Москва - 100,9 FM

Исторический час с Дмитрием Володихиным. Гость программы — Артур Атаев (02.09.2018)

* Поделиться

Артур АтаевГость программы: Кандидат политических наук Артур Атаев.


Д.Володихин:

— Здравствуйте, дорогие радиослушатели! Это — светлое радио, радио «Вера». В эфире передача «Исторический час». С вами в студии я, Дмитрий Володихин, и сегодня мы с вами обсуждаем историю христианства на Кавказе. Поэтому у нас сегодня знающий гость, специалист, как раз, по этим темам, и — вот сейчас приготовьтесь, это будет длинно, это будет долго, наберитесь терпения — кандидат политических наук Артур Викторович Атаев, заместитель исполнительного директора общества русского исторического просвещения «Двуглавый орёл». Выдохнули! Здравствуйте!

А.Атаев:

— Здравствуйте, Дмитрий Михайлович!

Д.Володихин:

— Ну, замечательно! Что ж, приступим к делу. И, прежде всего, я хотел бы сказать о том, что когда мы говорим о христианстве на Кавказе, мы говорим о чрезвычайно древней традиции. В целом ряде случаев о более древней, чем традиция христианства на Руси. И поэтому, конечно, стоит обратить особое внимание на то, что там христианство развивалось на несколько веков раньше, чем, собственно, в коренных землях русских, выработало несколько иные формы и пережило довольно тяжёлую историю в виду того, что регион много раз подвергался разного рода иноплеменным нашествиям. Ну, а теперь давайте начнём от азов. Собственно, Кавказ огромен, христианство приходило туда разными путями. И начнём, собственно, с истории тех регионов, которые христианизировались раньше прочих. Это — страны Закавказья.

А.Атаев:

— Да, современная кавказская православная христианская традиция помнит несколько таких ключевых узлов — таких, христианских. Первый узел — это Кавказская Албания. И здесь, конечно, очень большие проблемы с датировкой.

Д.Володихин:

— Что такое Албания на Кавказе?

А.Атаев:

— Кавказская Албания — это больше сегодня... честно говоря, миф. Потому, что на историческое наследие Кавказской Албании претендуют: современный Азербайджан, или часть современного Азербайджана, и такие народы, как... часть Дагестанских народов, в частности — лезгины. Вот, они считают, что являются прямыми потомками Кавказской Албании — это то христианское государство, которое существовало, по отдельным данным, которые не имеют такого историографического серьёзного базового подхода в плане источников, в период, примерно, I-й век до нашей эры и первая половина уже I-го века нашей эры.

Д.Володихин:

— Ну, я думаю, что мы здесь, не находясь в академической аудитории, можем честно говорить: I-й век до Рождества Христова и I-й век от Рождества Христова.

А.Атаев:

— Конечно, конечно! Да...

Д.Володихин:

— Значит, насколько я понимаю, вот та страна-миф — Кавказская Албания — она захватывает историю раннего христианства времён первых апостолов и пришествие самого Христа по периоду. Во всяком случае, на это историки, которые считают существование этой страны доказанным, упирают.

А.Атаев:

— Да, но таких историков очень мало, и они существуют в рамках отдельных государств Закавказья, в частности — Азербайджана, и некоторые историки Грузинские нацелены на изучение исторического и христианского наследия Кавказской Албании. Что касается уже более позднего периода, который имеет серьёзную подоплёку научную, то это, конечно, первое христианское государство в мире — Армения, которое, по отдельным источникам, приняло христианство и стало христианским государством в 301 году, по другим — с 303 по 309. Но нужно здесь иметь в виду, что это был процесс. Процесс христианизации, процесс крещения — это был такой, растянутый во времени, процесс.

Д.Володихин:

— Насколько я понимаю, в Армении установление христианства с официальным статусом, то есть, как чего-то никак не противоречащего законам и разрешённого на официальном уровне, состоялось до Миланского эдикта, то есть до того, как Константин Великий дал этот высокий статус христианству на просторах Империи?

А.Атаев:

— Ну... большинство историков склоняются именно к этой точке зрения, и утверждают именно эту составляющую. Датируется по-разному — 301, 303, 304 год — но, тем не менее, большинство считают, в том числе, разумеется, и армянских историков, что Армянское государство христианское состоялось до Миланского эдикта. И часть историков современного Закавказья, в частности, Грузии, убеждены, что именно в этот период, именно в IV веке, уже прошёл процесс христианизации Грузии.

Д.Володихин:

— Ну, здесь мы сделаем небольшую оговорку. История государственности Грузии — сложнейшая. То есть, на территории современной Грузии и прилегающих территорий то возникало единое Государство на картвельской, насколько я понимаю, основе, то оно распадалось на несколько Государств, то часть этих Государств находились под властью иноплеменников, часть — сохраняла независимость, то возникали территории, которые... ну, скажем... находятся на уровне первобытной демократии — Государства, вроде бы, нет, но есть устойчивая историческая область — христианская, грузинская, и рядом ещё потом возникнет там ещё Трапезундская Империя, которая также возникла с помощью грузин. Поэтому мы говорим о христианизации страны, о христианизации...

А.Атаев:

— ... народа...

Д.Володихин:

— ... народа, да.

А.Атаев:

— Вот, в данном случае — да, народа. Потому, что это было разделённое на отдельныецарства образование — Кахетинское царство, Имеретинское царство... И эта часть Закавказья — оно традиционно, в тот период, было под влиянием — под геополитическим под серьёзным, отчасти и религиозным — влиянием Персии. Чуть позже это уже Оттоманская Империя была, но в тот момент персидские цари, шахи — они очень активно влияли на все процессы, которые происходили в этом народе.

