Москва - 100,9 FM

«Медали Российской Федерации». Исторический час с Дмитрием Володихиным

* Поделиться

Гость программы — кандидат искусствоведения, научный сотрудник Государственного музея-заповедника «Царицыно», заместитель главного редактора журнала Sammlung/КОЛЛЕКЦИЯ Михаил Тренихин.

Разговор шел об истории медальных наград Российской Федерации: какое наследие времен Российской Империи и Советского Союза сохранилось в ныне существующих медалях, какая христианская символика присутствует в современных медалях, а также каковы на настоящий день тенденции развития наградной системы в нашей стране.

Ведущий: Дмитрий Володихин.


Д.Володихин:

— Здравствуйте, дорогие радиослушатели!

Это светлое радио — радио «Вера».

В эфире — передача «Исторический час».

С вами, в студии, я — Дмитрий Володихин, и мы сегодня продолжаем цикл передач, которые посвящены медалям Российской Империи, Советского Союза... ну, а нынче будет передача, посвящённая медалям Российской Федерации — постсоветским.

Казалось бы, прошло всего 30 лет с тех пор, как исчез Советский Союз, но эти 30 лет — это уже достаточно длительная история развития наградной системы Российской Федерации. И, если бы просто сейчас перечислить одни только медали, которые были введены за это время, мы бы перечисляли весь час.

Это, в сущности, не наша задача. Наша задача — поговорить о том, что проявилось поучительного, важного, интересного в главных, магистральных направлениях развития медальной системы. Это — довольно любопытно, иногда — смешно, иногда — удачно, иногда — остроумно. И, для того, чтобы мы сегодня говорили со знатоком, в нашу студию приглашён заместитель главного редактора журнала «Sammlung/Коллекция», обладатель большой собственной коллекции наградных знаков, кандидат искусствоведения Михаил Михайлович Тренихин.

Здравствуйте!

М.Тренихин:

— Здравствуйте!

Д.Володихин:

— Ну, вот... собственно... Прошлый раз, мы с Вами закончили на 80-х годах, когда Советский Союз ещё жил, существовал, и там была весьма разветвлённая наградная система — медали в ней занимали почётное место. Разве, что, можно сказать, что началась постепенная девальвация уважения к ним. Наградных знаков, уже тогда, как многие полагали, стало многовато, и грудь, обвешанная медалями, в мирное время уже вызывала у кого-то смешки, у кого-то вопросы, не так ли?

М.Тренихин:

— Да, совершенно верно. Хотя, мы, конечно, помним о том, что было в то время и много военнослужащих, которые прошли, в том числе, и горячие точки — воины-интернационалисты, которые были в различных конфликтах. Большинство, конечно — это ветераны Афганистана, и мы знаем, что на рубеже 80-90-х отношение к ним, к сожалению, было неподобающим. Но, тем не менее, это были люди, которые носили знаки, которые были отмечены, как раз, позднесоветскими знаками «Воину-интернационалисту», медалью, собственно говоря, Афганистана — такой же, «Воину-интернационалисту», но интересно, что медали эти — афганские, казалось бы — чеканились у нас, на Монетных дворах.

Но, надо сказать, что не только в связи с военными... вообще, отношение к значкам даже на лацканах стало уже не таким, как было... скажем... в 50-е, 60-е, может быть, в первую половину 70-х годов...

Д.Володихин:

— ... когда это всё сложно было заслужить!

М.Тренихин:

— И это всё было сложно заслужить, и к любому значку было уважение. На самом деле, даже к фестивальным значкам ( я имею в виду — Фестиваля молодёжи и студентов 1957 года ) — красивым, эмалевым, которые, в общем, далеко не всегда были наградными ( многие — сувенирные ) — всё равно, это был подъём, это было ощущение общего праздника — народного, плюс — открытость к миру, и даже те значки воспринимались, как... ну... что-то такое...

стоящее. Ну, естественно, комсомольские значки, которые были... ну... и так далее. Поэтому... да, конечно же, академические знаки — знаки об окончании Высших учебных заведений... то есть... к этому всему — было уважение, и, на одежде, такие вещи воспринимались, как что-то вполне правильное.

Д.Володихин:

— Как достижение.

М.Тренихин:

— Да, безусловно... причём, в разных сферах — военные, гражданские, деятелей культуры.

Ну, опять же, мы вспомним о разных наградах... собственно говоря, заслуженных и народных, в том числе, заслуженных деятелей культуры, лётчики-космонавты, и так далее — то, что не было медалями, потому, что это были... в общем-то... нагрудные знаки, или знаки различных премий...

Д.Володихин:

— Но они стоили побольше медалей в народном сознании!

М.Тренихин:

— ... стоили больше медалей, да. Ну, и, плюс ко всему, издалека-то они, как раз, выглядели, как медали — потому, что был некий знак, не обязательно круглой формы... или... там... прямоугольный, который подвешивался при помощи промзвена за колечко к колодочке. Ну, то есть, в принципе, не всегда можно было даже определить, где — медаль, а где — наградной знак.

Д.Володихин:

— Ну, вот... Советский Союз — исчезает. Российская Федерация многие вещи начинает заново, закрыв прежнюю страницу, но, при этом, порою... как бы... отогнув, отчасти, её назад, и подглядывая, всё же, а что там было.

И — вот вопрос, достаточно сложный и интересный. А что, собственно, Россия постсоветская оставила себе из советских времён, а от чего она отказалась?

Это — не такой простой вопрос. Ведь, отношение к наградам советским в 90-е годы было одним, а сейчас оно — совершенно другое, и, от чего отказывались тогда, частично впоследствии вернули. Поэтому, вопрос мой сложен, многообразен — попробуйте-ка ответить на него, не расплескав всех этих пёстрых смыслов.

М.Тренихин:

— Ну... я думаю, что он относительно сложен. Потому, что награды, в данном случае, отражают и политику, и идеологию ( или отсутствие идеологии ), но, главное, наверное, и... такое... миронастроение народа. Потому, что, действительно, очень важным моментом было в начале 90-х — некое ощущение свободы, отхода от всех коммунистических заветов. Правда, при этом, многие люди старшего поколения мне рассказывали, что, вот, это радостное ощущение действительно наступившей свободы у них кончилось втечение двух-трёх месяцев. А потом они поняли, что наступает разруха.

