Москва - 100,9 FM

«Христианин в современном обществе». Ольга Смирнова

* Поделиться

У нас в гостях была жена священника, блогер Ольга Смирнова. 

Ольга рассказала о своем пути к вере, о том, почему решила вести свой блог о семье, и о том, что для нее значит быть христианином в современном обществе. Наша гостья поделилась своим опытом, как справляться со сложностями, когда рождаются особенные дети, а также как пережить уход близких людей и не потерять веру и доверие Богу.

Ведущие: Игорь Цуканов, Кира Лаврентьева


К. Лаврентьева

- Добрый вечер, уважаемые радиослушатели, «Вечер воскресенья» на радио «Вера» приветствует вас. У нас в гостях Ольга Смирнова, жена священника, блогер. У микрофона мой коллега Игорь Цуканов и я, Кира Лаврентьева.

И. Цуканов

- Добрый вечер.

К. Лаврентьева

- Каждый раз по воскресеньям мы говорим о пути христианина в светском обществе и сегодня у нас не самый обычный разговор, у матушки Ольги не простой период в жизни, и мы вас благодарим, за то, что вы нашли возможность прийти сегодня к нам, поговорить о вас, о вашем пути, как христианки, о вашем пути, как жены священника, о вашем пути, как матери, в том числе, как матери особых детей и первое, что хотелось бы спросить: ваша вера, Ольга, она передалась вам по наследству или у вас был какой-то свой особый путь к Богу?

О. Смирнова

- Добрый вечер. Вы знаете, совсем недавно размышляла на эту тему, с одной стороны, конечно, был путь непростой и долгий в моем подростковом возрасте, а с другой стороны, сейчас я уже осознаю, что был фундамент, который был заложен моей бабушкой, которая сама росла вере, хотя семья у нее была старообрядцев, но вера была такая твердая и непоколебимая, в итоге, конечно, она перешла в Православную Церковь и до 6 лет меня и мою сестренку Юлечку она водила в храм, причащала, говорила всегда, что это очень важно, это очень важное Таинство, хотя мы, конечно, тогда не осознавали, но этот фундамент был заложен и первые молитвы: «Отче наш», «Богородица Дево, радуйся», им научила она. Потом, когда начался период школьной жизни, потому что, конечно, уже имели больше влияния родители, мама была невоцерковленной, мы перестали ходить, я это хорошо помню, и пришли мы путем через непростую жизнь и болезни, и страдания моей сестры.

К. Лаврентьева

- И сейчас ваша мама, насколько я знаю, монахиня?

О. Смирнова

- Да, сейчас моя мама, в итоге, пройдя этот путь, является насельницей калининградского монастыря Свято-Елисаветинского.

К. Лаврентьева

- Совершенно неожиданный наверняка это был поворот?

О. Смирнова

- Да, но она тоже к этому шла такими непростыми маленькими шажками.

К. Лаврентьева

- Насколько мы знаем, вы тоже задумывались о монастыре?

О. Смирнова

- Да, был такой период в моей жизни, даже не раз, на начальном этапе, в начале пути, в студенческие годы были те, кем я вдохновлялась, был Задонский монастырь женский, бывший мужской скит, мы туда ездили, не помню, наверное, первую седмицу Великого поста, нас возил наш декан факультета, я училась в ПСТГУ на педагогическом факультете, туда мы ездили и, конечно, глядя на сестер и на их такую глубокую жизнь были мысли тоже остаться там, возможно. Тогда уже мама потихоньку тоже задумывалась и, конечно, была возможность в Калининград к ней приехать, но пути Господни неисповедимы, Он все повернул немножечко по-другому и значит, так нужно было.

И. Цуканов

- Ольга, вы задумывались в какой-то момент о монашестве, а видели вы себя когда-нибудь женой священника, матушкой или это случилось совсем неожиданно?

О. Смирнова

- Честно говоря, нет, вообще никогда не думала совершенно. Учась в православном Свято-Тихоновском университете на педагогическом, мы проходили практику летнюю со второго курса в детских лагерях и, пройдя так однажды первый год практику, с воскресной школой мы ездили от Сретенского монастыря, после этого лета меня и еще одну девушку, мою подругу позвали работать в воскресную школу, мы работали там, при Сретенской семинарии, соответственно, вокруг нас были семинаристы, понятно, что, как молодые девушки, мы приглядывались, смотрели, общались, дружили и во второй год, когда мы уже поехали второй раз в летний лагерь, как раз мы познакомились с моим будущим супругом.

И. Цуканов

- Часто говорят, что служение священника, понятно, оно в чем заключается, но у матушки тоже есть свое служение, что они так или иначе предстоят пред Богом вместе, но у них несколько разное служение, но все-таки и то служение, и это, вот согласны ли вы с этим и чем, на ваш взгляд, роль именно супруги священника заключается?