Д.Володихин:

— Но, с другой стороны, там влияла уже, в свою очередь, Константинопольская Империя — православные Государи...

А.Атаев:

— Да, она не могла не влиять потому, что эта территория была зоной соперничества таких мощных держав как Византийская Империя и Персидская... собственно... тоже Империя.

Д.Володихин:

— Ну, Персидская Держава — да, скажем так.

А.Атаев:

— Да.

Д.Володихин:

— Итак, мы отмечаем то, что уже в середине первого тысячелетия от Рождества Христова на Кавказе существует достаточно устойчивая традиция христианства. Уже миновал IV век, идёт V, VI, и так далее, и так далее. Армения, Грузинские Государства сохраняют эту традицию, не теряют её, хотя...

А.Атаев:

— Абхазия... Абхазия!

Д.Володихин:

— Абхазия... а что там?

А.Атаев:

— Тоже — IV-V век. Это — первый приход апостольский на эту землю. И с именем Андрея Первозванного связано строительство древнего православного собора, который по разным источникам датируется... ну, к сожалению, здесь вариации очень большие, широкие... по отдельным источникам Пицундский собор, который и ныне стоит, и очень силён, и очень красив — он датируется IV веком нашей эры...

Д.Володихин:

— Ну, там, конечно, здания обновлялись...

А.Атаев:

— Да! Такая... масштабнейшая реконструкция была уже в IX веке, в X веке было уже усиление собора, его серьёзное... такое... ну, можно сказать...

Д.Володихин:

— Увеличение.

А.Атаев:

— ... да... если можно сказать, современным языком — ремонт. Сейчас он тоже существует, он является одним из центров — и историческим центром, и религиозным центром, действующий собор. Это — Абхазия. Она тоже имела влияние... вернее, на неё распространялось влияние Византии. И сейчас одними из почитаемых там мест являются древние пещеры, келлии, которые существуют там с незапамятных времён, а именно с IV, V, VI, VII веков, потому что Абхазия давала тогда убежище многим монахам, которые получали там довольно серьёзную защиту, и распространяли там веру. Вот... это то, что... четвёртый, так скажем, регион Закавказья современного, который имеет давние христианские традиции.

Д.Володихин:

— Четвёртый... а мы пока назвали три. Мы назвали Армению, назвали Грузию...

А.Атаев:

— Кавказская Албания.

Д.Володихин:

— ...Кавказская Албания...

А.Атаев:

— ... часть современного Азербайджана была, собственно, Кавказской Албанией, и — Южная Осетия, которая тоже имеет древние христианские традиции...

Д.Володихин:

— Сейчас мы доберёмся до Осетии! Я бы хотел ещё одну важную вещь спросить. Абхазия... и Грузия, и Армения — с какими крупными святыми связаны эти места, их древность. Ведь, очевидно, в народной традиции, в церковной остаются имена тех персон, которые оказали мощнейшее влияние на становление христианства.

А.Атаев:

— Ну, Абхазия — это Андрей Первозванный и Симон Кананит. Почитаются эти святые очень сильно. Стопа Симона Кананита до сих пор имеет свой оттиск там, и является одной из серьёзных святынь, главных святынь Абхазии, почитаемых святынь. В Грузии — это, конечно, Нина...

Д.Володихин:

— Святая равноапостольная Нина.

А.Атаев:

— ... да, равноапостольная Нина, просветительница Грузии. Бодбийский монастырь, где находятся, пребывают её святые мощи — он одним из центров религиозного, православного просвещения является. Монастырь очень такой... знаете... ну... чувствуется вот этот омофор древности и святости.

Д.Володихин:

— И у меня тогда вопрос. Что касается святой равноапостольной Нины, то это — настолько крупная фигура в истории христианства, что ей, наверное, надо посвящать особую передачу. А вот Симон Кананит известен меньше. Вот, тем более, пожалуй, стоит несколько слов сказать. Когда он подвизался на территории современной Абхазии?

А.Атаев:

— Ну, Вы знаете, здесь тоже вот, к сожалению, православная историография абхазская — она вот этому вопросу уделяет такое... очень много разночтений по этому вопросу. И та пещера, которая находится в... и почитается как удел Симона Кананита — это в Новом Афоне... она в населённом пункте, в городе Новый Афон — она тоже совершенно разную датировку имеет. И здесь, конечно, недостаток и археологических, и историко... таких... религиозных...

Д.Володихин:

— Письменных источников.

А.Атаев:

— источников, да. Вот, к сожалению, здесь — предание. Основным источником, базовым, является предание. И настолько разные данные звучат, что вот я не знаю...

Д.Володихин:

— Ну, да. Не стоит сейчас перечислять все теории на этот счёт. Я думаю, правильно будет, если мы сейчас сделаем иначе. Мы просто включим сейчас запись тропаря святому Симону Кананиту, притом — тропаря абхазского роспева.

-ТРОПАРЬ-

«ИСТОРИЧЕСКИЙ ЧАС» НА РАДИО «ВЕРА»

Д.Володихин:

— Дорогие радиослушатели, послушали эту радость, и теперь я вам с радостью напоминаю, что у нас — светлое радио, радио «Вера». В эфире передача «Исторический час». С вами в студии я, Дмитрий Володихин, и мы со специалистом по истории христианства на Кавказе и в Закавказье Артуром Викторовичем Атаевым обсуждаем именно эту тему.

