"Роль женщины в обществе". Светлый вечер с Ингой Легасовой (01.02.2016)

Светлый вечер - Инга Легасова (эф. 01.02.2015) - Часть 1
Поделиться
Светлый вечер - Инга Легасова (эф. 01.02.2015) - Часть 2
Поделиться

Легасова Инга1У нас в гостях была сопредседатель стратегического комитета «Союз женских сил» Инга Легасова.

Мы говорили о том, какое место занимает женщина в обществе, в бизнесе, в семье, как женщине найти себя в современной жизни, и как этому может способствовать “Союз женских сил”.

_____________________________________________________________

А. Пичугин

— Дорогие слушатели радио «Вера», здравствуйте! Это программа «Светлый вечер». Здесь в этой студии Лиза Горская.

Л. Горская

— И Алексей Пичугин.

А. Пичугин

— И эту часть «Светлого вечера» с нами проведет Инга Легасова, сопредседатель стратегического комитета «Союз женских сил». Инга, здравствуйте!

И. Легасова

— Здравствуйте!

Наше досье:

Инга Легасова. Родилась в Москве в семье известных ученых. Окончила Московский государственный институт международных отношений, а также курсы по международным экономическим отношениям университета Сорбонна и Женевского университета. Кандидат экономических наук, доцент. Специалист по международной производственной кооперации и международной торговле. В 1992 году стала соучредителем и генеральным директором инвестиционно-торговой компании «РемиЛинг», член женского клуба «Форбс». Академик Международной академии менеджмента, вице-президент Российской академии бизнеса и предпринимательства. С 2014 г. сопредседатель стратегического комитета «Союз женских сил». Занимается благотворительной деятельностью.

Л. Горская

— Мы рады приветствовать вас у нас на радио «Вера».

А. Пичугин

— Спасибо, что пришли.

И. Легасова

— А я очень рада, что вы меня пригласили на радио с таким замечательным названием «Вера». Вы знаете, для меня это важно и в личном плане — мою бабушку звали Вера. И для меня это очень важно, потому что вера — это то, что особенно в нынешние сложные времена держит человека в состоянии человечности. Это вера в разум, это вера в светлые чувства, это вера в то, что делает человека человеком — в милосердие. Это именно то, что мы стараемся стимулировать в «Союзе женских сил».

А. Пичугин

— Очень интересное название — «Союз женских сил». И вообще, у нас когда сейчас в России говорят «женское общественное движение», у большинства, наверное, людей это ассоциируется с феминизмом. Хотя вот вы, — мы перед эфиром говорили, — вы считаете себя убежденной антифеминисткой.

И. Легасова

— Я даже не стала бы говорить, что я убежденная антифеминистка. Просто феминизм в моем представлении это двоякое явление, мне кажется. С одной стороны, если его рассматривать как политическое движение, как движение женщин и борьбы женщин за какие-то свои мифические права, то в таком случае я действительно антифеминистка. Потому что я считаю, что всё в природе и в мире сгармонизировано и без нас, и вмешиваться в эти гармоничные процессы совершенно неправильно. Мир дуален, есть место мужчины, и есть место женщины. И все эти феминистические политические лозунги они очень от меня лично далеки. Я их не поддерживаю. Хотя с точки зрения развития женского личностного, вот в этом смысле позитивно можно отнестись к феминизму как к явлению, которое способствует женскому развитию именно личностному. В этом смысле я не являюсь антифеминисткой.

Л. Горская

— То есть если сейчас женщин снова лишат права голоса на выборах, вы не расстроитесь?

И. Легасова

— Во-первых, я полагаю, что в нынешних условиях очень сложно предположить ситуацию, что женщин чего-то могут лишить. И тому есть объективные причины, исторические. То есть женщины сегодняшнего мира это уже даже не женщины мира середины 20-го века, и тем более это не женщины середины 19-го века. Даже в середине 20-го века в Германии женщина не могла без разрешения мужа, если она была замужней женщиной, она не могла себе позволить без письменного разрешения мужа открыть счет в банке. Представляете, это были 50-е, 60-е годы всего лишь 20-го столетия. Мне, например, сейчас очень сложно себе предположить, что нужно какое-то письменное согласие мужчины просить на то, чтобы совершить то или иное финансовое, политическое, экономическое, социальное действие. Мне это странно. Хотя я считаю, что, конечно, слушать то, что тебе говорит твой мужчина, и слушаться во многом, это правильно. Потому что роли, еще раз подчеркну, наши роли все же определены не нами, а природой.

А. Пичугин

— А название «Союз женских сил» что подразумевает? «Союз женских сил» — я пытаюсь себе представить, что такое женские силы, и какой может быть союз?

Л. Горская

— Слабого пола силы.

И. Легасова

— Понимаете, я не считаю, что есть слабый пол и есть сильный пол. Мне кажется, что это немного выдумка, которая существует для того, чтобы манипулировать друг другом. Мне не нравится понятие «слабый пол». Я считаю, что мы одинаково сильны, и мужчины и женщины, каждый по-своему. Просто надо воспринимать эту силу именно в рамках заданной природой дуальности. Сила мужчины в разуме, как мне кажется. Потому что мужчина, прежде всего, ощущает мир, воспринимает мир через собственные разумные действия и через разумное осознание того, что вокруг него происходит. В этом сила мужчины. Сила женщины, мне кажется, в чувствовании, в умении чувствовать. И в умении заряжать этим процессом чувствования своего мужчину. И если мы друг друга дополняем грамотно, если женщина научает мужчину через собственные чувства эмоционировать, а мужчина научает женщину через собственное разумное восприятие действительности стараться понимать, что происходит вокруг нее, то вот тогда сильны оба. Женщина сильна силой своих чувств, мужчина силен силой своего разума. И если это разделить, то не работает ни то, ни другое. Если это объединить в некую дуальность, то начинает работать и усиливать друг друга и то, и другое. И вот это единение мужчины и женщины начинает создавать некий гармоничный организм, и гармонизирует пространство вокруг себя.

Л. Горская

— Но «Союз женских сил» это про что? Это же не про эмоции.

И. Легасова

— «Союз женских сил» это про то, что пора объединяться. 25 лет подряд, это четверть века, дорогие мои друзья, четверть века мы проходили через процессы разъединения, которые зависели абсолютно не от нас. Мы родились в хорошо объединенной, прекрасно интегрированной, экономически интегрированной стране, великой державе. И мы с вами проходим через период, 25 лет подряд, когда у нас на глазах начинает рассыпаться всё подряд, что создавалось нашими предками. Мне этот процесс кажется очень опасным. Он идет извне, совершенно понятно. Во всяком случае, мое мнение таково, что это внешний процесс, он извне инициирован. И внутри страны есть силы, которые этот процесс, к сожалению, поддерживают. И поэтому откуда взялась идея «Союза женских сил»? Она взялась оттого, что мужских союзов очень много, они оформлены в партии, они оформлены в объединения, движения, и т.д., и т.д. Женских союзов тоже немало, но они все очень разъединены. Мне в силу моих бизнес-ситуаций приходится много ездить по стране по делам. И я вижу, что в тех или иных формах есть движения, общественные организации, женские клубы, и т.д., ассоциации, которые на региональном пространстве существуют везде. И работают очень эффективно, на региональном пространстве. Однако нет ни одной единой силы, подчеркиваю этого слово, нет ни одного единого пространства на территории нашей страны, которое могло бы всё, что уже создано было за 25 лет на региональных уровнях, объединить на федеральном уровне. Поэтому нам пришла в голову эта мысль объединить все те разрозненные женские общественные организации, движения, клубы, партии и т.д., для того, чтобы помочь мужчинам объединиться и консолидироваться. Потому что мы, друзья мои, подошли к моменту, когда уже пора объединяться всей стране, консолидироваться независимо от религиозных, национальных, половых принадлежностей, и пр., и пр., и пр. Надо объединяться.