И, вот, эти все факторы — они, собственно, отразились, в некотором роде, и в наградной системе.

Д.Володихин:

— Ну, вот, в частности? Есть определённое решение, которое принимает правительство? От чего оно отказывается, и что, впоследствии, возвращает?

М.Тренихин:

— Ну... достаточно сложно шёл этот переход. Понятно, что вручённые награды никто не отнимал, и они никуда не девались — за них даже продолжали даваться какие-то льготы.

Но, при этом, например... ну, начнём, всё-таки, со знака высшего отличия — об этом мы говорили ещё и в прошлую передачу — собственно, медаль «Золотая звезда» — она никуда не делась. И в 1992 году звание героя Советского Союза было переформатировано в звание героя Российской Федерации. А медаль, сама по себе, по внешнему дизайну, так и осталась, собственно, золотой звездой — очень простой, пятиконечной — на четырёхугольной колодочке. Но, только, вместо красного ( соответственно, советского ) флага, появился триколор российский уже — бело-сине-красный.

То есть, мы, с одной стороны, оставляем этот советский символ — пятиконечную звезду, с другой стороны — триколор, который существовал у нас до революции. Но, при этом, опять же, очень много споров вызывало и вызывает то, что такие же знамёна использовали, например, белогвардейцы. Но, тем не менее, это, всё-таки, было апеллирование и к наследию дореволюционному, к наследию Императорской России.

То есть, уже, здесь, в одной высшей награде, уже пошёл некий синтез.

Д.Володихин:

— То есть, получается так, что Золотая звезда героя России — это, в нижней части, СССР, в верхней части — Российская Империя, а по названию — современное государство Российское.

М.Тренихин:

— Да. Ну... то есть, кто-то назовёт это кадавром, кто-то — новыми реалиями, но мы прекрасно понимаем, что нужно делать новый символ... опять же, повторюсь, очень много хотелось отринуть, и сделать — в противопоставление. Но, с другой стороны, и очень большое уважение было к героям Советского Союза. Потому, что, действительно, их было выдано... сейчас не вспомню... по-моему, около 12 тысяч... собственно... с момента, чуть раньше военного, в войну и после войны, до конца СССР. Поэтому, наверное, это правильно — оставить такой символ.

Ну... кроме того, практически, без изменений осталась ещё одна важная награда — медаль «За отвагу», откуда только ушли буквы «СССР». Мы об этом, также, в прошлый раз говорили. И, что мне очень приятно, медаль Ушакова, где знаменитый русский флотоводец Фёдор Фёдорович Ушаков был изображён в такой, я бы даже сказал, иконописной манере. Всё это сохранилось, и, как раз, интересен дизайн, в отличие от многих медалей, который сохранился от советской медали — это то, что на сам кругляшок медали сзади наложен якорь ( то есть, этот якорь виден, считывается ), а на пятиугольной колодке, поверх муаровой ленты, сделана якорная цепь. Это — красивая награда. К ней, также, было уважение и в советское время, осталось оно и сейчас. Действительно... в принципе, ещё Александр III говорил, что у нас нет друзей, кроме армии и флота, и, в этом отношении, подчёркивание флотских заслуг... то есть, награда именно за флотские заслуги — я её считаю тоже важной.

Д.Володихин:

— Ну, вот, здесь... скажем так... с одной стороны, эта медаль появилась в советское время. Сначала появился, во время войны, орден Ушакова, потом к нему добавилась медаль...

М.Тренихин:

— Одновременным указом... да... они появились во время войны.

Д.Володихин:

— Но, в общем, это, одновременно, и апелляция к Российской Империи через советскую награду — потому, что, во время Великой Отечественной войны, произошло возвращение к опыту старой Императорской России, воспоминание о героях давних времён. Фёдор Фёдорович, всё-таки, отметился главными своими победами при Императрице Екатерине II, а не в советское время.

Поэтому, получается так, что, вот...

М.Тренихин:

— ... опять-таки, связь времён...

Д.Володихин:

— Совершенно верно...

М.Тренихин:

— ... такой... красной лентой проходит.

Но, также, появились... или сохранились, если угодно... медали, например, «За отличие в охране общественного порядка», или медаль «За отличие в охране Государственной границы», которые были и в советское время. Но, вот, они поменяли свой внешний облик, хотя, в системе наград, медали с таким названием, или с близким названием, остались. Так, что это — тоже интересная история.

Но, с другой стороны... вот... вспомним ещё одну награду, которая лично мне симпатична чисто внешне ( а я могу сказать, что не все награды мне нравятся, с точки зрения их дизайна ), но, вот, медаль, которая симпатична — и своим обликом, и эстетическими качествами, и по смыслу — это медаль Нестерова.

Мы знаем, что Нестеров был одним из столпов русской авиации — ещё императорского времени, и что он погиб в Первой Мировой. Кстати, недавно, у одного коллекционера, удалось увидеть семейное фото его с детьми — очень трогательное, с подписью, кому-то он дарил — колоссальный раритет! И, при этом, видно... удивительное какое-то благородство внутреннее этого человека — но это, вообще, свойственно для революционных фотографий. Типажи людей были другими.

И, вот, мне кажется, портрет фас, который сделали на этой медали, он, в общем, это передаёт. Вот, это внутреннее какое-то ощущение уверенности, благородства. И, надо отметить, что, действительно, портреты фас — их, в принципе, сложно делать. Потому, что, как правило, профильные изображения на медалях и на монетах — традиционно, они, просто, более удачны. Но, вот, здесь — у художников получилось это. Приятно!

Д.Володихин:

— Анфасное изображение — удачное. Ну, что ж, хорошо.

А мы начинаем постепенно переходить от того, что осталось от времён СССР, к тому, что решили взять из закромов Российской Империи. И — мы поговорим и на эту тему, но сейчас мне хотелось бы, чтобы... так сказать... в знак прощания с СССР, сейчас в эфире прозвучала песня «Любимый город».

