Москва - 100,9 FM

«Пешее паломничество в Троице-Сергиеву Лавру»

* Поделиться

В нашей студии были настоятель Иосифо-Волоцкого храма в поселке Развилка священник Петр Зорин, руководитель проекта «Дорога в Лавру» Эльдар Оруджев и журналист Виктория Аникеева.

Мы говорили о возрождении сегодня традиции пешего паломничества из Москвы в Троице-Сергиеву Лавру и об участии наших гостей в таких паломничествах.


А. Пичугин
— Здравствуйте, дорогие слушатели, «Светлый вечер» на светлом радио. Меня зовут Алексей Пичугин, рад вас приветствовать. С удовольствием представляю гостей. Этот «Светлый вечер», его часть, ближайший час вместе с нами и с вами проведут журналист Виктория Аникеева. Добрый вечер.

В. Аникеева

— Здравствуйте.

А. Пичугин

— Священник Петр Зорин, настоятель Иосифо-Волоцкого храма в поселке Развилка. Здравствуйте.

Иерей Петр

— Здравствуйте.

А. Пичугин

— Ильдар Оруджев, руководитель проекта «Дорога в Лавру». Здравствуйте.

И. Оруджев

— Добрый вечер.

А. Пичугин

— И мы сегодня будем говорить как раз про дорогу в Лавру. В свое время когда-то — и вы если читали хотя бы Ивана Шмелева, можете узнать и вспомнить, знаете про то, что в Троице-Сергиеву Лавру в старину ходили пешком, — это был такой один из видов паломничества, пешего паломничества, которые сейчас достаточно популярны в Европе, а разных странах. Там, правда, они длинные, продолжительные, зачастую по несколько километров. Здесь же все-таки расстояние не такое большое от Москвы до Сергиева Посада, ну сколько, километров, наверное, семьдесят по прямой, даже, может быть, меньше. И возрождается традиция проходить эти 70 километров от Москвы до Лавры пешком. И вот об этом наши гости сегодня будут рассказывать. Я так начал немножко, сообщил какие-то опорные точки, наверное, а вы, не знаю, кто начнет, расскажите о том, как возникла у вас эта идея. Тут такой красочный, хорошо изданный буклетик у меня в руках — «Дорога в Лавру» — с маршрутом, схемой, и даже называется «главный паломнический, туристический, спортивный маршрут в России». Наверное, я думаю, что Ильдар, как руководитель проекта, начнет. А вы так улыбаетесь, машете головой...

И. Оруджев

— Первое, что я хотел сказать, что по прямой в Лавру сейчас не дойти. Ну точнее дойти можно, но придется идти либо по железнодорожным путям, либо по Ярославскому шоссе, а сделать это...

А. Пичугин

— Ну неприятно, по крайней мере.

И. Оруджев

— И опасно. Поэтому в результате дорога получается порядка 120 километров.

А. Пичугин

— Ого!

И. Оруджев

— Если идти от Красной площади. А если идти от...

А. Пичугин

— От МКАД.

И. Оруджев

— От за МКАДа, то это получается 100 километров.

А. Пичугин

— А в старину как ходили, напрямую?

И. Оруджев

— А в старину ходили тоже и напрямую, и на кривую, потому что...

В. Аникеева

— Минуя МКАД.

А. Пичугин

— Ярославское шоссе и тогда, и сейчас загружено.

И. Оруджев

— Нет, МКАДа тогда не было, но были другие препятствия на пути у паломников. Во-первых, леса были погуще и понепроходимее — это раз. Во-вторых, там всегда кучковались разбойники, которые любили паломников, идущих в Лавру. В-третьих...

А. Пичугин

— Я думаю, что в XIX веке эта проблема уже не так остро стояла.

И. Оруджев

— Ну неправильно.

А. Пичугин

— Нет?

И. Оруджев

— Нет, там поскольку туристический, так скажем, паломнический поток был просто колоссальным для тех времен, то всевозможная придорожная инфраструктура в виде трактиров, постоялых дворов, ну и, безусловно, всевозможного разбойничьего люда, она существовала всегда.

А. Пичугин

— Знаете, давайте начнем даже немножко с другого вопроса. Сейчас мы вернемся к тому, как вы ходите, маршрута, потому что это, правда, очень интересно мне, как любителю этого направления. Но меня интересует еще, как вы все объединились. Потому что Викторию Аникееву мы знаем...

В. Аникеева

— Красота!

А. Пичугин

— Виктория Аникеева уже не первый раз к нам приходит, и она приходила с разными проектами: это были волонтерские проекты, это был клуб знакомств при храме Святой Троицы в Хохлах, у отца Алексия Уминского, прихожанкой которого Виктория является. Отец Петр, вы у нас первый раз, правильно?

Иерей Петр

— Да.

А. Пичугин

— Вы у нас первый раз, но вы служите на другом конце Московской области, вернее близко к Москве, но все-таки с другой стороны. Ильдар у нас тоже никогда не был, Ильдар возглавляет эту инициативу «Дорога в Лавру». Вот как вы, что вас всех объединяет?

В. Аникеева

— Давайте я начну, потому что именно так получилось, что сегодня мы все вместе втроем пришли сюда, это большая радость. Как все начиналось. Прихожане храма Живоначальной Троицы в Хохлах в 2010 году впервые пошли в пешее паломничество. Мы долгое время ходили одни, малым количеством людей. Вот представьте: в 2010 году пошло 6–7 человек, сейчас, в 2019 году пошло 35 участников. Представляете, как растет? Долгое время даже особо не было людей, которые бы нам позвонили, написали и спросили: а как дойти? А вы ходите? Какое удивительное явление! Вот сейчас только, последние два-три года люди стали интересоваться и спрашивать. Через какое-то время мы узнали о том... И мы так и ходили и ходили. Потом мы узнали о существовании Ильдара, об этом прекрасном проекте «Дорога в Лавру».

А. Пичугин

— А у вас был отдельный проект, да, Ильдар?

И. Оруджев

— А мы просто в какой-то момент времени поняли, что люди идут разные, они все равно ходят, идут с разными целями. И мы ну не можем создавать дополнительный смысл этого похода. То есть это для кого-то спортивный поход, для кого-то паломнический, но то что может всех объединить — это наличие пешеходной дороги, которой точно нет. Потому что мы понимали, что действительно люди ходят вдоль дорог, в отсутствии инфраструктуры, в отсутствии навигации, в отсутствии разметки. И мы для себя поставили задачу ну в первую очередь сделать дорогу так, чтобы ее потом не застроили, на месте этой дороги не появились заборы из профнастила, не появился торговый или жилой центр...

В. Аникеева

— Центр, который придется огибать.

И. Оруджев

— Да, в некоторых случаях который просто невозможно будет пройти. Вот вы знаете, сейчас удивительная сложилась ситуация. Есть такой водоканал Учинский...

А. Пичугин

— Да, конечно.

И. Оруджев

— А вы знаете, что его перейти вообще невозможно никак пешком, законным способом?