А. Пичугин

— Смотрите, вы говорите, очень много политических партий, во главе которых стоят мужчины, которые объединяют мужчин. Но вот навскидку, из истории современной России сразу несколько примеров — председатель Совета Федерации женщина, во главе партии «Яблоко» женщина, «Союз правых сил», который до недавнего времени существовал, тоже — Ирина Хакамада, например, играла немалую роль, тоже женщина.

Л. Горская

— Министры.

А. Пичугин

— Министры опять-таки, да. Можно сразу перечислить половину, у нас за последние годы их немало менялось, но все равно получится, что половина, треть кабинета министров это женщины.

И. Легасова

— Очень хорошо. Но одно другому не противоречит нисколько. Это опять-таки разговор о дуальности. Понимаете, я вот, например, противница того, чтобы выделять некие квоты или места для женщин, или для мужчин. Я считаю, что в этом есть все равно некая ущербность. Например, эти европейские идеи о том, что давайте выделим столько-то процентов специально под женщин. Зачем? Дорогие друзья, для чего? Во-первых, давайте начнем с того, что у нас благополучнее ситуация, чем в соседней Европе, с точки зрения гендерных отношений. И политических гендерных отношений. У нас женщины давно и много лет участвуют и в политической жизни, и в экономической жизни, и чувствуют себя достаточно свободно. Сложно было бы себе представить, что у нас кто-то очень сильно ущемлен. Это же не так, не будем лукавить.

А. Пичугин

— Не так, конечно.

И. Легасова

— Не будем лукавить.

А. Пичугин

— Тем не менее, как раз примеры об этом же и говорят.

И. Легасова

— Просто, видите ли, если взять стопроцентное мужское население и стопроцентное женское население, это разный процентаж абсолютно. Естественно, мужчина в силу своей направленности социальной, он естественно, более ориентирован на карьеру, на работу, на достижение успеха финансового, карьерного, политического, какого угодно. Он так заточен природой. Он должен быть успешным, потому что он мужчина, потому что он охотник. Потому что такова его социальная роль. Женщина же, в их ста процентах женских, гораздо меньше тех, которые готовы уходить из своих каких-то природных обязательств, из семейных обязательств, из биологических своих обязательств в социальные, политические, экономические, и т.д. Согласитесь, что если мы проведем с вами опрос среди женщин Российской Федерации, то не очень будет велик процентаж женщин, которые действительно захотят уйти во власть, или захотят уйти в политику. Поэтому, отвечая на ваш вопрос, Алексей, я могу сказать, что не надо создавать искусственные никакие места, нужно просто давать всем изначально равные возможности. Вот что важно в обществе.

А. Пичугин

— А мне казалось, что они у нас и так есть.

Л. Горская

— Кстати, политика. Извините, я перебила, простите. Но если взять социальные проекты, благотворительность и т.д., то этим в основном женщины и занимаются. Мужчин там заметно меньше.

И. Легасова

— Это тоже понятно почему. Я могу это даже на примере собственного бизнеса пояснить. У нас два партнера в бизнесе — вот я, женщина, и партнер, который инициировал создание этого бизнеса, предложил его, это мужчина. И соответственно, мы в паре так уже и работаем много лет, почти 25 лет. Соответственно, когда идут с благотворительными вопросами, идут естественно ко мне. Это понятно совершенно, потому что женщина склонна выслушать, склонна понять, о чем идет разговор, склонна принять решение в пользу благотворительного проекта. Почему? Потому что она мать прежде всего. И в семье она ведет себя точно так же, она понимает, какому ребенку что нужно сегодня. Кому надо купить пальто, кому ботинки, кому проплатить детский сад, и т.д. Это мужчина не делает, он совершенно другими стратегическими вопросами занимается. Мужчина стратег, а женщина тактик. А благотворительность это не стратегия, благотворительность это всегда тактика. Хотя у нас появляется со временем больше мужчин, которые начинают заниматься благотворительностью. Однако, женская благотворительность и мужская, на мой взгляд, они совершенно разные. Потому что мужчине-благотворителю очень важно увидеть материальный результат своего благотворительного действия. Он скорее построит школу, больницу, церковь — нечто материальное, что можно увидеть, пощупать, посмотреть, и чем можно воспользоваться. Женщина более склонна опекать тех, кто требует опеки. Женщина склонна опекать беспризорных детей, брошенных стариков. Понимаете, у нас даже формы благотворительности гендерно разные. И это нормально, это хорошо.

А. Пичугин

— Да, с одной стороны, абсолютно с вами согласен. Вернее как — я абсолютно с вами согласен, но при этом мне интересно — получается, идеальная бизнес-модель, это когда управленец и стратег мужчина, а тактическая вся сторона остается за женщиной.

И. Легасова

— Совершенно верно.

А. Пичугин

— А так бывает разве?

И. Легасова

— Вот наш бизнес примерно такой случай.

А. Пичугин

— Но это скорее исключение, наверное. Даже в этом гендерном общении, как мне кажется, чаще всего — наверное, это будут негативные примеры — но чаще всего кто-то из партнеров начинает перетаскивать на себя одеяло.

И. Легасова

— Вот в этом-то и основная проблема. У меня на глазах очень много чисто мужских бизнесов развалились именно из-за перетаскивания одеяла. Очень сильные мужчины, друзья с детства практически, очень сильные мужчины, по двое, по трое, четыре человека, пятеро, шестеро, сколько угодно — заходя в бизнес, через какое-то время начинают друг с другом обязательно конкурировать, по разным причем поводам. Предметом конкуренции может быть процесс зарабатывания, форма принятия решений, та или иная женщина, те или иные кадровые вопросы, неважно что. Но, к сожалению мужчины, они неизбежно начинают конкурировать друг с другом. Почему? Потому что они воины. Мужчина по-другому не умеет, и это нормально. Женщины друг с другом начинают конкурировать, потому что они женщины, две самки начинают конкурировать друг с другом, тоже по разным поводам. Когда же выстраивается бизнес-модель дуальная — это не зависит от того, есть ли какие-то личные отношения между партнерами, мужчиной и женщиной, либо же они просто работают с четким разделением функционала. Но если бизнес дуален, он мужской и женский одновременно, в более или менее равной степени, он всегда более гибок, более успешен, более интересен, более эффективен. Мы, например, у себя в компании стараемся осознано придерживаться процентажа такого — 50% мужчин, 50% женщин. Но это об офисе речь идет, конечно, не о складе, не о водителях, и т.д. Но вот в офисе это работает. Потому что когда бывает перекос в сторону мальчиков, то мальчики перестают думать о каких-то вещах, связанных с интеллигентностью, с начитанностью, с культурными вопросами, с вежливостью.

