Москва - 100,9 FM

«Выставка «Валаам. Пространство вне времени». Константин Бенедиктов, Константин Дьячков

* Поделиться

У нас в гостях были сокураторы и соорганизаторы выставки «Валаам. Пространство вне времени»: фотограф и коллекционер Константин Бенедиктов и директор творческого объединения «Парсуна» Константин Дьячков.

Мы говорили о выставке «Валаам. Пространство вне времени»: где и в какое время она проходит, какую коллекцию экспонатов там можно увидеть, и на что стоит обратить внимание посетителям. Также разговор шел о новом мобильном приложении «Валаам»: какова цель его создания, и чем это приложение может особенно заинтересовать широкий круг пользователей.


А. Пичугин 

– Здравствуйте, дорогие слушатели. «Светлый вечер» на светлом радио. Здесь, в этой студии приветствуем вам мы – Алла Митрофанова... 

А. Митрофанова 

– Алексей Пичугин.  

А. Пичугин 

– И с удовольствием представляем гостей. Сегодня здесь, в этой студии вместе с нами и с вами ближайший час, эту часть «Светлого вечера» проведут фотограф, коллекционер, куратор выставки «Валаам. Пространство вне времени», Константин Бенедиктов. Добрый вечер. 

К. Бенедиктов 

– Добрый вечер. 

А. Пичугин 

– Константин Дьячков, директор творческого объединения «Парсуна». Здравствуйте. 

К. Дьячков 

– Здравствуйте. 

А. Пичугин 

– Сегодня будем говорить про выставку, про фотографию. А выставка уже месяц идет, на самом деле ровно месяц, как она открылась – 17 декабря. И уже большая часть времени она в том месте, где она сейчас экспонируется, уже прошла, но есть еще две недели до 1 февраля. Две недели, чтоб успеть прийти, посмотреть замечательные фотографии. Выставка проходит в Галерее классической фотографии на Саввинской набережной, 23, строение 1, в Москве. А выставка, собственно, называется «Валаам. Пространство вне времени». И, если я правильно понимаю, то здесь мы говорим о разных совершенно видах Валаама, портретах насельников Валаамского монастыря, как до революции, так уже и в наше время, в современное, когда монастырь возрождался. Расскажите, пожалуйста, почему вы решили этим заняться, почему именно Валаам. Хотя, собственно, с другой стороны, оно, наверное, и понятно, потому что у нас если говорят о монастырях в пространстве фотографии, то чаще всего это именно либо Валаамский монастырь, либо Соловецкий монастырь. 

К. Бенедиктов 

– Ну почему мы решили этим заняться. Во-первых, этим летом вдруг Костя Дьячков (на самом деле сокуратор этой выставки, мы оба кураторы этой выставки) приехал в гости ко мне в деревню и рассказал о том, что, оказывается, уже два года работает над приложением «Валаам», о котором он сам расскажет... 

А. Митрофанова 

– Приложение для мобильных телефонов. 

К. Бенедиктов 

– Да, приложение для мобильных телефонов – замечательное и очень интересное. 

А. Митрофанова 

– Парадоксальная совершенно история, сейчас вы нам подробно все расскажете. 

К. Бенедиктов 

– Сейчас об этом поговорим. И я ему рассказал и показал, что у меня есть в коллекции по Валаамскому монастырю, и мы стали думать о том, что а вот неплохо бы соединить. И как раз 30-летие возрождения Валаамской обители праздновалась вот в декабре. И мы поняли, что к этому моменту мы должны сделать выставку. А поскольку задача была соединить времена разные, то есть время сегодняшнее, время дореволюционное, у нас так получилось, что примерно три времени – это дореволюционная фотография, это фотография –она одна, но очень важная для нас – фотография 39-го года, на которой Алеша Ридигер изображен, будущий Святейший Патриарх Алексий II. И он с родителями, как известно, в 38–39-м году посещал Валаам, и это было такое очень важное для него впечатление, состоялась его переписка с монахами Валаамской обители. Вот такая фотография у нас есть и в подлиннике, и в большом размере. И мы соединяли время – то есть главная задача была соединить эти времена визуально. 

А. Пичугин 

– Сразу не могу не спросить: а нет у вас фотографии Валаама (ну я так понял, что нет) советского, когда там был дом для инвалидов войны?  

К. Бенедиктов 

– Ну скажем так, такие фотографии доступны, они есть в архивах. Но у нас не было задачи охватить и показать все периоды, и вся фотография, которая могла быть связана с Валаамом.  

А. Пичугин 

– Знаете, тут такая история, наверное, может быть, в этом есть какая-то закономерность того, что на вашей выставке это не представлено, потому что история другая. Но и, с другой стороны, из истории Валаамского монастыря этих страниц не вычеркнуть. Я недавно совсем (я мечтаю этих людей найти, позвать их к нам на программу) в Угличе был на передвижной выставке, где резные скульптуры инвалидов, которых туда свозили, в общем, со всех городов по внутреннему негласному распоряжению советской милиции. Свозили людей, которых находили на улицах, иногда просто из обычных семей вот такой инвалид выезжал на тележечке за хлебом, и его, чтобы он не мозолил глаза советским труженикам, брали и отвозили на Валаам. Это вот такой самый известный был дом инвалидов. 

А. Митрофанова 

– Ой, я помню эти пронзительные фотографии, часть из них попадались мне на глаза. Человека, который, в какой-то специальный мешок подвешенный, там висит на дереве, у него ни рук ни ног нет, он инвалид войны, у него ну то есть вот практически все, что ему осталось, это его глаза, его дыхание, его слух, то как он воспринимает мир, но сделать в этом мире он не может уже ничего. И вот он целый день висит, как плод какой-то, да, на дереве и смотрит вокруг. И вроде бы даже эти люди, они оставили какие-то свидетельства о том, что все равно жизнь прекрасна, даже несмотря на то, что вот они в таком ну нечеловеческом уже состоянии. Тем не менее нет, вот образ и подобие Божие проявляется во всем, и человек даже в таком положении видит красоту мира. Вот это, по-моему, одно из самых сильных переживаний, которые были у меня в жизни, вот эти фотографии. Но у вас другая задача ведь – вы концентрируетесь на смыслах, связанных именно с монашеской обителью.  

