«Благотворительный концерт „Навстречу Рождеству!“» Светлый вечер с Марией Большаковой, Екатериной Коничевой и Сергеем Спиридоновым (19.12.2017)

Благотворительный концерт «Навстречу Рождеству!» (19.12.2017) - Часть 1
Поделиться
Благотворительный концерт «Навстречу Рождеству!» (19.12.2017) - Часть 2
Поделиться

У нас в гостях были Директор благотворительного фонда «Мои друзья» Мария Большакова и звёзды современного исполнительского искусства, лауреаты международных конкурсов Екатерина Коничева и Сергей Спиридонов.

Разговор шел о классической музыке и благотворительном концерте «Навстречу Рождеству!», организованном при поддержке Радио ВЕРА.


А.Пичугин:

– Друзья, здравствуйте! Светлый вечер на светлом радио. Меня зовут Алексей Пичугин, и с удовольствием представляю наших сегодняшних гостей. Этот час, «Светлый вечер», вместе с нами и с вами здесь, в этой студии, проведут директор Благотворительного Фонда «Мои друзья» Мария Большакова… Здравствуйте!

М.Большакова:

– Здравствуйте!

А.Пичугин:

– … и оперные певцы, лауреаты международных конкурсов Екатерина Коничева и Сергей Спиридонов. Здравствуйте!

Е.Коничева:

– Здравствуйте!

С.Спиридонов:

– Добрый вечер!

А.Пичугин:

– У нас с вами не совсем обычная программа сегодня. Мы представляем благотворительный концерт, который пройдёт 24 декабря в Большом зале Музыкального училища им. Гнесиных, на Поварской улице. Концерт этот организовали радио «Вера» и архитектурное бюро «Аттик Д.И.К.», и… Мы вот с Вами никогда не знакомились здесь, в наших программах, в «Светлых вечерах», Мария… я знаю, что у Вас есть… вернее, у радио «Вера» есть такой проект «Дело дня», где мы собираем деньги на нужды детей, на нужды людей с ограниченными возможностями, и вот в этом проекте Вы участвуете, но далеко не все наши слушатели знают, чем занимается Фонд «Мои друзья». Расскажите, пожалуйста, немного о Вашем детище, и тогда уже будет понятно, что за концерт, и почему вот именно в такой компании мы здесь все собрались.

М.Большакова:

– С удовольствием вам расскажу. Большое спасибо, во-первых, радио «Вера» и программе «Дело дня», потому что это – одна из немногих программ, которая поддерживает и небольшие фонды, и небольшие инициативы, и помогает оказывать адресную помощь. Фонд наш существует довольно давно. Это небольшой фонд. Его создали люди-единомышленники. И мы помогаем, как и все фонды, тем, кому нужна помощь. Это – и пожилые люди, и дети, и семьи. Вообще, у нас Фонд поддержки семьи. Мы очень ратуем за то, что семейные ценности воспитываются не обязательно в полной семье, и даже если, например, ребёнок оказался в Детском доме или в Приюте, всё равно семейные ценности можно ему преподнести, воспитать – и своим примером, и какими-то действиями. И среди наших подопечных есть Дома престарелых. В частности, один, в котором я сегодня была, Дом престарелых в городе Дубне. Он называется «Рождественский», там 50 человек живёт, 12 из них – лежачие. И мы заметили, что… знаете… можно дарить носки, можно оказывать какую-то помощь едой, одеждой…

А.Пичугин:

– Телевизор привезти в конце концов.

М.Большакова:

– … телевизор привезти. Но есть один нюанс. Дело в том, что адаптация в Доме престарелых – она даже сложнее, чем у детей в Детском доме. Потому что, если в Детский дом часто ребёнок попадает с небольшим жизненным опытом, и его ещё можно как-то простроить, то в Дом престарелых люди попадают со своими воспоминаниями, со своими несбывшимися мечтами, со своей судьбой, со своими успехами и неудачами. И вот это «если бы молодость знала, если бы старость могла… что я сделал не так?» – с возрастом, мы сами понимаем, эти вопросы встают всё острее и острее, и, наверное, в жизни всё планировалось по-другому, а он оказался здесь.

А.Пичугин:

– Это же целая жизнь прошла в своём доме, в своей квартире, со своей работой, а потом – раз, что-то изменилось, что-то резко рухнуло, и он оказался в Доме престарелых.

М.Большакова:

– Да. Это часто… уже нет таких сил. В основном, в Дома престарелых попадают люди с инвалидностью. У них часто бывают семьи, но по состоянию здоровья или по экономическим причинам, по самым разным, они не могут ухаживать за своим родственником. Возникает совершенно детское чувство вины, чувство отчаяния. И мы поняли, что для того, чтобы людям было удобнее адаптироваться, чтобы они понимали, что это тоже их дом, нужно создать атмосферу. По возможности. И у нас так родился проект, который мы назвали «Огород воспоминаний». Дело в том, что…

А.Пичугин:

– Вот это меня очень удивило, да, простите… «Огород воспоминаний»! Не «сад», как можно было это себе представить, а – «огород».

М.Большакова:

– Дело в том, что «Сад воспоминаний» – он, как бы, входит в «Огород воспоминаний». Но суть в том, что у тех, кто в основном жил не в Москве – а мы стараемся работать не с самыми большими и успешными Домами престарелых, а всё-таки охватывать тех, кто… там… находится на расстоянии – у всех были дачные участки. Мы все пережили 80-е, и 90-е, и выращивали всё, что могли вырастить, и таким образом кормили семьи, и вот это ощущение, буквально на тактильном уровне, на уровне запаха – оно остаётся. Кроме того, в Доме престарелых нельзя иметь ни собачку, ни кошечку, даже мышку, честно говоря, нельзя иметь, или там, хомячка. А растение вырастить можно. Знаете, вот такое вот… роза Маленького Принца вспоминается, Дюймовочка. И, кроме того, пряные травы – например, мята, мелисса – люди не только могут за ними ухаживать, они могут их класть в чай, обсуждать с соседом. Это целый пласт эмоциональный, который можно поднять, и он оказывается очень часто позитивным.

А.Пичугин:

– Получается просто новая жизнь у человека – пускай и со своими сложностями, безусловно, если уж он оказался в Доме престарелых. Но, с другой стороны, есть шанс на то, чтобы эта жизнь прошла, ну, в каких-то более приятных красках.

М.Большакова:

– Знаете, пока мы за кем-то ухаживаем и за кого-то отвечаем, мы живём. И это очень важно. И поэтому, мы решили сделать такие небольшие огородики на подоконниках. Сейчас не сезон, но когда у вас появляется кустик базилика – это совершенно огромное, совершенно отдельное удовольствие. Вот, сегодня я была, как раз, в «Рождественском». Мы прогнозировали…

А.Пичугин:

– А где это?

