Светлый вечер - Диана Гурцкая (эфир 17.03.2015)

Светлый вечер - Диана Гурцкая (эф. 17.03.2015) - Часть 1
Поделиться
Светлый вечер - Диана Гурцкая (эф. 17.03.2015) - Часть 2
Поделиться

Гурцкая ДианаВ гостях у программы “Светлый вечер” была певица и общественный деятель Диана Гурцкая.
Разговор шел о творчестве Дианы, об организованном ею фестивале “Белая трость” и о фонде помощи незрячим и слабовидящим детям “По зову сердца”.

Ведущая: Лиза Горская

Л. Горская

— Здравствуйте, дорогие радиослушатели, в эфире программа «Светлый вечер», с вами в студии я, Лиза Горская. И сегодня у нас в гостях певица, заслуженная артистка Российской Федерации Диана Гурцкая.

Наше досье:

Диана Гурцкая родилась в Сухуми, окончила школу-интернат для незрячих и слабовидящих детей в Тбилиси. В 95-м стала одним из победителей музыкального конкурса «Ялта-Москва-Транзит». В 99-м окончила эстрадное отделение московского Государственного музыкального училища имени Гнесина. Заслуженная артистка России, кавалер ордена Чести Грузии, председатель Попечительского совета фонда помощи незрячим и слабовидящим детям «По зову сердца», а также организатор фестиваля «Белая трость», член Общественного совета при Председателе Совета Федерации России, замужем, воспитывает сына.

Л. Горская

— Здравствуйте, Диана!

Д. Гурцкая

— Здравствуйте, дорогие радиослушатели! Здравствуйте, милая, замечательная Лиза! Знаете, я могу сказать, что у вас очень красивое имя. Тут даже видеть не надо, тут можно чувствовать — вы очень красивая, от вас такой свет души. Это здорово, что есть такие люди! И, вообще, я думаю, что на этой радиостанции — радио «Вера» — я уверена, что все такие люди, и слушатели такие же замечательные. Я очень рада, что я здесь сегодня с вами, что мне посчастливилось побывать у вас. Простите ради Бога, долго мы разговаривали о том, чтобы я сюда приехала. Просто, опять же — то одно, то другое — то ребёнок, то работа. Но вот я сегодня, несмотря на то, что чуть-чуть чувствую себя неважно, я вместе с вами.

Л. Горская

— Спасибо большое! Вы нас смутили своими похвалами. Как у нас принято в стране, первую половину 2015 года мы подводим итоги 2014, вроде год недавно начался. Скажите, пожалуйста, в 2014 году что запомнилось больше всего? Олимпийские события были в вашей жизни, фестиваль культурный в Сочи.