А. Пичугин

— Конечно, потому что это является частью Мосводоканала, и особо охраняемой территорией, санитарная зона.

И. Оруджев

— Вот. И задача сделать так... И получается, люди-то все равно ходят, люди, которые живут там, они ходят мимо этого водоканала. Они делают это либо по улице, которая небезопасна, в ней отсутствует место для прохода пешеходов...

А. Пичугин

— Так можно же его обогнуть.

И. Оруджев

— Ну его можно обогнуть километров за тридцать, наверное, да, пешком.

В. Аникеева

— Это к вопросу о том, что мы вначале говорили: а, наверное, километров шестьдесят, и нормально. А в итоге на выходе там все девяносто.

И. Оруджев

— Нет, его обогнуть можно по улице автомобильной, которая называется Ганны Шостак, и по ней нет отведенного места для пешеходов. То есть это тоже опасно.

А. Пичугин

— Ну естественно. То есть люди, которые ходят в одиночку, они там сами за себя отвечают, рискуют или не рискуют. А если мы говорим о каком-то организованном путешествии, то, конечно же, нужны меры безопасности и возможности.

И. Оруджев

— И мы поставили задачей своего проекта именно сделать дорогу. То есть целенаправленно обращаясь, делать самостоятельно, обращаясь в органы власти, обращаясь к людям, которые живут рядом. И постепенно у нас это начало получаться. В прошлом году Московская область включила 100 километров дороги Московской области в транспортную сеть, именно как пешеходную дорогу и с личным именем «Дорога в Лавру». И сейчас они делают проект планировки территории, после чего эта дорога встанет на кадастр и станет отдельной пешеходной дорогой — ее уже точно не застроят, будет появляться инфраструктура возле этой дороги для паломников, туристов. Для местных жителей, соответственно, будет появляться. То есть эта дорога будет связывать и тех, кто идет просто в Лавру и тех, кто живет рядом с этой дорогой. У людей появится просто пешеходная дорога, качественно сделанная, хорошо организованная. Поэтому вот занимаемся в первую очередь дорогой.

А. Пичугин

— Мы поговорим о том, как она проходит, потому что много слушателей в Москве, я понимаю, что достаточно много вещаем мы в разных регионах России, но все знают Сергиев Посад и Троице-Сергиеву Лавру, даже если не ходят в церковь, то что-нибудь да слышали. И поэтому я думаю, что наши слушатели, те кто заинтересуется, многие приезжают в Москву, вдруг у кого-то возникнет такое желание пройти. Отец Петр, как вы попали в эту компанию?

Иерей Петр

— Я очень люблю читать жизнеописания священников, и канонизированных, и неканонизированых. И читая жизнеописания нескольких священников конца XIX — начала XX века, которые служили в центре Москвы, я обратил внимание на то, что они начали восстанавливать вот эту традицию организованного паломничества в Троице-Сергиеву Лавру.

А. Пичугин

— Но священники эти, служившие когда-то в дореволюционное время, правильно?

Иерей Петр

— Да. В дореволюционное время, да.

А. Пичугин

— А как — восстанавливать? Мне казалось, что до революции эта как раз не зарастала тропа туда совершенно.

Иерей Петр

— Не зарастала тропа, скажем так, единичных инициатив. То есть человек решался, шел и соответственно приходил в Лавру тем или иным способом. Но именно организованных паломничеств, да, то есть, скажем, как, например, мы встречаем, когда это были паломничества с выездом великого князя. Великий князь же не один ехал, с ним ехала масса народу.

А. Пичугин

— Ну тогда все-таки, согласитесь, другого пути не было. Все пользовались теми дорогами, а их было достаточно мало, которые существовали. То есть если в каком-нибудь XV веке князь ехал из Москвы в Троицкий монастырь, тогда еще монастырь, причем это было-то практически во времена преподобного Сергия, вскоре после его кончины, естественно, существовало несколько дорог. Магистральная вела на северо-восток, туда вот к Волге, через Суздаль, через Владимир и выходила к Волге. А некоторые ответвления от нее, так или иначе, приходили, естественно, в Троицкий монастырь, шли на север туда вот, в Вологодчину, где Северная Фиваида, это тоже группа монастырей. Ну вот это были те пути, которыми можно было пользоваться. Такое своеобразное Ярославское шоссе XV века.

Иерей Петр

— Ну да. Но в любом случае задача, которую они перед собой поставили, это организация именно массовых паломничеств. То есть это во многом напоминает то, о чем говорит Ильдар. Потому что если один человек, да, там он может, так сказать, превозмогая какие-то проблемы, пройти, то если мы говорим о разновозрастной группе, о группе, в которую могут входить и люди уже преклонного возраста, и дети, то соответственно подход к этим паломничествам должен быть принципиально иной. И поскольку для меня как для священника жизнеописание достойных священников это не просто какие-то истории красивые, но это инструкции, это руководство к действию, то я начал искать способы, как нам сделать вот такое паломничество. И полгода назад к нам в благочиние приезжал отец Алексей Уминский и рассказывал о тех проектах, которые существуют в его храме, в том числе он упомянул проект пеших паломничеств. Я вдохновился этим, вышел на организаторов — на Андрея, на Константина, и мы договорились...

В. Аникеева

— Это прихожане храма, которые разрабатывают маршрут.

Иерей Петр

— Разрабатывают маршрут, прокладывают маршрут, которые проверяют до того, как по нему проходит основная группа. Потому что это действительно с организационной точки зрения очень непростая вещь. Я в первый свой поход пошел, когда мне было семь лет. Отец у меня занимался альпинизмом, поэтому для меня походная жизнь это такая, так сказать, неразрывная часть моей жизни. И когда вот выяснилось, что, оказывается, можно так организованно, замечательно, уже с людьми, которые прошли этот маршрут, пойти, то вот, собственно говоря, мы воспользовались этой возможностью, присоединились к этой группе. И поскольку мы не ходили раньше этим маршрутом и мы не знали степени организованности, то получилось так, что мы особо не распространялись об этом. Но сейчас я получил массу откликов и даже возмущений, что почему нам не сказали, мы тоже хотели с вами, мы пойдем там. Поэтому в следующий раз, я думаю, что мы еще больше увеличим группу.

В. Аникеева

— Отец Петр поразил меня тем, что прежде, чем пойти в это паломничество, на сайте храма он прочитал абсолютно все отчеты об этом паломничестве — это невероятное количество страниц с фотографиями, рассказами. Просто меня это глубоко поразило.

А. Пичугин

— Ну отец Петр, как старый походник, тут, я подозреваю, привык готовиться.

А. Пичугин

— Я напомню, что в гостях у светлого радио сегодня священник Петр Зорин, настоятель Иосифо-Волоцкого храма в поселке Развилка в Московской области. Журналист Виктория Аникеева. Ильдар Оруджев, руководитель проекта «Дорога в Лавру». Ну об этом проекте мы сегодня и говорим. И вот вы все вместе. А как вы Ильдара-то нашли?