И, собственно, настало время напомнить, что был свой христианский просветитель Армении — святой Григорий, и, кроме того, был значительный участок территории, связанный регионально с Кавказом ( точнее — с Закавказьем ), сейчас находящийся на территории Турции. Это, собственно, населённая в древности, в основном, греками прибрежная полоса Южного Причерноморья. Там долгое время была Империя Восточно-Римская, или иначе — Константинопольская, или Византийская — по-разному её называют. Позднее, в Средневековье, там была Трапезундская Империя. Она там просуществовала с XIII века по 1461 год. Но вот, во всяком случае, этот регион — он тоже был христианским, и он тоже, хотя бы частично, относится к понятию «Кавказ». Ну, а из территорий, которые находятся южнее Кавказского хребта, собственно, принадлежат Закавказью, стоит упомянуть, как минимум, ещё Южную Осетию.

А.Атаев:

— Да, в Южной Осетии есть несколько знаковых для православных христиан мест. Прежде всего, это селение Монастер, в котором, в этом селе... оно сейчас, такое, далеко не густонаселённое — там, буквально, несколько домов. Но на этом месте сохранился древний монастырь. Он очень... сохранились кельи, уникальная роспись. Это монастырь, который датируется VII-VI веками. Вот такой вот, знаете, монументальный, очень мощный! Прямо чувствуешь, что попадаешь уже в другую реальность — вот такие ощущения. Причём, на фоне вот этого... нежилого ландшафта, зелёного вот этого, холмистого — это, конечно, зрелище, которое подкупает, и которое притягивает.

Д.Володихин:

— Там существует сейчас действующий монастырь?

А.Атаев:

— Нет, нет...

Д.Володихин:

— Или эта территория заброшенная, или она — музейная?

А.Атаев:

— Она не музейная, и не заброшенная. Она вот... с зоной паломничества была до войны грузин и осетин, а сейчас туда... он посещается... этот монастырь древний посещается, в основном, осетинами, православными христианами. В планах местного руководства есть, конечно, программа по восстановлению его.

Д.Володихин:

— Но сейчас это что-то вроде заповедной территории, да?

А.Атаев:

— Да. Почему — заповедной? Потому, что Южная Осетия — она ж, канонически, входит в территорию Грузинской Православной Церкви, и не окормляется Русской Православной Церковью. Вот, там вот такие вот моменты, которые влияют очень серьёзно на вот этот...

Д.Володихин:

— На решение, вроде бы, простых проблем.

А.Атаев:

— Да.

Д.Володихин:

— Ну, что же... Вот, теперь, пожалуй, стоит поговорить, с большой подробностью — подчёркиваю — о том, как христианство распространялось севернее Кавказского хребта. То есть, собственно, Северный Кавказ — территория, которая сейчас является частью России, и стала таковой уже достаточно давно, несколько веков назад. Но, тем не менее, она, эта территория — это огромная область, огромный регион — имеет собственную, тоже достаточно древнюю христианскую традицию.

А.Атаев:

— Да, эта древняя христианская традиция имеет три направления. То есть, три христианских направления сошлись на Северном Кавказе. Это, конечно, византийское направление, которое было одним из ключевых, и оно имеет такую составляющую временную, которая датируется IX-X веками. Чуть позже это было другое направление — тоже христианское, православное — это грузинское направление, связанное с именем царицы Тамары.

Д.Володихин:

— Ну, и с миссионерскими устремлениями грузинского духовенства при царице Тамаре.

А.Атаев:

— Да, при царице Тамаре. Потому, что её мужем был Давид Сослани, он имел осетинское княжеское происхождение, и здесь, конечно, их интересы — супруга и супруги — сошлись. И третье направление, которое уже в XVIII-XIX веках имеет такую, серьёзную, составляющую — это российское, русское направление, которое имело тоже конкретную составляющую, и многие имена, такие, как известного, прославленного священника Чичагова — они прославляются до сих пор, и помнятся.

Д.Володихин:

— Доберёмся до русского направления. Начнём от корней, собственно, от периода, когда здесь была Империя Ромеев. Собственно, понятно, что она занимала значительную часть Крымского полуострова, понятно, что были территории и на Кавказе у Империи, но, помимо, собственно, политического влияния — оно было и не очень сильным в этом регионе — было очень мощное культурно-религиозное влияние. И вот, собственно, кого из народов Кавказа, какие страны Северного Кавказа это влияние зацепило?

А.Атаев:

— Основным народом, который подвергся такому благонравному, благочестивому влиянию Византийской Империи был аланский народ. Аланы — это то население, которое превалировало на Северном Кавказе, в Северном Причерноморье, в Причерноморье, доходило до Каспия. И Аланская епархия, как раз, находилась... и у этой части имеется такая архитектурная составляющая, которая сохранилась и по сей день — это Шоанинский храм и Сентинский храм... Аланская епархия находилась в Аланском, так называемом, городище, которое находится в Карачаево-Черкесии современной.

Д.Володихин:

— Вот сейчас мы с вами зададимся одним важным вопросом. Я понимаю, что складывание кавказских этносов — это безумно сложный вопрос, и на этом поле сломано учёными великое множество копий, но, всё-таки: аланы — хотя бы в общих чертах — это предки каких современных северо-кавказских народов?

А.Атаев:

— На аланское наследие претендуют, практически, все северо-кавказские народы, но язык доказывает их прямое родство с осетинами.

Д.Володихин:

— С осетинами.

А.Атаев:

— Да. И, в принципе, религиозная составляющая, которую сохранили осетины, она тоже подтверждает это.

Д.Володихин:

— Значит, если я правильно понимаю, Алания была значительно шире современной Северной Осетии, и было в разы, скажем так, больше территории. Вот, что касается сохранившихся с тех времён величественных построек, которые сейчас называют в числе древнейших на территории всей России — тех христианских храмов. Где это расположено, и что это собой представляет?