Д. Гурцкая

— Конечно, олимпийские события не только для меня, а вообще для всех, для всей страны — это было грандиозно, это была великолепная история. История, которую, наверное, будем рассказывать своим детям, внукам и так далее. И олимпийские истории, паралимпийские истории. Конечно же, я горда, что я смогла что-то сделать именно во время Олимпиады. Во-первых, я рада и счастлива, что я являлась послом Паралимпиады Сочи 2014. Это было такое счастье для меня и огромное доверие. Я была факелоносцем. Это огромная гордость, я вам скажу, это огромная ответственность. Я участвовала, и были концерты, и были разные мероприятия от Ванкувера до Лондона, и потом, конечно же, до России. Я всегда была с Олимпиадой, с Паралимпиадой, с ребятами. Вы знаете, есть такие моменты, которые никогда не забудутся. Вот я помню Ванкувер, Паралимпиада, и мы все вместе — был последний день, закрытие Паралимпиады — было жутко холодно, и я помню, что выходила в платье, платье концертное, с короткими рукавами, но были настолько сплочённые все, что мы не помнили, что холодно. И все меня согревали, все меня оберегали. И вот эта сплочённость от Ванкувера и уже здесь, в России, в Сочи, это настолько чувствовалось. Во-первых, мне посчастливилось участвовать на закрытии Паралимпиады, на открытии я была тоже. И на закрытии я участвовала, мы пели вместе с Хосе Каррерасом. Там было замечательное шоу сделано, потрясающие артисты кроме… Даже мне в какой-то степени хотелось бы не так громко о себе говорить, потому что там замечательные были ребята. То есть настолько было всё сделано потрясающе, настолько было неповторимо, это было здорово, на самом деле. И я хочу сказать, что у нас очень талантливые люди. Мы это можем показать. И именно в этот же день — день закрытия Паралимпиады — у меня был паралимпийский гала-концерт фестиваля «Белая трость». Вы знаете, мы собрали отсюда из разных городов детей в Сочи. И это была для них такая незабываемая история, событие нереальное просто. Значит, «Белая трость», мы там великолепно спели, опять же, на сцене вместе с нами был Хосе Каррерас. Наши замечательные артисты — Дима Билан, который никогда не отказывается и всегда присутствует на нашем фестивале, поёт; Сосо Павлиашвили, очень-очень многие мои коллеги: Анита Цой, Катя Лель, все-все, которые… Я настолько всем благодарна, настолько… Александр Олешко, который уже не первый год с нами находится и с нашим фестивалем, он — друг нашего фестиваля, Марк Тишман. То есть все ребята, которые, несмотря на то, что они очень занятые, они никогда не говорят «нет». Они вместе с нами были в Сочи, пели с нашими детишками. А для детей это огромная, большая, глобальная история. Тем более они понимали, что сегодня, в этот замечательный день, в день закрытия Паралимпиады, дети здесь поют. Более того, потом мы их собрали всех на мероприятие, где проходило закрытие Паралимпиады. И дети вместе со всеми просто в унисон кричали: «Россия! Россия!» Знаете, для них это, наверное, такой глобальный момент, за что в какой-то степени, простите за громкость, но я горда, что хоть как-то смогла это сделать и осуществить эту мечту. Потому что это для каждого ребёнка, это и для меня, и для каждого ребёнка также — огромная мечта. Вот это, конечно же, Паралимпийские и Олимпийские события. Вы знаете, буквально недавно тоже было шоу, посвященное году после Олимпиады и Паралимпиады — Илья Авербух сделал замечательное шоу тоже, и я была приглашена. Ну, что уж говорить, всё мы можем делать красиво, красиво и хорошо, это очень важно. Мы можем радоваться, мы можем любить нашу работу и любить то, чем мы занимаемся, то есть это огромное счастье. Мой ребёнок пошёл в первый класс. Знаете, вот с этим ничего не сравнится. Я думала, что я вроде такая сильная, крепкая. Я целый день, не знаю почему, когда я его оставила в школе, и я его оставила с племянником вместе — они вдвоём пошли в первый класс, — я рыдала, как белуга. Я не знаю почему, но это целый день, просто это были слёзы радости, это были слёзы счастья. И я понимала, что в моей жизни самое главное — это ребёнок. И это моё дитё, вот у него сегодня такой шажок, довольно-таки серьёзный шаг, я бы так сказала, не шажок, а серьёзный шаг во взрослую жизнь. И столько всего ему придётся познать в жизни, и столько всего, и, может быть, в какой-то степени разочарование где-то, что-то. Но самое главное для меня — чтобы он был и он стал настоящим человеком. И вот этот путь был именно в 2014 году. Опять же, уже не на Паралимпиаде, в 2014-м — «Белая трость» тоже здесь у нас была в Москве, то есть замечательный фестиваль. У нас, слава Богу, что этот фестиваль есть. Вы знаете, это такое счастье. Когда я начинала в своей жизни идти к своей цели, то я даже мечтать не могла о многом. И когда мне Игорь Николаев сказал, что он мне поможет, что у меня хороший голос, это было для меня, как золотой ключик к тому, к чему я стремилась всю жизнь. Хотя я была маленькая девочка, довольно-таки такая — ещё только закончила школу. А сейчас у этих детей есть возможность спеть с Ларисой Долиной, опять же, с Лазаревым или с Димой Биланом, с разными нашими потрясающими исполнителями, с Надеждой Георгиевной Бабкиной. Это большая история для них. Потому что я помню себя: когда мне Игорь Николаев просто сказал эти слова, я неделю не спала — что вот такой гениальный человек, Моцарт на нашей эстраде, мне вот это сказал. А теперь вот эти детишки поют со звёздами — это большое счастье для них. И что у меня ещё? Дальше уже вот 2014-2015 год, мы долго очень работаем над альбомом.

Л. Горская

— С Гораном Бреговичем работаете над альбомом?

Д. Гурцкая

— Да, с Гораном Бреговичем. Вы знаете, работа длится долго, вопросов море: почему, за что, почему так, почему так долго? Потому что работа не совсем лёгкая, я бы сказала, потому что есть совпадение в мелодии, есть совпадение в какой-то степени по душе. Но лирика, стилистика чуть-чуть другая. Может быть, поэтому мы как-то примиряемся, делаем, и я думаю, что мы закончим этот альбом, и это будет очень здорово и удачно. Также я записываю песни. Опять же, на русском языке, опять же, пишу на грузинском языке и записываю песни. То есть работа, она есть. И как бы потихонечку, потому что вот сейчас я выезжаю не настолько — почему? Потому что ребёнок растёт, ему нужна я. И как только у меня время появляется, то я хочу это время посвятить ему. И я думаю, что и зрители и слушатели простят, потому что иначе бы и они меня не простили бы, если бы я его забросила бы. Вы не представляете, как я ему нужна. Например, каждый божий день он приходит со школы: «А мама дома?» Неважно, он может даже не заглянуть в ту комнату, где я сижу.

Л. Горская

— Ему важно, чтоб вы рядом были.