В. Аникеева

— А наши штурманы, Андрей Иванов и Константин Незнанов, это прихожане нашего храма, очень активно интересовались этим проектом, как только он появился в сети. И вот у нас сейчас здесь на столе перед нами лежит карта, на ней написан сам маршрут, от нулевого километра до Сергиева Посада, и видите, там с краешку такие стрелочки синенькие — вы себе не представляете, это и есть та самая навигация.

А. Пичугин

— Они белые... А нет, синенькие, это рыбки такие.

В. Аникеева

— Так, смотрите, сама стрелочка, она как бы изогнута. Алексей, сейчас оторвитесь от листовки, окунемся в лес. Вот представьте себе: вы входите в лес...

А. Пичугин

— Да, тем более листовку мы не покажем нашим слушателям.

В. Аникеева

— Входите в лес, а там такая стрелочка, под некоторыми из них прямо так и написано по-русски: «Дорога в Лавру». И я когда первый раз увидела эту стрелочку, я думаю: какой это молодец, кто-то сделал. Я еще не знала Ильдара, и наша группа шла и смотрела. Только Андрей, наш предводитель, штурман, он уже знал и познакомился с Ильдаром. А теперь я знаю, как выглядит этот человек. В наше последнее паломничество, в котором мы были, уже так радостно это видеть и понимать, что это уже одно большое дело и знать, кто вот эту навигацию осуществляет.

А. Пичугин

— Это очень здорово. К нам иногда приходят люди, которые занимаются поиском пропавших в лесах подмосковных. На первый взгляд, кажется, что ну такие безобидные совершенно посадки, которые перемежаются полями и коттеджными поселками, заблудиться там невозможно. Но ребята, которые постоянно сталкиваются с поиском людей — это в основном «Лиза Алерт» знаменитая, — они рассказывают обратное. Даже в лесах ближайшего Подмосковья, где, казалось бы, коттеджи, действительно, тропы, грибники постоянные, каждый год теряются люди. А до Сергиева Посада — ну вот вы идете 120 километров, — я так понимаю, что такая опасность заблудиться тоже существует. Вы как-то это продумываете?

В. Аникеева

— Ну Ильдар говорил и отец Петр о том, что предварительная подготовка, она...

А. Пичугин

— Подготовка, она всегда хороша. Но вот видите, люди, которые теряются каждый год, опять же это свидетельство профессионалов, которые их ищут, говорит о том, что люди пропадают при очень тщательной подготовке.

В. Аникеева

— Вы хотите уточнить, возможно ли это? Конечно, да.

А. Пичугин

— Возможно ли это?

В. Аникеева

— В нашем случае подготовка идет. То есть представляете, за месяц до паломничества каждые выходные, а даже больше, происходит вылазка на конкретные кусочки маршрута и они прорабатываются. Сейчас вот еще история, нас сначала водил Сергей Кирпиченок, один из первых людей, который предложил вообще в нашем приходе это паломничество, потом Анжелика Данюшина. Просто девушка, которая переняла все эти карты, все это взяла, сказала: ну хорошо, я поведу, вот батюшка благословил, я поведу группу. И она рассказывала, что да, она там разведала какие-то дороги, да, она там нашла какой-то лес. Но были участки, даже на нашем пути, и она нам всем возвращалась и говорила: нет, слушайте, там есть один лес, в который я просто побоялась идти одна, потому что где, в интернете она так много не могла найти. И это совершенно точно, что каждый, кто готовил это паломничество, проходил это либо на своих ногах, либо заранее проезжал на велосипеде.

А. Пичугин

— А вы, как старый походник, отец Петр, считаете, что это сложный маршрут или нет? Для человека, который никогда не ходил в поход, никогда не ночевал в палатке, у которого нет рюкзака. Вот он решил: хочу в Лавру пешком, пойду в Лавру пешком. Вот для такого человека это сложный маршрут или все-таки нет, это такая прогулка?

Иерей Петр

— Ну я бы сказал так: это сложный маршрут. Первое, в силу расстояния, поскольку идти надо четыре дня. Как правило, люди считают, что ну там что там, 20 километров в день проходить. Но у нас наш маршрут составлял 79 километров. Ну казалось бы, что там 20 километров в день проходить. Но это легко, когда ты прошелся там 10, 15, 20 километров в один день, и на следующий день ты сидишь дома, там отдыхаешь и так далее. Но когда это 20 километров каждый день, когда в итоге на самом деле мой шагомер показал 90 километров, в общем, сколько я прошел...

А. Пичугин

— А в начале программы вы сказали: 120. Или у вас разные маршруты?

Иерей Петр

— Сам маршрут, которым занимается Ильдар, «Дорога в Лавру», он 120 километров. Мы шли немножко иным маршрутом.

В. Аникеева

— И отец Петр прямо засек, у себя включил датчик.

Иерей Петр

— Да, я включил шагомер в тот момент, когда я вышел из дома. И до момента того, как мы зашли в Троице-Сергиеву Лавру, вот прошло 90 километров.

А. Пичугин

— Да, Ильдар.

И. Оруджев

— Я просто хотел пояснить разницу между 80 и 120. Ну во-первых, некоторые люди идут уже за пределами Москвы, то есть 20 километров этого маршрута идет по Москве.

А. Пичугин

— А вы начинаете от Красной площади?

И. Оруджев

— Начинаем от Красной площади, собственно говоря, от Иверской часовни.

В. Аникеева

— А прихожане храма в Хохлах имеют разный опыт. Мы начинали от самого храма в Хохлах, опыт такой есть, и он не очень удался, потому что идти по Москве достаточно тяжело, по Мытищам жарким тяжело. И в этом году мы стартовали от станции Тайнинская в Мытищах.

Иерей Петр

— Да, но сейчас вернемся отдельно к Москве, потому что по Москве тоже большие изменения сейчас произошли, и уже и по Москве будет идти теперь более комфортно.

А. Пичугин

— А какой, кстати, смысл в прогулках по Москве? Если можно, вот как говорит Виктория, начать от Тайнинской. Ну не от Тайнинской, а от МКАДа, например.

В. Аникеева

— Исторический смысл.

Иерей Петр

— Так-то можно дойти от вокзала Сергиева Посада. Я просто немножко закончу. А вторая часть сокращения — это заходить или не заходить в Радонеж. Потому что зайти, когда ты уже оказался в Хотьково, и от Хотькова до Сергиева Посада ну идти пешком порядка пяти часов, если ты будешь заходить в Радонеж, ты прирезаешь себе плюс ее 10–15 километров. Но когда мы делали исторический маршрут, мы постарались включить в этот маршрут две важные точки, с точки зрения памяти Сергия Радонежского, — это Хотьков монастырь, где похоронены его родители, и древнее село Радонеж, где он сам жил и откуда он тогда в Троицкий храм ходил, строить его.

А. Пичугин

— Кстати, давайте уточним. Часто происходит путаница, и считается, что Радонеж — по аналогии с тем, что Сергий Радонежский, — это место, где преподобный Сергий родился. На самом деле он родился в Ростовских землях, откуда его родители-бояре переселились вот на это Радонежье. Это был достаточно тоже значимый город в то время.