А.Атаев:

— Это три прекрасных храма в Карачаево-Черкесии: Шоанинский храм, Сентинский храм, в которых осуществляется, служится Литургическое Богослужение...

Д.Володихин:

— То есть, сейчас это — действующие храмы?

А.Атаев:

— Ну... нельзя сказать, что действующие, но один из трёх — действующий. Самый маленький, который Святителя Николая храм — там осуществляется Богослужение. Потому, что монахи, которые пришли из Северной Осетии из современной, они пытаются восстановить это всё. Но каким образом осуществляется Богослужение? В буквальном смысле, из Северной Осетии туда приезжают люди. Во-первых, вблизи расположены населённые пункты — Коста-Хетагурова, или Лабэ, как его часто называют — это населённый пункт, который населён полностью осетинами, и эти осетины — они там приезжают на Литургическое Богослужение, посещают этот храм, восстанавливают этот храм. Ну, в принципе, он восстановлен, там вот — крышу только установили новенькую, а так — он сохранился. Это удивительно, но он сохранился, фактически, с Х века, а период прихода первых миссионеров — это 916 год, и 1100-летие крещения Алании будет широко отмечаться в 2022 году, потому что тоже процесс принятия православия, христианства — он тоже был растянут по времени. Вот, это те храмы, которые находятся недалеко друг от друга, образуют вот это...

Д.Володихин:

— Храмовый комплекс.

А.Атаев:

— Да, и это была — многие... не многие, но абсолютное большинство историков согласятся, и соглашаются в этом — это была резиденция Аланского епарха.

Д.Володихин:

— А остальные два храма? Там сейчас есть Богослужение?

А.Атаев:

— В одном из трёх осуществляется Богослужение.

Д.Володихин:

— А в остальных двух — пока нет?

А.Атаев:

— Нет, приезжают... Феофилакт служит, архиепископ Пятигорский, там служат монахи из Свято-Успенского аланского монастыря...

Д.Володихин:

— То есть, там служат не регулярно, а иногда, время от времени?

А.Атаев:

— Не регулярно, да. Во время больших церковных праздников там регулярно служится Литургия, и Всенощное Бдение осуществляется. Паломников — очень много. Несколько лет назад в районе этого Аланского городища, на одной из скал просиял лик Христа. Он проступил.

Д.Володихин:

— Было такое чудо явлено!

А.Атаев:

— Да, было такое чудо явлено. И вот, это место тоже является местом особого почитания и местом особого паломничества. Туда поднимаются паломники со всей России, и из-за рубежа приезжают очень много. И вот это внимание к этому месту, оно побуждает и церковные власти тоже вступать... по-новому вступать в диалог со светскими властями по поводу того, чтобы со временем федеральный закон о возвращении церквей и культовых мест был реализован и в этом плане. Пока это — музей-заповедник. Пока это статус музея-заповедника.

Д.Володихин:

— То есть, иными словами, уместно было бы для Церкви вступить в права своего рода духовного наследия на этой территории?

А.Атаев:

— Да, да, конечно.

Д.Володихин:

— Если я правильно Вас понял, все три храма относятся к Х веку, и, мало того, что они относятся к Х веку — здания сохранились именно те, древние, которые уходят к периоду первых миссионеров — вот, собственно, ко временам, там, Македонской династии в Константинополе, к периоду, когда на Северном Кавказе христианство только-только складывалось.

А.Атаев:

— Да, именно так. И некоторые религиозные историки — они убеждены в том, что источниковая база, подтверждающая вот Вашу, в том числе, версию, имеет конкретную составляющую, а именно: переписка Николая-мистика, который непосредственно участвовал в христианизации алан, и был одним из инициаторов христианизации алан. И вот, эта переписка, как раз таки, даёт основания предполагать с уверенностью, и даже указывать на то, что 916 год, или примерно этот период, является временем христианизации, или активной фазы христианизации, что потом, уже позже, пару веков, или чуть больше... был остановлен этот процесс колоссальным, уничтожающим нашествием монголо-татар. Христианизация Алании и укрепление христианства, православия в среде алан было остановлено нашествием... разрушительным нашествием монголо-татар...

Д.Володихин:

— В XIII веке.

А.Атаев:

— Да... когда они были оттеснены уже в зону Кавказского хребта, уже в населённые пункты, которые были неприступны для монголо-татар. И там уже появляются позже храмы, но которые имеют другую составляющую. Купольной составляющей нет. Вот, есть Зругский храм, уникальный, который тоже будет восстанавливаться.

Д.Володихин:

— Ну, что ж... я хотел бы подчеркнуть тот момент, что храмы, принадлежащие традиции древней Алании, они относятся к очень раннему времени, к Х веку. Собственно, на территории Руси у нас не сохранилось ни одного храма с тех времён, сохранились храмы, несколько раз менявшие здание, или сохранились, там... допустим... фундаменты, как у Десятинной церкви в Киеве, скажем, или... там... раскопки в Новгороде дают какие-то древние фундаменты храмов XI века, допустим. Но эта, северо-кавказская традиция, в принципе, более древняя. И, если говорить о вообще древнейших зданиях храмов на территории Российской Федерации, то это либо, собственно, вот тот храмовый комплекс, имеющий древне-аланское происхождение на Северном Кавказе, либо это знаменитая церковь святого Иоанна Предтечи в Керчи — здесь тоже, так сказать, ломаются копья, какого она века, к какому времени относится. Для историков, в частности, для историков архитектуры, очень важно назвать конкретную дату — в каком году, а вот для истории христианства это не так важно. Важно то, что в этих регионах христианство имеет традицию, которая исчисляется не веками, а уже тысячелетиями. И вот, я думаю, правильно будет, если мы сейчас опять обратимся к чрезвычайно древней христианской традиции — вспомним традицию грузинскую, и в эфире прозвучит кондак святой равноапостольной Нине.