Д. Гурцкая

— Мама дома — всё, то есть, слава Богу! Мы обязательно с ним беседуем: как сегодня день прошёл, что сегодня получается у тебя, что не получается, где с кем чуть-чуть подрались, не подрались, почему случилось. Вы знаете, я не хочу, чтобы ребёнок у меня как-то в какой-то степени закрылся. Потому что он должен рассказать обо всём. И это очень важно — когда есть у него возможность и понимание того, что он придёт домой, и любая жизненная ситуация, чтобы с ним не случилось, вот — есть этот дом, его дом, где его направят, если даже он не прав, где его поймут и где ему подскажут правильные слова. То есть это очень важно. Хотя ему 7 лет, но я ему уже говорю: «Чтобы не случилось — никогда не скрывай!» Параллельно с моей работой, конечно, обязательно моя семья, то есть чего бы я в жизни не достигла, моя семья всегда рядом, моя семья мне помогает. И если бы не их помощь, например, моего брата, который всегда верил, даже тогда, когда другие не верили и с ухмылкой смотрели на меня: «Господи, куда же этого ребёнка тащат? Ну, зачем ей туда? Какой там шоу-бизнес или какая сцена? Купите вы ей пальто, отправьте домой!» То есть вот так тоже было сказано моему брату. Но, несмотря на это, он поверил, что из меня кто-то будет, кто-то выйдет и так далее. И конечно же, теперь вся моя семья, мой муж, который настолько уже хочет, чтобы я была на сцене, что, может быть, даже в какой-то степени… Иногда я ему говорю: «Слушай, может, ты больше меня этого хочешь?» Вот так вот. Это очень важно — когда я понимаю, что они рядом, что я не одна, что они рядом, что они помогут. Вы знаете, это многого стоит.

Л. Горская

— Диана, я предлагаю послушать вашу песню. Давайте «Колыбельную» тогда? Для сына, я так поняла?

Д. Гурцкая

— Для моего сына и, вообще, для всех детей. Потому что, знаете, чужих детей не бывает. Я обожаю детей, я просто безумно их люблю. Я, вообще, не понимаю как без них возможно жить. Поэтому не только для моего сына, а для всех детишек. И пусть у них всё будет хорошо, пусть они не боятся завтрашнего дня, мирного неба им пожелаю!

Л. Горская

— Послушаем.

(Звучит песня.)

 

Л. Горская

— Я напоминаю нашим радиослушателям, что в эфире радио «Вера» программа «Светлый вечер». И сегодня у нас в гостях певица, заслуженная артистка Российской Федерации Диана Гурцкая. Диана, вы такую фразу произнесли: «Когда я начала в своей жизни идти к своей цели», — то есть у вас был в жизни момент, когда вы осознали: вот моя цель, я к ней иду. Правильно?

Д. Гурцкая

— Да, это было и это было всегда. Как себя помню, я всегда пела. Изначально это были народные песни. И, как это обычно бывает у нас, в Грузии — в каждой семье у нас поют. И в моей семье не пели только мой отец и мой брат, который сейчас является моим продюсером. То есть они, когда начинали что-то напевать…

Л. Горская

— Им говорили: «Замолчите!»

Д. Гурцкая

— Когда мы все поём — многоголосие — и в этот момент, когда они хотят тоже попеть за столом, в этот момент мы все останавливались. И они очень злились. Что хочу сказать, у нас в семье мама моя пела, бабушка, я, сестра, то есть все мы как-то это очень любили и, как обычно это бывает, у нас многоголосие и так далее. Потом уже, конечно, меня настолько увлекала мелодия, настолько увлекал звук куда-то, в волшебство, видимо, хотя тогда не осознавала. То есть я понимала, что я куда-то стремлюсь, но не знаю куда, я хочу туда, но не знаю куда. То есть такой момент, ну, понятное дело, потому что тогда я была ребёнком совсем уж, малышом. И я поступила в школу для незрячих детей, это было далеко от моего дома, в 500 километрах, в Тбилиси, и, конечно, было трудно. Но там заметили, что я пою. И всегда были разные концерты, школьные конкурсы, где я принимала участие. И там увидела меня Ирма Сохадзе — это наша замечательная грузинская певица, потрясающая. Она меня увидела и пригласила на огромный благотворительный марафон. И тогда были такие прямые эфиры — пятичасовой прямой эфир.

Л. Горская

— На телевидении?

Д. Гурцкая

— На телевидении. Большой зал филармонии в Грузии, понимаете, центральное телевидение. И это, конечно, был такой момент для меня… Естественно, мне пошили платье. Такая я была масенькая, в белом платьице.

Л. Горская

— С бантами?

Д. Гурцкая

— Нет, не с бантами, но волосы подняты, длинные… Ну, ребёночек! Я и сейчас, в принципе, особо так… А тогда была страшненькая такая, худенькая.

Л. Горская

— Вас очень сложно страшненькой представить, не надо!