-ПЕСНЯ-

«ИСТОРИЧЕСКИЙ ЧАС» НА РАДИО «ВЕРА»

Д.Володихин:

— Дорогие радиослушатели, песню «Любимый город» исполнял легендарный певец советских времён Марк Бернес, стихи — Евгения Долматовского, положенные на музыку Николая Богословского. И, с тех пор, как эта песня была исполнена, много-много десятилетий назад, её пели, так или иначе, разные певцы — весьма известные, весьма талантливые. Но у многих наших с вами современников душа, по-прежнему, тянется к тому, что было в самом начале.

Напоминаю вам, что это — светлое радио, радио «Вера».

В эфире — передача «Исторический час».

С вами в студии я, Дмитрий Володихин.

У нас замечательный гость — кандидат искусствоведения и старший научный сотрудник Государственного музея-заповедника «Царицыно» Михаил Михайлович Тренихин.

Мы переходим от того, что осталось в российской медальной системе от СССР, к тому, что начали брать из наследия Российской Империи.

Насколько я понимаю, брали двумя путями. С одной стороны, возрождали какие-то наградные знаки, в частности, медали. А с другой стороны, вспоминали крупных деятелей исторической России дореволюционной и учреждали медали в их память, в их честь.

Ну, вот, одна из них — медаль памяти Нестерова. Но... таких, ведь, довольно много?

М.Тренихин:

— Надо сказать, что, всё-таки, прямого возрождения медалей царского времени, как раз-таки, не было. Но обращение к персонажам, действительно, происходило.

Ну... в частности, например, появилась — также, в 1994 году — медаль Суворова. То есть, орден Суворова был учреждён с момента войны, а, вот, медали его — не было. И, как раз, появилась она, как память одного из выдающихся наших русских полководцев.

Появляется, также, и медаль Жукова. Вот, она, как раз, на мой вкус, не очень удачная.

Д.Володихин:

— А это — не Российская Империя. Это — СССР.

М.Тренихин:

— Не Российская Империя, да. Но, как раз, просто... если мы продолжаем разговор о полководцах. Опять-таки, художественный профиль Суворова получился гораздо эффектнее, чем анфас Жукова. Ну, вот, опять... возвращаясь...

Д.Володихин:

— Ну... в принципе, мы говорим о том, что медаль может быть более ценной и менее ценной, с точки зрения того, за что награждают, и кого награждают, но она может быть ещё и более-менее ценной и с точки зрения эстетической. И здесь надо смотреть на то, как поработал художник, и как поработало производство, которое эти медали изготавливало.

М.Тренихин:

— Да. То есть... правильно... опять-таки, разговор историка с искусствоведом — понятно, что есть статут и, действительно, старшинство, а есть искусствоведческий взгляд, от которого никуда не уйти. И, иногда, если сделано, действительно, хорошо, и произведено хорошо, то какие-то вещи — прощаются. Поэтому, вот... придирчивый этот искусствоведческий взгляд! Никуда от него не денешься!

Но — продолжаем, возвращаясь к медалям.

Интересная медаль — я бы сказал... такая... знаковая для наградной системы Российской Федерации — это медаль ордена «За заслуги перед Отечеством».

Ситуация достаточно интересная. Потому, что сам орден, в некотором роде... ну... в общем, он очень близок к имперскому ордену святого Владимира.

Д.Володихин:

— Имперскому — это времён Императорской России, Вы имеете в виду?

М.Тренихин:

— Да... да-да, совершенно верно, дореволюционному. То есть, который существовал со времён Матушки Екатерины — с 1882 года, и — до 1917.

У самого ордена, так же, четыре степени — от низшей IV к высшей, которая уже носится на черезплечной ленте. В общем... имена полных кавалеров — все известны, они написаны все в Интернете, и награждение I степенью — это что-то такое уже, из ряда вон выходящее. Это — для каких-то, особо отличившихся, деятелей.

Ну, вот, недавно скончавшаяся, например, Ирина Александровна Антонова, которая много-много лет возглавляла Пушкинский музей, выдающийся деятель культуры, заметный — ну, вот, она, например, была полным кавалером. Ну, и... многие заметные фигуры — и в политике, и в культуре, в науке.

Но есть и, соответственно, медали ордена, которые, в общем-то, тоже тяготеют, пожалуй, что больше к Российской Империи. Потому, что на самой медали изображён красный эмалевый крест, поверх которого наложен государственный герб — двуглавый орёл. Ну, естественно, уже Российской Федерации.

Но тут надо отметить, опять же... с точки зрения искусствоведа... у нас есть медали гражданские, и медали с мечами для отличия военных. Так, вот, в данном случае, как мне кажется, чрезвычайно неудачно были сделаны соединительные элементы. Потому, что, собственно, под колодкой сделаны перекрещенные мечи — отдельный элемент, который ещё колечками присоединяется к самому медальному диску.

Д.Володихин:

— То есть, получается так, что всё равно, получил ты за мирные какие-то достижения, или за военные — мечи тебе, так или иначе, на всякий случай, вручаются.

М.Тренихин:

— Нет-нет-нет... медали с мечами I и II степени вручают только военным, за военные заслуги. Но здесь, просто, как раз, я говорю о том, что, вот, этот элемент с мечами — он... скажем... портит общий композиционный строй, и, если такая награда находится в колодке у военных, то эта медаль болтается ниже всех остальных, и это не очень красиво. Эти мечи можно было сделать и наложенными на саму... ну... в композиции самой медали, можно было их наложить на колодку, а так... в общем... получается некая ассоциация с прусской наградной системой, что, в общем, не очень характерно, не очень традиционно... Хотя, как я слышал, если уже, в общем, некоторый ответ — просто, по чисто технологическим соображениям, решили не утруждать себя, не пробовать варианты ( ну, возможно, изготовление с большим количеством брака было бы, и так далее ) — поэтому, вот, решили пойти по такому пути. Но, чисто внешне, не всегда это хорошо смотрится.

Д.Володихин:

— Ну... простота не есть оптимальность.

М.Тренихин:

— Совершенно верно.

