«Борьба с зависимостями». Валерий Доронкин, священник Григорий Григорьев - Радио ВЕРА
Москва - 100,9 FM

«Борьба с зависимостями». Валерий Доронкин, священник Григорий Григорьев

* Поделиться

У нас в гостях были доктор богословия, доктор медицинских наук, профессор, заслуженный врач России протоиерей Григорий Григорьев и руководитель Координационного центра по противодействию алкоголизму и утверждению трезвости отдела по церковной благотворительности и социального служения Валерий Доронкин.

Накануне Дня Трезвости мы говорили о том, чем опасны разного рода зависимости, как сегодня с ними можно бороться, и какую роль в этом играет Церковь.


Ведущий: Алексей Пичугин

А.Пичугин:

Друзья, здравствуйте!

«Светлый вечер» на светлом радио.

Меня зовут Алексей Пичугин, и я рад вас приветствовать!

Программа наша выходит, практически, накануне… за пару дней до 11 сентября. По традиции, в это время, мы уже много лет, на волнах нашей радиостанции, отмечаем День трезвости.

Ну… не только мы, не только на радио «Вера» мы его отмечаем, а, вообще, в Русской Православной Церкви, мне кажется, уже спустя достаточно много лет, после того, как День трезвости установился 11 сентября, он стал уже… таким… над-церковным событием, и мы тоже сегодня об этом поговорим – потому, что он отмечается уже и за пределами Церкви, за церковной оградой. У нас, фактически, в России, если говорить о каких-то мероприятиях, о датах, посвящённых трезвому образу жизни, обычно, как раз, и всплывает 11 сентября. Может быть, правда, это только у меня такое ощущение, что он уже стал таким… действительно, значимым событием? Вот, мы с нашими сегодняшними гостями про День трезвости уже неоднократно говорили.

Валерий Доронкин – руководитель координационного центра по противодействию алкоголизму и утверждению трезвости при Синодальном отделе по благотворительности Русской Православной Церкви. Добрый вечер!

В.Доронкин:

- Здравствуйте!

А.Пичугин:

- Протоиерей Григорий Григорьев – доктор богословия, доктор медицинских наук, профессор, заслуженный врач Российской Федерации. Здравствуйте! Добрый вечер!

О.Григорий:

- Здравствуйте, дорогие друзья!

А.Пичугин:

- Мы, даже в таком составе, уже единожды собирались, а с Валерием, уже который год… я, каждый раз, говорю, что мы видимся и записываем программы, как раз, ко Дню трезвости 11 сентября. И, вот, если мы с Валерием встречаемся в студии, значит, прошёл ещё год!

Бывают, конечно, случаи, когда Валерий приходит, как гость, на программы… там… посвящённые каким-то темам, где утверждение трезвости, трезвого образа жизни тоже присутствует, но… вот… чаще всего, если мы с Валерием встречаемся в студии – значит, прошёл ещё год. Можно так, вот, маркировать. Удивительно, как быстро годы бегут!

В.Доронкин:

- Да, мы с 2015 года встречаемся…

А.Пичугин:

- А, вот, Вы помните… а мне казалось даже – с 2014-го… а, нет… с 2014-го мы не могли. В 2014-м… нам сейчас, в эти дни, исполняется семь лет – мы только выходили в эфир… ещё даже не вышли. Поэтому, можно сказать, все 11-е сентября, которые у нас в fm-диапазоне прошли, все мы провели с Вами. Замечательно!

Давайте, всё-таки, по традиции, вспомним, почему, во-первых, 11 сентября, и как эта дата, вообще, возникла в календаре церковных событий.

В.Доронкин:

- 11 сентября Православная Церковь празднует День Усекновения главы Иоанна Предтечи. Это событие, в котором встречаются два таких… вот… противоположных явления, как хмельное, пьянственное веселье – царь Ирод на попойке, на пиру дал обещание женщине, которая… там… его порадовала каким-то образом… и он дал обещание перед друзьями, что выполнит её желание, и она потребовала голову святого праведника Иоанна Предтечи.

Иоанн Предтеча был трезвенником. Особо почитался и народом, и сам царь Ирод также относился к нему с большим уважением, но… вот… поскольку слово дал, не смог от него отказаться, и праведник и трезвенник, который никогда в жизни не употреблял алкоголь, был казнён.

И, вот, это вот событие – оно отмечается особым образом Церковью. Церковь всегда отмечает это, в том числе, и строгим постом, и, конечно же, запретом употребления алкоголя на трапезах – это было всегда… вот… последние столетия, наверное. И в этот день, более 100 лет назад, когда в Российской Империи в начале ХХ века огромное количество было создано Обществ трезвости – около двух тысяч Православных обществ трезвости насчитывалось к 1914 году, и членами их было порядка 500000 граждан Российской Империи, порядка 1.5 миллионов человек дали обет трезвости, на тот момент, в этих обществах, были членами этих обществ, как-то участвовали в деятельности, либо обращались за помощью. Ну, то есть, сотни тысяч людей в этом во всём процессе каким-то образом соприкасались.

И было решено… так скажем… наверное… для популяризации этой деятельности всей праздновать День трезвости. Сначала – в 1913 году – это было разовое мероприятие по указу Священного синода, и, в 1914 году, было решено это сделать ежегодным.

А.Пичугин:

- Ещё и было  связано с Первой Мировой войной, безусловно...

В.Доронкин:

- Это, скорее, совпадение…

А.Пичугин:

- Да?

В.Доронкин:

- Ну… в 1913 году просто это всё началось…

А.Пичугин:

- Ну, в 1913 году, конечно, никакой Первой Мировой не было, но… вот… в качестве такого… подспудочного фактора…

В.Доронкин:

- … и, поэтому, это просто – параллельные события... параллельные события… были интересные результаты, вот, этого праздника.        Там… ну… многие общественные какие-то… был полусухой закон принят – запрет продажи крепкого алкоголя ( крепче 16 градусов )… ну… много чего важного и интересного.

А в современной нашей жизни, мы участвовали… вот… наше Иоанно-Предтеченское Братство «Трезвение»… в возрождении этого праздника. Просто… вот… порядка… 10-20 лет назад, когда говорили о трезвости, это было не очень так популярно в обществе, вызывало какие-то смешки, и так далее, и специалисты и общественники, которые хотели этим заниматься, говорить об этом… ну… часто встречали какое-то такое препятствие, нежелание поддерживать, помогать: «Ну, зачем? Кому это надо? Россия – пьёт, мы все – пьём… ха-ха… хи-хи…» – это было больше распространено, чем сейчас. И возрождение этого праздника позволило больше внимания и средств массовой информации привлекать, больше каких-то мероприятий… ну, как-то… говорят так, что… чиновники так говорят: «Ну, один день в году за трезвость можно и побороться». Ну… как бы… нам это только помогает.

А.Пичугин:

- Знаете, а у меня… можно, я сразу вопрос задам? Он не совсем по теме программы, но, вот, как Вы считаете, насколько такая форма достойна подражания, и насколько она, вообще, возможна?