Иерей Петр

— Вот поэтому и разница, фактически маршрут один и тот же, просто кто-то начинает его ну чуть пораньше, кто-то начинает его чуть попозже, кто-то заходит в Радонеж, кто-то в Радонеж не заходит, кто-то заходит в Хотьково, а кто-то не заходит, идет через Радонеж. Потому что ну как бы так это получается треугольник. И полный маршрут в итоге занимает 120 километров. Но его можно сокращать.

А. Пичугин

— А у вас здесь, я смотрю, от Лавры идет продолжение маршрута на знаменитый источник Гремячий ключ.

И. Оруджев

— Люди попросили.

А. Пичугин

— Да, ну то есть там тоже плюс дополнительный километраж.

Иерей Петр

— 25 километров туда.

В. Аникеева

— Хорошо в навигации, которую вот делает проект «Дорога в Лавру», вот Ильдар нам рассказывал, что удивительно, будет обозначено: вот какой-то минимум и, наоборот, возможность ответвлений. Вот человек, чтобы он хотя бы знал, что есть возможность зайти в Радонеж, и он сам решает как бы, как он пройдет этот путь, он будет туда заворачивать или идет дальше.

А. Пичугин

— А насколько вот сейчас распространена эта история? Вы ходите, встречаете ли вы на своем пути других людей, которые идут пешком? Потому что ну все читали, ну не знаю, как все, я читал Шмелева, где это описывается. И опять же из разных источников мы знаем, что это одно из самых популярных паломничеств в Москве, да и отовсюду приезжали, шли. Но потом был советский период, когда, кстати говоря, ходили, я уверен, что и в советское время тоже ходили. Есть какие-нибудь свидетельства?

Иерей Петр

— Да, в советское время ходили, и это отражено в книгах. Есть очень несколько замечательных книг, описывающих паломничества именно советского периода...

А. Пичугин

— А где про это можно прочитать? Это уже мне очень интересно.

Иерей Петр

— Я сейчас не вспомню, к сожалению.

А. Пичугин

— Ну ладно, отец Петр мне потом расскажет или пришлет.

Иерей Петр

— К сожалению, отчасти в советское время из-за массового закрытия храмов это было еще связано с тем, что существовали паломничества, к сожалению, к каким-то там пням, причем «православные» такие.

А. Пичугин

— Ну это же народное православие, оно такое.

Иерей Петр

— Да, народное православие в советские времена, так сказать, расцвело очень сильно. Но вот когда мы шли по маршруту, мы шли такой небольшой группкой как раз, прихожане нашего храма, мы так отделились немножечко вперед, мы шли более ускоренным темпом. И у нас был один телефон, где была закачана карта, где был трекинг этой трассы. И периодически было очень замечательно, потому что идешь в лесу, в какой-то момент телефон теряет сигнал, возникает вопрос, куда идти, и тут ты видишь — стрелочка. И вот это было таким утешением.

А. Пичугин

— Которую Ильдар нарисовал.

В. Аникеева

— Класс!

Иерей Петр

— А в одном месте, значит, такой переход — неявное разветвление, деревьев нет рядом...

В. Аникеева

— Значит, стрелочки не нарисовать.

Иерей Петр

— То есть невозможно, стрелочки нет. И вдруг я вижу забор, и на заборе, на столбе синий квадрат той же самой краской. То есть понятно, что частные владения, частный забор, невозможно рисовать стрелку, но такой небольшой аккуратный квадрат. И мы поняли: нас и здесь ждут.

В. Аникеева

— Потому что они узнаваемы, действительно.

Иерей Петр

— Да, вот эта вот краска, она очень замечательная, совершенно. Но скажем, сейчас, в данный момент без телефона или трекера, или телефона с установленной программой, с загруженной туда картой я бы очень не советовал идти.

А. Пичугин

— Да, к вопросу про Лавру.

Иерей Петр

— Да, опасность существует. Я очень советую тем, кто соберется идти, за какое-то время, скажем, месяц-два до этого начать ходить. Мы как раз до эфира с Ильдаром обсуждали, что надо именно ходить, а не бегать, потому что это разные задачи физические.

А. Пичугин

— И разная обувь, что важно.

Иерей Петр

— Разная обувь. Я могу сказать, что я, например, воспользовался группой поддержки, которая у нас была в виде грузовика, который перевозил тяжелое наше снаряжение, то есть палатки все, и я проверил на маршруте три своих обуви. То есть я шел день в летней такой, трекинговой обуви, день я шел в одних кроссовках и два дня завершительных я шел в других кроссовках. И я с собой взял несколько стелек...

А. Пичугин

— Чтобы проверить. И к чему вы пришли?

В. Аникеева

— Все кроссовки выжили?

Иерей Петр

— Да, на самом деле вся обувь оказалась удобной. Я, к сожалению, отбросил несколько стелек, которые оказались неудобными. То есть в городе в них ходить хорошо, нормально, комфортно.

А. Пичугин

— Вот это важный этап подготовки. Просто вот если есть несколько разных стелек, их сейчас много продается под разные задачи, как и обуви, проверить, выбрать то, что действительно правильно и подойдет, и в чем можно пройти четыре дня по лесу. И уже вот можно в парках тренироваться московских. Мы сейчас прервемся, у нас маленький перерыв, буквально минута. Я напомню, что в гостях сегодня у нас люди, которые занимаются организацией пешего паломничества в Троице-Сергиеву Лавру. Это Ильдар Оруджев, руководитель проекта. Священник Петр Зорин, настоятель Иосифо-Волоцкого храма в поселке Развилка, в Подмосковье. Виктория Аникеева, журналист. А я Алексей Пичугин. Через минуту снова здесь.

А. Пичугин

— Возвращаемся в студию светлого радио. Я напомню, что сегодня у нас в гостях организаторы пеших туристических маршрутов, паломничеств в Троице-Сергиеву Лавру. Это Ильдар Оруджев, руководитель проекта, Виктория Аникеева, журналист. И священник Петр Зорин, настоятель Иосифо-Волоцкого храма в поселке Развилка. Так вот, мы говорили о том, что люди ходят. Помимо вас там можно также встретить одиночек, которые путешествуют, тоже, наверное, какие-то группы. Потому что я слышал, достаточно много людей этим маршрутом проходят. Но вот про организованные именно, как у вас, с буклетиками, с таким оформлением я сталкиваюсь впервые. А как к вам можно присоединиться?

В. Аникеева

— Алексей, добавлю, что в прошлом году еще мы шли нашей организованной группой, и вдруг на какой-то полянке, вот год назад, неожиданно выходит еще одна группа, и по ней сразу видно, что она движется в том же направлении.

А. Пичугин

— Платочки, юбочки?

В. Аникеева

— Нет, все гораздо серьезнее — с хоругвями, с молитвой. То есть мы шли, но понимали, что мы не идеально идем, потому что группа наша разновозрастная. Люди, представьте себе, дети шестилетние и самый взрослый участник, там 60 лет ему. Понятно, что для детей там надо как-то общаться, где-то там даже в игре они идут, шумят. И вот мы своей такой разновозрастной группой натыкаемся на людей, которые так благочинно идут. Мы с ними познакомились, спросили, действительно они шли в Лавру, но это было вот год назад. До этого несколько лет подряд мы ходили, никого не видели.

