Москва - 100,9 FM

"Отцовство". Светлый вечер с Виталием Петуховым (15.12.2016)

* Поделиться
Виталий Петухов

Фото: vk.com

У нас в гостях был директор по связям с общественностью фонда поддержки семьи и семейных ценностей "Отцовство" Виталий Петухов.

Разговор шел о проектах фонда и о роли отца в семье.

 

 


А. Пичугин

— В студии светлого радио приветствуем вас мы: Алла Митрофанова —

А. Митрофанова

— Алексей Пичугин!

А. Пичугин

— И с удовольствием представляем вам нашего гостя! Часто мы говорим здесь про детей, про детские проблемы, про матерей и детей. А вот тут необычный разворот получается. У нас в гостях Виталий Петухов — директор по связям с общественностью фонда «Отцовство». Такая тема «Отцы и дети» у нас получается. Оказывается, в России очень много всяких интересных, важных штуковин, которые связаны не с материнством, а именно с отцовством. Здесь и праздник, и премия, и многое-многое другое, о чем мы сегодня будем говорить с Виталием в течение этого часа.

А. Митрофанова

— Добрый вечер!

А. Пичугин

— Здравствуйте!

Виталий Петухов

— Здравствуйте! Рад находиться в вашей студии! Спасибо, что вы обратили внимание на тему отцовства.

А. Митрофанова

— Вам спасибо, вообще-то! (Смеется.) У нас, мне кажется, с этой темой отношения складываются в нынешнее время натянуто. Потому как, что касается мам, то всё хорошо, замечательно, прекрасно. Или не хорошо, не замечательно, не прекрасно, но всё равно мама никуда не денется.

А. Пичугин

— Но тем не менее это мама.

А. Митрофанова

— А с папами по-разному бывает. И мне бы хотелось, чтобы вы обосновали, как вы пришли к идее создания такого фонда, и какие вы для себя вопросы прежде всего вынесли на первый план, когда его задумали.

Виталий Петухов

— Да. Совершенно верно. Вы правильно отметили, что у нас, конечно, акцент в значительной степени в семье в первую очередь на мамах. Это следствие многих причин. Для этого есть самые разные предпосылки, и были. Но одна из ключевых причин того, что у нас акцент больше на женщину — это, например, исторические причины. То, что у нас после войны стало меньше мужчин элементарно. И в какой-то момент женщина стала одним из основных носителей семьи. То есть она занималась воспитанием детей, добычей пропитания, устройством ребенка в жизни. И дальше это стало в какой-то степени семейной парадигмой. То есть мужчины выступали в роли таких отстраненных наблюдателей, не вовлекались в развитие ребенка, в его воспитание, в жизнь семьи. А, скорее, просто добывали ресурсы и приносили их в семью. Дальше сами по себе оставаясь в такой некой изоляции. А мамы уже привыкли к тому, что они сами тянут, что мужчина, если и готов помогать, то только под большим прессом, исключительно по большому требованию, и надо его «пилить» с утра до вечера. И мы, если честно, хотим немножко изменить эту ситуацию. И это огромная системная работа, которой мы занимаемся уже третий год в фонде «Отцовство». И знаете, мы видим реальный результат нашей работы. Если раньше, например… Вот элементарно, если ввести в новостях «Яндекса», есть такие агрегаторы СМИ, мы все про них знаем, где можно почитать подборки новостей… Если ввести «отец», «сын-отец», то раньше там было масса чернухи, сплошные криминальные сводки про то, что сын отца… и так далее.

А. Митрофанова

— А сейчас?

Виталий Петухов

— Сейчас очень много позитива. То есть «сын подарил отцу», «отец научил сына». То есть начинает потихонечку сдвигаться деятельность людей.

А. Пичугин

— А давно она уже сдвигается?

Виталий Петухов

— Знаете, в последний год мы наблюдаем сейчас такой эффект.

А. Пичугин

— Тогда, наверное, пока рано даже какие-то промежуточные итоги подводить.

Виталий Петухов

— Да, да. Это не столько результат нашей деятельности, сколько на самом деле, вообще, тренд на поднятие интереса к отцовству. Потому что, когда мы начали этим заниматься, мы поняли, что это огромное непаханое поле, где ещё практически никто ничего не делал. И с удивлением, спустя пару лет, обнаружили, что из регионов начинают как «грибочки» вырастать отцовские организации. Причем не просто организации людей, которые что-то непонятное делают, но они делают очень конкретные вещи. Они конкретно работают с детьми, они для них организуют возможности, организуют благоприятную среду вокруг них.

А. Пичугин

— Но здесь, смотрите, с одной стороны, может быть, это просто название организации, фонда. Про ваш мы сейчас подробно поговорим. Но если брать это как-то в общем, то, может быть, просто используется сама терминология — «отец». А дальше это, может быть, какая-то просто семейная программа детского развития, никак персонально с отцами не связанная. То есть здесь «отец» — это такая «завлекалочка», не как у всех. Не «мамы», не «материнство», не «детство». А вот так, чтоб конкретно люди занимались отцами и детьми?

Виталий Петухов

— Есть и такое, безусловно. Есть «отец» в контексте общесемейной тематики. Потому что мы отца из семьи вырывать не имеем никакого права. Потому что и папа, и мама, и ребенок — это одно и то же. То есть это люди, которые рядом друг с другом находятся постоянно.

А. Митрофанова

— Не одно и то же, а единое целое, наверное.

Виталий Петухов

— Скажем так, они очень близки. Понятно, что физически — это не одно и то же. Но духовно это, в значительной степени, такая единая ячейка, в которой есть и общие ценности, и общее пространство, в котором они вместе живут, думают и развиваются. И это, конечно, многими специалистами рассматривается как некая цельная сущность, с которой надо работать. Это называется семья. То есть, естественно, что в каком-то из направлений работают с семьей, что какие-то программы нацелены именно на отца, как на члена семьи, и работают непосредственно со всеми: и с мамами, и с папами, и с детьми. Но то, над чем мы работаем, и то, над чем работают наши коллеги, партнеры в регионах в том числе, это непосредственно вовлечение отцов, самих мужчин во взаимодействие в воспитании ребенка. Это работа самих отцов, направленная на собственных детей. Вот приведу пример. У нас в регионах есть очень много «Советов отцов». Сейчас у нас 28 регионов, в которых есть «Советы отцов». Это только те, о которых мы знаем.

А. Пичугин

— А что это такое?

А. Митрофанова

— Это очень интересно!

Виталий Петухов

— Сейчас отдельно расскажу. Масса всего! В мае мы учредили, совместно с несколькими партнерами, с общественными организациями, с Государственной Думой, с Советом Федерации, с Союзом женщин России межрегиональную общественную организацию «Союз отцов». В нее входят как раз «Советы отцов» из 28 регионов России. И эти советы, на самом деле, появлялись в основном снизу. То есть появлялись «Советы отцов» при школах. Какая у них мотивация? Они работают со своими детьми. Они занимаются общественно-полезной деятельностью в школе.

А. Митрофанова

— Например?

