«Бутовские новомученики». Светлый вечер с протоиереем Кириллом Каледой (16.05.2019)

* Поделиться
прот. Кирилл Каледа

Гостем программы «Светлый вечер» был настоятель храма Святых Новомучеников и исповедников Российских в Бутове протоиерей Кирилл Каледа.

Накануне дня памяти новомучеников, пострадавших на Бутовском полигоне мы говорили о сохранении памяти о подвиге новомучеников и о ежегодной Патриаршей Литургии, совершаемой под открытым небом на Бутовском полигоне.

Л. Горская

— В эфире радио «Вера» программа «Светлый вечер». Здесь с вами в студии Лиза Горская. И сегодня у нас в гостях протоиерей Кирилл Каледа, настоятель храма святых Новомучеников и Исповедников Российских в Бутово. И мы встречаемся буквально за несколько дней — вот в эту субботу 18 мая Церковь будет совершать память новомучеников российских, в Бутове пострадавших, убиенных. Напомню, что Бутовский полигон — это одно из мест массовых расстрелов. Традиционно, я так понимаю, день начнётся с Литургии.

Прот. Кирилл Каледа

— Да, 18 мая. В этот день всегда уже с 2000 года совершается Патриаршее богослужение под открытым небом. Можно сказать, что на таком естественном антиминсе, потому что Литургия будет совершаться рядом со рвами, где лежат, в мощах почивают новомученики. И служба начнётся в девять часов, её возглавит, Бог даст, Святейший Патриарх, будет сонм архиереев, духовенства. И мы приглашаем всех принять участие в этом действительно удивительном богослужении. Богослужение это удивительно тем, что, как я сказал, оно совершается на естественном антиминсе.

Л. Горская

— Я хотела уточнить, может быть, для некоторых пояснить, что это значит — антиминс.

Прот. Кирилл Каледа

— Антиминс — в прямом смысле этого слова это плат, освящённый архиереем, в котором в специальном кармане в воске запечатана частица мощей мученика. И этот антиминс является как бы, если хотите, верительной грамотой о том, что в этом храме может совершаться богослужение. С древности, с первых веков в христианстве установилась традиция, что Литургия совершается на мощах мучеников. И есть свидетельство о том, что впервые это было совершено преподобномучеником Лукианом Антиохийским, когда он перед смертью у себя на груди совершил Божественную литургию. И эта традиция была принята, и действительно сейчас во всех престолах и на престолах лежит антиминс с частицей мощей. И поэтому Бутово, поскольку там пострадало много людей за веру и более трёхсот из них прославлено в лике святых, их мощи почивают в этих необъятных рвах, некоторые отцы называют естественным антиминсом. И даже высказывали мысль, что можно служить без антиминса. Мы, конечно, не дерзаем, потому что церковная дисциплина есть церковная дисциплина, мы её должны выполнять, но это такое удивительное место, где мы можем приобщиться к древней традиции совершения Божественной литургии на местах гибели мучеников. Вообще, в Древней Церкви были традиции... вот сейчас мы в наших городах совершаем богослужения в разных храмах, и мы каждый стараемся чаще всего пойти в так называемый «свой храм», к которому мы привыкли. А в древности очень часто это было не совсем так. В день какого-то праздника богослужение назначалось и определялось в каком-то храме. И все христиане этого города крестными ходами сходились к этому храму, богослужение возглавлялось архиереем — это было такое общегородское богослужение. И очень часто подобные богослужения совершались именно на тех местах, где страдали мученики. И туда совершались крестные ходы, и эти места почитались. И в определённом смысле то, что сейчас происходит на Бутовском полигоне — это древняя христианская традиция почитания новомучеников. И строительство храма на месте страдания — это также древняя христианская традиция. Мне некоторое время тому назад пришлось побывать в Риме, и вот на краю современного Рима, когда-то это было за городом, есть такое место — аббатство Трёх Фонтанов; Acque Salvie — как это звучит по-латыни. Это место, где принял мученическую кончину святой апостол Павел. Я был поражён, насколько это место похоже на Бутово, или Бутово похоже на это место. В стороне от города, рядом с дорогой, по которой было удобно доставлять заключённых, но чуть в стороне от дороги — в лесу, в красивом лесу, в дачной местности. Около Acque Salvie была в те времена дачная местность, и там даже Ирод Великий имел свою дачу. А Бутово в 30-х годах было достаточно известным дачным местом в ближайшем Подмосковье. Но тем не менее лес, немножко в стороне от дороги, в стороне от жилья.