Во Владимирской области… ну… понятно, что город Муром во Владимирской области, у нас отмечается День семьи, любви и верности в июле месяце, День памяти Петра и Февронии Муромских, и во всех магазинах Владимирской области – не важно, частные они, государственные… у нас нет государственных, как таковых, но… большие ли сетевые магазины, или маленькие – категорически запрещена продажа любого спиртного – 1 день в году. Во Владимирской области.

Как Вы считаете, насколько эта мера оправдана и помогает в такой работе, как Ваша?

В.Доронкин:

- Ну, вот, открытые совершенно данные – они есть в публичных правовых программах – пять дат в году у нас в России, в той или иной степени, такие есть дни трезвости. Несколько регионов – 11 сентября запрещают продажу алкоголя – вот, как мы, собственно говоря… вот… сегодня… о чём говорим. Первыми, по-моему, это была Саратовская область – они объявили о том, что Православный День трезвости ( вот, там в законе так и написано ) – запрет продажи алкоголя. Есть ещё День знаний, Последний звонок ( в том числе, и в Москве ограничивают продажи алкоголя в рознице в такие даты ), День защиты детей, День молодёжи – вот, несколько таких дат, и… в том числе, 11 сентября… и, по-моему, то ли пять, то ли восемь регионов тоже запрещают продажу – это важный… такой… общественный сигнал. То есть, что это – важная тема для нашей страны… это как про табличку на электрическом столбу «Не влезай – убьёт!» – что об этом надо вспоминать и напоминать. И молодым людям, и детям, и взрослым. Ну, само собой оно… вот… ну… если не говорить об этом, если не показывать пример, то больше трезвости, само собой, не становится.

А.Пичугин:

- Я почему спросил… я… каждый год, я, в это время, нахожусь во Владимирской области, каждый день я вижу… вот, в этом году я был в большом супермаркете, покупал какие-то продукты, а, так как у меня список был большой – закупалось для студенческого лагеря, то, соответственно, я много времени там провёл, и я всё время слышал, как: «А чё не продают?... Чё, у них пиво – тоже алкоголь? Ну… ну… ребят… ну, куда, куда… ну, так нельзя…»

И я… тут двояко… я понимаю, что таким образом, наверное… системой запретов… может быть, в этом, действительно, есть… такое… хорошее, здравое зерно и начинание…

В.Доронкин:

- С этим можно сколько угодно спорить, но это – математика. Там, где меньше употребляют алкоголя ( по количеству )… вот, на день перекрыли кран – и в этот день будет меньше убийств, аварий, поджогов…

А.Пичугин:

- Действительно, есть такая статистика?

В.Доронкин:

- Ну, это… как бы… у нас в стране число тяжких преступлений снизилось, в том числе, из-за запрета ночной продажи алкоголя. То есть, буйные, такие, активные люди, которые ходили «догоняться», на пути обратно – много чего происходит.

А.Пичугин:

- Ну, понятно… что так просто они его не достанут – поэтому, здесь, конечно…

В.Доронкин:

- Это – математика. Чем меньше литров выпито, тем меньше смертей, меньше алкоголиков, и так далее. То есть, любое ограничение в этой сфере, оно может большое количество людей не очень радовать, но тяжких каких-то проблем… ну… общество становится более безопасным.

А.Пичугин:

- А Вы, отец Григорий, как считаете?

О.Григорий:

- Ну, я думаю, что, всё-таки, вот… у меня нет этих цифр. Я, без цифр, не могу ничего ответить на эти вопросы. Цифр у меня нет – потому, что я этим не занимаюсь. Но если Валерий Константинович говорит, он располагает данными. Вероятно, это всё имеет определённый смысл.

Я могу ответить, что я, как врач, который более сорока лет занимался лечением зависимостей, и за сорок лет пролечил лично более 150 тысяч человек с разными зависимостями…

А.Пичугин:

- Это – те, которые… вот… прям, лично через Вас прошли? 150 тысяч человек…

О.Григорий:

- Лично через меня, которые прошли, и есть база данных – мы их наблюдаем, и есть… вот, по этой базе, я как бы имею понимание точное. Всё-таки, мне надо цифры, надо результаты.

Я могу только сказать, что… вот… когда было… ну, такая… осмеянная, всеми ненавидимая реформа Горбачёва… я не оцениваю эту реформу – как она, правильно была, не правильно принята, но поток больных на лечение на порядки увеличивался.

То есть, когда, вот, было, вот, такое ограничение, то люди шли лечиться. Но, правда…

А.Пичугин:

- Это не потому, что они пили всякую дрянь, мотали БФ на сверло, там…

О.Григорий:

- Ну… я могу просто констатировать факт. То есть, в принципе, это – другие порядки количественные были. То есть, приходили тысячи и десятки тысяч людей.

А.Пичугин:

- А как Вы эмоционально восприняли эту реформу – тогда, в 1985 году?

О.Григорий:

- Ну… дело в том, что… у нас просто, может быть, не так это известно… каждые десять лет советской власти проводилось нечто подобное, ограничительные меры. И… просто, перекрывают кран на короткое время – на 2-3 года, потом его открывают. И заканчивается – увеличением потребления.

Если мы берём дореволюционную статистику, то, до революции… всё-таки, тогда было прекращено… практически, приём алкоголя был прекращён, и были очень хорошие получены данные – разные, очень хорошие. И «сухой закон» – он существовал до 1925 года. И, практически, тогда были результаты – когда была воля.

А, вот, это вот… наши реформы… они, сами по себе, были больше политическими, чем техническими. Потому, что Советский союз – это была страна, где бюджет зарплаты равнялся бюджету продажи спиртных напитков. Ну, отчасти. Такие есть данные. И, вероятно, когда надо было повысить зарплату, создавали некий дефицит, потом – повышали эту зарплату. За счёт того, что народ – требовал.

Я могу только сказать, что все эти реформы очень плохо заканчивали – советские. А та, царская, которая была, которую тоже мало кто знает, с моей точки зрения, это была одна из самых удачных в мире… вообще… реформ.

Но, надо сказать, что прежде, чем было принято это решение, 50 лет народ готовили. И, в то время, в каждой школе были предметы  «Наука о трезвости». То есть, вырастали целые поколения… то есть, подготовка шла снизу.

Это всё не так… вот… делается… когда больным сахарным диабетом не дают инсулина. С одной стороны, это, в какой-то степени… ну… вызывает напряжение и повышает – социальное, с другой стороны, если Валерий Константинович говорит, что даже такие меры, как день непродажи, дают снижение преступности и остального, считаю, что это, конечно, тоже данные, которые надо принимать, анализировать, и понимать, что… вероятно, да… чем…

В.Доронкин:

- В Горбачёвскую реформу… есть очень важная цифра… порядка двух миллионов молодых людей «недоумерло». Это такой, вот, термин есть… Должны были умереть, но, вот, благодаря Горбачёвскому «сухому закону», скакнула рождаемость, с одной стороны, а, с другой стороны, снизилась молодёжная мужская смертность. Слушайте… огромное количество… У нас экономика сейчас держится на этих людях, которые должны были… вот…

А.Пичугин:

- … умереть тогда, в 80-е годы…

В.Доронкин:

- … умереть тогда.