Д. Гурцкая

— И, в общем, меня позвали на этот концерт. Я, конечно, была в восторге, я ночами не спала, думала: как это со мной случилось, да быть такого не может. Я вышла на сцену. Мы пели с Ирмой Сохадзе в дуэте. Большой зал филармонии, аплодисменты, цветы. И во мне произошло некое озарение: я поняла, что это то, чем я буду заниматься. Это — сказка, это — моя жизнь, я без этого не смогу. И, в общем-то, я заболела этой болезнью, я бредила этим, я жила просто этим. Правда, я не понимала насколько это сложно. Это сейчас уже я, взрослая женщина, сижу перед вами и говорю, что да… А тогда мне это казалось так пленительно, так манит к себе, так здорово. На самом деле, здорово, но я не понимала сложности. То есть не всё так легко, не всё… Тогда, естественно трудно это было понять. И вот с этого всё началось. И потом уже, конечно, были конкурсы, концерты. Была «Юрмала», потом «Ялта-Москва-Транзит». И вот мой брат, такой идейный, он отдал какую-то кассету с моим голосом, была песня какая-то записанная. Кассета была склеенная-переклеенная лаком. И он мне звонит и говорит: «Слушай, ты попала на конкурс «Ялта-Москва-Транзит-95». Я испугалась жутко, потому что я понимала, что Москва — это большой город, жюри. Я до этого же смотрела всё это. И, конечно, около телеэкрана мечтала, но когда уже до меня дошло дело, то я жутко напугалась, потому что я понимала ситуацию: что я вот только-только заканчиваю школу, я не вокалистка — я самоучка. Я жутко испугалась. Но, конечно, мой брат убедил и меня, и мою маму, я приехала сюда, и вот мы попали на этот конкурс, я попала в двадцатку. И ещё раз скажу, что вот сейчас я говорю, что я была самоучка, я не была вокалисткой и так далее — но тогда. Естественно, когда наступили конкурсные дни, то мне казалось, что я так круто пою, так здорово. И как это? — я не получила ни первое место, ни пятое, я получила всего лишь специальный приз жюри, который придумал Игорь Николаев с Ларисой Долиной, чтобы меня как-то не обидеть. Потому что именно Игорь увидел стремление, видимо. Потому что он человек мудрый, очень умный, очень такой понятливый. И он увидел то рвение, которое бушевало у меня в душе и которое ни перед чем бы не остановилась бы. И они с Ларисой Долиной придумали специальный приз жюри, и все там поддержали, чтобы меня как-то не обидеть. Я помню, что Александр Малинин сидел тоже в жюри на тот момент…

Л. Горская

— Вы сказали «Юрмала» какой год?

Д. Гурцкая

— Это была «Ялта-Москва-Транзит». Тогда уже не было «Юрмалы». Тогда была «Ялта-Москва-Транзит». В какой-то момент она была как «Ялта», потом опять «Юрмала». Это был 95-й год. И вот, кстати, недавно мы с Александром Малининым вспоминали этот день, потому что мы буквально недавно спели в дуэте на его концерте. Концерт был потрясающий. Вы знаете, вот так и было, в принципе. Я там не получила никакого места, и более того, я теперь понимаю как это всё было как-то — выглядело иначе чуть-чуть, нежели сейчас. Потому что я сама очень строга по отношению к себе, по отношению, вообще, ко всему. Если ты делаешь, то это надо делать правильно, если ты делаешь что-то, то надо уже в какой-то степени понимать. А я тогда была такая девочка, которая любит мечтать. И потом уже, конечно, когда мы стали с моим братом ездить и говорить всем, что мы хотим, что мы стремимся, мы будем идти на сцену, абсолютное было недоверие. Потому что: «Куда? Ну, куда же ей-то, зачем ей это надо? Вы понимаете куда вы идёте?», и так далее. Единственный человек, кто на тот момент стал понимать нас и понимал — это был Игорь Николаев. И он сам носил песни на студии, на радио, и всегда, когда делались клипы… Он настолько это всё воспринимал и верил. А остальные. Я не говорю даже про людей из шоу-бизнеса. Вообще, люди, к кому мы обращались, никто не верил. Для всех это была просто ерунда какая-то, извините за грубость. Мы с Робертом, помню, подъехали — я уже в начале говорила, что Роберт — это мой брат и продюсер, — мы с ним подъехали к одному человеку, естественно, чтобы нам как-то помогли. И мы стали объяснять, что мы хотим сделать то-то, то-то, записать песню, сделать клип и так далее. Конечно, человек, он даже не выдержав моё присутствие, отозвал Роберта и, как будто я этого не понимаю, сказал: «Слушай, оставь ты её в покое! Купи ты ей платье и отправь домой! Куда ты её? Зачем ей это надо? Вы не понимаете куда идёте!» То есть вот так это было сказано.

Л. Горская

— А почему?

Д. Гурцкая

— Потому что в принципе, может быть, люди не воспринимали, что что-то будет. Во-первых, это сейчас мы говорим о том, чтобы как-то сломать стереотип: незрячий человек или человек с ограниченными возможностями — мы такие же, как и все. А тогда об этом не говорилось. Тогда это всё воспринималось чуть иначе: незрячий человек или любой человек с ограничением, ну — у него там свой мирок, пусть он будет в этом мирке, пусть себя чувствует там хорошо, и всё. И прежде всего было именно это. Правда, это никто не говорил, потому что всё-таки люди сдерживали себя и об этом не говорили. Ну, наверное, это и было. И, конечно, в какой-то степени было сложно начинать что-то из ничего и так далее. Но, знаете, я не обижаюсь, потому что это нормально и это, может даже, и понятно.