К. Бенедиктов 

– Ну на самом деле, конечно, нам интересно многое. Конечно, и я видел эти фотографии, и, конечно, они пронзительные. Ну кстати, тут нужно оговориться. Мы недавно уже на выставке разговаривали с одним из экскурсоводов, ну на самом деле человек валаамский экскурсовод, тот человек, который, в общем, работает с документами, много их обрабатывает. И, конечно, информация о том, что свозили на Валаам отовсюду, не совсем точная. Это все-таки были инвалиды из Карелии и немножко это... 

А. Пичугин 

– Центральная Россия – это Валаам, и были на Урале похожие дома. Были чуть позже основанные в других частях Советского Союза, но самый большой был на Валааме.  

К. Бенедиктов 

– Ну есть такой момент, что, возможно, эта история несколько мифологизирована, несколько все-таки окрашена дополнительными какими-то красками. Да, это действительно документально это было так, там были инвалиды, но несколько все в одну так собрано для этого, для образа собрана информация несколько так приукрашена. Но это отдельный действительно разговор. 

А. Пичугин 

– Отдельный, и я надеюсь, что мы этих людей, которые делали ту выставку, если кому-то интересно, найдите меня в Фейсбуке... 

К. Бенедиктов 

– Это музей ГУЛАГа, по-моему, делал. 

А. Пичугин 

– Нет, это частная организация из Карелии, ребята работают с деревом, они скульпторы, они... Я сейчас просто боюсь наврать. Зайдите, пожалуйста, на мой Фейсбук, те кого это заинтересует: Алексей Пичугин, найдите меня там. И отмотайте до июня. И вот в июне у меня там отфотографированы и выложены все абсолютно скульптуры, которые были выставлены в Угличе. Я надеюсь, что когда-то мы подробнее об этом поговорим.  

А. Митрофанова 

– Возвращаясь сейчас к выставке «Валаам. Пространство вне времени». Вроде бы заявка в названии такая, отсылающая сразу к вечности, к размышлениям о непреходящих ценностях и прочее. И, Константин, вы делаете парадоксальное заявление, что выставка родилась из идеи создать мобильное приложение, которое называется «Валаам». Вот можно сейчас чуть подробнее (к другому Константину уже сейчас вопрос, к Константину Дьячкову), что собой представляет мобильное приложение «Валаам» и, главное, зачем оно?  

К. Дьячков 

– Начало этого проекта в действительности созвучно было выставке. Потому что панорамными технологиями я увлекся в 2011 году, и тогда я был впечатлен фотографиями Карла Буллы, который снимал, в частности, Иоанна Кронштадтского. Иоанн Кронштадтский служил каждый день и после службы он выходил перед храмом, и все присутствующие на службе фотографировались, делали общую фотографию. Ну я понимал, что технологически эту съемку в то время, сто лет назад, нельзя был провести внутри храма, потому что материалы были не такой чувствительности, как ныне, и выдержка была бы насколько длинной, что это она была бы несопоставима с ритмом людей. 

А. Пичугин 

– И именно поэтому у нас нет, в основном, фотографий, например, с богослужения Иоанна Кронштадтского. 

К. Дьячков 

– Да, именно так. И я решил восполнить этот пробел, и тогда был придуман проект «День восьмой», и мы стали снимать групповые портреты приходских общин в интерьерах храмов. Ну с того времени мы сняли много уже храмов, больше сотни. И поскольку в основе технологически лежали панорамные технологии, то идея пошла дальше-дальше, и мы в результате пришли, перешагнули через обычные, всем известные 3D-туры, и пришли к концепции виртуального музея, который не просто мог быть, транслироваться в мобильное приложение, но и даже быть скачанными туда, то есть вы смогли бы пользоваться без интернета. Ну это бывает актуально в тех местах, где мобильная связь или дорогая, или недоступна. 

А. Митрофанова 

– То есть мобильное приложение, посвященное Валаамскому монастырю, например, у меня в телефоне. Там все очень подробно отснято, я могу почувствовать эффект присутствия, ощутить, что называется, да. Вопрос: зачем? Опять же. Зачем, если ощущение от присутствия в монастыре это все равно не передает? Зачем, если никакие технологии не заменят вот то состояние Божией благодати, которое ощущаешь там, в монастыре? Вы понимаете, да, я вам задаю сейчас те самые частые вопросы, которые от скептиков возникают в адрес подобных решений, абсолютно нестандартных для церковной жизни.  

К. Дьячков 

– Ну очень часто я слышу эти вопросы. Но применительно к Валааму, здесь очевиден прикладной характер приложения, потому что Валаам остров большой, паломники туда попадают на день-два, между скитами расстояния по десять километров. И, конечно, важно как-то сформировать, построить логистику: вот что именно человеку интересно, что он хотел бы посмотреть, что он успеет, что не успеет. Это виртуальный музей-навигатор, и он позволяет увидеть в реальном времени, где находится человек, какие точки рядом и выбрать, идти туда или сюда. И, кроме того, построить маршруты, которые приблизительно расскажут о времени. Кроме того, познакомиться с Валаамом, не будучи на Валааме, потому что поездку на Валаам могут позволить себе далеко не все. И мы показываем, кстати, не только общедоступные места...  

А. Пичугин 

– А как проще и дешевле всего добраться до Валаама? 

К. Дьячков 

– Проще приехать в Приозерск, оставить там автомобиль или приехать на общественном транспорте.  

А. Пичугин 

– Ну если поездом, например.  

К. Дьячков 

– Ну поездом до Петербурга, там электричкой, да, и сесть на кораблик. Когда нет шторма, ходят «Метеоры». 

А. Пичугин 

– Вот я на «Метеоре» от центра прямо, от Дворцовой набережной.  

