Москва - 100,9 FM

«Центр ремёсел "Славич". Проект "КашинГрад"». Алексей Столяров

* Поделиться

Нашим собеседником был руководитель центра ремёсел «Славич», директор проекта «КашинГрад» Алексей Столяров. Поговорим о том, как и где жителям и гостям столицы можно познакомиться с различными видами традиционных ремёсел и научиться им, а также о том, чем может заинтересовать туристов и паломников тверской город Кашин.

Ведущий: Алексей Пичугин


А. Пичугин

— Дорогие слушатели, здравствуйте! «Светлый вечер» на Светлом радио. Меня зовут Алексей Пичугин, рад вас приветствовать. С удовольствием представляю нашего гостя — ближайший час, эту часть «Светлого вечера» вместе с вами и вместе с нами здесь, в этой студии проведет Алексей Столяров, руководитель Центра ремесел «Славич» и директор проекта «КашинГрад». Добрый вечер!

А. Столяров

— Добрый вечер, Алексей! Добрый вечер, дорогие слушатели радио «Вера».

А. Пичугин

— У нас сегодня сразу несколько тем, интересных для разговора, как мне кажется, потому что и чудесные места, о которых мы будем говорить, в Тверской области, с одной стороны, неподалеку от Москвы, а с другой стороны, все-таки это уже за Волгой, и ехать от Москвы если на автомобиле, то часа два с половиной — три, но чем дальше от Москвы, тем интереснее в ту сторону — по крайней мере, для меня, тем интереснее места. И вот город Кашин, о котором мы сегодня будем говорить, хотя мы будем переноситься, я так понимаю, из Кашина в центр Москвы и обратно...

А. Столяров

— Да, здесь такая, мне кажется, очень межрегиональная история.

А. Пичугин

— Да, да-да, как-то все это так интересно совмещается, поэтому давайте разбираться, как же центр ремесел «Славич» связан с проектом «КашинГрад», и что все это такое.

А. Столяров

— Ну что, мне кажется, что это такая больше персональная, честно сказать, история, потому что так уж получилось, по крайней мере, в моей жизни, что я родился в Москве, а по-настоящему, наверное, настоящую Россию я увидел действительно в Тверской области, потому что жизнь меня туда закинула достаточно в относительно юном возрасте. Хотя я очень люблю столицу, очень горжусь ею, вдохновляюсь ею, но вот во многом сейчас приложение сил свое вижу за пределами МКАД, в тех местах, где, наверное, это действительно очень необходимо.

Между тем один из центральных проектов сегодня — это наш московский проект. Давайте, наверное, как говорится, от столицы начнем плясать...

А. Пичугин

— Давайте, да. От нулевого километра.

А. Столяров

— ...и потом пойдем уже... Да, от самой-самой такой вот мили.

А начнем, наверное, с центра Москвы. Я расскажу про первую большую задумку, которую мы начали реализовывать в 2011 году — это Центр традиционного искусства ремесел «Славич». Находится он на Пречистенке в очень, я бы сказал, интересном таком историческом пространстве. Ну, сама улица удивительная, на самом деле.

А. Пичугин

— Ну, одна из наиболее сохранившихся московских улиц.

А. Столяров

— Да, очень живая, и, конечно, то есть, там, как говорится, сама архитектура воспитывает. И вот в таком месте нам посчастливилось — в общем-то, другого как бы определения я здесь не могу подобрать, наверное, — получить помещение в совместной такой... для совместной работы с управой района Хамовники, с одной из управ ЦАО для развития ремесленничества в центре Москвы. То есть, скажем так, получается, что сам по себе «Славич» — это один из старейших ремесленных проектов, который сегодня вообще, наверное, у нас в столице есть, причем, как бы негосударственных, отчасти, наверное, являющихся так на грани государственно-частного партнерства. У нас некоммерческая структура, которая рассказывает людям о том, какие ремесла были раньше, как получить эстетическую радость от соприкосновения с ремеслом. Ну, также мы знакомимся с народным фольклором, рассказываем об истории района Хамовники. Кстати, тоже очень, на самом деле, ремесленном районе, потому что даже слово «хам» — это «отрез льна», к слову сказать. Соответственно, «Хамовники» — это вообще района ткачей. Конечно, я не...

А. Пичугин

— Если мы посмотрим на карту Москвы и спустимся чуть-чуть ниже... Пречистенка — это все-таки то место, где ваш Центр ремесел находится, та часть Пречистенки — это совсем рядом с Храмом Христа Спасителя, с метро «Кропоткинская», с Бульварным кольцом...

А. Столяров

— Да.

А. Пичугин

— А если мы пройдем чуть дальше — пересечем Садовое кольцо, спустимся к Москва-реке (это все район Хамовники), там, конечно, были старые фабрики, заводы...

А. Столяров

— Конечно. Ну вот наш кусочек конкретно, да, исторически назывался Чертолье, то есть, там немножко другая, наверное, атмосфера, она не совсем чисто такая пролетарская...

А. Пичугин

— Да отнюдь не пролетарская, я бы сказал.

А. Столяров

— ...и там как раз история про дворянские семьи, про XVII век, когда Алексей Михайлович Тишайший начинает ездить по Чертольской дороге и переименовывает ее, собственно, в Пречистенку — от Пречистой в честь Иконы Смоленской Божьей Матери, к которой он как раз отправляется по этой дороге.

У нас пространство старой усадьбы, это усадьба, которая возникла еще в XVIII столетии, достраивалась, перестраивалась в XIX веке, и, собственно говоря, там находится небольшой флигель — флигель, действительно, он небольшой, без какого-то глобального большого зала для, например, выступлений, но на этих скромных пространствах у нас размещается порядка 14 разных студий. То есть такое место, где мастера могут познакомить жителей Москвы со своим творчеством.