Л. Горская

— То есть это, наверное, не нормально, но понятно.

Д. Гурцкая

— Это понятно. Это, может быть, в какой-то степени ненормально, но понятно. Если честно, я никогда по этому поводу не обижалась. Сейчас какие-то случаи случаются, и похлеще могут меня обидеть, нежели вот этот момент в моей жизни. Но, с другой стороны — ничего, это жизнь, и можно справляться со всеми ситуациями в жизни. В жизни ничего без шипов не бывает. И это нормально тоже.

Л. Горская

— Диана, давайте послушаем ещё одну вашу песню. Вы говорили про ваше детство, про грузинские застолья. Я предлагаю послушать грузинскую песню.

Д. Гурцкая

— Я с удовольствием, с большой радостью, потому что, знаете, настолько это согревает душу — потому что это детство, это родители, это мама моя, это мои сны, это моя жизнь. Поэтому я с радостью!

Л. Горская

— Давайте.

(Звучит песня на грузинском языке).

Л. Горская

— Диана, скажите, пожалуйста, о чём эта песня была?

Д. Гурцкая

— Конечно же, про любовь. Про красоту, про любовь. Где любовь, там и красота, потому что здесь настолько всё сказано от сердца и от души, что я думаю, что здесь даже сама музыка говорит о себе. И, услышав эту песню, не понимая слов, в любом случае душа поймёт о чём эта песня. Я думаю, что это очень важно в принципе, потому что когда музыка подсказывает о себе, значит, это абсолютно правильная музыка, абсолютно правильная песня. И, вообще, надо любить людей, надо любить своё окружение, надо любить жизнь. И вот, наверное, эта песня об этом.

Л. Горская

— Напоминаю нашим радиослушателям, что в эфире программа «Светлый вечер», у нас в гостях певица, заслуженная артистка Российской Федерации Диана Гурцкая. Оставайтесь с нами, мы скоро вернёмся.

 

Часть 2

Л. Горская

— И снова в эфире программа «Светлый вечер». С нами в студии певица Диана Гурцкая. Диана, я хотела бы вас попросить подробнее рассказать о фестивале «Белая трость», потому что мы коснулись его в связи с олимпийскими событиями — культурной олимпиадой «Сочи-2014». Но он же не первый раз проводился?

Д. Гурцкая

— Нет, он не первый раз проводился, нам пять лет. И мы проводили фестиваль шесть раз. Почему? Потому что вот именно в октябре было у нас здесь в Москве и потом было Сочи в 2014. То есть это не первый раз. Как получилось так, что мы задумали этот фестиваль, что родился этот фестиваль, почему? Как я говорила в начале, когда я начинала, мне было трудно. И единственный человек на эстраде, кто меня стал понимать — это был Игорь Николаев. И тот стереотип, и так далее — мы об этом уже говорили. Я знаю, что вообще дети с ограниченными возможностями, люди с ограниченными возможностями, они очень талантливые, они замечательные, они гениальные, они играют на фортепиано, на разных инструментах. Они поют потрясающе, поэтому — почему бы им не петь? Почему бы им свою душу, своё сердце не показать? Почему не сказать им о том, что у них в душе творится? Почему они не должны сказать о том, что они могут заниматься творчеством, они могут писать песни, они могут писать стихи, играть в театре? Поэтому мы подумали, мы мечтали, и вот эта мечта осуществилась. Каждый год на наш фестиваль приезжают разные дети из разных стран, хочу сказать. Они такие талантливые, поют с нашими звёздами. Когда ребёнок начинает свою музыкальную дорогу, свой путь к волшебству, и когда он начинает это с Дома музыки…

Л. Горская

— Это в Москве, в Доме музыки он проходит?

Д. Гурцкая

— Да, это в Москве. Это многого стоит. У нас разные были театры: у нас был Центр Вишневской, мы были в Доме музыки, мы были в Театре мюзикла — и потрясающая сцена, замечательно нас там приняли, это было просто здорово, замечательные декорации. У нас работает замечательный режиссёр вместе с нами, то есть всё настолько у нас красиво и хорошо, мы вас приглашаем обязательно! Л. Горская

— С удовольствием, спасибо!

Д. Гурцкая

— И, конечно же, мы были в театре у Сергея Безрукова. Почему мы всё это задумали? Потому что надо видеть этих счастливых детей, когда никто не говорит, что кто-то ограниченный, кто-то чего-то: они вместе со всеми детишками бегают — у нас всегда разные детишки тоже вместе с нашими детьми — они вместе с ними бегают, поют, танцуют. Они с нашими звёздами общаются. И в это момент мы понимаем: о чём вы говорите? — дети улыбаются, дети живут, дети занимаются творчеством, дети творят, поют, и это здорово!