О. Смирнова

- Мне кажется, что у каждой матушки будет свой путь, и у каждой есть свой путь, и я не могу сказать за всех, я могу только за себя и, наверное, через какое-то время, только вот сейчас я понимаю, в чем мое служение заключается, причем оно происходит не то, что вот так: вот я захотела, я выбрала это служение, и я сейчас буду этим заниматься, служить, а оно происходит помимо меня, словно Господь берет тебя и ставит в определенное место, в определенные обстоятельства, с определенными людьми, и ты понимаешь, что ты должна идти, что Он это дает. Конечно, изначально, когда у нас первая дочка родилась, в первый год нашего брака, здоровая, красивая, чудесная, замечательная, очень спокойный ребенок, поэтому мы, не задумываясь, понимали, что она будет прекрасной старшей сестрой и захотели второго ребенка. Конечно, мы не ожидали, что у нас будет двойня, хотя в роду у нас есть и когда-то в детстве мне говорили, что, возможно, у Оли будут двойняшки или у Юли, потому что моя сестра тогда была жива. И вот мы узнаем, что у нас двойня, беременность была не очень простая и в итоге они родились очень рано, на 26-й неделе с тяжелыми повреждениями мозга и с того момента я понимала, что мое служение – это особые дети, про которых я фактически ничего не знала, как многие из людей, которые видят их лишь на расстоянии, но это совершенно другой мир, удивительный мир, очень тонкий, который, если ты правильно несешь этот крест и правильно воспринимаешь свой путь и принимаешь этих деток, стараешься, по крайней мере, принимать, то ты получаешь столько любви и столько отдачи, через них ты чувствуешь Бога.

К. Лаврентьева

- Ваш блог в «Инстаграме» посвящен, в первую очередь, вам, как маме особых детей и вашим детям – это, с одной стороны, очень смело, казалось бы, вы пишете, что, вопреки всем общепринятым суждениям, это очень радостное материнство, несмотря на то, что тяжелый крест, это радость, это свет, это счастье, и вы пишете об этом очень много в своем блоге в «Инстаграме». Скажите, пожалуйста, насколько вам было необходимо в тот момент, когда вы заводили этот блог, вот эта обратная связь от читателей? Или вы это сделали с миссионерской точки зрения, просто стали одной из разоблачительниц мифов о сложности о безрадостности будней с особыми детьми?

О. Смирнова

- Повторю, что в итоге оно получилось не так, как я захотела и вот я так решила – нет, в итоге оно само, можно даже сказать, неожиданно для меня сложилось, потому что когда они родились, мы еще совершенно не понимали, что с ними будет, как они будут расти, как они будут развиваться, диагнозы ДЦП мы получили уже после года, то есть мы их растили, не зная, что будет дальше, и изначально блог в «Инстаграме», я его завела, как многодетная мама, которая, вот мы выписались, когда им было пять месяцев, из больницы, которая с тремя детьми сидит дома и, в основном, я просто выкладывала творческие какие-то поделки со своей старшей дочерью, то есть начинался он именно так, потому что как человек с педагогическим образованием, мне хотелось куда-то свое творчество вкладывать, я вкладывала в нее. Ну и плюс параллельно, понятно, показывала, что вот, у меня есть двойняшки и искала мам с двойнями, потому что это все равно совсем другой режим, совсем другая жизнь, когда у тебя их двое параллельно растет. Но понятно, что со временем уже, когда мы поняли, что им нужна реабилитация, что им нужны постоянные занятия, что они развиваются совершенно по-другому, что все намного медленнее, чем с обычными детьми и, во-первых, я искала тоже таких же мам, то есть мой круг общения менялся, и я искала тех, кто меня поймет, тех, кто уже, возможно, родился чуть раньше и уже проходил этот путь, потому что, к сожалению, в нашей стране очень сложно с реабилитацией таких детей, тебя выписывают и ты не знаешь, куда податься и все благодаря как раз мамам, потому что они поддерживают друг друга и, конечно же, когда мы проходили одну реабилитацию за другой, я потихонечку начала об этом писать, у меня были сомнения, мне было и в принятии сложно таких детей, были разные периоды, и были сомнения, стоит ли вообще их показывать, писать об этом, но не раз Господь через определенные обстоятельства и людей показывал  и говорил мне, что это нужно и в итоге так сложилось, что мой блог стал именно об этом и, конечно, этого может не быть в комментариях, но в личных сообщениях я получаю очень много разных писем с историями мам и общаюсь с ними, потому что не могу пройти, просто поставив какой-то «лайк» или улыбнувшись, мне хочется поговорить с каждым и в этом заключалось мое служение.

И. Цуканов

- Это «Вечер воскресенья» на радио «Вера», поздравляем вас, дорогие друзья, с праздником Крестовоздвижения сегодняшним, и я напоминаю, что сегодня у нас в гостях Ольга Смирнова, супруга священника Антония Смирнова, клирика храма Иоанна Воина на Якиманке.

К. Лаврентьева

- Матушка-блогер.