К. Дьячков 

– Нет, из Петербурга на «Метеоре» вы не приедете регулярным рейсом, если только спецрейсом. 

А. Пичугин 

– Он не регулярный, действительно. 

К. Дьячков 

– Да, и вам придется поехать все-таки либо в Сортавалу, либо в Приозерск. Приозерск ближе к Петербургу. И «Метеор» идет – 77 километров идет час. Но «Метеор» идет при высоте волны не больше метра. И надо обратить внимание на это обстоятельство, потому что волнение на Ладоге почти постоянно, и в половине случаев отменяют «Метеоры». И тогда придется плыть часа четыре, но не это страшно, а просто все те люди... 

А. Пичугин 

– Качка? 

К. Дьячков 

– Качка тоже, есть «Драмина» – можно утешить себя. Но не все люди, ну те люди, которые рассчитывали попасть на «Метеоры», они встают в очередь к небольшим судам. Ну, в общем, могут бы задержки. Поэтому мы хотим в нашем приложении сделать на картах еще отдельный слой, где показать именно волновую обстановку, ветер и волну на Ладоге. Ведь эта история с волной на Ладоге, она отдельная. До революции, если вы знаете, не страховали суда, которые ходили по Ладоге, потому что там волна опасна и непредсказуема. И она одновременно может быть в двух-трех направлениях. 

А. Митрофанова 

– Ого.  

К. Дьячков 

– И поэтому, в общем, плавание по Ладоге, оно интересно и сейчас.  

А. Митрофанова 

– Экстремальная история. 

К. Дьячков 

– Да, особенно если вы плывете не в сезон, не в тихое лето, а например, в декабре – в ноябре, то, в общем, ощущений может быть масса. 

А. Митрофанова 

– «Светлый вечер» на радио «Вера» продолжается. Напомню, что в гостях у нас сегодня Константин Бенедиктов, фотограф, коллекционер, и Константин Дьячков, директор творческого объединения «Парсуна». И оба наших гостя сокураторы, соорганизаторы выставки, о которой мы сегодня и говорим – «Валаам. Пространство вне времени». Поскольку выставка фотографий это явление каждый раз такое большое, невероятно интересное, и в данном случае у него есть сразу несколько измерений – измерение, касающееся и высоких технологий, и измерение, касающееся вот этих глубин духовной жизни, и измерение, касающееся ну просто красоты этого мира, и масса еще разных других аспектов, то мы сейчас решили разговор начать с технологий. И продолжаем расспрашивать Константина Дьячкова о приложении для мобильных телефонов «Валаам», зачем оно нужно, не только каково его практическое, наверное, применение. Вы знаете, сейчас бывает такое: например, люди, которые книги издают, например, книги, скажем там, духовного содержания, они приглядываются к таким приложениям, куда ну на фоне, например, там шума природы, да, там звуков леса закачивается аудиокнига соответствующего духовного содержания. И человек просто там, я не знаю, по пути на работу может взять и погрузиться в этот мир. Или, к примеру, там будут читаться молитвы или что-то еще – если человек сам не в состоянии сосредоточиться, то лучше хотя бы так, чем вообще никак. И в этом смысле действительно новые технологии начинают играть какую-то совершенно другую с точки зрения смыслов роль. Вот я слушаю вас и понимаю, что, наверное, в чем-то вы тем же путем сейчас идете. Нет? 

К. Дьячков 

– Конечно. И все то, о чем вы рассказываете, это реализовано в приложении, потому что оно многофункциональное, там есть раздел молитвослова. Молитвослов разрабатывал Валаамский монастырь два года, и он очень удобный. И на сегодняшний день это самый полный свод богослужебных текстов на двух языках – церковнославянском и русском. 

А. Митрофанова 

– Ого. 

К. Дьячков 

– И там есть также и библиотека – то есть в разделе о монастыре вы можете почитать ну очень много текстов, которые связаны с Валаамом. И познакомиться с Валаамом XIX века, нынешние тексты современные. 

А. Пичугин 

– А про Новый Валаам есть что-то? 

К. Дьячков 

– Нет, о Новом Валааме нет. Хотя вот какая-то перекличка с Новым Валаамом, безусловно, была. Потому что, готовясь к этой выставке, я съездил на Новый Валаам и переснял архив Старого Валаама, который был туда перевезен. 

А. Пичугин 

– Который вывезли, да. 

К. Дьячков 

– В 40-м году, да. И значительная часть выставки это фотографии Старого Валаама. 

А. Пичугин 

– Все-таки буквально на одну минуту, чтобы завершить этот вопрос с логистикой. Вы говорите: зимой, в декабре. А действительно, зимой как туда добираться? Ведь мы знаем про Ладожское озеро, все что мы знаем про Ладожское озеро – Дорога жизни, это «черный ладожский лед, ленинградские дети лежат на нем». А вы вот говорите, можно на теплоходе. 

К. Дьячков 

– Конечно, на теплоходе. И вы знаете, у Ладоги, во-первых, Ладога неспокойная, из-за этого лед встает там поздно, в середине января, к февралю. Сейчас, например, там льда нет. И затем острова и дно Ладоги выложено частично из вулканический породы, например, сам Валаам, и он нагревается за лето и потом отдает зимой тепло. И поэтому лед встает и по этой причине тоже гораздо позже, и в декабре, и даже в январе можно совершенно спокойно плыть. В прошлом году, например, нас из замерзшей бухты Приозерска вывозил ледокол. И вот уже буквально там, наверное, метров через 500 или 700 была чистая вода. 

А. Пичугин 

– А когда уверенный лед? 

К. Дьячков 

– Когда уверенный лед, все становится сложнее. Тут уже приходится договариваться. Если поездка служебная, то это либо вертолет, либо воздушные подушки – там есть спецтранспорт. Но, конечно, массово паломников, туристов никто не будет перевозить, когда встает лед. Но знаете, мало кто и готов к каким-то таким трудностям серьезным, поэтому особой нужны нет. 