А. Пичугин

— А вот интересно — вы, получается, в какой-то мере наследуете разным досуговым центрам... ну это тоже не советское слово, но я вот именно про советскую историю, — которые находились в каждом почти районе Москвы. Там не обязательно традиционные ремесла, но там было то место, куда можно было прийти и, фактически, вне зависимости от возраста найти себе занятие дополнительное, над чем-то интересным поработать. Но у нас не так много людей живет в районе Пречистенки. Все-таки все больше туда вот, за Садовое кольцо.

А. Столяров

— (Смеется.) Ну я с вами согласен, да, это не самый населенный район, на самом деле, но даже там есть люди, которым нравятся народные ремесла. И, в общем-то, несмотря на даже какую-то такую пафосность самого этого места... Я хочу сказать, что наверное, мы являемся не то чтобы даже наследниками досуговых клубов — мы, собственно, и являемся, наверное, таким клубом. Причем, в районе Хамовники, на самом деле, такие структуры также есть — то есть, подобные клубы, которые поддерживает наша управа и которые совместно проводят какие-то мероприятия. То есть, в этом смысле даже внутри самого района очень активное, талантливое, я считаю, такое существует межклубное взаимодействие. То есть, мы работаем не одни. Но у нас, наверное, у единственных такая именно направленность в этническую культуру, скажем так, глубокая.

А. Пичугин

— А сколько, вы говорите, лет уже?

А. Столяров

— Ну, конкретно я и та команда, которая там сформировалась, мы находимся с 2011 года. А сам центр «Славич» появился в 2004 году.

А. Пичугин

— Да, давно.

А. Столяров

— Ну, в общем-то, да. То есть, я почему и говорю, что это один из старейших ремесленных проектов сейчас в столице. Но дело в том, что там, конечно, сменялось несколько команд, и многие люди, которые работали там в самом начале, сейчас, конечно, к клубу не имеют никакого уже отношения. Тем не менее, по крайней мере, десятилетняя история вот у того коллектива, который есть сейчас, она тоже уже сформировалась.

А. Пичугин

— А есть какие-то ограничения по возрасту для людей, которые к вам приходят?

А. Столяров

— Ну, вы знаете, у нас очень разноплановая досуговая история.

А. Пичугин

— Вот сейчас мы поговорим конкретно о разных направлениях, да. Но вот возраст, средний возраст людей, которые у вас?..

А. Столяров

— Знаете, как ни странно, вот на данном этапе (я не говорю, что будет с сентября, но вот на данном этапе) наибольший контингент у нас, как ни странно, это взрослые люди, которые выбирают для себя какое-то увлечение и хотят заниматься как бы ремеслом. Если говорить о самой как бы целевой аудитории, то, в основном, конечно, это женщины, потому что теми мужскими традиционными ремеслами, с которыми мы можем познакомить, помимо резьбы, там заниматься достаточно проблематично.

А. Пичугин

— Ну и вообще в городе.

А. Столяров

— И вообще в городе проблематично.

А. Пичугин

— В современном городе, что важно.

А. Столяров

— Конечно, конечно, конечно. То есть, да, у нас прекрасная студия по резьбе, у нас есть очень талантливые мастера по резьбе, но в основном, конечно, это ткачество, это бисероплетение, это традиционная вышивка, народный костюм, ткачество как на напольных, так и настольных станках, ткачество поясов, создание каких-то керамических изделий. Ну, естественно, мужчины в каком-то процентном соотношении — тоже они присутствуют, но все-таки сами по себе ремесла по своей специфике — это ремесла преимущественно женские.

А. Пичугин

— А есть ли... Как к вам прийти? Ну вот нас слушают люди, которые захотели позаниматься в вашем клубе.

А. Столяров

— Ну смотрите, самое простое, наверное, — открыть Интернет... (Смеется.)

А. Пичугин

— Сайт http://slavich.org.

А. Столяров

— Да, да, замечательный. И, на самом деле, очень простой сайт — http://slavich.org, там висит расписание, и также достаточно актуальная информация находится в соцсетях — это в ВКонтакте (большей степени актуальности), в Фейсбуке, может быть, немножко в меньшей степени. По сути своей, попав на данные ресурсы (там есть и адрес, и, соответственно, телефон), всегда можно позвонить и уточнить, действительно ли в это время происходит то, что написано в расписании. Это, кстати, тоже очень важно, потому что, конечно, могут быть какие-то переносы, потому что педагоги тоже люди, как говорится, живые, и могут быть какие-то изменения. Но мы стараемся их тоже оперативно публиковать.

А. Пичугин

— А история платная?

А. Столяров

— История очень разная. Я так скажу, что у нас достаточное количество бесплатных занятий, особенно для жителей самих Хамовников. То есть, жители Хамовников у нас могут бесплатно заниматься, я еще раз это повторю. У нас очень много разовых бесплатных мероприятий — мы делаем почти 60 бесплатных мероприятий в год, крупных достаточно. Ну, в нынешнее время эпоха пандемии внесла чуть-чуть коррективы в плане очности или заочности этих мероприятий, то есть, онлайн-формата. Но, тем не менее, как бы все эти мероприятия — они есть, в них действительно можно принимать участие.

А. Пичугин

— Итак, это «Славич», Дом ремесел «Славич» — это одна часть вашей истории.

А. Столяров

— Да, это один из проектов...

А. Пичугин

— Мы в течение программы еще будем возвращаться к нему, подробнее поговорим о тех направлениях, которые вы развиваете. Но просто чтобы не было ощущения (нрзб.), давайте «переезжать» в Тверскую область.

А. Столяров

— «Двигаться» в Тверскую область. Хорошо.

А. Пичугин

— Да. Потом вернемся в Москву.

А. Столяров

— (Смеется.) Хорошо. В Тверской области у нашей команды есть очень интересное направление — это туроператорская компания, называется она «КашинГрад» или «туристическо-информационный проект «КашинГрад», потому что именно так он изначально у нас начинался.