-КОНДАК-

Д.Володихин:

— Дорогие радиослушатели, что ж... я слушал, вместе с вами, эту чудесную мелодию, и с лёгким сердцем могу напомнить, что это — светлое радио, радио «Вера», в эфире передача «Исторический час», с вами в студии я, Дмитрий Володихин, мы ненадолго прерываем нашу беседу, и, буквально, через минуту вновь продолжим её.

«ИСТОРИЧЕСКИЙ ЧАС» НА РАДИО «ВЕРА»

Д.Володихин:

— Дорогие радиослушатели, это — светлое радио, радио «Вера». В эфире передача «Исторический час», с вами в студии я, Дмитрий Володихин, и мы с кандидатом политических наук Артуром Викторовичем Атаевым сейчас беседуем об истории христианства на Кавказе, о его непростых судьбах. Вроде бы, мы сейчас упёрлись в тот самый страшный огненный рубеж XIII века, когда пострадало христианство и на Северном Кавказе под натиском язычников монголов, и, собственно, и в Закавказье оно также пострадало потому, что и страны Закавказья тоже легли под ударами монгольских клинков. Но, прежде чем мы поговорим о том, где и в каких обстоятельствах христианство начало утрачивать свои позиции, хотелось бы спросить о относительно недавней находке Ильичёвского, насколько я понимаю, городища, которое также относится к древне-аланской традиции.

А.Атаев:

— Да, в 70-х годах ХХ века известный археолог Ложкин открыл так называемое Аланское городище. Это граница Карачаево-Черкесии и Краснодарского края. Я там побывал во время Крестного хода на это Ильичёвское городище — это уникальный город! Уникальный, православный, христианский город. Восстановлены фундаменты — фундаменты огромных храмов... и первый рубеж вот... огромных храмов и построек, которые имеют явную религиозную составляющую. Во-первых, место уникальное. К нему довольно долго проходит Крестный ход, минимум часа два. Он регулярен, потому, что регулярно проводятся чтения, посвящённые наследию этого археолога, Ложкина, в станице Отрадной. Кстати, наше отделение — Отрадненское отделение общества развития русского исторического просвещения «Двуглавый орёл» — имеет к этому непосредственное отношение. Вот, эта традиция, которая имеет... ну... если так говорить откровенно и правильно, то — многовековую историю. Потому, что именно Аланское городище то является символом вот этого региона.

Д.Володихин:

— Ну, что ж... Мы сейчас с вами определили, что христианство на Северном Кавказе всерьёз, по-настоящему, массово начинается с X века, и упирается в страшную линию середины XIII века — монгольское нашествие. Что происходит в дальнейшем с христианскими областями, народами, с христианскими храмами вот в этот период — при монголах, и в ближайшее время после их нашествия?

А.Атаев:

— Народ вытесняется в горы. Соответственно, то, что остаётся христианским или уничтожается, или перепрофилируется. Потому, что население, которое пришлое — это монголо-татары — они видят в этом исключительную свою... ну... негативную составляющую, потому, что это чуждая им религия, она им ненавистна, и последующие походы Тамерлана (Тимура) — они лишь это подтверждают и доказывают. Население, когда выдавливается в горную местность, то христианская традиция — она претерпевает изменения, и становится уже... это ярко выражено в той архитектуре христианской, которая начинает превалировать. Скромные храмы, безкупольные, с крестами, которые больше похожи на часовни. Вот, есть такая... так называемая, Нузальская часовня, которую, в принципе, уже принято считать не часовней, а храмом, потому, что там есть и алтарь, которая датируется... ну... XII-XIII веками, кто говорит — позже... Она находится в Алагирском районе Северной Осетии. Вот, она — наиболее явный такой, чёткий образец той архитектуры, который даёт нам представление о том, что остаётся — что от прежнего величия, прежнего могущества аланско-православно-христианского остаётся. Это, конечно, в горной местности — там, и недостаток строительных материалов, и уже очень трудные условия труда. И спасает — граница с православной Грузией. Потому, что вот в Нузальской часовне на фресках сохранились надписи на грузинском языке. И есть подтверждение тому, что и в современной Ингушетии храм Тхаба-Ерды, который датируется XI веком, он тоже имеет такую грузинскую архитектурную составляющую. Вот это вот монголо-татарское нашествие, оттеснившее алан и другие народы в зону северной части Большого Кавказского хребта, в труднодоступные для монголов населённые пункты, сблизило христианские горские — уже горские — народы Северного Кавказа с Грузией.

Д.Володихин:

— Иными словами, если я правильно понимаю, вот после того, как по Кавказу прошлась огненная река монголов, первостепенное значение здесь имеет грузинское христианство, поскольку Грузия сохраняет достаточно мощные христианские центры...

А.Атаев:

— Да, прежде всего — Мцхета. Это тогдашняя столица Грузии, это древний православный грузинский город, который и по сей день сохранил вот эту православную традицию, и сохранил монастыри, величественные храмы. Несмотря на то, что Мцхета — это горный населённый пункт, вот это православное величие — оно осталось.

Д.Володихин:

— Ну... фактически, уходит из этих мест влияние Империи, потому, что она ослаблена до крайности, и её влияние уже не так велико, как прежде. Поэтому, получается... да, до Руси — достаточно далеко, и поэтому получается так, что Грузинские царства, в том числе и Мцхета, как столица одного из них, являются достаточно долгое время таким светочем христианства на Кавказе, а народы Северного Кавказа — тяготеют к этому светочу. Но, если я правильно понимаю ситуацию, всё-таки традиция, с веками, размывается там. В Грузии, в Армении — сохраняется, на Северном Кавказе христианство слабеет.