Д.Володихин:

— Ну, вот, возвращаясь к тому, что Российская Федерация обращается к героям прошлого, и, порой, обращается к героям христианского прошлого.

Насколько я помню, появилась медаль с профилем святого Луки — причём, святого Луки Крымского — медаль не церковная, а государственная.

М.Тренихин:

— Да, Вы знаете, это очень интересная история — потому, что данная медаль, на сегодняшний день, в реестре государственных медалей, является самой новой. Учреждена она была 19 июня 2020 года — то есть, вот, фактически, как раз, год назад всего лишь. Учреждена она была для медиков — ну, которые... мы знаем всю эту ситуацию с эпидемией коронавируса. Действительно, медики, которые многие жизни спасли, которые себя не жалели — похвально, что сделали для них такую награду.

Ну, и мне, в этом случае, вообще, вспоминается исторический анекдот про Луку Войно-Ясенецкого, который был и священнослужителем, и практикующим хирургом.

Вот, значит... вспоминается такой анекдот о том, как Сталин к нему обратился: «Ты вскрывал многих людей, но... вот... при вскрытии, видел ли ты там душу?» На что Лука спокойно ответил, что — нет, души он там не видел, но, однако же, он проводил, довольно часто, трепанацию черепа, и, в черепной коробке, к сожалению, и ума не находил.

Чрезвычайно, по-моему, остроумный ответ!

Д.Володихин:

— Хочется узнать мнение специалиста, человека, который в это погружён — а, собственно, какая тенденция более характерна для современной наградной системы Российской Федерации в сфере медалей? К чему больше сейчас тянутся те, кто с этим работает — к возврату советского прошлого, к возврату прошлого времён Российской Империи, или к христианской символике, вне зависимости от того, к каким временам относятся те или иные личности, затрагиваемые ею?

М.Тренихин:

— Ну, я бы отметил, что, пожалуй, идут обе тенденции — и советская, и императорская. Но... в плане того, что символики становится больше христианской... ну... и мы говорили как-то уже о том, что и все ордена у нас имеют форму креста, и на многих медалях мы видим крест. Ну, например, вот, на медали «За спасение погибавших» — которая, собственно, тоже, фактически, аналог советской, — изображён крест, как и орден мужества — он, опять-таки, в форме креста.

Очень хорошая медаль «Родительская слава», которая, вроде, тоже апеллирует и к тому, что было в советское время — орденам «Материнская слава» и медали «Мать-героиня», но на медали изображён, практически, очень близкий аналог знака Святой Ольги, который был учреждён в последние годы Российской Империи.

Поэтому, всё-таки, форма креста — она преобладает.

Но другая тенденция, которая меня не может не настораживать — это то, что, кроме государственных наград, у нас есть ещё и много других наград, вполне официальных.

У нас есть юбилейные награды, которые... собственно говоря... ну... различные юбилеи Победы — к круглым датам, медали в память юбилеев городов — как 850 лет Москвы, 300 лет Санкт-Петербургу, 1000-летие Казани — которые вывели в 2010 году из состава наград, то есть — как юбилейные награды. Фактически...

Д.Володихин:

— Памятные...

М.Тренихин:

— ... уже и не государственные награды... ну, в общем, да... такой... скорее... памятный сувенир.

С одной стороны, это хорошо — потому, что... ну... не должно быть, наверное, слишком много наград, иначе все остальные...

Д.Володихин:

— Слишком много, скажем так, настоящих наград...

М.Тренихин:

— ... настоящих наград, да... потому, что, чем больше их становится разнообразных, тем больше все они... в общем-то... девальвируются. Это — одна тенденция. А, с другой стороны, у нас есть отдельные, например, правительственные награды. Ну, в том числе, как раз, если мы говорим о медалях — медаль Столыпина, которую вручают правительственным чиновникам, которые долго проработали... то есть, фактически — выслужные.

У нас, у каждого ведомства, есть не просто свои награды, а, практически, своя система наград.

Д.Володихин:

— Ну, вот, переходя к этой... скажем так... проблеме, я хотел сделать небольшой перерыв, и, дорогие радиослушатели, напоминаю вам, что это — светлое радио, радо «Вера», в эфире — передача «Исторический час». С вами в студии я, Дмитрий Володихин. И мы вновь с вами встретимся, после минутного перерыва в эфире, весьма скоро.

«ИСТОРИЧЕКИЙ ЧАС» НА РАДИО «ВЕРА»

Д.Володихин:

— «Дорогие радиослушатели», это светлое радио — радио «Вера».

В эфире — передача «Исторический час».

С вами в студии я, Дмитрий Володихин.

Мы обсуждаем историю постсоветских наград — медалей Российской Федерации. Обсуждаем мы их вместе с Михаилом Михайловичем Тренихиным, кандидатом искусствоведения, старшим научным сотрудником Государственного музея-заповедника «Царицыно», заместителем главного редактора журнала «Sammlung/Коллекция».

И, вот, буквально недавно, мы дошли от теории, от красивых символов и от... в общем... вещей примечательных к определённой проблеме. Её Михаил Михайлович начал постепенно обозначать — собственно, в чём она состоит?

Я бы коротко обозначил бы её в двух словах: медальный водопад. То есть, в советское время, уже в 80-х, разного рода медалей — наградных и памятных — было многовато. В 90-х — их было не очень много. Но, впоследствии, их количество стало колоссальным — просто зашкаливающим. И, возможно, в этом есть определённый исторический урок — то, над чем стоит подумать. Прошло 30 лет, и есть за чем наблюдать уже и в нашей, постсоветской, реальности.

М.Тренихин:

— Ну, Вы знаете, да. И, опять же, мне кажется, здесь можно...

Так же, как большая страна СССР распалась на 15 частей, и потом в каждой появились свои традиции и свои государственные символы, в том числе и свои награды, так, ведь, и крупные организации распадались.

Ну, вспомним, хотя бы, такую организацию, которой на Западе, по-моему, до сих пор, детей пугают — с аббревиатурой КГБ. КГБ было расформировано на несколько организаций, и те, которые раньше были отдельными отделами, сегодня это...

Д.Володихин:

— Управлениями.