И. Цуканов

- Матушка-блогер, да. У микрофона моя коллега Кира Лаврентьева, меня зовут Игорь Цуканов. Ольга, скажите, пожалуйста, я все-таки вернусь, если позволите, к теме, каково это – быть супругой священника, кажется так вот со стороны, что священник, он всегда, когда рукополагают, человек снимает кольцо и обручается вроде как Церкви, и многие считают, что в этот момент он из семьи как бы уходит.

К. Лаврентьева

- А сейчас разрешили опять кольцо надевать.

И. Цуканов

- Ну да, недавно разрешили. Но понятно, что человек уже имеет большое количество обязательств именно как священник. Вот как это было в вашем случае, ведь понятно, что когда есть дети, когда их несколько, когда с ними много забот-хлопот, когда есть диагноз, например, ДЦП, понятно, что здесь не обойтись без поддержки со стороны мужа, вот как удавалось батюшке выкраивать время для семьи, для помощи вам, были здесь трудности или это как-то тоже получалось с такой, Божьей помощью, само собой?

О. Смирнова

- Да, вы знаете, удивительно, что Господь все как-то распределил, управил, что у него всегда была возможность находить время, помогать, дай Бог здоровья, родителям его, которые с самого первого дня, с рождения наших деток нас поддерживали, Царство Небесное свекру, он два года назад преставился, но тогда, например, транспорт, машина была только у него, то есть, соответственно, по больницам возил нас он, это были частые выезды, но всегда у мужа находилась возможность меня поддерживать, помогать с детьми. Потом, конечно, на протяжении этих шести лет, сейчас Анечке шесть лет, появлялись все равно люди, которые приходили, были и мои подруги, которые приходили помочь, посидеть, что-то сделать, были и няни, нам помогала патронажная служба «Милосердие» одно время. Конечно, так сложилось, что в итоге нет человека, который постоянно нам помогает, но все равно Господь как-то утешал через людей, посылал помощь, еще раз повторюсь, что это очень важно, когда родители поддерживают, потому что, к сожалению, часто такие истории, мало того, что мужья уходят от таких детей и часто родители, бабушки и дедушки не готовы, не принимают, и я благодарна свекрови и свекру, что они приняли. Понятно, что мама, конечно, она монахиня и сейчас уже, тогда она была инокиней, молилась и продолжает молиться и тоже периодически раз в год, раз в полгода игумения ее отпускала к нам повидаться, и она могла с ними посидеть, то есть Господь не оставлял, это правда.

К. Лаврентьева

- Ольга, простите меня сразу за вопрос, но не могу его не задать и тяжело мне его задавать, потому что не изведано это мной, я могу только сочувствовать и сопереживать вам, вы молодые люди, молодая пара, ваш муж, отец Антоний, который был у нас в программе «Путь к священству» и в множестве других программ, вы молодая девушка, у вас один ребенок и случается так, что вот приходит в вашу семью вот такая вот тяжелая история, непростая, с двумя детками, замечательными, особыми, Божьими, но тяжелыми физически очень и очень тяжелыми морально. Наверняка кто-то из наших радиослушателей сейчас тоже хотел бы это спросить: что делать, когда тебе хочется жить, бегать, радоваться, гулять, веселиться, я понимаю, что в хорошем смысле этого слова это нормально, когда вы молоды, любите, у вас семья, маленькие дети, и на тебя обрушивается весь этот водоворот трудностей, и твой муж: храм-дом, храм-дом, и вы не можете никуда выйти, потому что детки непростые, их не оставишь кому попало, это должен быть человек очень-очень образованный и осведомленный по поводу состояния их здоровья, то есть, естественно, не выйдешь и получается, что вы с детьми, отец Антоний в храме, и очень непростая ситуация складывается именно в организации быта житейского. Что делать, как выходить из этого положения, как справляться с этим, в первую очередь, с унынием?