А.Атаев:

— Совершенно верно. И оно вот... такую... знаете... традиционную составляющую приобретает. То есть, оно перемежается с народными обычаями, и даёт такую трансформацию, когда, фактически, Литургическое Богослужение — отсутствует.

Д.Володихин:

— То есть, фактически, получается некое мифо-поэтическое творчество, древние обычаи, но какие-то высокие смыслы, в том числе и Богослужебные, пропадают через некоторое время.

А.Атаев:

— Да, пропадают, именно даже в тех населённых пунктах, которые уже по горной гряде граничат с Грузией. Потому, что... ну... нужно представлять, что такое Большой Кавказский хребет — зимой его, практически, невозможно перейти. Хотя, миссионерская работа грузинских отдельных священнослужителей — она продолжает осуществляться, но...

Д.Володихин:

— Ну, Грузии самой тяжело — она под ударом то у монголов, то у турок, то у персов. Ей не так просто в эти века. Но вот, скажем так, наступает XVIII столетие. Собственно, ещё с XVI века на Кавказ постепенно просачивается, так или иначе, Россия. Ну... ни в XVI, ни в XVII она закрепиться там не может, но в XVIII — она достаточно решительно оттесняет и Крымское ханство, и османов...

А.Атаев:

— Да.

Д.Володихин:

— ... и начинает движение на юг — дальше, дальше, дальше — и постепенно, в XVIII-XIX веке, весь Северный Кавказ, без исключения, становится её территорией. Но, если это Российская Империя — это означает, автоматически, возвращение православия.

А.Атаев:

— Дмитрий Михайлович, ещё до оттеснения Оттоманской Империи, османов, фактически, Россия входит на Кавказ и поддерживает единоверные народы. Почему, вот, даёт основание входить на Кавказ России, допустим, наличие осетин, как православных? Миссионерская работа ещё до Кючук-Кайнарджийского мирного договора 1774 года. В принципе, наличие православных народов — таких, как осетины, давало основание России входить на Кавказ с миссионерской составляющей. И это выражалось в той работе, которую осуществляли, допустим, грузины — грузинские священники, жившие уже в России. Им было проще входить на Кавказ. Позже — это была уже учреждена так называемая «Осетинская духовная комиссия», которая существовала, практически, и осуществляла свою деятельность на всей территории Кавказа. И уже была конкретная просветительская работа. Вот, такие духовные лица, как Аксо Колиев — это те люди, просветители, осетины... и тот же Коста Хетагуров, который учился в Ставропольской духовной семинарии — они уже были православными по духу. И то поэтическое наследие, которое есть сегодня — оно это впрямую доказывает. Осетия после 1801 года — это Георгиевский трактат — и, в принципе, весь Кавказ — он уже становится таким... конкретно входит под омофор уже России, православной России, христианской России, и идёт активное строительство храмов, и активная миссионерская работа. Более того, катехизаторская работа была поставлена на серьёзный уровень, потому, что Богослужебные книги переводятся, в частности, на осетинский язык, на языки народов Кавказа, осуществляется работа среди части кабардинцев, которые православие принимают, которые становятся христианами. Они и по сей день населяют Моздокский район Северной Осетии.

Д.Володихин:

— Ну, насколько я понимаю, возрождаются монастыри — там, где их не было вот уже несколько веков.

А.Атаев:

— Монастыри возрождаются чуть позже уже, но, в принципе, работа идёт активная. Монастыри возрождаются вот больше в современный период, Дмитрий Михайлович. Вот, Свято-Успенский и Свято-Богоявленский Аланские монастыри на территории Северной Осетии — они возрождены вот совсем недавно, в поздне-российский уже... в период существования уже современной России. Монастыри укрепляются, и становятся, на сегодняшний день, крупными духовными центрами Кавказа.

Д.Володихин:

— А в XIX веке, в основном, я так понимаю, это — соборы в крупных городах. Прежде всего, какие центры церковного возрождения, православия?

А.Атаев:

— Ну, Владикавказ, конечно, становится центром Терской области, и центром казачества, а казачество — это православный люд, это — христианский люд. И казачество в тех станицах, которые стали активно обживаться и на территории современной Чечни, и на территории современной Ингушетии, Дагестана... вот, достаточно сказать, что в Хасавюрте — один из самых крупных на Кавказе, вообще, соборов — в современном Хасавюрте. Он, кстати, нуждается в довольно серьёзной поддержке, в материальной — для полного восстановления. Он — действующий, там ежедневно осуществляется Литургическое Богослужение...

Д.Володихин:

— А всё это — наследие тех времён, когда сюда пришло русское казачество.

А.Атаев:

— Да. И не только казачество, но и русская власть, которая просвещала народы, которая переводила книги, которая издавала активно литературу.

«ИСТОРИЧЕСКИЙ ЧАС» НА РАДИО «ВЕРА»

Д.Володихин:

— Ну, что ж... Мы с вами, дорогие радиослушатели слушаем Артура Викторовича Атаева, и получаем очень позитивную информацию о прошлом Северного Кавказа. Поэтому, я с радостью сообщаю вам, что у нас здесь — светлое радио, радио «Вера». В эфире — передача «Исторический час», с вами в студии я, Дмитрий Володихин, и мы со специалистом по истории современности Северного Кавказа Артуром Викторовичем Атаевым продолжаем беседу о судьбах христианства в этом регионе. Но, прежде всего, мне хотелось бы задать вопрос, связанный с тем, что вот этот год — это год воспоминаний о трагических событиях столетней давности, о гибели Царствующего Семейства, и последнего, на данный момент, Государя нашего Николая II. Бывали ли представители Царствующего Семейства на Кавказе, и оказывали ли они какое-то влияние на состояние дел?

