Москва - 100,9 FM

«Неделя 29-я по Пятидесятнице: Неделя святых праотцев». Священник Стахий Колотвин, Максим Калинин

* Поделиться

У нас в студии были настоятель храма Воздвижения Креста Господня в Митино священник Стахий Колотвин и шеф-редактор портала «Иисус» Максим Калинин.

Мы говорили о воскресенье, в которое вспоминаются святые праотцы, о памяти святых пророка Аггея, пророка Даниила и трех святых отроков — Анании, Азарии и Мисаила, праведного Симеона Верхотурского, мученика Вонифатия Тарсийского и праведного Иоанна Кронштадтского, а также о других важных церковных датах предстоящей недели. Наши гости объяснили, в чем смысл Евангельского чтения и отрывка из Деяний святых апостолов в воскресный день.

Ведущая: Марина Борисова


М. Борисова

— Добрый вечер, дорогие друзья. С вами Марина Борисова. В эфире наша еженедельная субботняя программа «Седмица» — наш совместный проект с православным интернет-порталом «Иисус».

М. Калинин

— Добрый вечер.

М. Борисова

— И наш гость — настоятель храма Воздвижения Креста Господня в Митине, священник Стахий Колотвин.

Свящ. Стахий Колотвин

— Рад всех приветствовать.

М. Борисова

— И с его помощью мы постараемся разобраться, что ждёт нас в церкви завтра, в 29-е воскресенье после Пятидесятницы, и на наступающей седмице. И по традиции постараемся понять смысл наступающего воскресенья, исходя из тех отрывков из посланий святых апостолов и Евангелия, которые будут читаться завтра за воскресной Литургией. Вот отрывок из Послания апостола Павла к Колоссянам, из третьей главы, стихи 4-11 — нельзя сказать, что всё понятно, потому что, как всегда, мы, пытаясь постичь смысл апостольских посланий, упираемся в незнание контекста. Всё-таки эти письма писались конкретным людям, существовавшим в конкретных исторических условиях, по поводу конкретных проблем, которые они тогда испытывали. Несмотря на это, мы уже две тысячи лет читаем эти послания, находим в них массу полезного и для себя, но до конца смысл, без знания контекста, понять трудно. Вот, например, мы начинаем читать тот отрывок, который будет завтра звучать в церкви, и натыкаемся глазами на слова «умертвите земные члены ваши». Казалось бы, такая высокодуховная фраза, а с другой стороны, почему мы должны, собственно, если мы верующие христиане, настолько отрешаться от всего земного? Ведь, в конце концов, и Спаситель жил земной жизнью, и не погнушался войти в эти самые члены, которые и у нас действуют. То есть в этом же нет ничего греховного, значит. Или мы чего-то всё-таки не понимаем?

Свящ. Стахий Колотвин

— В конце ноября мне довелось быть в Колоссах — это сейчас территория Турции. И это абсолютно не раскопанный холм, на котором нет никакой туристической активности, просто холм земли гигантский, из которого чуть-чуть выглядывают кусочки мрамора, камней. Поэтому я как раз постарался немножко прочувствовать, что же это за Колоссы, где замечательные улицы античные. Но соседние города — Иераполис и известная по Посланию, Откровению апостола и евангелиста Иоанна Богослова Лаодикия в своём великолепии — всё-таки такое общее впечатление создали, что действительно это очень богатый регион. Хотя это не приморский регион, но в плане сухопутных торговых путей и в плане, помимо того, что просто контроля торговли, производственный, можно сказать, как мы сейчас промышленный регион — конечно, промышленности не было, такие были мануфактуры, можно сказать. То есть действительно эта проповедь была затруднена тем, чем она затруднена и в сегодняшние дни. Например, в столице нашей необъятной родины, в Москве, потому что в Москве все занимаются тем, что зарабатывают деньги. Колоссы примерно тем же самым занимались. Тем более нам легче персонализировать Колоссы, потому что в Колоссы есть ещё одно послание от апостола Павла — Послание к Филимону, богатому рабовладельцу. И тоже мы, читая такое личное отдельное послание к одному из колоссян, понимаем, что в принципе проблемы все те же самые: богатство, социальное расслоение — и вот эти все дыры должна залатать какая-то христианская любовь, христианская деятельность. Но она невозможна, по мысли апостола Павла, если всё-таки ты не возьмёшь и вот эти привязанности земные, причём земные привязанности не к труду, не к производству красивых вещей, а именно привязанности к страстям, если ты от них не избавишься. Потому что либо ты избавляешься, по мысли апостола Павла, от вот этих всех земных членов, которые страсти, при этом не трогаешь всё остальное, то есть свои труды, свою какую-то деятельность, которая и тебе пользу приносит, и ближним, и помогает Церкви существовать — и наверняка колоссяне очень хорошо жертвовали на Иерусалимскую Церковь, на которую апостол Павел тоже одно время собирал. Но при этом ты с грехами расстаёшься. Либо, если у тебя не получается как-то это разделить, то уж тогда забрасывай и то, к чему ты так привязался душой, потому что это всё телесное. И то, что апостол Павел здесь использует такую радикальную формулировку — в принципе она не более радикальная, чем слова Христа, что если тебя какая-то часть тела соблазняет, то возьми её и отруби. Господь не призывал к членовредительству? Не призывал — мы это всё давно разобрали. Точно так же и здесь апостол Павел не то что говорит, что всё надо порушить, пожечь, как монголы прошлись или сельджукские завоеватели, и ничего не осталось от самих этих Колосс. Нет, речь вовсе не об этом, а речь о том, что лучше радикально на эту борьбу становится, потому что думать, что, ой, я как-то со своими страстями на фоне какой-то своей житейской суеты в Царствие Небесное попаду — это абсолютно ошибочно.

М. Борисова

— Перейдём теперь к отрывку из Евангелия от Луки, из 14-й главы, стихи 16-24 — это известная практически всем, и верующим и неверующим, притча о званных на царский пир и не пришедших. Я думаю, что большинство культурных людей знают фразу «много званных, но мало избранных». Другое дело, что понимают её все по-разному. Мы надеемся постараться понять истинно евангельский смысл этой фразы, что это за избранные. Потому что толкований много, но всё равно все упираются в рассуждения о том, что ведь званные все христиане. Почему же не все избранные? Мы же все вроде бы исповедуем один Символ веры, мы молим о спасении, мы каемся, мы надеемся на вечную жизнь. Почему же избранные не все?