Виталий Петухов

— Масса. От субботников элементарных. То есть это – облагородить территорию школы, убрать какие-то покосившиеся деревья, построить новую спортивную площадку на свои деньги и своими руками. И до работы, например (это очень интересная тема, мне очень нравится, она очень актуальная), с трудными подростками. Профилактика правонарушений. Потому что трудные подростки не реагируют на полицейских. Они не реагируют на социальных работников. Для них не авторитет учитель. Зато мужчины взрослые, они не в форме, они не связаны никак не с каким регулирующим органом. Это собрание взрослых мужчин, которые реально такие дядьки, которых сложно не воспринимать и то, что они говорят. Это чаще всего авторитетные, уважаемые люди в городе, в районе.

А. Митрофанова

— Всем нужен значимый взрослый.

А. Пичугин

— Кто может быть таким человеком? Это какой-то очень хорошо раскачанный парень, который ходит в спортзал? Или бывший милиционер, или прошедший огонь, воду и медные трубы?

Виталий Петухов

— Нет. Это может быть, конечно, и бывший милиционер. Самые разные люди, на самом деле, в «Советах отцов». Обычно средний возраст это 30+. Потому что уже в этом возрасте ты осознанно с детьми взаимодействуешь. Ты уже понимаешь, зачем это нужно, что это тебе дает, в каких целях ты это делаешь. И тут авторитет не в физической силе, хотя и в ней тоже. Там много спортсменов. Например, сейчас мы делаем нашу премию «Папа года». И приходит масса… У нас под тысячу заявок пришло. И там кого только нет. Там много спортсменов. Кстати, достаточно много священников — значительно выше среднего показатель. Много людей, которые занимаются строительством, например. То есть они физически сильные, это вы правы. У них у многих в жизни есть какая-то спортивная активность. И они в том числе транслируют этим трудным подросткам такие вещи. То есть они их вовлекают в массу активностей на своих территориях, и у тех просто времени не остается на то, чтобы хулиганить. Это всякие спортивные истории, туристические, патриотические мероприятия, творческие. То есть предлагают им за свой счет самостоятельно большое количество самой разной деятельности, чтобы те занимались. Я был недавно в Архангельске на «Форуме отцов» и там рассказали забавный случай. В Архангельской области очень сильная организация «Совет отцов». Она существует уже лет 8, массу чего сделали. У них даже есть благодарственное письмо от Путина на эту тему. И, например, они рассказывали, что сбросили с парашютом трудного подростка в тандеме с инспектором по делам несовершеннолетних.

А. Митрофанова

— На одном парашюте?

Виталий Петухов

— Да. В тандеме, вдвоем. И они говорят, что он зашел в самолет трудным подростком, а приземлился просто идеальным.

А. Пичугин

— А инспектор вообще уволился!

Виталий Петухов

— Нет. Причем инспектор — девушка.

А. Митрофанова

— Ах, вот как!

Виталий Петухов

— Я говорю, что это просто прямо родной человек стал. Понятно, что это экстремальный случай, конечно. Это не всегда так удастся. Это хороший пример, как можно вообще, в целом работать. То есть какие есть методы для того, чтобы работать с ситуацией вокруг нас, чтобы на людей влиять, чтобы создавать… Собственно, большая цель — это создавать вокруг нас мир, в котором нам хочется жить. То есть, чтобы были вокруг нас те люди, которые нам нравятся, с которыми комфортно, приятно общаться. И это одна из больших задач всех наших организаций.

А. Пичугин

— Трудные подростки же могут быть из разных семей: из полных, из неполных. А вот конкретно и адресно — неполные семьи, где, как обычно, есть одна только мама или только женский пол участвует в воспитании ребенка. Например, мальчика, которого воспитывают женщины. Это мама, бабушка, тетя. И в итоге мужского присмотра как раз нет. Руки мальчику никто не привинтит. Как-то вы работаете, ваш фонд? Или, может быть, вы знаете какие-то организации в стране из отцов, которые этим занимаются?

Виталий Петухов

— Очень интересный вопрос. Действительно такая проблема существует. И это вообще, в целом значительное количество населения в России такое — с «отвинченными» руками уже изначально. Потому что у нас количество людей, воспитанных женщинами, даже в полных семьях, оно всё равно очень высокое. И женщины потом сами жалуются, что мужчины слабые, инфантильные, ничего не могут, ничего не умеют. И у нас был действительно реальный социальный запрос от женщин из неполных семей: «У меня растет мальчик, а я не знаю, чего с ним делать. Я знаю по-матерински, по-женски, я ему объясняю всё, что я знаю. А какой из него будет мужчина, когда он вырастет? Он будет мужчина, воспитанный мной. Этого недостаточно».

А. Митрофанова

— Мудрая женщина. Она это понимает, что очень важно.

Виталий Петухов

— Да, потому что она может это сформулировать. И мы разработали проект, пока что он пилотный. Мы сейчас завершили первый проект на эту тему. Он называется «Социальное отцовство». Это когда взрослые, сформировавшиеся как личности мужчины, прошедшие определенные психологические тесты через достаточно сложную систему, разработанную психологами из МГУ, встречаются с детьми пока что из детских домов. Но неполные семьи тоже у нас запланированы в дальнейшем. И проводят с ними время, передавая им мужские ценности. Они элементарно просто показывают им, как должен вести себя мужчина в разных ситуациях. Пока что это больше такое времяпрепровождение. Они ходят в разные места и выполняют задания в формате психологического квеста. И таким образом они, во-первых, друг у друга учатся. То есть как минимум мальчик учится у взрослого, как должен выглядеть нормальный мужчина. А взрослый понимает вообще, готов ли он к детям. Что он может им дать? Может быть, из них в дальнейшем может сложиться приемная семья. Тоже статистика совершенно отрицательная, потому что очень много отказов в приемных семьях. Таким образом мы еще и стимулируем людей к тому, чтобы они в целом становились родителями. Так вот, пилотный проект мы закончили. По нему сейчас идет подготовка отчетности. И в следующем году планируем его масштабирование в регионы. В том числе и на детей-девочек, которым точно также нужен мужчина, нужен образец мужчины. И на детей, собственно, из неполных семей, которые реально — основная аудитория. Потому что с детдомами понятно, что с ними надо работать. А вот с неполными семьями, по сути, никто не работает. Именно с точки зрения мужской гендерной роли. Проект называется «Социальное отцовство». У нас социальные отцы и социальные наставники в нём участвуют.

А. Пичугин

— Директор по связям с общественностью фонда «Отцовство» Виталий Петухов — гость программы «Светлый вечер» здесь, на светлом радио. Про сам фонд, в общем, пока и не начали говорить. Как? С чего началось? Почему, вообще, возникла эта идея сделать фонд, где главную роль будут играть отцы?

Виталий Петухов

— Вы знаете, идея возникла следующим образом. Ко мне обратился года 3 назад мой давний друг Иван Донцов. Он сейчас наш учредитель фонда, главный руководитель, отец двоих детей. Он говорит: «Я увидел, что в мире есть такая вещь, как Международный день отца». Он празднуется по всему миру, в большом количестве стран, где-то порядка 70. Празднуется он в третье воскресенье июня. И говорит: «Я смотрю, а у нас его нет». На мероприятия такого формата у нас в России просто некуда сходить. Есть какие-то разбросанные, развлекательные, образовательные истории для отцов с детьми. Но такого, чтобы целенаправленно вовлекали мужчин во времяпровождение с детьми, такого особо нет. То есть какие-то, может, и появляются постепенно, но они, во-первых, малоизвестны, их надо искать. И говорит: «Давай попробуем сделать что-нибудь такого формата». А так как мы вышли из ивентов, из бизнеса, из шоу-бизнеса, то у нас был опыт организации мероприятий фестивального типа. Первое мероприятие, которое мы сделали, это был фестиваль «Папа Фест» на Международный день отца в 2014 году. Собрали почти 10000 народу в ЦДХ на Крымском Валу. Показалось, что есть спрос очень приличный. Потому что люди были невозможно довольные.