Он родился в 2013 году, ему предшествовал очень интересный музейный поиск, я бы так сказал, потому что началось все с того, что в деревне группа достаточно молодых ребят начала собирать сельский музей. Мы начали создавать музеи.

А. Пичугин

— А я правильно понимаю, что ваша ранняя история, связанная с окрестностями Кашина, это дом в деревне, куда вы в детстве приезжали?

А. Столяров

— Да, да, да, да.

А. Пичугин

— У очень многих людей...

А. Столяров

— То есть, ну, как бы да. История достаточно типичная. Я на самом деле оказался в тех местах где-то с 13 лет, но я считаю, что я отчасти там как бы вырос. Я очень эти места люблю. И так сложилось, что в определенный момент нас очень заинтересовала — ну, меня, моих друзей — та старина, которой эти места, в принципе, наполнены. У меня есть такое убеждение, что практически каждое место в нашей стране, любое село, любая деревня имеет какую-то свою очень глубокую, непостижимую совершенно легенду. И практически про каждое место есть действительно что рассказать, причем, на таком хорошем, глубоком уровне, представляя в перспективе историю страны через историю конкретной деревни.

И вот, наверное, мы именно это попробовали сделать, когда делали наш первый музей. Это был Музей кашинской старины. Он был, наверное, первым частным музеем в Кашинском крае, и...

А. Пичугин

— А от Кашина далеко от самого?

А. Столяров

— 37 километров, это село Вознесение. Село Вознесение — совсем маленькое. Ну, как сказать... Селом мы условно называем населенный пункт, в котором есть храм (там есть храм).

А. Пичугин

— Хотя это уже теперь неочевидно. У нас полно деревень с храмами, да...

А. Столяров

— Конечно, конечно. Но, по факту, жителей там совсем немного, поэтому говорить о... Ну, красиво назовем селом, скажем так.

Там был замечательный крестьянский дом Антоновых, и в этом крестьянском доме, его выкупив, мы начали формировать экспозицию, которая рассказывала бы об истории кашинского села, об истории кашинской дворянской усадьбы. Ну, так получилось, что во время формирования этого музея мы проехали порядка 40 разных усадеб, много работали в Тверском государственном архиве. На самом деле, ну действительно, та информация, которая, в общем-то, там воплотилась, это была информация, с одной стороны, такая сугубо научная, но, с другой стороны, мы постарались максимально интерактивно ее донести, чтобы люди, которые приезжали туда, могли помолоть хлеб на жерновах, чтобы они могли пройти процесс обработки льна, посмотреть нашу старинную Тиволинскую иконопись (ну у нас же был местный промысел в Кашинском крае иконописный, и были предметы, которые оказывались в крестьянских избах, которые порой очень, ну, нещадно, я бы даже сказал, погибали, уничтожались)...

А. Пичугин

— Ну, и вообще вы, наверное, застали только последние какие-то... Ну, вы застали уже то, что там сохранялось, это же, я так понимаю, были 90-е годы где-то, да?

А. Столяров

— Ну это уже, на самом деле, 2000-е годы.

А. Пичугин

— Ну, 2000-е годы.

А. Столяров

— По-хорошему, это уже 2000-е годы.

А. Пичугин

— Да. То, что можно было там найти к тому времени, это уже... Ну даже если это сумело вот заинтересовать, наверняка, все, что было когда-то, это очень...

А. Столяров

— И, плюс, вы знаете, на самом деле, огромный пласт хранили и до сих пор, на самом деле, в некоторых местах хранят еще интереснейшие пожилые люди, которые живут, ну, не только в Кашинском крае — наверное, везде у нас по России-матушке есть такие бабушки, дедушки, которые действительно несут в себе какую-то очень интересную искру и которые могут действительно передать очень глубокие мысли, очень глубокие знания.

Ну вот мне посчастливилось, например, брать интервью у Клавдии Александровны Постниковой, которая 1917 года рождения. В тот период ей было 96 лет, и эта женщина, дочь дьякона Матинской церкви, очень много нам всего рассказывала — и о том, как они жили раньше, и о том, чем, о чем они думали, о чем мечтали. В 20 с лишним лет, в годы Великой Отечественной войны, она возглавляла Матинский колхоз, например, то есть, рассказывала о том, как жили колхозы в прифронтовой полосе.

Скажем так, я просто к чему говорю? Что музей — это больше не просто набор вещей — это набор каких-то историй, причем, очень связанных историй, которые погружают слушателя, погружают зрителя в некоторую историческую реальность. И как бы мы должны, как говорили классики, прожить кусочек жизни, очень нужный другим людям. То есть, мы должны и вот этой атмосферы дать, вот это вот исконное глубокое чувство человеку, чтобы он наполнился этим, ушел с чем-то, задумался, может быть, о чем-то.

А. Пичугин

— Я напомню, что в гостях у Светлого радио сегодня Алексей Столяров, руководитель Центра ремесел «Славич», это в Москве, в самом центре, и директор проекта «КашинГрад», а это уже в Тверской области, в городе Кашин. Я правильно понимаю, что в целом «КашинГрад» — это туристическая компания?

А. Столяров

— Да.

А. Пичугин

— И вот у вас на сайте — я захожу к вам на сайт, и здесь есть специальный раздел: «Для кашинцев». То есть, вы ориентируетесь на жителей города? Или вы для них делаете специальные программы, а ориентируетесь вы на всех?

А. Столяров

— Ну смотрите, вообще изначально, когда мы делали этот проект, подразумевалось, что мы работаем на прием в городе. То есть, ну любой проект, каким бы он не был как бы светлым, замечательным начинанием, но если мы его не поставим в какое-то устойчивое экономическое русло, то он, в общем-то, будет не сильно таки жизнеспособен. И поэтому мы понимали, что в город приезжают гости, приезжают паломники, приезжают семьи, у них есть разные запросы, и мы должны для этих запросов придумать какие-то программы. То есть, первое направление и основное направление работы — это работа на прием, на самом деле. То есть, люди приезжают на территорию города и, в общем-то, могут погрузиться в какие-то программы, связанные с этнической культурой, мастер-классы, посетить какие-то интересные места.