О. Смирнова

- Сначала отвечу на вопрос, как радоваться: у меня в моей уже взрослой жизни произошла эта ситуация, был пример с моей мамой и моей сестрой, которая в семь лет заболевает лейкозом, раком крови, проходит лечение, через четыре года у нее рецидив, еще раз проходит лечение, в этот период мы воцерковляемся, причем таким, тоже удивительным образом, на это повлияла моя учительница по физике, которая так радела за то, чтобы мы стали ходить в храм и участвовать в Таинствах. И в итоге через четыре года, в третий раз повторяется рецидив, и Господь ее забирает, но забирает уже в твердой вере, в уповании на вечную жизнь. И, вы знаете, она была для меня таким примером, потому что она всегда радовалась, она была, как Полианна, которая находила даже в плохом хорошее, даже в людях, которые казались бы для нас, на первый взгляд, неприятными, находила положительные стороны. И про нее это будет не громко сказано, что она всех любила, начиная от Божьей твари и заканчивая каждым человеком, который был вокруг не. И она, осознавая всю тяжесть своей болезни, потому что когда она умерла, ей было 15 лет, и она была уже очень серьезной девочкой, но при этом она запрещала говорить о смерти, она всегда говорила о жизни, она всегда думала о том, что она завтра посмотрит, почитает, как она будет убираться, при этом у нее было уже очень тяжелое физическое состояние, но была вот эта постоянная радость и надежда на Бога, что Он все управит, и я все от Него приму, все, что Он даст, Он не сделает мне плохо, вот такое было у нее внутреннее устроение. И точно также был пример моей мамы, которая, опять же, через ее болезнь, пришла к Богу и уже после смерти утвердилась в вере и поняла, что нет ничего дороже вечной жизни, и мы обе с ней ощущали Пасху, когда провожали сестру. И этот пример, конечно же, помог мне в принятии моих детей. Н, с другой стороны, вы знаете, просто настолько много было забот и хлопот с ними и в течение дня и вообще с их здоровьем, что там было некогда унывать и расслабляться, в первые года это точно. А дальше – это, конечно, поддержка супруга, поддержка людей, я всегда об этом говорю и пишу, что Господь говорит с нами через людей и поддерживает нас через других людей и это невозможно не замечать, потому что и реабилитация, и вообще их жизнь, и возможность все равно выезжать куда-то и бывать где-то – это все происходит благодаря добрым людям, Господь все управляет и дает нам возможность. И добавлю еще, что старшая дочь, она удивительный ребенок, несмотря на то, что ей восемь лет, она очень сильно любит своих и брата, и сестру и всегда во многом мне помогала, поддерживала, хотя я знаю, что не всегда братья и сестры вот так готовы включаться в таких деток, все по-разному реагируют, но Господь нам ее даровал, и она большая моя помощница, то есть как только она немножечко подросла и она высокая, в папу, мы сразу стали с ней выходить гулять в летнее время с двумя колясками, конечно, со стороны люди на нас смотрели и удивлялись, но вот так, и для нее это не было чем-то необычным, для нее это совершенно обычная жизнь, она все понимает.

К. Лаврентьева

- «Вечер воскресенья» на радио «Вера», уважаемые радиослушатели, у нас в гостях Ольга Смирнова, жена священника, блогер. У микрофона мой коллега Игорь Цуканов и я, Кира Лаврентьева, мы вернемся через несколько секунд.

И. Цуканов

- Добрый вечер еще раз, дорогие друзья, это «Вечер воскресенья» на радио «Вера», сегодня праздник Крестовоздвижения, поздравляем вас и друг друга, наверное, тоже. Я напоминаю, что сегодня у нас в гостях Ольга Смирнова, супруга священника, отца Антония Смирнова, который служит в храме Иоанна Воина на Якиманке. И я бы хотел вернуться к теме воспитания детей, ведь такой известный факт, что когда дети находятся очень близко к храму и дети из священнических семей, в частности, у них возникает некая такая привычка к святыне, это все время очень близко, очень привычно и очень трудно иногда как-то сохранить благоговение, но это, наверное, касается даже не только детей, но и взрослых. Я хотел бы спросить, как у вас с этим обстоит дело, как вам удается (если удается, конечно) не привыкать к тому, что ваш супруг – священник, что для вас такая церковная жизнь – это, если можно так сказать, какая-то профессиональная среда, в которой вы все время вращаетесь, вот что здесь помогает?

О. Смирнова

- У нас, в принципе, совершенно другая ситуация в нашей семье с теми обстоятельствами, которые произошли: тяжелые, двойня с ДЦП, детки, которые сами не ходят, не сидят, они находятся постоянно в полулежачем положении, они растут, они становятся тяжелее, их тяжело носить на руках. Первое время мы вообще ограничивали контакты для них, мы не то, что куда-то выходили, мы даже и особо не приглашали к нам домой, потому что они очень легко заболевали, заражались, они могли попасть в больницу, то есть мы их очень сильно берегли. Со временем, конечно же, мы потихонечку стали выезжать, но все равно большую часть даже на сегоднящний день мы причащали их дома, то есть батюшка, муж приносил Святые Дары домой, соответственно, я стала очень сильно ограничена по тому, чтобы бывать на богослужениях и даже просто, как обычная мама, прийти с детьми к литургии, хотя когда я выходила замуж, это была моя мечта: много деток, всех их одеваешь, берешь, настраиваешь как-то и приходишь к причастию, все они причащаются - у нас совершенно другая история. Понятно, что это, во-первых, две больших коляски тяжелых, которые нужно собрать-разобрать, вывезти из подъезда и так далее, то есть нужны обязательно вторые руки. Наверное, год как мы стали, потому что у нас появилась машина, стали приезжать к нему в храм, до этого это либо совсем какие-то редкие приезды и причастие их на дому и мои посещения богослужения в будние дни, только вот недавно мы стали приезжать почаще, потому что еще они подросли и уже не так сильно болеют, уже иммунитет покрепче. То есть у меня наоборот, как только они родились, была непрестанная жажда богослужения, жажда бывать там и для меня это был дар – прийти на всенощную, постоять там даже не то, чтобы от начала до конца, хотя бы половину службы отстоять, побыть на всей литургии – еще один дар и благость, для меня особенно, как для девушки, которая пела на клиросе с 13 лет до первой беременности, то есть больше десяти лет я пела, мне всегда этого не хватает, мне хочется прийти послушать свои любимые песнопения и слова, ну конечно, причаститься, исповедоваться, то есть я очень сильно ограничена была, буквально год, как появилась возможность бывать чаще. И точно также и у детей, у старшей дочери, так получилось, что она не была постоянно в храме, она была, когда была возможность и поэтому для них, с другой стороны, это по-детски, то есть такая же радость там: «А сейчас мы посмотрим мультфильм – О, ура, здорово, все, побежали!» И также: «А завтра мы едем с папой в храм. - Ура, какое счастье! А какое мы платье оденем, а что мы собой возьмем?» То есть для них это огромнейшее счастье – поехать на богослужение. Ну и отдельная тема, конечно – особенные дети и дети, у которых сохранный интеллект и которые понимают, что происходит вокруг, сейчас я больше говорю про свою из двойни девочку, Анечку, ей шесть лет, понятно, что она сидит в коляске всю службу, но она настолько внемлет каждому слову, следит за священником и ждет причастия, что у меня у самой мурашки от этой осознанности ее и от этой любви бывать в храме.