Свящ. Стахий Колотвин

— Но Господь всё-таки взял и умер за весь человеческий род, поэтому со стороны Господа сделано всё, чтобы абсолютно все люди в Царство Небесное вошли, все получили приглашение. Вот правда — свадьба, и тебе пришло приглашение, причём от человека, с которым, возможно, ты очень давно не общался, где-то там в детском лагере вместе, может быть, отдыхали. А это уже какой-то миллионер или очень влиятельный министр, и вот неожиданно — он просто собирает свадьбу, ему нужен такой пир, что не просто на 30 человек эконом-вариант, а чтобы тысяча человек собралось. Он всех, кто у него был в записной книжке, и зовёт. Но если в такой нашей ситуации земной это уже так — кампания, то Господь каждого личного зовёт. Он до каждого пытается достучаться и каждого, даже самого далёкого от него человека, который не хочет к Господу приближаться, всё равно умаляет: «Приходи, без тебя Мой праздник будет не таким полным. Я надеюсь, что ты радость Мою разделишь». То, что мы находимся в некотором избранничестве Божьем, то, что мы Бога избрали — это, однако, ошибочно мыслить, что это только то, что мы откликнулись, и вот мы избраны, потому что сами Бога избрали и к Нему идём. Нет, «избранные» — это причастие само по себе, в греческом оно такое же, это причастие пассивное, то есть то, что Бог тебя всё-таки берёт и избирает, но, правда, при некотором твоём участии. Поэтому тоже всё равно Господь тебя избрал. И вот если ты православный христианин, ты не только призван Господом, как все народы земли, ты ещё и избран для того, чтобы осуществить спасение всего рода человеческого.
В принципе Церковь живёт для того, чтобы спаслась не какая-то группа людей, которые все каноны вычитывают, а для того, чтобы спаслось максимальное количество людей. Мы всё-таки воспринимаем Писание во всей полноте и помним притчу о талантах. Мы как раз находимся в той группе риска, которой надо из пяти талантов принести 10, потому что мы православные христиане, нам дано абсолютно всё для спасения. Поэтому мы должны вот эти 200% каких-то своих трудов приложить, чтобы спаслись не только мы, но и все окружающие вокруг нас. Поэтому задача, конечно, и Церкви Христовой, и малого стада 12-и апостолов, и чуть побольше стада Христова, где Он Пастыреначальник такой 70-и апостолов, и тех пятиста братьев, которые упомянуты после Воскресения Христа, к кому Господь явился — всё это вокруг себя всех, всю вселенную ко Христу приближать. Поэтому, дорогие братья и сестры, раз мы православные христиане, благодаря нашим молитвам, благодаря нашему служению Богу, совершается спасение не только нас, но совершается спасение... и иноконфессиональные христиане получают тоже надежду упования на Господа, пока служится православная Литургия. И люди, абсолютно далёкие от христианства, имеющие самые смутные представления или не имеющие никаких представлений, исповедующие другие религии и какие-то сложные религии философские, какие-то вполне примитивные, какой-то культ ягуара в джунглях Амазонки — все они, согласно притче о талантах, должны будут Господу дать ответ. Но то, что они смогут принести свой какой-то талант и к нему приложить ещё какой-то свой — что, почитая культ ягуара, индеец Амазонки не тащил ничего у своих соплеменников и честно со своей женой жил, и старался своих детей кормить своими охотничьими подвигами, то тоже его Господь на свадьбу ждёт именно потому, что мы, православные христиане, можем принести 10 талантов. Поэтому не расслабляемся, поэтому, если ты думаешь: «Ой, нет, я уже не только в званных, но я в избранных, и сейчас мне на свадьбе место найдётся», — то, в принципе, может быть, найдётся, а брачной одежды не найдётся. И индеец из племени Ягуара будет уже свои индейские пляски в Царстве Небесном плясать, а ты калинушкой пойдёшь уже в места, где кухня, котлы, но в них какая-то уже не свадебная трапеза готовится, а сера и смола кипит.

М. Борисова

— А почему предстоящее воскресенье называется «Неделя святых праотец»?

Свящ. Стахий Колотвин

— Это простая вещь для тех, кто знаком с иностранными языками, в которых есть артикль. На самом деле это ошибка русских переводчиков, потому что «неделя» — «кириаки», день Господень по Воскресению, она называлась Неделя «кириаки тон патерон», то есть воскресенье отцов — это та Неделя, которая была перед Рождеством. Однако, столько песнопений успели понаписать за тысячу лет, что туда песнопения никак не помещались. Даже самые стойкие монахи и самые намоленные бабушки не выдерживали такого объёма песнопений, поэтому эти песнопения праздничные решили разделить на две Недели и перенести частично ещё на предшествующее воскресенье, которое сейчас мы празднуем и вспоминаем. И решили, а как его всё-таки назвать и обозначить? Ну и назвали его «Воскресенье перед Неделей святых отцов», по-гречески это будет звучать «Кириаки тон про патерон», то есть Неделя та, которая перед Неделей святых отцов. Когда уже на русский язык переводили в Средние века, то артиклей в русском языке нет, как такая вставочка уже этот артикль не работает, поэтому этот индо-европейский предлог про-, пра- прилепился к отцам, и получились загадочные «праотцы». И я в детстве сам тоже искренне думал до того, как стал греческим языком заниматься и потом богословие изучать, я тоже думал, что это наверняка какие-то праотцы — до Потопа, может быть, были святые отцы или до Моисея. Я как-то хронологически старался их разделить. То есть мысль-то всё равно богословская идёт, но если у тебя нет верных исходных данных, то ты не сможешь получить верный результат. Поэтому тоже здесь для нас ничего страшного нет, что всё-таки они называются святыми праотцами, потому что их можно назвать и праотцами и отцами, как мы своих дедушек и бабушек, кто Великую Отечественную войну выиграл, можем говорить, что праотцы? Можем. Точно так же и про святых отцов до Рождества Христова.


М. Борисова

— Напоминаю нашим радиослушателям, что сегодня, как всегда по субботам, в эфире радио «Вера» программа «Седмица». Со мной в студии шеф-редактор православного интернет-портала «Иисус» Максим Калинин, и настоятель храма Воздвижения Креста Господня в Митине, священник Стахий Колотвин. И мы говорим о смысле и особенностях богослужений наступающей недели. В преддверии Рождества мы продолжаем вспоминать библейских пророков. И на этой неделе Церковь вспоминает пророка Аггея, 29 декабря, и пророка Даниила, а также трёх святых отроков Анания, Азария и Мисаила 30 декабря. Вот про пророка Даниила мы ещё в большинстве своём иногда слышали, а вот про пророка Аггея почти никто ничего сказать вразумительного не может.