А. Митрофанова

— А что вы там делали?

Виталий Петухов

— Там формат у нас такой, он не сильно изменился — это выполнение папами вместе с детьми каких-то заданий. Это вбить гвоздь, завязать галстук, пришить пуговицу, то есть те вещи, которые ребенок реально может использовать в дальнейшей жизни. Собрать робота.

А. Пичугин

— Собрать робота! Какой классный навык! (Смеется.)

А. Митрофанова

— Очень полезный навык!

Виталий Петухов

— Кстати, правда. У нас сейчас робототехника очень популярна.

А. Пичугин

— Да, это правда.

Виталий Петухов

— И если у ребенка есть тяга к этому, то он может понять это у нас на мероприятии. Это разовая вовлекающая активность, которая бесплатна. У нас вход на все наши мероприятия везде бесплатный. И человек может попробовать 30-40 разных вариантов времяпровождения и развития, не заплатив ни копейки. То есть он может поиграть на электронной ударной установке, собрать робота, пришить пуговицу, слепить горшок глиняный. То есть поработать как руками, так и головой. На планшете графическом что-то нарисовать, например. То есть от творческих до технических...

А. Пичугин

— А причем здесь папа?

Виталий Петухов

— А папа в это время как минимум рядом. Он, во-первых, показывает поддержку, что это папой одобрено. Во-вторых, очень часто папа участвует сам и сам всё делает, потому что папе очень часто просто нравятся эти вещи, которые…

А. Митрофанова

— То есть это такая командная игра получается?

Виталий Петухов

— Да, совершенно верно.

А. Пичугин

— Вы делаете то, что было бы интересно и вам тоже, взрослому человеку?

Виталий Петухов

— Конечно. Как и папе, взрослому, то же самое. Человек покупает вертолетик и говорит: «Да, вот когда родится ребенок, я подарю обязательно…»

А. Митрофанова

— Да, да. (Смеется.)

Виталий Петухов

— «Покупаю нашему будущему ребенку».

А. Митрофанова

— Мужчины и вертолетики — это отдельная тема.

А. Пичугин

— Я шел тут и покупал вертолетик в подарок, потом думал: «Кому же он больше подойдет: ребенку или папе?»

Виталий Петухов

— Поэтому, естественно, что мы, делая эти вещи, мы имеем в виду не только детей, но и взрослых детей, которым просто интересно повозиться с железками, поизучать что-то, пострелять из резиновых луков, побегать, поиграть в конце концов.

А. Пичугин

— «Папа Фест», да?

Виталий Петухов

— Да. «Папа Фест». И у нас в этом году был уже третий фестиваль. На него мы собрали порядка 15000. Было много рекламы, много народу. ЦДХ был под крышу забит весь, прямо такая толпа невозможная, но было весело. Действительно, было очень здорово. У нас фестиваль шикарный каждый раз.

А. Митрофанова

— А сами папы вам какую-то обратную связь дают? Мне кажется, знаете, здесь какой есть момент... Хорошо, когда есть такие праздники, но это такая организованная тусовка, организованная раз в год или два раза в год, может быть. А между этими тусовками есть ведь те будни, когда папа уставший приходит с работы домой и, в принципе, он вымотан часто бывает настолько, что ему бы отдохнуть, чтобы его в этот момент не трогали. А там дети, которым чего-то надо, а там жена, которая будет «пилить» по поводу чего-то. И там много, что ещё такого возникает. Вы в этом направлении какие-то предпринимаете шаги?

Виталий Петухов

— Чтоб папы не уставали?

А. Митрофанова

— Чтобы папы, я не знаю… Как-то, может быть, чтобы и мамы на это иначе реагировали — на приход папы в дом. И создавали соответствующую атмосферу, чтобы папе там хотелось раскрыться.

Виталий Петухов

— Вы знаете, это огромная, ещё больше, чем наша, работа. Мы, на самом деле, это уже озвучивали — конкретно то, о чем вы говорите. Чтобы женщины тоже включались, чтобы они не набрасывались и не «пилили», а находили компромиссы, находили понимание, делали шаги навстречу. И мы в связи с этим работаем с Союзом женщин России. Мы с ними уже обсуждали возможные какие-то долгосрочные программы, направленные на изменение отношения женщин просто к этой ситуации. Но это настолько, знаете, такие «материковые» гигантские пласты, которые надо двигать долго, тяжело и медленно. Потому что, если у нас закрепилось такое отношение, как вы говорите: «Пришёл, упал. Что лежишь-то? Вставай, с ребенком поиграй», — то тут нужны какие-то сверхавторитеты, и этим сверхавторитетам нужно много раз повторить, чтоб это начало как-то более-менее медленно работать. То есть это работа, на самом деле, совместная. Это работа и мужчин, и женщин. Мужчины должны тоже как-то включаться и пересиливать себя, и быть более ответственными. И, кстати, таких примеров очень много. Вот у нас на премию пришло такое количество заявок великолепных отцов, что просто…

А. Митрофанова

— Расскажите подробнее.

А. Пичугин

— Тем более вам самому так это нравится.

Виталий Петухов

— Ну, конечно. Это здорово.

А. Митрофанова

— А вы из бизнеса, простите, пришли в эту сферу?

Виталий Петухов

— Да, я занимался туристическим бизнесом, занимался шоу-бизнесом, делали мероприятия.

А. Митрофанова

— А теперь у вас такой кайф настоящий, я чувствую.

Виталий Петухов

— Теперь это большое дело, которое просто настолько большое… Это большая цель за горизонтом. Мало того, занимаясь им, я понимаю, какую мы пользу приносим. Вот мы вчера с коллегами читали наши заявки, которые поданы на премию, и просто некоторые из них настолько «мимимишные» невозможно! «Мой папа — самый лучший. Он каждый день со мной играет, он меня любит, он всё для меня делает. Он построил дом. Дочка Маша, 5 лет». Кто подал в кандидаты? Дочка Маша.

А. Митрофанова

— То есть кандидаты не сами себя подают?

А. Пичугин

— Подал-то, может быть, и папа. Но…

Виталий Петухов

— Вы знаете, там так написано, что это точно не папа. Хотя, конечно, может и есть такие папы, я не исключаю, но тем не менее.

А. Митрофанова

— Чудотворцы. А какие еще есть варианты заявок? Если, может быть, папа сам от себя написал что-то.

Виталий Петухов

— Да можно, чтобы и сам. Собственно, у нас нет ограничений на самовыдвижение в данном случае, но мы рекомендуем людям рекомендовать кого-то. Потому что это гораздо круче, когда человеку внезапно звонят и говорят, что он выиграл, что он стал «Папой года». Особенно, если этот человек живет в какой-то отдаленной местности. А у нас масса заявок из таких мест. Я таких названий не знаю вообще, в принципе. И, наверное, никогда бы не узнал, если б не эта премия.