М.Тренихин:

— ... да... федеральная служба безопасности — отдельно, служба внешней разведки — отдельно, федеральная служба охраны — отдельно. То есть, фактически, это — те же самые тенденции, которые происходили и на государственном уровне, они проходят и на уровне организаций.

Ну... как многие говорят... каждому захотелось стать... ну, в данном случае... либо правителем отдельной республики, либо получить генерала — потому, что раньше он, может быть, не был бы выше полковника. Это — вопрос сложный, вопрос — для политологов, ну, и для историков, наверное. Но я могу зафиксировать только то, что каждое ведомство начинает бурно, с азартом, я бы сказал, учреждать свои собственные награды. Причём, не только медали, а и наградные знаки. И, просто, если только мы начнём перечислять эти ведомства, у нас уже уйдёт полпередачи — количество этих министерств...

Д.Володихин:

— Ну, вот, Михаил Михайлович показал мне список тех министерств и ведомств, которые в 90-х годах... ещё гораздо больше — в нулевых, в 10-х годах учреждали собственные наградные системы. И, поверьте, мелким шрифтом — полстраницы одних только названий! Действительно, начнём перечислять — собьёмся со счёту. Но — это, ведь, полбеды.

Насколько я понимаю, вот, есть государственные медали. Общеправительственные. Есть медали министерств и ведомств. А есть ещё и, разного рода, региональные медали.

М.Тренихин:

— Совершенно верно. У каждого субъекта Федерации — ну, у нас их количество, время от времени, меняется — когда... вот... укрупняют, или, наоборот, разделяют — есть свои награды.

Ну, вот, вспомним Московские. Соответственно, Москва, как столица, и как отдельный субъект Федерации и город федерального значения, имеет тоже свою систему наград. Хотя, вот, кстати, медалей, как раз-таки, нет. В основном, это — наградные знаки.

Д.Володихин:

— Вот, на уровне города, в целом, медалей нет, наградные знаки — есть. Но есть и более низкие уровни, чем город.

М.Тренихин:

— Есть ещё и муниципальные, да... то есть, опять-таки... То же самое — по регионам, где крупные города могут учреждать свои награды.

В этом отношении, для меня, как раз странно... потому, что мы говорим о поиске государственной идеи, о том, что нас объединяет, но, вот, в этом... ну, не знаю... с одной стороны, может быть, тщеславии, с другой стороны, вроде бы, и желании отметить... Потому, что, если человек много лет трудится на благо страны, добросовестно — в какой бы сфере он ни работал — вроде бы, его надо и отметить. Государственной наградой, наверное, он никогда не будет отмечен — нету у него связей и так далее, а своё министерство, или своё даже предприятие, вроде бы, отмечает...

Д.Володихин:

— ... или нет достаточных достижений, чтобы получить медаль — не обязательно связей...

М.Тренихин:

— ... да... и, тем не менее, его награждают. Но количество таких наград — оно просто зашкаливает, и это достаточно удивительный момент.

Однажды, у одного высокопоставленного военного я увидел много планок, и спросил: «Это государственные медали, или нет? — издалека, — Потому, что, мне кажется, это — минобороны...» «Да-да, — сказал он, — всё, что ты видишь — это минобороновские медали». А потом выдвинул ящик и сказал: «Вот, это мне всё вручали!» — представляете, полный ящик различных ведомственных и межведомственных наград, которые официально ему вручили, с документами.

Естественно, что такое количество он носить на себе не может, да и не нужно. Потому, что по случаю каждого юбилея — даже если это важный юбилей для страны — учреждать награду от каждого ведомства... ну, представляете, он мог получить и от военных, и от силовиков ФСБ или ФСО, и так далее. Опять же — если проводил мероприятия в разных регионах, и все ему вручают какие-то медали...

А могут быть и медали политических партий... вот, Вы как-то упоминали, что у КПРФ, в своё время, видели, и не только у них — и пошло, пошло, пошло, пошло... и, в общем, на мой взгляд, это какая-то теория разобщения внутри страны.

Д.Володихин:

— Ну, не то, чтобы теория... это способствует разобщению, поскольку, когда... ну, скажем так... каждый бугорок придумывает свои награды, не очень понятно — эти награды, в целом, не сталкиваются ли с соседями, не создают ли они прецедента определённого... что ли... разобщения между разными частями страны — это Вы имеете в виду?

М.Тренихин:

— Ну... представьте... вот, такой... дурной, может быть, пример, но, с другой стороны, смешной.

Вот, я работаю в музее. То есть, мы можем иметь какие-нибудь общие музейные награды от директора, и, вдруг, захочется учредить ещё награды по отделам. От научно-исследовательского отдела — за 3 года службы, за сотрудничество научно-исследовательского отдела с образовательным отделом — пожалуйста, медаль! За издание книги — будьте любезны! За открытие выставки... и так далее. Ну...

Д.Володихин:

— Но, всё-таки, Вы упустили — как же вы без вооружённой охраны? Там...

М.Тренихин:

— Конечно, конечно!

Д.Володихин:

— Там — за 3 года службы, за 4 года...

М.Тренихин:

— А также — за поимку пьяных дебоширов на территории музея-заповедника...

Д.Володихин:

— Ну, вот... мы немножко от темы отклонились — вернёмся к сути дела.

Не очень хорошо, и, в общем, в какой-то степени, девальвирует это обилие медалей ценность медали. Потому, что если человек видит, что военный, никогда не воевавший, имеет на своём мундире грудь в металле, какая была когда-то у маршала Жукова или у маршала Рокоссовского на портретах и на экране, когда снимали кинохронику — что же, он будет к этим, новым, медалям относиться с тем же почтением? Да, вовсе нет! Нет, это означает то, что происходит определённое падение авторитета медали, как награды, не правда ли?

М.Тренихин:

— Да, совершенно верно. В этом отношении, кстати, очень показательна ситуация с министерством обороны, где, по-моему... порядка... не соврать бы... двухсот медалей и наградных знаков было учреждено до 2017 года, после чего их резко сократили, оставив только несколько медалей, как то: медаль «За боевые отличия»... хотя, опять же, подобные награды могли бы быть государственными — например, медаль «За заслуги перед Отечеством» с мечами. Зачем делать ещё отдельную «За боевые отличия» минобороны?