Л. Горская

— Я вас перебила, потому что я хотела сказать, что с женщинами такое тоже случается очень часто.

И. Легасова

— Да. А женский коллектив, чисто женский, он начинает превращаться, простите меня, в бабский коллектив. Потому что нет кого-то такого, кто может стимулировать женщину к развитию. У меня на этот счет своя теория даже есть.

А. Пичугин

— Инга Легасова, сопредседатель стратегического комитета «Союз женских сил», соучредитель и гендиректор компании «РемиЛинг» у нас в гостях. И вот эта перебивка нас перебила, вас перебила. Вы хотели озвучить…

И. Легасова

— Просто в струю, что называется, по поводу того, что мы сейчас с вами обсуждаем. Вы же понимаете, когда формируется… Вот когда возникает жизнь, в этой жизни заложены признаки обоих полов почему-то. И в течение определенного количества времени, этим микробиологи занимаются очень активно,— попыткой разрешить вопрос, почему это так — развиваются одновременно признаки обоих полов, одновременно развиваются и женские и мужские энергии, качества и признаки в эмбрионе. В какой-то момент происходит нечто в организме, определенное генетически уже, и признаки одного пола затормаживаются, и начинается активное развитие признаков другого пола. Возникает либо конкретный мальчик, либо конкретная девочка. Но признаки противоположного пола остаются в человеке, они в нем заложены. И дальше уже очень многое зависит от того, как этот человек воспитывается, в какой среде он воспитывается, что в нем стимулируется, к развитию какие качества. К чему я это говорю? Я говорю это к тому, что в нас во всех есть признаки противоположных полов. Но стать полноценно мальчиком, или полноценно девочкой мы можем только в рамках дуальности, зацепившись друг за друга. И в бизнесе точно так же. Я могу стать полноценной женщиной, если я общаюсь с мужчиной в той или иной форме. Тогда мне не нужно вытаскивать на поверхность свои когда-то заложенные мальчиковые качества, я совершенно спокойно могу их перебросить на своего партнера, друга, мужа, кого угодно, мужчину, который находится рядом со мной, и остаться полноценной женщиной. То же самое мужчина — если он развивается один, ему очень сложно именно мужские качества демонстрировать. Ему обязательно нужно, чтобы рядом с ним, где-то в его окружении была женщина, на которую он может легко сбросить свои в пассиве находящиеся женские качества и развиваться как полноценный мужчина. В бизнесе это происходит именно так. Почему бизнес эффективен женско-мужской? Потому что мужчина воин и стратег, он будет идти напролом, он будет конкурировать, и будет спорить с противником или с конкурентом. Женщина, если она умна, если она себя чувствует именно женщиной, она не будет идти напролом. Женщина будет артистичной, она будет выслушивать, она будет брать паузу для того, чтобы придумать, какое решение может быть наиболее эффективным. И умная женщина никогда сама не будет озвучивать это решение, она будет советовать это решение своему партнеру, в каких бы должностных взаимодействиях они не находились. Именно поэтому, из-за того, что женщина тактик, а мужчина стратег — женщина лучше работает с бумагами и документами, с цифрами, скрупулезно все это разглядывая, а мужчина стратегические планы выстраивает гораздо лучше, — в паре они работают эффективнее.

А. Пичугин

— Да, я согласен. Я помню, у меня у самого был такой пример, когда мы работали в одной организации, я возглавлял один отдел. И когда женщина работала исключительно с документами, разрабатывая, прописывая всякие договоры…

Л. Горская

— А ты стратег что ли?

А. Пичугин

— А я что ли был стратегом, да. Похвастался.

И. Легасова

— А, между прочим, я уверена, что Алексей стратег, потому что для того, чтобы проявить эти качества стратега, ему нужен повод. То есть, нужна женщина, которая даст ему возможность проявить качества стратега. Потому что мужчина с женщиной только может себя реализовать. И неважно, жена ли она ему, подруга, партнер по бизнесу, сестра ли, мать ли. Важно, чтобы она вела себя рядом по-женски. Вот что очень важно. Я считаю, что, — возвращаясь к «Союзу женских сил» — я считаю, что очень важно то, что мы сейчас выстраиваем в Союзе. Это старательное объяснение женщинам на разных уровнях именно того факта, что они женщины. И сила-то их именно в том, что они женщины, и не нужно казаться быть мужчинами, и не нужно стараться вести себя как мужчины. Мы гораздо большего добиваемся, когда мы используем свои гендерные качества. Вот женщиной ты родилась, и будь любезна, будь ты ей до конца, независимо от того, какую роль тебе жизнь дала сыграть, хоть роль президента огромной компании, роль премьер-министра. Совершенно это неважно. Министра обороны, такое тоже может быть. Но если ты остаешься женщиной, и умеешь взаимодействовать с мужчинами, даже подчиненными тебе, как женщина, и они рядом с тобой, будучи в погонах любых, чувствуют себя мужчинами, ты добьешься гораздо большего.

А. Пичугин

— Вот сейчас мы об этом подробнее поговорим, только у меня один бытовой вопрос. Я все пытаюсь его задать. Вы говорите, что у вас в компании 50 на 50 в офисе — мужчин и женщин. А если, предположим, увольняется кто-то из сотрудников, мужчина и женщина, а по гендерному принципу они меняются. Скажем, на его место можно взять очень классного специалиста, но это будет мужчина, а уволилась женщина. Уже перевес будет.

И. Легасова

— Ну, у нас нет такого, что прямо жестко — 50 на 50.

А. Пичугин

— Примерно.

И. Легасова

— Я против конкретного процентажа. Главная идея какая — главная идея дать человеку возможность. Когда вы выбираете кого-то из тех, кто предлагает себя на это конкретное место, на эту конкретную должность, вы же не руководствуетесь тем, кто перед вами, мужчина или женщина? Нет, не руководствуетесь.

А. Пичугин

— Вы специалиста берете на работу.

И. Легасова

— Вы берете специалиста, совершенно верно. То есть вы его оцениваете по каким-то профессиональным качествам, по качествам, связанным с его опытом прошедшей жизни. И совершенно неважно, если ушел мужчина, а пришла женщина, то пусть он себя в этом попробует.

Л. Горская

— Вы знаете, а иногда оценивают — а, женщина, значит, будет рожать, в декрет уходить.

И. Легасова

— Пусть уходит, у нас многие уходят.