О.Григорий:

- Да. Ну, у нас, вот, по статистике медицинской…

В.Доронкин:

- Это – не… в статистике Минздрава такое есть, они специально там приводят…

О.Григорий:

- … да, есть такие цифры, что все смерти на сегодня в возрастной группе от 40 до 50 лет, у мужчин и женщин, в среднем, 80% – это алкоголь. И, конечно, смертность очень высокая – именно возрастной группы 40-50 лет. 80% всех смертей связаны напрямую с алкоголем.

Это… ну… вот… понятно, что ограничительными мерами нельзя решить проблему. Но все меры – даже кратковременные, хаотичные, не доведенные до конца – у них всегда была какая-то положительная сторона, несомненно.

Были, конечно, и отрицательные стороны. Но это только можно проанализировать в неком… таком, вот… взаимосвязи всего этого.

«СВЕТЛЫЙ ВЕЧЕР» НА РАДИО «ВЕРА»

А.Пичугин:

- Я напомню, что в гостях у светлого радио протоиерей Григорий Григорьев – доктор богословия, доктор медицинских наук, заслуженный врач России, и Валерий Доронкин – руководитель координационного центра по противодействию алкоголизму и утверждению трезвости при Синодальном отделе по благотворительности Русской Православной Церкви.

Напомню, что программа наша выходит… ну… практически, накануне… за пару дней до 11 сентября, когда отмечается День трезвости. Ещё Церковь в этот день отмечает День усекновения главы Иоанна Предтечи. И мы, по традиции, сегодня, как всегда, как предыдущие шесть лет, говорим о том, что такое борьба с зависимостями, для чего она нужна.

Отец Григорий, расскажите, пожалуйста, а почему Вы, в своё время, действительно… Вы говорите, через Вас прошли 150 тысяч человек… практически, за 40 лет. Я, так понимаю, что Вы почти сорок лет занимаетесь работой с зависимыми людьми.

О.Григорий:

- Да.

А.Пичугин:

- Как Вы к этому пришли? Почему Вы, в своё время, ещё до всяких Горбачёвских законов, ещё до Перестройки, ещё в позднебрежневское время, решили заниматься, вот, этой борьбой?

О.Григорий:

- Ну… вообще, я никогда не собирался этим заниматься. И… так сложились обстоятельства, так сложилась жизнь.

Я закончил Военно-медицинскую академию в 1979 году. Потом я был врачом подводной лодки Тихоокеанского флота. Потом был старшим психоневрологом Тихоокеанского флота. Так или иначе, мне пришлось там заниматься лечением этих людей. И уже потом, когда я демобилизовался…

А.Пичугин:

- И даже не подводной лодке…

О.Григорий:

- Ну… не так много, но бывают случаи на флоте… на подводной лодке, может быть, конечно, в море такого не бывает. Там не бывает запоев. Но когда люди на берегу находятся, такие случаи бывают.

И, уже когда я ушёл с подводной лодки, и был старшим психоневрологом флота, там, вот, мне и пришлось вплотную этим заниматься.

Ну, отделение психиатрии главного госпиталя флота – было заполнено людьми пьющими. И мы старались их лечить. Эффективность была недостаточная. Всех это не устраивало. В то время появился… такой… метод Довженко Александра Романовича – был такой народный врач СССР. Мы к нему… как бы… относились… к этому методу… достаточно скептически, считая, что это… вот… ну, непонятно, почему такая высокая эффективность!

И уже потом, когда я демобилизовался, и был руководителем отделения психотерапии клинической больницы Академии наук СССР в Санкт-Петербурге, меня послали к нему на учёбу. И я лично у него проходил подготовку. И было очень странное такое ощущение…

Ну, вот… человек, имеющий классическое медицинское образование… Довженко тоже был врач, он был народный врач СССР, это – высочайшее звание… там… всего, может быть, десять человек за всю историю Советского Союза имели это звание. Он закончил Крымский мединститут, он учился в одной группе с академиком Елизаровым, они дружили вместе с ним.

И он разработал такой свой метод – именно массовой такой психотерапии, которая помогала людям за один сеанс избавиться от тяги.

И, вот, я помню наши ощущения – тех врачей, которые у него учились, что… мы, когда туда попали, у нас было ощущение, что мы попали в дурдом. Он, знаете… как в сказке Андерсена «Новое платье короля» – а король-то голый! То есть, мы не могли принять, что так вот можно лечить людей.

Но… жили мы там 3 месяца, в Феодосии, каждый день сидели на приёме повторных больных. И когда, в течение дня, через тебя проходят более ста человек, прошедших лечение много лет назад, и когда спрашиваешь: «Как Вы себя чувствуете?» – они говорят: «Да мы прекрасно себя чувствуем!» Таких было большинство. Были и с проблемами, но 80% даже проблем не имели. То… в общем-то… как-то так вот… мы начали пересматривать свои взгляды.

И я – научился. Я увидел то положительное, что было в этом методе.

В чём, с моей точки зрения сегодня, величайшая была сила метода Довженко? Понимаете, в чём дело… когда человек… вот, мы говорим: «Борьба с алкоголизмом». Вот, Фёдор Михайлович сказал: «Сатана с Богом борется, поле битвы – сердца людей». Бог не борется с сатаной.

Когда человек с чем-то борется, он на этом фиксируется. А фиксация – это усиление. И, получается, если у человека есть тяга, и он с ней начинает бороться, то он сжимает эту пружину, и потом – эта пружина открывается с новой силой. А Довженко сказал: «Не надо бороться. Вот, я проведу лечение…»

Что такое был «противонаркотический психический код» – метод кодирования Довженко, который был?

А.Пичугин:

- Это – то, что мы знаем, как «кодирование»?

О.Григорий:

- Ну, да… то, что мы знаем, как «кодирование».

А.Пичугин:

- Это, правда, помогает?

О.Григорий:

- Ну… я просто рассказываю, как человек, который это всё видел лично сам.

Ну… по учению Павлова, есть очаги возбуждённых нервных клеток в мозгу, учение о доминанте, и, фактически, он использовал просто современные подходы нейрофизиологии – в то время которые были. И Довженко считал так, что кодирование – это когда человек закодирован на пьянство, а его задача – раскодировать.

И он говорит: вот, эти вот патологические нервные клетки… вот… которые вот… они вызывают тягу, возбуждённые… вот, мы создаём очаг в мозгу другой – и тяга снимется. И тебе не надо бороться! Всё! Не надо бороться! Вот – снимает это всё!

И когда у человека исчезала фиксация на борьбе, то у него снималась тяга. И люди, после одного сеанса – уходили. Ну, как же так, интересно? Ну, как же так это может быть? Мне не хочется пить. Я не пью. Не потому, что мне нельзя, а потому, что у меня нет желания.

То есть, практически, метод работал очень здорово, и мы много лет занимались в Петербурге. Но потом, когда уже Советский союз распался и начался возврат Церкви, то с 1990 года с отцом Василием Лесняком мы уже стали проводить лечение медицинское и церковное.