А.Атаев:

— Историческая память Кавказа сохранила такие... очень позитивные эмоции о днях пребывания Государя Николая II на Кавказе. Более того, у этого пребывания есть конкретные материальные источники. Вот, например, на улице Титова во Владикавказе есть больница, которая сейчас находится в ведении Северо-осетинской Государственной Медицинской Академии, и эта больница построена на личные пожертвования Государя Николая II. Помимо этого, надо иметь в виду, что во время Великой войны Кавказский фронт был одним из самых успешных, благодаря таким генералам, как Юденич, и вот этот Кавказский фронт — он находился в зоне стратегического внимания Государя, и он не раз посещал и Дербент, и Владикавказ. И поэтому...

Д.Володихин:

— Здесь, так сказать, историческая память имеет самоочевидные вехи.

А.Атаев:

— Да, да-да! И, причём, посмотрите — ведь те горцы, которые во время Кавказской войны шли против Империи, они активно сражались на стороне Империи во время Великой войны... во время I Мировой войны.

Д.Володихин:

— Ну, значит, удалось каким-то образом повести национальную политику таким образом, чтобы конфликты приняли смягченную форму.

А.Атаев:

— Да. Православный Русский Царь стал Белым Царём и для горцев, и тем Белым Царём, за которым они шли и воевали.

Д.Володихин:

— Но после этого, если я правильно понимаю, советский период был тёмной полосой в судьбах христианства в регионе?

А.Атаев:

— Темнейшей полосой. Вот, во Владикавказе было 33 храма — остался 1. Был период, когда существовал 1. Да, в 1943 году Советская власть поняла, что без Церкви очень трудно отстоять, в том числе, и внешние рубежи — строится второй храм. Кстати, с обращением на имя Сталина обратился нынешний патриарх — католикос Грузии Илия II. Он тогда жил во Владикавказе, он был жителем этого города, и та община, которая обратилась — он был одним из тех священников, которые инициировали строительство Покровского храма — храма Покрова Пресвятой Богородицы во Владикавказе. Но все пять соборов во Владикавказе были уничтожены — все, взорваны.

Д.Володихин:

— То есть, мы не можем говорить о том, что — вот, товарищ Сталин взял и оживил Церковь. Церковь существовала и без него, просто советская власть у неё отобрала чрезвычайно много, а в 40-х годах из отобранного и разрушенного кое-что, небольшую часть — вернули. Дали дышать.

А.Атаев:

— Да, именно так. Чуть позже, уже в более современный период, там активно осуществлялось строительство в других городах Северного Кавказа, где превалировало русское население — в Карачаево-Черкесии, прежде всего, где были традиционные места проживания казаков, в Кабардино-Балкарии — Майский и Прохладненский районы, в станице Наурской, в Сунженском районе республики Ингушетия...

Д.Володихин:

— А мы говорим сейчас о каких годах? Если это современность, то это, я так понимаю, девяностые, нулевые — наше время.

А.Атаев:

— Да, именно так. Да, вот... это тот период, когда уже активная фаза возрождения христианства пришла и на Северный Кавказ. Прежде всего, конечно, в Северную Осетию, где были возрождены два монастыря. Сейчас это монастыри, которые ну очень активно, динамично развиваются. Один из них — женский монастырь, другой — мужской, и...

Д.Володихин:

— Как называются монастыри?

А.Атаев:

— Свято-Успенский Аланский мужской монастырь — он находится в посёлке Верхний Фиагдон, это вблизи границы с Грузией. Это традиционное место проживания христиан.

Д.Володихин:

— Я помню, побывал там, и... место — чудесно красивое, во-первых. А во-вторых, мне кажется, что там, как говаривали в старину — «крепкое иноческое житие».

А.Атаев:

— Да, именно так. И не менее хорошее впечатление оставляет и Богоявленский женский Аланский монастырь, который находится уже на границе не с Грузией, а с Южной Осетией. Это на другом участке Северной Осетии, но там окормляются, кстати, многие жители Южной Осетии. Они приезжают именно в эти монастыри, потому, что, фактически, Богослужение по канонам Русской Православной Церкви пока не осуществляется, хотя Подворье Русской Православной Церкви уже скоро — в ближайшее время — будет построено, завершающий этап уже совсем-совсем близко. На одной из улиц города Цхинвал строится Подворье Русской Православной Церкви — это большой, величественный храм, и с благословения, в том числе, и светских властей это осуществляется, что не может не вызывать уважение и признательность...

Д.Володихин:

— Ну, а вот, скажем, те храмы и соборы, которые были разрушены при советской власти — в том же Владикавказе, в казачьих станицах и городах — много ли из этого удалось восстановить?

А.Атаев:

— Вы знаете, в Северной Осетии процесс восстановления очень активно идёт. Восстановлен храм Георгия Победоносца — Вы тоже в том храме бывали, насколько я помню...

Д.Володихин:

— Да, славен Господь, бывал!

А.Атаев:

— Да... в станицах — в частности, в больших станицах Северной Осетии — идёт восстановление. В станице Архонской идёт восстановление храма, в станице Наурской Чеченской республики построен храм, прекрасный храм. Ещё один храм существует и развивается на территории Грозного — это храм Архангела Михаила. Он имеет тоже большую историю, очень активно там работает священник отец Сергий, и...