М. Калинин

— Да, разве что в Псалтири встречалось надписание «Аллилуия. Аггея и Захарии». Наверняка наши радиослушатели, читающие Псалтирь, помнят такой псалом. И не случайно Аггей и Захария упоминаются вместе — это два пророка, которые обращались к тем иудеям, которые вернулись в свою землю из вавилонского пленения. И давайте подумаем, что чувствовали эти люди, которых только-только накануне персидский царь Кир отпустил, разрешил им вернуться в свою землю, разрешил им отстраивать храм. Они знали, что их отцам были даны обетования, Бог клялся Аврааму дать эту землю. И когда пришёл Навуходоносор, когда случилось вавилонское пленение, казалось бы, всё рухнуло, то есть их увели в плен. Они оказались в той же ситуации, в которой они были перед Исходом, когда жили в Египте на чужой земле. Храм разрушен, жертвы прекратились, то есть, казалось бы, надежды никакой не остаётся. И вот сейчас они возвращаются в заброшенную землю, то есть кто-то там был, сельское население оставалось в Палестине, как считается, во время вавилонского плена. Это у нас VI век до Рождества Христова. Но нужно всё строить заново. То есть какие-то люди помнили, где они жили, видели остатки своих селений или каких-то сохранившихся селений, но пришедших в упадок. Надо всё это приводить в порядок, и тут ещё нужно строить Иерусалимский храм, и тут ещё самаряне недалеко живут и тоже хотят в этом участвовать, и строят какие-то козни.

Что делать в этой ситуации? С одной стороны, требуется действие и, казалось бы, это ситуация вдохновляющая — вы всё восстанавливаете, Бог вернул вас в свою землю. А с другой стороны, это ситуация заброшенности — мы стоим перед нашей обетованной землёй, которая сейчас в развалинах, и что нам вообще ждать, ждать нам чего-то от Бога или нет? И вот появляется пророк Аггей, который обращается к народу. Я очень советую почитать эту книгу, всего две главы в ней, и она очень актуальна сейчас — я объясню, почему. И вот он там объясняет, к кому она обращается — он обращается к Зоровавелю, правителю Иудеи, он обозначается как губернатор, наместник Иудеи, потому что он был под властью персидского царя Дария. И обращается к Иисусу — первосвященнику, о котором упоминает также и пророк Захария — об этом первосвященнике Иисусе и о суде над ним, в котором Бог оправдывает его. И Аггей говорит: «Почему вы думаете, что время строить храм ещё не наступило? Почему вы занимаетесь своими домами? Вы что-то пытаетесь сделать, но у вас всё валится из рук». То есть, видимо, действительно пришедшие иудеи считали, что истекло время, предсказанное пророками, для строительства храма. В общем, они решили, что сейчас важнее обустроить их собственные селения, заниматься собственным хозяйством. И пророк Аггей снова и снова говорит, что у вас ничего не получается: вы пытаетесь строить, вы пытаетесь сеять, но вы не получаете удовлетворения от вашего труда. А дело всё в том, что займитесь главным, сделайте что-то для Бога, постройте храм. Вот Бог настойчиво, устами Аггея, говорит, чтобы Ему построили храм. Хотя если мы почитаем то, что Бог говорит Давиду, Соломону, Бог даёт понять, что в храме Он не нуждается. Но дело здесь в том, что это дар человека для Бога, это способ человека для Бога что-то сделать. И настойчиво пророк Аггей повторяет, что, если вы сделаете что-то для Бога, вам всё приложится. То есть это просто Нагорная проповедь: ищите Царства Божия, и вам всё приложится, — но просто сказанная более приземлённым языком: постройте храм, и у вас всё будет складываться. И в этом смысле наставления Аггея такие же актуальные сейчас. Потому что действительно многие знают по своей жизни, когда оставляешь то, к чему ты чувствуешь, что призван, ты чувствуешь, что что-то от тебя ждёт Бог, — когда ты это оставляешь и пытаешься какими-то сиюминутными подёнными делами заняться, валится всё: и то и другое. Так что Аггея советую перечесть.

М. Борисова

— А пророка Даниила? Всё-таки мы до сих пор говорили о так называемых малых пророках, а пророк Даниил считается великим пророком.

