«Христианин в современном обществе». Анна Кузнецова - Радио ВЕРА
Москва - 100,9 FM

«Христианин в современном обществе». Анна Кузнецова

* Поделиться

У нас в гостях была заместитель председателя Государственной Думы, вице-спикер Анна Кузнецова.

Наша гостья рассказала, как изменилась её деятельность с переходом от должности уполномоченной по правам ребенка к работе в Государственной Думе, какие задачи она сейчас ставит перед собой для поддержки на государственном уровне многодетных семей и семей в трудных жизненных ситуациях, а также о том, как ей удается совмещать такую ответственную и требующую большой концентрации работу с воспитанием 7 детей, и как в этом ей помогает вера.

Ведущие: Игорь Цуканов, Кира Лаврентьева


о. Игорь Цуканов

Добрый вечер, дорогие друзья! 

Это «Вечер Воскресения» на радио Вера. И как обычно в это время в студии моя коллега Кира Лаврентьева.

 Кира Лаврентьева.

-Добрый вечер!

о. Игорь Цуканов

- Меня зовут дьякон Дмитрий Цуканов. И сегодня у нас в гостях замечательная гостья - Анна Юрьевна Кузнецова. Ещё недавно мы бы Вас представили, как уполномоченного по правам ребёнка в России, а сегодня мы Вас представляем, как депутата Государственной думы восьмого созыва, вице спикера, супругу священника, маму семерых детей. О Вас можно очень много можно рассказывать. Добрый вечер, Анна Юрьевна!

Анна Кузнецова.

-Добрый вечер!

о. Игорь Цуканов

- Вот интересно, коллеги незадолго до эфира напомнили, что Вы в первый раз появились у нас в гостях на «Радио Вера», как раз, когда Вас назначили уполномоченным по правам ребёнка. И вот сегодняшний Ваш приезд происходит вскоре после того, как Вы поменяли род занятий и логично, наверное, было бы спросить: вот что для вас этот переход нынешний, для Вас именно что он обозначает? Может быть, с личной точкой зрения. 

Анна Кузнецова.

- Вы знаете, но я никогда не планировала свою жизнь с прицелом на карьеру или политику. Когда мы поняли, что муж будет священником (у него два высших образования, он кандидат наук технических), но, когда вот так сложилась наша жизнь, моя мечта и чёткая определённость была только в одном, что у меня будет много детей. Вот я мечтала, так думала.

о.Игорь Цуканов

- То есть с самого начала знали?

Анна Кузнецова.

-  Не скажу это, что прям какая-то вот такая прям была ...но это была парадигма, в которой я жила, как-то по-другому я не думала. Всё остальное случалось по ходу жизни, и, наверно, меньше всего я могла представить, что моя жизнь будет связана с политической деятельностью. Поэтому тема уполномоченного по правам ребёнка как-то очень логично так вплелась в канву моей жизни, когда после того открыла я общественную организацию, затем мы создали фонд. Потом потихонечку началась деятельность всероссийской, создана была всероссийская ассоциация организация по защите семьи: кстати, до сих пор работает. И мы создавали её несколько лет назад, участвовало всего несколько регионов. Десять организаций, по-моему, даже было. А сейчас уже более семидесяти регионов России, сейчас кризисные центры по всей стране, как был тогда мой первый «Покров», объединились в одну большую организацию, помогать женщинам, семьям с детьми. Реализуем очень важный проект «Помощь в семье в режиме одного окна». И может, быть мы к этому вернёмся, но я к чему это говорю? К тому, что сейчас тот шаг, к которому я очень часто апеллировала на всех этапах своей деятельности. Почему создаётся общественная организация зачастую? Почему реализуется общественный проект какой-то, которого мы добивались? А почему? Потому что мы не могли повлиять на законодательство. Каким-либо действенным образом, но вот так сидя дома, понимаю, что у тебя много детей, вот это твоё дело, которое ты любишь. Но как изменить что-то серьёзно? Ты можешь помочь одной семье, двум, трём, пятнадцати семьям. А ведь если бы работал целый такой большой инструмент, механизм, удалось изменить вот здесь, вот здесь. Ты тогда бы всем помогла. И вот сейчас я оказываюсь в той должности, на том месте, где можно влиять на законодательство. И вот тот путь, который пришлось проделывать, может быть, многим общественным организациям достаточно длительно, по крайней мере, нам, чтобы добиться каких -либо изменений даже на региональном уровне, требовалось таких огромных усилий. Очень хочется, чтобы сейчас удалось всё это сделать. На самом деле, интересно получилось: на должность уполномоченного я придумывала задачи для органов законодательной власти, потому что у уполномоченного нет законодательной инициативы. Целый спектр задач: надо сюда изменить, и здесь закон изменить, и тут поменять, и тут уточнить. Теперь я здесь, и собственно говоря, где тут мои задачи? 

о.Игорь Цуканов

- Которые Вы придумывали год назад.

Анна Кузнецова.

- Которые мы придумали для законодателей. Сейчас как возьмём и будем решать.

Два комитета у меня сейчас в кураторстве. Комитет по социальной политике и комитет по вопросам семьи, женщин и детей. Уже сейчас работаем. Первые законопроекты прошли. Уже, как Вы знаете, там разные темы, например, «Защита от списания пособий», в том числе, там детских пособий, что не было такого: если есть кредитные обязательства вдруг, они налагались на те средства, которые очень нужны сегодня семье с ребёнком. Это президентское было поручение. Следующая тема — это " Индексация мат. капитала ". И сейчас это вот своими руками можно сделать: это здорово! 

о.Игорь Цуканов

- А нет у Вас опасения, что ... но Вы же ещё и вице спикер, да. То есть Ваши полномочия они гораздо шире, чем вот то, о чём вы сейчас сказали. И нет ли опасения, что вот эта работа направлена на поддержку семьи - она может, ну...до неё могут как бы не сразу дойти руки или вообще не дойти до каких-то важных вещей, может, придётся заниматься там ещё множеством всякого….

Анна Кузнецова.

- Только бумажками и непосредственной помощи не увидится? Вы знаете, вы сказали очень важную вещь, эта тревога, которая и у меня есть. Когда поднимаешься там на высокий этаж, садишься в кабинеты, как-то всё это вдруг может оказаться далеко за стёклами, за стенами зданий. Но, понимаете, вот мне очень дорого было всегда, я всегда сама вникала в обращение, которое к нам приходили. Более того, мои сотрудники… Ну мы сначала вообще не знали, что делать с обращениями и комментариями в социальной сети. У меня активны социальные сети, я там часто выкладываю детские какие-то истории, фотографии наши. Всё, что там происходит. Стараюсь, ну сколько времени хватает, и получается, что очень много сообщений приходит и просьб о помощи. Сначала мы вообще не знали, что делать, потому что по закону мы должны работать с обращением, которое к нам официально к нам направлено...

о.Игорь Цуканов

- Зарегистрировано.

Анна Кузнецова.

-Зарегистрируем, пересылаем, получаем официальный ответ, потому что я не напишу же: «Здравствуйте, уважаемое министерство, там, просвещения, мне вот в смске пришла просьба о помощи — вот такая-то»… То есть, мы порядок этот разработали, как это делать так, чтобы можно было сообщения, которые приходят с социальной сети, официально потом оформлять, мы дозванивались до людей, я просила контакт, мы им звонили, оформляли обращение, тем временем начинали работать уже с просьбой. И вот сейчас я хочу Вам сказать, что темп обращения не изменился, более того, он усилился: некоторое время назад мне поручили работать с партийными отделениями Единой России с общественными, именно приёмными, - это огромное количество обращений, но я понимаю, что это и есть вот тот залог того, чтобы не потерять вот эту связь земную, живую.

