

М.Однорал

— Как-то работаем, стараемся распространять информацию. У нас есть интересная еще идея, если уложимся, если есть у нас время, владыка благословил провести такой эксперимент в епархии. В воскресных школах ввести такой экологический компонент. Мы сейчас работаем уже более серьезно, хотим программу сделать годовую для воскресных школ по экологическому воспитанию детей. Но вообще идея возникла с чего — наверное, все помнят, мы в детстве ходили на станции юных натуралистов, меня два раза в неделю из школы водили всем классом на станцию юнатов и там мы за хомячками ухаживали, в огороде что-то сажали, лису можно было потрогать.

А.Митрофанова

— Неизвестно, нравилось это лисе, или нет, но...

М.Однорал

— Это безумно всем нравилось, все ходили...

А.Митрофанова

— Всем нравилось, а лисе то каково было?

М.Однорал

— У лисы к счастью была возможность скрыться.

А.Пичугин

— Поэтому никто ее не трогал.

М.Однорал

— Когда ее уже «затрагивали», она куда-то убегала. Но суть в чем, мы получали этот импульс какой-то, мы привязывались к этим животным, мы с детства понимали, что это живое существо и оно нуждается также в уходе, в ласке, в любви и так далее. Потом, когда, вот в постсоветский период у нас пропала эта система, школа перестала водить детей на станции юных натуралистов. И я ездил по стране, немножко изучал эту ситуацию, станции юных натуралистов находятся в очень тяжелой ситуации, у них подушевое финансирование, соответственно детей у них мало и они выживают на голом энтузиазме педагогов, которые любят это дело.

А.Пичугин

— Давайте я Вас сейчас прерву буквально на минуту. У нас небольшая пауза и мы продолжим. Я напомню, что сегодня говорим об экологии, об экологических проектов одной отдельно взятой епархии, конкретно Мелекесской и Чердаклинской. У нас в гостях ее правящий архиерей епископ Диодор и руководитель Отдела общественных проектов — иеромонах Максим Однорал. Алла Митрофанова, я — Алексей Пичугин и через минуту мы снова здесь.

А.Митрофанова

— Еще раз добрый светлый вечер, дорогие слушатели. Алексей Пичугин, я — Алла Митрофанова и в этой студии мы продолжаем разговор с представителями Мелекесской и Чердаклинской епархии. У нас епископ Диодор здесь — правящий архиерей и иеромонах Максим Однорал — руководитель Отдела общественных проектов этой епархии. Мы с вами прервались в тот момент, когда Вы, отец Максим, начали говорить о станциях юных натуралистов и о животных, о том, что они сейчас в плачевном состоянии находятся, но вместе с тем, я так понимаю, что есть какие-то варианты, я не знаю, либо возрождения, либо создания какой-то современной альтернативы таких мест, где бы ухаживали за животными, в том числе и с помощью детей, куда бы дети по своей воле приходили для того, чтобы с животными пообщаться.

М.Однорал

— У нас есть огромный ресурс у Церкви — это воскресная школа, то есть это всегда, если это маленький приход, то это 10 детей, если это городской приход, то там может быть и 100 детей, и сколько угодно. В чем проблема объединить усилия воскресной школы и станции юных натуралистов? Вывезти детей туда, провести там урок, провести выходные уроки со священником — в лес пошли, скворечники повесили, еще что-то. Это и для воскресной школы решение проблем с замкнутостью — это о чем святейший недавно говорил, о том, что уроки в воскресной школе нужно делать интерактивными, не надо детей запирать внутри храмовых стен. Вот, пожалуйста, курс. И мы сейчас пытаемся, владыка благословил, заняться разработкой курса отдельного по экологическому воспитанию для воскресной школы, но у нас уже потихоньку проходят такие уроки, у нас есть отец Андрей Кирин — руководитель отдела экологии. И он с детьми ходит уже, они ходят на станцию юных натуралистов, они и в лес выходят, на реку выходят и на природе проводят свои уроки. Это очень интересно. И если объединить усилия воскресных школ и этих станций юнатов, которые есть практически в каждом населенном пункте, в городах, во всяком случае, то мы вполне можем силами Церкви возродить это движение зеленых патрулей, которое существовало.