К. Лаврентьева

- Ольга, нельзя, наверное, не сказать и не поделиться с нашими радиослушателями и, конечно, не попросить их молитв о упокоении вашего сына Луки, который два месяца назад ушел к Богу. И, наверное, мы попросим вас немножко рассказать о нем и рассказать о том периоде, который вы сейчас проходите только так, как вы считаете нужным об этом сказать, потому что скорее всего это для кого-то, особенно для матерей, которые потеряли детей, может быть живительным.

О. Смирнова

- Да, наш Лука, Господь так управил, что он ушел от нас в июле, не так давно. Конечно, с самого начала, когда они родились, он был первый, ему было тяжелее, у него были тяжелее повреждения, у него было кровоизлияние четвертой степени, в итоге у него началась гидроцефалия, потом было четыре операции у него за четыре года, то есть мальчик был очень непростой. И сейчас уже, оглядываясь назад, я понимаю, что он много раз вообще был на грани и то, что он не ушел при рождении, при операции, еще при каких-то моментах тяжелых, связанных с его здоровьем – это каждый раз было чудо и каждый раз, несмотря ни на что, он оставался с нами. И вы знаете, изначально у меня был такой настрой, когда я поняла, что уже родовой процесс идет и врачи не могут его остановить, я преждевременно вступила в роды, я внутренне молилась так, что я не требовала у Бога, чтобы Он мне их оставил, я только просила, что если есть Его воля, чтобы мы успели их покрестить, а там уже, как Он даст. Я не знала, что это будет, причем, к сожалению, врачи говорили не очень приятные вещи, не было положительного настроя, говорили, что либо они не выживут, либо оставляйте и так далее, понимая в какие диагнозы это все выльется, но я не хотела этого слушать, я сказала, что со мной этот разговор мы закрываем, и мы уже решаем с мужем, как мы будем поступать. И, конечно, я молилась, чтобы Господь управил сам, и Господь сохраняет им жизнь, и я понимаю, что это чудо, даже не первое, еще в беременность было так, что, понятно, что мы не знали, кто из них это был, потому что они еще были очень маленькие, но нам говорили, что, возможно, один не будет развиваться, но тем не менее он стал развиваться, опять же, по нашим упованиям и молитвам многих-многих людей вокруг. И, конечно, Лука всегда был тяжелее, чем Анечка в своем развитии физиологичном, но при этом нам повезло, я прекрасно понимаю мам - к вопросу о радости, что это не всегда просто, особенно, когда нет отдачи от таких детей, потому что есть детки, которые лежат, и они не реагируют на мир вокруг, они не улыбаются или мамы годами борются за то, чтобы ребенок просто улыбнулся ей в ответ. И это такое счастье, спустя год, потому что Аня развивалась быстрее, и от нее мы получали можно сказать, вовремя именно в эмоциональном плане и улыбку, и смех, то от Луки мы ждали этого долго и, конечно, радовались, как великому счастью, его каким-то проявлениям. Но в итоге в свои шесть лет он был очень радостным ребенком и удивительно терпеливым, потому что даже когда ему больно, он никогда не плакал, он терпел и после очередной серьезной операции мне его приносили – он улыбается, для нас это было удивительное, конечно, чудо. И в его жизни было очень много таких сопутствующих моментов, мамы с тяжелыми детками с ДЦП меня поймут, потому что когда мозг поврежден, то, к сожалению, может происходить все, что угодно, я имею ввиду, что могут появиться судороги, ребенок получает эпистатус и опять это другая ступень, опять это ты учишься это принимать, с этим жить. Много было разных моментов с Лукой, но в этот период, когда именно все это произошло, мы совершенно не ждали, мы не думали, что его состояние в итоге сложится так, что он впадет в кому, для нас это было очень неожиданно. С другой стороны, сейчас я уже понимаю, что Господь мог его и сразу забрать, то есть в этот же день, потому что врачи говорили, что то, что мы видим, уже все случилось, произошел отек мозга, и они сразу говорили, что здесь возможно только чудо, мы просто поддержим его, как можем, в реанимации, но больше ничего сделать не можем. Но Господь, жалея нас, дал нам еще три с половиной месяца…

К. Лаврентьева

- … принять это?