о.Игорь Цуканов

- Контакт с реальностью.

 Анна Кузнецова.

- Это настолько ценно, это позволяет настолько быть точными в предложениях, оценивать реакцию на те или иные события, ведь мы ж как барометр. Началась пандемия - пошли ответные реакции правительству, руководству. Начали вводить меры поддержки. Что первое у нас там? Обрывался телефон, люди не знали, как получить меры поддержки. Говорит президент, там, поддерживаем население: вот сто пакетов меры целых придумали. А там порядок такой, что какое-то отделение закрыто оказалось, где эту справку нужно взять. Пока справку эту брали, там другое закрыли, здесь не тут... И вот эта каша-малаша из вот таких вот ситуаций - она сразу мгновенно просто отзывается и знаешь, что происходит.

Кира Лаврентьева.

- Анна Юрьевна, вы в 2016 году стали уполномоченной по правам ребёнка, но при этом закон о полномочиях и правовом статусе был принят двумя годами позже. Что это были за два года? Без закона?

 Анна Кузнецова.

-Без закона, без сражения! Это был бой за право жизни, потому что ни международные организации не признавали. Статус был настолько разный в регионах, что в одном регионе уполномоченный имел аппарат двадцать человек, значит. Закон об уполномоченном по правам ребёнка, который наделял его кучей разных полномочий, а где-то уполномоченный был на уровне с общественным объединением каким-то или ещё того, как бы меньше просто как полуобщественный такой институт, непонятно каким образом он там вообще должен был функционировать. И как можно говорить об институте, когда вот ни одного поручения, или какого-то общего решения нельзя принять учитывая, что у всех разный...

о.Игорь Цуканов

- Разный статус.

Анна Кузнецова.

- Ситуации. Кто-то может исполнить быстро и завтра. А кому-то нужно так потрудиться, что он этого не сделает. Никакой мониторинг нельзя было провести, и так далее и так далее...Но это самая, может быть, понятная и сверху лежащая проблема, которая из этого вытекала. А потом президент поддержал нас, удалось добиться этого закона - нашего пятьсот первого федерального закона. По сути родился институт.

Кира Лаврентьева.

- По сути, вот Ваша жизнь до 2016 года, тем не менее, была сфокусирована вокруг семьи и помощи на местах. Вы делали большое дело, но делали его на местах. И в шестнадцатом году она круто меняется. Что Вы тогда почувствовали, вот именно как мать, как женщина, и как человек, который всё-таки привык, в общем, быть в народе? Знаете, вот как руками разгребать проблемы, тут же дети, тут же семья… И вот так вот этот клубок нескончаемый... И тут Вас выдёргивают совершенно в иную жизнь. Что было это для Вас, Анна Юрьевна?

Анна Кузнецова.

- Вы знаете, я для себя задавала этот вопрос и отвечала так: в этой ситуации я знаю одно - я знаю детей. Это всё, что мне знакомо. А как уже им помогать? Надо здесь освоить только те механизмы, которые у меня есть, чтобы в этом направлении что-то сделать. Я радовалась, я была благодарна судьбе, президенту за доверие, и то, что у меня появились новые возможности что-то сделать, это, конечно, было здорово. Мы создали совет наш общественный - он самый большой был из всех органов власти. Несколько групп, которые поделились и работали по разным направлениям. После общероссийского народного фронта, который я возглавляла в регионе, это была мне понятная схема. Я видела, что она рабочая, и мы её применили уже в отношении детства на нашем общественном совете. Работало всё отлично. И сейчас многие коллеги, с кем мы работали, уже сейчас готовы принять участие в экспертном совете при вице спикере. Но здесь решение очень серьёзное, мы будем анализировать законопроекты, прикладывать решения экспертного совета, позицию, мнение тех людей, кто непосредственно работает с конкретными семьями, людьми и так далее. Хотя и сейчас вот эти обращения тоже приходят. Ну и не потерять связь - это постоянное взаимодействие с общественными организациями, родительскими организациями. Регионы. Мы много, особенно всё что касается этого лета, мы проехали вообще всю страну. И Сибирь, и Дальний Восток, и в Еврейской автономной области были, где очень давно не было гостей. Юг, Краснодарский край, всё через центральную Россию проехали, конечно, это просто клад, это бесценные встречи, и самое главное - это дальше что? Дальше что? Дальше ответственность, дальше обязательства. И я рада, что удалось добиться не просто какого-то там точного решения, проведение мероприятий. Вектор детства, который мы проводили. А это что? Это значит - задачи на год для различных ведомств по той или иной детской проблематике. Нам удалось очень системные вещи начать, скажем так, а именно, дано поручение президента по разработке федеральной стратегии детской безопасности. По какой причине? Мы доказали, с участием регионов, региональных пилотных проектов, что сегодня тема безопасности совершенно другая, чем была раньше. Если сегодня ребёнок у нас сегодня находится в доме, это не значит, что он в безопасности, если у него есть доступ в интернет, например, или каким-нибудь информационным ресурсом.

 Кира Лаврентьева.

- Это самая не безопасная вещь. Да?

Анна Кузнецова.

- Ну в том числе. Потому что там ещё нет такой внутренней навигации, даже как на оживлённой трассе - там есть хотя бы светофоры: понятно, что на этот ходи, а здесь не ходи. Хотя там тоже никто за руку не ловит, на самом деле. А в интернете даже этого нет. Следующее - это поручение президента по разработке создания программы детского позитивного контента. Опять это не фрагментарное решение, это важнейшее стратегическое решение - поручение поручено министерству просвещения России тоже по нашему предложению. И это те поручения, которые сегодня работают, вбирают в себя очень много всяких задач. И сейчас у меня есть возможность в части законодательной вполне проработать предложение вместе с коллегами, решить эти вопросы.

Вечер воскресения на радио Вера.

Кира Лаврентьева.

- Дорогие радиослушатели, напоминаем вам, что в этом часе с вами Анна Юрьевна Кузнецова – вице-спикер, заместитель председателя Государственной Думы, в течение 5 последних лет   Анна Юрьевна занимала должность уполномоченной по правам ребенка при Президенте Российской Федерации и, конечно, нельзя не добавить, что Анна Юрьевна  мама семерых детей. У микрофона дьякон Игорь Цуканов и я Кира Лаврентьева. Анна Юрьевна, когда вы начали работать уполномоченной? Вот самые первые сложности, самые первые трудности, с которыми вы столкнулись на тот момент, какие он были?

Анна Кузнецова.

- Вы знаете, наверное, они были больше внутреннего характера, потому что я видела огромный ресурс и возможность что-то сделать, а проблема была одна - выделить главное что-то. Хотелось всё сразу решить.

Кира Лаврентьева.

- Всем помочь.

Анна Кузнецова.