М. Калинин

— Да, в христианской традиции он относится к числу великих пророков. В еврейской традиции, как мы на одной из прошлых передач говорили, он относится не к разделу Пророков, а к разделу Писания. И книга его неоднородна и написана на древнееврейском и на арамейском языке, но книга потрясающей силы. И во всех традициях, и в еврейской, и в христианской, и в мусульманской, пророк Даниил пользуется почитанием, окружён особым ореолом. Вот интересно, что в угаритских текстах, то есть семитских текстах, которые были написаны до середины II тысячелетия до Рождества Христова, упоминается некий персонаж Даниилу. И учёные думают, есть ли здесь какая-то связь, вот вокруг этого имени, или нет. Но этот пророк Даниил, о котором говорит Священное Писание, жил тогда же, в VI веке, но пораньше пророка Аггея. Он жил как раз при Навуходоносоре, был как раз из тех людей, которые были уведены в плен. Но вот тоже история его чрезвычайно увлекательна, опять же там рассказывается, как он не хотел оскверняться от яств царского стола, которые ему полагались как знатному юноше, которого взяли на воспитание, чтобы сделать из него советника. Как он отказался от этой еды, как он питался только овощами, при этом Бог помогал ему и его друзьям. Там очень много тоже удивительных историй: как люди ему завидовали, строили ему козни. И детям это интересно рассказать. Вот мой сын Даниил как раз гордится, что его назвали Даниилом в честь пророка Даниила, и я много раз ему эту историю рассказывал. Но чем он важен именно для христианской традиции? Он объяснил Навуходоносору его сон. Царь увидел сон и забыл его, испугался — он помнил, что там было что-то очень тревожное. И он позвал всех своих заклинателей, которых при дворе и ассирийских, и вавилонских правителей было очень много, и говорит: «Напомните мне мой сон и истолкуйте». А они говорят: «Ну как мы тебе твой сон напомним? Расскажи нам и мы объясним». А Навуходоносор им сказал: «Ну нет, понятно, что любой может истолковать сон при желании. Если я расскажу, то вы чего-нибудь придумаете. А вы мне напомните мой сон, тогда я пойму, что вы и истолковать его сможете». И никто этого сделать не смог, и царь приказал даже умертвить всю свою интеллигенцию. А Даниил, который получил от Бога дар толкования снов, услышал про это и вызвался сон царя истолковать. А сон состоял в том, что царь видел огромную статую — истукана, который состоял из разных материалов: голова была золотая, и дальше ниже она была серебряная, железная, глиняная, смешанная с железом. Вот ноги у неё оказались самые слабые — глиняно-железные, отсюда выражение «колосс на глиняных ногах». И он увидел камень, который без помощи рук оторвался от горы, эту статую разрушил, она обратилась в прах, ветер рассеял, а камень наполнил всю землю. И вот Даниил сказал, что после Навуходоносора, который золотая голова, будет несколько царств, и в конце концов наступит Царство Божие. И вот этот камень для христианской традиции — это однозначное указание на Мессию, на Христа, Который пришёл в Римское царство. И опять истолкователи отсчитывают царства от Даниила до Христа, и получается у них нужное количество царств. И камень, который наполняет всю землю — это новая реальность, которую Христос на землю принёс, которая не преходит. 
Вообще, в Книге Даниила постоянный мотив: меняется или не меняется. Вот история Анании, Азарии и Мисаила, которых за отказ поклониться идолу бросили в печь. Когда Навуходоносор услышал, что они отказались поклониться идолу, которого он поставил, говорится, что образ его лица изменился. В арамейском тексте говорится такое же самое слово, обозначающее «образ», которое применительно к человеку говорится, который образ Божий. То есть показывается, что царь-то меняется, и царства все меняются, а Царство Бога не меняется — вот это постоянный мотив Книги Даниила. А вот насчёт трёх отроков — это тоже отдельная тема потрясающая, как эти люди, с одной стороны, преуспевали на государственной службе, интегрировались в это общество, Даниил был любимым советником Навуходоносора и Дария, как это описывается в Книге Даниила. Но при этом три отрока отказались поклониться идолу, когда от них это потребовали. И Навуходоносор говорит: «Какой бог избавит вас из моей руки?» Этот вопрос постоянно звучит, и ассирийский посол спрашивал у Езекии, какой бог избавит, — никакие народы их боги не спасли. Но они говорят, что даже если не избавит, они всё равно не пойдут против совести, что они не поклонятся этому идолу. И их бросают в огонь. И вот дальше удивительный сюжет, когда является Ангел и выбрасывает огонь... как бы изнутри пламени выбрасывает его наружу, и он опаляет халдеев, а внутри они чувствуют прохладу. Они стоят посреди огня. Я вспоминаю рассказ Зои Крахмальниковой, бабушки журналиста Филиппа Дзядко, и Филипп мне рассказывал эту историю, как она, когда христианскую литературу распространяла в советское время и пострадала за это, меня очень впечатлил её рассказ об этом образе — отроков, которые стоят в пламени, но не опаляются. Это очень жизненно. Очень часто скорби не отменяются. Когда мы просим у Бога помощи, Он не отменяет каких-то трудных обстоятельств, но вдруг ты понимаешь, что вокруг тебя всё вращается, вокруг тебя остаётся, казалось бы, это же безумие — идёт ли речь о рабочей загрузке, идёт ли речь о скорбях, идёт ли речь о каких-то трудных жизненных ситуациях или о каких-то бедствиях, но ты чувствуешь покой, ты чувствуешь силы, ты внутри этого огня остаёшься. Вот этот образ я очень люблю вспоминать, когда случается что-то тяжёлое или просто неприятное, и нужно приложить усилия.

М. Борисова

— В эфире радио «Вера» программа «Седмица». С вами Марина Борисова, шеф-редактор интернет-портала «Иисус» Максим Калинин, и настоятель храма Воздвижения Креста Господня в Митине, священник Стахий Колотвин. Мы ненадолго прервёмся и вернёмся к вам буквально через минуту, не переключайтесь.

М. Борисова

— Ещё раз здравствуйте, дорогие друзья. В эфире наша еженедельная субботняя программа «Седмица». С вами Марина Борисова, шеф-редактор православного интернет-портала «Иисус» Максим Калинин, и настоятель храма Воздвижения Креста Господня в Митине, священник Стахий Колотвин. И, как всегда по субботам, мы говорим о смысле и особенностях богослужений наступающего воскресенья и предстоящей седмицы. На следующей неделе Церковь вспоминает одного святого, который мне, например, очень интересен и очень дорог. Это праведный Симеон Верхотурский — память его в последний день уходящего года, 31 декабря. Почему этот святой как-то для меня в моём личном восприятии выбивается из общего ряда? Он абсолютно обычный, в смысле, что он маленький человек, который жил среди маленьких людей. Трудно сказать, исторических достоверных документов о нём не сохранилось, о нём сохранилось только житие, которое было написано в конце XVII века со слов одного старожила, который помнил его ещё живым. Понятно, что этот рассказ нельзя считать документальным свидетельством. Что мы знаем из жития? Мы знаем, что он был из знатного рода, с родными порвал, отправился в Сибирь и осел там в таком вполне удалённом селе. Где-то по дороге научился скорняжничать и портняжничать, был достаточно молодым человеком. Чем перебивался? Он шил полушубки — всё-таки Сибирь, холодно. Причём он умудрялся таким образом их сшить, что всё время что-то недоделывал. Пока он шил, он жил в доме заказчика, и, естественно, его кормили, давали ему кров. А потом он в самый последний момент чего-нибудь недоделывал, естественно получал, ну, может быть, не колотушки, но крепкое словцо наверняка, его прогоняли. Но потом обнаруживалось , что недоделок оставалось очень мало, и в принципе они могли сами это спокойно доделать, а денег и даров он, естественно, никаких не брал.
Летом он вообще уходил из села — в десяти километрах у него было в тайге облюбованное место на берегу реки, кормился ягодами, грибами, ловил рыбу, молился. И умер он достаточно молодым человеком — ему, согласно житию, было чуть за 30, похоронили его на сельском кладбище. Но вот удивительное дело — этот, в принципе такой очень сокровенный, праведник, независимо от того, как он жил и кто о нём помнил, вдруг, спустя несколько десятилетий, какие-то природные явления, трудно объяснимые сейчас, потому что опять-таки нет достоверных источников — по преданию его гроб вышел из земли. Что это могло быть? Могли какие-то сейсмические быть эффекты. В конце концов, был же Тунгусский метеорит, о котором мы до сих пор ничего толком не знаем, хотя учёные его уже сто с лишним лет изучают. Точно так же и здесь: вот когда из этой могилы выступил гроб, от него стали происходить чудеса. И собственно это побудило священноначалие сначала послать туда комиссию — разбираться на месте, что там происходит. А потом приехал уже и архиерей, и собственно началось собирание сведений о нём, прославление. Удивительно, что с конца XVII века его популярность, если можно так сказать, только росла и росла. Под конец XIX века он считался покровителем всей Сибири. Очень много благотворительных и миссионерских предприятий было как бы под его окормлением духовным. Считалось, что он — духовный покровитель всех этих начинаний. Очень хочется понять, кто эти сокровенные святые, ведь у нас в XX век прославлен сонм исповедников и новомучеников российских, но ведь далеко не все из тех, кто реально прожил удивительную жизнь в XX веке, сохранив верность своей вере, вошли в этот список. Вот что это за феномен сокровенных святых?