А. Пичугин 

– Меня однажды забыли на Валааме. 

А. Митрофанова 

– Как это? 

А. Пичугин 

– Это было лет 15 назад, я ездил туда в командировку. Это было там ну частично связано с монастырем, частично с той работой, которая у меня тогда была. И наша делегация, которая приехала на Валаам и несколько дней там провела, там был некий рассинхрон во времени. И так как у меня было там лишних несколько часов, я решил поспать, а потом погулять. И пока я спал, а потом гулял...  

А. Митрофанова 

– Нагулялся.  

А. Пичугин 

– Все мои сначала меня ждали, искали по всему острову, где только могли. Ну а потом, естественно, там же все очень сложно, там дорога от монастыря, я не знаю, как сейчас, 15 лет назад это еще был связано с расписанием теплоходов, к которым нужно было успеть через КПП воинской части. Может быть, сейчас уже не так... 

К. Дьячков 

– Сейчас все проще.  

А. Пичугин 

– Тогда нужно было через КПП воинской части проехать, а они там открывали и закрывали ворота в определенное время. И, естественно, теплоход, он был рассинхронизирован с этим КПП или, наоборот, как-то привязан. Ну, короче говоря, они уехали, а я остался. 

А. Митрофанова 

– И как потом? 

К. Дьячков 

– Ну потом это детективная история, как я добирался вообще до Москвы. Детективная она уже в плане добирания до Питера, потому что «Метеор», на котором мы, тоже заказанный был кому-то там, на который меня посадили, он наглухо сломался посреди Ладожского озера. И его долго чинили, швартовали к нему огромный сухогруз, потом вызвали из Петербурга другой, потом нас туда пересаживали. Потом, естественно, я опоздал на все поезда в Москву, опоздал на все встречи на следующий день. Мы ехали в Москву на автобусе 16 часов. Ну да, это такая... 

А. Митрофанова 

– Так, а почему ты об этом до сих пор ничего не написал? 

А. Пичугин 

– А может, написал. 

А. Митрофанова 

– Да? В общем, с тебя ссылка. А давайте пока вернемся к разговору о выставке, пока Алексей Ярославович занимаются мемуарами. 

А. Пичугин 

– Вновь переживает. 

А. Митрофанова 

– Да, и воспроизводит на бумаге или там в компьютере свои переживания. Константин, расскажите о структуре самой выставки чуть более подробно для тех, кто там еще не побывал, но есть время, там ближайшие две недели –пожалуйста. А потом мы очень надеемся, что вы эту выставку сможете и вывозить и в другие города. Поэтому те, кто нас сейчас слышат, возможно, среди них есть люди, которые готовы были бы вас принять и предоставить вам достойное помещение для этих прекрасных фотографий. Поэтому вот структура какова и что там, какие открытия ждут посетителей? 

К. Бенедиктов 

– Действительно мы готовы привезти выставку, если найдется профессиональный хороший зал. Рассказываю о выставке. Ну, во-первых, мы говорили, что хотелось бы и такой материал добавить, и такой, и люди приходят: а у вас вот этого нету. Мы, конечно, воспользовались тем материалом, который был доступен, но нам пришлось материалы и добывать. Во-первых, вот Константин сказал уже, что пришлось поехать на Новый Валаам и переснять там архив. Часть этого архива у нас на выставке представлено, и это лучше увидеть, я не буду предвосхищать личного впечатления зрителя нашего. Часть фотографий нам представила Российская национальная библиотека. Мы запрашивали, специально для нас сканировали, нам дали разрешение на показ этих фотографий, и они тоже представлены особым образом. Это фотографии из альбома путешествия Великого князя Владимира Александровича и супруги его Марии Павловны в 1887 году. Это путешествие было связано с закладкой нового Спасо-Преображенского собора тогда. Это замечательный архив, очень интересный, как я говорил, особенным образом у нас представленный. Выставка начинается у нас с современной фотографии – это работы священника Игоря Палкина, который последние несколько лет приезжает на Валаам. Ну, конечно, со Святейшим Патриархом, когда он посещает Валаам, ну и в свои какие-то отпуска приезжает на Валаам и там снимает, как-то погружается в пространство Валаама. 

А. Митрофанова 

– Отец Игорь замечательный фотограф, просто блестящий. 

К. Бенедиктов 

– Да, ну надо сказать, может быть, не знают, что отец Игорь, во-первых, он профессиональный фотограф, священник и сегодня он возглавляет фото-службу, пресс-службу Святейшего Патриарха.  

А. Пичугин 

– И в основном те кадры, которые вы можете увидеть на сайте Патриархии официальные, сделаны, по крайней мере, процентов на 70 им или, по крайней мере, через него все проходит.  

К. Бенедиктов 

– Ну да. 

А. Митрофанова 

– Кадры, которые, по-моему, весь мир облетели, где Святейший Патриарх в Антарктиде с пингвинами – это тоже отец Игорь. 

А. Пичугин 

– Отец Игорь прекрасный фотограф, жаль, что его нет в нашей студии сегодня, но тем не менее он приходит периодически, с ним очень приятно общаться. 

А. Митрофанова 

– Так. 

К. Бенедиктов 

– Потом в этой же современной части есть работы иеромонаха, сейчас игумен, наверное, Савватия (Севостьянова) – это летописец первых годов возрождения Валаама, очень известный. Многие знают и на выставке мы встречаемся, да, конечно, мы знаем эту фотографию, она есть на обложке диска Валаамских песнопений, которые в свое время, всем известных, которые записал отец Герман (Рябцев). Я там по 90-м годам еще помню и все знают прекрасно эти песнопения. И отец Герман был, кстати, на открытии выставки, так что я тоже приложился к легенде, в некотором смысле, мы все приложились, и я ему засвидетельствовал как бы почтение, насколько мог, потому что ну это действительно легенда. И, как владыка Панкратий сказал на открытии выставки, что эта музыка уже как-то в крови у нас, тех кто вот воцерковлялся в 90-е годы, 80-е, она действительно так вот вошла. Вот и из его работ, несколько его работ у него представлены. И работы группы фотографов из Санкт-Петербурга – это галерея Art of Foto. Это фотографы Вадим Левин, Роман Землячев, еще один фотограф, сейчас найду, это Игорь Смольников. Это замечательные работы, они приезжали на Валаам вот этим летом, прошедшим. Это фотографы, которые снимают на большой формат, и это ручная оптическая авторская печать классическая с большого формата, очень высококачественная. Так что мы в некотором смысле противоречие между цифровой фотографией и аналоговой снимаем. А вторая часть, соответственно, это такого же мы так попытались подать, такое погружение в пространство Валаама... 