«Воинская доблесть» — отдельная награда минобороны. Ну, «За разминирование» — это, всё-таки, специфическая история. Поэтому, тут я соглашусь, что такая награда должна быть.

Медаль минобороны «За трудовую доблесть» — это, как раз, для тех, кто не воевал, но трудился. Вроде, хорошо, но... опять же...

Также, медаль есть, достаточно новая, «Участнику военной операции в Сирии», например.

Д.Володихин:

— Ну, это — серьёзная награда...

М.Тренихин:

— Ну, это — да... это, всё-таки, награда, которая, мне кажется, вполне уважаемая. Но, с другой стороны, опять-таки... если мы говорим о медалях кампаний — а это традиция, которая...

Д.Володихин:

— Вы имеете в виду боевые кампании...

М.Тренихин:

— Боевые, да...

Д.Володихин:

— ...те, которые в Российской Империи — медаль за взятие Гянджи, медаль за Крымскую войну...

М.Тренихин:

— ... да... и так далее. Да, если мы обращаемся к этой традиции, то у нас была в этом ряду награда и у Российской Федерации — награда, чрезвычайно интересная: «Участнику марш-броска 12 июня 1999 года Босния-Косово». И это, действительно, редчайшая операция, когда в момент, в общем, ещё разрухи в стране, наши военнослужащие волевым решением... в общем-то... сделали то, чем утёрли нос натовцам, действительно, прорвавшись из Боснии и заняв аэродром «Слатина»... ну... мы знаем, собственно, долгую историю сотрудничества и дружбы России и Сербии. И, в данном случае, я считаю, что это тоже, как раз, такой акт... любви к сербам...

Д.Володихин:

— Это была протянутая рука дружбы, и, в общем, для тех, кто тогда рисковал собой на Балканах, конечно, было правильным учредить особый наградной знак.

«ИСТОРИЧЕСКИЙ ЧАС» НА РАДИО «ВЕРА»

Д.Володихин:

— Дорогие радиослушатели, я напоминаю вам, что это светлое радио — радио «Вера». В эфире — передача «Исторический час». С вами в студии я, Дмитрий Володихин, и у нас в гостях — замечательный специалист в области фалеристики, кандидат искусствоведения, заместитель главного редактора журнала «Sammlung/Коллекция», старший научный сотрудник государственного музея-заповедника «Царицыно» Михаил Михайлович Тренихин. Мы обсуждаем историю медальных наград в Российской Федерации в нашей постсоветской реальности.

Мы говорили о том, что Российская Федерация в своих медалях что-то берёт от Советского Союза, что-то берёт от Российской Империи, что-то берёт от христианства, от христианской символики, и здесь... вот, эта тенденция — отрадна, и можно ей только радоваться. Происходит, своего рода, христианизация российской медали.

И мы, кроме того, говорили о том, что существует тенденция дробления. То есть, медалей так много, что они грохочущим потоком обрушиваются на страну, и, надо сказать, что, ведь, помимо огромного количества правительственных, федеральных... то есть... ведомственных, министерских, местных наград, от субъектов Федерации, городов, и даже — частей городов, как, например, в Москве, ещё появилось чудовищное количество наград общественных. Не так ли?

М.Тренихин:

— Да, совершенно верно. И, в этом плане, конечно, иногда... в общем, их учреждение выглядит достаточно комично.

Ну... это, как мы говорили, награды политических партий, как то — КПРФ, которая очень любит медали учреждать...

Д.Володихин:

— В честь каких-нибудь общегосударственных праздников. Битва под Москвой: новый юбилей — новая медаль.

М.Тренихин:

— Опять же, новый юбилей Победы, который, собственно, отмечался и государственной наградой — нет, нужно создать ещё и свою...

Д.Володихин:

— ... партийную...

М.Тренихин:

— ... от себя. Ну, да... там, в этом плане, достаточно странно...

Был парадоксальный случай с наградами... так называемыми наградами Сажи Умалатовой, которая была в Президиуме Верховного Совета СССР, который формально, указом, никто не расформировывал, и она продолжала клепать медали, и ордена даже, от имени Верховного Совета СССР, с коммунистической символикой, в том числе... там... медаль и орден Сталина, например.

Д.Володихин:

— То есть, иными словами, страны уже нет, а медали, от её имени, всё ещё выходят.

М.Тренихин:

— Ну, не от её, а... как она это подавала... от органа, который учреждал награды с Советском Союзе, который формально не был... как-то на бумаге... ликвидирован — вот, и продолжалось...

И, до какого-то момента, людям... ну... опять же... ветеранам, например, когда такие медали вручали — это, может быть, и имело место, потому, что... ну, как я говорил... военным у нас в 90-е, в начале 2000-х не очень почёт оказывался — тот, который должен был бы быть, а тут — вроде, как, внимание, приятно. С одной стороны. Но, в какой-то момент, действительно, так много стало этих наградных знаков — формально наградных, потому, что, как раз-таки... ну... есть у тебя некий спонсор, он спонсирует тебя на то, чтобы изготовить награду, находится художник — хорошо, если хороший художник, который делает хороший эскиз, находится какая-то фабрика — благо, все, с удовольствием, за деньги готовы выполнить заказ — хорошо, если это хорошая фабрика, если она хорошо может сделать... я уж не говорю, там, из серебра — из бронзы, если она может ещё использовать горячие эмали — опять же, вот, искусствоведческий придирчивый вкус работает. А если это плохой художник, плохой эскиз на компьютере, плохое компьютерное изготовление, и, в итоге, и награда-то внешне неказистая, а, вроде бы, и удостоверение к ней есть. А, с другой стороны, удостоверение — от организации от какой-то, которая и не очень... как-то... котируется...

Д.Володихин:

— Ну, в общем, иными словами, появилось огромное количество медалей, которые, в основном, прославляют организации людей, которые их учредили, а вручаются... ну... скажем так... всем хорошим людям за добрые дела.