А вторая история — она родилась, естественно, для самих кашинцев, потому что кашинцы приходили к нам и говорили: «А отвезите нас в Ярославль», «Отвезите нас в Мышкин», «Отвезите нас в Москву, в конце концов». То есть...

А. Пичугин

— Ведь в советские же годы возили — были профсоюзные путевки, были путевки от предприятий, экскурсии... А сейчас-то?

А. Столяров

— Конечно, конечно. Сейчас, на самом деле, есть очень интересные тоже программы, помимо даже того, что представлено на сайте. Мы очень вот тесно работаем сейчас с министерством туризма Тверской области. У них есть прекрасная программа, согласно которой при поддержке правительства региона можно возить школьников, например, из нашего города Кашина. То есть, школьники Тверской области могут путешествовать — частично за счет бюджета, что очень важно. Потому что все-таки, согласитесь, разницы в зарплатах в Москве и в Кашине очень волни... я бы даже сказал, что в несколько раз они отличаются, доходы у семей, и иной раз даже 2 с половиной тысячи на поездку...

А. Пичугин

— ...это очень дорого.

А. Столяров

— ...для ребенка для кашинского — это правда очень дорого. То есть, вот, например, у меня совсем недавно пришел запрос из Булатовской сельской школы — там много детишек, они съездили к нам в Матино, в дом творчества «Жар-птица» на совсем простую такую, скажем так, полунекоммерческую экскурсию, и сейчас они очень ждут как раз этой субсидированной программы, которая начнется осенью, чтобы поехать куда-то в более далекое путешествие, потому что при поддержке региона мы можем такое путешествие сделать. А дешевле просто по России путешествовать — это тоже не так уж дешево, на самом деле, оказывается.

А. Пичугин

— Мы приезжаем в Кашин... Я думаю, что так как мы вещаем в огромном количестве городов России — в 72 в FM-диапазоне только, а сколько нас слушают через Интернет, и представить сложно, поэтому мы так бодро начали, я тоже так бодро начал рассказывать про то, что ну город Кашин, ну конечно же, и я там был не раз... Да это я там был не раз, а наши слушатели — я уверен, что большинство наших слушателей в Кашине не были. Хотя вот, опять же, не очень далеко от Москвы — проезжаете Сергиев Посад, если на машине, едете дальше в сторону Калязина, проезжаете Калязин, а вот за ним уже, там, через пару десятков километров Кашин. И, вроде бы, совсем недалеко. Но кто-то не из Москвы, кто-то, будучи в Москве, решит поехать в Кашин. Вот у нас с вами сейчас задача — пригласить наших слушателей в город.

А. Столяров

— Ну, давайте посмотрим, действительно, ради чего можно в Кашин приехать. Ну, разумеется, это очень, я бы сказал, типичный город русской провинции. При этом город очень исторический, археологически, как мне кажется, он практически ровесник Москвы. Если брать упоминания о городе, то он, конечно...

А. Пичугин

— С 1238-го.

А. Столяров

— ...с 1287-го — более точная дата, а 1238-й — это как бы такая дата, которую историки показывают, это под вопросом. Но это ладно, это маленькое историческое отвлечение. А на самом деле чем славен наш город? За пределами Кашина о Кашине знают как о городе святой благоверной княгини Анны Кашинской, нашей святой покровительницы, знают как о «городе русского сердца», потому что у нас город с совершенно уникальной планировкой — у нас река делает изгиб в форме сердца. В это сердце древние зодчие вписали крест из храмов, то есть представить себе...

А. Пичугин

— Это, то есть, оно так задумано?

А. Столяров

— Так было задумано. То есть, русло реки, конечно, формировалось — это природное явление, потому что Кашинка — она, в принципе, очень петляющая река, так как бы уж сложилось географически. Но в XVII веке — возможно, что это было уже после польско-литовского разгрома, который был в начале XVII века в нашем городе, те зодчие, которые восстанавливали город, фактически, вписали в сердце крест. То есть, вот такая вот потрясающей, конечно, красоты духовная идея — она воплощена была церквями древнего града Кашина.

А. Пичугин

— Но сейчас, я так понимаю, что этот крест не собирается. Или собирается? Я карту смотрю — вот оно, сердце.

А. Столяров

— Я бы сказал так — что, конечно, есть реконструкция, то есть, когда мы смотрим, как, где эти храмы находились. Естественно, что советское время внесло определенные коррективы, но, тем не менее, для такого маленького города, как Кашин (сейчас там живет всего 14 тысяч человек), во времена, например, конца... в конце XVIII — начале XIX столетия это было всего 7 тысяч человек, за эти годы население выросло как будто бы всего в два раза, и надо сказать, что количество храмов — оно действительно было огромным. Более десятка было монастырей за всю историю города. Сейчас три монастырских ансамбля в Кашине — те, которые сохранились, всего, правда, один действующий. В город есть достаточно масштабный Воскресенский собор, который вмещал в себя, как, по крайней мере, предполагают исследователи, все население города того времени. То есть он действительно очень масштабен и монументален. Это не провинциальная архитектура, а вполне себе столичная, очень достойная, надо сказать. То есть, я бы так сказал — что для людей, которые любят русское, любят провинцию, любят как бы историю, которую хочется потрогать, это действительно интересное, очень интересное пространство.

Помимо архитектуры и важных духовных моментов, о которых можно еще рассказывать, на самом деле, достаточно долго, город также интересен как город, где на сегодняшний день находится одна из здравниц. То есть, у Кашина есть статус города-курорта. У нас есть достаточно интересное такое учреждение — Кашинский санаторий, там находятся минеральные воды, известные еще со времен, на минуточку, Александра III, то есть они достаточно давно уже были признаны целебными.

А. Пичугин

— По-моему, они и до Москвы доезжают. По крайней мере, я Кашинскую воду в Москве встречал.