Свящ. Стахий Колотвин

— Это феномен, благодаря которому мы можем в принципе спастись, наследовать жизнь вечную. Потому что если в Царство Небесное войдут только те, кто в календаре указан, то у нас даже математических шансов в принципе нету. А вот как раз то, что какие-то святые — никто и не подозревает, что они святые, а потом умирают, и как-то это становится постепенно ясно — это Господь нам напоминает, что святые вокруг нас, и Царство Божие вообще внутри нас есть, поэтому в принципе до него даже руку не надо протягивать. Раз внутри есть, то даже если ты будешь без рук и без ног, то всё равно Царствия Небесного можешь достигнуть. Верхотурье — это действительно настоящее село, оно всегда было селом, даже городом его и сейчас назвать сложно. Помню, мне было лет 10 — это самый конец 90-х. И у папы была командировка в Екатеринбург и Тагил, и он как раз их так соединил, что выходные остались свободные. И мы поехали на электричке. Конечно, для нас, для москвичей, если где-то за Уралом, то это значит Сибирь. Нет, конечно это Урал. И люди в Екатеринбургском крае обижаются, если говорят, что они в Сибири живут, потому что они же на Урале — что же вы про Сибирь говорите. Но уже даже пусть и не сибирские просторы, а такие вполне средние расстояния уральские, но всё равно электричка с остановками пять часов едет — это никакой такой подмосковной электрички не найти. Но добрались.
И вот такая разруха — если кто помнит конец 90-х годов, а потом такой монастырь, который тоже видно, что его и рушили, и оскверняли, и всё равно он стоит, просто как с другой планеты оказался среди этих лесов и полей. И тоже это какое-то детское впечатление мне некоторое почтение к Симеону Верхотурскому с тех пор сохранило. И тоже я поэтому этого святого очень и очень люблю. Но хотелось бы сказать ещё и о том, как удивительно становится актуально то, что не было актуально ни в конце XIX века, когда особо его почитание по всей Руси распространилось, как стало актуально именно сейчас. Потому что его память 31 декабря, когда уже произошёл сдвиг календаря, это как раз когда люди готовятся без меры выпить, без меры поесть, без меры повеселиться, и поэтому радость праздника... нормальный праздник — Новый год. Можно говорить, что христианский или не христианский, но собрались — хорошо. Но этот праздник портится тем, что нет меры. Симеон Верхотурский идеальный покровитель тех слов Христа, их реализации, что когда Господь говорит: «Взгляните на птиц, взгляните на травы полевые», — вот Господь дал им всё необходимое. И точно так же и человек 31 декабря должен думать — не то, что я наготовил оливье, пусть даже постного оливье, и сейчас я его возьму и весь съем. И вот тоже: «Нет-нет, всё-таки последний рабочий день я дотрудился, а вот сейчас у меня батарея такая бутылок и сейчас мы с друзьями разопьём, и будем весело проводить время», — но нет, надо ещё обязательно и на столе станцевать. Нет, конечно, ещё и древнегреческие мудрецы говорили, что мера превыше всего. Но для нас, для христиан, это не просто некоторое усилие, которое приводит к тому, что мы какого-то счастья лишаемся. Наоборот, Симеону Верхотурскому можно помолиться о том, чтобы после праздника у нас оставалось не только буйство праздника, но и некоторая радость потом. Потому что когда Христос призывает к умеренности, он призывает не для того, чтобы лишить нас какой-то радости, а наоборот, чтобы случайно мы эту радость, которую получаем, которую мы нарабатываем, чтобы мы её не выплеснули, чтобы она осталась с нами.

М. Борисова

— Про Симеона Верхотурского, если следовать его житию, говорится ещё, что летом, когда он уходил, уединялся в тайге, он рыбы ловил ровно столько, сколько нужно было на один день.

Свящ. Стахий Колотвин

— Вот именно — всё на один день. Пока шьёт, пока скорняжничает — вот его кормят. Когда не шьёт, не скорняжничает, вот он себе рыбку на один день поймал. То есть он, можно сказать, показал, что даже евангельские заповеди, которые мы, всё-таки люди немощные, толкуем и исполняем в переносном смысле, он их исполнял буквально.

М. Калинин

— Я вот тоже думаю о феномене сокрытых святых. И часто, например, у отцов Церкви, у тех же монахов, которые жили в монастырях или которые жили в отшельничестве, у того же преподобного Исаака Сирина можно встретить упоминание людей безымянных, с которыми они общались, которые чему-то их научили, которых они воспринимают, как превышающих их самих. Вот у Исаака Сирина есть очень интересные зарисовки. Он описывает молодого монаха тоже возраста примерно преподобного Симеона, который, с одной стороны, и безмолвие тоже практиковал, и в то же время он помогал другим монахам, обладая способностью что-то чинить, имея хорошие руки,он постоянно проводил всё своё свободное время в помощи. И он говорит, что, благодаря своей естественной ясности, — вот такой термин есть у преподобного Исаака Сирина — он всех любил и все его любили. И он говорит, что он его спрашивал: «Ты же сгоришь, как ты можешь? Твоё тело не выдержит такого образа жизни». И на этом преподобный Исаак Сирин завершает свой рассказ, не описывая, что было дальше. Но вот таких описаний можно десятки найти у разных отцов Церкви, и эти люди повлияли на таких людей, как святой Исаак. То есть те святые, о которых мы знаем, очень часто выбрали свой путь или преуспели в своём пути, благодаря встрече, а может быть, и столкновению, потому что это их потрясло действительно, вот с такими людьми, о которых мы не знаем. И, продолжая мысль отца Стахия, это ведь ещё указание на то, что никогда не знаешь, с кем в метро ты едешь на самом-то деле, никогда не знаешь, кто сейчас с тобой общается. И в этом смысле это рассеянные жемчужины, которых ты можешь просто не видеть. Опять же святые отцы говорят о таком даре — увидеть эти жемчужины внутренним взором. А мы пока что не видим. В самом деле — из этой истории с портным, который недошил. То есть я сразу вспомнил свою ситуацию, как мне мастер недоделал электрику в комнате у сына, и я чего-то на него обижался. И думаешь: «Я бы так на святого Симеона мог тоже обижаться, мог бы на него, как бы мы сейчас сказали, наехать за это».

М. Борисова

— Но на него и обижались.

М. Калинин

— Ну да, и обижались в самом деле. А в итоге это оказался святой человек, который исполнил буквально евангельские заповеди, и самые для нас невозможные.