- Знаете, есть такая загадка, ловушка в детской семейной тематике: а что второе то? Здоровье - первое, образование - первое, безопасность - первое-первое. Что мы можем отложить и сделать, например, потом? То есть, закон планирования: ты выделяешь главное, срочное и откладываешь что-то на второй план. Вот это было проблемой!!! Как отложить на второе, что? Вопрос по поддержке семей с инвалидностью, приёмные семьи? Что на второе? Ничего нет второго. И вот эта вот необходимость такой огромной внутренней мобилизации на этом этапе, вот это, наверное, самое сложное. А вторая сложность - то, что в детстве не может быть, как бы таких, знаете, проб, что ли. То есть нельзя попробовать что-то с детьми. Надо делать сразу и нельзя ошибиться. И вот это осознание того, что у тебя нет права на ошибку, оно очень… напряжение внутреннее...рождает.

Кира Лаврентьева.

- Создаёт.

Анна Кузнецова.

- Тогда пришли на помощь некоторые проекты: вот был создан проект «Центр» при уполномоченном, куда можно предлагать инициативы. Мы создали специальный экспертный совет, который отсматривал эти инициативы, тогда мы взяли в работу несколько вариантов и сейчас в народной программе партия из проекта «Социальный навигатор», который однажды был чуть-чуть в другой форме внесён в проект «Центр». Сегодня это государственное решение, это поручение президента. Реализует Минцифры, это значит, что семья может обратиться по одному телефону: не надо метаться по разным департаментам и искать, кто же сегодня мне может там помочь где-то. Позвонит и найдёт возможную поддержку.

о. Игорь Цуканов

- Мне хотелось вот какой вопрос задать. Всё равно был какой-то момент, так сильно возвращаясь назад, да - момент перехода от семейного масштаба на масштаб, ну скажем, какой то более широкий ..

Анна Кузнецова.

- Производственный, хотите сказать?

о. Игорь Цуканов

Нет-нет я имею в виду, что ....

Кира Лаврентьева.

- Массовой помощи…

о.Игорь Цуканов

- Да. То есть, поначалу, когда семья только создана, да, и начинают рождаться дети... Ну понятно, что ты сосредоточен внутри своей семьи, ты занимаешься, ну каким-то решением вот этих насущных проблем, которые есть. А потом в какой-то момент Вы вот раз - и начали заниматься уже какой-то общественной деятельностью. Вот почему, каким образом в Вас возникло вот это желание как бы выйти за рамки своей семьи и начать делать ещё что-то для других. Я понимаю, что Вы этим занимались, в общем, еще…

Анна Кузнецова.

- Да нет, не было такого желания прям за рамки семьи то выйти, за них никак не выйдешь. Она всё больше и больше…

Кира Лаврентьева.

- Вы и сейчас не вышли.

о.Игорь Цуканов

-Просто семья росла и всё?

Анна Кузнецова.

- Там и семья, и деятельность, да. И семья росла, и всё росло.

Вы очередной раз попадаете в тему больную прям для меня, вот, сложную тему. 

Кира Лаврентьева.

- Не зря мы тут все собрались.

Анна Кузнецова.

- Да. Не зря мы вот здесь собрались, и меня вы тут под вечер пытаете. Я хочу Вам сказать абсолютно честно, как всё было. Да, было всё так. Я говорила, что я никуда не собиралась? Я и не собиралась, и не собиралась всё время пока я всё это делала. Смысл в том, что у меня и дети рождались постепенно. И деятельность постепенно наращивалась. И если б я сначала думала, что вот придёт время, я соберу чемоданы и пойду на работу. Но, наверно, вообще ничего бы не случилось. До самого вот, как говорится, может быть даже и до сегодняшнего дня и завтра, и послезавтра всё это будет. Я всё тешу себя надеждой, что всё нормально, я так же никуда не ушла, всё будет так. Потому что даже рождение детей: я прекрасно помню, Коленька, например, у меня родился 22 мая, на Николая Чудотворца, как раз мы вот, собственно, Николаем так и назвали поэтому. А должен был родиться пораньше, я планировала что у меня 28 как раз фестиваль в защиту жизни должен был произойти. Я думала, успею. Если, в десятых числах у меня должен Коленька родиться, как раз я успею прийти в себя и приду на наш фестиваль и выступлю - и всё мы успеем... И организация уже там ... И тут нет и нет. 22 только родился Николай, а мне уже 28 нужно выступать, и конечно мы с переносочкой там придумали ...

Кира Лаврентьева.

- На пятый день после родов.


Анна Кузнецова.

-  Да! Ну бледноватенькая на фотографиях, честно сказать, выгляжу. Я смотрела, потом думаю: ну бледная такая вообще. Ну быстро открыли фестиваль. Чудесно прошёл наш фестиваль в защиту жизни. Вот Коленька у меня в это время за кулисами был. Со Львом похожая история была тоже - это мой шестой ребёнок, Лев. Значит, тоже подобная история. А чего это я через Тимофея перескочила? Вот Тимофей – пятый, значит. Мы приют стали строить как раз для женщин в кризисной ситуации в городе Пенза. Строили, строили и вот мы там бригады строительные нанимаем. Разрушенное здание нам дали, но мы всё равно не отчаивались, мы боролись за то, чтобы всё было красиво и нарядно… И вот приходит строительная бригада, смотрит на меня. И не вооружённым глазом всё видно… И говорит: слушайте, а вот Вы родите и чего ж - Вы нас бросите? Кто нас зарплату будет платить? Мы не будем с Вами работать. И вот так у меня две бригады ушли.

Но потом пришли те, которые поверили в нас с Тимофеем.

Кира Лаврентьева

- С его характером.

Анна Кузнецова.

 - Да, да, да! И вот, собственно говоря, решили этот вопрос. Единственное, Тимофей должен родиться был ещё в августе, а вот мне нужно чтоб 1 сентября детишек в школу отправить, а как раз его всё не было, не было… Думаю: так, Тимофей, говорю, жди до второго. Что ж все придут с бантиками и наглаженные, а мои без бантиков и ненаглаженные? Как так? Если я в это время в роддоме буду? 

Кира Лаврентьева

-Да-а! Не хорошо как-то!

Анна Кузнецова.

- Не хорошо, и не честно. Как, ну я мама хорошая, мои дети должны быть все нарядные… Вот. И, собственно говоря, Тимофей ждал.

о.Игорь Цуканов

- И бантики были.

Анна Кузнецова.

- Да! И как раз второго сентября Тимофей наш появился на свет. Ну а Лев тоже, уже я работала в народном фронте, уже руководила отделением, и мы задумали очень серьёзное масштабное мероприятие с приглашением специалистов из Москвы, посвящено было как раз родовспоможению - правильному родовспоможению. Чтобы были рядом врачи-специалисты. И тогда шла реформа, конечно, много тех задумок, которые, может быть, изначально были задуманы, ввиду оптимизации, к сожалению, так рубанули сильно по некоторым отраслям, и вот мы тему родовспоможения как раз хотели… эту проблему... Важнейшее мероприятие.  Думаю, ну как раз у меня, значит, Лев где-то там десятого числа должен родиться, там двенадцатого, тринадцатого. И я как раз ... маленько в себя мы придём, и как раз восемнадцатого ноября или четырнадцатого ноября будет у нас мероприятие. А Лев решил чуть позже появиться на свет. 24 октября он родился. Вот видите, всех помню! Какого числа!

Кира Лаврентьева.

- Это подвиг!

Анна Кузнецова.

- Я шучу, конечно! Я о том, что, чуть позже он родился, но мы всё равно всё провели. Я прихожу в тот же роддом, теперь уже с проверкой, по поводу того как выстроена система родовспоможения, потому что так по плану было. Просто я не думаю, что так всё ...