Л. Горская

— Вы сказали, что со всего мира дети.

Д. Гурцкая

— Ну, да, со всех стран. Нам присылают на разных носителях: естественно, это диски, естественно, на почту присылают.

Л. Горская

— Свои песни?

Д. Гурцкая

— Да. И мы прослушиваем. Более того, я езжу, дети там готовятся, и не то, чтобы кастинг, а какой-то такой мини-концерт, и мы видим детей. И я могу за два года выбрать несколько детей. Почему? Потому что вот этот ребёнок приедет к нам в этом году, а вот — ты сегодня не волнуйся, обязательно, я тебе обещаю, ты приедешь на следующий год. Это на самом деле так случается у нас. И вот мы выполняем обещания, они к нам приезжают. Я горда, опять же, простите меня за гордость, но я счастлива, что есть этот фестиваль, потому что это большое счастье: дети улыбаются, дети поют, дети танцуют со всеми вместе. Я думаю, что теперь стереотип человека с ограниченными возможностями… Я думаю, что и нельзя говорить, мне кажется. Ну, и что, что я не вижу? Я не вижу, а у кого-то сердце болит, кто-то не видит, у кого-то желудок болит, да разные какие-то моменты. Просто меня больше видно, потому что я в очках и меня всегда сопровождают, то есть это нормально. А у кого-то какая-то своя проблема, внутренняя, может быть, которую и не видно. Поэтому я хочу, чтобы вообще люди с ограниченными возможностями жили нормально, чтобы они ничего в этой жизни не боялись, чтобы они не боялись выйти на улицу, чтобы они работали со всеми вместе, чтобы у них в жизни всё получалось. У них замечательные семьи, я просто знаю очень много моих друзей незрячих, которые воспитывают детей, потрясающие юристы. Кроме того, что они поют, играют и так далее, они огромные профессионалы своего дела. Один Олег Николаевич Смолин чего стоит, потому что я много раз у него какие-то советы спрашивала — потрясающий человек!

Л. Горская

— Диана, я предлагаю послушать ещё одну песню. Давайте «Балладу о любви послушаем», вы говорили, что любовь — это творчество, любовь — это красота.

Д. Гурцкая

— Да! Я хочу сказать, прежде чем мы услышим эту песню: прежде чем я её записывала, меня убедил в этом Александр Кальянов. Это человек, который тоже очень много сделал в моей жизни, я у него записывалась на студии в первые годы. Я боялась, конечно, потому что спеть такую песню — это не всем дано. И когда песня спета гениально, уже перепевать чуть-чуть было страшно, но убедили, и спасибо.

Л. Горская

— Давайте послушаем!

(Звучит песня «Баллада о любви» Владимира Высоцкого в исполнении Дианы Гурцкой.)

Л. Горская

— Я напоминаю нашим радиослушателям, что в эфире радио «Вера» программа «Светлый вечер». И мы продолжаем разговор о любви с заслуженной артисткой Российской Федерации Дианой Гурцкой. Вы говорили о фестивале «Белая трость», о этих замечательных детках, которых вы отбираете ежегодно, о том, что у многих замечательные семьи. Но я знаю, что у вас есть же ещё фонд «По зову сердца», который занимается не только ребятами, у которых есть семьи, есть возможность отправить запись для прослушивания, но и теми, которые находятся в специализированных детских домах.

Д. Гурцкая

— Опять же, наш фонд этим тоже занимается, это тоже связано с «Белой тростью». В принципе, пока мы ещё, скажем так, потихонечку…

Л. Горская

— Вы — человек скромный, я уже это поняла.

Д. Гурцкая

— Но, с Божией помощью что-то получается где-то кому-то помочь: кого-то отправить на лечение, кому-то помочь лекарствами, кому-то что-то сделать. Не всё, к сожалению, получается, но я думаю, что с Божией помощью…

Л. Горская

— А что бы вы хотели, чтобы получилось?

Д. Гурцкая

— Вы знаете, я вообще хочу, чтобы каждому человеку в этой жизни было хорошо, чтобы вообще не было ни у кого никаких проблем в жизни и никаких болезней не существовало, но, к сожалению, это не так. И мне бы, конечно, хотелось бы иметь возможность помочь всем тем людям, которые нуждаются. И любая поддержка, где бы я могла помочь и поддержать, конечно, это очень важно. Сейчас это у нас получается чуть-чуть, слава Богу, с Божией помощью, но я думаю, что мы будем расти, мы будем идти дальше, поэтому надеюсь, что всё будет хорошо.

Л. Горская

— А кто вам здесь помогает, тоже брат?

Д. Гурцкая

— Конечно, моя команда — это моя семья, мой коллектив…

Л. Горская

— Муж?