А.Митрофанова

— Напомните, пожалуйста, о движении зеленых патрулей. Не все помнят эти реалии.

М.Однорал

— Это при станции юнатов было движение, мы ходили, нам выдавали красивые повязочки зеленые с изображением дуба, иерархия целая была, там командиры какие-то, я уже не помню ее точно, но мы занимались этим увлеченно. Мы выходили в поймы рек, занимались теми же субботниками, уборками. Я вырос на Кавказе в Пятигорске, мы ходили на гору Бештау, там следили за экологической ситуацией, гора Машук — это известное курортное место, где должно быть естественно чисто и экологично и у нас вся молодежь города ходила и занималась этими вопросами.

А.Пичугин

— Конец 1980-х, да это?

М.Однорал

— Да.

А.Митрофанова

— А нравилось?

М.Однорал

— Очень.

А.Митрофанова

— Я вспоминаю, когда я училась в школе, уже никаких этих движений не было — зеленых патрулей, но у нас была чудесная совершенно учительница по биологии, которая организовала свой экологический отряд и точно также на каникулах она с экологическим отрядом выезжала в пойму реки Угры, или куда-нибудь в верхнее течение, или в нижнее течение и точно также они там... между прочим, они там еще и научной работой занимались, потому что брали какие-то пробы почв, потом изучали состав и так далее, это все рассматривали. Ну и одна из главных задач была очистить это пространство от того наносного слоя, слишком человеческого — остатков того, что там... потому что пикников огромное количество было в то время, да и сейчас тоже, а привычки убирать за собой не остается у людей в сознании, или на каком-то рефлекторном уровне все это куда-то подевалось, или может быть не было никогда, не знаю. В общем, там, не знаю каким цензурным словом обозначить все то количество мусора, которое там можно обнаружить по весне, или осенью, когда заканчивается этот сезон пикников. Так вот, этот экологический отряд, они занимались в том числе и тем, что расчищали это пространство и это была просто учительница биологии в школе, которой самой очень хотелось этим заниматься, ей нравилось это делать и глядя на нее, народ на самом деле очень вдохновлялся. И эти отряды прямо регулярно у нее выезжали туда, во главе с ней, было здорово. Расскажите, пожалуйста, еще про другие ваши инициативы. Помимо того, что проходит такая выставка фотографий, помимо того, что у вас есть движение, которое занимается очисткой улиц и тем, что вы кладбища приводите в порядок, у вас же ведь есть еще наверняка и какие-то инициативы, связанные с работой со взрослыми людьми, не только с подростками, с молодыми и так далее? А как реагируют жители более старшего возраста на то, что вы делаете?

Епископ Диодор

— Положительно реагируют. Хочу сказать о том, что общественные советы, которые у нас созданы и в Димитровграде, и в области, они с интересом, во-первых, как бы восприняли наши инициативы и все понравилось, что эти инициативы исходят от Русской православной Церкви и нас приглашают к участию в этих общественных советах и к участию в каких-то мероприятиях, которые приемлемы и для нас, как Церкви прежде всего, и для общественности.

А.Митрофанова

— А общественные советы вообще на что влияют в жизни города? Потому что, знаете, как, вспоминаются иногда строки...

Епископ Диодор

— Там все очень серьезно, просто Вам приведу пример, все знают о том, что есть такое негативное явление, как несанкционированные свалки мусора. Естественно такое явление есть и в Ульяновской области. И вот общественный совет привлекает к этому внимание, к этим нарушениям и соответственно обращается в прокуратуру, еще куда-то о том, чтобы это пресекалось — это незаконное явление. И в каких-то эпизодах это действительно работает. И тому подобное. То есть общественный совет следит за экологической обстановкой как бы в целом в своем регионе, за незаконными явлениями, которые вредят окружающей среде.