То есть, как это всё происходило? Ну, я заметил, например, что часть людей, которые успешно лечатся у врача, через какое-то время запивают. Причём, без видимых причин.

Ну, например, человек 10 лет не пил. Приходит и говорит: «Я – нарушил, выпил». «Почему выпили?» «Не знаю». «Тяга была?» «Не было тяги». «А как было дело?» «Ну, – говорит, – 10 лет бутылка стояла в шкафу – не замечал. А тут – подхожу, смотрю – стоит. Взял, налил и выпил». «А как внутрь шло?» «Да, – говорит, – еле затолкал!» «А зачем Вы это сделали?» «Не знаю».

А.Пичугин:

- Было интересно…

О.Григорий:

- Нет… нет!

А.Пичугин:

- Это, по натуре, экспериментаторы…

О.Григорий:

- Это даже нельзя объяснить! Это – как некое… изменённое состояние сознания.

Или человек поехал, например, в Америку. Шёл ночью в подземном переходе – семь лет не пил – на него напали негры-грабители, в Нью-Йорке, и стали его грабить. Он закричал: «Я – русский!» – те грабить перестали, достали бутылку «Московской», и предложили выпить за дружбу. «Ну, – говорит, – если бы я не выпил, меня бы зарезали!» – он выпил, его отпустили. После этого начался запой. И таких случаев было…

А.Пичугин:

- Ну… это… тут, на самом деле, наверное, много факторов сыграло свою роль…

О.Григорий:

- Много факторов.

А.Пичугин:

- Наверное, это ещё и стресс был, который человек часто привык… если у него уже был такой опыт гашения стресса… вернее, предполагаемого гашения стресса…

О.Григорий:

- Ну… я, как бы, просто констатирую факт, что… у меня такая ассоциация возникла… вот, когда врачи истребляют солитёра ( солитёр – это широкий лентец, которым человек от рыбы заражается ), то иногда его выгоняют, и он долго выходит очень. И потом – отрывается, и, через какое-то время, отрастает.

То есть, мне показалось, что мы чего-то недолечиваем. И когда я стал в эту тему погружаться, то… вот… врач – он лечит тело, психосоматику, и, отчасти, душу. А, в основном, душа и дух – это, как бы, прерогатива Церкви. И тогда мы с отцом Василием объединили вот это усилие. Я проводил медицинское лечение, а потом те, кто хотел, приходили к нему в храм. И мы получили совершенно другие результаты, абсолютно другие.

Вот, есть такое понятие в наркологии – качество ремиссии. То есть, человек может не пить, но – бросаться на людей. И близкие скажут: «Лучше б ты пил!» А может – не пить, и радоваться жизни. Вот, это – огромное имеет значение. Вот. И уже потом только я стал думать, что, наверное, нам самое главное – понять причины, почему они курят, пьют, принимают наркотики. И почему это – плохо.

А.Пичугин:

- Скажите, пожалуйста, Валерий… а Вы, в своей профессиональной деятельности, тоже ведь, наверное, сталкиваетесь… ну, понятно, что Вы должны сталкиваться с людьми с зависимостями, и у Вас есть какие-то свои универсальные… или не универсальные… и, вообще, могут ли здесь быть какие-то универсальные подходы, поскольку, люди все – со своими особенностями, со своими проблемами?

В.Доронкин:

- Ну… мы, отчасти, возрождаем некоторые формы традиционные церковные – это… обетную практику обращения с молитвой к Богу об освобождении от зависимости, и обещания Богу жить трезво. Это… такая… форма, традиционная достаточно. Также, опираемся на какие-то современные подходы психотерапевтические, и… то есть, создаём какие-то формы групповой помощи, реабилитационные центры. У нас специалисты в разных епархиях обучаются, получают профессиональные знания – психологические, медицинские, и очень интересно… вот… понимать, что когда человек прекращает употреблять алкоголь – что это не самое трудное, прекратить употреблять алкоголь. Самое трудное потом – не начать. И тут много причин. Одна из причин, на мой взгляд – это страх. Страх, с которым живёт человек.

В медицине, в психиатрии есть различные виды психических расстройств, и их классификация, в которых главную, или основную, часть составляет страх жизни, страх будущего… люди боятся, что… там… случится что-то страшное… или какие-то виды тревожных расстройств – постоянно живут в ожидании этого… там… обсессивно-конпульсивные какие-то расстройства, когда человек хочет от страха совершить… не может не совершить какие-то действия… и, может, даже опасные для него… или депрессии – то есть, людям трудно жить, страшно, они просто боятся своих состояний, своих чувств, вот этих негативных эмоций, и вынуждены просто заниматься таким «самолечением», и часто не видят выхода. И для многих бывает трезвость, если она не наполнена радостью трезвой жизни… вот, у нас в Иоанно-Предтеченском Братстве «Трезвение» даже миссия сформулирована, что мы свидетельствуем о Христе радостью трезвой жизни. То есть, научиться радости – это очень трудно, и, может быть, самое важное – радоваться трезвой жизни.

Вот, отец Григорий, мне кажется, в этом, последние годы… вот… очень развивает это направление, и очень мощно.

А.Пичугин:

- Ну, нам сейчас надо прерваться, мы об этом будем говорить во второй части программы.

Я напомню, что вы слушаете «Светлый вечер», который сегодня, как и всегда 11 сентября, посвящён Дню Трезвости, который в этот день отмечается и в Русской Православной Церкви, и, мне кажется, уже сейчас и за пределами Русской Православной Церкви – такой, очень важный день. Потому, что проблема трезвения, проблема трезвости, зависимостей – она, к сожалению, в наше время, в нашем обществе… да, и не только в наше время, и не только в нашем, но и в предшествовавшем, всегда стояла очень остро.

Протоиерей Григорий Григорьев – доктор богословия, доктор медицинских наук, профессор, заслуженный врач России, и Валерий Доронкин – руководитель координационного центра по противодействию алкоголизму и утверждению трезвости при синодальном отделе по благотворительности Русской Православной Церкви, в гостях у светлого радио.

Я – Алексей Пичугин, и – через минуту мы к нашему разговору вернёмся.

«СВЕТЛЫЙ ВЕЧЕР» НА РАДИО «ВЕРА»

А.Пичугин:

- Возвращаемся в студию светлого радио.

Друзья, напомню, что меня зовут Алексей Пичугин, мы с вами – в программе «Светлый вечер», которая сегодня посвящена борьбе с зависимостями, Дню Трезвости – 11 сентября День Трезвости отмечается в Русской Православной Церкви, и не только уже, как мне кажется, в Церкви, но и шире, поскольку… вот, Валерий Доронкин, наш сегодняшний гость, руководитель координационного центра по противодействию алкоголизму и утверждению трезвости, сказал, что даже в некоторых регионах сегодня не продают алкоголь. Протоиерей Григорий Григорьев – также у нас в студии – доктор богословия, доктор медицинских наук, профессор, заслуженный врач России.