А. Столяров

— Конечно. Да, они доезжают, многие о них знают. Ну и, собственно, достаточно большое количество пожилых людей получают путевки, в том числе в столичных департаментах соцзащиты и, соответственно, попадают в наш Кашинский санаторий.

А. Пичугин

— Давайте немного в историю еще обратимся. Так как мы «переезжаем» из Москвы в Кашин и из Кашина в Москву в течение программы, то мы, говоря о Кашине, не можем не упомянуть замечательного святого — благоверного князя Михаила Тверского, который, ну, так скажем, к Москве бы относился... или в связи с ним отношение тверичей к Москве так себе долгое время оставалось.

А. Столяров

— Ну, можно сказать, что действительно здесь есть определенный такой древний какой-то конфликт. Но со временем, конечно, забывшийся, поскольку...

А. Пичугин

— Ну человека убили в Орде.

А. Столяров

— Ну, с одной стороны, да. С другой стороны, именно Московский князь, ну, царь и великий князь Иван IV собирает торжества по случаю канонизации Михаила Тверского перед тем, как идти походом на Казань. То есть, да, у Михаила Тверского, на самом деле, интереснейшая история, потому что это время самого расцвета Тверского княжества. Действительно, князь выдающийся во всех... во многих отношениях. С его именем связано начало строительства Спасо-Преображенского собора в Твери, одной из главных наших святынь. Именно там, кстати говоря, в недостроенном Спасо-Преображенском соборе, будет происходить венчание Михаила Ярославича, Михаила Тверского с Анной Кашинской. Анна тогда еще была княжной из Ростова — она же не из Кашина сама, да?

А. Пичугин

— Да, конечно.

А. Столяров

— Она ростовская княжна. То есть, надо сказать, что как политик очень яркий, как дипломат, Михаил Тверской очень действительно достойно проявил себя на внешнеполитической арене, ну, и долгое время он считался великим князем — он носил как бы титул Великого князя Владимирского. В Москве у него был племянник Юрий Даниилович Московский — я думаю, что для ваших слушателей, возможно, вполне тоже известный персонаж. И в определенный момент, когда в Орде сменился хан и ханом становится хан Узбек, Юрий Даниилович настолько очаровал хана Узбека, что тот выдает за него замуж свою сестру — красавицу Кончаку и отдает московскому князю татарские силы, воинский такой полк под руководством полководца Кавгадыя. И вот... Ну, конечно же, звание великого князя. То есть, в данном случае Юрий получает, наверное, огромное преимущество перед своим дядей — перед Михаилом Ярославичем Тверским. И вот со всем этим, при всем новом своем политическом весе Юрий Даниилович отправляется походом на Тверь, несмотря на заверения тверского князя о том, что он считает себя младшим братом своего племянника (то есть, это означало полное признание как бы того, что как бы тверской князь подчинился московскому). И, конечно, первая, наверное, мотивация у тверского князя была — не губить зазря русских людей. И он неоднократно будет обращаться к Юрию с этой просьбой. И, наверное, Михаил Тверской все-таки не хотел Бортеневской битвы, которой, в общем-то, вот этот поход Юрия Московского на Тверь закончился. Ну, то есть, такой военной катастрофы, в которой русские люди убивали русских людей и с той, и с другой стороны, и объединенная...

А. Пичугин

— У нас несколько веков такой истории было.

А. Столяров

— Ну, как бы да. Но на самом деле это, пожалуй, я бы даже сказал, что это частая ситуация, которая происходила в разные периоды, но согласитесь, что ситуация, конечно, трагическая. И Михаил Тверской пытался этому помешать, насколько это было возможно, но вот обстоятельства сложились так, что Бортеневская битва состоялась, московско-татарская рать объединенная, соответственно, была разбита, а Юрий Даниилович, красавица Кончака и Кавгадый попадают в тверской плен в результате.

Ну, и, наверное, может быть, все было бы не так уж и плохо, если бы эти люди остались в почетном плену тверского князя, но совершенно внезапно умирает Кончака. И вот в этот момент Михаил Тверской отпускает — он отпускает Кавгадыя и Юрия. Те, конечно же, скачут сразу в Орду, и естественно, что хан Узбек — он в ярости, он требует к себе Михаила Тверского. И вот здесь, наверное, сокрыт такой вот и гражданский и, может быть, духовный подвиг Михаила Ярославича, потому что, как многие потом тверские князья, он мог бы отсидеться за стенами Тверского кремля. Он мог бы бежать в Литву, в общем-то, как потом последний тверской князь и поступил. Но он решает ехать. Он понимает, что без этой поездки, наверное, ну, действительно погибнет... если эта поездка не состоится, то действительно погибнут люди.

Кстати, один из первых городов, который бы, скорее всего, сожгли, это был бы город Кашин — на самом востоке Тверской земли. И вот Михаил Ярославич отправляется в Орду.

А. Пичугин

— Итак, я напомню, что сегодня у нас такой и исторический, и культурологический, и... ну, сейчас подумаем, какой еще разговор, замечательный совершенно. В гостях у нас Алексей Столяров, руководитель Центра ремесел «Славич» (это московский центр) и директор проекта «КашинГрад» (а это уже в Тверской области, в городе Кашин). Я Алексей Пичугин, мы через минуту вернемся к нашему разговору.

Мы возвращаемся в студию Светлого радио. Напомню, что сегодня мы говорим о Центре ремесел «Славич», а также о проекте «КашинГрад». Центр ремесел «Славич» — в Москве, в самом центре, а проект «КашинГрад» — в городе Кашине Тверской области. И у нас в гостях руководитель и Центра ремесел, и директор проекта «КашинГрад» Алексей Столяров. Продолжаем разговор. И мы сейчас вернемся в Москву на некоторое время, но сначала договорим про Михаила Тверского — так интересно Алексей про него начал рассказывать, о его судьбе, и мы остановились на том, что вот он попадает в Орду.