А.Пичугин

— У вас еще Волга ведь и река Большой Черемшан, я так понимаю, в Димитровграде тоже один из таких значимых притоков Волги, тем более, когда там сделали все водохранилища. Мы тут уже как-то говорили на тему Церкви и экологии некоторое время назад в этой студии и как раз одним из главных вопросов, который поднимался и где рассматривалось возможное участие Церкви — это вопрос состояния нынешнего Волги, оно было охарактеризовано, как катастрофическое, что Волга чуть ли не умирает, хотя представить себе сложно людям, по крайней мере, которые не так часто ее видят, не так часто бывают на волжских берегах. Но Волга именно у вас, та самая судоходная огромная Волга, которой она стала в 1930-е годы — это именно ваша территория, а как-то именно в этом направлении вы работаете?

Епископ Диодор

— Понимаете, Волга, она сейчас не в естественном виде, а это большое водохранилище. А что такое водохранилище — это замкнутая система, когда водохранилище создали, то нарушили естественную экологическую систему и как говорят ученые, кто связан с экологией, они говорят, что фактически в течение 40 лет все то, что было до создания водохранилища, оно фактически уничтожается. Поэтому заявление о том, что Волга умирает в каком-то смысле это так и есть, это отражает реальность, действительность. Например, просто, я конечно не специалист в этой области, но знаю о таком явлении — периодически уровень воды понижается в водохранилище — открывают шлюзы и уровень воды сильно понижается, но почему-то шлюзы открывают в тот момент, когда весной рыба откладывает икру, как это правильно сказать?

А.Пичугин

— Идет на нерест, нерестится.

Епископ Диодор

— Идет на нерест, а как мы с вами знаем, что рыба нерестится в прибрежных зонах. И так получается, что рыба сделала то, что связано с нерестом и в этот момент вдруг резко уровень воды понижается и вся икра оказывается снаружи и ее съедают птицы и потом икра просто погибает — это большая проблема, о ней знают очень многие, и я тоже слышал об этом.

А.Митрофанова

— А что делать? Вы можете как-то повлиять на своем хотя бы уровне?

Епископ Диодор

— На территории Мелекесской епархии... я знаю, что на эту ситуацию пытаются повлиять в Нижегородской митрополии, в частности владыка митрополит Георгий, я об этом слышал.

А.Митрофанова

— Дай Бог, чтобы что-то получилось, конечно. У вас, помимо того, что Волга...

Епископ Диодор

— Можно тогда договорю. Вот река Черемшан, Вы правильно упомянули — замечательная река, в ней много рыбы и самая главная проблема — это браконьерство, как раз запрещенный вылов рыбы в такие моменты, когда нельзя ловить рыбу, когда она нерестится, или еще что-то, но, к сожалению, ситуация такая, что браконьерство уже как бы зашкаливает, что может произойти в ближайшее время катастрофа из-за этого.

А.Пичугин

— Это очень важная тема, потому что она как бы очень двусторонняя. С одной стороны, браконьеры — это в том числе и ваши прихожане, это люди, которые могут быть вполне сознательными христианами, ходить в Церковь и объяснять свое браконьерство тем, что надо как-то жить, а работы нет, единственный способ заработать денег и прокормить семью — это именно такой бесконтрольный вылов рыбы. А здесь на церковном уровне можно как-то на это повлиять?

Епископ Диодор

— Конечно, со своей стороны мы пытаемся донести до людей, до наших прихожан, или просто до граждан нашего города, что мы таким образом вредим прежде всего сами себе, что ведь нужно всегда смотреть на перспективу, нельзя жить только сегодняшним днем. Ведь если живем сегодня-завтра мы, а послезавтра будут жить наши дети и если мы вменяемые люди, то конечно же мы должны об этом как-то позаботиться. Поэтому об этом речь всегда ведется.

А.Митрофанова

— Епископ Мелекесский и Чердаклинский Диодор и иеромонах Максим Однорал — руководитель отдела общественных проектов Мелекесской епархии сегодня в программе «Светлый вечер» на радио «Вера». Мне бы хотелось спросить у Вас про ваше взаимодействие с филиалом МИФИ, который находится у вас в городе. Физики — люди особые, физики ядерщики — люди совсем особые — это люди, которые по-своему видят мир и это видение мира не всегда совпадает с тем, как видят мир, ну, например, люди, соотносящие себя с христианством и, читавшие о сотворении мира первые главы Книги Бытия. Как в этом смысле вы с ними общаетесь и есть ли какой-то встречный интерес что ли, от вас по отношению к ним, и от них по отношению к вам? Или это вообще может быть некое искусственное деление на «их» и «вас»?