Мы начали говорить про страх и радость, и разные подходы и методы, которые, вот, сейчас, как подходы к возможному лечению алкоголизма и зависимостей, практикуют наши гости.

А мне про страх, знаете, что интересно? Всё-таки, мы сейчас живём в эту ковидную эпоху, и это – дополнительный фактор, который может быть, наверное, опасным для человека в плане алкоголизма, в плане пьянства, в плане…

О.Григорий:

- Вообще, давление тревожности выросло… объём потребления алкоголя – вот, в ковидный сейчас период – вырос. То есть, снижался в России последние… там… 10 лет, а сейчас, последние… именно ковидный период – вырос. И, вот, это кажется… в воздухе витает идея «мы все умрём» – людям страшно!

А.Пичугин:

- А Вам не кажется, что у нас… тем более, скорее всего, у Вас есть данные статистики… мне кажется, что сейчас молодое поколение – люди, которым… там… не знаю… 18-25 лет… пьют сильно меньше, чем их сверстники, которым 18-25 было в 90-е годы? Тем более, что сейчас, если у человека сложности, он не может сам справиться… мы сейчас не будем разбираться в качестве помощников – всевозможных коучей, психологов, психотерапевтов… причём, всё это, по отдельности, очень хорошо, но вопрос – в квалификации людей, потому, что их появляется огромное количество… но люди идут – значит, запрос есть, и, значит, люди не на дне стакана ищут выход, а, всё-таки, у специалистов? Тут уже следующий, наверное, вопрос – в качестве.

О.Григорий:

- Ну, Вы знаете, Алексей… вот… за год до начала ковидной эпохи, однажды, я очень сильно устал на работе, и… как бы… отключил телефон, закрылся, и так… в общем… сам для себя записал маленький ролик – двухминутный видеоролик, который назывался «Живите, как в сумасшедшем доме». Я не знаю, видели Вы его, или нет?

А.Пичугин:

- Нет.

О.Григорий:

- Он, этот ролик, по Интернету разошёлся… там более 5 млн. просмотров за это время. И суть была в том, что до начала ковида было около 40% психически больных людей в мире. И я попытался сказать, что, Вы знаете, мир постепенно превращается в сумасшедший дом. Я хочу сначала сказать про это, а потом – почему это происходит. И что надо научиться друг ко другу относиться, как если б мы все были – в одной психбольнице. И, когда идёшь по психбольнице, кто-то вышел и что-то сказал – «к людям надо относиться помягше, на проблемы смотреть – поширше».

Так, вот, получилось, что, в какой-то степени, но… вот… я накаркал всплеск этих заболеваний. Понятно, это совпадение, конечно, и связи никакой нет, на самом деле. Но сам факт… вероятно, ведь, ковид – он даёт огромные осложнения на психику. До 70% средней и тяжёлой формой переболевших имеют самые разные психические расстройства.

То есть, может быть, в какое-то время, ближайшее, окажется, что психических больных в мире станет больше, чем здоровых. И мы к этому должны привыкать, и понимать, что это – наша жизнь. То есть, не как в сумасшедшем доме, а мы – в реальном сумасшедшем доме начинаем жить.

И вот вопрос – почему это происходит?

Вы знаете, в головном мозгу человека есть, в общем-то, нервные клетки, вырабатывающие гормоны радости, и есть нервные клетки, вырабатывающие гормоны стресса. Гормонов радости существует более полутора тысяч, гормонов стресса – всего порядка пяти.

Один из главных гормонов радости – это внутренний алкоголь. Внутренний алкоголь помогает нам забыть всё плохое, что мы получаем в этой жизни. То есть, если у человека хорошо вырабатывается алкоголь, человек – не злопамятный. А если он вырабатывается плохо, то у него начинают накапливаться негативные воспоминания.

А.Пичугин:

- И если он использует алкоголь внешний…

О.Григорий:

- … то выработка внутреннего начинает снижаться.

Собственно говоря, стресс необходим в жизни человека – потому, что человек – существо ленивое. Самый ленивый орган человека – это мозг. Головной мозг – ему бы есть и спать. Но для того, чтобы вывести его из этого состояния – надо стресс. Например, вот, каждый день, когда человек идёт на работу, он переживает стресс. Стимул – это остроконечная палка, обитая железом, которой погонщик зад вола стимулировал.

И, вот, мы расслабляемся – нас отстимулировали, мы получили стресс. За нами погналась собака – мы перепрыгнули через большой забор, и от этого у нас – появляется радость. То есть, стресс должен быть стартёром, который запускает двигатель радости.

Если гормоны радости начать вводить извне – то есть, алкоголь, наркотики, все психоактивные вещества – это гормоны радости, введённые извне, то внутренняя выработка – она начинает снижаться, и стресс – не запускает внутреннюю выработку.

Собственно говоря, все хотят быть пьяными! Я очень долго изучал это состояние. Вы знаете, богословие первых восьми веков христианства – а если мы берём сирийских мистиков, которые служили на арамейском языке…

А.Пичугин:

- Да, сейчас, благодаря нашему другу радио «Вера» Максиму Калинину, все про сирийских мистиков, в том числе и я, узнали…

О.Григорий:

- Да, я Максима Калинина очень уважаю, и в этой книжке – вот, у меня – как раз, тоже есть ссылка на него.

А.Пичугин:

- А вот книжку эту, кстати… мы ещё не поговорили, но обязательно поговорим… у отца Григория есть книжка «Ветер радости» – она перед нами лежит, но это мы – чуть попозже к ней перейдём…

О.Григорий:

- Но, вот, я хочу сказать, что одно из центральных состояний встречи человека с Богом – это опьянение. То есть, само по себе, опьянение – это хорошее состояние. Только важно, каким путём оно получено – за счёт внутренних возможностей, или за счёт веществ, введённых извне.

Фактически, получается, что… ну, быть пьяным – хорошо! Если ты встретился с Богом. Но так, как люди не имеют такого опыта многие, но имеют опыт опьянения, то, фактически, они попадают в зависимость. А зависимость – это всегда недостаточность. Повторяю, гормон вводим извне – он перестаёт вырабатываться, и тогда – стресс не запускает двигатель радости. И люди – начинают ездить на стартёре. А когда на стартёре человек передвигается на машине, то быстро садится аккумулятор.

И, вот, я, когда это понял, то, действительно… а где брать радость? Вот, все говорят: «Слушайте, а где брать радость?» Ну, вот, Христос нам говорит: Царствие Небесное внутри нас есть. «Ищите прежде Царства Небесного и правды его – и всё остальное приложится вам».

В нас хранится очень много самых светлых воспоминаний – особенно, в детстве. Но есть такое понятие – амнезия детства, и более 95% всех воспоминаний детства – оно забывается человеком. Но в памяти они хранятся. И, вот, я начал цикл художественных книг… вот, первая книга… я предполагаю, если я буду жив, это будет семь книг… вот, первая книга – «Ветры радости» – это мои самые лучшие воспоминания детства. Но это – не автобиография. Это – автобиографичные фантазии. Это не «нон-фикшн», и не «фикшн», это – личный эпос, это – мистически переосмысленные события детства. И задача этой книги – разбудить лучшие воспоминания в душе человека. Лучшие воспоминания разбудить – самого человека. Вот, это очень важно.