И там и здесь были оборудованы места, куда приводили заключенных, где они содержались перед казнью. Совершалась казнь, производилось захоронение. А потом в Acque Salvie через какое-то время, когда уже христианство восторжествовало, был создан монастырь, который до сих пор существует, с некоторыми перерывами в своей истории. И фактически то же самое и в Бутово: то, что удалось по милости Божией построить на этом месте храмы — это выражение той самой христианской традиции, которая зародилась в древности. И вот это богослужение, которое, Бог даст, состоится в ближайшую субботу, это подтверждение того, что наша Церковь сохраняет эти древние христианские традиции совершения Божественных литургий на мощах мучеников и прославления мучеников.

Л. Горская

— Конечно, удивительное сравнение окраины Рима и Бутово, неожиданное.

Прот. Кирилл Каледа

— Когда я оказался... только подходил... Я экскурсоводу Игорю Владимировичу Гарькавому, может быть, кто-то знает его...

Л. Горская

— Он у нас был в студии неоднократно.

Прот. Кирилл Каледа

— Я ему сразу сказал: «Игорь Владимирович, ведь это римское Бутово, а Бутово — это московская Acque Salvie, практически один к одному.

Л. Горская

— Мы с вами говорили о том, что сейчас, в 2019 году, в Бутове чувствуется ослабление интереса, что ли, к теме массовых репрессий, если сравнивать с 17-м годом, когда теме, вопросу революции — год был юбилейный — уделялось больше внимания. Как вы это наблюдаете? Может быть, это связано с чем-то ещё?

Прот. Кирилл Каледа

— Несомненно в 2017 году был, если хотите, пик интереса к этой тематике, вообще, может быть, и к отечественной истории, во всяком случае начала двадцатого века. И действительно, в 17-м году посетителей, паломников в Бутове было значительно больше, чем до этого и того, что мы наблюдаем — вот в 18-м и текущем году. Более того, в 17-м году проводилось много самых разных конференций: и научных, и каких-то приходских, и епархиальных, посвящённых новомученикам. Сейчас этот интерес как-то снижается. Может быть, это связано с тем, что появляются какие-то другие приоритеты, какие-то другие интересы. Но тем не менее нельзя сказать, что эта тема закрыта или закрывается. Вот буквально перед тем, как я собирался ехать в студию, раздался звонок — мне звонила внучка одного священномученика, который пострадал у нас в Бутово (по голосу — пожилой человек), и сказала что она хочет привезти нам какие-то материалы, посвящённые её деду. И это пример, один из примеров. Регулярно к нам приезжают родственники пострадавших: либо привозят свои материалы, либо просят о том, чтобы мы помогли им собрать какие-то сведения о пострадавших их предках. И слава Богу, что это не только в Бутове — сейчас в некоторых епархиях существуют проекты по изучению, исследованию подвига новомучеников. Причём, например, в Пензенской митрополии этот проект удалось провести совместно с местным Министерством образования, и поэтому общеобразовательные школы были подключены к этой деятельности. И дети, естественно, вместе с родителями, и очевидно, не только вместе с родителями, но и с прародителями, то есть дедушками и бабушками, собрали материалы о пострадавших священнослужителях, вообще просто о пострадавших верующих, которые оказались очень ценными. И даже местные историки и краеведы не думали, что это возможно найти. Слава Богу, эта работа продолжается.

Л. Горская

— Собрали в семейных архивах?