Л. Горская

— Нет, я говорю не про вашу компанию, я говорю в целом про компании. Очень часто, так могут даже и не проговорить, но…

И. Легасова

— Могу ответить, и посоветовать даже. Потому что за плечами 25-летний опыт в именно бизнесе, могу ответить на этот вопрос. У нас такая тема обсуждалась с моим партнером мужчиной много-много лет назад, когда мы начинали выстраивать вот тот коллектив, который сейчас очень эффективно и успешно работает. И у него как раз был такой подход. Будучи мужчиной, и принимая на работу женщин, он очень опасался этого момента — что как же так, вот она же уйдет в декретный отпуск, и т.д. На что я ему всегда отвечала: «Да прекрасно. Пусть она у нас уйдет в декретный отпуск, пусть мы ей сохраним рабочее место здесь, пусть мы точно будем знать, что этот человек у нас есть в резерве, и он будет возвращаться к нам же». И они, поверьте, возвращаются. И пусть она себе рожает, и одного, и второго, и третьего, и сколько хочет детей. Потому что при таком подходе ты возвращаешь людей, в которых ты вкладываешь свои нервы, свои умения, навыки, деньги, в конце концов. Мы обучаем людей, мы отправляем их на повышение квалификации. У нас выстраивают семьи, у нас покупают жилье, ремонтируются, стоят дома, рожают детей. Эти дети воспринимаются нами, у нас даже файл специальный есть в общей системе компьютерной нашей — «Дети». Мы к ним относимся как к своим.

А. Пичугин

— А вопрос тогда — это уже, наверное, чисто мужской вопрос. Вы вложили в нее деньги, обучили ее, а она рожает одного, второго, третьего, не выходит из декрета, и когда выйдет, непонятно. А соответственно, вместо нее надо же кого-то брать на постоянную работу.

И. Легасова

— Берем.

А. Пичугин

— А где гарантия, что этот специалист не окажется лучше. Когда все-таки через 7 лет девушка решит выйти из декрета, выходить ей будет некуда. Потому что на ее месте работает человек.

И. Легасова

— Всегда есть куда выходить, уверяю вас. Потому что, во-первых, те, кто хочет работать — я не беру ситуации, когда женщина действительно хочет уйти в декрет и уже не вернуться на работу, это их право, мы за ними это право оставляем, пожалуйста. Она в таком случае просто свою семейную ситуацию определяет, это ее право. Но я говорю о случаях, когда действительно женщина прекрасно образована, для нее работа, карьера важны и значимы, и она хочет вернуться. В таком случае, во-первых, есть возможность работать на фрилансе, то есть она может совершенно спокойно сидеть с детьми, работать на фрилансе. Особенно это связано с творчеством, с дизайном, с редакторской работой, с юридической работой, требующей корректировки документов, и т.д., и т.д.

А. Пичугин

— Давайте напомним нашим слушателям, или расскажем — мы об этом не говорили. Чем занимается ваша компания?

И. Легасова

— Наша компания занимается поставками товаров для дома во все практически сети супермаркетов и гипермаркетов, которые работают в Российской Федерации.

Л. Горская

— Производством или поставкой?

И. Легасова

— Мы инвестор, мы компания-инвестор, разработчик продукта. Соответственно, у нас осуществляется весь полный цикл от «нуля», от момента придумывания товара, придумывания товарного бренда, придумывания упаковки — чем занимается отдел моего сына, отдел дизайна и рекламы. И соответственно, мы предлагаем то, что продумано, в те или иные сети супермаркетов, работающие на российской территории. Они добавляют что-то еще в заказы, потому что всегда есть некая матрица супермаркетов, которая должна быть заполнена теми товарами, к которым они привыкли. И соответственно, объединяя наши предложения и запросы этих супермаркетов, мы ищем производителя по всему миру. Это может быть любая точка мира абсолютно.

Л. Горская

— То есть совершенно не обязательно Китай.

И. Легасова

— Абсолютно не обязательно Китай. Мы работаем с большим количеством стран, и Китай, уверяю вас, не самый лучший.

А. Пичугин

— Но самый популярный.

И. Легасова

— Он был популярным. На эту тему я сейчас вам расскажу свои соображения. Это может быть любая точка мира, мы заказываем, мы инвестируем, мы отслеживаем качество, мы отслеживаем упаковку, мы осуществляем всю логистику международную, мы завозим, складируемся на российской территории. Ежедневно отгружаемся во все сети супермаркетов. Такова наша работа.

Л. Горская

— Да, по поводу Китая соображения вы обещали рассказать.

И. Легасова

— Соображения таковы. Понимаете, много-много лет подряд, когда нефть стоила достаточно дорого, китайский товар любой стоил достаточно дешево, юань стоил достаточно дешево, и ситуация последних 25-ти лет была очевидно в пользу Китая. Это началось еще гораздо раньше, это началось еще в конце 50-х годов 20-го столетия, когда многие европейские и американские компании начала переносить свои бизнесы на китайскую территорию — это было связано с защитой окружающей среды собственно Европы и Америки. И очень многие предприятия «ушли» на территорию Китая. И с этого, собственно, китайский рост нынешний и начался. И много лет подряд мы имели ситуацию, когда мы при высокой цене на нефть имели дорогой рубль, достаточно дорогой рубль. Производить на российской территории было невыгодно в связи с тем, что рубль был дорогой. Экспортировать с российской территории ничего, кроме энергоносителей было невыгодно именно в связи с тем, что нефть высоко стояла в цене, и рубль высоко стоял в собственной цене. И на фоне этого всего «китайцы» были дешевыми, действительно это было так. Сейчас ситуация совершенно иная. Вот за 25 лет вместе с нами поднимались приблизительно 78 китайских фабрик, которые с нами работают до сих пор. Они все встали с «нуля», они все встали на наших заказах. Сейчас ситуация иная почему? Юань стал дороже, рабочая сила в Китае стала дороже, стоимость сырья и материалов естественно выросла за это время. И Китай стал лучше жить, они не хотят жить так, как они жили 25 лет назад. Те люди, с которыми мне лично приходилось общаться 20 лет назад, которые ходили пешком и не знали, какую обувь надеть для того, чтобы пойти поужинать, сегодня ездят на Кайенах. Сегодня китайская автомобильная промышленность встает очень прочно на ноги. Уверяю вас, лет через 10 это будут одни из лучших автомобилей мира.

А. Пичугин

— Я уже давно говорю, что через пять лет мы на китайских будем ездить.

И. Легасова

— Понимаете, там есть своя динамика развития, безусловно. Что же происходит сейчас в нашей экономике? Сейчас нефть упала в цене, что абсолютно нормально и логично, это связано не с какими-то спекулятивными действиями, это связано со структурной перестройкой мировой экономики. Это процессы, которые не могли нас не затронуть, они и затронули. Более того, нам еще повезло, что цена на нефть упала именно тогда, когда упала. Она должна была упасть еще 2-3 года тому назад по сравнению с реальной ситуацией. Нам еще повезло достаточно. Поэтому сейчас что мы имеем — мы имеем нормальную ситуацию структурной экономической мировой перестройки, мы имеем упавший рубль по совершенно логичной понятной причине. И в этой ситуации дешевого рубля, дорогие мои, это очень выгодно для российской экономики. Нужно поднимать национальное производство, нужно производить и нужно экспортировать. Потому что экспорт начинает развиваться только тогда, когда национальная валюта дешевая.