Но. Вот, это — фон. А на этом фоне, всё-таки, существует развитие государственной системы медалей Российской Федерации, и там появилось много, действительно, интересного, нового и необычного.

Вот, что из тех медалей, которые появились в период после СССР, действительно, интересно, необычно — то, что не встречает аналогов в медальной системе прошлого?

Насколько я помню, одна из государственных медалей несёт на себе профиль Пушкина...

М.Тренихин:

— Да, совершенно верно. Это, как раз, награда для работников культуры, общегражданская награда — медаль Пушкина.

Кстати сказать, изображение её повторяет профиль по его же собственному, Пушкинскому, рисунку — по его автопортрету. Такой же профиль Вы, наверное, как нумизмат, должны знать, был на рублёвой монете 1999 года...

Д.Володихин:

— Да, было дело...

М.Тренихин:

— ... к юбилею Александра Сергеевича, и, в том же 1999 году, была учреждена и эта медаль.

Хотя, вот, как раз, опять же, мне, чисто по изготовлению, она не очень нравится. И лёгкий профиль, который был начертан пером на бумаге...такой... очень графичный, поэтический... в общем... извините за тавтологию... потому, что автопортрет поэта — он, действительно, как рисунок, очень поэтичный...

Д.Володихин:

— Не для тяжёлого металла...

М.Тренихин:

— ... не для металла, да... и он не считывается. То есть, сам кругляшок медали, фактически, эту лёгкость рисунка съедает. Но, тем не менее...

Д.Володихин:

— А что было — удачного? Вот, мы сегодня прошлись... хорошо, так, прошлись... по множеству медалей, и, надо сказать, что Вашего одобрения заслужили только, может быть, одна или две из них. А есть ли, вот, что-нибудь, что ещё удовлетворяет Вашим требованиям... соответствует Вашим требованиям, и что вы готовы за эстетику похвалить и выставить пять баллов?

М.Тренихин:

— Ну, я уже говорил о медали «За спасение погибавших», на которой изображён орден Мужества. Орден Мужества у нас, в современной российской наградной системе, в общем, довольно простой, аскетичный, я бы сказал, но...

Д.Володихин:

— Вот, Вы объясните: на медали изображён орден — как это?

М.Тренихин:

— Сам орден Мужества выглядит, как крест — довольно массивный крест, каждая сторона которого имеет... такие... рельефные полоски, соответственно сторонам, и, в центре, изображён двуглавый орёл. В общем, очень простой, но, при этом, я говорю — строгий, и даже стильный, орден, который, кроме всего, ещё и... в общем... имеет добрую славу в народе. Как раз, эта награда — из недевальвированных. Очень много её получали, например, наши ребята, прошедшие Чечню. То есть, это понятно, что эта награда — заслуженная, эта награда — за горячие точки.

И то, что боевой уважаемый орден помещают на медаль «За спасение погибавших», фактически... ну... то есть, это, как... ну... можно сказать, что медаль Мужества. И это — по смыслу очень хорошо, и стилистически, на мой взгляд, это правильно.

Ну... кроме того, собственно, и медаль ордена «За заслуги перед Отечеством» мне нравится — ну, вот, кроме мечей, о которых мы говорили с вами — достаточно странный крепёж имеют.

А также, очень интересна, на мой взгляд, медаль «За труды по сельскому хозяйству» — такая награда была учреждена в 2004 году.

Что интересно? То, что на медальном диске повторён, практически, знак императорский «За труды по сельскому хозяйству», который был создан к Романовскому юбилею... ну... насколько я понимаю, то ли 1913, то ли...

Д.Володихин:

— 1913 год.

М.Тренихин:

— ... 1913, да... но, фактически, вышел в 1914 году — ещё, вот, незадолго до Первой Мировой. То есть, это, прям, последние годы до начала конца Империи.

Д.Володихин:

— Ну, а... до начала конца... 300-летие Дома Романовых — это, конечно, 1913 год. А, вот, что касается начала конца, то до... наверное... 1917 года Империя держалась крепко, и никто и не подумывал, что это, в принципе, возможно.

Новые наградные знаки — они обращают на себя внимание по той причине, что прежде-то, в основном, награждали за воинскую доблесть, за чиновные труды, ну, в какой-то степени, за благотворительность. И тут — появляются награды, которые связаны с деятельностью производственной: за сельское хозяйство, и иного рода знаки, связанные с предпринимательской деятельностью...

Вот, почему, с Вашей точки зрения, сейчас эти знаки вспомнили?

М.Тренихин:

— Ну... я думаю, что, с одной стороны, мы, даже по риторике в средствах массовой информации, слышим, что... то же сельское хозяйство — на него обращают внимание... ну... в последний год, это ещё и слово «импортозамещение»... но, действительно, банально, страна должна себя кормить, страна должна что-то производить. А если мы, всё-таки, сами себя кормим, мы — сами для себя производим, то есть и люди, которые работают лучше других, и их надо как-то отличать.

Ну, вот, в данном случае, кстати, эта медаль — чем она выделяется? На ней... собственно, это, повторяю, имперский знак — крест зелёной эмали. Ну, это просто красиво. Но, другое дело, что на знаке императорском в центре был изображён герб...

Д.Володихин:

— ... династии Романовых...

М.Тренихин:

— ... да, династии Романовых — да, грифон... поэтому, кстати, иногда его называют Романовский знак, а сейчас, в этом же венке появляется двуглавый орёл. Но, тем не менее, некая апелляция, опять, к царскому времени — она, в общем, мне симпатична.

Д.Володихин:

— Ну, а... что-нибудь из сферы науки... награждают ли у нас за науку медалями?

М.Тренихин:

— Да, безусловно, награждают... но, в том числе, это и та же, уже не единожды упомянутая медаль «За заслуги перед Отечеством», которую так же выдают. Ну, и... если... говорили — да, вот, медаль Пушкина в сфере культуры... то есть, наука и культура. Также ею могут быть награждены и деятели науки.

Д.Володихин:

— Понятно. Наконец, вопрос самый простой.