Кира Лаврентьева.

- То есть вы там родили Льва. А теперь вернулись.

Анна Кузнецова.

-Да, я теперь уже с другого входа захожу. Из родильного.

Кира Лаврентьева.

-На радость всем акушерам, врачам.

Анна Кузнецова.

- На встречу с докторами мы вернулись вместе с экспертами общероссийского народного фронта. Но, а с Петром ....

о.Игорь Цуканов

- Петр уже последний?

Кира Лаврентьева.

- Ведь это уже последний, седьмой.


Анна Кузнецова.

- Да, это седьмой!

Кира Лаврентьева

- Мальчики, мальчики...

Анна Кузнецова.

- Мальчики, так случилось в нашей жизни. Да как-то батюшка один сказал, что ... У нас родилась Маша, родилась Даша, и муж мой приходит, мы в монастыре служили, мы пять лет служили на подворье монастыря мужского, и вот батюшка говорит: как у тебя дела, отец? А он говорит: да вот дочка родилась, вторая родилась… «Ммм... наследника вам надо». 

Кира Лаврентьева .
 -И пошли!

о.Игорь Цуканов

- Слово оказалось со властью!

 Анна Кузнецова.

- Это слово оказалось для нас пророческим просто! И теперь у нас мальчик, потом мальчик, и снова мальчик, и мальчик. Да! Пятеро мальчишек в доме - это скажу я вам...

о.Игорь Цуканов

- Но тут нельзя не спросить, конечно, всё-таки как удаётся Вам вообще им внимание уделять? 

Кира Лаврентьева.

- Вот вообще!!!! Очень хочется спросить.

о.Игорь Цуканов

- Даже может быть не при нынешней, да. Потому что мы все примерно так представляем, насколько плотный у Вас был график. Да и Вы об этом рассказываете, когда были уполномоченным по правам ребёнка. Вы ж, наверно, домой приходили не в семь часов вечера с работы? И уходили, наверно, не в десять?

Кира Лаврентьева

- Но это больной вопрос. Судя по всему.

о.Игорь Цуканов

- Тут было не бантиков, я боюсь.

Анна Кузнецова.

- Вы знаете? Ведь бывает так, что… Я это по себе это замечала. Да даже с ребёнком дома в выходные, в праздники.... Это всё равно не с ним. В голове непонятно что: ты решаешь задачу какую то, сидишь на телефоне, там что какое-то ЧП, и тебе нужно это решение принять, туда бежать, сюда решать, за это ответить и тут подумать, как лучше сделать, тебя просто нет. А иногда мне и не хочется, как бы я свой телефон подвигаю куда-нибудь поближе, если какое-нибудь совещание, потому что, бывает, дети пишут там какие-то решения надо срочно решать. Я сижу, и вот пишу: вчера, например, сидишь - совещание здесь. Надо решать: законопроект это как вообще будет существовать, вносить его или все-таки он совсем не подходящий, не вносить. Мне тут пишут: срочно надо Ваню записать на аккордеоне - на конкурс отправляем, я сейчас думаю, куда же его лучше на конкурс, или где лучше записывать: дома могут малыши шуметь.

Кира Лаврентьева

- То есть голова как машина всё время работает.

Анна Кузнецова.

- Я думаю, что у многих родителей так.

Кира Лаврентьева:

- Да, да. Но у Вас ещё вот эта деятельность. Она занимает львиную долю энергии, сил отнимает. 

Анна Кузнецова.

- Но вы знаете как? Здесь, может быть, это будет к окончанию ответа к Вашему предыдущему вопросу. Это какое-то внутреннее решение, наверное, семьи, я всё-таки считаю, что у каждого есть своя дорога, вот если ты её почувствовал верно, то всё будет гармонично. Если ты как-то передавливаешь, чувствуешь, что оно так не идёт как-то, не ложиться, или кто-то от этого несчастен в твоей семье, нужно найти это решение. У нас были с мужем разговоры очень такие серьёзные, когда были тяжёлые ситуации с фондом, ведь никто меня не ждал, никто не учил, никто не рассказывал, как это должно быть. Как найти поддержку, помощь и где находятся какие двери власти, которые могут хотя бы не мешать тебе делать то, что ты хочешь. Был серьёзный поиск этой середины, где же найти ту дорогу и семью, то что дорого, то, что самое важное в нашей жизни - личное, важное. И не потерять то, что ты хочешь ещё сделать в этой жизни. Я думаю, что это только за счёт того, что у нас было такое решение принято. Мне очень помогает муж, т.е. он рядом всегда. Мы с ним советуемся. И это было решение нашей семьи, вот оно такое было. И здесь не сказать, что вот.. вдруг… ах ну вот так, значит так. Это было сознательное решение. Когда возникло уже такая острая ситуация, когда надо было его принимать, мы приняли, что будет так. 

Кира Лаврентьева:

- И Слава Богу! 

Анна Кузнецова.

- Дай Бог!

Кира Лаврентьева:

- Анна Юрьевна, вот смотрите, если сейчас у радиоприёмников сидят люди, которые вот прям до одури бояться органов опеки, мы для этих людей обязательно зададим Вам этот вопрос. Потому что, если честно, и у меня, как у матери многодетной, есть этот страх. У отца Игоря, думаю, что и у всех наших коллег. Почему мы боимся? Потому что боимся переноса западной вот всей этой истории с ювенальной юстиции к нам в Россию. И вот сейчас у появилась просто золотая возможность задать этот вопрос Вам. Насколько есть вообще есть эта проблема на сегодняшний день с незаконным изъятием детей, там, извините, если не хватает трёх апельсинов в холодильнике? Но все мы знаем, сарафанное радио передаёт всякие такие истории, но и подписана я на вас уже очень давно в социальных сетях. И я вижу, что вы обращаете внимание на такие истории. Незаконное изъятие детей. Вы берёте возвращаете обратно этого ребёнка, если до вас доходит информация. Или наоборот, если очень-очень там зашкаливающее жестокое обращение, вы тоже включаетесь. Т.е. так или иначе вы не равнодушны к этому вопросу. 

Анна Кузнецова.

- Это очень серьёзный вопрос, более того, когда я создавала фонд «Покров» наш, и приют открывала, главной целью этого приюта было как раз дать возможность семье пожить здесь, если вдруг у них сложные обстоятельства, чтобы ребёночка не забирали. А тем временем юристы, психологи, может быть, благотворители будут помогать этой семье встать на ноги, найти ресурсы, чтобы органы опеки не пришли и не забрали ребёнка. Когда погружаешься в ситуацию, понимаешь уже системно и видишь там цифры: у нас были фамилии, имена, отчества этих людей, детей. А теперь появляются, допустим, цифры аналитики. Мы видим, конечно, что в целом по стране идёт колоссальное снижение числа изъятых детей из семей, числа выявленных сирот, как мы об этом говорим. Числа детей в сиротских учреждениях, банки данных, т.е. говорить о численности, да мы говорим, что тенденции к снижению точно есть: меньше забирают детей из семей. Но каждая конкретная история... Ну, например, вот недавний случай в одном из регионов. Услышала я… увидела из социальной сети, опять же, историю, когда общественники говорят: вот нужно срочно вернуть ребёнка в семью. Я сейчас приведу пример оттого, что ситуация не линейная. А потом скажу, чего надо бояться, а чего нет. Первое. Значит, приезжаю я в этот регион, разбираем всю эту ситуацию. В чём суть? Суть следующая. Жила девочка - сирота. Увидели, я без фамилии, поэтому могу сказать, что есть основания, в том числе, медицинского характера, которые говорят о том, что есть риски в воспитании ребёнка медицинские. Это значит некий диагноз. В том числе психиатрические. 