Л. Горская

— Те 78 фабрик, которые поднимались вместе с вами в Китае, они переедут в Россию сейчас?

И. Легасова

— Нет, они работают в Китае совершенно замечательно. Я говорю, что они поднялись вместе с нами. Это те самые наши партнеры, которые начинали буквально с аренды маленьких углов где-то, начинали производить под наши заказы, и они просто за 25 лет вместе с нами выросли. Они выросли на российском рынке.

А. Пичугин

— Инга Легасова, соучредитель и гендиректор компании «РемиЛинг» и сопредседатель стратегического комитета «Союз женских сил» сегодня в гостях на радио «Вера». Лиза Горская и Алексей Пичугин. Через минуту снова здесь.

А. Пичугин

— Итак, снова «Светлый вечер» в эфире. Лиза Горская.

Л. Горская

— Алексей Пичугин.

А. Пичугин

— И сегодня у нас в гостях этот «Светлый вечер», эту часть «Светлого вечера» проводит Инга Легасова, сопредседатель стратегического комитета «Союз женских сил», а также соучредитель и гендиректор компании «РемиЛинг». Вот хотелось бы вернуться к «Союзу женских сил». Во-первых, у меня зреет этот вопрос еще с начала нашей программы. «Союз женских сил» называется стратегический комитет. Не очень понятно название.

И. Легасова

— Нет, не совсем так. Алексей, прощу прощения. Стратегический комитет это один из комитетов «Союза женских сил». «Союз женских сил» это, во-первых, общественная организация, и, во-вторых, это интернет-ресурс.

А. Пичугин

— А вы это видите именно как общественную организацию — то есть при возможных условиях вы партией бы становиться не стали.

И. Легасова

— Упаси Господь. Партия не может быть организована по гендерному принципу никогда, она будет мертворожденной сразу же, это во-первых. Во-вторых, лично я, я как-то умудрилась прожить жизнь вне всяких партий. И мне эти партийные движения, лично мне неинтересны. Это не значит, что они женщинам неинтересны. Но лично мне они неинтересны, я считаю, что гораздо более эффективными можно быть в том случае, если создаешь некую площадку, позволяющую объединить интересы всех партий, всех движений, всех ассоциаций. Вот это гораздо более интересно. Особенно в нынешних условиях, когда всё уходит в интернет — общение. Мы в интернете начинаем общаться, у нас социальное общение там, мы в интернете смотрим любимые фильмы, мы смотрим новости в интернете. И интернет дает такие возможности, которые, на мой взгляд, сейчас мало кто использует. Мало кто использует — мало кто из партий использует, мало кто из общественных движений использует. Поэтому мы это используем. Например, мы даем возможность — сейчас мы делаем программу по дистанционному образованию женщин. Если женщина ушла в декрет — возвращаясь к истории про декрет — но она активна, но у нее ребенок, она не может физически никуда выходить. Почему бы ей не учиться, почему бы ей не дать возможность через интернет-площадку учиться там, где ей хочется учиться, получать дистанционное образование. Раз. Это одна из наших программ. Во-вторых, если женщина имеет в голове некую бизнес-идею, хорошую…

А. Пичугин

— А давайте на учебе остановимся.

И. Легасова

— Давайте.

А. Пичугин

— Ненадолго. Что значит — учиться там, где она захочет. Женщина находится в декрете, у нас у огромного количества вузов и организаций, которые реализуют образовательные программы, есть дистанционное обучение через интернет. А вы как ей помогаете?

И. Легасова

— Мы помогаем ей следующим образом — мы создаем такую интернет-площадку, в рамках которой женщина может делать абсолютно всё. В данном случае, о котором вы говорите, она вынуждена сидеть искать, анализировать, открывать один сайт, закрывать его, открывать следующий сайт, закрывать его. Мы сейчас создаем историю, в рамках которой любое высшее учебное заведение Российской Федерации, или не высшее, но которое заинтересовано в дистанционном образовании, может зайти в «Союз женских сил» в качестве партнера или в качестве попечителя, или в качестве эксперта, что тоже есть, об этом я отдельно поговорю. И подписав нами договор соответствующий, на нашем интернет-ресурсе позволить женщине учиться дистанционно именно так, как нужно ей. Это не значит, что мы сами будем учить, нет, конечно же. Но мы подписываем договоры с теми организациями, которые дают образование, среднее, высшее, какое угодное, специальное какое-то, и таким образом мы обеспечиваем вход. То есть наша идея создать некий лифт, проложить некую дорогу для любой женщины, которая находится в любой географической точке Российской Федерации для того, чтобы из своей вот этой точки, никуда не выходя, не тратя деньги на билеты, авиационные, железнодорожные, не тратя время, зайдя просто в интернет, через «Союз женских сил», через этот интернет-ресурс, пройти туда, куда ей надо. Захочет — бизнес построит, захочет — выучится.

Л. Горская

— И много уже таких организаций, с которыми вы заключили договоры, с одной стороны. И как много женщин сейчас обучается, пользуются этой возможностью?

И. Легасова

— У нас сейчас всё в стадии организации находится, поэтому собственно, я так подробно рассказываю. Мы созданы всего год назад. То есть мы очень-очень новые, свежие и молодые. И у нас как раз идет весь этот активный процесс. Заинтересованность проявили МГУ, Академия народного хозяйства, МГИМО, ФизТех, МИФИ, Бауманский, Объединенный колледж легкой промышленности, который сейчас прямо на ура забрал эту идею. Перечислять можно достаточно долго. Но вузов, которые сами занимаются дистанционным образованием и хотят, чтобы как можно шире было представлено их дистанционное образование, их достаточно много.

Л. Горская

— И серьезные вузы прозвучали.

И. Легасова

— Конечно.

А. Пичугин

— Ведущие вузы страны, прямо скажем.

И. Легасова

— А у нас задача очень серьезная. Задача очень серьезная — задача федерального значения, федерального уровня. Задача создания такого интернет-ресурса, который сможет обеспечить лифт любой женщине Российской Федерации в той цели, которая перед ней стоит. Хочет идти в политику, пожалуйста, обеспечим проход в политику. Хочет идти в бизнес — найдем микрофинансирование, макрофинансирование, найдем партнеров, поможем построить бизнес. Захочет пойти учиться, пожалуйста, пусть идет учиться. Захочет замуж выходить, пожалуйста, вот вам зона знакомств. Реальных.

А. Пичугин

— Даже так?

И. Легасова

— Даже так. Это очень важная часть этой задачи.

Л. Горская

— Это видимо «Союз мужских сил России».

И. Легасова

— Объясню, почему мы считаем, что это важно. Потому что семья это основа государства, никто этого не отменял. У меня очень много мыслей личных на этот счет, которые все сводятся к тому, что проанализированные нами, нашими модераторами и администраторами интернет-ресурсы, связанные со знакомствами, они не дают реальной возможности познакомиться, потому что в основном люди заходят под никнеймами, это псевдонимы. И в рамках такого общения мало кто может выцепить что-то адекватное. Мы же создаем историю совершенно другого порядка, когда действительно ты можешь познакомиться с реальным живым человеком — с фамилией, с именем, отчеством, и ты будешь понимать, с кем ты знакомишься, ты будешь понимать, хочешь ты этого или не хочешь ты этого знакомства.