М.Большакова:

– Это – Дубна. Мы прогнозировали, что нашим подопечным это понравится, но то, что они это восприняли настолько радостно, и у нас было столько разговоров и, действительно, столько позитивных воспоминаний – я даже не ожидала. Поэтому, мы будем продолжать проект. В этом году мы постараемся – вот, уже скоро конец года – съездить ещё в один Дом престарелых. Ну, а на следующий год, благодаря, наверное, нашим слушателям и программе «Дело дня», которые нас поддерживают, мы расширим наш охват.

А.Пичугин:

– Я сразу скажу, что все средства от концерта – о чём надо было, наверное, сказать в самом начале – все средства от этого концерта, который 24 декабря в шесть вечера в зале Гнесинского училища пройдёт, пойдут как раз в помощь Фонду «Мои друзья», который Мария Большакова у нас представляет сегодня. И сейчас, я думаю, что Екатерина и Сергей – расскажите о том, что же за концерт, какая программа? Это – опера, правильно?

С.Спиридонов:

– Это – оперные арии, романсы и, может быть, даже народные песни, и современных композиторов, несколько романсов.

А.Пичугин:

– Так, и…

С.Спиридонов:

– Будут представлены арии зарубежных композиторов, русских. Будут представлены романсы Рахманинова, Чайковского, Вильбоа. И в конце концерта, может быть, будет маленький сюрприз в исполнении арии Калафа всеми участниками концерта.

А.Пичугин:

– И вот – сюрприза нет!

С.Спиридонов:

– Ну… мы и сказали – люди будут ждать… а, может, не будет.

Е.Коничева:

– Ну, будет ожидаемый сюрприз…

С.Спиридонов:

– Ожидаемый сюрприз.

А.Пичугин:

– Зал большой?

С.Спиридонов:

– На 300 мест. Очень уютный, красивый концертный зал.

А.Пичугин:

– Можно также нашим слушателям, наверное, сказать, что билеты можно приобрести на сайте gnesinhall.ru – это сайт Гнесинского училища и, соответственно, этого Большого музыкального зала. В Интернете вся информация есть. Я думаю, что это, действительно, очень стоящее мероприятие – просто потому, что мы редко задумываемся о Домах престарелых. Часто в наших программах речь и идёт о больных детишках – о людях, у которых… хотелось бы, чтобы вся жизнь была впереди, и жизнь эта прошла, всё-таки, жизнью здорового человека. А это – Дома престарелых, и, вроде бы, как-то, об этом говорить и не так принято. Понятно, что это – последние годы жизни этих людей, о чём у нас тоже, обычно, не принято говорить. Но ведь эти последние годы жизни – они могут пройти совершенно по-другому. А Вы, Мария, как, вообще, пришли к идее помогать именно пожилым людям?

М.Большакова:

– Вы знаете, на самом деле мы помогаем многим, не только пожилым. Но вот Вы, Алексей, совершенно справедливо сказали, что мы не знаем, сколько лет отмерено этим людям, но это всё равно жизнь, и всё равно есть… «надежда умирает последней»… всё равно есть надежда на её улучшение из любой ситуации, правда? Пока есть вера, надежда и любовь, человек жив. И просто потому, что… знаете, пообщавшись с этими людьми… мы все не застрахованы. У нас… дай Бог нам всем дожить до старости, и дай Бог, чтобы наши воспоминания воспринимались нами со спокойной радостью и с благодарностью за то, что в жизни у нас было. На мой взгляд… ну, это не я сказала… на самом деле, я не помню, кто это сказал, но мы все знаем, что качество общества измеряется отношением к старикам и детям. Мы можем бесконечно помогать детям, у нас очень много фондов помогает детям, и мы тоже помогаем. Но сейчас идёт некий тренд на системную помощь… ну, безусловно, не исключая историю про слезинку ребёнка, или слезинку бабушки, и наш фонд тоже начал работать вот по системным программам. Это, по факту, первая системная программа, которую мы ввели. Она расширяемая, она может длиться долго, она не привязана к праздникам – потому что приехать с растениями можно в любой момент, и она, наверное, действительно очень затрагивает струны души, такие же, как музыка. Потому что стоило мне только объявить об этом, посоветоваться со специалистами, моментально – «Аптекарский огород», Ботсад МГУ, Главный Ботанический сад – позвонили и предложили растения. Они сказали: «Знаешь, вот сейчас, к сожалению, многие… там, лаванда, например, спит, но…

А.Пичугин:

– … у нас есть та, которая не спит.

М.Большакова:

– … у нас есть – «Ванька мокрый», фикус, алоэ…» – понимаете? То, что у людей было дома – знаете, некие символы домашнего уюта.

А.Пичугин:

– А разве сложно… мне кажется, сейчас в любом садоводческом магазине, за копейки – я, правда, не знаю, но мне так кажется – можно купить семена всего на свете.

М.Большакова:

– Можно. И, скорее всего, те растения, которые сейчас нельзя купить, мы просто попросим, чтобы нам немножко подрастили. Ну, просто, иначе весь наш офис, и все наши квартиры будут в растениях.

А.Пичугин:

– Говорят, полезно.

М.Большакова:

– Вот. Но… если пока ещё никто не додумался дарить их в Дома престарелых, вот – мы предлагаем присоединиться, собственно говоря. Ничего сложного в этом нет. «Огород воспоминаний» – это такая длинная, ещё раз повторяю, история. Там может быть много всего. Это и повод для разговора, и повод для чаепития. Чашки тоже можно привезти к этому чаепитию!

А.Пичугин:

– Кстати – повод для чаепития. Екатерина, Сергей, а вы никогда не ездили с концертами в такие учреждения?

Е.Коничева:

– Я очень бы хотела бы, действительно, спеть именно вот в Домах престарелых, в Детских домах. Я считаю, что это… ну… по-хорошему, это долг любого артиста. Это – неотъемлемая часть. Потому что, я считаю, что Детский дом и Дом престарелых – это наша совесть, это общее дело, и это общая проблема, в которой нужно помогать обязательно. И дарить им тепло, дарить им частичку своей души. Мы это делаем через музыку, мы делаем это посредством своего голоса, и голос – тоже даётся Господом. То есть, это…

А.Пичугин:

– И если уже есть у вас такой дар, то…

Е.Коничева:

– … если есть такой дар, да – кто-то поёт в Храмах, и это тоже… это достойно уважения, и кто-то вот поёт именно вот… таким категориям людей – это обязательно, я считаю.