Прот. Кирилл Каледа

— Да, в семейных архивах, семейные рассказы, ещё что-то такое — именно вот так вот. Причём очевидно, что краеведам и профессиональным историкам, наверное, трудно было бы найти вот эти корни, чтобы выйти на этих людей, чтобы догадаться, что их надо опросить. А вот дети, зная, что у них бабушки и дедушки какие-то есть, они это сумели сделать. И действительно оказался очень интересный материал. Я знаю, что проводится такой общецерковный конкурс, посвящённый новомученикам, под эгидой Свято-Тихоновского университета, ежегодный конкурс. Тоже дети пишут сочинение, посвящённое истории семьи и посвящённое новомученикам. И надо сказать, что победителей этого конкурса ежегодно привозят к нам на Бутовский полигон. И пензенских победителей также привозили к нам на Бутовский полигон. Так что эта тематика есть, но, наверное, она сейчас выстраивается и должна, наверное, выстроиться несколько по-иному. Вот мы всегда, когда есть какие-то юбилейные даты, стараемся что-то такое быстро сделать. И к великому сожалению, иногда получается что-то наспех и не совсем фундаментально, скажем так. И сейчас период именно работ фундаментальных. И слава Богу, что есть историки, которые действительно занимаются фундаментальным изучением истории гонения Церкви в России в двадцатом веке. Это и группа Свято-Тихоновского института, это, конечно, и отец Дамаскин (Орловский), и целый ряд других научных групп, которые занимаются этой тематикой. И сейчас, хотя доступ к архивам очень сложен у нас, но тем не менее удаётся и в архивах что-то сделать. Вот недавно совсем была презентация книги, подготовленной Преображенскими братствами, посвящённой исповедникам Среднеазиатской епархии. Материалы эти в значительной степени собраны в архивах среднеазиатских республик — там эти архивы доступны. И они провели большую работу исследовательскую, и действительно очень интересную, тем более, что те священнослужители, о которых идёт речь, они оказались, да, в Средней Азии в силу исторических обстоятельств, но они очень тесно были связаны и с Москвой, и с Питером и так далее. То есть это не просто какой-то, скажем, провинциальный интерес, какой-то провинциальный вопрос, а масштаб личностей, которые там были, общецерковного уровня. Это и епископ Гурий (Егоров), будущий митрополит Симферопольский, и отец Борис (Холчев) и другие.

Л. Горская

— А с этим где-то можно ознакомиться?

Прот. Кирилл Каледа

— Да, эта книга издана.

Л. Горская

— Я напоминаю, что в эфире радио «Вера» программа «Светлый вечер». У нас в гостях протоиерей Кирилл Каледа, настоятель храма святых Новомучеников и Исповедников Российских в Бутове. Отец Кирилл, я хотела уточнить: вот вы говорили про внучку новомученика, которая провела какие-то изыскания в семейном архиве, про других родственников, потомков новомучеников, которые тоже провели большую работу, так, что удивили профессиональных историков. Сколько, какое количество потомков и родственников к вам приходит, и может быть, вы знаете кого-то, кто остаётся безразличен к такой тематике — что в роду, в семье был новомученик?

Прот. Кирилл Каледа

— Всегда верных чад было мало. И Христос говорил, называл Своих последователей «малым стадом». Но вместе с тем Он говорил о том, что вы соль земли и вы придаёте смысл жизни всему человечеству. Конечно, если говорить о статистике, о численности, таких вот подвижников не так уж и много. Большая часть, наверное, потомков тех, кто пострадал в те годы, они остаются безразличными. Причём иногда это безразличие проявляется очень ярко. У нас был такой случай, когда пришёл мужчина, это были 90-е года, мы только-только начинали, и пришёл мужчина из соседней деревни. Мы занимались чисткой территории, спилили сухие деревья, и он пришёл спросить, нельзя ли у нас что-то купить на дрова. И вот когда я его водил по территории, он вдруг сказал, что у него отца в 38-м году забрали. И потом действительно выяснялось, что его отец лежит у нас на полигоне. Дедушка у него был священником, папа был инженером на какой-то кунцевской фабрике или заводе — они жили около Кунцево, а там очень много людей забрали из-за того, что дача была Сталина. И казалось бы, рядом — он жил в деревне в трёх километрах от нас. Я после этого видел его один раз.

Л. Горская

— За дровами снова пришёл?

Прот. Кирилл Каледа

— Нет, дрова он так и не купил, так и не взял. Не знаю, почему, может быть, не понравилось то, что ему предлагали, но до дров дело не дошло. Он приходил только один раз после этого — такой яркий случай.

Л. Горская

— Может быть, дрова были только предлогом, а на самом деле был интерес.

Прот. Кирилл Каледа

— Нет. Очевидно совершенно — он пришёл, именно случайно оказался.

Л. Горская

— Просто многих же приучали бояться того, что в семье были репрессированные родственники и не афишировать это.

Прот. Кирилл Каледа

— Несомненно это есть. И как это ни странно, это работает до сих пор. В Западной Сибири нашёлся один исследователь, который создал базу данных по репрессированным. И он собирал материалы среди жителей — там было много выселенных, раскулаченных и так далее. Вот он собирал у них материалы и помещал это в базу данных. И вот после того, как эти материалы были размещены, у него было несколько случаев, когда люди, которые дали эти материалы, попросили их убрать — из-за того, что они боялись.

Л. Горская

— Чего?