И, вот, 8 числа прошла презентация этой книги в «Доме книги» на Арбате, в центральном магазине, и было очень много людей… то есть, задача – научиться думать о хорошем, когда плохо! Источник светлых воспоминаний – сам человек. «Ищите прежде Царства Небесного и правды его – всё остальное приложится вам», а Царство Небесное – внутри нас есть.

И, вот, я – именно уже, как писатель, и как священник, и как врач, обобщив свой опыт, хочу помочь современным людям найти источник радости, в первую очередь, в себе, и встретиться с Богом.

«Ветер Радости» – это моё богословское определение Бога. «Ветер» – это Дух, Дух Радости, наполняющий душу человека.

А.Пичугин:

- Ну… Ветром Себя Бог обозначал в Ветхом Завете.

О.Григорий:

- Да, конечно, несомненно… и в Новом Завете, когда в День Троицы, Пятидесятницы, Святой Дух сходит на апостолов в виде шумного ветра.

Вообще, в разных религиях мира, в том числе, в языческих, Бог понимался, как ветер.

А.Пичугин:

- А, всё-таки, Валерий, прав я или нет, когда говорю, что нынешнее поколение пьёт меньше, и зависимостям подвержено, всё-таки, в меньшей степени, чем… ну… 20 лет назад… 30 лет назад…

В.Доронкин:

- Проблема в том, что и в России, и в мире… ну… если в разных социальных группах есть снижение потребления алкоголя, у нас – я подчёркиваю, что оно, с одной стороны, снизилось в два раза, но, с другой стороны, оно выше предела для выживания этноса. То есть, у нас, всё равно, больше 8 литров – ВОЗовская такая цифра – в год на душу населения, всё равно, больше…

А.Пичугин:

- А в каких странах показатели ниже порога выживаемости?

В.Доронкин:

- Ну… это, прежде всего… страны с традиционным исламом, в России – это тоже регионы Кавказа. Потребление там ниже – ну… в силу таких традиционных культурных причин.

А.Пичугин:

- Ну… в странах с традиционным исламом, действительно, понятно, что алкоголь – не в культуре, и, если его и употребляют, – а его, всё равно, употребляют – то там это достаточно невысокие показатели… а – в странах, всё-таки, с непревалирующим исламским населением? В европейских… может быть, в Америке где-то… или там везде, всё равно…

В.Доронкин:

- Ну, всё равно – достаточно высокий порог потребления. Он в ХХ веке очень сильно вырос. То есть, до… к началу ХХ века, во многих странах, этот порог был ниже – в России, в том числе. Несмотря на то, что… популярность трезвости, общества трезвости, огромные государственные… вот… действия… церковные… до Революции были… потребляли алкоголя, всё равно, меньше на порядок, чем потребляют сегодня. А участвовали в этой алкогольной деятельности и борьбе с алкоголизмом – гораздо больше людей. Вот, это такой… ну… не знаю… казус… факт такой, что люди считали это важным и опасным. Сегодня это считают не так важным, и не так опасным, а употребляют гораздо больше, и последствия, соответственно, хуже – для здоровья людей, на смертность сильно это влияет всё. Ну, поэтому, мы этим и занимаемся.

А.Пичугин:

- Если мы говорим о статистике… вернее, даже не о статистике, а о науке… я, в одном из Ваших интервью, прочитал, что Вы, отец Григорий, в своё время, говорили, что наука, медицина, оперировала, ещё… там… 20 лет назад, десятью видами зависимостей. Сейчас их – больше 400! Это значит, что люди стали более зависимыми? Или – это значит, что, просто, классификации, определения, научные работы, определения психиатрии и психологии – развиваются, и, поэтому, появляются новые определения… но не новые зависимости?

О.Григорий:

- Я лично думаю, как практик в этой области… первое: что, чем дальше люди уходят от Бога, тем более разнообразными становятся зависимости. Потому, что зависимость – это, всё-таки, попытка встретить Бога. Но, получается, что бога встречают – только, не Того. Из другого ведомства.

И, конечно, когда мы говорим о том, что молодёжь стала пить меньше… я сказал, что, всё-таки, вымирание 40-50 лет от алкоголя происходит. А если мы возьмём главные причины смерти молодёжи от 20 до 30 лет, то мы столкнёмся с наркотиками. И, конечно, сейчас идёт… ну, невероятный всплеск синтетических веществ… просто невероятный! И, по крайней мере, вот, я могу говорить про Ленинградскую область… даже у меня нет этой статистики, но закладки – чуть ли не под каждым деревом бывают в лесу. И в парках зарывают. Через Интернет идёт продажа.

Причём, вот, эти соли, которые сейчас пошли новые производить наркотики – героин и всё остальное уходит на задний план. То есть, это та опасность, тот вызов, который уже мы приняли, но ещё не поняли, что это такое.

А.Пичугин:

- Ну, почему не поняли? Ведь, статистика есть, есть смерти, есть, наверное, и какие-то методы лечения…

О.Григорий:

- Дело в том, что – мгновенно развивается психическая зависимость, очень сильные психические повреждения, огромное количество психиатрии после этих приёмов. Я бы сказал, что ещё пока методы лечения – они используются традиционные, и, в общем-то… ну… предстоит, конечно, их вырабатывать. Но это – вызов очень серьёзный, и повреждения – очень серьёзные.

То есть, вот, когда мне приходится сталкиваться с больными, которые на солях, то это… героиновая зависимость… ну, у меня по героиновым зависимостям была докторская диссертация по медицине защищена, у меня была тысяча пролеченных героиновых наркоманов, я, как бы, знаю, что я говорю…

А.Пичугин:

- Вы общаетесь сейчас с кем-нибудь из своих пациентов?

О.Григорий:

- Ну… у меня много прихожан моего храма из этих пациентов. У нас очень большой приход. Причём, люди с ремиссиями там по 20 лет, и больше. И их много, таких людей, это не единичные случаи.

«СВЕТЛЫЙ ВЕЧЕР» НА РАДИО «ВЕРА»

А.Пичугин:

- Я напомню, что в гостях у светлого радио сегодня Валерий Доронкин – руководитель координационного центра по противодействию алкоголизму и утверждению трезвости при синодальном отделе по благотворительности, протоиерей Григорий Григорьев – доктор богословия, доктор медицинских наук, профессор, заслуженный врач Российской Федерации.

Вы сейчас произнесли слово «ремиссия». Мы, когда речь идёт о зависимостях, не можем говорить о полно исцелении никогда?

О.Григорий:

- Ну, почему? Можем. Когда человек умирает, и не запил, то можно сказать – да, вот, он исцелён. А всякий человек, находящийся в зависимости, даже если он не принимает много лет – мы называем слово «ремиссия».

А.Пичугин:

- Я, причём, даже, насколько знаю, у онкологических больных через какое-то время снимают… ну, если человек выздоровел… снимают диагноз… вернее, статус «ремиссия»… и, всё-таки, он считается выздоровевшим. А в зависимостях, я так понимаю, что такого не происходит?