А. Пичугин

— Так как к вам присоединиться?

И. Оруджев

— Я коротко расскажу. У нас по июлю мы стараемся отслежить всех, кто теперь ходит, стараемся им помогать. Ведь наша задача как раз в этом и состоит, в том, чтобы сделать так, чтобы людям было комфортно, безопасно и понятно, как дойти до Лавры, как пройти по этому маршруту. Я вот могу сказать, что все говорите: Ильдар, Ильдар... Ильдар вообще самый бездельник. У нас огромное количество людей занимаются тем, что каждый день улучшают эту дорогу.

А. Пичугин

— Не знаю, они не пришли, а вы пришли.

И. Оруджев

— А они работают. У нас, например, в этот вторник 13 человек вышли и разметили 15 километров леса. У нас есть местный житель, который взял 8,5 километров леса, и он прочищает просеки и делает там разметку, он взял его под свою опеку. У нас есть Игорь Силин, который тоже взял другие 10 километров. То есть это люди, которые на самом деле занимаются, это волонтеры, которые каждый месяц, каждую неделю своего времени — Алексей Лукин, Игорь Силин, Юлия Южева, Роман Нечай, Александр Советов — которые делают эту дорогу живой.

А. Пичугин

— Да, я понимаю, конечно, что это большая команда, и огромное спасибо им за то, что они вот так на месте все это...

И. Оруджев

— Да, и вот мы посчитали: в июне было 27 разных походов, вот включая ребят из Троицкой Церкви в Хохлах, кроме них еще было 26 — больших, маленьких. Там идет сейчас женщина...

В. Аникеева

— А о скольких вы еще не знаете.

И. Оруджев

— Мы о многих не знаем. Вот я случайно буквально неделю назад наткнулся на женщину, которая идет с трехлетним ребенком. Она уже прошла половину этого пути. То есть в среднем у нас в месяц случается на сегодняшний день больше десяти походов в теплые времена, а зимой два-три похода в месяц. Даже зимой два-три похода в месяц происходит.

В. Аникеева

— Удивительно. Ильдар нам рассказывал, что некоторые люди даже бегут до Лавры зимой.

А. Пичугин

— Бегом?

И. Оруджев

— Да, бегом. У нас рекорд официально поставленный, пять человек 30 декабря добежали за 16 часов 120 километров. Причем там такая история, что у одного оторвались подошвы на кроссовках, и он три километра бежал босиком по снегу...

А. Пичугин

— Ничего себе! Ну это уже люди за гранью...

В. Аникеева

— Это еще не все.

И. Оруджев

— Ну ему принесли просто другие кроссовки, и он добежал в них. У нас есть человек, который прошел эту дорогу за 24 часа 5 минут вот в этом году.

В. Аникеева

— Скажите, сколько лет этому человеку.

И. Оруджев

— Да, первый человек, который прошел ее за сутки, был Александр Советов, ему 62 года.

В. Аникеева

— Представляете?

А. Пичугин

— Молодец.

И. Оруджев

— Он ее прошел, сейчас он ее прошел девять раз за эти два года. Он там постоянно занимается.

А. Пичугин

— А он наверняка просто еще и до того, как стал ходить в Лавру, еще где-то ходил и...

И. Оруджев

— Да-да, он заслуженный путешественник России. И он сказал, что дорога в Лавру это единственная в жизни его дорога, на которую он возвращался больше одного раза.

В. Аникеева

— О, как это приятно!

И. Оруджев

— Да, это вот он сказал, что никогда, я думал: в мире столько дорог, зачем мне нужно два раза возвращаться на дорогу. Это, говорит, была первая дорога, на которую я вернулся второй раз.

А. Пичугин

— Надо, наверное, тут сразу сказать, что есть замечательный сайт, очень красиво оформленный, называется http://dorogavposad.ru/ — здесь вся информация. Здесь карта маршрута. Причем я открываю — здесь, смотрите, что есть: можно скачать карту и загрузить в телефон, карта отелей и обходов и всех возможных вариантов сокращения маршрут. Еще раздел: прогулки и походы выходного дня. Здесь, я думаю, что вообще разные варианты разных путешествий. И старая карта, которая ну до всяких изменений последних, вот все это можно здесь найти, скачать — это такой материал классный! Такое вам большое спасибо за то, что вы и ваши помощники, как я понял, действительно люди, которые туда выходят, прямо вот в поле и все это там делают, конечно, очень здорово.

И. Оруджев

— Мы еще ведем календарь. То есть в Фейсбуке, ВКонтакте можно посмотреть календарь мероприятий и присоединиться к тем, кто уже запланировал свой поход.

А. Пичугин

— А что вам это дает?

В. Аникеева

— Ой, я только хотела сказать: давайте поговорить о том, зачем идти. Потому что наши штурманы легендарные, которые нас водят, они даже в этот раз подошли к участникам, которые в восьмой раз шли, седьмой раз. Андрей подходит и говорит: ну скажите мне, зачем вам это, зачем вы ходите уже в который раз?

А. Пичугин

— Ну сходили разок и хватит.

В. Аникеева

— Действительно, давайте поговорим.

А. Пичугин

— Давайте. Вот вам, Виктория, что это дает?

В. Аникеева

— Для меня это возможность в какой-то мере, так скажем, преодоления. Преодоления и трудностей, с которыми сталкиваешься. Для меня это возможность отключить телефон, вот полностью. Вы знаете, у меня традиция: я первый день прихожу в паломничество, мой телефон еще жив. Я торжественно жду, пока батарея сядет, поглядываю — там 50%, 30%, 20% и все. Вот когда он садится, я больше не пытаюсь его где-то подзарядить. И это такая прекрасная возможность — отключиться от звонков и от интернета, я просто наслаждаюсь этим. Как только сел телефон, есть возможность любоваться красотой природы, идти, рассматривать эти поля, просторы. Еще для меня очень значат люди, с которыми мы идем. Вот сейчас к нам добавилась община отца Петра, и это так здорово, что вот мы вместе, мы разные, и вот это переживать уже вместе. И еще, конечно, возможность послужить другим людям. Знаете, мы до сих пор еще не сказали о том, что это паломничество было бы невозможно, если бы над ним не потрудились волонтеры. У нас вот есть автоволонтер Герман, задача которого в этом паломничестве... Отец Петр, попробуйте сформулировать, что делал Герман, наш автоволонтер — с красной палаточкой, с газовой плитой...

И. Оруджев

— Ну кофе варил вам.

Иерей Петр

— Ну кофе там было, но это уже варили сами люди по приходу. Я, позвольте, сначала начну о том, что вообще такое паломничество.

В. Аникеева

— Да, давайте.