А. Пичугин

— А вот эта совокупность всего — это частная инициатива, ну то есть инициатива изначально частная, но она находит поддержку у государства, например?

И. Легасова

— Конечно.

А. Пичугин

— А какие у вас взаимодействия?

И. Легасова

— Объясню, по какой причине находит у государства поддержку. У государства поддержку находит следующим образом — дело в том, что женщин по статистике официальной, на 10 с половиной миллионов больше, чем мужчин в Российской Федерации. И это огромная цифра, это разница колоссальная совершенно. И понятно, что государству не может быть неинтересна социальная, политическая и экономическая активность женщин. И государству не может быть неинтересно отсутствие в интернете ресурса на российских базах данных построенного, на российских программах построенного, и ради интересов государства построенного. Поэтому, конечно же, везде, где мы эту тему обсуждаем, в любом министерстве, ведомстве, в Законодательном собрании, в администрации президента, мы везде находим поддержку. Это проект, который поддерживает государство.

А. Пичугин

— Но вы находите поддержку, она же, наверное, не только словесной исчисляется.

И. Легасова

— Пока она исчисляется по-разному. С финансовой точки зрения, если вы хотите такой вопрос задать, Алексей, у нас как выстраивается картина мира. Во-первых, у нас существует попечительский совет, в который с удовольствием заходят компании частные, и смешанные, которые занимаются бизнесом, связанным с женским здоровьем, с женской одеждой, с женским образованием, с чем угодно со словом «женский». И заходят мужчины, владельцы этих бизнесов. Заходят мужчины, которые создали клиники акушерства, гинекологии и родовспоможения. Заходят мужчины, которые занимаются, например, процедурами СПА, владельцы бизнесов СПА всяческих видов, массажных кабинетов всяческих, сети массажных кабинетов. Сети магазинов женской одежды, детской одежды, и т.д. Во главе этих бизнесов, как правило, стоят мужчины, которые с удовольствием заходят в попечительский совет. Почему? Потому что они получают сразу огромную, колоссальную аудиторию в интернете, возможность рекламировать собственную услугу или собственные товары в интернете, и в интернете же эти услуги или товары продавать. Это для них бизнес-проект, для попечителей.

А. Пичугин

— Кроме образования — вы начали рассказывать еще о других ваших проектах.

Л. Горская

— Если женщина имеет в голове идею для бизнеса хорошую.

А. Пичугин

— Что значит хорошая идея для бизнеса? (Смеется.)

И. Легасова

— Эффективная. Что значит «хорошая»? — действительно прекрасный вопрос и чисто мужской, Алексей. Вот я прямо бы пять баллов обозначила за такой вопрос. Потому что действительно, что такое хороший? Для мужчины это одно, а для женщины хорошее это может быть совершенно другое. Я же в данном случае имею в виду, безо всякого оценивания, я, честно говоря, оценивать не очень люблю, — я имею в виду эффективность бизнеса. То есть если есть идея, которую можно развивать столетиями, и неизвестно, разовьешь ты ее или нет, хотя она может быть красивая, то это уже не бизнес. Если же речь идет об идее, которую можно превратить при небольших затратах в реальные доходы, и развивать дальше, то это уже эффективный бизнес. Если эта идея может содержать вокруг себя достаточно большое количество людей, создавать рабочие места вокруг себя, то это уже эффективная идея. Соответственно, я говорю именно о таких идеях. И очень много женщин, которые такими идеями обладают, они это предлагают, но не знают, как «запаковать». И поэтому у нас есть замечательный совершенно менеджер проекта — Алина Попова, которая «пакует», она «упаковывает» идеи, бизнес-идеи, она специалист у нас в этом. Соответственно, мы помогаем женщинам именно «запаковать» идею в конкретный готовый проект, то есть идея превращается в проект. Для этого что требуется? Для этого требуется найти партнерство — мы стараемся найти партнерство. Для этого требуется финансирование — мы стараемся найти финансирование, или выстроить взаимодействие с таким банком местным, о котором женщина могла даже и не подумать. Или подумала 25 раз, но ей там отказали, потому что не было гарантий, мы стараемся ей обеспечить гарантии на региональном уровне. Мы помогаем человеку выстроить бизнес, сначала небольшой, потом побольше, потом побольше. Потом находятся партнеры в других городах Российской Федерации, и они пошли, пошли, смотришь, замечательным образом. Бизнес может родиться в Якутске, и превратиться в общероссийский. Он может родиться в Краснодаре, превратиться в общестрановой. Во Владивостоке — в общероссийский, и т.д.

А. Пичугин

— А ваши консультации и помощь платные?

И. Легасова

— Бесплатные.

А. Пичугин

— Вот сейчас я начинаю…

Л. Горская

— Жалеть, что ты не женщина? (Смеются.)

А. Пичугин

— Ну, не то чтобы, но определенная зависть просыпается.

И. Легасова

— Ну почему? — зависть в определенном смысле может быть и сильным стимулом. Я опять-таки стараюсь никогда не оценивать, или стараюсь минимально что-то оценивать, потому что можно либо наблюдать, либо оценивать. Я стараюсь наблюдать. И отвечая на ваш вопрос — платно или бесплатно. Почему бесплатно? Бесплатно потому, что если к тебе приходит совершенно нормальный адекватный человек и говорит: «Я придумал то-то». Причем это может быть не обязательно женщина, а мужчина. К нам очень многие мужчины приходят с идеями, почему нет? И кстати, у нас 40% заходов мужских, несмотря на название. А может быть, именно и благодаря названию. Потому что там, где есть слово «женский», обязательно начинают идти мужчины, обязательно, мы это уже проверили. И если человек приходит адекватный с идеей, почему не отдать ему тот опыт, который уже собственную голову переполняет. Зачем за это брать деньги, если человек зайдет, и потом ты с ним можешь слепить какой-то новый бизнес. Или сделать подразделение собственного бизнеса, или дать ему хорошего партнера, который потом тебе принесет что-то другое. Чем больше ты отдал, тем больше ты получил. Причем получить ты можешь из совершенно другой точки, не догадываясь, откуда к тебе это прилетело. Поэтому надо, друзья мои, отдавать как можно больше. Кстати, это про любовь история уже.

А. Пичугин

—Инга Легасова, соучредитель и гендиректор компании «РемиЛинг», сопредседатель стратегического комитета «Союза женских сил» сегодня в гостях в программе «Светлый вечер». Но вы же наверняка, вам приходится и отказывать, если люди заходят к вам с совершенно странными, подчас бредовыми бизнес-идеями? Или вы стараетесь это как-то развернуть так, чтобы человек может быть даже изначально нереализуемые идеи, мог бы что-то себе найти вполне применимое.