О.Григорий:

- Ну, при онкологии тоже бывают рецидивы и через 20, и через 30 лет… бывают разные моменты. Всё-таки, слабое место, которое в организме обозначилось, оно остаётся на всю жизнь, после любого заболевания. Но у нас… человек снимается тоже с учёта в наркологии… там… проходит 5 лет, скажем, и он может быть снят с учёта, и, в этом смысле, он не будет считаться больным алкоголизмом, там, или чем-то другим, но… даже и психические иногда заболевания – человек снимается с учёта, бывают такие случаи… проводится комиссия специальная…

А.Пичугин:

- Вы говорите про нехватку радости… вот, Вы говорите про книгу, которую написали, про то, что это – основная сейчас… Ваше… такое… направление работы с людьми – это разговор о радости.

Но… мне кажется, вот, этот маркер – проблема нехватки радости – это сейчас… если мы не будем брать в расчёт коронавирус, какие-то ещё социальные потрясения… просто, у каждого человека – практически, у каждого человека, который живёт, работает… например, в большом городе живёт и работает – у него такое количество забот, дел, бытовых проблем, тревог, что нехватка радости – это, фактически, диагноз каждого человека…

В.Доронкин:

- Говорят, что тревога сейчас – одно из основных таких заболеваний, бичей времени…

О.Григорий:

- Ну, это – какая-то альтернатива радости…

В.Доронкин:

- Да, да…

О.Григорий:

- … антипод. Как антипод.

В.Доронкин:

- Да… антипод… страх, который стоит, по сути, за этим…

А.Пичугин:

- Ну, а что делать с тревогой? Ведь, тревога – это тревожный симптом… не значит, что человек… там… будет пить, употреблять наркотики, и что-то ещё делать…

В.Доронкин:

- Просто, он будет жить в напряжении… будет испытывать дискомфорт. При тревоге, человек… ну… человек не может быть счастливым, он не может расслабиться. Отсутствует… вот… расслабление, способность радоваться, быть счастливым… ну, просто плохо человеку живётся при…

А.Пичугин:

- А что делать? Я понимаю, что универсальных советов нет…

В.Доронкин:

- Ну… вот… понятие «трезвение» – трезвение ума, трезвение духа, души – оно, может быть, не очень понятно, но современные… вот, есть такое… например, если говорить о психологии… вот… преодоления… ну, то, что достаточно большому количеству людей может быть доступно – когнитивно-поведенческая психотерапия – то есть, такой вид… как бы… трезвения ума. То есть, человек смотрит ошибки своего мышления – почему у него беспокойство, на чём его мысли сфокусированы, какие там детские установки, какие травмы, может быть, детские психологические есть, и, вот, это пересекается с тем, что… о чём говорит отец Григорий. То есть, поиск опоры на какие-то радостные воспоминания, переживания, отношение к самому себе, как человеку, который может радоваться. А человек, который радость утратил – ему кажется, что радости нет в нём, у него… в тех же депрессиях, при психологической помощи, большая роль – человек учится наблюдать за собой и переоценивать собственную оценку… как бы… каждого дня. То есть, человек учится… даже больным психологи… в таком подходе… говорят: «Вот, ты должен записать… вот, ты утром встал – запиши… вот, ты… там… почистил зубы – ты порадовался на сколько процентов?» – и человек вдруг начинает видеть, что он своим умом… а это можно сказать, что это… такое… некое отсутствие духовной трезвости… что он неправильно оценивает… что он в негативном ключе свои действия оценивает. Ему кажется, что впереди – плохо, всё грустно, всё печально, денег нет… там… будущее тяжёлое… там… с детьми всё плохо, со здоровьем… ещё с чем-то… и психика человека, не умеющего радоваться, она… как бы… ну… сама себя съедает, что ли, в каком-то смысле… разрушает, травмирует, напрягает. И это всё – основано на учениях наших… Павлова того же. Вот.

Связь души и тела… в том, чтобы достичь… такого… духовного трезвения, когда ты находишь ответы для самого себя на те проблемы, которые… вот… на те состояния, которые с тобой происходят. Это – такая духовная работа. И в православной традиции этому много подтверждений, и это было, может быть, забыто многими, но сегодня это – и с научной точки зрения – такое, вот, отрезвление психики, и оно очень важно. Трезвая душа, и радость, конечно – как цель такая движения в сторону «научиться радоваться».

А.Пичугин:

- Отец Григорий… вот… мы с Вами общаемся, и наши слушатели могут поинтересоваться, где Вас можно найти, если они чувствуют какие-то проблемы в себе, или… не обязательно в себе… в родственниках… где просто есть возможность с Вами, или с Вашими коллегами, пообщаться?

О.Григорий:

- Я… добавлю только чуть-чуть про радость… буквально, несколько слов добавлю. Те мысли хочу развить немножко, чуть-чуть…

Вы знаете, у нас была раньше такая поговорка, когда люди друг друга спрашивали: «Как живёшь?», и человек говорит: «Я живу, как у Христа за пазухой!» – и, вот, это, мне кажется, очень важно.

Вот, где источник радости? И что значит – жить, как у Христа за пазухой?

Вот, я когда служил на подводной лодке… когда она погружается под воду, то прочный корпус начинает трещать – потому, что он сделан из металла разной толщины. Это – нормальный конструктивный приём. Для того, чтобы сварные швы не отскочили. Но когда человек этого не знает, то он испытывает невероятный ужас при этом треске.

Вот, когда мы живём, как у Христа за пазухой, нас будет зло сжимать снаружи, но внутрь – не может пройти.

И, всё-таки, Новый Завет – это, в первую очередь, вера Таинств. И, в первую очередь, источник неиссякаемой энергии – это непрестанное Причастие.

Первые христиане – первых трёх веков – практически, Причащались каждый день. Эта практика сохранялась до восьмого века.

Понятно, что тогда не было такой практики, что люди ходили каждый день в церковь, да и не было необходимости. Просто, у них дома были запасные Дары. Ну, это – чисто наш исторический факт.

Мы сейчас, с одним батюшкой, подготовили книгу, и я думаю, что, возможно, в этом году она увидит свет, эта книга – «Новый Завет, как непрестанное Причастие». Так, вот, именно задача – набрать такое количество внутренней благодати, чтобы зло не могло проникнуть внутрь. Тогда нам ничто не страшно.

И, самое главное… то есть, снаружи же – сжимают, а внутри – тишина, спокойствие и радость. Потому, что энергия ада – это энергия хаоса. Вот, когда энергия хаоса проникает внутрь, возникает страх. Страх – это когда сбита навигация.

Вот, когда человек Причащается, то навигатор наводится на Царствие Небесное. А когда враждебная энергия проникает внутрь, то он сбивается, и возникает страх.

Страх – это аварийная сигнализация… это как пожарная сигнализация.