А.Пичугин:

– Тем более, что вы представляете, как раз, ту сторону искусства, которая очень… ну… кстати, сейчас поговорим о современности оперы, о том, как её воспринимает уже другое поколение, потому что вам со сцены-то, как раз, видно, кто приходит в зал – безусловно, те люди, которые оказываются в Домах престарелых, это, в том числе, аудитория именно той музыки – целевая аудитория – которую вы представляете. И мне кажется, что именно ваш приезд они могут принять как настоящий праздник. Не популярного исполнителя, который, там, скорей интересен уже другому поколению, а именно ваше творчество для них будет настоящим праздником.

С.Спиридонов:

– Да, Вы правы, Алексей. Потому что, в отличие от Екатерины, я много пою и в ЦСО – центрах соцобеспечения – и езжу по Домам престарелых. Люди воспринимают романсы, оперную музыку очень близко, и реагируют радостно… можно сказать, что – да, радостно. Они воспитаны на ней. В советское время, если вы помните…

А.Пичугин:

– Это эстрады, танцплощадки в парках…

С.Спиридонов:

– Да, и по радио всегда исполнялась классическая музыка, и классический театр всегда исполнялся, и они это воспринимают очень трепетно и вспоминают свою молодость.

«СВЕТЛЫЙ ВЕЧЕР» НА РАДИО «ВЕРА»

А.Пичугин:

– Я напомню, что в гостях у светлого радио сегодня директор Благотворительного Фонда «Мои друзья» Мария Большакова и оперные певцы, лауреаты международных конкурсов Екатерина Коничева и Сергей Спиридонов.

Так вот, по поводу современности оперы… Я понимаю, что сейчас, в основном – и это я наблюдаю, сам приходя на различные концерты, в том числе, классической музыки – полный зал молодых людей. А 90-е годы, в этом отношении, были провальными. Начало 2000-х – тоже. Но я смотрю, что сейчас, где-то последние несколько лет, концерты классической музыки, действительно, собирают молодых людей, аудиторию 20+. Ну, это моё видение, со стороны. Опять же, вам, со сцены, это всё виднее – так ли это, или нет. Но вот мне кажется, что аудитория классической музыки, аудитория оперы, и даже романсов – она сильно помолодела.

Е.Коничева:

– Да, помолодела. Мне тоже так кажется. Я замечаю, что очень много, вообще, ходят – и родители с детьми, школьного возраста и уже студенты ходят. Это очень радует, потому что… ну, любая музыка, конечно – она имеет место быть, и она должна быть. Есть течение современной жизни – и современная музыка отражает современную действительность, и без неё тоже, скорее всего, никуда. Но то, что касается классики и вот, в частности, именно оперного искусства, которым я занимаюсь и несу зрителям – и Сергей тоже, я думаю, согласится – она заряжает… это, вообще, доказано уже учёными, что она заряжает клетки организма человека положительными вот этими вибрациями, и многие болезни исцеляются после прослушивания классической музыки.

А.Пичугин:

– А с чем это связано, как Вы считаете? Даже… ну, вряд ли, на каком-то невербальном уровне это можно было бы заметить… могли бы заметить молодые люди. А с чем связан этот интерес у ребят 20-25 лет, вчерашних школьников к классической музыке? Ведь в школах это не преподаётся, массово это нигде не слышно, радиостанции, телеканалы показывают, в основном, что-то другое – а залы наполняются.

С.Спиридонов:

– Ну, Вы не совсем правы, Алексей. Я ещё, помимо того, что пою, преподаю уже 15 лет, и на примере этого короткого срока…

А.Пичугин:

– Не такой уж короткий…

С.Спиридонов:

– … могу Вам сказать, что люди стали тянуться именно к классическому образованию. Стал большой конкурс – и в школы Искусств, и в Музыкальные школы.

А.Пичугин:

– Так вот, с чем это связано? Вопрос-то – в этом.

С.Спиридонов:

– Я думаю, что это связано с воспитанием и – не побоюсь громкого слова – с политикой Государства. У нас очень многое сейчас стало поддерживаться – не только спорт, но и культура. Везде у нас проходят фестивали, универсиады студенческие, конкурсы студенческие. Очень много чтецов растёт, очень большой поток идёт поступающих в ВУЗы творческие.

А.Пичугин:

– Но нас не сравнить, всё равно, пока… Количество фестивалей, которое проходит в России, в огромной стране – фестивали классической музыки, джаза, оперы – даже с фестивалями, которые на постсоветском пространстве случаются. В Прибалтике вот… открываешь какой-нибудь там эстонский культурный сайт – и видишь, что у них, в том же Таллинне, в столице, да даже и в маленьких городах, такие фестивали проходят раз в несколько недель.

М.Большакова:

– А можно я не соглашусь?

А.Пичугин:

– Дело в том, что совсем недавно я была в Йошкар-Оле – казалось бы, город с анекдотическим названием…

А.Пичугин:

– С необычной архитектурой, современной.

М.Большакова:

– Да, да, с необычной архитектурой. На самом деле там один из серьёзнейших театров оперы и балета. И там проходил фестиваль музыкальных театров Приволжья. Во-первых, потрясающие голоса, во-вторых, полные залы всё время. Я после этого приехала в Чебоксары – был фестиваль Михайлова – и директор театра меня смог посадить только на ступеньки, при том, что билет стоил чуть ли не 3000, для Чебоксар – огромные деньги.

А.Пичугин:

– Очень много!

М.Большакова:

– В Ижевске для того, чтобы попасть на оперу, нужно билеты покупать за месяц. Поэтому, мы просто не наблюдаем всего этого, потому что мы находимся в Центре, и смотрим то, что здесь, в Москве. А это совершенно огромный пласт, отдельный. В Сибири потрясающие оперные и балетные школы.

А.Пичугин:

– Ну, Новосибирск – сейчас уже, фактически, столица.

М.Большакова:

– Верно! Томск…

Е.Коничева:

– Потом, всё-таки, Россия – огромная страна. И, действительно, очень много задач, и проблема у Государства – на всё это выделять средства. Но я думаю, что, всё-таки, растёт очень сильно интерес, и спонсирование этого направления.

М.Большакова:

– Очень зависит от местных властей. Томский Университет сумел сохранить университетскую капеллу – потрясающе совершенно поёт. Но это – добрая воля ректора.

А.Пичугин:

– Томск – университетский город, да, я согласен абсолютно. Причём, мне-то кажется, что это даже не совсем дело Государства. А я думаю, что в Европе, даже вот на постсоветском пространстве, в Прибалтике, этим как раз занимаются частные… частный бизнес.

М.Большакова:

– Я думаю, что тут тоже есть частное финансирование. Просто у нас в стране, если частное лицо оказывает благотворительную помощь, оно имеет некоторую налоговую преференцию – можно сделать налоговый вычет. Если это корпоративное участие, то – ну, просто спасибо. Но, на самом деле, насколько я понимаю, невозможно одними государственными средствами поднять, например, оперный спектакль – это огромные расходы. И поэтому всегда есть какие-то инвесторы – есть поклонники, есть любители – которые так или иначе помогают. Просто никто их никогда, наверное, не собирал, никто о них никогда не говорил. Может быть, хороший спектакль для них – большая награда. И полный зал.