Иерей Петр

— Есть, можно так условно ввести три термина: паломничество, религиозный туризм и туризм, ну или путешествие. Чем они друг от друга отличаются? Когда мы путешествуем куда-то, мы хотим ну либо отдохнуть, либо посмотреть какие-то красоты — то есть, условно говоря, получить позитивные впечатления. Когда человек говорит вам, что я православный, то он говорит: я хочу вот съездить, ну скажем, в Грецию, потому что там много замечательных святынь есть, и я хочу посмотреть там, приложиться и так далее. Паломничество, цель финальная паломничества — это совершение литургии. Без этого паломничества не бывает. Совершение либо молебна, либо литургии, ну в идеале, конечно, литургии — вот собственно это цель паломничества. И когда мы вышли, то я вот у себя и в Фейсбуке написал храмовом, что пятый день — это самый важный день. Пятый день — это когда мы уже никуда не идем, мы ночуем возле Троице-Сергиевой Лавры...

А. Пичугин

— А обратно вы на электричке едете?

В. Аникеева

— Да. Все всегда спрашивают. Точно, на электричке.

А. Пичугин

— Так: ура, электричка!

В. Аникеева

— Наоборот, очень так больно. Ну потому что ты шел четыре дня, а тут за два часа проехал. И ты так даже едешь и не веришь своим глазам: как, и все? Так быстро?

Иерей Петр

— Ну у меня было проще. Потому что я сел, заснул и проснулся уже в Москве. Так вот, соответственно, паломничество, что важно для паломничества? Первое — это молитва. Вот благодаря тому, что были такие люди, как Герман, как Виталий, которые перевозили наши тяжелые вещи, которые переезжали к месту следующей стоянки, там ставили палатку, подключали плиту к газовому баллону, благодаря этому, когда мы подходили, дежурные сразу же начинали готовить пищу. Сразу же была возможность да, там, если есть необходимость, воспользоваться горячей водой, потому что они сразу ставили кипятиться воду. Ну и, соответственно, понятно, что если тебе там 30 лет, то нести на себе палатку, спальник — это одно дело, когда тебе 40 или 50, или 60 — это совсем другое. То есть благодаря вот этим людям и Илье еще, надо о нем не забыть тоже, благодаря этим людям получили возможность идти те, кто не могут на себе нести тяжелое снаряжение — это и дети, и те кто постарше. Поэтому приходили на место, мы кушали, и после этого совершалась чтение акафиста преподобному Сергию или Кириллу и Марии, то есть была вот эта возможность отдыха. Если бы не было этих автоволонтеров, конечно, это было бы и гораздо тяжелее...

В. Аникеева

— И дольше по времени.

Иерей Петр

— И дольше, конечно. То есть молитва и отдых, они были возможными. Еще что бы я отметил, это, действительно, Виктория очень правильно сказала, это определенное преодоление себя. Да, у меня такая семья с хорошими традициями, мой отец занимался альпинизмом, и я задался вопросом перед этим паломничеством: а могу ли я вообще, смогу ли я пройти? И когда мы вышли на маршрут, я себе дал установку, что ну я хотя бы первые полдня пройду...

А. Пичугин

— А там как пойдет.

Иерей Петр

— А там как пойдет. К вечеру я понял, что все-таки, наверное, я смогу пройти еще один день. К вечеру второго дня я понял, что, собственно говоря, уже неважно, сколько будет дней, я готов идти, потому что там ожидает радость — там ожидает Троице-Сергиева Лавра, там ожидает преподобный Сергий, там ожидает литургия. И третье, что является важнейшим моментом паломничества — это взаимное общение. Совершенно замечательный отец Александр Гумеров, который много лет является духовником этих паломничеств, общение с ним, слушать то, как он отвечает на вопросы. Потому что паломники получили замечательную возможность: сидят два батюшки, которым деваться никуда, вокруг лес, уйти они никуда не могут, поэтому можно задавать вопросов сколько угодно. Вот это общение было совершенно замечательным. Мы читали отрывки из Священного Писания, любимые, да, и обсуждали их все вместе. Вот эта вот составляющая паломничества.

В. Аникеева

— Это вечер первого дня, когда у нас была возможность сесть у костра, уже никуда не торопиться, лагерь был установлен, палатки стояли.

А. Пичугин

— А гитара там, песни под гитару?

В. Аникеева

— А как же, под гитару мы засыпали.

Иерей Петр

— Гитара обязательно.

В. Аникеева

— И знаете, чем мне нравится возможность проживания в палатке, что ты даже находясь дома, в этой палатке, можешь продолжать слушать песни, которые поют у костра.

А. Пичугин

— Ильдар, а вы как к этому пришли и что вам дает?

И. Оруджев

— Ну знаете, я многим много раз говорил, что для меня даже вопрос это удивительный, потому что так вот сложилось, что в России нет пешеходных дорог. Ну в городах они есть, а вот протяженных дорог, их не существует. Это обусловлено историческими фактами, экономическими, разными фактами обусловлено, но это так.

А. Пичугин

— Помните, была серия советская — «Дороги к прекрасному», желтая, карманная? Вот как раз это укладывается в парадигму.

И. Оруджев

— Да, ну просто понимаете, как бы мир меняется, и возможность уехать куда-то далеко там и испытывать себя спортивным туристом у людей все меньше. Ну не то что меньше, это отдельный определенный спрос ограниченного количества людей. А вот здесь, рядом с большим городом, где проживает, на секундочку, почти 10% населения всей страны, у людей нет возможности в природной среде пройти, в рамках выходного дня или просто с точки зрения здоровья, вырваться из текучей жизни этого города. Ее просто физически нет. Это обрывочные дороги, они застраиваются автострадами, застраиваются объектами. Когда мы задумывались о том, что хорошо бы создать такую протяженную пешеходную дорогу, и вопрос, куда ее создавать, он почти сразу отпал. Ну у нас была такая дорога, она была самая известная дорога в России. И, на секундочку, вы действительно правильно говорите, она шла, была Переславская дорога, она была северной дорогой, но в один монет времени она вдруг стала Троицкой дорогой.

А. Пичугин

— Да, там же еще рядом, правее туда, уходит Стромынская дорога древняя.

И. Оруджев

— Потому что люди пошли в обратную сторону, они пошли не в Москву, а из Москвы. И это удивительный факт. И когда мы стали думать, ну конечно, надо делать. Во-первых, это действительно в этом направлении красивые места, красивые леса. Но и, во-вторых, это историческая дорога. И возможность воссоздать эту дорогу, возможность объединить людей, которые, с разными интересами, придут на эту дорогу — для меня возможность заниматься таким проектом, она уникальная, и я рад этим заниматься, рад встречать разных людей. Я очень рад, когда люди понимают, что ну не нужно ставить вопрос: а вот с какой ты целью идешь? Ну зачем? Каждый человек свою цель определит для себя сам. А то что эта дорога является объединяющим фактором, то что люди узнают историю нашей страны, то что они найдут, возможно, ответы на вопросы, которые они, может быть, даже не задавали. Есть такое удивительное выражение, оно мне очень нравится: дорога дает то, что тебе нужно, а не то, что ты хочешь.