О. Смирнова

- …быть с ним, я не скажу, что принять, потому что принятие, оно еще до сих пор идет, до конца еще мы не осознаем, что произошло, что так все быстро случилось, ты даже не успеваешь это понять. И эти три с половиной месяца были нам даны, чтобы мы приходили, чтобы мы молились каждый день, и это было чудо, потому что это был период пандемии, когда, по сути, не пускали в больницы, но так как Лука был фактически постоянно один на все отделение в таком тяжелом состоянии, нас пускали, первое время нас вообще пускали вдвоем и, знаете, это произошло на Страстной седмице, то есть мы к нему приходили уже в пасхальные дни, и мы приходили и каждый день пели ему Пасху, вот ничего не хотелось больше читать, каких-то молитв, вот просто мы приходили и пели ему: «Христос Воскресе». И Господь утешал и давал нам возможность понять, что так и есть, смерти нет, что Он воскрес, и душа Луки, она жива, несмотря на эти страдания его тела. И я могу сказать, что в какой-то момент я пришла к нему и сказала, что я не хочу, конечно, как маме, мне было тяжело, и сейчас я не могу сказать, что да, все так легко и радостно, это все очень тяжело, но я, как христианка, которая очень любит  Бога и доверяет Ему, и получает всегда от Него ответы, и я сказала, что я не хочу его держать на этой земле, я не хочу просить, что лишь бы Ты его оставил - пусть будет Твоя воля, если Ты хочешь сейчас его забрать, значит, так и нужно, потому что нет ничего дороже вечной жизни, потому что я проходила уже это со своей сестрой, и я также до сегодняшнего дня ощущаю, что она в раю и никто никогда не сможет меня убедить в обратном. Я не смогу вложить свои мысли и то, что я чувствую в сердце другому человеку, но в своих убеждениях я тверда, и я понимаю, что Лука точно также, как и моя сестренка, ушел в райские обители, и Господь уже после того, как забрал его, посылает удивительные знаки, опять же, через людей и через обстоятельства, когда ты вот только-только какое-то сомнение у тебя закрадывается, что, может быть, это не так, по-человечески, мы все сомневаемся в разные периоды, тем более в тяжелые испытания, но Господь буквально сразу же, чуть ли не на следующий день тебя утешает и дает тебе понять, что Он рядом, что Он тебя не оставляет и что твой сын – Ангел, и он с Ним.

К. Лаврентьева

- Как заметить эти знаки? Я не прошу их перечислять, я, скорее, спрашиваю, как их увидеть, когда ты в тяжелом состоянии, как переключиться на вот эту радость духовную?

О. Смирнова

- Именно как это сделать я не могу сказать, но я могу сказать, что нам это Господь открывал с моей сестрой, она, конечно, имея такое тяжелое заболевание и практически всю жизнь проведя в больницах, как я говорю: ребенок, который особо не грешил, у нее не было для этого никаких возможностей, она постоянно была на лечении, была дома, и она чувствовала Бога и говорила нам об этом с мамой. И когда Господь ее уже забрал, то есть тогда уже был период, когда нам Господь давал какие-то знаки, и мы понимали, что это душа чистая, которая ушла к Нему. Первое было удивительно тем, кто нас окружал, родным, особенно далеким от Церкви, что у нас не было слез, что мы не плакали: ну как же так, ведь ребенок, 15 лет, мама его растила, и вдруг нет этой страшной черной скорби, а наоборот, мы стоим со священником и говорим друг другу: вы чувствуете эту радость, эту неподдельную, эту удивительную радость, что ушла святая душа к Богу? Но потом мы приходили к ней на могилу, я всегда с ней разговариваю, как с живой, то есть для меня она не ушла, она также здесь, душа жива и точно также с Лукой, то есть я настолько почувствовала, что опять духовный мир к тебе становится близок, опять ты чувствуешь, что это именно светлая душа, которая будет за тебя молиться, наверное, невозможно словами это как-то объяснить или как-то вложить кому-то, только почувствовать, хотя вокруг есть люди, которые также любят Бога, и когда мы с ними общаемся, мы понимаем, что мы говорим об одном и том же.