А. Столяров

— Ну, собственно говоря, да, Михаил Тверской попадает в Орду, и, на самом деле, первые как бы... вот в течение года примерно Михаил Тверской будет ходить за ханским стойбищем. Ведь хан — он не жил на одном месте, он кочевал по степи. И вот Узбек не принимает Михаила. Год Михаил ходил, закованный в колодки, за ханом с небольшим количеством своих людей. Есть такая интересная деталь, которая указана, насколько я помню, в житии, — там говорится о том, что к Михаилу был представлен специальный мальчик, который помогал ему переворачивать страницы Псалтири, чтобы князь мог молиться. И через год состоится ханский суд, где, ну, в общем-то, исход этого суда был уже понятен, то есть, Узбек собирался казнить Михаила. Причем, убить достаточно жестоко Михаила должны были те люди, которые не смогли победить его в честной схватке, во время Бортеневского сражения. То есть, это был как раз Кавгадый и Юрий Даниилович Московский. Причем, после того, как они убивают Михаила, Юрий Даниилович получает его тело, и он везет тело тверского князя, выставляет его не в церквях, как было положено с телом князя, а в хлевах, то есть, чтобы еще больше унизить своего противника. Хоронят его в церкви Спаса-на-Бору Московского Кремля, и только через какое-то время Анна попросит... ну, она как бы, понятное дело, узнает о произошедших в Орде событиях и попросит ей вернуть тело своего супруга. В результате московский князь попросил выкуп. То есть, из Тверской земли собирали выкуп за тело Михаила Тверского.

Ну если вернуться к легенде об этом князе, то когда тело прибыло в Тверь, в общем-то, тверичи убедились, что мощи князя не подверглись тлению. Ну еще тогда был разговор о том, что, в общем-то, князь пострадал за Русскую землю. Ну, а уже, конечно, в XVI веке...

А. Пичугин

— Ну, через 200 лет он был прославлен.

А. Столяров

— Да, да. То есть, времени прошло достаточно много, и тогда уже, когда во многом вот этот вот московско-тверской, скажем так, конфликт, наверное. позабылся немножко, Иван Грозный, Иван IV уже берет Михаила, как говорится, на свои знамена — перед походом на Казань ему нужен был князь-мученик. В общем-то, и Михаил был прославлен как раз в этот период.

А. Пичугин

— Давайте вернемся в Москву. Напомню, что Алексей Столяров еще и руководитель Центра ремесел «Славич», одного из старейших центров ремесел в Москве. «Славич» находится в самом центре, на Пречистенке, неподалеку от метро «Кропоткинская», от Храма Христа Спасителя. И мы не поговорили с вами в начале программы о том, какие программы у вас («в начале программы — какие программы», Алексей, молодец радиоведущий)... о том, какие программы у вас реализуются.

А. Столяров

— (Смеется.) Ну, смотрите. На самом деле, у нас есть те занятия, которые происходят еженедельно. То есть, там где люди могут прийти и поучиться одному из, ну, грубо говоря, двенадцати разных ремесел и непосредственно попробовать развить свой художественный вкус, развить свое мастерство, поработать с достаточно известными и талантливыми мастерами, художниками. Как бы это одна история. Несколько другая история — это программы, на которые мы приглашаем школьников, потому что на самом деле в наш небольшой флигель часто приходят школьные группы, и ну как бы у детей на самом деле есть очень... и у детей, и у родителей, и у педагогов есть очень большой запрос на представление о том, что такое ремесла, какие ремесла бытовали на территории Москвы, какие московские улицы связаны с ремесленными какими-то обозначениями (я думаю, что многие знают даже такие улицы). То есть, на самом деле у нас строится программа таким образом, что мы знакомим и с историей Хамовников, и с историей нашей любимой улицы Пречистенки, и играем в народные игры, и знакомим с народными музыкальными инструментами, и показываем разные виды резьбы, качества, росписи писанкарского промысла, плюс, делаем хотя бы один или два мастер-класса, чтобы дети могли уйти сами с готовыми изделиями, которые они сделают своими ручками, и, например, исполняем с ними какие-то народные песни, знакомим как бы еще с основами традиционного фольклора. При определенной динамике такая программа может занимать два с половиной часа. При этом дети действительно не успевают устать, просто потому что постоянно сменяют виды деятельности. То есть, в данном случае, конечно, младший и средний школьный возраст — это вот та самая аудитория, которую мы с радостью приглашаем в гости. Кроме того, к нам...

А. Пичугин

— Но это вы приглашаете в гости. Но у вас есть постоянные программы, на которых занимаются те люди, которые записываются в центр.

А. Столяров

— Да, да, да. Да, постоянные курсы. Значит, у нас обучают резьбе. Причем, изначально строилось обучение винтовой резьбе, сейчас это часто скульптурная и богородская резьба. У нас есть бисероплетение, есть студия народной традиционной писанки. То есть, это, скажем так, оказывается тоже целый отдельный большой пласт. Есть керамическая игрушка и художественная керамика, конечно. Потому что здесь тоже достаточно большой объем. Не всегда это керамика историческая, но главное, что это, как говорится, с определенным видением — то есть, как мастер и как непосредственно сам ученик видят свои работы. Это ткачество на станке, причем, как напольном станке, так и станке настольном. Это народная роспись.

Кроме того, у нас четыре студии фольклора. То есть, нас обучают традиционному пению. Есть студия «Виноград», которая занимается фольклором Полесья, есть ансамбль «Хутор», это казачье пение. Соответственно, «Ивановы дочки», которые, ну, отдельный тоже коллектив, который поет достаточно разные региональные тоже фольклорные традиции. То есть, надо сказать, что действительно немножко с разных сторон, с разных региональных точек мы смотрим на фольклор и работаем немножко с разными традициями. Но тоже это важно. И, что самое интересное, сюда ходят в основном взрослые. То есть, для нас важно то, что это не просто как бы детские кружковые занятия, хотя такое у нас как бы тоже есть, но вот большое количество именно взрослого контингента, людей уже состоявшихся, но которым хочется, чтобы в их жизни было какое-то, наверное, маленькое чудо.