А. Пичугин 

– А простите, пожалуйста, противоречие это какое может быть? Если человек, не связанный с фотографией, обыкновенный зритель придет на выставку, перед ним положить два изображения, цифровое и пленочное, даже если это ручная печать авторская, без должной подготовки человек вряд ли скажет, что где, при современных возможностях редактуры изображения. 

К. Бенедиктов 

– Ну поэтому это, наверное, и не так важно. 

А. Пичугин 

– А для ценителей это, конечно да, очень интересная история. 

К. Бенедиктов 

– Ну вы знаете, сбивается как раз очень часто внимание зрителя профессионального на то, как сделана фотография, а не на то, насколько она выразительна – это тоже на выставке есть. 

А. Пичугин 

– И начинаешь сразу думать: а вот тут, а как он, а куда...  

А. Митрофанова 

– А как он тут свет выстроил. 

К. Бенедиктов 

– Да. Я сейчас дежурю на выставке, каждый день наблюдаю, значит, первым делом профессиональные фотографы прибегают и начинают фотографировать, у нас там еще выставлено несколько витрин со старыми объективами. А дальше они начинают сравнивать и угадывать, значит, как это сделано. Это такая, знаете, профессиональная деформация некая.  

А. Пичугин 

– То же самое, вы знаете, в любой профессии. Когда радиоведущий слушает другие радиостанции, если это не какая-то прямо очень интересная передача с очень интересным собеседником, который вот важен чем-то лично, то начинаешь слушать оговорки, какие-то там шероховатости или, наоборот, отмечать, как идеально ведущий провел программу. Это же везде, в любой профессии есть. 

А. Митрофанова 

– Это точно. Через минуту буквально мы продолжим разговор. Я напомню, что в программе «Светлый вечер» на радио «Вера» сегодня Константин Бенедиктов, фотограф, коллекционер, и Константин Дьячков, директор творческого объединения «Парсуна». И оба наших гостя соорганизаторы и кураторы выставки «Валаам. Пространство вне времени», которая до 1 февраля продлилась ее работа в Москве, вот можно еще увидеть в Галерее классической фотографии на Саввинской набережной, дом 23, строение 1. Ближайшее метро это «Спортивная» – где-то вот Новодевичий монастырь надо пройти, вниз спуститься... 

К. Бенедиктов 

– Это очень удобно, да, от Новодевичьего монастыря спуститься на набережную, повернуть направо и ближайший поворот направо в переулок. Малый Саввинский переулок. Или от Издательского Совета Русской Православной Церкви спуститься вниз по Малому Саввинскому переулку.  

А. Пичугин 

– Очень сложно объяснить. Я думаю, что проще всего в навигаторе, сейчас такое количество, у всех уже есть, практически 90 процентов, устройства, которые позволяют безошибочно попасть в нужное место.  

К. Бенедиктов 

– Ну там можно, да, устроить себе приятную прогулку мимо Новодевичьего, спуститься мимо прудов Новодевичьего монастыря на набережную, там посмотреть на ТЭЦ...  

А. Митрофанова 

– В общем, это да, до 1 февраля. А после 1 февраля, пожалуйста, наши дорогие слушатели в других городах России, имейте в виду, эту выставку можно привезти, в принципе, в любой город. Важно, чтобы было пространство, где достойно можно было бы эти фотографии разместить. 

А. Пичугин 

– Уже точно известно про Старицу, о чем мы поговорим. 

К. Бенедиктов 

– Да, про Старицу мы обязательно, наша малая родина, моя, и фестиваль «Родня», наверное, кое-кто знает. И в Старицу мы всегда привозим, в Старицкий Успенский монастырь там эту выставку, конечно, в несколько уменьшенном формате, но мы обязательно привезем. Потому что надо сказать, что сейчас у нас выставка на площадке почти 800 метров.  

А. Митрофанова 

– Буквально через минуту продолжим этот разговор. Алексей Пичугин, я Алла Митрофанова. Не переключайтесь. 

А. Пичугин 

– Мы возвращаемся в студию светлого радио. Напомню, что сегодня здесь мы, Алла Митрофанова и Алексей Пичугин. И у нас в гостях фотограф, коллекционер, Константин Бенедиктов. Константин Дьячков, директор творческого объединения «Парсуна». Константины – соавторы, соорганизаторы, сокураторы выставки «Валаам. Пространство вне времени», о который мы сегодня говорим, которая проходит в Галерее классической фотографии в Москве, на Саввинской набережной 23, строение 1. Ближайшее метро «Спортивная». Выставка продлится до 1 февраля, спешите – замечательные фотографии Валаама, Валаамского Спасо-Преображенского монастыря там экспонируются. А вот чем сам Валаам в свое время вас когда-то привлек и чем он для каждого из вас важен? 

К. Бенедиктов 

– Для меня памятное событие, когда мы работали, сотрудничали с Валаамом. И как-то так меня угораздило тогда, у меня тогда были мастерские, и мы сделали киот ну к той самой, сейчас это копия в храме Валаамской Богоматери, там где Она явилась. Этот храм был воссоздан и был написан очень-очень точный и хороший список вот с Валаамской первоначальной иконы, которая сейчас находится на Новом Валааме. И мы тогда сделали, 15 лет назад, как раз было тогда 15-летие возрождения, мы сделали киот к этой иконе, для меня памятная такая работа. И тогда мы, наша же мастерская делала, попечительский совет Валаама заказывал для Святейшего Патриарха Алексия панагию, которую он очень любил, и их носил Патриарх Алексий. И это тоже такая памятная работа. И я тогда же был, правда, один раз на Валааме. И тоже чуть не остался. Дело было под Страстную неделю, и я...  