А.Пичугин:

– Ну, я не могу с Вами не согласиться, потому что наши друзья – Русский камерный оркестр из города Курск. И все ездят в Курск. И руководитель камерного оркестра долгое время работал в Вене, долгое время работал в других европейских столицах, вернулся в родной Курск – сделал такой оркестр. Ещё один мой знакомый тратит кучу денег и времени на поездки, там, несколько раз в месяц, в провинциальные небольшие театры. Он следит, находит репертуар, покупает билет, едет или летит, его уже там узнают – вот, у человека такой интерес. Так что – да, что-то происходит. Но я вот, изначально-то, имел в виду то, что если у нас что-то проходит, то это обязательно такое – большое, масштабное мероприятие, на большой площадке. А где-то – в парках, где-то – собрались, сыграли, выступили – вот это… наверное, скоро тоже будет, но пока… пока…

Е.Коничева:

– Это уже есть.

А.Пичугин:

– Уже есть?

Е.Коничева:

– Набирает обороты, достаточно, да.

А.Пичугин:

– В Москве – да, в Москве – в Парке Горького, там… в парковом пространстве бывает…

Е.Коничева:

– Просто ещё иногда климатические условия не позволяют, к сожалению.

А.Пичугин:

– Россия – да, холодно.

Е.Коничева:

– Всё-таки, лето… летом, с приходом весны, всё-таки, это пробуждается тоже, естественно, да.

М.Большакова:

– И в малых городах есть всегда какие-нибудь небольшие театры. Не всегда муниципальные, может быть, просто инициативные, на базах Домов Культуры…

С.Спиридонов:

– Самодеятельные духовые оркестры…

М.Большакова:

– Да, и они бывают очень неплохи, очень интересны.

А.Пичугин:

– А откуда это? Наследие ещё советских кружков, советских специалистов, которые жили в этих городах? Или – откуда, вообще, там педагоги…

С.Спиридонов:

– К моей большой радости – да, это наследие советского нашего периода. В 90-е годы в большой мы оказались яме, но ДК – не умерли, к большой моей радости. ДК и музыкальные школы. Там остались педагоги, которые работали… Вот, на моей памяти есть педагоги, которые работали в музыкальных школах, и плюс к этому, ещё были проводниками поездов. Сейчас они вернулись обратно.

А.Пичугин:

– Так они выживали в 90-е?

С.Спиридонов:

– Да.

А.Пичугин:

– Ну… вот… значит, есть какой-то, всё-таки, потенциал, и есть возможности… А вам часто приходится ездить по провинции?

Е.Коничева:

– К сожалению, я, в основном вот, выступала именно в Москве. Я здесь родилась, и училась тоже здесь, закончила Московскую Консерваторию и, как бы вот… Мне бы очень бы хотелось бы, наконец-то…

А.Пичугин:

– Выехать за пределы.

Е.Коничева:

– Да, выехать за пределы. Были выезды, но они были такие…

А.Пичугин:

– За границу.

Е.Коничева:

– … разовые. Нет, за границу я, кстати, как раз-таки, тоже… не было ещё таких, серьёзных выступлений.

А.Пичугин:

– Давайте обратимся к музыке. У нас первое, что мы будем слушать сегодня – это романс, называется «Сон», музыку написал Сергей Васильевич Рахманинов. Расскажите, может быть, в двух словах.

Е.Коничева:

– Произведение с очень глубоким смыслом, с философским смыслом. Сергей Рахманинов, известно, был, действительно, истинно русским человеком, и он очень страдал в своём… как бы… отстранении от России. Он стремился всей душой к ней. И вот, в этом произведении, хотя оно очень небольшое, вложен колоссальный смысл. То есть, в нём, в принципе, вложена вся жизнь… самого Рахманинова. Все его переживания. Всего лишь в двух страницах.

РОМАНС

А.Пичугин:

– Я напоминаю, что в гостях у светлого радио сегодня директор Благотворительного Фонда «Мои друзья» Мария Большакова и оперные певцы, лауреаты международных конкурсов, Екатерина Коничева и Сергей Спиридонов. Мы прервёмся на минуту и – вернёмся в студию светлого радио.

«СВЕТЛЫЙ ВЕЧЕР» НА РАДИО «ВЕРА»

А.Пичугин:

– Мы возвращаемся в студию светлого радио. Напомню, что сегодня здесь, вместе с нами и с вами, светлый вечер проводят директор Благотворительного Фонда «Мои друзья» Мария Большакова, оперные певцы Екатерина Коничева и Сергей Спиридонов.

Мария, а в каком состоянии, вообще, у нас Дома престарелых сейчас? Их можно как-то одинаково охарактеризовать, или от региона к региону они различаются, от города к городу?

М.Большакова:

– Ну, Вы знаете, вообще ситуация неравномерна в любой сфере, и в этой тоже. Поэтому «средняя температура по больнице» – я можно Вам не буду говорить? Потому что она всё равно будет не совсем легитимной. Но вопрос даже не в том, в каком они состоянии, а насколько мы можем общественно помочь и подключиться к тому, чтобы ситуация улучшилась. Самыми разными путями. И здесь я призываю коллег и по некоммерческому сектору, и всех тех, кто сопереживает, но не совсем понимает, как помочь, всё-таки объединяться и обсуждать эти вопросы. Потому что вот мы на себя сегодня берём миссию атмосферную. Мы не… Благотворительный Фонд «Мои друзья» не вмешивается в какие-то медицинские вопросы, или вопросы социального сопровождения.

А.Пичугин:

– А этим кто-то занимается из ваших коллег?

М.Большакова:

– Да. Во-первых, этим занимаются… ну, социальные вопросы… есть огромный Фонд «Старость в радость», который сейчас готовит подарки для всех Домов престарелых. Есть Фонды, которые занимаются состоянием здоровья. Хотя, совершенно уже даже ни для кого не секрет, что легче всего собрать на помощь – когда я говорю о таком, народном фандрайзинге – на помощь маленьким детям. И совсем немного Фондов помогает взрослым людям. Просто потому, что это сложный фандрайзинг. На самом деле, меняется и Государственная политика. Конечно, всё начинается со столицы. Тут – без вариантов. Но в столице ситуация очень сильно изменилась. Поэтому мы сейчас не трогаем Москву как таковую, мы начинаем с Подмосковья, где, знаете – 100 километров, а как будто бы параллельный мир. И, тем не менее, знаете – человеческий фактор, ручное управление… Всё зависит от того, какой директор у Дома престарелых. Директор, например, у Дома престарелых «Рождественский», Наталья Князева – она совершенно потрясающая, и вы никогда не поверите, что это – директор Дома престарелых.