Прот. Кирилл Каледа

— Вот это непонятно, но тем не менее этот страх до сих пор существует — это факт. Но мне кажется, что всё-таки основной причиной является не это. А является то, что мы в результате этого, с одной стороны, эксперимента, а с другой стороны, всё-таки война сказалась очень сильно — я имею в виду Великую Отечественную войну, — мы оказались оторваны от своих корней. И потребность знать свои корни у многих утрачена. И это очень скорбно, потому что вообще стоит вопрос о том, насколько мы как народ можем дальше существовать, потому что народ без корней не может существовать. В этом плане как раз очень радостно то, что происходит у нас в последние годы 9 мая — вот этот «Бессмертный полк».

Л. Горская

— И то стали портреты Сталина таскать.

Прот. Кирилл Каледа

— Ну... ладно — пускай таскают. Но то, что люди на него приходят и это чистосердечно, и это корни — это очень и очень важно. Это очень хороший, я бы сказал, здоровый критерий нашего общества — это критерий здоровья общества. А то воспринять — вот эти репрессии, очень многие оказываются не готовы. Хотя вместе с тем к нам приходят — конечно, если брать по численности, не такое большое количество, но тем не менее это не единицы — молодые люди, у которых прадеды или прабабушки пострадали, о которых они слышали что-то просто понаслышке.

Л. Горская

— То есть всё-таки потребность знать свои корни возрождается.

Прот. Кирилл Каледа

— Да, она возрождается — это несомненно. И соответственно, начинается поиск в интернете, ещё что-то такое и так далее. Причём как раз очень часто люди через интернет люди вдруг себе задают вопрос. Очень естественно взять и набрать свою фамилию в поисковике...

Л. Горская

— Фамилию прадедушки.

Прот. Кирилл Каледа

— Фамилию прадедушки или свою фамилию, да. И вдруг оказывается, что из какой-нибудь базы данных репрессированных выскакивает эта фамилия.

Л. Горская

— Я напоминаю, что в эфире радио «Вера» программа «Светлый вечер». У нас в студии протоиерей Кирилл Каледа, настоятель храма Новомучеников и Исповедников Российских в Бутове. Оставайтесь с нами, мы вернёмся через минуту.

Л. Горская

— Вновь в студии радио «Вера» программа «Светлый вечер». Здесь с вами в студии Лиза Горская. У нас в гостях Кирилл Каледа — настоятель храма святых Новомучеников и Исповедников Российских в Бутове. Мы говорим о Дне памяти новомучеников Бутовских и о Литургии, которая будет 18 мая, на эту памятную дату, вот буквально на днях. Вот говоря об истории, о потребности знать своих предков, свою историю, о том, что это сейчас, слава Богу, возрождается, причём неожиданно в совершенно юном поколении, я вспомнила то, о чём мы говорили в начале программы: что у нас, оказывается, почему-то очень сложно попасть в архивы. При том, что в среднеазиатских странах, я так понимаю, это гораздо проще сделать. А у нас сложно, хотя, казалось бы, срок давности — всё, пора и рассекречивать, и доступ открывать. Вот опишите, пожалуйста, эту ситуацию.

Прот. Кирилл Каледа

— Ситуация достаточно сложная, потому что действительно есть установленный законом срок давности — срок хранения под грифом «секретно». Но для того, чтобы документы рассекретить, должна проработать специальная комиссия. Технически, физически она просто не справляется с тем объёмом материалов, которые есть. С другой стороны, есть в определённых кругах опасения того, что если будут открыты полностью все эти архивные следственные дела, то будут известны имена тех людей, которые принимали участие в репрессиях, ну и соответственно это может каким-то образом всколыхнуть...

Л. Горская

— Волну ненависти.

Прот. Кирилл Каледа

— Да-да. Конечно, гипотетически это возможно, и несомненно где-то могут быть какие-то инциденты. Но я скажу так, что я всё-таки пообщался и общаюсь с очень большим количеством людей, у которых предки пострадали. И в подавляющем большинстве случаев уже никакой потребности кого-то обвинить и кого-то засудить нету. Это уже принято как факт — что вот это произошло. Тем более, что нередко бывают случаи, когда действительно кто-то из предков принимал участие в репрессиях, а с другой стороны — и сам пострадал. У нас в Бутове лежит Лацис — один из создателей ВЧК, правая рука Дзержинского. Так что это всё очень сложно, и как раз, может быть, Бутово и подобные места являются такими местами примирения. Потому что вообще человеческим разумом достаточно сложно понять: а каким образом так оказалось, что, с одной стороны, преступники, у которых по локоть руки в крови, а с другой стороны, святые лежат вместе? А это так. В Бутово это так. И скажем так, даже какого-то богословского объяснения нормального, в общем-то, нет.