А. Пичугин

— Сейчас у нас лето. Летом вы работаете, или летом каникулы, у всех каникулы, и вы вернетесь уже в сентябре?

А. Столяров

— Ну, я скажу так, что, конечно же, летом много людей уезжает. И, ну, я бы сказал... ну, мне так кажется, что студии, которые сохраняются, они работают, конечно же, не в полном объеме. Конечно, процентов 50 людей у нас уходят. Те мастера, которые хотят работать и которые сами планируют свой отдых таким образом, что хотя бы июнь-июль они еще находятся в центре, соответственно, вот эти студии — они какое-то время до августа живут. В августе практически все у нас отдыхают и где-то во второй половине сентября снова курсы начинают концентрироваться. А в конце сентября мы всегда проводим большой праздник — День открытых дверей, — когда мы приглашаем в наш маленький уютный дворик на Пречистенке весь честной народ, и к нам приходят правда очень много людей, и мы делаем много-много-много самых разных бесплатных мастер-классов. К нам приезжает много мастеров со всей Москвы. И вот, собственно, есть возможность познакомиться с теми студиями, которые у нас в клубе уже состоялись или которые будут в новом году.

А. Пичугин

— Как на вас ковид сказался?

А. Столяров

— Ну как сказать... Конечно, как и у всех, это было непросто. Естественно, что был период, когда мы не работали, тем более, что все-таки мы находимся как бы в некоем русле правительства Москвы и все-таки в большом сотрудничестве именно с нашей управой, с префектурой ЦАО. То есть, все, что касалось тех ограничений, которые были в Москве и есть по сей день, естественно, что все это у нас неукоснительно выполнялось. Но мы прекрасно понимаем, что мастерам пришлось освоить онлайн-формат. У нас прошло немало курсов в онлайн-формате. Мы записали неплохие лекции в онлайн-формате, делились ими в соцсетях. У нас на самом деле многие моменты мы постарались выложить в виде статей, выложить в виде каких-то постов, то есть, у нас мастера кое-что писали. На самом деле, конечно, это все непросто, потому что в таких вещах все-таки, как ремесло, очень важен личный контакт. То есть, нам сложно передать постановку руки, нам сложно передать какой-то очень практический навык, когда мы находимся в онлайн-режиме. Можно, конечно — люди ведь и поют в онлайне, и чего только ни делают. Но все равно как бы это немножко уходит в лекционную форму, а практическая часть — она остается как бы за кадром.

А. Пичугин

— Алексей Столяров, руководитель Центра ремесел «Славич» в Москве и директор проекта «КашинГрад» в городе Кашине Тверской области. 25 июня Церковь вспоминает Анну Кашинскую. Тут повод пригласить наших слушателей в сам город Кашин. В Кашине действительно что-то с кашей связано?

А. Столяров

— С одной стороны, обывателю кажется, что Кашин к каше имеет некоторое отношение. Я бы сказал, как историк, что это немножко такое не очень глубокое утверждение. Понятное дело, что тысячу — полторы тысячи лет назад на территории Кашинского края жили угро-финские народы, и, скорее всего, по крайней мере, так считают, что название города пошло от угро-финского слова «кашина», что значит «река, поросшая камышом». То есть, совсем не про кашу история. Но когда у нас на эту территорию вместо племен меря приходят славяне, они потихонечку с этими угро-финнами...

А. Пичугин

— ...в XI веке примерно.

А. Столяров

— Ну, там сложно говорить, когда точно...

А. Пичугин

— Ну, у нас была Древняя Русь, когда они друг друга сменяли и было сложно достаточно разобраться, кто здесь, кто — кто...

А. Столяров

— В общем, они приходят. И, в любом случае, как бы они слышат те топонимы, которые уже существовали в угро-финские времена, то есть названия местности, и они по-своему для уже славянских языков, для русского, того древнерусского языка расшифровывают это слово «каша». Причем, на самом деле, в славянском языке слово «каша» имеет три разных значения, и, причем, только одно из них — это как бы про еду. То есть, первое значение нам всем с вами понятно, что каша — это традиционное русское кушанье... Причем, на самом деле, кушанье еще и обрядовое, ко всему прочему, потому что оно встречается в трех наиболее важных событиях, которые проходили в жизни человека до революции — это была крестильная каша, которую подавали отцу младенца при крестинах, подавала женщина, которая принимала роды; соответственно, вторая каша была каша свадебная, подавали ее молодым (и такое упоминание есть, кстати говоря, в кашинском словаре 1901 года); и последняя каша, я думаю, что всем слушателям хорошо знакома — это каша-кутья.

Помимо каши в прямом смысле этого слова, в общем-то, кашей называлось подчас какое-то важное событие, иногда даже свадьба. То есть, есть, например, такая строчка в летописи, если мне память не изменяет, когда Александр Невский отправляется в Торопец «заварить кашу».

А. Пичугин

— Ну, и мы все тоже знаем, что такое заварить кашу. И периодически ее завариваем — в локальных...

А. Столяров

— (Смеется.) И последний момент: Каша — это мужское собственное имя. То есть, кого-то сейчас зовут Леша, а кого-то тогда могли назвать Каша, то есть, в данном случае это было бы собственное имя. То есть, поэтому что имели в виду славяне, когда они услышали угро-финское слово «кашина», и как они это звучание себе объясняли, сейчас уже сложно говорить. Но мы знаем, что в XIX веке в дворянском альбоме Кисловских в селе Башвино была сделана такая не очень складная поэтическая запись, такая эпиграмма: «Сюда на кашу приезжали, — нам говорили в старину. — Ее на площадях едали, назвали „Кашин“ потому». Оно, может, и нескладно, но, по крайней мере, отражает то, что люди того времени, то есть, люди века XIX, были абсолютно уверены, что Кашин — это от каши.