А.Пичугин:

– И что это – Дом престарелых.

М.Большакова:

– Ну, нет… это понятно, потому что там соответствующая… как бы… ну, всё остальное соответствует… то есть, там живут пожилые люди, много не совсем здоровых – то есть, основные атрибуты есть. Но там много позитивных изменений, по сравнению с тем, что мы себе представляем. Немножко мы закошмарены, конечно. Образами.

А.Пичугин:

– Ну, мы часто видим картинки… страшные картинки про очередной сгоревший социальный приют.

М.Большакова:

– Мы, вообще, очень часто видим страшные картинки – они привлекают больше внимания в любой сфере – всё плохо, плохо, плохо… На самом деле… ну, что остаётся делать? Можно, конечно, заплакать и забиться под подушку. А можно…

А.Пичугин:

– Можно не опускать руки.

М.Большакова:

– Да, не опускать руки. Спокойно разобраться на самом деле какова ситуация – ну, может быть, в какой-то одной точке. Потому что всю страну сразу не охватить. Это даже Президенту, наверное, не под силу – взмахнуть волшебной… У нас нет волшебной палочки, но у нас есть руки, ноги, мозги и желание.

А.Пичугин:

– Ну, уже прозвучала здесь фраза «ручное управление», да? А его быть не должно, ручного управления.

М.Большакова:

– Почему? Это вопросы, знаете, глобализации и слезинки ребёнка. Это – вопрос наших с вами разговоров, или разговоров всех Благотворительных Фондов и всех ведущих всех радиостанций. Почувствуйте разницу! Я могу отвечать за своё дело, и я могу относиться к нему с понятной мне совестливостью, вы – за своё дело, директор Дома престарелых может отвечать за своё дело. Мы никогда не поменяемся мозгами.

А.Пичугин:

– Да, но…

М.Большакова:

– Мы можем сойтись в какой-то синергии, и сделать мир лучше. Знаете, делать геометрическую прогрессию добра. Вот. Я просто к тому, что сегодняшние наши гости, ваши наши гости, мы все вместе – мы очень созвучны, мы не просто так делаем концерт вместе. Потому что музыка – это тоже атмосфера, и вот – Сергей совершенно прав – у нас когда было 3, по-моему, радиостанции в стране, и все на радиоточке, оттуда часто неслась, доносилась классическая музыка – целые оперы, целые радио-спектакли. Потом они пропали, потом мы все их искали в архивах, потом их кто-то оцифровывал, и сейчас мы их вынимаем. И репертуар того, что ребята предлагают на этом концерте – это, в общем-то, во многом репертуар-воспоминание. Это – атмосфера тоже. Это – вообще невербальная история. Это – про отношения и ощущения.

А.Пичугин:

– Давайте, сразу напомним ещё раз про концерт: 24 декабря, в 6 вечера, в Большом зале Музыкального училища им. Гнесиных, Поварская, дом 38. Благотворительный концерт называется «Навстречу Рождеству». Помимо наших сегодняшних гостей – Екатерины Коничевой и Сергея Спиридонова – я так понимаю, что ещё участвуют Алхас Ферзба, бас. Ну, сейчас сразу напомню, что концерт организован радио «Вера» и архитектурным бюро «Аттик Д.И.К.», а билеты можно найти на сайте Гнесинского училища gnesinhall.ru. Про коллегу вашего расскажите, пожалуйста. Он сегодня не смог прийти.

С.Спиридонов:

– Алхас сейчас на гастролях. Как у всех у нас, к концу года – очень активная концертная деятельность. Он сейчас у себя на родине, записывается на телевидении, поёт концерты. Мы вместе с ним учились, и работаем, кстати сказать, в Оперном театре Московской консерватории. Прекрасный бас, прекрасный человек, сразу откликнулся на наше предложение поучаствовать в этом концерте, когда на нас вышел Фонд и радио «Вера». Надеюсь, что всем всё понравится – слушателям наш концерт.

А.Пичугин:

– Кстати, как вы откликнулись сразу? То есть, уже у вас расписана программа. Перед Рождеством и Новым годом, я так понимаю, что у любого артиста загруз очень большой…

С.Спиридонов:

– Для такого концерта мы нашли время.

Е.Коничева:

– Да.

А.Пичугин:

– Это же и подготовка отдельная, это и программа… вот, которая передо мной – она очень насыщенная.

С.Спиридонов:

– Насыщенная. Там у сопрано – почти весь репертуар новый.

А.Пичугин:

– То есть, Екатерине пришлось активно так подготовиться…

Е.Коничева:

– Да. Ещё половина, да, где-то…

А.Пичугин:

– Ещё есть пять дней! Хорошо. Всё-таки, про Дома престарелых. Это такая тема… ну… опять же – новая для нашей программы, о которой хочется говорить, обсуждать. Я уже говорил, что в программе «Дело дня», которая также у нас, на радио «Вера», выходит, Мария представляла эту проблематику. Там говорилось про Дома престарелых. Вот, вы туда приезжаете. Как, вообще, всё это выглядит? Как вас встречают именно пожилые люди, которые живут там? Они чего-то ждут…

М.Большакова:

– Ну, знаете, Алексей… на самом деле, в нашей ситуации – может быть, мы не совсем типично подходим с точки зрения мифологем отношений НКО и Дома престарелых, но, опять же, возвращаясь к человеческому фактору – нам очень важно, чтобы директор Дома престарелых… чтобы мы вошли в какую-то синергию. Потому что, конечно, можно значит приехать, или позвонить, и вам скажут: «Ребята, дайте денег и отвернитесь». Вот это – вообще не наша история.

А.Пичугин:

– А бывает так?

М.Большакова:

– Ну, у многих бывает, пока бывает. Надеюсь, что когда-нибудь этот вопрос будет решён по-другому. Я не хотела бы сейчас об этом.

А.Пичугин:

– Нет, нет, об этом совсем не надо говорить …

М.Большакова:

– Я хотела бы ровно о том, что это процесс переговоров. Это процесс отношений. Это процесс ощущений. Ну, когда вы приходите в гости, я не знаю, вам рады? Нам – рады.

А.Пичугин:

– Меня – позвали, понимаете? А вы находите, я так понимаю… Как вы находите подопечных? Ведь Домов престарелых в каждом регионе множество.