И. Цуканов

- Это «Вечер воскресенья» на радио «Вера», у микрофона моя коллега Кира Лаврентьева и сегодня у нас в гостях Ольга Смирнова, супруга отца Антония Смирнова, который служит в храме Иоанна Воина на Якиманке. Ольга, скажите, пожалуйста, как перенесла уход Луки ваша старшая дочка Лика, вот вы рассказали нам некоторое время назад, что она практически сызмальства была вашей очень верной помощницей, она помогала вам и коляски выносить, можно себе представить, что много-много всего делала и делает и для нее, конечно, это тоже невероятно тяжело и, может быть, даже менее объяснимо, чем для вас, как вы с ней это обсуждали?

О. Смирнова

- Знаете, здесь для нас было очень удивительно ее восприятие, так получилось, что два года назад практически в этот же период мы похоронили ее дедушку, то есть моего свекра и это тоже был непростой путь, он пролежал в коме и потом пришел в себя, но тем не менее все равно сердце его не выдержало, и Господь его забрал. Но тогда она не плакала, и она восприняла это так, что: «мой дедушка в раю, он же не умер, почему я должна плакать, если он продолжает жить?» Понятно, что мы так живем, то есть это не то, что мы одним днем ей это рассказали все и объяснили, это просто наша жизнь, мы постоянно об этом беседуем, отвечаем на все ее вопросы про душу и, конечно, как ребенок, она, возможно, еще больше чувствует, и не возможно, а я уверена, что она больше даже чувствует этот духовный мир, не зря Господь сказал: «Пустите детей приходить ко Мне, таковых есть Царствие Божие», и я это вижу по ней. И вы знаете, что мы узнали об этом, мы ехали из Псково-Печерского монастыря, мы как раз ездили туда помолиться за Луку и получить такую духовную поддержку, и мы ее получили и как раз, возвращаясь из Пскова, нам позвонили из детского хосписа и сказали, что…

К. Лаврентьева

- Ну, вот так случилось…

О. Смирнова

- Да. И мы вышли со своим мужем из машины, остановились, конечно же, были слезы, мы сразу же стали петь молитвы о упокоении за него, вернулись, помолившись, подошли к девочкам, и Лика меня обняла самая первая и сказала, что: «Мам, я все поняла, ну зачем ты расстраиваешься, ведь на все воля Божия, и он в раю» - вот такой у нее был ответ. И, вы знаете, грусть я заметила только у нее, когда было само отпевание, я подошла к ней поближе, потому что я стояла с Аней, смотрела за Аней больше и спросила Лику: «Почему ты грустишь?» Она говорит: «Я просто расстраиваюсь из-за того, что я больше не смогу с ним играть», потому что она действительно очень много проводила и проводит до сих пор с Аней время, находит для них такие игры, которые взрослый человек не придумает, потому что это дети лежачие, которые не могут руками ничего взять, совершенно они другие, но она придумывает с ними разные игры и им с ней весело, она многому их научила, она рассказала им цвета, животных и так далее, и она сказала, что я грущу, только потому что я не смогу с ним играть. Но при этом постоянно и она, и Анечка, у Анечки есть несколько слов, которые она может говорить, в том числе, она говорит: «Лука». Они каждый день его вспоминают, но вспоминают в радости, просто я понимаю, и мы с ними проговариваем, я понимаю, что это важно, что Лука в раю, что он смотрит на нас, что он чувствует нас, что он все равно рядом с нами, просто он ушел телом, но душа жива, и мы можем за него молиться, можем ему молиться, просить по его молитвам помощи Божией, вот так они воспринимают. Но для Ани, конечно, я вижу, как двойняшки, они чувствуют друг друга сильнее, по-особенному, в какой-то момент я увидела, что все-таки, не то, чтобы она печалится, но той радости, которая была до, ее было больше, сейчас вот она немножечко уменьшилась, но для нее важно, чтобы мы не молчали, чтобы мы говорили, и мы это делаем, и молимся все вместе за него.

К. Лаврентьева

- Ольга, недавно в своем блоге вы опубликовали очень радостный пост о ваших отношениях с вашим супругом, вы написали, что заново в него влюблены, почему я задаю этот вопрос и почему хочу сделать на этом акцент: ведь, несмотря на все трудности, скорби вашего пути, очень много радости в вашей жизни, взаимной любви, и очень хочется сделать на этом акцент и спросить, как сохранить вот это взаимное тепло, потому что, несмотря ни на что, ваши детки, они все равно основываются внутренне на вас, на ваших отношениях, на ваших чувствах, на вашей любви и, несмотря на то, что священнические семьи у нас довольно закрытая сфера, внутри церковной общности, вы ее приоткрываете, мы за это вас очень благодарим и хотим спросить, как сохранить вот это чувство, спустя испытания, пройдя определенный путь, в итоге как сохранить любовь и приумножить ее?