Л. Горская

— Ну на Голгофе тоже были все вместе. Хотя там...

Прот. Кирилл Каледа

— Вот поэтому Бутово Святейший Патриарх Алексий и назвал Русской Голгофой — кто-то раскаялся, а кто-то нет. И Бутово действительно обладает примиряющей такой силой, вне зависимости от того, каких человек придерживается мировоззрений: религиозных и политических. Когда мы оказываемся в Бутово, то мы очень быстро начинаем ощущать чувство братства, потому что все эти наши различия перед тем, что там произошло, оказываются второстепенными. И можно вспомнить о том событии, которое произошло в Бутове в 2004 году, когда на Бутовском полигоне во время как раз такой же службы впервые с полнотой Русской Православной Церкви молились иерархи Русской Зарубежной Церкви. Именно эта служба, по их свидетельству, произвела на них колоссальное впечатление и как бы окончательно утвердила их в том, что нужно искать пути для воссоединения с Матерью-Церковью. И первое, что было таким общим делом после подписания Акта о восстановлении канонического общения, было освящение каменного храма в Бутове — через два дня после подписания этого Акта.

Л. Горская

— Это когда?

Прот. Кирилл Каледа

— 19 мая 2007 года.

Л. Горская

— Как вообще до вас добираться — расскажите. У вас же, кроме постоянных прихожан, наверняка какие-то паломники, наверняка их как-то встречают, экскурсии какие-то есть.

Прот. Кирилл Каледа

— Бутовский полигон находится на территории Московской области, но прямо рядом с границей Москвы. И к нам от метро «Бульвар Дмитрия Донского» ходит автобус номер 18. Он ходит, правда, по расписанию — раз в час, каждые 25 минут каждого часа. Идёт он примерно 20 минут. То есть вполне реально добраться до нас. В день праздника, когда будет богослужение, этот автобус будет ходить по мере наполняемости, то есть не надо будет ждать этого часа: вы пришли, сели в автобус, он наполнился и поехал. И соответственно, весь этот день он будет ходить в таком режиме. Вообще, если ехать на личном транспорте, то надо выезжать по Варшавскому шоссе в сторону Подольска, там есть указатели. Сейчас, поскольку есть навигаторы, можно просто набрать «Бутовский полигон» и практически все навигаторы приводят к нам, так что сейчас добраться до нас не проблема. У нас действительно есть небольшая паломническая служба приходская, и мы принимаем экскурсии, принимаем паломников, рассказываем им об истории полигона, показываем храмы, показываем мемориал, который создан на полигоне. И в этом мемориале на гранитных досках высечены имена всех, кого мы знаем, кто пострадал на Бутовском полигоне — это 20762 имени убиенных в период с августа 1937 года по октябрь 1938 года.

Л. Горская

— А есть те, кого мы не знаем по именам?

Прот. Кирилл Каледа

— По всей видимости, да. Поскольку по тем исследованиям, которые провели с нами сотрудники органов в начале 90-х годов, расстрелы на Бутовском полигоне начались до 1937 года, и, по свидетельским показаниям, до начала 50-х годов там производились захоронения умерших и расстрелянных в московских тюрьмах. Конечно, количество до 37-го и после 38-го года значительно меньше, потому что вообще 37-38-й год — это пик репрессий. Но по всей видимости, к этой 21-й тысяче можно добавить несколько тысяч людей, имён которых мы не знаем.

Л. Горская

— Вот такой вопрос: насколько актуально, может быть, насколько возможно?.. Сейчас попытаюсь сформулировать, вы меня поправьте. Насколько возможно составление, что ли, детализированных, каких-то очень подробных житий новомучеников, имена которых нам всё-таки известны? Ведётся ли эта работа? Может быть, я чего-то не знаю, но все мы помним вот этот вал... в принципе начало процесса канонизации новомучеников. Большим как бы счастьем было то, что вот эта канонизация состоялась. Сейчас что происходит?