А. Пичугин

— Я напомню, что в гостях у светлого радио сегодня Виктория Аникеева, журналист. Священник Петр Зорин, настоятель Иосифо-Волоцкого храма в поселке Развилка, в Подмосковье. Ильдар Оруджев, руководитель проекта «Дорога в Лавру». И вот собственно про эту дорогу-то мы и говорим. Я смотрю, у вас на сайте есть возможности пройти этот маршрут со всеми удобствами — то есть не ночуя в палатках, а от гостиницы к гостинице.

И. Оруджев

— Да, конечно. Ну все-таки мы постарались...

А. Пичугин

— Нас слушают любители комфорта в том числе. Я думаю, что для них, может быть, это важно.

И. Оруджев

— Ну да, мы третий год занимаемся именно дорогой. И там форматов, в которых люди проходили, уже неимоверное количество. То есть начиная от того, что например, прошли дети из школы с особенностями физического развития. То есть в один прекрасный момент они решили дойти пешком в Лавру, они получили все разрешения, справки от врачей. Но когда те, кто давал справки, осознали, что люди пойдут 120 километров, что они там зимой собираются выйти...

А. Пичугин

— Еще и зимой?

И. Оруджев

— Да, зимой. Они дошли, они год шли. То есть они доходили до определенного участка, возвращались. И в следующие выходные начинали свой путь с этого же участка. Они шли ровно год. У этого есть тоже исторический факт — это царица Елизавета, она как раз шла из Москвы. Вернемся: почему ходят из Москвы? Потому что традиционно так ходили. Она вышла из Москвы, дошла до сегодняшнего села Тайнинское, в расчете на то, что она там остановится. И обнаружила, что отсутствует место, где можно остановиться. И она на карете вернулась в Москву, заночевала в Москве. На следующий день, вернувшись к месту, где закончила свое паломничество, вышла из кареты и пешком пошла дальше. И так она фактически весь путь совершала.

А. Пичугин

— Ездила обратно ночевать?

И. Оруджев

— Возвращалась, да, ночевать в места, где это можно было сделать, ну обратно, трансфером доезжая до точки своей остановки. И вот у нас такой способ прохождения маршрута сейчас стал популярен у людей, которые ну физически, либо не могут выделить времени достаточно, чтобы пройти весь путь...

А. Пичугин

— А как они возвращаются обратно? Ведь машину с собой на веревочке не повезешь.

В. Аникеева

— На электричке.

А. Пичугин

— А, то есть там есть опорные какие-то точки.

И. Оруджев

— Да, мы так и построили, мы то есть предусмотрели маршрут так, ну он логично проходит. Там тоже была такая история. Когда собиралась строиться первая частная железная дорога, и выбиралось направление, тогдашние предприниматели, они посмотрели, где самый большой, интересный грузопассажирский поток, сегодняшними словами, отправили людей считать. И они насчитали только 600 тысяч пешеходов, идущих из Москвы в Троице-Сергиеву Лавру.

А. Пичугин

— Это за сколько 600 тысяч?

И. Оруджев

— В год. Это колоссальная цифра. И основываясь на этом, они сделали первую частную дорогу из Москвы до Сергиева Посада. И соответственно, вот теперь этой дорогой мы пользуемся как дорогой, по которой мы возвращаемся, ну иногда просто когда проходим эту дорогу частями. Ну и соответственно мы привязались сейчас к точкам, где люди могу заночевать, соответственно, либо предусмотрев сходы к этим местам, ну максимально постаравшись найти отели, хостелы, находящиеся рядом с дорогой.

А. Пичугин

— А все-таки давайте про маршрут поговорим, еще мы не говорили так подробно. А как вы идете? Если все-таки предполагается, что люди идут от Москвы до Лавры. Не возвращаются, не привязываются к электричкам, а вот они начали у нулевого километра на Красной площади и закончили у стен Лавры. Как?

И. Оруджев

— Ну во-первых, в Иверской часовне сейчас можно взять подорожную грамоту и по ходу движения отмечать печатями в храмах места, которые ты посетил. То есть можно в Подворье Троице-Сергиевой Лавры получить отметку, можно в Тайнинском получить отметку, в Хотьково, в Радонеже. И в конце в Троице-Сергиевой Лавре тебе дадут памятную грамоту о совершении этого маршрута.

А. Пичугин

— То есть вы выходите из Москвы. Ну ладно, там по Москве еще более-менее понятно. Но вы же идете не по Ярославское шоссе, как мы говорили в начале программы, а куда вы, выйдя из Москвы, направляетесь?

И. Оруджев

— Ну смотрите, из Москвы всегда шли, вот мы сегодня как раз это обсуждали, шли разными путями, но примерно тем же, по которому идем мы сейчас. И вот этот зеленый диаметр в виде реки Яузы и парка Яузы — это опорное направление, по которому сейчас выходится из Москвы. Там, во-первых, есть переход под МКАДом, во-вторых, это длинный протяженный парк, который заканчивается в районе ВДНХ.

А. Пичугин

— И вот вы вышли. По Москве ладно, а вот вы вышли из Москвы за МКАД, как вы пошли?

В. Аникеева

— Ну мы фактически сразу попали в Пироговский лесопарк. Проходим по Пироговскому лесопарку, после этого поворачиваем на набережную реки Клязьмы, по набережной снова заходим в лесопарк. Переходим Учинское водохранилище, попадаем в Пушкино, небольшой участок по городу, там как раз можно заночевать, в Пушкино. Попадаем сразу в лесопарк Северный, из него в лесопарк... То есть это всегда, на 95% маршрут по лесам, полям, с прохождением каких-то городов, которые находятся рядом и являются как раз опорными точками для ну санитарных вопросов, пищи, ночевки и всего остального прочего.

А. Пичугин

— Но тем не менее сотовая связь работает не везде.

И. Оруджев

— Не везде, конечно.

А. Пичугин

— Ну это не «конечно». Это все-таки, как мне кажется, сейчас, в наше время, в 2019 году нонсенс, что при таком развитии технологий, в 20 километрах от Московской кольцевой автодороги сотовая связь не работает. Ну достаточно странно, мне кажется.

В. Аникеева

— Вы все про безопасность, да?

А. Пичугин

— Ну конечно, да, в первую очередь. Так-то это ваше дело, пользоваться, либо не пользоваться

И. Оруджев

— Ну там сейчас с учетом того, что мы прочистили практически все просеки и разметили всю дорогу, там ну вот прямо надо постараться, чтобы заблудиться.

А. Пичугин

— Но вам помогают? Вы говорите, расчищаете просеки. Вам как-то государственные структуры — МЧС, полиция — помогают в этом?