К. Дьячков 

– Попал в шторм. 

К. Бенедиктов 

– Нет, я не попал в шторм, но я успел вскочить, мне сказали: так, парень, через 15 минут уходит корабль, если ты сейчас не впрыгнешь, то на ближайшую неделю ты будешь... 

К. Дьячков 

– Когда начинается шторм, многие пытаются успеть на «Святителя Николая» – такой корабль грузовой, который все-таки ходит и в шторм. И многие из тех, кто успевают туда запрыгнуть, потом жалеют.  

А. Митрофанова 

– Почему, качка сильная? 

К. Дьячков 

– Качка, долго, да.  

К. Бенедиктов 

– Нет, как раз волны особой не было, но там просто на ближайшую неделю не было других рейсов.  

К. Дьячков 

– Мой приятель, художник Владимир Куликов, примерно лет 15 назад приехал на Валаам на два дня и остался там на месяц из-за штормов. Зато сделал массу работ интересных. Вот как раз в феврале тоже. 

А. Митрофанова 

– Интересная такая штука просто (простите, что я перебила), у меня ощущение, что как будто бы человек не сам решает, сколько времени он на Валааме пробудет. И надо быть готовым к тому, что когда собираешься в такие места, то ну имей по времени запас или, во всяком случае, предупреди людей на работе, что, ребята, я могу не вернуться. Ну может быть, не совсем, но во всяком случае в нужный срок. Такой какой-то должен быт люфт, чтобы на тебе не висело сто проектов, зависящих от тебя в этот момент. 

К. Дьячков 

– Ну знаете, это часть программы. Потому что, конечно, приезжая туда, надо расслабиться и отдать себя на волю Божию. Потому что мы привыкли к суете, мы привыкли к графику, который считаем уже частью себя. Вот если человек найдет в себе силы повернуться в другую сторону лицом, то, наверное, это пойдет ему на пользу. Потому что опять же вот мой приятель, о котором я рассказал, который вынужденно задержался на месяц, сейчас вспоминает с улыбкой и необыкновенным теплом тот месяц, как чуть ли не лучший месяц своей жизни. 

К. Бенедиктов 

– Может, не надо пугать паломников, которые....  

А. Митрофанова 

– Кстати.  

К. Бенедиктов 

– Сделаем плохую рекламу. 

А. Пичугин 

– Ну если уж очень как-то надо уехать с Валаама, все-таки можно.  

К. Бенедиктов 

– На больших теплоходах, я думаю, что более безопасно. И люди, которые приезжают с паломнической службой, это не так экстремально и, в общем, приедут и уедут более-менее вовремя. 

А. Митрофанова 

– Для тех, кто не может пока себе позволить вырваться из своих графиков, которые, как Константин заметил, уже стали частью нашей жизни, вот пожалуйста, есть выставка «Валаам. Пространство вне времени». И технологии, применяемые там, на этой выставке, позволяют вполне на полтора-два часа отключиться от шума большого города и оказаться совершенно в другом измерении, которое, вот как вы это метко в названии отобразили, вне времени совершенно. И я так понимаю, что дело не только в фотографиях, которые пересняты с архивных кадров. Это еще и панорамы огромные, это еще и правильно подобранная друг к другу экспозиция, где фотографии чередуются, определенное настроение создается. И внутри выставки у посетителей, которые туда попадают, сразу это чувствуется, ощущается. А вот если вернуться к структуре выставки – давайте сейчас завершим о ней разговор, что там есть еще? Там наверняка есть какие-то еще и, как сейчас это принято говорить, фотозона или прочее, вот такие бантики на выходе, вот то что всегда для посетителей приятно. 

К. Бенедиктов 

– Ну у нас есть такой замечательный пресс-вол, как сегодня называется. Ну на самом деле мы воссоздали, мы сделали конструкцию Валаамского задника или фона, который был в Валаамской фотомастерской, по участкам фотографий, старых фотографий, где этот фон виден, мы его реконструировали и сделали живописный такой фон, на котором можно и нужно фотографироваться. Даже у нас по выходным работает, ну ближайшее, правда, будет 26-го числа, ну может быть, и ближайшее воскресенье тоже, у нас работает фотограф, который снимает прямо там. И мы на обороте этой фотографии ставим... 

К. Дьячков 

– Снимает на карданную камеру.  

К. Бенедиктов 

– Да, это моментальная фотография, среднеформатная камера, тут же он проявляет эту фотографию, это обращаемая фотобумага. И мы на обороте, мы тоже сделали реконструкцию вот такого штампика, который был в Валаамской мастерской, то есть он тоже скопирован в архиве Нового Валаама. И обязательно нужно фотографироваться, и люди это делают. Потом мы сделали, ну мы так между собой называем это «аттракционом», но действительно такая возможность погружения. То есть, во-первых, мы старые фотографии, конца XIX века из коллекции, кстати, Сергея Максимишина, известнейшего санкт-петербургского фотографа, а теперь с относительно недавних пор он собирает фотографии, это тоже такое фотографическое исследование, собирает фотографии, скажем так, довоенного времени, то есть начиная от начала фотографии до середины, скажем так, XX века. Вот у него в коллекции есть замечательный альбом «Валаамские фотомастерские», которые сняты при свете магния, очень интересные. И мы при помощи наших партнеров...  

А. Пичугин 

– Магний – это надо пояснять, – это такая своеобразная вспышка того времени.  