Прот. Кирилл Каледа

— Сейчас, как я сказал, в нескольких центрах происходит детальное изучение житий отдельных новомучеников. Конечно, по большинству новомучеников, наверное, детализировать их жития достаточно сложно, потому что отсутствуют источники. Ну, архивные следственные дела изучены, а каких-то дополнительных по очень многим вообще нету. Тем более, что в некоторых случаях мы вообще даже знаем просто имена, или знаем, что вот где-то там батюшку убили. И поэтому, к сожалению, оказывается достаточно это сложно. Вместе с тем, по многим личностям, многим новомученикам такие исследования возможны, потому что, помимо архивно-следственных дел, имеются какие-то материалы, или в открытой печати могли быть сведения о них, в дореволюционной печати и так далее. У кого-то сохранились какие-то архивы. К сожалению, конечно, период, когда мы могли собирать какие-то устные воспоминания, устные предания фактически закончился, потому что ушли свидетели, сейчас практически их не осталось — это уже пересказы, которые требуют достаточно корректного и взвешенного исследования, насколько это действительно истинно. К сожалению, этот вопрос иногда возникает. Но тем не менее исследования по целому ряду новомучеников продолжаются и они дают очень интересные материалы.

Л. Горская

— А кто их ведёт, кроме Свято-Тихоновского института, о котором мы уже говорили?

Прот. Кирилл Каледа

— Вот я сказал, что занимается Преображенское братство, очень серьёзно занимается этими исследованиями Региональный фонд памяти новомучеников во главе с отцом Дамаскиным (Орловским). Определённая работа проводится в Питере и так далее, то есть всё-таки такие есть. И надо сказать, что сейчас в некоторых регионах комиссии по исследованию подвига новомучеников, комиссии по канонизации святых в некоторых епархиях работают достаточно интенсивно.

Л. Горская

— И это всё где-то сразу публикуется и издаётся?

Прот. Кирилл Каледа

— Это не сразу публикуется, не сразу издаётся, но этот материал накапливается, потому что фундаментальное исследование сразу не может быть опубликовано. Но в том числе и публикуются какие-то материалы.

Л. Горская

— А вот такой вопрос: детей сейчас часто крестят в честь новомучеников?

Прот. Кирилл Каледа

— Регулярно.

Л. Горская

— Регулярно? Именно у вас или вообще?

Прот. Кирилл Каледа

— Я могу ответить, что у нас — да, регулярно, причём достаточно нередко, когда предлагаешь, когда говоришь о том, что вот этот святой пострадал в Бутове, родители с радостью говорят, что, да, давайте мы в честь этого бутовского новомученика назовём. Причём даже в тех случаях, когда выбор святых может быть достаточно широк и могут быть какие-то известные святые с таким именем, но нередко предпочитают называть в честь новомучеников. Более того, я знаю, что во многих монастырях многие владыки постригают монашествующих в честь новомучеников. И есть архиереи у нас, которые носят имена новомучеников. Например вот владыка Серафим Пензенский пострижен в честь священномученика Серафима, в Бутове убиенного.

Л. Горская

— Это, наверное, очень необычное чувство, когда твой святой не где-то во глубине веков, а вот он — недавно буквально.

Прот. Кирилл Каледа

— Вот поэтому это оказывается близко. Я знаю, что и в других храмах, может быть, не так — мы-то просто регулярно это предлагаем, — но знаю, что и в других храмах в честь новомучеников нарекают имена.

Л. Горская

— Я напоминаю нашим радиослушателям, что в эфире радио «Вера» программа «Светлый вечер». У нас в гостях протоиерей Кирилл Каледа — настоятель храма святых Новомучеников и Исповедников Российских в Бутове. У нас буквально десять минут осталось, и я хочу поговорить о самом полигоне, о том, что у вас там происходит. Потому что каждый год происходит что-то: новые плиты, какие-то мемориальные моменты, паломники — но мы говорили о том, что их вроде как становится меньше. Или всё-таки не меньше?