о.Игорь Цуканов

- У родителей , вы имеете ввиду?

Анна Кузнецова.

- Да, да, да. Ребёнок воспитывался в детском доме. Значит, принимается решение однозначное об изъятии ребёнка, потому что если оставят, могут быть риски. А какие? Ну какие-то внезапные: вдруг что-то в голову пришло, ребёнка можно больше не найти. Ну по крайней мере, если говорить о диагнозе и на это уповать, то вот такая ситуация. Какое решение принимают органы опеки? Они забирают ребёнка и начинается, конечно, здесь хождение по мукам. Мама говорит: но это не в коем случае нельзя, я хочу ребёночка вернуть. Как так? Я вот буду о ней беспокоиться, заботиться и т.д. Общественники её поддерживают в этом. В итоге принимаем решение следующего характера… Да, ребёнок уже в детском доме находится, в доме малютки. Мама отдельно. 

Кира Лаврентьева:

- Вообще страшно! Кошмар, конечно!

Анна Кузнецова.

- Общественники с ней, юристы. Начинается работа. Подключаются юристы, которые выходят в суды для того, чтобы признать незаконным это решение органов опеки. Органы опеки говорят: да посмотрите сюда, вот они документы, которые говорят о том, что ну никак, ну мы рады, разве нам нужно, чтобы был ещё один сирота? Вон очередь у нас сирот - 264 миллиарда должно государство детям за жильё. Вот куда дальше? В итоге. Находим решение следующего характера. Садимся, все двери закрываем и принимаем решение, что мама вместе с малышом идёт в кризисный центр. Рядом кураторы, кто может помогать (у нас они как наставники), смотреть и наблюдать за тем, как она осуществляет свою заботу о ребёнке, помогать, учить. Я знаю, что такое выпускник сиротского учреждения. Я прекрасно помню, как эти девочки у нас жили в приюте. Конечно, нужно помогать, нужно рядом быть. Их никто не учил элементарным хозяйственным навыкам. И здесь хороший человек оказался рядом, буквально не так давно было принято окончательное решение, и девочку вернули маме.  Но опять мы понимаем, что здесь не случилось всё как бы на пустом месте. Просто вот этих гибких человеческих решений, их так сложно системе принять, что конечно....

о.Игорь Цуканов

- Потому что это всё индивидуальные случаи, конечно.

Анна Юрьевна.

Но здесь ведь, видите, как в этом ответе нет ничего сверхъестественного.

Кира Лаврентьева:

- Есть инструкция.

Анна Кузнецова.

- Но сверхъестественного в этой придумке ничего нет. Найти серединное решение. Мы же не можем, тааак...

Кира Лаврентьева:

- Ты сюда, а ты сюда.

Анна Кузнецова.

- И отдали назад. Вот его сейчас забрали, а теперь взяли и отдали. Если мы видим, что есть какие-то основания для тревоги, давайте их ликвидируем. Да, это сложнее, да это потребовало труда сразу нескольких структур, ведомств. Для чего ж мы ещё работаем? Если вот бумажки перекладывать, то это одна песня. Я прекрасно понимаю, что порой именно непрофессионализм становится причиной вот этих явлений и недоверия. А вы говорите о страхе. И является производным вот этого недоверия - ну не верят им, просто не верят. Если вы хотите свою проблему решить, вы никогда не наберёте органы опеки, попечительства. Вы звоните в общественную организацию, позвоните юристу какому-то знакомому, вы найдёте ещё кого ...да уполномоченному по правам ребёнка позвоните, депутату позвоните. Быстрее, чем в органы опеки. Потому что рубят по самому больному. Да, этих случаев немного, но когда это по живому, то это для нас в России свято. То есть, это покушение на самое святое, что у нас есть. Именно поэтому, когда будет перестроена вся система, мы ж почему, мы не случайно к президенту вышли с предложением реформировать опеку. Полностью перестроить. А почему реформа нужна? Не добавить штат, не переучить их, не переобуть, не перекроить. А реформу изначально, парадигму поменять. С парадигмы контроля в другую - на поддержку. И ведь тогда, когда только начинается какая-либо проблема, проще её решить, чем когда уже всё, совсем беда, когда уже все в секрете держали какую-то страшную историю, чтобы только органы опеки не узнали, а там уже совсем вот уже ну настолько затянутая история, что ничего с ней не сделаешь. Вот это, конечно, плохо. Когда семья оказывается заложником вот этой ситуации, и помочь некому. Им можно было бы помочь. Вот это беда.

Кира Лаврентьева:

- Да поздно.

Анна Кузнецова.

-Да, можно было бы помочь, т.е. семью сберечь, но поздно. Я думаю, что ответ достойный сейчас должен быть найден. В правительстве создана группа рабочая. Я надеюсь подключиться к этой работе, чтобы вот эту новую парадигму, формат поддержки, это самое главное, что должно быть. Исходя из числа сохраненных семей, семей, которым удалось помочь преодолеть какие-то проблемы. Вот оно то, к чему мы должны идти.

О.Игорь Цуканов

«Вечер Воскресенья», дорогие друзья, на радио «Вера». Напоминаю, что сегодня у нас в гостях Анна Кузнецова – депутат Государственной Думы, вице-спикер, в недавнем прошлом - уполномоченная по правам ребенка при Президенте Российской Федерации. И мы вернемся в студию буквально через несколько секунд. Пожалуйста, не переключайтесь.

Кира Лаврентьева

- «Вечер воскресенья» на радио «Вера» вновь приветствует вас, дорогие радиослушатели, у микрофона дьякон Игорь Цуканов и Кира Лаврентьева. С радостью ещё раз представляю вам нашу гостью - Анну Юрьевну Кузнецову - заместителя председателя Государственной Думы. В течении последних 5 лет Анна Юрьевна занимала должность уполномоченной по правам ребенка при президенте Российской Федерации, и, конечно, мы каждый раз добавляем, что Анна Юрьевна мама 7ых детей, потому что это еще какой подвиг и нельзя об этом не сказать. Так что мы продолжаем наш разговор.

О.Игорь Цуканов

- Анна Юрьевна, вот...

Анна Кузнецова

- Все дети, на самом деле, подвиг.

Кира Лаврентьева

- Да, вы правы.

Анна Кузнецова

- Сколько бы их и ни было. У меня даже когда 1 ребенок был, думаю: как у людей двое?

Кира Лаврентьева

- Вот, кстати, один вообще сложно, один - это прям очень сложно.

О.Игорь Цуканов

- Это еще более, всегда тренируешься же на первом ребенке, поэтому да...

Кира Лаврентьева

-Тренируешься. Звучит, конечно, жутко.

Анна Кузнецова

-Жаль, что наша Маша не слышит, что на ней тренировались.