М.Большакова:

– Вы знаете, во-первых, мы сейчас не говорим о всей стране, потому что пока нашего ресурса хватит на, может быть, какие-то определённые территории. Потому что это каждый раз – договорённости, закупки, выезд, время, люди… Сейчас много говорят о волонтёрах, но мы прекрасно понимаем, что волонтёрством можно заниматься в свободное от работы время. И волонтёр – это человек, который решает, в том числе, и свою задачу, тратит своё личное время, и мы с большим уважением относимся ко всем тем, кто так или иначе к нам подключается. Требовать от них мы ничего не можем, кроме, в общем, качества. То есть, всё-таки, в этой истории это не должно быть вот… на «отшибись», извините. Это – да. Если уж вы готовы кому-то помочь, то лучше всё-таки это сделать хорошо. Это важное условие. То есть, в нашей ситуации, от наших помощников, добровольцев мы, всё-таки, требуем дисциплины и – принимать те условия, которые предлагает Фонд.

А.Пичугин:

– Если уж вы согласились на них, то – следуйте.

М.Большакова:

– Если это растения, то – хорошие растения. Не надо нам сбрасывать всё в одну кучу. Потому что мы уже знаем массу примеров сбора одежды, из которых – сначала весь Фонд бесконечно её перебирает, потом оказывается, что там дырки, нехватка пуговиц, и надо срочно договариваться и сдавать куда-то в утиль половину. Сейчас, просто, мне кажется, что отношение к благотворительности, вообще – желание сделать доброе дело – оно должно быть гигиенически чистым.

А.Пичугин:

– Но оно меняется!

М.Большакова:

– Оно очень сильно меняется.

А.Пичугин:

– Говорили об этом уже не раз, что если даже 5-7 лет назад люди не очень понимали, что такое Благотворительный Фонд, это было в сознании 90-х – ну, это что-то такое импортное, что вряд ли приживётся на российской почве. Нет, прижилось. Нет, у нас теперь тоже много Благотворительных Фондов, которые действительно помогают.

М.Большакова:

– Больше 250 тысяч. По стране.

А.Пичугин:

– Фондов? Тысяч?

М.Большакова:

– Да. По стране.

А.Пичугин:

– Мы не ослышались?

М.Большакова:

– Дело в том, что мы находимся, всё-таки, в Центре, и есть определённые… Есть крупные Фонды, их больше 200, на самом деле, которые имеют возможность информационной поддержки, а информационный ресурс – это второй по значимости после экономического ресурса. Ну, они взаимосвязаны – информация и экономика. Чем больше о тебе знают, тем больше тебе помогают. Плюс к этому, это репутационные моменты. Например, в этом году запущена программа «Благотворительные Фонды против мошенников». Потому что, конечно, очень много мы пережили, когда ходили, и до сих пор ходят, люди, там, по переходам, в переходах сидят, в электричках ходят – псевдомонахи, псевдоинвалиды. Вот, эта ситуация тоже потихонечку сходит на «нет», очень тяжело идёт, как мы видим.

А.Пичугин:

– Ну, это чей-то бизнес, хорошо устроенный.

М.Большакова:

– Конечно, да. Конечно. И поэтому… как сказать… те Благотворительные Фонды, которые давно и активно на рынке, просто объединились в едином порыве. У нас есть несколько Благотворительных Собраний, в каждом регионе есть Объединение Благотворительных Фондов, потому что это… я не могу назвать это индустрией, но это некий сегмент социального рынка, который развивается. Может быть, он ещё не на той стадии, на которой у нас находится, например, бизнес. Пока ещё благотворительность у нас находится на первоначальной стадии развития. Но развивается активно.

А.Пичугин:

– Помимо огорода… Я так понимаю, что, помимо огорода, у вас…

М.Большакова:

– Есть ещё проекты.

А.Пичугин:

– … есть ещё проекты, как раз, связанные с пожилыми людьми. Расскажите о них.

М.Большакова:

– Давайте, я сейчас не буду размывать эту ситуацию, потому что сегодня мы про… «Огород воспоминаний» – он сегодня, на самом деле, стартовал, вот так – в активной своей фазе. Не в подготовительной, а вот уже в активной.

А.Пичугин:

– Какой помощи Вы ждёте в этом проекте?

М.Большакова:

– Во-первых, на сегодняшний день, даже вот на этапе подготовки, мы уже получили грандиозную поддержку со стороны тех, кто понимает, о чём речь. Мы надеемся, что нас будут поддерживать всё больше и больше. Мы очень рады, что случился этот концерт. Чего ещё желать начинающему проекту? Не начинающему Фонду, а начинающему проекту. И, для меня, самой большой поддержкой – для меня как директора Фонда и участника проекта – я просто болею им, я очень хочу, чтобы всё было… чтобы получилось, чтобы расширялось, чтобы приходили новые идеи, чтобы реализовывались новые начинания в историях с пожилыми людьми – пожалуйста, просто приходите на концерт. Билет стоит недорого. Это вполне доступно. Это предрождественский период, может быть, уже кто-то уедет, но… нет, на самом деле, после 25 числа люди начинают уезжать… вы ещё можете купить билет, прийти, познакомиться там со всеми нами, послушать потрясающую музыку, получить огромное удовольствие. Приводите детей. Для них это будет неким, знаете… даже моментом внутреннего роста – этот репертуар, та программа, которая составлена.

А.Пичугин:

– И программа, и знакомство с «Моими друзьями».

М.Большакова:

– Да. Я думаю, что я обязательно приду на концерт. Ну, если будем живы, как говорил Лев Толстой. И, Алексей, надеюсь, что Вы придёте, и мы сможем там все ещё и пообщаться. И цветы, и грядка – всё будет!

«СВЕТЛЫЙ ВЕЧЕР» НА РАДИО «ВЕРА»

А.Пичугин:

– Я напомню, что в гостях у светлого радио сегодня директор Благотворительного Фонда «Мои друзья» Мария Большакова и оперные певцы – Екатерина Коничева и Сергей Спиридонов. Мы представляем концерт, который 24 декабря, в шесть вечера, пройдёт в Большом зале Музыкального училища им. Гнесиных. Это самый центр Москвы, ул.Поварская, д. 38, метро «Арбатская» – там ближе всего, наверное, метро «Арбатская». «Навстречу Рождеству» – так называется концерт ( Екатерина Коничева, Сергей Спиридонов, Алхас Ферзба ). Концерт организовали радио «Вера» и архитектурное бюро «Аттик Д.И.К.».

Дети. Вот, мы говорили про детей, которые могут прийти. А кто-то из Ваших подопечных будет?

М.Большакова:

– Вы знаете, думаю, что, если захочет, то будет. Мы совершенно не планируем афишировать такого рода деятельность. Потому что те подопечные, которые живут в семьях – знаете, это их личное пространство…

А.Пичугин:

– Ну, естественно…

М.Большакова:

– … и личное желание. Кто захочет, тот придёт.

А.Пичугин:

– Те, кто живёт в социальных учреждениях?

М.Большакова:

– Скорее всего, нет.

А.Пичугин:

– Просто, есть такое распространённое – наверное, заблуждение, мне кажется – что дети не должны видеть вот таких социальных проблем: что есть пенсионеры, которые живут в Домах престарелых, что есть больные люди – давайте, наших детей от этого оградим. Наверное, в этом кроется какая-то большая ошибка.

