Михаил Меньшиков «Выше свободы (статьи о России)»

Михаил Меньшиков «Выше свободы (статьи о России)»
Поделиться

Михаил_Осипович_Меньшиков_(1859-1918)«Если суждено России восстать из ее развалин, то это совершится по тому же закону, какой воскрешали другие павшие народы. Дойдя до края пропасти, народ ужаснется – и отшатнется от нее. Беспечный и забывшийся, он очнется. Он вспомнит древнее свое величие. Утомленный мерзостью, он захочет вернуться к прошлому. О, не все в прошлом нашем так беспросветно черно, как кричат предатели! Просто физически народ не мог бы существовать, если бы начала его жизни в существенном не отвечали природе. Если сохранился ствол племени – доказательство, что в общем был когда-то здоровый корень, и, может быть, он еще жив, скрытый в почве».

Это было чтение из книги статей о России под названием «Выше свободы», – пера крупнейшего русского публициста Михаила Меньшикова, расстрелянного большевиками в сентябре 1918-го года на берегу Валдайского озера, напротив Иверского монастыря. Отрывок из статьи «Памятник святой Ольге» читал поэт и публицист Юрий Кублановский.
Меньшиковский сборник, выпущенный в самом конце прошлого века, оказался «первой ласточкой» в деле возвращения имени и наследия этого – по меткому определению Василия Розанова – «консерватора, но не ретрограда», горячего свободолюбца и патриота. Напомню и уточню, что в отличие от многих своих коллег-журналистов, он не только устоял перед растущим «соблазном социализма» любых оттенков, но и от рокового обольщения Февралём 17-го, обернувшимся обвалом русской цивилизации. Имя этому обвалу – «Красный Октябрь».
В течение полутора десятилетий Меньшиков чуть ли не ежедневно публиковал в суворинском «Новом времени» свои «Письма к ближним», размышляя в них обо всем на свете, но прежде всего – о том, что в одной из своих работ он назвал «неудержимым инстинктом Родины».
Перелистывая сегодня страницы этой одновременно грозной и умиротворяющей книги, я поражаюсь её актуальности современному нашему бытию, ежедневно становящемуся само́й Историей.
..О которой – по Божьей воле – станут напряжённо размышлять наши потомки.
Но что же они поставят во главу угла: геополитические уравнения или душу живого человека? Гражданскую войну в смятённых умах – или – говоря словами Михаила Осиповича, некое «нравственное богатство»? «Гибель нашего народа, как и всякого, – горестно писал он, – единственно от упадка нравов»…
Прислушиваясь сегодня к общему гулу нашей фейсбучно-блоггерской сетевой вселенной, я размышляю об этих простых словах Михаила Меньшикова, который сто лет тому назад не только отважнее и свободнее многих заговорил о грядущих потерях, – но и призывал – вы только вслушайтесь – к службе и благородной жертве саму Свободу! А вспоминая однажды известного публициста и литератора 19-го века Михаила Каткова, утверждал, что тот «…имел мужество заговорить языком свободного гражданина с тем достоинством, которое обезоруживало власть. Он боролся на два фронта, как, впрочем, и все великие борцы в области мысли. Сражаясь против крайностей демократизма, Катков ополчился столь же пламенно и против выродившегося тогда нашего полицейского бюрократизма». Конец цитаты.

В редком журнальном отклике на книгу «Выше свободы», названном «“Письма к ближним” – и дальним» («Новый мир», 1999-й год) Юрий Кублановский зорко отметил, что эта проницательная характеристика вполне применима и к самому Михаилу Меньшикову.
Впрочем, вернемся к его статье 1907-го – «Памятник святой Ольге».

«Возвращаться к корням своей истории, к идеалам мужества, упорного труда, бесстрашия, глубокой веры в жизнь – вот что теперь нужно. Возрождающиеся народы проходят через эпоху романтизма. Необходимо, чтобы и у нас воскресли благородные воспоминания, чтобы вновь были показаны героические идеалы – и сама собою сложится психология веры и народной чести. Национальное чувство не упадет с луны, за ним нужен уход, нужно тщательное воспитание. Мне кажется, в ряду других бесчисленных мер и способов борьбы с анархией полезно было бы восстановить в памяти народной нашу старину, в которой в самом деле было много удивительного, полного красоты и силы».

«Благородные воспоминания» и «героические идеалы».
Упаси Бог от того, чтобы эти емкие определения стали для нас чем-то вроде музейных экспонатов.
…Для собеседника же Чехова и Лескова, для свободного гражданина и патриота России Михаила Меньшикова, – убитого красногвардейцами на глазах у своей семьи, – именно эти понятия стали животворным залогом грядущего возрождения. Благодарно кланяюсь его памяти.

1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (3 оценок, в среднем: 5,00 из 5)
Загрузка...

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.