О.Игорь Цуканов

- Анна Юрьевна, вот хотелось бы немного договорить по той теме, которую вы подняли в предыдущем получасе. Вы сказали, что бывает во взаимодействии между общественными организациями и органами опеки всегда, может быть, не всегда, но часто, возможно, какой-то срединный вариант, когда можно обратиться в кризисный центр, когда родители с ребеночком могут прийти к тем людям, которые им помогут решить те проблемы, которые у них есть. Но этих кризисных центров, наверное, не очень много. Вот нет ли задачи как-то умножить их количество, создать какую-то сеть? Я вот знаю в Москве есть дом для мамы, например, замечательный.

Анна Кузнецова

-Я там была.

О.Игорь Цуканов

-Я тоже недавно там был и узнал, что там всего, чтоб не соврать, 20, по-моему, мест в этом приюте. Где могут находиться эти молодые женщины.

Анна Кузнецова

-Знаете, чем помогают эти кризисные центры? Они помогают гибкие решения найти, о которых мы упомянули. Это такая зона, где можно… Ну не буферная. Но вот зона, где можно еще как-то ситуацию рассмотреть с разных сторон. Ведь семья, она… Сколько бы мы ни создавали структур, подструктур, департаментов, семья все равно больше, человек больше. Сама по себе личность, она больше, чем все эти органы власти, как бы их ни дробили и ни насыщали всяким функционалом. Поэтому здесь наличие общественных организаций, которые имеют такую свободу действий некоторую, очень правильно. Очень важно. И здесь, конечно, с одной стороны хорошо, чтобы органы власти прислушивались порой, а с другой стороны, нужно не опускать руки и, как говорится... Вернее как: не садиться на шею, я бы сказала, общественным организациям и здесь вот не паразитировать на этой ситуации. Нужно достраивать свою систему тоже, делать все более гибкой. Почему, допустим, мама оказалась в кризисном центре? Ну потому что у вас, наверное, нет социального жилья. Не так ли? Или почему она оказалась здесь? А потому что не успели оформить документы. А не нужно ли законодательно закрепить какое-то время на их оформление? Чтобы человеку не пришлось оказаться без крыши над головой, без каких-то льгот, пособий и прочего- прочего. Вот этот момент, он, мне кажется, важен с двух точек зрения. С одной стороны, помогает пока есть какие-то пробельности, неточности вот в этих межведомственных связях, назовем их, как они есть, на самом деле. А с другой стороны, позволяет власти считывать эти пробелы, которые надо хорошенько переваривать и правильно интерпретировать в те действия серьезной системы, которая есть. Но конечно, общественные организации нужно поддерживать. Надо сказать, что просто так вот говорить о… Сегодня у них особая зона, особая роль, особенно, когда мы говорим о семье. И профессионализм уже повысился общественных организаций. Если вот мы нас начинали, нас практически никто не учил, а сейчас обучение идет один за другим. Вот оператор грантов федеральный - они прям выстроили целую систему обучения общественников, кто получает эти гранты президента. Достаточно серьезные средства на это выделяются. И ассоциация организации по защите семьи – та, про которую я говорила, постоянные семинары, когда обмениваются опытом, это ведь не просто так работа с семьей. Скоро они будут профессиональнее, чем специалисты, которые работают во власти. У нас же нет никого, кто готовит специалистов по работе с семьей, а у общественников есть. Вот пожалуйста вам. Там знают, как сделать так, чтобы сберечь семью, сохранить семью. Учат принимать эти решения правильные как раз в коммуникации со всеми органами власти: не в пику, не в конфликт, а именно во взаимодействии. То есть, подстраивая государственный инструмент, делая его более чувствительным к тому, что с семьей происходит. Ну не когда вот, давайте, честно уже скажем, не допишется законодательство до такой степени, чтоб учесть все нюансы, которые могут быть в семье. Ну такого не бывает. Поэтому здесь, мне кажется, очень ценной такая ситуация, когда есть гибкость решения за счет, в том числе, участия НКО.

о.Игорь Цуканов

- Ну да, потом же еще есть большая какая-то такая… большое сопротивление многим инициативам, да? Вот мне сейчас вспоминается ваша антиабортная инициатива, которая… вы с вашей стороны высказывались.... Ну сколько было возмущений по этому поводу где-то в прессе, но и не только в прессе, но и, наверное, вам лично высказывали. Вот я хотел спросить, какие из ваших инициатив, может быть, особенно тяжело проходили? Где приходилось, ну и сейчас приходится особенно как-то активно бороться, отстаивать свою точку зрения?

Анна Кузнецова

-Ну вы знаете, вот то, что было самое понятное, мне казалось, что мы боремся против чего-то, забывая.

О.Игорь Цуканов

- На самом деле, "ЗА".

Анна Кузнецова

- Или, может быть, вторым только этапом, понимаешь, что мы же "ЗА". И когда мы говорим «за что», мы, оказывается, все видим одинаково. Все, кто бы что ни говорил, кто бы ни имел какую-либо позицию по абортам, по иным очень острым социальным темам и проблемам, когда говорим: "ЗА ЧТО?" Вот президент сказал: "крепкая большая семья России". Оказывается, вот он - образ будущего страны. Сейчас демографию смотрим, что у нас каждый пятый ребенок в стране воспитывается в многодетной семье, а в Якутии каждый четвёртый, например.

Кира Лаврентьева

Анна Юрьевна, ну тут очень острый, простите, что перебиваю, материальный вопрос стоит, потому что это формулировка "плодить нищету" прямо впереди планеты всей, ведь это, действительно, так.

Анна Кузнецова

- А теперь смотрите следующий ответ на этот вызов. Каким образом эта формулировка сейчас звучит? Вот мы ее просто постоянно, так сказать, вот за нее, как говорится, выступаем и не спустимся с нее ни в коем случае, а в чем суть? С каждым последующим ребенком благополучие семьи должно укрепляться.

Кира Лаврентьева

-Да.

Анна Кузнецова

- Всё, вот она задача. Цель поставлена, вперед! Президент что сказал? Расширение мер поддержки — вот, пожалуйста. Но вот сейчас у меня как бы такой вопрос был к нашему правительству, они недавно ответили на него. О том, что президент дал задачу, допустим. Формулировка следующая: "создать целостную систему мер поддержки семей с детьми". Новые льготы и пособия - это и есть та целостная система? Или только начало? Или это совсем не про это? То есть, вот понимание того, что же такое целостная система мер поддержки семьи, вот оно пока такое расплывчатое, какое-то непонятное, но вроде бы к этой теме продвигаемся, чтобы определить, что такое целостная система мер поддержки семьи. Тогда будет понятен ответ на вопрос по прерыванию беременности, да? И вопрос по поводу рождения следующего ребенка. Вот ведь мы с вами многодетные. Мы приняли это решение прям сейчас, вот сегодня, в тех условиях, какие есть… Законодательство, опека такая у нас... Люди ак на это смотрят, а раньше еще как смотрели, когда ненормально, что у тебя там куча детей.

Кира Лаврентьева

-Да, маргиналы прям.

Анна Кузнецова

-Да. Там что-то не так у тебя, что ж такое случилось.

Кира Лаврентьева

-Что пошло не так?

Анна Кузнецова

- Да, что пошло не так вообще в этой жизни, что вы все многодетные? Сколько -сколько?  И все свои? Да это вот следующие такие два вопросы, которые часто слышишь.

О.Игорь Цуканов

- Здесь понятно, что нужна комплексная система, потому что, собственно, все многодетные знают, насколько неудобно, вот невозможно поехать с детьми в такси.