М.Большакова:

– Это какие-то другие дети, я Вам хочу сказать. Мне кажется, что наши дети на порядки активнее нас. Они, в отличие от нас…

А.Пичугин:

– Дети – это я не про 25-летних…

М.Большакова:

– Я – про школьников.

А.Пичугин:

– … а про маленьких, тех, которых… ну, есть определённые границы…

М.Большакова:

– На вечерний концерт дошколят, наверное, не поведут.

А.Пичугин:

– Дошколят не поведут. Но могут привести, запросто, учеников, там, седьмого, шестого класса…

М.Большакова:

– Слушайте, по моим наблюдениям, они и макулатуру складывают, и бутылки какие-то там… сегментируют, то есть, они…

Е. Коничева:

– … уже личности, уже… 6-7 класс – уже личности, конечно.

М.Большакова:

– Да, они – личности, они подарки – собирают, какие-то поделки делают по доброй воле. Их просто не надо возглавлять, их надо поддержать снизу. Любой добрый порыв нужно просто… ну… как сказать… помочь человеку реализовать. Особенно в таком возрасте – дети чрезвычайно активны. Это просто удивительное совершенно поколение растёт! Даже, например вот, недавно я общалась… есть уже много волонтёрских движений в Москве… «Мосволонтёр» – очень адекватные, приятные люди, и они, как раз, говорят, что с грустью приходится часто отказывать тем, кто по возрасту не проходит. Но их много приходит. И поэтому дети, как раз, уже даже говорили о том, что в кружках, например… У меня вот много растений, на сегодняшний день, осталось пока просто дома. Потому что в офисе их держать тяжело – за ними надо ухаживать. И дети одной из Звенигородских школ просто – растения находятся в городе Звенигороде в квартире, честно скажу – просто сказали, что они готовы забрать и ухаживать до каникул, и попросят у директора разрешения, чтобы остаться и ухаживать в каникулы. Что-то нельзя, например, рассадить сейчас… ну, какие-то такие моменты. Это была не моя инициатива. Я просто думала, что с этим делать.

А.Пичугин:

– А… можно растения покупать?

М.Большакова:

– Можно, но желательно с нами этот вопрос обсуждать.

А.Пичугин:

– То есть, нельзя просто вам принести: «Ой, я вот эту герань решила…»

М.Большакова:

– «Я вам 24 герани привезла, и каждая из них в ведре стоит…» Потому что у растений тоже есть свои болезни, есть своя специфика. Есть растения, которые очищают воздух…

А.Пичугин:

– Есть – наоборот.

М.Большакова:

– Есть – наоборот, да. Потом, например, в Ботаническом саду нам отдали несколько растений, уже сказали: «Ребята, вы их заберите, но пока не отдавайте, потому что буквально через 2 месяца – у них уже маленькие детки – их надо будет рассадить, допустим, на десять». И мы понимаем, и вот это я могу поручить школьникам – сохранить эти растения до марта, рассадить, и к Пасхе отвезти, например, вот то же алоэ – ну, прекрасное растение, его можно в нос капать, в уши, там, чего-нибудь натереть… Но это растение, вокруг которого все собираются и – вспоминают…

А.Пичугин:

– … как в детстве их лечили алоэ.

М.Большакова:

– Да!

Е.Коничева:

– Растением не только надо заниматься пожилым людям, но вообще – всем!

М.Большакова:

– Конечно! Оказалось, что история с садом и огородом – она очень социально близкая абсолютно… почти всем. Да даже луковица – вспомните луковицу в баночке из-под майонеза, которую, ну… кто не выращивал луковицу в баночке из-под майонеза?

А.Пичугин:

– Я!

М.Большакова:

– У Вас не было детства, Алексей.

А.Пичугин:

– Ну, простите! Бабушка выращивала, а я песочек носил.

М.Большакова:

– Вот! Вот.

Е.Коничева:

– Значит, участвовали!

М.Большакова:

– Участвовал, да!

А.Пичугин:

– А как тогда вам помогают… ну, не знаю… волонтёры, дети, люди, которые хотят вам помочь…

М.Большакова:

– Пишут. Звонят.

А.Пичугин:

– Пишут. То есть, кто-то может вам позвонить, и предложит на выбор… ну, или не на выбор… просто: «Могу привезти вам такие-то, такие-то растения, а вы их передадите», – таким образом согласовывают.

М.Большакова:

– Ну, мы говорим: «Вы знаете, вот, сегодня нам не надо везти, потому что мы планируем поездку, допустим, на следующей неделе…

А.Пичугин:

– Ну, понятно – на следующей неделе…

М.Большакова:

– …да, давайте мы вот с Вами… мы заберём у Вас растения на следующей неделе». Потому что, например, из Ботанического сада МГУ мы забирали растения буквально, там, за 3 дня до того, как их везти, потому что – ну, растение требует ухода.

А.Пичугин:

– Надо сразу…

М.Большакова:

– Они живые! Это же совершенно удивительно – они живые.

А.Пичугин:

– Все, я так понимаю, ваши контакты, все ваши нужды – всё есть на сайте myfriends.ru?

М.Большакова:

– На сайте. Мы легко ищемся Поисковиком по…

А.Пичугин:

– Ну, первая, естественно, выдача любого Поисковика будет «фонд мои друзья». Тут, на самом деле, и не только… тут же можно прочитать всю информацию о том, чем вы ещё занимаетесь?

М.Большакова:

– Да, и подключиться. И главное – приходите на концерт. Мы там обсудим все варианты взаимодействия – с растениями, о тех, кому ещё можно их подарить. Может быть, можно говорить о психоневрологических интернатах. У нас есть это в планах, но, поскольку коммуникация осложнена, то мы пока… ну, как сказать… мы это планируем, но ещё не начали. Может быть, после концерта, если кто-то придёт и скажет, что поможет нам в этом деле – в отношениях с директорами с теми же, там, в пространстве, в транспортировке – мы начнём и это направление. Расширимся.

А.Пичугин:

– Вы с отказами когда-нибудь сталкивались? Вот, приходите куда-то в социальное учреждение, а вам директор говорит: «Нет, мы с растениями тут не будем морочиться, нам это не надо!»

М.Большакова:

– Ну, я же не делала такую, знаете, ковровую бомбардировку звонков. Пока.