Д. Гурцкая

— Брат, муж, да. Поверьте, что без них в принципе было бы очень трудно, потому что я бы одна не справилась бы. Потому что там, где я не могу говорить, потому что я человек… Я очень редко, если что-то как-то жёстко сказать могу, а, к сожалению, иногда жёсткость нужна. Хотя я раньше была более мягкая, сейчас я стала чуть-чуть жёсткая, но работа у меня такая. Но всё равно мне тяжело было бы без них, во-первых. Во-вторых, я не юрист и какие-то моменты я не могу оценить, какую-то ту или иную ситуацию, потому что я не специалист. И в нашем фонде есть разные специалисты, которые работают именно в своей сфере, чем они и должны заниматься — это очень важно тоже. Но, конечно, моя опора — это моя семья. Я могу иногда вот так вот вздохнуть — и когда мне говорят: «Всё нормально, всё хорошо!» — тут я понимаю, что не имею права думать даже, что что-то не так, а наоборот.

Л. Горская

— А просто люди помогают, общественность?

Д. Гурцкая

— Слава Богу! Я не могу сказать… Надо понимать, что, вообще, не у всех в жизни легко бывает: кто-то может помочь, кто-то не может. В принципе, в моей жизни, да, я не могу сказать… У меня были случаи, я обращалась к людям и мне помогли, и детям помогли, и, опять же, это было связано с «Белой тростью», и, конечно, огромная благодарность им за это. Большое счастье, что я понимаю, что эти люди есть рядом с нами, и, чуть что, я опять могу обратиться к ним, потому что они люди преданные. Более того, я хочу сказать, что самое главное захотеть, желание. Если ты хочешь кому-то помочь, то это обязательно случится. Да, может быть тяжело, может быть не всё, но, самое главное — захотеть. Мы очень хотим помочь, я очень хочу. Опять же, кто-то сейчас нас услышит и, может быть, кому-то мои слова покажутся чуть-чуть иначе. Но на самом деле я хочу сказать, что это не зарисовочка, это не пустые слова. Я знаю что значит, когда ты нуждаешься. Потому что я тоже когда-то нуждалась и нуждаюсь сейчас тоже. Мне тоже было тяжело в своей жизни и неоднократно. И мне многое в своей жизни пришлось пережить, я просто не люблю жаловаться. Одиннадцать лет я прожила в школе-интернате, не потому что меня родители взяли, доставили — для них это было трагедией — просто иначе нельзя было, я должна была получить образование, а школа была далеко. И мой папа очень сильно настаивал, для мамы это была трагедия и, наверное, это поспособствовало тому, что её сейчас нет с нами. Вы знаете, вот это всё: одиннадцать лет, когда я сверяла время, я говорила о том, что «вот десять часов утра, сейчас, наверное, все собрались у нас дома, мама на огороде, наверное, или папа ушёл на работу; вот семь вечера — сейчас все опять зайдут домой». То есть я жила в течение одиннадцати лет в таком русле. И любая информация… Конечно, были каникулы и меня забирали, и, наверное, дольше всех я оставалась у себя дома, потому что я всегда опаздывала после каникул, потому что всегда было трудно расставаться с мамой — и слёзы, и горькие проводы. И в течение одиннадцати лет всё это было. И любой человек, который к нам заходил в школу, и любая помощь элементарная: информация какая-то или нас собрали в театр, или нам купили образовательные вещи какие-то, что-то — это для нас было огромное, большое счастье, для школы и для нас — для детей. Поэтому я это всё знаю. Простите меня, что, может быть, очень много «я», «я», «я», но когда мне пришлось всё это пережить на самом деле, потому что жизнь — она вот такая. С другой стороны, меня эта ситуация наоборот настолько сделала крепкой, слава Богу, что я, вроде, не злой человек. Потому что люди говорят: «Ты столько пережила. И как ты вот так?» Ну, я нормально, почему я должна быть злой? Ну, и что, что я пережила? Слава Богу, что я, а не кто-то другой, потому что я выдержала, а кто-то, может быть, и не выдержал бы.

Л. Горская

— Диана, много у нас в России таких вот специализированных центров, детских домов, много, вообще, детей с особенностями развития?

Д. Гурцкая

— У нас, как такового, центра нет. Я, конечно, мечтаю, что я сделаю это, и я хочу, чтобы дети приходили к нам. Это пока остаётся мечтой, на самом деле — чтобы к нам дети приходили, чтобы у нас дети обучались, чтобы работали хорошие специалисты от вокалистов до актёрского мастерства. И, конечно, мне бы хотелось, чтобы вместе с детьми с ограниченными возможностями приходили обычные дети — опять же, что касается инклюзии.

Л. Горская

— Инклюзия — это когда обычные дети учатся вместе с детьми с особенностями.