Свящ. Стахий Колотвин

— И даже нам кажется, что Симеон Верхотурский был такой идеальный — он специально недоделывал. А, может быть, он правда был несовершенный мастер. Если он был из знатного рода, то никогда этим не занимался до того. И в принципе он сам знал изначально, что не сделает до конца. Потому что тоже: вот интересно, мастер недоделал сознательно, потому что он святой, или, правда, у него руки кривые? Может быть, не кривые, но вот человек потерял работу офисную, пошёл и хоть чем-то начал пробавляться. И тоже всё равно его святости не мешает то, что у него что-то не получается. Поэтому здесь мы не должны идеализировать жития святых, а наоборот, искать в них вполне естественные проявления и окружающего мира, и в нас самих. Просто понимать, что это всё должна перевешивать наша любовь к Богу и забота об окружающих людях.

М. Борисова

— Напоминаю нашим радиослушателям, что сегодня, как всегда по субботам, в эфире радио «Вера» программа «Седмица». С вами Марина Борисова, шеф-редактор православного портала «Иисус» Максим Калинин, и настоятель храма Воздвижения Креста Господня в Митине, священник Стахий Колотвин. И, как всегда по субботам, мы говорим о смысле и особенностях богослужений наступающего воскресенья и предстоящей седмицы. Вот мы только что говорили о святом Симеоне Верхотурском. Мне кажется, что те святые, которыми для нас открывается новый календарный год — это мученик Вонифатий Тарсийский, память его 1 января, и святой праведный Иоанн Кронштадтский, память его 2 января — это два святых, которым по традиции в Русской Православной Церкви молятся о спасении от пьянства. Это очень промыслительно попадает на 1-2 января, как раз после тех новогодних застолий, о которых только недавно говорил отец Стахий. Но мне кажется, что есть смысловой мостик между Симеоном Верхотурским и этими святыми.

Свящ. Стахий Колотвин

— Если хорошо помолился Симеону Верхотурскому, то уже можно потом не так тщательно молиться мученику Вонифатию — он не обидится.

М. Калинин

— Да. Вот когда отец Стахий говорил про память святого Симеона как то, что сдерживает нас перед Новым годом, как-то я сразу подумал, что обычно о святом Вонифатии думают по этому поводу. Или, наоборот, обличают суеверия, связанные с тем, что мученик Вонифатий не допустит умереть и отравиться в этот день. Но связь со святым Симеоном напрашивается на самом деле, потому что образ святого Вонифатия продолжает тему незаметных святых. То есть он заметный в том плане, что его многие знают и его почитает Церковь, но он незаметен при жизни. То есть действительно то его житие, которое нам известно, там даже неоднократно встречается ирония. То есть когда его госпожа, которая когда-то с ним сожительствовала, которая уверовала, которая стала испытывать угрызения совести, когда она его отсылает за мощами мучеников, он у неё спрашивает: «Если я пострадаю за Христа, ты меня будешь почитать или нет?» То есть это такой вызов, получается, непонимания практики почитания мощей, потому что язычникам действительно было непонятно, почему христиане либо в катакомбах молятся, либо по-особому относятся к телам своих умерших. Но получается, что он даже такой острослов-кощунник. А дальше тоже поразивший меня момент, когда святой Вонифатий — знают, наверное, наши радиослушатели, что он, приехав в Тарс и увидев, как пытают мучеников на городской площади, настолько был потрясён, потому что одно дело слышать и иронизировать, а другое дело — увидеть своими глазами. И когда он увидел, как мученики переносят свои страдания, захотел присоединиться к ним. И во многих житиях мы этот мотив видим: и в житии Севастийских мучеников, когда воин, охранявший этих мучеников, захотел стать причастником их. И святой Вонифатий стал просить, молить, целовать их ноги и сказал, что он христианин. И дальше поразительный момент в житии: когда его казнили как христианина, его спутники думали, что, может быть, он загулял, может быть, он выпил, то есть они знали его таким. И они продолжали его воспринимать именно как такого, они не верили, что может какая-то радикальная перемена с человеком произойти. То есть к вопросу о том, что мы никогда не знаем, каким человек станет, мы жемчужины святости можем и не заметить, то есть мы порою можем не замечать этих жемчужин святости, а меж тем исход может быть совершенно непредсказуемым для нас.

М. Борисова

— Но это то, о чём мы часто размышляем и слышим в проповедях Великим постом, когда речь заходит о благоразумном разбойнике. То есть это то, что очень трудно сидя спокойно в такой привычной обстановке себе представить, что это за потрясения всего организма происходит, когда человек от вполне такой далёкой от каких-то даже размышлений на тему веры жизни вдруг в одночасье становится не только христианином, но и святым.

Свящ. Стахий Колотвин

— Но тут может быть, наоборот, ложно истолкованный пример и лукавый. Потому что ну вот — можно блудить, пьянствовать, а потом раз — и святым стал. Ты, конечно, действительно можешь рассчитывать, что Господь тебя в любом грехе всё равно примет и спасёт при твоём истинном покаянии, но другое дело, что для этого тебе придётся, возможно, пережить пытки, мученическую смерть. Причём не обязательно, что это гонения какие-то начнутся, а тоже вот человек жил блудно, как-то действительно обижал других, жил непотребно. И потом ему Господь посылает какие-то тяжёлые болезни, и человек мучительно умирает. И через достойное терпение этих болезней человек, что он достойно их терпит (сама по себе болезнь никак к Богу не приближает, а приближает то, как ты на неё реагируешь), получает возможность как-то искупить свою вину, показать Господу, что он действительно Его любит, а не просто на словах пользуется: а где тут у вас вход для тех, которые после того, как взяли от жизни всё, могут ещё жизнь вечную себе перехватить. Поэтому как раз мученику Вонифатию можно помолиться, сказать: «Мученик Вонифатий, помоги мне не запускать ситуацию с грехами своей жизни настолько, чтобы путь ко Христу у меня был такой сложный, как у тебя!»
Потому что это отнюдь не просто — это человек , про которого можно думать, что он вполне расчётливый, раз он выбирал блудить со своей госпожой, то тоже в этом некоторый карьерный смысл. Да? Среди всего этого домовладения он, простой человек, без рода и без племени, раб, возможно, что он выходил на первые роли и он получал доступ к деньгам, к хозяйству, командовать мог другими людьми, то есть доступ к власти какой-то локальной на Авентине, может быть он главенствовал всеми на этом римском холме, где сейчас его базилика стоит. Всё это, конечно, очень большой соблазн. Но если ты берёшь и останавливаешься раньше, то тебе будет короче путь ко Христу, потому что любой грех — это когда ты от Христа удаляешься. Чем дальше ты удалился от Христа, тем сложнее тебе возвращаться. И понятное дело, что в какой-то момент, когда ты оказался на крыше одного небоскрёба, а тебе надо попасть на крышу другого. Если ты всё-таки не забирался так высоко, ты можешь выйти из одного здания, подъехать, подняться и тоже там взять и своей цели достигнуть. А если уже время ушло, то единственное — это некоторый рывок, что перепрыгнуть с крыши на крышу. И получится у тебя или нет — это большой вопрос. Поэтому тут, конечно, можно дерзать за мучеником Вонифатием: о, сегодня память мученика Вонифатия — ну сейчас по рюмашечке накатим и дальше будем ему молиться. А можно, наоборот, взять и остановиться, подумать: а смогу ли я его путём пройти, или всё-таки мне какой-нибудь более простой, более такой размеренный путь Симеона Верхотурского? Ведь тот же самый путь ко Христу тоже сложный, но он не одним рывком распределён по дистанции, и, может быть, этим путём мне достигать Царствия Небесного?