А. Митрофанова

— А как люди узнают про то, что есть такой конкурс и на него можно подать заявку? Например, своего папу туда в качестве кандидата отправить?

Виталий Петухов

— У нас более 300 публикаций в региональных СМИ об этой премии в этом году. Нас поддержали все без исключения региональные администрации.

А. Митрофанова

— Еще бы!

Виталий Петухов

— Которые направили распоряжения в управления социальной защиты, в управления информации своих регионов, администрации областей о поддержке нашей премии. Мы всем писали письма, попросили поддержать. Они нас поддержали. И действительно, там вплоть до сайтов средних школ Вологодской области публикуют наши анонсы о том, что у нас будет конкурс.

А. Пичугин

— Самое главное, как у вас обратная связь устроена? Как про вас узнают в глубинке, в Вологодской области или где-нибудь в Якутии, например?

Виталий Петухов

— Вот сейчас, конкретно по этой кампании. В принципе, это наша самая глубокая и широкая информационная кампания из всех, что были. Это именно сайты местных администраций, это местные газеты, это работа с теми людьми, которые непосредственно работают с семьями. То есть в данном случае это соц.защита. Потому что все наши письма спускаются администрацией в управления социальной защиты, которые непосредственно работают с многодетными семьями, с приемными семьями. То есть это самые активные люди, которые с детьми вообще, в принципе взаимодействуют. Там у нас есть такие заявки: 22 ребенка, из них 18 приемных. То есть это, конечно, уникальные люди. Это тяжело очень.

А. Митрофанова

— А каких заявок больше? Когда папа многодетный? Или когда один-два, может быть, три ребенка?

Виталий Петухов

— Не берусь считать. И тех и тех очень много. У нас три категории в этом году. Первая категория — папа-семьянин, то есть папа, который делает выдающиеся дела для развития, в том числе собственных детей. Вторая — папа-общественник, когда папа что-то делает не только для своих детей, но и вообще для чужих, для всех. И категория третья — это организация, которая реализовала проект в сфере отцовства. Конечно, большинство заявок — это папа-семьянин. Люди до конца не понимают смысл этой номинации и пишут просто, что папа — молодец.

А. Пичугин

— А смысл какой? Есть какой-то глубинный, который не сразу лежит на поверхности?

Виталий Петухов

— Смысл в том, чтобы это были действительно выдающиеся дела, чтобы человек делал что-то, кроме того, что он просто хороший папа.

А. Пичугин

— А приведите пример. Может быть, он папа-герой, у него 11 детей. Или, может быть, он… А вот дальше, что ещё?

Виталий Петухов

— Например, он спас ребенка из горящего дома.

А. Пичугин

— Да. Я как раз хотел сказать.

Виталий Петухов

— Например, он боролся с болезнью. У нас есть очень хороший пример. Председатель «Совета отцов» Владимирской области, наш замечательный коллега, он два с лишним года боролся с болезнью ребенка. Причем у него 7 детей, и он сидел 2 года у кровати одного из них в Москве. Просто всё делал для того, чтобы… И ребенок вылечился, у ребенка всё хорошо. Это выдающееся достижение, это значит, что человек всё бросил. При этом он продолжал зарабатывать деньги каким-то образом, продолжал обеспечивать семью и с другими детьми тоже общался каким-то образом. И при этом он сделал так, что ребенок выздоровел. Это была его личная мотивация, личное действие. И за такие вещи мы хотим давать премию, таких людей отмечать, рассказывать о них по всей стране.

А. Митрофанова

— Мне кажется, что внимания достойны не только такие выдающиеся отцы-герои или отцы, у которых 22 ребенка, но и отец, у которого один-два ребенка, но это тоже повод для разговора. И давайте мы к этим папам в следующей части программы обратимся.

Виталий Петухов

— Хорошо.

А. Пичугин

— Напомним только, что у нас Виталий Петухов — директор по связям с общественностью фонда «Отцовство», здесь, в студии светлого радио. Алла Митрофанова, я — Алексей Пичугин. Через минуту снова здесь.

А. Митрофанова

— Ещё раз добрый, светлый вечер, дорогие слушатели! Алексей Пичугин, я — Алла Митрофанова. Напомню, что в гостях у нас сегодня директор по связям с общественностью фонда «Отцовство»… Название-то, какое прекрасное! «Отцовство»! Виталий Петухов.

А. Пичугин

— Да, хорошее.

А. Митрофанова

— И говорим мы про отцов, про пап сегодня. Папы — это настолько важная часть нашей жизни, каждого из нас, я думаю. И, вообще, мы начали говорить про отцов-героев в первой части программы. Те, которые самые яркие, выдающиеся номинанты вашей премии «Папа года» в 2016 году. Кстати, когда у вас будет вручение премии?

Виталий Петухов

— Вручение у нас пройдет 18 декабря в Центральном детском магазине на Лубянке.

А. Митрофанова

— Вот будет очень интересно узнать, кто у вас там победитель?

Виталий Петухов

— Самим интересно. Потому что у нас сейчас предстоит голосование экспертов. Оно начинается буквально в ближайшее время. Дальше будет голосование жюри, и уже на самом мероприятии соберется костяк жюри и выберет самых лучших отцов, которые будут достойны премии.

А. Пичугин

— Я всё пытаюсь выговорить «Папа года». «Папа года 2016»!

А. Митрофанова

— У тебя хорошо получилось. (Смеется.)

Виталий Петухов

— Да. Отличное название. Возвращаясь к вопросу о людях, которые могут стать лауреатами премии, её призерами. Если не говорить о совсем выдающихся людях, у которых 20 детей или, например, 15 приемных, такие тоже есть, или о тех, которые совершили резко героические поступки, то в категории «семьянин» мы рассматриваем в первую очередь людей, которые оказывают влияние на развитие и воспитание собственных детей. То есть, например, они помогают детям достигать каких-то результатов. То есть их деятельность как отцов направлена на то, чтобы ребенок, например, занял первое место на песенном конкурсе, или ребенок поступил с отличием в вуз, или окончил школу с золотой медалью. И когда к нам приходят заявки от детей, что благодаря папе, я — кандидат наук…

А. Митрофанова

— То есть ребенок сам оценивает вклад папы в его развитие.

А. Пичугин

— Очень тонкая история, мне кажется, когда ребенок сам оценивает. Он может как переоценить, так и недооценить.

Виталий Петухов

— Конечно. Тут очень много эмоций. Поэтому у нас есть 6 критериев, по которым оценивают эксперты. У нас порядка 50 экспертов.

А. Пичугин

— А кто у вас эксперты? И по какому принципу вы их отбираете?

Виталий Петухов

— Эксперты — это те люди, которые работают с семьей, которые занимаются как общественники семейной политикой…

А. Пичугин

— Семейные психологи.

Виталий Петухов

— В том числе. Совершенно верно. Это и наши коллеги из общественных семейных организаций. Например, «Национальная родительская ассоциация». Это управление социальной защиты. Это люди, которые работают, например, с детьми-инвалидами, с детьми с ограниченными возможностями. Масса всего. Можно посмотреть на сайте www.папагода.рф. Там у нас есть экспертный совет — это первый уровень оценки. И жюри — это второй уровень оценки. То есть это уже более известные, скажем так, люди, которые выбирают…

А. Митрофанова

— Я чувствую, что непростая будет задача у жюри в этом году.