Епископ Диодор

— Я с этим соглашусь, не стоит нас разделять на «нас» и на «них», потому что в филиале МИФИ учится много детей наших прихожан — это замечательные ребята, некоторые даже в свое время закончили воскресную школу. Там конечно много ребят, которые принадлежат, например, к исламу, или к каким-то другим исповеданиям, но насколько я лично смотрю на прошедшие три года, как я являюсь епископом и что мы смогли сделать в направлении сотрудничества с этим замечательным образовательным учреждением. Во-первых, фактически теперь уже на постоянной основе происходят встречи студентов с представителями духовенства и с представителями православных общественных организаций, то есть, которые не являются священниками. Со стороны молодых людей мы видим действительно неподдельный интерес.

А.Митрофанова

— А в чем он выражается?

Епископ Диодор

— Расскажу такой простой момент, у нас проходила такая акция, или большое мероприятие, где было собрано более 300 студентов в большом актовом зале — это было по профилактике экстремизма, связано с религиозным экстремизмом и вообще с экстремизмом в целом. Я был на этой встрече и был главный главный имам-Ахунд нашей Ульяновской области со стороны мусульман. Я говорил 40 минут — это довольно-таки долго, и на что я обратил внимание, молодые люди меня слушали, они не были заняты гаджетами своими, они не сидели в наушниках, да, из 300 человек действительно кто-то смотрел на меня с иронической улыбкой, там о чем-то переговаривались, но большинство этих ребят внимательно меня слушали. А что меня очень порадовало после этой встречи, ко мне подошло несколько молодых парней и они поблагодарили за эту встречу и сказали, что а можно ли с вами встречаться почаще, потому что у нас много вопросов. И это действительно так.

А.Митрофанова

— А какие вопросы, это интересно всегда?

Епископ Диодор

— Вопросы разного характера, но конечно в первую очередь они связаны с окружающими реалиями нашей жизни. Например, сейчас у молодых людей много возникает вопросов, что касается отношений между мужчиной и женщиной, вопросов, относительно брака, как это должно быть. Вот представьте себе, у наших молодых людей, которые не являются церковной молодежью возникают действительно на самом деле серьезно такие вопросы и много проходило встреч, именно связанных с этой темой. Темы были такие «Тайна мужчины», «Тайна женщины», «Тайна отношений мужчины и женщины».

А.Митрофанова

— Сильно.

Епископ Диодор

— Да, и все эти встречи происходят в форме диалога. То есть не просто приходит какой-то священник и читает лекцию — вовсе нет. Сначала задают вопросы, а уже священник, или кто-то, отталкиваясь от этих вопросов, уже начинает проводить беседу. Соответственно в любом случае к этому готовимся и есть и видеоматериалы, и что-то другое. Очень интересно с МИФИ у нас все проходит. И вот кстати эта выставка «Люди, меняющие мир», она сейчас находится в МИФИ.

А.Митрофанова

— Выставка фотографий, посвященных экологии.

А.Пичугин

— Мне владыка перед эфиром сказал, что они живут на семи ядерных реакторах.

Епископ Диодор

— Да, это научно-исследовательский институт атомных реакторов и у нас в действии фактически семь экспериментальных атомных реакторов.

А.Митрофанова

— Ничего себе, а это накладывает какой-то отпечаток на жизнь города?

А.Пичугин

— Как страшно жить...

А.Митрофанова

— Вот именно, возникает внезапно вопрос.

М.Однорал

— Видите, мы же зеленые.

Епископ Диодор

— Поэтому вопросы экологии, как никогда у нас стоят остро в нашем городе.