Д.Володихин:

— Ну, и опять же, мы там с Вами бывали вместе, и видели, что храм поистине величественный, очень хорош — и снаружи, и внутри, и сердце радуется, когда видишь, что он там возродился!

А.Атаев:

— И более того — активно идёт процесс возрождения храмов и на территории Ингушетии. Потому, что образование новых епархий — оно даёт основания и возможность действовать архиепископам более активно. Вот, я хочу, в этом плане, сказать, конечно же, об Указе Президента России, который подписан, и активно уже реализуется — он в фазу активной реализации перешёл — это о праздновании 1100-летия крещения Алании, которое будет отмечаться широко на Кавказе в 2022 году. И архиепископ Владикавказский и Аланский — напомню, что титул восстановлен, это возвращение в ту православную, христианскую Аланию, которая была в Х, XII... XI веках — это тоже знаковый для Кавказа символ, который имеет очень серьёзную, может быть, даже и миссионерско-катехизаторскую составляющую. Это тоже даёт основания праздновать этот юбилей на довольно серьёзном уровне. Потому, что работа — есть, и работа имеет конкретную составляющую: именно восстановление таких древних храмов, как в селении Рук, который имеет уникальную архитектурную композицию. Вот, построить храм в условиях гористо-лесистой местности, где нет достаточно серьёзных строительных материалов — ну, где цемент брать-то, как его строить-то? Сейчас идёт фаза берегоукрепления, которая не даст уничтожить этот храм — а его, как раз таки, возрождают, его...

Д.Володихин:

— Это, просто напросто, какой-нибудь осыпи не даст уничтожить этот храм.

А.Атаев:

— Да, да, да... именно так. И в селении Бирагзанг идёт... вернее, уже прошло восстановление храма Святителя Николая. И вот, если брать всю географию, то это, конечно, очень...

Д.Володихин:

— ... получается очень солидная работа. Ну, вот, мы сейчас с Вами говорили о восстановлении православия, позиции Церкви, храмов на территории Северного Кавказа в России. У нас осталось, буквально, пара минут от нашей передачи. Мне хотелось бы, чтобы Вы несколько слов сказали ещё и о территории Закавказья. То есть, вот в таких странах, как Грузия, Армения, Абхазия, Южная Осетия — там вот сейчас достаточно благополучно с восстановлением позиции Церкви, с восстановлением храмов после советского периода, или как?

А.Атаев:

— Вы знаете, в Грузии меня радует, что там даже окормляются такие православные народы, как бацбийцы — это вайнахи, которые переселились после Кавказской войны, после поражения в Кавказской войне от России, и стали православными вайнахами — бацбийцы. Вот, даже они окормляются. Это очень приятно. Потому, что вот... если в древних ущельях, в старых городах восстанавливаются и строятся новые храмы — это признак очень позитивной политической, экономической даже составляющей, не говоря уже о религиозной жизни. Что касается Армении — это, конечно, тоже очень серьёзная позитивная составляющая. Там имеет свои приходы Русская Православная Церковь. И вот, тот самый архиепископ Леонид, Владикавказский и Аланский, он, как раз таки, окормляет приходы Русской Православной Церкви на территории Армении. Вот, в Грузии уникальный собор Святой Троицы построен в Тбилиси — уникальный, красивейший! Это... наряду с Сионским собором — он украшением всего Кавказа является!

Д.Володихин:

— Ну, что ж! Я рад, что мы сегодня заканчиваем на такой... волне достижений, успехов, на волне тёплой и светлой! И мне остаётся сейчас поблагодарить от вашего имени, дорогие радиослушатели, Артура Викторовича Атаева, сказать вам спасибо, но... попрощаются с вами вовсе не Дмитрий Володихин и Артур Атаев, а попрощаются с вами музыканты, которые под занавес нашей передачи исполнят народную грузинскую мелодию — калта сацеквао. До свидания!

А.Атаев:

— До свидания!

-МУЗЫКА-

«ИСТОРИЧЕСКИЙ ЧАС» НА РАДИО «ВЕРА».

Друзья! Поддержите выпуски новых программ Радио ВЕРА!
Вы можете стать попечителем радио, установив ежемесячный платеж. Будем вместе свидетельствовать миру о Христе, Его любви и милосердии!
Мы в соцсетях
******
Слушать на мобильном

Скачайте приложение для мобильного устройства и Радио ВЕРА будет всегда у вас под рукой, где бы вы ни были, дома или в дороге.

Слушайте подкасты в iTunes и Яндекс.Музыка

Другие программы
Моя Вятка
Моя Вятка
Вятка – древняя земля. И сегодня, попадая на улицы города Кирова, неизбежно понимаешь, как мало мы знаем об этом крае! «Моя Вятка» - это рассказ о Вятской земле, виртуальное путешествие по городам и селам Кировской области.
Закладка Павла Крючкова
Закладка Павла Крючкова
Заместитель главного редактора журнала «Новый мир» Павел Крючков представляет свои неформальные размышления о знаковых творениях в современной литературе. В программе звучат уникальные записи — редкие голоса авторов.
Тайны Библии
Тайны Библии
Христиане называют Библию Священным Писанием, подчеркивая тем самым вечное духовное значение Книги книг. А ученые считают Библию историческим документом, свидетельством эпохи и гидом в прошлое… Об археологических находках, научных фактах и описанных в Библии событиях рассказывает программа «Тайны Библии».
Мой Крым
Мой Крым
Алушта и Ялта, Феодосия и Севастополь, известные маршруты и тайный тропы Крымской земли. «Мой Крым» - это путешествие по знаменитому полуострову и знакомство с его историей, климатом и достопримечательностями.

Также рекомендуем