Виталий Петухов

— Очень непростая! Потому что там такие есть… Очень сложно отказать, понимаете, когда видишь: «Папа нас любит и не отходит от моей кроватки», — невозможно отказать. А собственно, есть две опции: либо жена, либо ребенок пишет заявку на номинанта. А от жены тоже — там такое количество любви, просто читаешь и понимаешь, что мир состоит из добрых людей. Такое счастье это видеть.

А. Пичугин

— Ну, если уж выдвинули благоверного, так надо же всё-таки…

А. Митрофанова

— Так она сама его и выдвигает.

Виталий Петухов

— Там часто без особого расписывания его достоинств, просто написано: «Он такой хороший, я его так люблю. Пожалуйста, он достоин премии».

А. Митрофанова

— Пожалуйста, дайте ему приз! (Смеется.)

Виталий Петухов

— Либо люди, которые общались с ними или работали. Это коллеги, это руководители этих людей, это их подчиненные и т.д. То есть это те, кто с ними соприкасается в жизни, особенно это касается общественников. У нас есть категория «общественник». Например: «Хабаровский край, такой-то поселок, глава администрации этого поселка. Вот он построил это-это-это для детей, и еще спортивные соревнования, и столько всего делает. И, вообще, молодец!»

А. Пичугин

— Это всё очень здорово. Положительные примеры. А бывает ведь всё совсем наоборот, когда отцы, к сожалению, пьющие. Бывает, что отцы в семьях тяжело заболевают. Бывает ещё… Можно перечислить огромное количество ситуаций, когда какие-то проблемы как раз у папы. В данном случае вы как-то помогаете? У вас есть средства, направления деятельности фонда, чтоб помогать таким людям, которые попали в трудную ситуацию?

Виталий Петухов

— Знаете, у нас, если честно, нет возможности заниматься адресной помощью конкретным людям. По двум причинам. Первая — это отсутствие реальных финансовых ресурсов и человеческих.

А. Пичугин

— И в уставе это не прописано как раз?

Виталий Петухов

— В уставе есть адресная помощь. Мы ею занимаемся опосредованно. То есть мы подключаем какие-то партнерские ресурсы к решению этих вопросов. Но это получается далеко не всегда. Потому что мы не имеем физической возможности финансово помочь каждому профессионально. А это чаще всего нужна профессиональная квалификация. То есть и педагогическая, и психологическая и так далее. Для того чтобы решать вопросы, как вы говорите, и с пьющими, и с неплатящими алименты, и с самыми разными отцами, у которых есть масса проблем.

А. Митрофанова

— Мне кажется, что это немного другие задачи. То есть это надо ещё один фонд тогда создавать, который бы адресно этим занимался.

Виталий Петухов

— Это же задача благотворительных организаций, которые занимаются адресной помощью. Мы с несколькими из них сотрудничаем. Мы направляем в том числе отцов, которым нужна юридическая помощь, в партнерские адвокатские бюро, которые им предоставляют бесплатные консультации. Потому что есть масса отцов, которые находятся в юридических взаимоотношениях с женами и им требуется консультация. Таких много. Они к нам приходят регулярно, и мы сами, не обладая квалификацией… Я, например, журфак закончил. И могу человеку посоветовать исключительно на уровне личного неформального совета, но ему это не поможет.

А. Пичугин

— Ему может так кто угодно посоветовать.

Виталий Петухов

— Конечно. Мы их направляем, соответственно, к профессионалам сразу же. А наша работа более системная. Мы формируем вот эти смыслы, идеи, ценности, которые в дальнейшем формируют поведение и убеждения людей, как они дальше будут жить. То есть мы создаем программу, создаем эти нити, из которых будет шиться полотно, строиться фундамент, на котором будут новые отцы у нас дальше расти.

А. Митрофанова

— Вы даете определенные образцы, которых нам сейчас зачастую не хватает.

Виталий Петухов

— Алгоритмы и шаблоны поведения. Потому что сейчас у нас алгоритмы и шаблоны мужского, отцовского поведения практически отсутствуют. Они, скажем так, извращены. То есть ребенок включает телевизор и видит либо какие-то несуществующие в реальной жизни шаблоны. Так люди не живут, как там показывают. Это ненастоящая жизнь.

А. Митрофанова

— Там про пауков в банке, а не про людей.

А. Пичугин

— Смотря где и как. Это может быть, как ультрамегаположительный пример какого-то героического фильма, или, наоборот, страшно… Я даже не буду сейчас в эфире приводить примеры.

Виталий Петухов

— В массе своей это либо асоциальное поведение какое-то, либо просто какое-то сказочное. И поступая в соответствии с этими алгоритмами, ты не получишь результатов толковых.

А. Пичугин

— Взаимоотношение отца и ребенка у нас в России какое-то особенное? Или, в принципе, как и в любой, в данном случае, развитой стране, как в Западной Европе или как в Америке? Там семейные проблемы, взаимоотношения примерно такие же, как у нас?

Виталий Петухов

— Вы знаете, объективно, да, такие же. Потому что биологически мы все в разных странах одинаковые. У нас проблема взросления, роста — одинаковая. То есть, вообще, как мы осваиваем мир, как мы в нем начинаем ориентироваться — примерно одно и то же. То есть ребенок постигает его вне зависимости, по сути…

А. Пичугин

— Есть просто примеры мусульманских, исламских государств, где одно отношение к семье. Или даже наших российских республик. Есть примеры азиатских стран, неисламских, где культ семьи или, наоборот, он отсутствует. Просто Россия как раз находится в орбите стран с таким традиционным современным укладом семейной жизни. И поэтому я и спрашиваю.

Виталий Петухов

— Вот, собственно, хотел как раз ответить, что как раз в странах, где сильнее традиционный уклад, естественно, семья крепче. Она элементарно крепче в том плане, что ребенок получает больше отцовского внимания. Другой вопрос, какого качества это внимание. Потому что в странах, где, условно, уровень культуры, интеллекта, образования сам по себе ниже, у него будет как бы более грубое детство, более брутальное. То есть там, где уровень культуры выше, где уровень образования выше… Это зависит даже не столько от страны, сколько от среды, в которой ребенок родился. То есть, условно говоря, если он сын профессора, то у него одна среда, а если он сын бандита, у него, конечно, другая. И наша задача сделать так, чтобы люди просто понимали, зачем нужен ребенок. Вот ты мужчина, у тебя появился ребенок. Что дальше?

А. Митрофанова

— Мне кажется, что если это психологически здоровый человек, то у него любовь к собственному «я», его эго при виде ребенка всё равно начинает как-то уменьшаться. Потому что ты видишь малыша, и ты ничего с этим не можешь сделать. Ты начинаешь о нем заботиться.