А. Пичугин

— Но в XIX веке... весь XIX век наполнен этим символизмом. Мы пытаемся символически объяснить все, что угодно. И это такая особенность второй половины XVIII — XIX веков. У нас время стремительно движется к завершению, близится к завершению.

А. Столяров

— Хорошо.

А. Пичугин

— Нам бы еще про Анну Кашинскую... Анна Кашинская — ну это удивительная святая, с которой связано... ну, я не знаю, очень многое в нашей истории. И святость ее жизни, это и деканонизация, и снова начало ее почитания. Причем, деканонизация была совершенно как бы нам, наверное, сейчас уже, современным людям, показалась, ну, какой-то безумной. Потому что двоеперстие, троеперстие, «а вот посмотрите на мощи — а тут двоеперстие; ага, какая же она святая, если у нас троеперстие?».

А. Столяров

— Ну, на самом деле, да, дважды святая, вот так вот многие про Анну Кашинскую говорят. Нечасто встретишь такой феномен, были еще такие примеры в истории Церкви, но все-таки, действительно, случай с Анной, я бы сказал, один из уникальных случаев.

Я сначала расскажу про торжества, наверное, а потом чуть-чуть отвлекусь, поговорю о святой.

А. Пичугин

— Да, давайте.

А. Столяров

— Значит, торжества у нас будут 25-го числа, поэтому, если есть такая возможность — приехать, это было бы прекрасно. Это пятница, 25-е число. Начнется все с Божественной литургии в Вознесенском храме, там, где находятся мощи святой благоверной княгини Анны. Дальше Крестный ход отправится от Вознесенской церкви, соответственно, к Воскресенскому собору — к главному кафедральному храму, который находится у нас в городе. Крестный ход ориентировочно начнется в 11 часов. Соответственно, там будут определенные остановки. Как бы сейчас еще, ну, скажем так, маршрут в некотором смысле еще пока уточняется и уточняются некоторые небольшие детали здесь. В 15 часов у нас будет еще очень одна красивая кашинская традиция — это День любви, семьи и верности. У нас он на Тверской земле как бы, можно так сказать, «свой». То есть, если, конечно же, многие хорошо знают Петра и Февронию Муромских, то мы говорим о тверских покровителях семьи и верности — это Михаил Тверской и Анна Кашинская. И вспоминаем их в рамках такого духовно-светского мероприятия, я бы так сказал, когда мы чествуем наши пары около памятника святой Анны Кашинской на соборной площади, рядом с Воскресенским собором. И вот такое событие состоится как раз вот 25-го числа в 15 часов. То есть, там будут семейные пары, которые много лет находятся вместе, которые вырастили, например, своих детей, многие вырастили внуков, и вот, скажем так, при некотором стечении людей их будем как-то особенно чествовать и что-то им вручать.

А. Пичугин

— Я думаю, что наши слушатели смогут посмотреть житие, жизнеописание Анны Кашинской в Интернете, особенно те, кто соберется приехать в Кашин — или на фестиваль, или просто приехать в ваш замечательный город. Мы так и не сказали (или сказали?), что Анна Кашинская была женой Михаила Тверского, тоже святого князя, о котором вот мы добрую часть программы говорили, замечательного совершенно русского святого, святого князя. И она сама свята. И этим интересен тоже город Кашин, конечно же. И мощи ее находятся в Кашине. Приезжайте.

Спасибо большое! Мы напомним, что гостем программы «Светлый вечер» сегодня был Алексей Столяров, руководитель Центра ремесел «Славич» в Москве и директор проекта «КашинГрад» в Тверской области, в городе Кашин. Спасибо! Я Алексей Пичугин, всего доброго!

А. Столяров

— Да, благодарю! До свидания!

А. Пичугин

— Всего доброго!

Друзья! Поддержите выпуски новых программ Радио ВЕРА!
Вы можете стать попечителем радио, установив ежемесячный платеж. Будем вместе свидетельствовать миру о Христе, Его любви и милосердии!
Слушать на мобильном

Смотрите наши программы на Youtube канале Радио ВЕРА.

Скачайте приложение для мобильного устройства и Радио ВЕРА будет всегда у вас под рукой, где бы вы ни были, дома или в дороге.

Слушайте подкасты в iTunes и Яндекс.Музыка

Мы в соцсетях
******
Другие программы
Частное мнение
Частное мнение
Разные люди, интересные точки зрения, соглашаться необязательно. Это — частное мнение — мысли наших авторов о жизни и обо всем, что нас окружает.
Рифмы жизни
Рифмы жизни
Авторская программа Павла Крючкова позволяет почувствовать вкус жизни через вкус стихов современных русских поэтов, познакомиться с современной поэзией, убедиться в том, что поэзия не умерла, она созвучна современному человеку, живущему или стремящемуся жить глубокой, полноценной жизнью.
Актуальная тема
Актуальная тема
Актуальными могут быть не только новости! Почему мы празднуем три новых года и возможен ли духовный подвиг в самой обычной очереди? Почему чудеса не приводят к вере, а честь – важнее денег? Каждый день мы выбираем самые насущные темы и приглашаем гостей рассуждать вместе с нами.
Истории старого звонаря
Истории старого звонаря
На территории Андреевского монастыря в Москве, где находится Радио «Вера», можно встретить скромного, почти неприметного человека, спешащего подняться на колокольню. Но стоит ему забраться туда, как окрестности оглашаются неземным звоном. В этот момент вы с замиранием сердца останавливаетесь и думаете: «Надо же, какой талант! Талант от Бога!» И вы абсолютно правы: Петр Алексеевич Колосов — один из лучших звонарей столицы, а, может быть, и России. Но искусство звонаря — это лишь одно из многочисленных его дарований. Ведь Петр Алексеевич ещё и изумительный рассказчик! И в этом вы легко убедитесь, слушая программу «Истории старого звонаря»

Также рекомендуем