И. Легасова

— Алексей, вопрос очень хороший. Дело в том, что — может быть, это с личными качествами моими связано — я стараюсь не говорить «нет». Во-первых, начать с того, что у меня много лет подряд была проблема в том, чтобы сказать «нет». Я с ней даже работала психологически. Потому что сказать «нет» не всякий может. И мне сложно сказать «нет» по какой-то своей личностной причине. Это раз. Но два — в какой-то момент я поняла, что может быть и неплохо, что я не умею говорить «нет», потому что, когда ты говоришь «нет», то ты самой себе закрываешь какие-то возможности во Вселенной, понимаете. Лучше говорить всегда «да, я подумаю». То есть никогда не надо отказывать. Потому что в слово «нет» заложена некая конечность.

А. Пичугин

— Тут есть опасность.

Л. Горская

— Да-да.

А. Пичугин

— Когда человек приходит наниматься на работу — «да-да, спасибо, конечно, мы вам обязательно перезвоним».

И. Легасова

— Мы всегда перезваниваем.

А. Пичугин

— Это вы, это вы всегда перезваниваете.

И. Легасова

— Я думаю, что… Вот если вы задаете лично мне вопрос, я могу ответить только за себя. Я не могу ответить за всех. Я могу ответить только за себя. Почему я стараюсь «нет» не говорить, хотя и понятно с первой минуты, уже ясно, с чем человек пришел — есть в этом здравое зерно, или оно отсутствует. Если зерно отсутствует здравое, а человек этого не понимает, ему искренне кажется, что эта бизнес-идея хорошая. То тогда, мне кажется, задача человека более опытного, в разговоре с человеком менее опытным так построить беседу и так поставить вопросы, чтобы предлагающий осознал, что его проект «сырой». И вот если он с тобой так поговорил, и ушел с ощущением, что ему надо додумать, это значит, что беседа была не напрасной. И человек действительно додумает. Либо он просто эту идею бросит, и тогда она была изначально неправильной.

А. Пичугин

— То есть, грубо говоря, если приходит к вам человек с проектом обводнения поверхности Марса, уйти он от вас может с вполне реализуемым проектом…

Л. Горская

— Озеленения Луны.

А. Пичугин

— Нет, орошения полей в Ярославской области.

И. Легасова

— Хотя бы своего двора. Понимаете, то есть это всегда надо превращать в конструктив. Я, например, терпеть не могу совещания, которые начинаются разговором о том, что у нас проблемы. Вот терпеть это не могу. Потому что перечислять проблемы, и описывать проблему можно бесконечно долго. Смысл же не в этом. Смысл в том, чтобы… Во-первых, нет проблем, есть задачи — все мы знаем. Поэтому если на совещании собирается несколько человек, которые озвучивают стоящие перед ними задачи, я всегда очень прошу озвучившего эту задачу сразу же дать собственное конструктивное предложение. Потому что вот это озвучивание в воздух проблематики оно никому не интересно. Если ты чувствуешь эту проблематику, озвучь, будь любезен, и тут же скажи, что сделал бы ты, если бы у тебя в руках была волшебная палочка. И тогда это действительно заработает. Тогда всё совещание свернется к тому, что вы будете обсуждать, как решить эту задачу. И решите.

А. Пичугин

— Сейчас очень многие говорят — вот мне интересно ваше мнение, как человека, который работает со стартапами периодически — очень многие говорят, что кризис, по крайней мере, то, что у нас сейчас происходит, многие называют кризисом, — это время для запуска каких-то собственных стартапов и проектов, и не надо этого бояться. Вы как считаете?

И. Легасова

— Я считаю, что именно так. Я считаю, что кризис это очень хорошо, прекрасно, замечательно, великолепно. Точно так же, как кризис у болеющего человека. Когда вы проходите кризис, находясь в ситуации гриппа, простуды сильной, любого заболевания, и вы проходите через кризис, что это означает? Это некое освобождение от болезни.

Л. Горская

— Но кризис у болеющего человека еще означает состояние, в котором проще всего поставить диагноз.

И. Легасова

— Конечно, совершенно верно. Сразу видно, что болит. Понятно, откуда проблема взялась. И какая задача стоит перед врачом, что нужно, какую задачу надо решать. Кризис в экономике, это нормально. Ничего в этом нет такого плохого. Это нормально, это либо перегрев, либо поднятая температура в организме, либо когда вы уже упираетесь стенку, сталкиваетесь с пониманием того факта, что «ну не надо, ребята, делать так». Как вот у меня подруга говорит: «Не надо так». Мне очень нравится это ее выражение. Не надо так. Потому что если ты шел-шел-шел, и уперся в эту стенку, значит надо подумать, какие есть еще стратегии, какие есть еще тактики, какие еще есть возможности развития экономического, в данном случае, или бизнес-развития. Чем хорош кризис для бизнеса? Во-первых, наконец-то ты осознаешь, что можно оптимизировать. Ты и так это прекрасно знаешь, ты знаешь, что у тебя есть какие-то лишние должности, но они у тебя все равно есть, а это затраты, друзья мои. Ты и так знаешь, что нужно менять программу управления предприятием, управленческий учет, но у тебя все время до этого руки, например, не доходят, до каких-то конкретных базовых вещей. А вот сейчас ты упираешься носом в ситуацию, когда обязательно нужно это сделать.

А. Пичугин

— Это вы говорите с позиции управленца, с позиции человека, который уже давно этим занимается.

Л. Горская

— С позиции академика Международной академии менеджмента, Алексей.

А. Пичугин

— Да. А если речь идет о человеке, который впервые в жизни решил чем-то своим заняться, и вот ему говорят, что сейчас, парень, сейчас кризис, и вот самое сейчас время тебе начинать что-то развивать. Подумай, что может принести пользу.

И. Легасова

— Это так и есть. Потому что в кризис очень многие падают. Кто падает? Падают те, кто либо к моменту кризиса не оптимизировал свой бизнес, и неизбежно падает, что должно было произойти и так. Только процесс без кризиса мог бы затянуться. И соответственно, очень многие поляны освобождаются для новых бизнесов. Поэтому стартап в кризис я всегда приветствую. Когда ко мне приходит человек и говорит: «Ой, все места уже заняты, нечего делать». Я всегда объясняю, что это абсолютно неверно. Потому что для бизнеса возможность есть всегда. Экономика это очень живой организм. Экономика это такой организм, в рамках которого всё находится в движении, всё находится в перемещении. Вот обратите внимание, даже возьмите собственные улицы, на которых вы живете — один магазин закрылся, следующий открылся, потом два магазина взяли и слились в один. Потом вдруг это всё закрылось, открылось что-то следующее. Это нормально. Нормально пробовать себя, нормально искать, нормально ошибаться, нормально делать какие-то выводы из собственных ошибок. И как раз в кризис очень много пространства освобождается для «новой крови», для свежих людей, и для новых бизнесменов, для новых идей. Самые неожиданные идеи можно реализовать именно в кризисный момент. И в кризис, когда все перестают рекламироваться, потому что все стараются сокращать затраты — правильно рекламироваться, потому что рекламные компании снижают цены очень сильно, у них заказчиков нет. И если вы в кризис рекламируете собственный бизнес, то при выходе из кризиса вас уже знают все.