Виталий Петухов

— Это называется ответственность. То есть, когда ты понимаешь, что только от тебя зависит, что дальше с ребенком будет. От тебя зависит, что он будет знать, что он будет делать, что он будет думать, как он будет жить дальше. Понятно, что это не только ты, естественно, с ним работаешь. Но ты прямо важнейшая, интегральнейшая часть его дальнейшей жизни. И то, что ты ему скажешь, каждое твое слово… Не буду уж говорить, что будет использовано против тебя… (Смеется.) Каждое твое слово будет использовано им, осядет у него в голове. И, естественно, это окажет влияние на всю его дальнейшую жизнь. Поэтому это — ответственность. Ответственное отцовство. Вот этот, скажем так, девиз, который мы активно используем, и продвигаем именно эту модель поведения — ответственное отцовство. То есть, во-первых, взять на себя ответственность за то, что ты стал отцом. То есть реально быть им дальше. И как это говорят, что не сложно стать отцом, а сложнее им остаться. И, во-вторых, дальше его нести, то есть нести до какого-то момента. То есть оставаться всю жизнь где-то прямо реально нянькой, где-то учителем, где-то просто наставником-ментором на каком-то этапе жизни, когда просто уже ребенку ты не нужен как опекун, но он к тебе может прийти за советом.

А. Митрофанова

— Как авторитет.

Виталий Петухов

— Хорошее отношение. А может и не прийти. Он к тебе придет через 30 лет и скажет: «Папа, почему я грустный клоун?» Как вот в анекдоте из Интернета. «Почему ты вот этого, этого мне не дал? Почему я не научился бриться? Почему я не умею гвозди забивать?» Как-то недавно мы тоже с кем-то общались на эту тему, и человек говорит: «Меня папа научил ловить рыбу, пришивать пуговицы, швейной машинкой пользоваться, забивать гвозди, клеить обои, чинить сантехнику». А меня папа не научил ничему из этого. Кого-то научил, кого-то не научил. Так вот наша задача, в том числе, чтобы научил, чтобы он сам это умел.

А. Пичугин

— В советское время, как бы кто к нему ни относился, всё равно было очень много фильмов, книжек, где отцовство было очень хорошо показано. Оно стояло, может быть, даже во главе самой идеи произведения как пример. Потом, в 90-е годы, и сейчас практически нет таких лент, таких фильмов, которые бы показывали положительный пример. А если есть, то зачастую, что у нас там? Какая-то грязь, пьющие родители, пьющие отцы и т.д. Может, не хватает чего-то светлого, доброго как раз в кино? Семейных фильмов, которые бы показывали личный подвиг участия отцов. Мы бы потом говорили, что всё не так на самом деле, что опять исказили действительность, что у нас полстраны — безотцовщина, но на самом деле таких ясных, светлых примеров очень не хватает.

Виталий Петухов

— По поводу «исказили действительность», я, во-первых, если честно, склонен думать, что лучше конструктив, чем деструктив. Поэтому лучше мы её будем искажать в положительную сторону. Пусть это будет искажение, хотя я с этим словом не согласен, что это искажение. Но постепенно мы ее исказим в правильном направлении. Потому что это очень медленно происходит, так или иначе. И лучше мы ее будем искажать в сторону позитива, чем будем показывать про то, какие плохие пьющие отцы, что они там со всеми дерутся. Что касается трансляции в информационное пространство, то, например, в этом году вышел фильм «Завтрак у папы», по-моему, называется. У нас актриса, которая там играла, маленькая девочка, была у нас на «Папа Фесте», готовила бутерброды вместе с детьми. И там как раз в легком, современном, молодежном формате рассказывается про папу, на которого свалилась дочка внезапно, которую ему оставила бывшая жена. И вот он с ней как-то пытается найти общий язык.

А. Митрофанова

— И находит, кстати говоря.

Виталий Петухов

— Да, находит.

А. Митрофанова

— Семью возвращает.

Виталий Петухов

— Это хороший пример того, о чем вы говорите. То есть это понятно современному обществу, молодежи в том числе. На понятном языке, он совсем несложный, если честно. Там нет каких-то глубоких истин. Но это понятно объяснено. И вообще, в целом, это одна из наших глобальных задач, одно из направлений нашей деятельности — это информационное. То есть передача в информационное пространство, собственно, тех самых ценностей конструктивного, позитивного, ответственного осознанного отцовства, о которых мы говорим. То есть создание у людей понимания, что это существует. Не то, что это «я один такой с ребенком вожусь, я делаю всё что нужно и души в нем не чаю, и я один такой». А понимание того, что нас много таких, еще много таких людей. В том числе и для этого у нас существуют «Советы отцов», «Союз отцов». То есть люди объединяются в эти полуформальные… Это организации, очень условные, «школьный совет» пока что. Они объединяются только на базе личной мотивации людей. Они работают со своими детьми. Сначала они работают со своими детьми в школах и детских садах. Потом понимают, что, вообще, другим детям тоже важно, что они могут им дать. И то, что они что-то могут. То есть они могут создать для них это новое пространство вокруг. Более безопасное, более интересное, более комфортное для развития. И они начинают уже подниматься на уровень выше. Поднимаются на уровень района, уровень города. Например, в Нижнем Новгороде нижегородский «Совет отцов» проводит 165 мероприятий в год, два мероприятия в неделю. Это от субботников до больших городских фестивалей. То есть там гигантский охват, просто безумное количество. Люди, которые у нас этим занимаются в регионах, это одни из самых активных общественников в принципе, вообще.

А. Пичугин

— А какой самый активный регион? Вот вы упоминали Нижегородскую и Архангельскую области.

Виталий Петухов

— Нижегородская, Архангельская область. Татарстан, например, у нас очень активный. Там в каждой школе есть «Совет отцов», во всех муниципальных образованиях есть такие организации. Алтайский край. Организация отцовская там существует почти 16 лет. Там уже всё это проходит давно, при поддержке местной администрации, которая прекрасно понимает, что, если опираться на ответственного мужчину… Там такие люди, вообще, в принципе, в наших «Советах отцов», что с ними пообщался и сразу понятно, что он крепкий, как камень, что он отвечает за свои слова. Это очень важно, когда ты ведешь вообще какую-то деятельность. Им можно доверять. Это так важно понимать, что ты можешь на человека опираться.

А. Пичугин

— А вы много ездите по регионам, смотрите на эти советы?

Виталий Петухов

— За последние пару месяцев я был в 8 разных регионах.

А. Пичугин

— В разных частях России?

Виталий Петухов

— Да. Ростов, Пенза, Курск, Архангельск.

А. Митрофанова

— Я слушаю вас и вспоминаю, что несколько лет назад у меня был отпуск в Италии. И я наблюдала там повсеместно потрясающие картины на пляже, в кафе, где угодно, когда папы настолько включены в жизнь детей. Там мамы лежат отдыхают, а папы какие-то крепости строят, ребенка из волны вытаскивают, полоскают их, купают, вытирают им носы, вытирают им попы, вытирают им вообще всё на свете. Они их кормят, поят, одевают, переодевают. Дети верхом на них ездят — всё, что угодно. То есть папа берет на себя все заботы, все попечения по поводу детей. Я думала: как же мне нравится на это смотреть. А потом время от времени я стала получать и у нас здесь, в России, сигналы от разных моих подруг: «Знаешь, а у нас такой папа! А у меня такой муж! А у меня такой брат! А у меня то, а у меня то…» И сейчас вы это всё рассказываете. И я понимаю, что у нас какой-то вполне возможный, если ещё пока не произошел, но назревает тектонический сдвиг. И это очень круто!

А. Пичугин

— Напомним, что сегодня в программе «Светлый вечер» на светлом радио Виталий Петухов — директор по связям с общественностью фонда «Отцовство». Про тектонический сдвиг, который у нас в стране. Правда?