К. Бенедиктов 

– Вспышка того времени. И мы с помощью наших партнеров, которые занимаются стереотехнологиями и лабораторией иммерсионных технологий Калининградского федерального университета, вот они по своей технологии, по своим разработкам перевели эти фотографии в стерео. И у нас это такой вот тоже момент погружения, то есть у нас есть они на большом экране в натуральную величину, что называется, и человек приходит, одевает, как в кино...  

А. Митрофанова 

– 3D-очки. 

К. Бенедиктов 

– Да, стерео-очки и смотрит на экране. И есть несколько боксов, немножко по другой технологии сделаны, но тоже вот эти стереофотографии. 

А. Пичугин 

– А технологии-то старые на самом деле. У меня лежит, я все собираюсь реанимировать, фотоаппарат 50-х годов «Спутник», и много карточек, сделанные им в 50–60-е, где две линзы – надеваешь и смотришь. 

К. Дьячков 

– Валаамская студия появились, начала свою работу со второй половины XIX века, и ее история, она неотделима от истории русской фотографии. И мы показали все технологии, ну большинство технологий просмотра фотографий, презентации фотографий, которые были за историю фотографии. То есть вот мы таким образом показали анаглиф, мы показали стереофотографии – это вот те самые «аттракционы», которые у нас представлены на выставке и панорамные 3D фотографии, которые уже сейчас часть приложения. Нам осталось было бы сделать только голографию – и тогда бы мы охватили весь спектр. 

К. Бенедиктов 

– Мы тоже можем это сделать, кстати. Есть технологии, есть партнеры, которые этим тоже обладают. И ну действительно опять же я фотографии довольно давно собираю, и у меня много монастырской фотографии, ну не много, так тоже нельзя сказать, потому что их в принципе немного. Но действительно Валаамский монастырь и студия Валаамского монастыря, она какой-то такой действительно весомый вклад внесла в историю русской фотографии и вообще фотографии. Потому что такое количество сюжетов, пожалуй, нет ну ни у одной обители, там несмотря на даже какое-то более раннее возникновение мастерских там, может быть, в Киево-Печерской Лавре, в Лавре Московской, Сергиево-Посадской то есть. 

А. Пичугин  

– Ну а с чем это связано? С тем, что все-таки это очень большой и значимый монастырь в непосредственной близости от Петербурга, от столицы? 

К. Бенедиктов 

– Я думаю, да, отчасти с этим связано. Думаю, во многом с этим. 

К. Дьячков 

– Конечно. Романовы сыграли здесь не последнюю роль. Потому что императоры все увлекались фотографией, начиная с Александра II, и их сопровождали фотографы, и обитель была близка и постоянно в спектре их интересов. Поэтому развитие ну фотостудий коснулось и Валаама тоже.  

А. Пичугин 

– Ну Троице-Сергиева Лавра так вот, я вспоминаю, конечно, вам виднее и, наверное, Валаам представлен больше, но следом за ним, наверное, все-таки Троице-Сергиева Лавра идет по такому дореволюционному представлению. 

К. Бенедиктов 

– Ну да, тоже так можно сказать, но сюжеты другие. В основном это будут, например, ну условно, археологические находки какие-то или то, что есть в основном, что у меня есть в коллекции – это в основном ризница, фотографии предметов из ризницы Троице-Сергиевой Лавры. То есть такой сюжетной фотографии там почти не будет, ее очень мало. А на Валааме как раз много того, что мы сегодня называем там протодокументальной фотографией. Потому что, конечно, она во многом постановочная, потому что длинные выдержки, несовершенные технологии и так далее. Но оно все-таки уже ближе к современной фотографии. 

А. Пичугин 

– Ну, наверное, уже такая очень избитая тема – Прокудин-Горский, уже обсудили все, что возможно с ним обсудить, весь архив, которые доступен, отсмотрели. Хотя это не умаляет, наверное, величины заслуг. А вот кто кроме Прокудина-Горского в те годы так, в меньших, конечно, объемах, но все-таки показал жизнь Российской империи? 

А. Митрофанова 

– Вы, конечно, простите меня, дорогие коллеги, и профессионалы, и специалисты, но, Леш, для тебя, как для историка, имя Прокудин-Горский это все равно что, я не знаю, там Николай Михайлович Карамзин, с его «Историей государства Российского», то что в школе все проходили.  

А. Пичугин 

– Нет, это было какое-то время, но теперь уже вышел замечательный фильм Леонида Парфенова про Прокудина-Горского, очень много доступных материалов. 

А. Митрофанова 

– Замечательно. Все равно объясните, пожалуйста, роль этого выдающегося человека в истории фотографии российской. 

А. Пичугин 

– Это один из первых людей, один из первых фотографов, не первый, кстати, как пишут многие, в мировой практике, который применил цветное изображение при помощи там разных фильтров. И он достаточно много, действительно, ездил по Российской империи, снимал. А позже император ему выделил целый вагон, на котором он мог передвигаться по стране. Во-первых, снимать в разных губерниях, а во-вторых, показывать жителям этих губерний, как живут люди в других частях страны, что до того было сделать очень сложно, и люди в Таврической губернии совершенно не представляли себе, как живут за Уралом, а одна страна. 

А. Митрофанова 

– Вот теперь да, можно продолжить разговор. Спасибо большое, Леш, за пояснение. 

К. Бенедиктов 

– Ну вы знаете, часто то, что становится мейнстримом, а к сожалению, Прокудин-Горский стал мейнстримом, оно как бы теряет какую-то ценность, несмотря на действительно изначальную ценность и большой вклад Сергея Михайловича Прокудина-Горского. Да, действительно ему где-то повезло, он смог представить государю и получить финансирование. Это, кстати, большая проблема, то есть мы с удовольствием, у нас много творческих фотографических сил, действительно серьезных, но какие-то проекты очень трудно осуществить, потому что не хватает ресурса. Кстати, вот чтобы сделать эту выставку, нам помогали многие люди. То есть кроме того, что и финансово нас поддержали и не одна компания, да, но и все равно производство было достаточно тяжелым. Интересным, но тяжелым. И нас, конечно, огромная команда работала над этим, а это всегда ресурсы. И вот Сергею Михайловичу в этом смысле повезло, у него была эта возможность. Но, конечно, можно говорить об исследовательском труде, о там в раннее время, ну, конечно, Карл Булла один из первых документальных фотографов, это, конечно, труд Дмитриева и Борщевского. Ну Борщевский, конечно, больше снимал, конечно, археологию, но архив его огромный, ну археологию и архитектуру, и тоже большой вклад внес. Ну и так далее. 