А.Пичугин:

– А как вы выходите на… Дома…

М.Большакова:

– Во-первых, у нас есть несколько наших постоянных подопечных. У них есть знакомые директора Домов престарелых… вы знаете, не только Москва – маленький город, страна тоже чрезвычайно мала, особенно в профессиональных сегментах. И мы просто спрашиваем: «Как Вы думаете, а кому ещё из Ваших коллег было бы это интересно?» И набирается достаточно для того, чтобы мы… ну, как сказать… и не захлебнулись в этой деятельности, то есть, могли её исполнять, по-прежнему, радостно, с волонтёрским задором, и не только это, и, при этом, расширяться. Может быть, не так быстро, как если бы это был большой федеральный Фонд. Но, с другой стороны, атмосферные проекты вообще не могут быть такими – огромными и громоздкими. Они должны расти, как каждое растение.

А.Пичугин:

– Ну, они должны расти… они, причём, должны передавать, видимо, какую-то инициативу…

М.Большакова:

– Конечно!

А.Пичугин:

– … и возможности похожим… ну, помогать… не знаю… подготавливать что-то для того, чтобы…

М.Большакова:

– Ну, методологически.

А.Пичугин:

– … да, чтобы появлялись такие Фонды – просто по стране. Вы говорите – 250000…

М.Большакова:

– … человек.

А.Пичугин:

– Это значит, что… Человек или фондов?

М.Большакова:

– А, фондов 250000. Просто, в Домах престарелых, по статистике примерной, около четверти миллиона людей живёт.

А.Пичугин:

– В России?

М.Большакова:

– В России.

А.Пичугин:

– Ну, это не мало, кстати. Даже совсем… 250000 фондов. Это значит, что не только в Москве и Московской области, и в городах-миллионниках они есть. Это значит, что они есть и в совсем небольших регионах, и в регионах, где ситуация экономическая гораздо хуже, чем в центральных областях. Значит, там тоже что-то есть?

М. Большакова:

– Пусть люди… ведь, зачем люди делают фонды? Для того, чтобы реализовать свои инициативы. Значит, у них есть какая-то идея, которая относится именно к их пространству. Пусть каждый занимается своим пространством – это совсем неплохо. Не надо монополизировать рынок благотворительности и рынок добрых дел.

А.Пичугин:

– Нет, ни в коем случае! Это вот просто… ни в коем случае!

М.Большакова:

– Поэтому, мы за… как сказать… консорциум разных проектов и за синергию единомышленников. Вот, может быть, знаете… вот, после концерта мы подумаем, и, действительно, порой начнём… там, по весне, иногда выезжать к кому-то и, заодно, и петь. Я абсолютно уверена, что…

С.Спиридонов:

– Абсолютно – «за»!

Е.Коничева:

– Да, да – «за»!

М.Большакова:

– … жители Домов престарелых – многие из них петь умеют и любят. И совсем не примитивный репертуар. И, может быть, Катя, мы и попробуем – да?..

Е.Коничева:

– Да! С удовольствием! Я поддержу. Да!

М.Большакова:

– … учинить… Но это – вопрос уже следующего года.

А.Пичугин:

– И, кстати, если у вас вдруг эта идея…

М.Большакова:

– … прорастёт!

А.Пичугин:

– … прорастёт, будет близка к исполнению – то приходите, мы об этом поговорим, с удовольствием представим. Тем более, что дружба-то началась, я надеюсь…

Е.Коничева:

– Все мысли материализуются! Я вот, действительно, ранее… ну, некоторое время… говорила: «Я очень хочу съездить попеть в Доме престарелых, в Детском доме», – и вот, так сложилась жизнь, что я встречаю Марию Большакову, просто, и…

М.Большакова:

– Ну, у нас сегодня уже такой день, на самом деле – уже вечер, волшебный совершенно.

А.Пичугин:

– Ну, вы ещё и из Дубны только что приехали, у вас свежие воспоминания у всех, перед глазами…

М.Большакова:

– Сегодня же 19 декабря…

А.Пичугин:

– Святитель Николай!

М.Большакова:

– Да, Николай-чудотворец! Вот, мы все сегодня – в чуде. В каком-то состоянии – чуда.

А.Пичугин:

– И наших слушателей мы с этим поздравляем! Там, кстати, чуть позже будет программа, посвящённая Празднику. Но это уже потом, после нашего эфира. Ещё про концерт несколько слов. Потому что, вот, передо мной лежит Программа, где, помимо исполнителей, ещё ведь и замечательные музыканты значатся. Расскажите про ваших коллег.

С.Спиридонов:

– Это наши друзья, прекрасные музыканты – трио скрипка-альт-виолончель: Лариса Лигунова, Юлия Черепанова, Надежда Иванова. Надежда Иванова сегодня является, кстати, старшим преподавателем РАМ им. Гнесиных. Она с удовольствием откликнулась, собрала своё трио для нашего концерта. А партию фортепиано будет исполнять Наталия Коноплёва, с которой я уже сотрудничаю 4-й год, и это – прекрасный музыкант, прекрасный человек, и тоже она с большой радостью откликнулась на предложение сыграть в этом концерте.

А.Пичугин:

– Так что, дорогие друзья, приходите – 24 декабря, в 6 вечера, Большой зал Музыкального училища им. Гнесиных, Поварская, дом 38, метро «Арбатская» – ближайшая. Екатерина Коничева, Сергей Спиридонов – это наши сегодняшние гости, Алхас Ферзба – ну, к сожалению, он сегодня не смог прийти – для вас выступят. Исполнят огромное количество и оперных произведений, и народных песен, романсов – прекрасный концерт, я вас уверяю, недаром ваше любимое радио «Вера» его организовывает, вместе с архитектурным бюро «Аттик Д.И.К.»!

Мы уже будем заканчивать нашу программу – давайте, закончим музыкой. Это ария Калафа из оперы «Турандот» – опера Пуччини. Ну, это вот то, что я могу рассказать, а вы – подробнее чуть-чуть. Исполняет Сергей Спиридонов.

С.Спиридонов:

– Ну, это опера «Турандот», по сказке Карло Гоцци, написана Джакомо Пуччини. Одна из моих любимейших опер. Ария – самая, наверное, любимая в моём репертуаре. Я её записывал, где-то, наверное, полгода назад, с оркестром и хором. Надеюсь, вам понравится.

А.Пичугин:

– Ну, мы сейчас будем слушать, а с вами, дорогие друзья, мы прощаемся. Мария Большакова, директор Благотворительного Фонда «Мои друзья», Екатерина Коничева, оперная певица, и Сергей Спиридонов, оперный певец, тенор, были гостями нашей программы, в нашей студии. Спасибо огромное, приходите к нам! Давайте, правда, договоримся, что, если у вас всё сложится вот с этой вот задумкой, мы обязательно здесь соберёмся, в студии светлого радио и это обсудим. Удачи! Спасибо вам огромное. Будьте здоровы!

М.Большакова:

– Спасибо!

Е.Коничева:

– Спасибо!

С.Спиридонов:

– Спасибо! До свидания!

1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (1 оценок, в среднем: 4,00 из 5)
Загрузка...