А.Митрофанова

— Я знаете, еще вот о чем подумала, когда про скворечники сказали, что ходите и вывешиваете их по весне. Это очень здорово, конечно, я подумала о том, что ведь это очень хорошее дело для того, чтобы в нем принимать участие всей семьей. Папа и мама, допустим, папа и сын собрали вместе скворечник, потом пошли повесили. Это же какие-то совместные такие дела, которые особо сильно никого не напрягают, тут не нужно семи пядей иметь во лбу, или обладать каким-то взрывным творческим мышлением для того, чтобы до таких вещей додуматься, а вместе с тем —это такая очень хорошая и конкретная практическая плоскость, в которой можно вместе с ребенком чем-то заниматься, а потом еще пойти его повесить, а потом еще кстати говоря, можно вместе с фотоаппаратом, какое-то время там понаблюдать, как туда будут заселяться жильцы.

Епископ Диодор

— И от гаджетов детей отвлекает, опять же.

А.Митрофанова

— Можно вместе с телефоном туда прийти в конце концов и даже фильм на эту тему снять. А семьи как-то у вас участвуют в том, что вы делаете, вот так, чтобы всей семьей люди приходили и просоединялись?

Епископ Диодор

— Да, мы к этому стремимся. Ни для кого, я думаю, не секрет, что сейчас фактически во всех епархиях существуют такие направления, как семейные клубы, где действительно православные люди объединяются, чтобы быть вместе именно семьями.

А.Пичугин

— Для проведения совместного досуга, извините за это слово.

Епископ Диодор

— Да, особенно — это когда праздники Рождества, ведь рождественские праздники такие светлые, радостные и там много таких поводов для таких моментов, для объединения семьями, пасхальные торжества. А потом, люди, когда собираются при храме, именно с целью, что православные семьи, но завязываются уже такие дружеские хорошие отношения и это переходит уже в отношения и за территорией храма.

А.Пичугин

— У нас получается такая программа имени Виталия Бианки.

А.Митрофанова

— Не без этого, кстати говоря.

А.Пичугин

— А вот есть такая премия, по-моему, это премия «Православная инициатива», которую патриархия развивает, за разные проекты выдает, а Вы со своими экологическими инициативами, я так понимаю, что, в общем, никто же кроме вас этим не занимается в Церкви.

А.Митрофанова

— Системно, скажем так.

А.Пичугин

— Не пытались выйти, это же дает какой-то такой толчок к общецерковному развитию? Это не всегда хорошо, когда это идет сверху, когда это вроде бы сначала начиналось так хорошо в одной епархии, а потом, когда это распространяется на всю страну, что это какая-то принудиловка и что-то обязательное, но тем не менее — это же позволяет вовлечь такое самовоспитание в охрану среды своей собственной, в которой мы все живем, большее количество людей.

М.Однорал

— Мы не подавали никаких заявок, потому что у нас все проекты пока не требовали особого финансирования глубокого, поэтому пока справлялись своими силами.

А.Митрофанова

— Вот это удивительно то, что вы такое количество вещей делаете и все это не требует какого-то особого финансирования, обычно как — у нас же нет денег, зачем нам, мы не будем ничего делать, у вас все наоборот.

М.Однорал

— Можно многое сделать без денег. А вы кстати знаете, что следующий год, помимо того, что это год экологии в России, Владимир Владимирович Путин объявил, а еще Организация объединенных наций объявила, именно программа по защите окружающей среды Организации объединенных наций объявили главной темой — религию и экологию. Поэтому мы очень красиво вошли в этот процесс, потому что мы сотрудничаем с программой по защите окружающей среды ООНовской.

А.Митрофанова

— А как вы с ней сотрудничаете?

М.Однорал

— С руководством здесь в Москве. Есть Виктор Георгиевич Усов, который руководит программой содействия ООН по защите окружающей среды. И владыка с ним в очень тесном контакте, сейчас, насколько я знаю, на последнем межрелигиозном совете России Виктор Георгиевич выступал с владыкиной идеей о создании книги об отношении Церкви к вопросам экологии и к этой идее подключились и мусульмане, и иудеи, и все, кто входит в межрелигиозный совет, и буддисты, и владыка Илларион поддержал эту идею. И сейчас начинается работа по подготовке книги.