Прот. Кирилл Каледа

— Их становится меньше, но всё-таки это не то что их в два раза уменьшилось, может быть, их на четверть стало меньше. Хотя, в общем-то, посещение Бутовского полигона очень большое. Организованными группами в 2017 году — это то, что мы можем посчитать — Бутовский полигон посетило за год всего лишь десять тысяч человек. В прошлом, 2018 году, их было около восьми тысяч. Конечно, посетителей больше, потому что приезжают и самостоятельно. И даже мы иногда не все группы фиксируем, потому что иногда приезжают группы, которые не звонят нам — их немного, но они есть. Естественно, много людей приезжает на службы. На ту же Патриаршую службу обычно бывает 3-4 тысячи человек, поэтому посетителей, конечно, больше. Но действительно мы на Бутовском полигоне, слава Богу, всё-таки развиваемся. И вот два года тому назад был открыт мемориал, о котором я говорил, где вынесены имена пострадавших. А сейчас мы завершаем работу над небольшим, но, с моей точки зрения, очень значимым музеем памяти пострадавших. Он создан в бывшем усадебном флигеле — на месте полигона до революции была большая усадьба — барская, купеческая. Там был большой конный завод. И вот сохранилось относительно немного, но один из флигелей, в котором вроде бы находилась контора конного завода, сохранился. И как раз в этом флигеле в 30-х годах располагалась комендатура. К сожалению, флигель очень пострадал в 90-х годах, несколько раз горел, но нам удалось восстановить это здание. И вот мы в нём создали музей памяти пострадавших. В нём большая экспозиция, в том числе имеется достаточно много артефактов. Естественно, есть фотографии, есть копии каких-то документов, которые мы не смогли получить именно в качестве документов. И этот музей рассказывает и об истории усадьбы Бутово — как здесь было до того, появился полигон, — рассказывает о самом полигоне, и самое главное — рассказывает о тех людях, которые пострадали на полигоне, — и это главная задача этого музея. И он получился камерным, поэтому, к сожалению, большие группы по сорок человек мы пропустить через него не можем — где-то человек по 20, но мы регулярно проводим эти экскурсии, проводим эти группы. И мы сейчас завершаем работу над этим музеем, хотя, повторяю, он открыт для доступа, но по предварительной записи.

Л. Горская

— 18 мая он будет открыт?

Прот. Кирилл Каледа

— Нет, потому что просто это очень сложно будет совместить.

Л. Горская

— А расскажите подробнее про 18 мая: что там будет, во сколько начнётся Литургия?

Прот. Кирилл Каледа

— Как я уже сказал, Литургия, вернее, Часы начнутся в девять часов; в 9:30 ожидается встреча Святейшего. Ну и затем, соответственно, Литургия, которая продлится где-то до 12 часов, вероятно. Мы рекомендуем желающим приехать приехать пораньше — до девяти точно, но лучше вообще в полдевятого, часов в восемь, чтобы спокойно пройти к месту богослужения. Как я уже говорил, богослужение будет совершаться под открытым небом около деревянного храма, прямо между погребальными рвами. Смотрите по погоде, вроде в этом году, слава Богу, погоду обещают неплохую, но всё равно смотрите по погоде, одевайтесь по погоде: либо с зонтом, либо с тем, чтобы укрыться от солнца, потому что эта проблема тоже бывает. Естественно, смотрите на обувь, потому что стоять надо будет на земле. Естественно, мы постараемся обеспечить, чтобы какое-то питание было и так далее.

Л. Горская

— Обычно же какие-то тысячи и тысячи паломников в этот день.

Прот. Кирилл Каледа

— Где-то, по нашим оценкам, на этом богослужении присутствуют 3-4 тысячи, принимают участие.

Л. Горская

— Такой технический вопрос: автобус от метро «Бульвар Дмитрия Донского» по мере наполнения?

Прот. Кирилл Каледа

— Да.

Л. Горская

— А машину есть где поставить?

Прот. Кирилл Каледа

— Машины ставят где-то на расстоянии 800-1000 метров — в посёлке Дрожжино. Ближе не подъехать, будет перекрыто, потому что у нас там достаточно узкие дороги, подъездные пути, и поэтому там просто иначе не проехать. Но если вы едите с приходом на автобусе, если вы на стекло поместите просто машинописный лист с надписью о том, что такой-то приход на богослужение, то вас пропускают прямо к месту богослужения.

Л. Горская

— И вся эта информация — для тех, кто, может быть, захочет посмотреть ближе к делу — есть на сайте?

Прот. Кирилл Каледа

— Да, естественно, у нас есть на сайте. Сайт называется https://martyr.ru. Или проще набрать в поиске «храм Новомучеников в Бутове» и вы попадёте на наш сайт.

Л. Горская

— А кто вообще занимается подготовкой такого массового мероприятия? Вы — своими силами? Или, может быть, вам волонтёры нужны? — ещё не поздно позвать, чтобы люди приехали помочь.

Прот. Кирилл Каледа

— Основная нагрузка, конечно, лежит на нашем приходе. Хотя, слава Богу, нам помогают, в том числе помогают и волонтёры. И вот в воскресенье проводили субботник...

Л. Горская

— Звучит парадоксально: в воскресенье субботник...