Д. Гурцкая

— Да. И, конечно, если мы хотим ломать этот стереотип, то такое общение с детками очень многое значит. Конечно, такое общение с детьми — это здорово, это замечательно. Пока это остаётся мечтой. Есть, да, разные школы, например, есть разные учреждения. Вот есть школы интернаты: Первая школа-интернат для незрячих детей на Алексеевской в Москве— очень хорошая школа. Просто я хочу сказать, что я спокойна за них на сегодняшний день. В Санкт-Петербурге есть замечательная школа имени К.К. Грота. Там, на самом деле, настолько дети музыкальные. Я всегда пытаюсь, чтобы из Санкт-Петербурга были у нас дети именно из этой школы. Очень много значит какой директор в школе, какой там самый главный человек. И очень хороший у них директор, персонал, опять же — специалисты. Дети играют на разных инструментах, дети поют. Из этой школы ребёнок пел с Львом Валериановичем Лещенко — огромное достижение для ребёнка, который учится в школе всего лишь. Она пела с ним песню Анны Герман — просто зал стоял, настолько это было великолепно, настолько это было здорово.

Л. Горская

— Но центра нет?

Д. Гурцкая

— Центра нету. Я бы, конечно — но это будет чуть-чуть громко, я даже бы не посмела об этом сказать, — но, конечно, есть мечта: сделать такой центр, где дети незрячие, слабовидящие или разные дети, с разными жизненными ситуациями, приходили, обучались у разных специалистов. И, более того, туда же бы приходили и обычные дети, чтобы, опять же, не было вот этого ограничения. Если мы будем закрываться и, опять же, будем делать всё просто для незрячих, для тех, для тех — это ничего не значит. Наоборот: дети и зрячие, и незрячие, и разные — они будут друг другу помогать. Это очень хорошо было бы — но это пока мечта.

Л. Горская

— Это то, чем тоже занимается ваш фонд «По зову сердца»? Я правильно понимаю? Д. Гурцкая

— «По зову сердца» пока что мы занимаемся, опять же: где нужна наша помощь, мы делаем — это помощь, связанная с отправлением ребёнка на лечение или обеспечением лекарствами, или по поводу «Белой трости». Конечно, у нас в большей степени фестиваль и вот это вот. Но, конечно, мечта остаётся пока ещё, хотелось бы, чтобы у нас был такой детский центр.

Л. Горская

— Я к чему это спрашиваю — и про фонд, и про фестиваль, и про центр — может, кто-то из наших радиослушателей по зову сердца как-то захочет поучаствовать в этом добром деле помощи детям с какими-то особенностями развития. Как он может вам помочь тоже?

Д. Гурцкая

— Нас можно абсолютно спокойно найти и общаться. У меня телефон никогда не отключается — круглосуточно на связи. Кроме того, есть мой продюсер — брат, кроме того, есть люди, которые мне всегда помогают. Если это касается фестиваля «Белая трость», то есть режиссёр, который…

Л. Горская

— А в интернете это как-то всё представлено?

Д. Гурцкая

— Конечно! Можно прислать песню на почту, можно ко мне или к режиссёру, или, опять же, к продюсеру. Или вы можете набрать в поиске фестиваль «Белая трость» и, в принципе, вся информация — там. Я хочу сказать, что мы ездим по городам. Я помню, мы были в Санкт-Петербурге, вот именно в этой школе. Я приехала в школу и там не то, что был концерт — концерт-то был — а просто в классе сидела девочка. Я вроде там на концерте увидела очень хороших детишек, я уже приметила кто будет петь. И в этот момент вот эта девочка, она сидит в классе, они там чем-то занимаются — то ли информатика, какое-то у них было занятие. И вот директор сказал: «Спой, пожалуйста, Полиночка!» Она запела Анну Герман. Я сказала тут же, я сказала сразу же: «Она будет петь у нас со Львом Валериановичем, она будет петь «Эхо». Так и случилось, так и бывает. Поэтому, вы знаете, абсолютно всё доступно, абсолютно всё возможно, ничего такого здесь нет, приходите. Единственное, хочу сказать, что очень многие обижаются. То есть всё-таки у нас в большей степени поют детишки — школьный возраст и, может быть, кто-то закончил только-только школу. Всё-таки есть возрастная категория, и здесь уже есть режиссёр, которая очень на это смотрит и следит за этим.

Л. Горская

— Будем надеяться, что это доброе дело будет развиваться.

Д. Гурцкая

— Обязательно!

Л. Горская

— Диана, я предлагаю напоследок послушать ещё одну вашу песню. Какую?

Д. Гурцкая

— Прежде чем мы услышим эту песню, я бы хотела бы с вами попрощаться и хотела бы пожелать вам счастья, здоровья, успехов во всех ваших начинаниях! Пусть вас хранит ваш Ангел-Хранитель! У каждого человека пусть будет счастье в душе и здоровье! И дай вам Бог, чтобы у вас в жизни всё было хорошо, дай вам Бог, чтобы каждый наступивший день вам приносил только радости. Пусть у вас всё будет хорошо! И, знаете, пусть вы не будете бояться, что наступит завтрашний день, пусть каждый день вас радует, дай вам Бог!

Л. Горская

— Я напоминаю, что в эфире программы «Светлый вечер» была певица, заслуженная артистка Российской Федерации Диана Гурцкая. И мы слушаем песню «Молитва».

(Звучит песня «Молитва».)

1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (3 оценок, в среднем: 5,00 из 5)
Загрузка...