М. Борисова

— Ну и святой праведный Иоанн Кронштадтский, которого мы будем вспоминать 2 января. Тут немножко другая история. О нём как раз мы знаем очень много, даже иногда с избытком. Но что касается его отношения к пьянству — это просто было целое направление его постоянной работы, что ли. Но так уж получилось, что когда молодой ещё священник, достаточно романтически воспринимающий своё служение, оказался в городе Кронштадте — он сам, собственно, пишет об этом в своём дневнике. Позволю себе даже процитировать: «Город этот военный. Здесь на каждом шагу встречаешь военных, матросов, мастеровых из гавани. Матросы, попав на берег, стараются использовать своё свободное время во всю ширь, получить как можно больше удовольствий. Поэтому здесь всегда можно было встретить на улице пьяных и слышать много о безобразиях. С первых же дней служения моё сердце стало болеть при виде такой нехорошей, греховной жизни. Естественно, появилось твёрдое намерение как-нибудь исправить этот пьяный, но хороший по своей душе народ. Поэтому я начал как можно чаще обращаться к ним со словом обличения, увещевания и вразумления, убеждая их бороться со своей страстью и для этого как можно чаще посещать храм Божий, чтобы хоть утро проводить в трезвости». Вот я представляю себе, что он слышал в ответ. Он же описал публику, к которой он обращался с этой проповедью. Я думаю, что там за словом в карман вряд ли лезли, но это его не остановило. И он был одним из тех энтузиастов среди священников, которые подвигли в конце XIX века Синод принять специальное постановление, благодаря которому Церковь стала вполне осознанно заниматься насаждением обществ трезвости, которых к революции, к концу существования царской России было уже порядка двух тысяч в стране. Это очень много, учитывая, что не было ни телевидения, ни интернета, никакой возможности активной такой социальной рекламы.

Свящ. Стахий Колотвин

— На самом деле тоже надо понимать, что создать общество на селе очень сложно. Сельская община — как мы помним, во времена Иоанна Кронштадтского старались люди, наоборот, как-то от её гнёта вырваться, из этой общинности чрезмерной. Но если мы посмотрим на то население, которое жило в Российской империи в городах, и уже возьмём вот эти две тысячи обществ, то в принципе мы увидим, что все большие города были этим охвачены — охвачены движением, которое должно было это уравновесить. Такой интересный факт хотелось бы напомнить: для священника вступление в общество трезвости, особенно для священника, общающегося с зажиточными купцами, с дворянами, общающегося с простым людом, это тоже было некоторое спасение и сохранение человеческого облика. Потому что мы помним картину «Крестный ход на Пасху», потому что со священником расплачивались либо денежкой, либо рюмочкой. Рюмочка стоила дешевле, чем денежка. И уже там бутылочка была початая, и самогончик какой-то есть, и просто священник не мог отказать, потому что на него обижались. И в принципе, когда он входил в дома и как-то освящал, и даже причащал, его могли тоже угостить. Поэтому священник, вступая в общество трезвости и декларируя, что он занимается трезвеннической деятельностью, то он мог, не обидев хозяев, у которых всё равно некоторые языческие такие взгляды сохранялись, сохранить свой трезвый вид и дальше нести проповедь Христа. Именно поэтому это движение было очень подхвачено священниками. А если уж священник ставит себе задачу, то всё равно кто-то вокруг него соберётся. Вот как бывает спичка, которая может пламя зажечь. В том же самом Кронштадте спичка какого-то, наоборот, разложения, революционной борьбы разожгла пламя, которое нашу страну перекоряжило.
Точно так же и бывает, наоборот, добрый огонёк, когда вот холодная вьюга, стужа, в которой сейчас, в зимнее время, очень много тоже пьяных людей, увы, погибнет, как и каждый год погибает. Причём не обязательно это какие-то бездомные, а вполне себе приличные люди, которые просто оказались в такой ситуации. Так и эта спичка может, наоборот, взять и зажечь такой огонёк, который всех согреет вокруг потихонечку. Люди будут этот огонёк нести и друг друга согревать. Общества трезвости не отрицают того, что,да, Господь говорит, что вино веселит сердце человека. Но они показывают: сейчас я в зоне риска, и сейчас мне для исправления ситуации нужно сделать что-то из ряда вон выходящее. Как человек, у которого есть какие-то проблемы в организме, и он берёт и садится на какую-то диету. Не потому, что пища, от которой он отказывается, дурная, а потому что она ему может вред нанести. И сейчас тоже очень часто есть при храмах, особенно при больших храмах, такие движения, которых многие сторонятся, потому что думают, что там какие-то алкоголики, опустившиеся люди. Нет, это, наоборот, воспрянувшие люди. И тоже если чувствуешь, что у тебя проблема с этим начинается, не ждать, когда тебя будут как-то притаскивать из-за забора, а всё-таки пойти именно сейчас. Это тоже должно помочь.

М. Борисова

— А праздник и винопитие — это нерасторжимые два понятия?

Свящ. Стахий Колотвин

— По мнению князя Владимира, для русского человека эти понятия нерасторжимые. Но это, конечно, мнение языческого человека. А христианин более свободный. Для него может быть праздник и с винопитием, и он не потеряет лица, он будет, как люди во главе со Христом, которые на браке в Кане Галилейской веселятся, пьют вино, но тоже эту меру соблюдают, и радость в их душе только больше становится, но не выплёскивается. А может человек, если он христианин, провести праздник и абсолютно без винопития, и тоже он этой радости достигает. Поэтому у христианина есть сверхспособности. И если человек вне Христа, то он правда куда больше ограничен, либо у него праздник — вот как в некоторых государствах запрещено винопитие, и у людей праздник, и кто-то там прячется и где-то тайком начинает алкоголь употреблять. А остальные ходят злые, невыпившие и пытаются этих людей найти.