Ну… меня найти очень просто. В Интернете – «доктор Григорьев», «профессор Григорьев», «протоиерей Григорий Григорьев». Можно выйти на мой сайт… наберите книгу «Ветер радости»… сайт протоиерея Григория Григорьева… то есть… ну… нету никаких проблем с этим. Я думаю, что… наберите «Живите, как в сумасшедшем доме» Григория Григорьева… там что ни наберёшь – везде где-нибудь я появлюсь.

Сайт у меня называется «ggrigoriev.ru»…

А.Пичугин:

- Да, и, я так понимаю, что храм в деревне Юкки…

О.Григорий:

- Храм Рождества Иоанна Предтечи в Юкках, Выборгской епархии, Санкт-Петербургской митрополии. Это – граница города, неподалёку от станции метро «Проспект Просвещения». Рождества Иоанна Предтечи, в деревне Юкки, Всеволожского района, Выборгской епархии, Ленинградской области.

А.Пичугин:

- У нас остаётся совсем немного времени. Я хотел вас спросить. Вот, в вашей деятельности, вот, в этой, посвящённой борьбе с зависимостями, реабилитации людей… есть ли у вас какая-то мечта? У каждого своя… я понимаю… Валерий? Я уже спрашивал Вас когда-то об этом… в самых первых наших программах… 2015… 2016 года…

В.Доронкин:

- Ну… профессиональная мечта…

А.Пичугин:

- Профессиональная мечта.

В.Доронкин:

- Ну… у меня есть мечта, чтобы Православное общество трезвости было в каждом благочинии Русской Православной Церкви, и чтобы этим обществом трезвости руководил священник, давший обет трезвости. Человек, к которому бы приходили люди, который бы своим примером показывал, что здоровый человек может жить трезво. Таких людей, по моим оценкам… ну… человек двести в России священнослужителей, которые… ну… больше ста, я думаю, что точно – давших обет трезвости ( или дававших на тот или иной срок ), и гораздо больше – которые совсем не принимают алкоголь, но обета не давали.

Для меня, вот, очень важно, чтобы были такие люди, среди наших единомышленников. Ну… их достаточно много, но хотелось бы, чтобы… у нас епархий – двести… благочиний, соответственно… там… сотни, или тысячи… вот, хотелось бы, чтобы было ещё несколько сот таких священников, чтобы в каждой епархии можно было такого священника найти, и человек, у которого зависимость, мог бы к нему обратиться. Вот, такая мечта.

А.Пичугин:

- Ну, и, главное, чтобы этот человек не просто дал обет трезвости, или не просто бы не пил, а ещё и был…

В.Доронкин:

- Обет трезвости часто заставляет человека заниматься этой работой. Потому, что его всё время спрашивают: «Почему ты не пьёшь?» – и ему всё время приходится объяснять, и к нему все отправляют людей, и так далее... за помощью, и это... вот... помогает… вот… такой… фундаментальный некий такой камень для этой работы.

А.Пичугин:

- Отец Григорий?

О.Григорий:

- Ну, в Древнем Патерике, XI века, есть такой эпизод… Авву Исхириона спрашивают: «Вот, вы, отцы вашего поколения, что вы дали миру?» Авва отвечает: «Мы показали, что заповеди Божии – это замечательно, и жить по ним – прекрасно». «А после вас?» «После нас – в два раза меньше сделают». «А потом?» «А потом – ничего не сделают. Но если люди сохранят в себе лучшие человеческие качества, то в Царстве Небесном получат вдвое больше нашего».

Мы живём в самое благодатное время. Наша главная духовная задача – не стать хуже, чем мы родились, сохранить то лучшее, что в нас было заложено от рождения. Будьте, как дети!

И, вот, поэтому, моя задача сейчас, если Богу угодно будет, окончить цикл «Ветер радости» из семи книг. Вот, первая у меня готова, вторая, посвящённая Академии, выйдет, я надеюсь, в конце года. Третья выйдет… третья будет называться «Ветер радости под чёрной тучей». Там будет очень интересная разборка романа «Мастер и Маргарита». С моей точки зрения, его до сих пор не очень правильно понимают… по-разному… одни отрицают, другие – принимают… это очень непростая книга!

А.Пичугин:

- Ну… конечно, не простая, но…

О.Григорий:

- Четвёртая будет «Через терние – к звёздам!» – тихоокеанский флот. Пятая – «Битва со змием» – посвящённая всем зависимостям. Шестая – «Исповедь по вдохновению». А седьмая – если я буду жив – это будет сказочная повесть, по типу сказок Льюиса «Хроники Нарнии», посвящённая Ветхому Завету, который у нас тоже очень сильно… ну… люди не понимают. Будет называться «Сказание о Древе. От создания человека до Христа». В сказочной форме.

И, через это, я надеюсь, у людей проснётся очень много радостных воспоминаний.

А.Пичугин:

- Спасибо Вам большое! День Трезвости – 11 сентября, и сегодня мы об этом говорили с протоиереем Григорием Григорьевым, доктором богословия, доктором медицинских наук, профессором, заслуженным врачом России, и Валерием Доронкиным, руководителем координационного центра по противодействию алкоголизму и утверждению трезвости при синодальном отделе по благотворительности Русской Православной Церкви.

Спасибо вам большое за эту беседу!

Я – Алексей Пичугин.

Прощаемся с вами, и – всего доброго!

В.Доронкин:

- До свидания!

О.Григорий:

- Спасибо! До свидания!

«СВЕТЛЫЙ ВЕЧЕР» НА РАДИО «ВЕРА».

Друзья! Поддержите выпуски новых программ Радио ВЕРА!
Вы можете стать попечителем радио, установив ежемесячный платеж. Будем вместе свидетельствовать миру о Христе, Его любви и милосердии!
Слушать на мобильном

Скачайте приложение для мобильного устройства и Радио ВЕРА будет всегда у вас под рукой, где бы вы ни были, дома или в дороге.

Слушайте подкасты в iTunes и Яндекс.Музыка, а также смотрите наши программы на Youtube канале Радио ВЕРА.

Мы в соцсетях
****
Другие программы
Частное мнение
Частное мнение
Разные люди, интересные точки зрения, соглашаться необязательно. Это — частное мнение — мысли наших авторов о жизни и обо всем, что нас окружает.
Встречаем праздник
Встречаем праздник
Рождество, Крещение, Пасха… Как в Церкви появились эти и другие праздники, почему они отмечаются именно в этот день? В преддверии торжественных дат православного календаря программа «Встречаем праздник» рассказывает множество интересных фактах об этих датах.
Псалтирь
Псалтирь
Андрей Борисович – увлеченный своим делом человек. А дело всей жизни нашего героя – это изучение Псалтыри, библейской книги царя Давида. Вместе с Андреем Борисовичем мы попадаем в различные житейские ситуации, которые для нашего героя становятся очередным поводом поговорить о любимой книге.
Моё Поволжье
Моё Поволжье
Города и села, улицы и проспекты, жилые дома и храмы. «Мое Поволжье» - это увлекательный рассказ о тех местах, которые определяют облик Поволжья – прекрасной земли, получившей свое название по имени великой русской реки Волги.

Также рекомендуем