Анна Кузнецова

-Вот...

О.Игорь Цуканов

-Невозможно… Есть масса вещей, это не сводится к деньгам.

Анна Кузнецова

-Вот вы правы, абсолютно точно.

Кира Лаврентьева

-Это очень сложно.

Анна Кузнецова

- Вы как раз вот про комплексы и говорите. Вот о чем мы сейчас говорим? Я сейчас... Бог с ним. Значит, раз уж в эту сторону мы пошли, пожалуйста, про комплекс. Вот первая тема — это, конечно, благополучие, то есть, чтобы финансовое положение семьи улучшалось с каждым ребенком. Ну уж точно не уменьшалось, точно не делалось так, как сейчас по статистике у нас получается, да? Сокращение идет. Счетная палата посчитала даже нас с вами всех, представляете? Каждого из нас посчитали и высчитали вот эту цифру, ну Бог с ними. Следующее. Благополучие - это одна песня, вторая, второе направление — это комфортная среда для семьи с несколькими детьми. Почему мы можем в самолете там регистрироваться, там один и обязательно там два ребенка с одним взрослым, ну и как? А если 3, а если 4, а если 7? Ну что, ну как дальше с этим быть? Да? Ну или эти комнаты, где можно зайти с одним ребенком или двумя. Один родитель, один взрослый. То есть, вот это вот проектировать саму жизнь с учетом рождения нескольких детей в семье. И это правильно, здорово. Вот некоторые меры только сейчас заходят в нашу жизнь, а именно, устройство в садик следующих детей из многодетной семьи. Мы прекрасно понимаем, что, если у тебя дети в садике, ты, если они в разных садиках, развез, так их уже нужно ехать собирать их званого. Потому что пока ты их по садикам рассовал, уже нужно забирать.

Кира Лаврентьева

-Так и есть, логистика - абсолютная сложность.

Анна Кузнецова

- И третье - это престиж семьи многодетной, вот это вот сейчас вот как-то уже поменьше...

Кира Лаврентьева

- Подвинулось, подвинулось немного, да.

Анна Кузнецова

-Маргинализация этой темы уже меньше. Многодетные семьи выходят из тени, посмелее уже говорят: "Да, у меня уже четверо, пятеро. А у вас сколько? ООО, ну тогда как у вас дела?" И можно, если мы говорим о детях, то можно говорить, перечислить их.

Кира Лаврентьева

- Бесконечно…

Анна Кузнецова

- Кто чем занимается… Все это уже будет следующая серия нашего вечера.

Кира Лаврентьева

- Дорогие радиослушатели, напоминаю вам, что в этом часе с нами Анна Юрьевна Кузнецова - вице- спикер, заместитель председателя Государственной Думы, в течении 5 последних лет Анна Юрьевна занимала должность уполномоченной по правам ребенка при президенте Российской Федерации и, конечно, нельзя не добавить, что Анна Юрьевна мама семерых детей. У микрофона дьякон Игорь Цуканов и я, Кира Лаврентьева. Анна Юрьевна, я всё-таки по теме нашей программы хотела бы вас вот о чем спросить. Какую бы вы должность ни занимали, сколько бы вы там ни родили детей… Слава Богу и дай Бог еще!

Анна Кузнецова

-Ну да, а то смеются: Кузнецова созыв то 8ой!

Кира Лаврентьева

-Да-да, детей 7 - надо соответствовать. И Слава Богу, что все так. Вы делаете это в первую очередь как христианка, вы это не скрываете, у вас в социальных сетях: в воскресенье в храме с детьми в платочке... Это очень здорово, мы очень рады это видеть, и нам это очень приятно, конечно, как православным, что вот наш человек у власти! Это так здорово! Но Анна Юрьевна, если без шуток, насколько вам удается вот этот внутренний баланс, как христианке, сохранять, когда в голове очень много задач, когда очень много боли вокруг, когда иногда приходится её разгребать… И причем, тут не только баланс христианки, тут, наверное, баланс женщины-матери с чувствительным сердцем, живым и сочувствующим, баланс верующего человека и человека, которому иногда нужно принимать очень жесткие решения. Насколько у вас вот это все внутри, я очень прошу прощение за этот вопрос, но мне кажется, он колоссально важен, насколько у вас это все внутри гармонизировано и уживается ли?

Анна Кузнецова

- Знаете, когда я смотрела со стороны на нашу власть, когда мы служили в монастыре, когда я думала, что... я помню,  иду на службу и думаю: «Вот спроси у меня сейчас, кто у нас министр образования, просвещения - я не вспомню». И думаю: «Ну это мало вообще влияет на мою жизнь, я себе живу в нашем монастыре - и мне нормально». Мы там тогда только начинали помощь социальную садикам организовывать как-то потихонечку, что-то доброе делать. Да, на самом деле, я считаю, с одной стороны, это огромный ресурс - вера, огромный ресурс. И когда, на самом деле, тревожные ситуации, боли, беды - только вот какие-то внутренние вот эти стержни, смыслы, которые чувствуешь просто сердцем сам для себя, даже, может быть, не сформулирую вам словом, но просто ты опираешься на эти сваи какие-то забитые и потом на них уже можно строить какие-то решения. Когда ты видишь победу, конечно радуешься. Потому что понимаешь, что значит, ты правильно сделал, значит, вот это тот путь, который ты нашел, который удалось найти в этой ситуации — значит не зря, значит не зря ты здесь, значит, не зря вот в руки это тебе попалось. Конечно, тяжело, когда там не то, что неудача… когда не удается что-то сразу сделать: здесь два вида таких решений. С одной стороны, ты думаешь: а может быть, не надо? А может быть, это неполезно просто? И здесь нужно понять: либо ты идешь до конца, веришь, что это точно надо, и это просто испытание, которое тебе надо пройти и пережить, стиснув зубы, и идти дальше. И здесь тоже помогает, как бы вера, вот эти установки, которые каким-то образом мы для себя переводим. Потому что у каждого вера своя, и мы понимаем, что эти догматы - Евангелия едины и Символ Веры один, а все равно у каждого внутренний перевод веры какой-то вот свой, уникальный.

О.Игорь Цуканов

-Ну разный уровень доверия Богу, да? И готовности. Я как раз, извините, что я перебил, но я как раз хотел спросить: действительно, ведь часто возникает выбор, то ли ты вот уверен, что то, за что ты бьешься, это вот точно то, что нужно. И ты готов идти до конца, и ты не смотришь на препятствия, которые возникают. Но и это тоже не всегда правильно, потому что иногда эти препятствия ставит Господь.

Анна Кузнецова

-Да.

О.Игорь Цуканов

-И это как вешки, что «дружок...»

Анна Юрьевна Кузнецова

-Всё правильно.

О.Игорь Цуканов

-Как понять?

Анна Юрьевна Кузнецова

-Как это идентифицировать...

О.Игорь Цуканов

-Да.