М. Борисова

— Есть и противоположный пример. У иудеев есть даже специальный праздник, где положено напиваться, причём совсем — до того состояния, когда человек падает.

Свящ. Стахий Колотвин

— Это, может быть, как раз в пику нам показать, что ваш Новый Завет не нужен, мы и свой изобретём какой-то. Всё-таки память Симеона Верхотурского и усилия над собой мученика Вонифатия, и те труды, которые Иоанн Кронштадтский вёл, они показывают, что Господь предлагает нам идти по срединному царскому пути. Если ты ударился в крайности, что, ой, нет, алкоголь — это зло, и будешь бегать и всем мешать, праздник всем портить: «Ой, что ты выпил, ты что — алкоголик?» — и свадьбы срывать своим поведением. Это будет зло, прежде всего, твоё поведение. Если ты будешь тоже лежать пьяный поперёк прохода, то точно так же испортишь. А вот путь христианства, с одной стороны, простой, потому что не требует из ряда вон выходящих вещей. А с другой стороны, очень сложный, потому что вот мы идём по такому узенькому натянутому тросу по пути спасения в Царство Небесное, а лукавый нас пытается то в одну, то в другую сторону толкнуть. И мы бы сами по этому пути не прошли, но когда ты знаешь, на кого можно опереться, что ты идёшь по этому тросу, и тебе святой праведный Симеон Верхотурский, мученик Вонифатий, Иоанн Кронштадтский готовы руку протянуть, то сделать это гораздо проще.

М. Борисова

— Но мы и сами можем иногда протянуть друг другу руки. Я помню, что однажды был такой у нас рождественский праздник, когда один из нашей компании, страдавший как раз исконно русской болезнью, прошёл определённые процедуры и пить не мог в силу того, что был, как говорится, «зашит». И чтобы он не мучился, чтобы это для него тоже был праздник — это, правда, было единственный раз в моей жизни — мы все чокались компотом. Мы были взрослые люди, но просто не хотели его дразнить. И на самом деле осталось ощущение праздника.

М. Калинин

— Здорово. А я как раз, когда отец Стахий говорил про свободу христианина в праздники, подумал, что сформулировал для себя принцип того, что удовольствие может быть эгоистичным, и оно может быть направлено вовне. То есть любое праздничное действие... ведь всегда, получая какое-то удовольствие, человек отдаёт отчёт перед своей совестью, что он хочет сам испытать наслаждение, или для него важнее общение — разделить эту радость с остальными. И на самом деле совершенно разные последствия от одного устроения и от другого. И в этом смысле самые разные формы праздника, если они приводят к тому, что люди друг другу открыты, люди общаются, люди друг друга слышат, то самые разные формы праздника могут привести к тому, что люди что-то новое для себя откроют, и просто между ними эта искра любви возникнет. На самом деле Христос ходил на праздник в Кану Галилейскую именно ради этого — ради того, чтобы стать ближе к людям и их сделать ближе друг к другу. И это веселье стало поводом для того, чтобы это ощущение взаимного притяжения людей проявилось. Мне кажется, это очень важный действительно пример Христа, о котором можно сейчас, в преддверии Нового года, вспомнить, когда с родственниками все будут встречаться и с друзьями.

Свящ. Стахий Колотвин

— Дорогие друзья, у нас впереди предстоят наши русские праздники, как бы мы не отворачивались и не говорили, что, может быть, это праздники не христианские, надо обойти их стороной. Всё равно когда есть праздничное настроение, когда люди тянутся друг к другу, отрицать это глупо. Но вот мы, когда тянемся друг к другу, когда мы тянемся в любви, нужно стараться, чтобы к нашей уютной, тесной компании не присоседился никто чужой. Как если бы мы не захотели за своим семейным столом, где приходят наши друзья, собираются наши родственники, чтобы зашёл какой-то чужой человек, злой, который нам весь праздник испортит, да и просто будет странным его появление, где все друг друга знают, а тут совсем инородный элемент. Точно так же мы должны быть настороже, чтобы в нашем празднике случайно не оказался враг рода человеческого, представитель силы злобы поднебесной, чтобы никакой бес через душу, по крайней мере нашу, — мы не можем отвечать за души своих близких, — чтобы он на этот праздник попал. Поэтому, конечно, если идёт празднование какой-то свадьбы в каком-то ресторанном центре, то там есть секьюрити, которые охраняют и устроят жёсткий фейсконтроль, точно так же и мы можем в духовном плане воспользоваться помощью тех святых, о которых мы говорили, которые будут вместе с нами на предстоящей седмице. Помолимся им, помолимся, попросим их помощи, чтобы они помогли нам радостно встретить новый 2021 год. С праздником.

М. Борисова

— Спасибо огромное за эту беседу. В эфире была программа «Седмица». С вами были Марина Борисова, шеф-редактор православного интернет-портала «Иисус» Максим Калинин, и настоятель храма Воздвижения Креста Господня в Митине, священник Стахий Колотвин. Слушайте нас каждую субботу. До свидания.

Свящ. Стахий Колотвин

— До свидания.

М. Калинин

— Всего вам доброго.

Друзья! Поддержите выпуски новых программ Радио ВЕРА!
Вы можете стать попечителем радио, установив ежемесячный платеж. Будем вместе свидетельствовать миру о Христе, Его любви и милосердии!
Мы в соцсетях
******
Слушать на мобильном

Скачайте приложение для мобильного устройства и Радио ВЕРА будет всегда у вас под рукой, где бы вы ни были, дома или в дороге.

Слушайте подкасты в iTunes и Яндекс.Музыка

Другие программы
Пересказки
Пересказки
Программа основана на материале сказок народов мира. Пересказ ведётся с учётом повестки дня современного человека и отражает христианскую систему ценностей.
Имена милосердия
Имена милосердия
Эти люди посвятили свою жизнь служению близким: не просто жертвовали на благотворительность, а посвящали всех себя добрым делам. Чьи-то имена мы помним до сих пор, чьи-то нет, но их стоит вспомнить.
Ступени веры
Ступени веры
В программе кратко и доступным языком рассказывается о духовной жизни, о православном богослужении, о Новом и Ветхом Завете. Программа подготовлена по материалам проекта «Ступени веры» издательства «Никея».
Еженедельный журнал
Еженедельный журнал
Общая теплая палитра программы «Еженедельный журнал» складывается из различных рубрик: эксперты комментируют яркие события, священники объясняют евангельские фрагменты, специалисты дают полезные советы, представители фондов рассказывают о своих подопечных, которым требуется поддержка. Так каждую пятницу наша радиоведущая Алла Митрофанова ищет основные смыслы уходящей недели и поднимает важные и актуальные темы.

Также рекомендуем