Прот. Кирилл Каледа

— Ну вот так вот, да. «Воскресник». Но слава Богу, что нам в течение длительного времени помогают местные власти и администрация Ленинского района Московской области, на территории которой находится Бутовский полигон; и префектура Юго-Западного округа города Москвы, рядом с которой мы располагаемся, они нам тоже помогают, оказывают помощь. Конечно, для организации богослужения создаётся, по благословению Святейшего, комиссия, комитет во главе с владыкой Арсением, и все эти вопросы совместно решаются. Понятно, что приход такое богослужение сам бы не был в состоянии организовать.

Л. Горская

— То есть будут волонтёры, то есть помощь вам сейчас поздно организовывать, уже всё организовано? А в принципе — в течение года?

Прот. Кирилл Каледа

— Вообще, в течение года мы, конечно, будем очень благодарны, если кто-то будет иметь возможность к нам приехать. И с прошлого года мы регулярно проводим такие субботники или работы, и в будни иногда, и вешаем объявление на нашем сайте о том, что вот такие работы проводятся. Действительно, есть много работ, которые необходимо делать аккуратно, в том числе такая забота наша именно о рвах: они зарастают моментально травой, причём иногда травой не той, которой нужно. Соответственно, там надо что-то пропалывать, что-то вычёсывать, что-то где-то косить и так далее. И поскольку длина рвов почти километр, при ширине пять метров, сами понимаете, что это колоссальная площадь и колоссальная работа. И работа всегда найдётся: если вы приедете десять человек, то мы вам найдём работу; если вы приедете вдвоём, то мы тоже найдём. У нас всё-таки большая территория, и вообще площадь территории захоронения около семи гектар. Плюс ещё более гектара площадь около каменного храма. Слава Богу, цветы растут и розы растут — мы разводим. Соответственно, всё это требует ухода. Конечно, мы не откажемся и от помощи интеллектуальной, потому что мы занимаемся созданием базы данных по репрессированным и необходимо помощь в развеске фотографий, которые мы получаем из архива, ещё какие-то такие работы. То есть если кто-то желает к нам присоединиться с такой деятельностью, приложить свои усилия, причём это можно сделать дистанционно, то мы тоже будем благодарны. На сайте у нас имеются телефоны, либо можно связаться через Паломническую службу, либо через Мемориальный центр — у нас создан при храме Мемориальный центр, директором которого является Игорь Владимирович Гарькавый, которого мы вспоминали сегодня. Так что, если у кого-то есть желание нам помочь, мы будем действительно благодарны.

Л. Горская

— То есть я правильно понимаю, что можно просто взять и хотя бы на несколько часов приехать на Бутовский полигон помолиться, поухаживать за розами, например? И неважно — группой или по-одному.

Прот. Кирилл Каледа

— Да. Можно и вдвоём, семьёй приехать или мама с дочкой, мама с сыном и так далее. Естественно, мы уж постараемся дать чашку чая.

Л. Горская

— Это какое-то прям уникальное предложение! (Смеётся.) Но я ещё раз напоминаю, что пока всех ждут на службу, на торжественную Литургию, которая состоится 18 мая, вот буквально через два дня.

Прот. Кирилл Каледа

— В 9:30 — встреча Святейшего; в 9 часов — начало Литургии, чтение Часов.

Л. Горская

— На Бутовском полигоне. Напоминаю, что в эфире радио «Вера» была программа «Светлый вечер». У нас в гостях — протоиерей Кирилл Каледа, настоятель храма святых Новомучеников и Исповедников Российских в Бутове. Всего доброго!

Прот. Кирилл Каледа

— До свидания!

Другие программы
Закладка Павла Крючкова
Закладка Павла Крючкова
Заместитель главного редактора журнала «Новый мир» Павел Крючков представляет свои неформальные размышления о знаковых творениях в современной литературе. В программе звучат уникальные записи — редкие голоса авторов.
Ступени веры
Ступени веры
В программе кратко и доступным языком рассказывается о духовной жизни, о православном богослужении, о Новом и Ветхом Завете. Программа подготовлена по материалам проекта «Ступени веры» издательства «Никея».
Актуальная тема
Актуальная тема
Актуальными могут быть не только новости! Почему мы празднуем три новых года и возможен ли духовный подвиг в самой обычной очереди? Почему чудеса не приводят к вере, а честь – важнее денег? Каждый день мы выбираем самые насущные темы и приглашаем гостей рассуждать вместе с нами.
Моя Вятка
Моя Вятка
Вятка – древняя земля. И сегодня, попадая на улицы города Кирова, неизбежно понимаешь, как мало мы знаем об этом крае! «Моя Вятка» - это рассказ о Вятской земле, виртуальное путешествие по городам и селам Кировской области.

Также рекомендуем