Анна Кузнецова

- Вот это вопрос, который я себе задавала не раз. А я тоже сверяю, и если это по нравственным целям и ценностям точно бьёт куда надо, то есть, это значит, что нужно просто идти и за это бороться. И ты точно знаешь, что не сегодня, завтра. Я человек очень эмоциональный такой вот, очень импульсивный. Когда только это начиналось, муж говорит: «Ну я думал сначала, что ты там позанимаешься и бросишь. Зная твою натуру такую вот. А ты вдруг не бросаешь и не бросаешь, и вообще не бросаешь. Уже приют построили.. И дальше организация всероссийская…» Просто здесь появляются силы, и откуда-то берется вот это вот упрямство. Даже, может быть, когда, наоборот, чувствуешь препятствие, хочется еще сильнее. Ты понимаешь: ну вот наконец то. Точно зная - теперь туда вот мне именно и надо. Вот раз совсем так не просто, значит, туда нам надо идти, значит, все правильно. Как раз вот эти параметры простые нравственных целей, ценностей, которые у нас есть, они измеряют вот финальную ценность вот этой задачи, которую перед собой ставим. И наоборот, когда ты еще раз сверяешь эти часы и думаешь: это вот точно то? Это точно? Точно так вот? Думаешь: ну, наверно, нет. То есть, препятствие - это повод задуматься о том, туда ли нам надо, да? Но немало было сложностей. Та же самая акция «Безопасное детство» начиналась вообще как общественная акция с людьми. Мне сначала совершенно не поверили: что ты, Анна Юрьевна, вообще придумала? Вообще, как это? Что это? Откуда это? И очень странно… И вообще мы не готовы сразу поддержать. Но мы потихонечку эту историю довели до конца. Сейчас это серьезный системный ход. То же самое с позитивным контентом: тема была борьбы с негативом, а мы говорим ведь: Евангелие не о том, что дом оказался пуст. Если дом оказался пуст, оттуда всех изгнали бесов, придут сильнейшие...

Кира Лаврентьева

-Придут семь сильнейших.

Анна Кузнецова

-Да, и вопрос: что мы туда пускаем? Это вопрос к нам самим. Свято место пусто не бывает. Тут про тот позитив, который должен наполнять мир наших детей и быть вокруг них. Ну можно бесконечно пенять, что кто-то нам что-то должен написать: наверное, министерство культуры, должны нам нарисовать красивые картины, создать красивые фильмы, что-то еще сделать… Ну ты сегодня, вот засучи рукава. Что ты можешь сделать? Вот это, вот это… Кто у тебя есть? Тогда мы создали экспертную группу позитивному контенту, собрали туда специалистов: режиссёров с разных каналов, людей-экспертов… Поняли, в чем проблема. Дальше начали рассуждать. Сейчас, считай, целая программа уже есть. Программа поручена Министерству просвещения и, к моем счастью, есть, к нашему общему, я считаю, закон о воспитании принят. Ведь тогда эта тема, помните, тогда с ЧП в школах зашла. Какой ответ первый лежал на поверхности, который сразу вошел, как говорится, в топ Яндекса: что нужно школы наши оснащать различными металлоискателями, ставить профессиональную охрану. Говорю: ну все, осталось вооружить до зубов, как говорится, все, что в округе - и будет все нормально, и танк не пройдет. Поставить БТР и, собственно говоря, все - финиш образовательной системе, вообще всей системе. И тогда мы заговорили о том, что вторая функция закона о воспитании - она по образованию по сути не реализуется. У нас воспитание обучение и воспитание  -  это закон образования. Состоит из двух частей. Первая часть - да, там ЕГЭ - и всех проверяют, и ОГЭ - всех считают, и контрольные сдаем… И вот замучались уже все это писать… А вторая то что? Воспитание - как? Здесь вопрос следующий возник: а кто воспитывать будет? Учителям надо руки развязать, чтоб они перестали эти отчеты какие-то постоянно строчить, хватит их мучить уже этими отчетами, зачетами и прочими вещами. Отпустите их к детям, в конце концов. И закон о воспитании был принят, и сейчас вот есть уже и пилотные регионы, где все это проводится, есть завуч по воспитательной работе. Ну это, конечно, здорово, я считаю. Только этот ресурс правильно использовать надо.

Кира Лаврентьева

-Огромное спасибо за этот разговор, Анна Юрьевна. Мы вас благодарим и желаем сил, здоровья, дальнейших свершений!

Анна Кузнецова

-Спасибо! 

О.Игорь Цуканов

-И чтобы действительно, как вы сказали вначале: чтобы те идеи, которые вы забрасывали в законодательную власть, будучи в исполнительной власти, чтоб …

Кира Лаврентьева

-Чтоб они исполнялись.

Анна Кузнецова

-Уполномоченный не является не исполнительным, не законодательным… Это правозащитный институт.

Кира Лаврентьева

- Это еще третий вариант.

О.Игорь Цуканов

-Да, вот чтобы эти идеи у вас была возможность реализовывать, чтобы вас, так сказать, не слишком отвлекали от вот этих важнейших вещей, о которых вы рассказали.

Кира Лаврентьева

-Чтоб руки были свободны, более-менее хотя бы. 

Анна Кузнецова

-Спасибо за добрые слова. Общими усилиями справимся.

Кира Лаврентьева

-«Вечер Воскресенья» на радио «Вера», дорогие радиослушатели, в этом часе с нами была Анна Юрьевна Кузнецова - вице-спикер, заместитель председателя Государственной Думы. В течении последних 5 лет Анна Юрьевна занимала должность уполномоченной по правам ребенка при президенте Российской Федерации. Мама семерых детей. У микрофона были Дьякон Игорь Цуканов и я, Кира Лаврентьева. И мы прощаемся с вами до следующего воскресенья.

О.Игорь Цуканов

-Спасибо, всего доброго!


Кира Лаврентьева

-До свидания!


о.Игорь Цуканов

-До свидания!

Друзья! Поддержите выпуски новых программ Радио ВЕРА!
Вы можете стать попечителем радио, установив ежемесячный платеж. Будем вместе свидетельствовать миру о Христе, Его любви и милосердии!
Слушать на мобильном

Скачайте приложение для мобильного устройства и Радио ВЕРА будет всегда у вас под рукой, где бы вы ни были, дома или в дороге.

Слушайте подкасты в iTunes и Яндекс.Музыка, а также смотрите наши программы на Youtube канале Радио ВЕРА.

Мы в соцсетях
****
Другие программы
Во что мы верим
Во что мы верим
Философские ночи
Философские ночи
«Философские ночи». Философы о вере, верующие о философии. Читаем, беседуем, размышляем. «Философия — служанка богословия», — говорили в Средние века. И имели в виду, что философия может подвести человека к разговору о самом главном — о Боге. И сегодня в этом смысле ничего не изменилось. Гости нашей студии размышляют о том, как интеллектуальные гении разных эпох решали для себя мировоззренческие вопросы. Ведущий — Алексей Козырев, кандидат философских наук, доцент философского факультета МГУ. В гостях — самые яркие представители современного философского и в целом научного знания.
Псалтирь
Псалтирь
Андрей Борисович – увлеченный своим делом человек. А дело всей жизни нашего героя – это изучение Псалтыри, библейской книги царя Давида. Вместе с Андреем Борисовичем мы попадаем в различные житейские ситуации, которые для нашего героя становятся очередным поводом поговорить о любимой книге.
Семейные истории с Туттой Ларсен
Семейные истории с Туттой Ларсен
Мы хорошо знаем этих людей как великих политиков, ученых, музыкантов, художников и писателей. Но редко задумываемся об их личной жизни, хотя их семьи – пример настоящей любви и верности. В своей программе Тутта Ларсен рассказывает истории, которые не интересны «желтой прессе». Но они захватывают и поражают любого неравнодушного человека.

Также рекомендуем