А. Пичугин

— Так у всех же опасения, у молодых, у тех людей, которые начинают всем этим заниматься. Вот, на соседней улице закрылся магазин — так, понятно, значит на улице Ленина продукты продавать невыгодно, покупателей нет, если они прогорели, то значит, и я, наверное прогорю, если на этом месте что-то открою.

И. Легасова

— А не надо мыслить как все. В чем смысл бизнеса? Во-первых, надо понимать, что в бизнес идет максимум, ну сколько по официальной статистике? — около 10% населения мира.

А. Пичугин

— Гораздо меньше.

И. Легасова

— Около 10, я читала такую цифру, не буду спорить. По разным конечно оценкам по-разному. Но все равно цифра маленькая. Большинство людей ищет стабильности, большинство людей ищет фиксированную зарплату достаточно высокую, большинство людей ищет понимания того, что с ними будет завтра и послезавтра, и через месяц, и через год. Таково большинство людей. Однако же в бизнес идут люди, которые не стремятся к этой стабильности. Это люди, которые не боятся рисковать, это в чем-то может быть авантюристы, в хорошем смысле слова, это люди, которые не боятся терять, это люди, которые умеют или научились преодолевать собственные страхи. Вы говорили — опасаются, Алексей. Конечно, это история про страх, потому что если ты не можешь побороть в себе некие внутренние страхи, ты не пойдешь в бизнес ни-ког-да.

А. Пичугин

— То есть не стоит идти туда людям, которые боятся потерять последние вложенные деньги. На последние деньги что-то сделали, что-то открыли, и боятся теперь прогореть и потерять.

И. Легасова

— Не стоит идти туда людям, которые вообще испытывают чувство страха. У психологов есть очень хорошая практика, называется «Растворение страха», могу рассказать, если хотите.

Л. Горская

— В двух словах.

И. Легасова

— Буквально пару слов. Это касается любого страха, в том числе и бизнес-ситуации, и личного, и какого хотите. Надо на полчаса поставить будильник, войти в ситуацию страха, так, чтобы никто не мешал, никакие телефоны, телевизоры. Войти полностью, представить себе эту ситуацию страха, вот войти туда — до слез, до пота, как угодно. Почувствовать себя в этой ситуации, которой вы боитесь на самом деле. Как только зазвенел будильник, вы встали, вышли, умылись, всё. На следующий день вы снова на полчаса входите в свой страх, на следующий день снова, снова, снова. До того момента, пока ваш мозг не начинает предлагать вам решение. А он всегда начинает предлагать решение. В какой-то момент вы входите в эту ситуацию страха, представляете ее себе, а вам мозг выдает решение, что надо делать — пункт первый, второй, третий, пятнадцатый, и т.д. Так растворяется абсолютно любой страх. В том числе и в бизнесе. В бизнесе его, кстати, растворить проще всего. Потому что это немного мимо эмоций. Вот гораздо сложнее в эмоциональной сфере растворить, хотя тоже возможно.

Л. Горская

— А у меня вот такой вопрос был с начала программы, я его сейчас задам. У меня на самом деле два вопроса с начала программы, но я, наверное, только один успею задать. Вот вы говорили об интеграции, интеграции под эгидой «Союза женских сил» локальных женских организаций, которых в России много. Вот вопрос — зачем это нужно? Ведь есть же интернет-портал, про который вы говорили. Там можно дистанционно получать все ваши продукты — образование, упаковка бизнеса, и т.д. Зачем нужна вот интеграция во плоти, если так можно сказать.

И. Легасова

— Вы имеете в виду офлайн историю.

Л. Горская

— Да.

И. Легасова

— Обязательно должно быть две истории, если что-то делаешь. В наше время, как я считаю. Нужна история онлайн, и история оффлайн. Потому что одно без другого не живет. Понятно, что любая виртуальная программа, продукт, может быть создан и может быть востребован только в том случае, если есть реальные живые люди, которым нужен этот продукт. И вы сразу выходите на оффлайн-историю. И соответственно, если вы не выстроите правильно историю в реальной жизни, то вам не нужна будет эта история виртуальная. Поэтому это всё сильно взаимодействует, переплетено, и одно без другого не существует. Просто онлайн-проект он должен, и призван поддерживать именно реальные потребности людей, живых людей, тех, которые находятся в тех или иных географических точках Российской Федерации. Одно без другого не существует. Зачем нужно одно и другое? Если мы говорим о конференции, форуме, о каком-то политическом действии, о поддержке того или иного лидера, о поддержке той или иной партии, — конечно, нам нужна оффлайн-история. То есть «Союз женских сил» как живая, конкретная ассоциация общественная живых женщин, которые туда вошли.

Л. Горская

— А есть уже какие-то подвижки в этом?

И. Легасова

— Да, конечно. Мы участвовали как «Союз женских сил» полтора года назад в первом международном женском форуме в Казани, в Татарстане. Первым был Татарстан, который это провел. Именно туда в августе 2014 года мы вышли уже как «Союз женских сил». И в сентябре 2015 года мы вышли в достаточно большом количестве человек на Евразийский форум в Санкт-Петербурге под руководством Валентины Ивановны Матвиенко. То есть вот для таких ситуаций, когда речь идет о конференциях, форумах и выражении своего мнения, позиции и волеизъявления — тогда конечно, нужна оффлайн-история, нужны живые люди, которые готовы выйти к микрофону, на трибуну, выступить, и т.д. У нас сильнейшие женщины выходят, у нас выходит Людмила Айвор, сильнейший адвокат Российской Федерации, у нас выходит Илзе Лиепа — имя, которое говорит само за себя. Она у нас культурные проекты ведет. У нас выходит Нина Микоян, которая ведет проект воспитания детей, больных детей, детей с проблемами со здоровьем, школу тащит 20 лет подряд. У нас выходят женщины с именами, медийные фигуры, за спинами которых стоят собственные бизнесы, собственные фонды, собственные политические движения и течения. У нас выходит и возглавляет на сегодняшний момент депутат Государственной Думы Вторыгина Елена Андреевна, она у нас является председателем стратегического комитета «Союза женских сил», то есть это женщина, которая выходит на трибуну Госдумы. И она все наши чаяния и намерения и предложения выносит на обсуждение. То есть всё очень живое, это не просто виртуальный проект. Виртуальный проект он поддерживает живой реальный проект.

А. Пичугин

— Спасибо. Время наше уже подошло к концу. А еще очень много тем, которые хотелось бы в этом ключе, в этой связи обговорить, но как-нибудь в другой раз.

И. Легасова

— С удовольствием.

А. Пичугин

— Напомню, что в гостях у «Светлого вечера» сегодня была Инга Легасова, соучредитель и гендиректор компании «РемиЛинг», сопредседатель стратегического комитета «Союз женских сил». Лиза Горская.

Л. Горская

— Алексей Пичугин.

А. Пичугин

— Спасибо, будьте здоровы!

И. Легасова

— Спасибо! Счастья, тепла и любви вам, дорогие друзья.

1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (6 оценок, в среднем: 4,67 из 5)
Загрузка...