Епископ Диодор

— Я немножко поясню, мы с Виктором Георгиевичем познакомились в январе этого года во время круглого стола на Рождественских чтениях в Общественной палате. Там по вопросам экологии по благословению святейшего патриарха я возглавлял этот круглый стол и идея создать книгу об отношении Церкви к окружающей среде именно была действительно наша идея, но мы говорили только лишь об отношениях христианства, а они ее как бы расширили, вот именно уже в рамках своей деятельности, если это ООН, предложили, что лучше будет, если это будет такой труд, связанный со многими конфессиями.

А.Митрофанова

— Все, что Вы рассказываете, вселяет вообще сдержанный оптимизм. Потому что, если разруха начинается в головах, то она там в принципе и закончиться тоже может, начиная с головы, если мы там у себя что-то поправим, приведем в порядок свой внутренний мир, то тогда и внешнее пространством, глядишь, начнет действительно каким-то образом преображаться. Я не знаю, просто я не была у вас в городе, не знаю, как он выглядит, но из того, что рассказываете вы, у меня создается ощущение какого-то очень светлого что ли пространства, причем высветленного сознательно человеческой волей и человеческими силами, а не потому, что там изначально все было хорошо и прекрасно. Не знаю, насколько это так, но вот ощущение.

Епископ Диодор

— Приглашаем вас посетить наш город.

А.Митрофанова

— А, это я напросилась? Я поняла.

А.Пичугин

— А может мы и приедем.

Епископ Диодор

— Замечательно!

А.Пичугин

— На самом деле от Москвы это не так уж и далеко.

Епископ Диодор

— Да, до Самары час-полтора.

А.Митрофанова

— На самолете.

А.Пичугин

— Или до Ульяновска кстати тоже.

А.Митрофанова

— Алексею, который может восемь часов быть за рулем и ему ничего после этого, вообще сто верст не крюк, поэтому он и говорит, что совсем рядом.

А.Пичугин

— Ты хочешь на машине поехать? Мы пообсуждаем этот вопрос. Спасибо большое, напомню, что мы сегодня говорили о проблемах экологии, которые решаются в отдельно взятой епархии. Как они решаются — это, в общем, первая в русской Церкви епархия, которая озаботилась и стала продвигать собственные проекты по защите окружающей среды. Говорили мы сегодня с епископом Мелекесским и Чердаклинским Диодором и руководителем Отдела общественных проектов Мелекесской епархии — иеромонахом Максимом Одноралом. Спасибо большое, дорогие гости! Алла Митрофанова.

А.Митрофанова

— Алексей Пичугин. До свидания!

А.Пичугин

— Всего вам самого хорошего!

Друзья! Поддержите выпуски новых программ Радио ВЕРА!
Вы можете стать попечителем радио, установив ежемесячный платеж. Будем вместе свидетельствовать миру о Христе, Его любви и милосердии!
Мы в соцсетях
******
Слушать на мобильном

Скачайте приложение для мобильного устройства и Радио ВЕРА будет всегда у вас под рукой, где бы вы ни были, дома или в дороге.

Слушайте подкасты в iTunes и Яндекс.Музыка

Другие программы
Герои моего времени
Герои моего времени
Программа рассказывает о незаметных героях наших дней – о людях, способных на поступок, на подвиг. Истории этих героев захватывают и вдохновляют любого неравнодушного человека.
Места и люди
Места и люди

В мире немало мест, которые хотелось бы посетить, и множество людей, с которыми хотелось бы пообщаться. С этими людьми и общаются наши корреспонденты в программе «Места и люди». Отдаленный монастырь или школа в соседнем дворе – мы открываем двери, а наши собеседники делятся с нами опытом своей жизни.

Прообразы
Прообразы
Программа рассказывает о святых людях разных времён и народов через известные и малоизвестные произведения художественной литературы. Автор программы – писатель Ольга Клюкина – на конкретных примерах показывает, что тема святости, святой жизни, подобно лучу света, пронизывает практически всю мировую культуру.
Мудрость Святой Горы
Мудрость Святой Горы
В программе представлены короткие высказывания монахов-подвижников Святой Горы Афон о жизни человека, о познании его собственной души, о его отношениях другими людьми, с природой, с Богом.

Также рекомендуем