Виталий Петухов

— Совершенно верно. И вот очень хорошо заметно, даже сейчас на уровне нашей беседы. Мы начали с вами с того, что вы спросили: а действительно ли есть такие отцы, о которых мы с вами сейчас всё это время говорим? И сейчас уже, по истечению какого-то времени нашего разговора, вы уже сами начали вспоминать, что такие отцы есть, что они появляются, что их всё больше. Естественно, что процесс идёт. Очень хотим, чтобы он шёл быстрее, потому что, конечно, это огромный труд. Это очень много ресурсов, времени, усилий потраченных. И сейчас мы ждем, что будет наконец-то подписан Президентом указ об учреждении Всероссийского дня отца — государственного праздника. Уже полгода ждем, указ лежит на подписание, он уже согласован со всеми ведомствами, и в плане Министерства труда на этот год. Утверждена дата Всероссийского дня отца — это четвертое воскресенье октября. В этом году на 30 октября пришлось. Уже во многих регионах его неофициально празднуют. Например, в Ростовской области, ещё где-то.

А. Пичугин

— Какое число, еще раз?

Виталий Петухов

— 30 октября. Четвертое воскресенье октября.

А. Митрофанова

— То есть это плавающая дата.

Виталий Петухов

— Да, там недалеко День матери. В связи с этими причинами выбрали такую дату. И я думаю, что как только президент указ подпишет, как только будет праздник, конечно, будет гораздо больше внимания у всех к этой тематике.

А. Митрофанова

— Знаете, праздники праздниками. Но, опять же, есть будни. И когда это инициатива снизу — это одна история. А когда это какая-то разнарядка сверху, то это уже история другая. То есть праздник — это всегда хорошо, замечательно, прекрасно, но это один день в году. А, например, нас сейчас слушает, едет в машине с работы уставший папа, которому иногда бывает очень нужна поддержка. И у него не всегда хватает сил и такого «пороха» для того, чтобы заниматься всеми теми вещами, о которых вы нам сейчас рассказываете — то, чем занимаются образцовые отцы. И он понимает, что он, может быть, и хотел бы, но в силу каких-то обстоятельств, не получается дотянуться до этой планки. Какие есть, я не знаю, сайты, ресурсы? Какие помощники могли бы быть у него на этом пути?

Виталий Петухов

— Да, сразу отвечая по поводу будней и праздников. Дело в том, что гораздо проще людям показывать праздник, чем объяснять им будни. Будни у них и так есть, а праздники у них бывают редко. И поэтому мы в том числе вовлекаем людей через праздники тоже. Это, во-первых. Во-вторых, кто мешает делать праздники постоянно? Вот у нас есть два больших мероприятия как минимум. Это День отца 30 октября и летний фестиваль. Так нам никто не мешает их делать раз в неделю или раз в месяц. Тем более что аудитория на это реагирует очень качественно.

А. Пичугин

— Open-air «Отцовство»!

Виталий Петухов

— Да, например.

А. Пичугин

— Кстати, а почему нет?

Виталий Петухов

— Есть идея в следующем году его сделать. Например, в Ростовской области у нас коллеги предлагают из «Отцов Дона». У нас есть донские отцы. Это первый момент. Второй момент — есть проекты, причем не только у нас. Они, в основном, региональных организаций по постоянному включению отцов в какие-то активности в самом разном формате. То есть это может быть как его личное обучение. То есть он приходит на какую-то образовательную программу, он может прийти с ребенком, с образованием для отца и ребенка.

А. Митрофанова

— Здорово, кстати!

Виталий Петухов

— Условно говоря, у нас есть проект «Клуб пап», когда отец приходит с ребенком на какие-то тематические занятия раз в неделю. Сегодня лепка, завтра рисование.

А. Митрофанова

— А где про это про всё информацию взять?

Виталий Петухов

Www.союзотцов.рф. Это сайт союза. Там есть примеры проектов региональных отделений. Www.nnfo.ru — сайт фонда «Отцовство». Там есть рассказы о наших проектах, которые мы делаем в фонде. Но, если честно, многие проекты пока на стадии проектов, потому что для того, чтобы их реализовать, нужны ресурсы не только финансовые, но ещё и просто человеческие элементарно. У нас рук маловато.

А. Пичугин

— Всё это здорово, но мы, работающие в СМИ (думаю, что Алла тоже), мы не слышим про отцовские проекты. Про материнские слышим, про это в начале программы говорили. Вот про «Союз отцов», про фонд мы недавно узнали только. Про «Союз отцов» узнаем от вас, хотя, наверное, естественно, что он есть. А почему так? Это такой плохой PR? Не хватает чего-то? Или не модная тема?

Виталий Петухов

— Смотрите, вот теперь вы знаете про «Союз отцов».

А. Митрофанова

— Теперь знаем.

Виталий Петухов

— Всему свое время. Видите, мы так или иначе до вас донесли эту информацию. Сейчас мы с вами посредством этой передачи её транслируем уже шире. То есть это слушателям радио «Вера». Дело в том, что постепенно происходит проникновение этой тематики… Вот, вы знаете, оно идет очень медленно, но наступит момент, когда оно прямо реально прорвет. Я, честно говоря, подозреваю, что это произойдет, когда указ подпишут, когда всё это будет одобрено на уровне государства. Сейчас это… Вот вы правильно сказали, что важно, чтоб это было «снизу». Но важно, чтоб было с обеих сторон — и сверху, и снизу.

А. Митрофанова

— Я согласна. Знаете, это как на уровне идеи закрепить то, что, вообще-то, мы за это. Что у нас, на уровне каких-то государственных ценностей, в том числе отцовство фигурирует, и это важно. Да, это хорошо, чтоб это было, но это не значит, что… Знаете, как у нас инициатива сверху встречается с сопротивлением? Вот этого не хочется. Вы понимаете, о чем я говорю.

Виталий Петухов

— По поводу информационной поддержки везде по-разному. Например, в той же Курской области уже давно, третий год, у них праздник проходит ежегодный. Есть областная медаль «Во славу отцовства». Глава администрации полностью это поддерживает, все газеты пишут, радио рассказывает, телевидение снимает ролики. В Москве тяжелее гораздо, потому что Москва — это такой огромный информационный конгломерат, в котором просто чудовищное месиво информационное. И мало того, я вам больше скажу, что СМИ сами не берут новости от НКО. Я вот был в прошлом году на форуме Общероссийского народного фронта, посвященном взаимодействию некоммерческих организаций и СМИ. И там сидел Венедиктов, там был кто-то от «Вестей», был главный редактор от «Российской газеты». И их прямым текстом спросили: «Мы — некоммерческая организация. Мы делаем полезные для людей вещи. Мы хотим, чтобы о нас информацию публиковали в ваших СМИ. Почему вы нас не публикуете?» И был дан такой же прямой ответ: «Потому что нам нужен конфликт. Мы хотим транслировать агрессию».

А. Пичугин

— Один из названных вами людей, например, делает большую программу про отцов в своем СМИ.

А. Митрофанова

— Я думаю, что есть разные всё-таки варианты. Вы к нам, кстати говоря, тоже почаще приходите, потому что мы-то на эту тему всегда готовы поговорить. Но вы сказали, что вам не хватает рабочих рук.

Виталий Петухов

— В том числе.

А. Митрофанова

— Вот сейчас папа, который едет за рулем, слушает нас, понимает, что мог бы чем-то посодействовать, помочь. Ему куда обращаться?