О. Смирнова

- Сложно, наверное, давать какие-то конкретные правила, но я скажу так, что важно то, что мы вместе смотрим в одну сторону, что мы вместе ставим на первое место Бога и недавно мы как раз с моим мужем говорили, что у нас у обоих такое устроение, что мы любим Бога, любим Христа и если бы мы не выбрали семейную жизнь, мы бы с радостью могли бы пойти на служение в монастырь, то есть мы понимаем, что Господь для нас на первом месте. А в семье мы понимаем, что важны именно мама и папа, как муж и жена, в первую очередь, несмотря на то, что тяжелые детки, детки, которые требуют много внимания, супруги не должны забывать о том, что, в первую очередь, важны их отношения, важно то, как они общаются друг с другом и важно находить эту возможность, даже не обязательно куда-то выходить, но пусть это будет даже дома, вот находить эту возможность единения, побыть вдвоем, поговорить, и порой даже я понимала, что важно поговорить не опять про реабилитации или про то, что нам предстоит больница, а просто на какие-то отвлеченные темы. Или, как жена, конечно же, я понимала, что мне хочется поддерживать его, если он, например, начал какую-то работу с молодежью, спросить: а что было сегодня, как прошел у тебя урок? Вот это важно, потому что, конечно, когда счастливы мама и папа, когда муж и жена находятся в гармонии, то и буду счастливы дети, я просто сейчас особенно вижу, как это важно для Лики, потому что она уже подросла, ей восемь лет и, знаете, она даже сама недавно нам сказала, что «для меня самое неприятное и тяжелое - когда вы ссоритесь», и это бывает, я не говорю, что у нас идеальные отношения, это не так, просто мы вместе готовы над ними работать, и мы всегда просим прощения друг у друга, даже не то, чтобы – мы бежим просить, потому что мы не можем долго находиться в этом состоянии обиды. И Лика точно также говорит: «Ну, я потом успокаиваюсь, потому что я знаю, что вы всегда помиритесь». Важно уделять друг другу внимание, говорить добрые слова, даже если не добрые слова, а вообще проговаривать, не молчать и в этом плане мне повезло, что я могу все обсудить со своим мужем, у нас нет никаких секретов и было важно именно в эти тяжелые моменты вот так вот сесть и поговорить друг с другом, выслушать и понять, насколько непросто одному и второму. Но, опять же, порой я понимаю, что не всегда, правда, сразу, может быть, уже после того, как все произошло, когда ты уже сказал, но сейчас я стараюсь быть более мудрой и не всегда все свои эмоции «выливать» на мужа, потому что ему это потом очень сложно, какие-то мои переживания легко переносить, потому что я-то поплачу, перенесу и дальше пошла, а мужчина будет долго думать, почему же мне было так плохо, поэтому важно говорить, но не перебарщивать в эмоциях.

И. Цуканов

- Огромное спасибо, Ольга, за то, что этот «Воскресный вечер» вы провели сегодня с нами, я думаю, что для очень многих наших радиослушателей то, о чем мы с вами сегодня говорили – это какая-то очень важная тема и, может быть, важный такой пример, как действительно можно стоять перед Богом, как можно доверять Богу, как можно жить всегда вместе с Богом. Мы желаем крепости вам и отцу Антонию, чтобы детки ваши вас радовали, и чтобы Господь продолжал вас укреплять, и чтобы давал вам радость каждый день, обязательно. Поздравляем вас, дорогие радиослушатели, с праздником Воздвижения Креста Господня и прощаемся до следующего воскресения, сегодня в студии была моя коллега Кира Лаврентьева. Спасибо большое, всего доброго.

К. Лаврентьева

- Всего хорошего!

О. Смирнова

- До свидания!

Друзья! Поддержите выпуски новых программ Радио ВЕРА!
Вы можете стать попечителем радио, установив ежемесячный платеж. Будем вместе свидетельствовать миру о Христе, Его любви и милосердии!
Мы в соцсетях
******
Слушать на мобильном

Скачайте приложение для мобильного устройства и Радио ВЕРА будет всегда у вас под рукой, где бы вы ни были, дома или в дороге.

Слушайте подкасты в iTunes и Яндекс.Музыка

Другие программы
Частное мнение
Частное мнение
Разные люди, интересные точки зрения, соглашаться необязательно. Это — частное мнение — мысли наших авторов о жизни и обо всем, что нас окружает.
Мой Урал
Мой Урал
Сказки Бажова и строительство завода Уралмаш – все это об Уральской земле, богатой не только полезными ископаемыми, но и людьми, вчерашними и сегодняшними жителями Урала. Познакомьтесь ближе с этим замечательным краем в программе «Мой Урал».
Вселенная Православия
Вселенная Православия
Православие – это мировая религия, которая во многих странах мира имеет свою собственную историю и самобытные традиции. Программа открывает для слушателей красоту и разнообразие традиций внутри Православия на примере жизни православных христиан по всему миру.
Встречаем праздник
Встречаем праздник
Рождество, Крещение, Пасха… Как в Церкви появились эти и другие праздники, почему они отмечаются именно в этот день? В преддверии торжественных дат православного календаря программа «Встречаем праздник» рассказывает множество интересных фактах об этих датах.

Также рекомендуем