Для Российской Империи было нормально, когда почти все ордена могут быть вручены чиновнику за выслугу лет, за то, что он добропорядочен, за то, что он служит, как тогда говорили, «беспорочно», и имеет заслуги перед Отечеством именно в сфере службы.

У нас, вот, медаль, которою могут отметить чиновника — но не определённого ведомства, а — со стороны государства?

М.Тренихин:

— Вы знаете, здесь, как раз, стоит вспомнить не медали, а знаки. И Вы очень правильно отметили фразу «беспорочная служба». У нас такие знаки воссоздали — ну, с некоторыми изменениями — в Российской Федерации.

Ну, фактически, это... такая... широкая орденская планка, на которой, в венке, повторяются римские буквы — то есть, за какую выслугу лет, в зависимости от количества десятилетий... там... 25 лет, 30, 45, 50... И, более того, они разделены на два класса — на гражданский и военный. На красной ленте — для гражданских, и на ленте ордена святого Георгия — для военных.

Д.Володихин:

— Лента ордена святого Георгия... какие ордена, и какие награды у нас восприняли эту символику? В советское время это был орден Славы.

М.Тренихин:

— Орден Славы и ещё медаль «За победу над Германией» с профилем Сталина, ну, и многочисленные различные ветеранские знаки частей и соединений, которые участвовали в Великой Отечественной войне.

Сейчас, после 1991 года, первым, наверное, был, как ни странно, казачий крест «За оборону Приднестровья», и это — одна из немногих таких казачьих наград, которые, действительно...

Д.Володихин:

— ... ценятся...

М.Тренихин:

— ... да, уважаемы и ценятся, и она — немногочисленная.

А если говорить о государственных наградах, то это — воссозданный в Российской Федерации орден Святого Георгия, в четырёх классах, и знак отличия Георгиевский Крест.

Но, правда, тут тоже не без странностей. Потому, что Георгиевские Кресты раньше вручали рядовым, а, соответственно, ордена — только офицерам-дворянам. Теперь же у нас могут получить Георгиевские Кресты, например, лейтенанты — поэтому, это достаточно странно. То есть, как-то их... хоть и офицеры, но... понизили, фактически.

Но, тем не менее, награда уважаемая, награда, которая была... собственно, первые её вручения прошли после 2008 года. И, вот, как раз, возвращаясь к символике Георгиевской ленты — в наградах она у нас вновь появляется, и... в общем, как уважаемый символ, который был учреждён ещё в 1769 году Екатериной Второй, который был всё царское время до 1917 года, и, частично, существовал в Белых армиях.

Потом, также, мы вспомним Георгиевские Кресты, которые носили и ветераны Первой Мировой, сражающиеся в рядах Красной армии с немцами, явочным порядком, когда им не запрещали, ну, и... вот... до сегодняшнего дня.

Поэтому... в общем... я считаю, что эти Георгиевские традиции в наградной системе, так или иначе, уважаемы, и это — отрадно.

Д.Володихин:

— Ну, что ж... дорогие радиослушатели! Время нашей передачи подходит к концу. Мне хотелось бы резюмировать.

Тридцать с лишним лет прошло со времён исчезновения СССР. Медали Российской Федерации развиваются уже в совершенно иных условиях. И мы видим — разное.

Мы видим и возвращение к опыту советских времён. Мы видим возвращение, и, на мой взгляд, нарастающее постепенно, к опыту Российской Империи, и к подвигам тех, кто жил во времена от Петра Первого до Николая Второго. Мы видим постепенное нарастание христианской символики — не взрывное, но ощутимое. Форма Креста, действительно, используется — чем дальше, тем больше. И мы видим... ну... может быть... такую... детскую болезнь — желание всюду и везде утвердить право на изготовление собственных медалей, собственных наградных знаков — их огромное количество.

Но, вы знаете, может быть — это то, что исчезнет из нашего быта после того, как страна перестанет пробовать свои силы в тысяче мест одновременно, и, в какой-то степени, обретёт новую зрелость. Лишнее — исчезнет, а то, что было удачным экспериментом, останется в нашем быту.

Мне осталось, от вашего имени, поблагодарить Михаила Михайловича Тренихина, и сказать вам: спасибо за внимание! До свидания!

М.Тренихин:

— Всего доброго!

Друзья! Поддержите выпуски новых программ Радио ВЕРА!
Вы можете стать попечителем радио, установив ежемесячный платеж. Будем вместе свидетельствовать миру о Христе, Его любви и милосердии!
Слушать на мобильном

Смотрите наши программы на Youtube канале Радио ВЕРА.

Скачайте приложение для мобильного устройства и Радио ВЕРА будет всегда у вас под рукой, где бы вы ни были, дома или в дороге.

Слушайте подкасты в iTunes и Яндекс.Музыка

Мы в соцсетях
******
Другие программы
Семейные истории с Туттой Ларсен
Семейные истории с Туттой Ларсен
Мы хорошо знаем этих людей как великих политиков, ученых, музыкантов, художников и писателей. Но редко задумываемся об их личной жизни, хотя их семьи – пример настоящей любви и верности. В своей программе Тутта Ларсен рассказывает истории, которые не интересны «желтой прессе». Но они захватывают и поражают любого неравнодушного человека.
Светлый вечер
Светлый вечер
Программа «Светлый вечер» - это душевная беседа ведущих и гостей в студии Радио ВЕРА. Разговор идет не о событиях, а о людях и смыслах. В качестве гостей в нашу студию приходят священники, актеры, музыканты, общественные деятели, ученые, писатели, деятели культуры и искусства.
Пересказки
Пересказки
Программа основана на материале сказок народов мира. Пересказ ведётся с учётом повестки дня современного человека и отражает христианскую систему ценностей.
Радио ВЕРА из России на Кипре
Радио ВЕРА из России на Кипре
По благословению митрополита Лимассольского Афанасия (Кипрская Православная Церковь) в эфире радио Лимассольской митрополии начали выходить программы Радио ВЕРА. Популярные у российского слушателя программы переводятся на греческий язык и озвучиваются в студии Радио ВЕРА: «Православный календарь», «Евангелие день за днем», «Мудрость святой Руси», «ПроСтранствия», «Частное мнение» и другие.

Также рекомендуем