Виталий Петухов

— Он может обратиться в фонд «Отцовство». Все контакты есть на нашем сайте. Мы очень будем рады тем, кто хочет заниматься развитием, в том числе в Москве. Потому что Москва — это один из наименее охваченных системной деятельностью регионов, кроме фестиваля, премии и нашего проекта «Социальное отцовство». У нас огромный город — столица страны. А, например, в Архангельской области гораздо всё структурированнее. У нас, видимо, просто ритм жизни такой, что люди бегают без конца туда-сюда, и всё сложнее.

А. Митрофанова

— Бывает.

Виталий Петухов

— Поэтому у нас есть задача развивать московский «Совет отцов». Он существует, он недавно начал свою работу. Но ему очень нужны активные, взрослые, ответственные люди, которые будут включены.

А. Митрофанова

— Можно я ещё тогда сделаю пожелание такое (поскольку я всё же женщина, единственная в студии, и поскольку у нас сегодня такая тема программы) и направлю его папам, которые сидят сейчас за рулем. Вы, когда домой приедете, подойдите, пожалуйста, к жене и спросите у нее, чем ей помочь, что можно для нее сделать. Ей так приятно будет, правда!

А. Пичугин

— А потом подойдите к компьютеру, всё равно полезете в свой «Facebook», а там есть группа «Папа сегодня», которая как раз относится к фонду «Отцовство».

Виталий Петухов

— Совершенно верно.

А. Пичугин

— Это я с вашего сайта перешел по ссылке на группу в «Facebook». Тут много всего: тут и про детей, и не про детей, смешные ролики про неправильную парковку. И вообще, тут много всего классного. Подписчиков, кстати, пока не очень много.

Виталий Петухов

— Там под 10000 уже. В целом, это уже для нашей аудитории достаточно большая цифра. Папы, вообще, очень пассивные, если честно. Если говорить о поведении аудитории, то эта аудитория, скорее, больше потребительская, если честно. Среди них 2-3% людей, которые активно во что-то включаются. Все остальные приходят на мероприятия, им всё нравится, они охотно с детьми проводят время, но на какое-то системное движение их очень тяжело подвигнуть. Мы, собственно, и работаем с теми, кто готов сам развиваться. Очень многие к нам сами приходят и говорят: «Ребята, у вас отличная история, мне очень нравится. Как я могу помочь вам? Что я могу сделать для вас?» И, конечно, это очень здорово, потому что это дает нам понимание того, что мы нужные вещи делаем. Особенно читая заявки на премию, о которых я сегодня уже рассказывал. Понимание того, что это супербольшая история. И то, что мы с хорошими людьми имеем дело. И делаем их ещё лучше.

А. Митрофанова

— А есть у вас там всё-таки заявки про папу, у которых один или два ребенка?

Виталий Петухов

— Конечно.

А. Митрофанова

— Да? То есть не обязательно быть супергероем таким? Это возможно…

Виталий Петухов

— К нам часто приходят такие запросы. Люди спрашивают: «Скажите, а чтобы включиться в какие-то ваши активности, мне сколько надо детей иметь? А то у меня двое всего. Не мало?» Конечно, нет! Любые абсолютно. Самые разные могут быть жизненные истории. Мы исходим из того, что мы все люди, мы все разные, что у нас у всех свои цели, задачи. Но важно участвовать в воспитании следующего поколения, которое будет жить, уже мы и не заметим, как оно будет жить вокруг нас, эти люди, которых мы сейчас воспитываем.

А. Пичугин

— Но в целом, подведем итог. Мы рады, что сегодня познакомились здесь.

Виталий Петухов

— Взаимно.

А. Пичугин

— Встретились в студии светлого радио. И давайте, пусть эта программа будет началом какой-то хорошей дружбы радио «Вера» и отцов.

Виталий Петухов

— С удовольствием.

А. Пичугин

— Если у вас будут какие-то мероприятия, приходите к нам, рассказывайте. Мы тоже как-то по мере сил будем стараться помогать.

Виталий Петухов

— Коллеги, хотел бы, наверное, тем отцам, которые нас сейчас слушают, предложить поучаствовать в нашей благотворительной акции «Подари елку», в которой мы собираем пожертвования на то, чтобы у малоимущих, многодетных семей города Москвы была возможность в этом году организовать для детей праздник. Можно сделать пожертвование на нашем сайте www.nnfo.ru. И прийти потом на праздник 18 декабря, на торжественную церемонию вручения премии «Папа года» и поучаствовать в играх, интерактивных занятиях, мастер-классах, как человек, который сделал пожертвование.

Можно также сделать пожертвование на месте, если вы этого еще не сделали.

А. Пичугин

— Еще раз напомните в конце программы про Центральный детский магазин на Лубянке. Новое название!

А. Митрофанова

— 18 декабря. Во сколько?

Виталий Петухов

— Начало церемонии награждения в 14:30. А с 11 часов будут уже работать игровые зоны.

А. Митрофанова

— Можно туда прийти вместе с ребенком? Со всеми?

Виталий Петухов

— Да. Можно приходить с детьми. И по магазину можно перемещаться, потому что он гигантский. Все знают, в общем, что это за площадка.

А. Пичугин

— Виталий Петухов — директор по связям с общественностью фонда «Отцовство» был гостем программы «Светлый вечер» на светлом радио. Алла Митрофанова —

А. Митрофанова

— Алексей Пичугин!

А. Пичугин

— Спасибо! Всего хорошего!

А. Митрофанова

— До свидания!

Виталий Петухов

— Спасибо! Всего доброго!

Друзья! Поддержите выпуски новых программ Радио ВЕРА!
Вы можете стать попечителем радио, установив ежемесячный платеж. Будем вместе свидетельствовать миру о Христе, Его любви и милосердии!
Мы в соцсетях
******
Слушать на мобильном

Скачайте приложение для мобильного устройства и Радио ВЕРА будет всегда у вас под рукой, где бы вы ни были, дома или в дороге.

Слушайте подкасты в iTunes и Яндекс.Музыка

Другие программы
Беседы о Вере
Беседы о Вере
Митрополит Волоколамский Иларион – современный богослов, мыслитель и композитор. В программе «Беседы о вере» он рассказывает о ключевых понятиях христианства, рассуждает о добре и зле, о предназначении человека. Круг вопросов, обсуждаемых в программе, очень широк – от сотворения мира, до отношений с коллегами по работе.
Апостольские чтения
Апостольские чтения
Апостольские послания и книга Деяний святых апостолов – это часть Нового Завета. В этих книгах содержится христианская мудрость, актуальная во все времена. В программе Апостольские чтения можно услышать толкование из новозаветного чтения, которое звучит в этот день в Православных храмах.
Светлый вечер
Светлый вечер
Программа «Светлый вечер» - это душевная беседа ведущих и гостей в студии Радио ВЕРА. Разговор идет не о событиях, а о людях и смыслах. В качестве гостей в нашу студию приходят священники, актеры, музыканты, общественные деятели, ученые, писатели, деятели культуры и искусства.
Мудрость Святой Горы
Мудрость Святой Горы
В программе представлены короткие высказывания монахов-подвижников Святой Горы Афон о жизни человека, о познании его собственной души, о его отношениях другими людьми, с природой, с Богом.

Также рекомендуем