И. Оруджев

— Пока не помогают. Нет, там как раз сейчас идет работа, проект планировки территории, после этого это официальная дорога станет на баланс, и ей будут заниматься. Ну вот, кстати, в Москве это удивительная история, ну там действительно люди шли вдоль набережной реки Яузы, вдоль сегодняшнего парка Яузы. Там, кстати, когда везли князя Пожарского лечиться в Троице-Сергиеву Лавру (Лавра же во время как раз войны выступала не только как оборонительное сооружение, но еще и как больница, как монастырь, как точка, которая призывала людей объединиться и дать отпор нашествию), вот соответственно там, в храме Покрова он остановился. И дальше то есть это была как раз исторически та дорога, по которой люди шли в Троице-Сергиеву Лавру. И вот мы долго пытались сделать так, чтобы в Москве появилась навигация. Достаточно тяжело потому что, и по Москве можно заблудиться. И по Москве мы постарались на сегодняшний день проложить так, чтобы ты хотя бы шел по бульварам, по паркам, но не шел вдоль автомобильных дорог.

А. Пичугин

— Ну ведь можно загрузить этот в маршрут навигатора, он вас проведет как раз по тем местам, которые вы предполагаете, по Москве.

И. Оруджев

— Нет, вы представьте: идете 20 километров лицом в навигаторе. Это зачем тогда вообще выходить?

А. Пичугин

— Ну он голосом говорит: поверните направо, поверните налево...

И. Оруджев

— Нет, вот поверьте мне, когда я сам ходил пять раз, и ходил с навигатором и без — ну конечно, лучше идти без навигатора. Конечно, ты отдаешься либо навигатору, либо путешествию. В этом плане есть масса интересных примеров, когда дорога в городе в крупном становится сама по себе достопримечательностью не меньшей и не менее значимой, чем объемная достопримечательность. Ну например, есть прекрасный пример — в Бостоне Тропа свободы. Они выложили всю эту тропу в один кирпич красный, и ты когда проходишь, ну ты просто не можешь промахнуться, красный кирпич тебя ведет туда, куда нужно.

А. Пичугин

— А вы знакомы, может быть, есть такой проект, и мы однажды его на радио здесь обсуждали, можно найти в архивах наших передач: мы дружим с вице-губернатором Архангельской области Еленой Сергеевной Кутуковой, которая сейчас активно развивает «Тропы Ломоносова». Киваете головой, знаете. Потому что первая часть, я так понимаю, что она как раз повторяет ваш маршрут. Не знаю, сотрудничаете ли вы, или конкурируете, или как-то общаетесь или не общаетесь, но я так понимаю, что она примерно до Сергиева Посада, а потом дальше уходит на север.

И. Оруджев

— Ну мы скажем так: там все-таки это проект, а у нас это уже дорога. И там для того, чтобы тот проект состоялся как...

А. Пичугин

— Как ваш?

И. Оруджев

— Нет, вообще не как наш, наш тоже еще не состоялся до конца, но чтобы он состоялся, это тоже должно превратиться в дорогу. И надо понять, почему и кто из Архангельска пойдет в Москву. То есть ну для меня количество и интерес этих людей, ну как сказать, сомнительны. Но даже если предположить, для того чтобы они смогли пройти, эту дорогу надо сделать, пешеходную. Просто так людей отправить, ну если идти по лесу, поверьте мне, вы можете зайти в лес...

А. Пичугин

— И не выйти оттуда.

И. Оруджев

— Да, который вчера расчистили, а сегодня он будет завален опавшими деревьями, дорога разбита проехавшими квадроциклами. И если этим не заниматься в режиме...

А. Пичугин

— Постоянно.

И. Оруджев

— Да, 7 на 24, то никакой дороги — ни Ломоносова, ни кого угодно другого — не будет. То есть это надо четко себе отдавать отчет, что даже в Подмосковье, даже в высоко урбанистическом окружении все равно этим надо заниматься отдельно — как дорогой, как объектом. Иначе ну туда людей пускать нельзя.

А. Пичугин

— Ну мы об этом говорили в начале программы.

И. Оруджев

— Иначе этим должны заниматься на свой страх и риск несколько энтузиастов. И вот я помню даже, у нас был велосипедист, парень, которого я отправил вот зимой, и 24 декабря сел на велосипед, привез этих фотографии — ну вот проехал по вашему маршруту, мы посмотрели все, скачали. Я сказал: Сергей, так делать, так поступать с людьми нельзя, то есть люди так ходить не должны. То есть они должны ну как бы ходить в нормальном окружении, то есть им должно быть комфортно, безопасно, интересно. Они с радостью должны воспринимать...

А. Пичугин

— Безусловно, там переваливаться через овраг, перелезать — это...

И. Оруджев

— Они должны с радостью вспоминать свое путешествие или паломничество. Они не должны... То есть они должны, конечно, преодолевать что-то, потому что сам уже этот маршрут...

А. Пичугин

— Спасибо большое за этот разговор. Время нашей программы уже подошло к концу. Я напомню, что сегодня мы говорили про замечательный проект «Дорога в Лавру». Я еще раз напомню все адреса, ну вернее адрес сайта, он называется http://dorogavposad.ru/ — красочный сайт, где все материалы, все возможные маршруты. Я очень рад, что сейчас у нас постепенно в России пеший туризм возрождается. В разных совершенно формах, но возрождается. Я знаю и читаю про разных людей, которые ходят пешком на десятки километров. Вот наши сегодняшние гости возрождают древний маршрут паломничества в Лавру, в Сергиев Посад, в Троице-Сергиеву Лавру — монастырь, потом дальше еще можно Гремячий ключ пройти. Спасибо за эту беседу. Я напомню, что с нами были Ильдар Оруджев, руководитель проекта «Дорога в Лавру», священник Петр Зорин, настоятель Иосифо-Волоцкого храма в поселке Развилка, в Подмосковье, и журналист Виктория Аникеева. Спасибо, всего хорошего и до новых встреч.

Друзья! Поддержите выпуски новых программ Радио ВЕРА!
Вы можете стать попечителем радио, установив ежемесячный платеж. Будем вместе свидетельствовать миру о Христе, Его любви и милосердии!
Мы в соцсетях
******
Слушать на мобильном

Скачайте приложение для мобильного устройства и Радио ВЕРА будет всегда у вас под рукой, где бы вы ни были, дома или в дороге.

Слушайте подкасты в iTunes и Яндекс.Музыка

Другие программы
Частное мнение
Частное мнение
Разные люди, интересные точки зрения, соглашаться необязательно. Это — частное мнение — мысли наших авторов о жизни и обо всем, что нас окружает.
Материнский капитал
Материнский капитал
Дети - большие и подросшие – как с ними общаться, как их воспитывать и чему мы можем у них научиться? В программе «Материнский капитал» Софья Бакалеева и ее гости рассуждают о главном капитале любой мамы – о наших любимых детях.
Храмы моего города
Храмы моего города
Древние храмы Москвы и церкви в спальных районах — именно православные храмы издревле определяют архитектурный облик Столицы. Совершить прогулку по старинным и новым, знаменитым и малоизвестным церквям предлагает Дмитрий Серебряков в программе «Храмы моего города»
Азы православия
Азы православия
В церковной жизни - масса незнакомых слов и понятий, способных смутить человека, впервые входящего в храм. Основные традиции, обряды, понятия и, разумеется, главные основы православного вероучения - обо всем этом вы узнаете в наших программах из серии "Азы православия".

Также рекомендуем