А. Митрофанова 

– Напомню, что в программе «Светлый вечер» на радио «Вера» сегодня Константин Бенедиктов, фотограф, коллекционер, и Константин Дьячков, директор творческого объединения «Парсуна». И оба наши гостя кураторы и соорганизаторы выставки «Валаам. Пространство вне времени». Еще раз повторю: до 1 февраля работа этой выставки продлена в Москве, в Галерее классической фотографии на Саввинской набережной, там дом 23, строение 1. Приходите обязательно, берите с собой детей, берите и старшее поколение, я думаю, тоже. Вот такие выставки, они дают и общие темы для разговоров, и какое-то смысловое поле, внутри которого разным поколениям есть чем друг с другом поделиться. Потому что то, что увидит ребенок, не увидит взрослый. Наоборот, на какие-то акценты там как раз взрослый сфокусирует внимание, а ребенок пройдет мимо. И потом они могут друг другу рассказать, что их там больше всего удивило и прочее. Мне всегда нравится, когда возникают такие походы или возможность, да, выйти вместе разным поколениям внутри одной семьи это, в общем, большая редкость. А вот Константин, знаете, мне бы хотелось уточнить еще (Константин Дьячков, да, вот в данный момент), та технология, которую вы применяете в вашем творческом объединения «Парсуна» – возможность снимать панорамные снимки, фотографии настолько детально и четко, чтобы, не знаю, каждую складку одежды можно различить на скульптурах у Микеланджело. В данном случае применительно к Валааму каким образом вы эти возможности использовали вот на полную мощность, где это проявилось, на что обратить внимание людям, которые придут на выставку? 

К. Дьячков 

– Ну технологически мы действительно постарались сделать так, чтобы на панорамах была максимально детализация, ну и просто физически они большие, эти панорамы. Конечно, была угроза, что возникнет большой трафик, то есть панорамы будут тяжелые и слишком дорогие в использовании или будут много места занимать на смартфонах, но мы эту задачу решили, потому что подкачивается именно та зона панорамы, которая интересует пользователя. 

А. Митрофанова 

– Это вы сейчас про приложение мобильное «Валаам» говорите. А я-то имею в виду выставку. На выставке каким-то образом проявляется вот эта ваша технология, ну не знаю, детальнейшего воспроизводства? 

К. Дьячков 

– Там есть только одна работа моя – это групповой портрет братии монастыря, он сделан в июле 18-го года и, собственно, с него и началось сотрудничество с Валаамом. И, конечно, эта работа выполнена в рамках проекта «День восьмой». И там, конечно, показана это большая работа, она распечатана в двухметровом формате и можно просмотреть все детали Спасо-Преображенского собора, и лица, и фрески, и какие-то архитектурные особенности собора. Ну действительно в этом жанре максимально информативность, она важна. Здесь это документ эпохи, и интересно смотреть на все мелочи, которые, ну вот в зависимости от интереса человека, ему могут быть важны те или иные какие-то детали изображения.  

К. Бенедиктов 

– Ну собственно у нас в мультимедийном зале как раз представлено на большом экране приложение «Валаам». И каждый может подойти, и люди вообще, как бы это сказать, зависают там, некоторые до двух часов. То есть там можно все эти панорамы, которые действительно тоже очень детализованы, и весь «Валаам» – это около семисот панорам, больше даже... 

К. Дьячков 

– Больше. 

К. Бенедиктов 

– Которые это все скиты, можно зайти в храмы, можно подняться на колокольню, можно переключить летний вид и зимний в некоторых местах. 

А. Митрофанова 

– Ого. 

К. Бенедиктов 

– И это такой WOW-эффект создает, то есть когда переключаешь одно и тоже место, это действительно...  

А. Пичугин 

– Сколько мест, которые хотелось бы, чтобы так охватили. Хочется надеяться, что на этим места тоже найдутся свои энтузиасты. У меня в руках открытки замечательные с фотографиями, которые представлены на выставке, на обороте есть QR-код, с помощью которого можно приложение скачать. Но насколько я понимаю, пока приложение доступно только на платформе Android а IOS будет чуть позднее. 

К. Дьячков 

– Чуть позже, со дня на день буквально, сейчас. 

А. Пичугин 

– Ну то есть можно сказать, что тоже есть. 

К. Дьячков 

– Оно готово, просто происходит сейчас релиз, нас проверяет Apple. 

А. Митрофанова 

– Слушайте, вот то что вы рассказываете, конечно, вещи потрясающие. Но опять же людям, которые не в Москве, как с вами связаться? Если кто-то захочет пригласить вашу выставку в свой город, где вас искать, в соцсети? 

К. Бенедиктов 

– На сайте галереи https://classicgallery.ru/fotovystavki-v-moskve/valaam-prostranstvo-vne-vremeni/ есть наши телефоны, вот в пресс-релизе, в конце там указаны наши телефоны, и через галерею можно нас найти. 

К. Дьячков 

– Есть сайт https://www.parsuna.ru/ – там тоже наши контакты есть. 

А. Пичугин 

– «Парсуна» – https://www.parsuna.ru/ есть сайт. Есть сайт существующего фестиваля «Родня», о котором Константин рассказывал, ну там тоже есть контакты – https://rodnyafest.ru/.  

А. Митрофанова 

– Парсуна – это технология как раз та самая, производство портретов больших групп людей, прихода например. То что вы для нашего Татьянинского храма сделали, я так понимаю, будете делать снова сейчас, потому что там в храме прошла реставрация, как мне рассказали. Уникальные снимки, где действительно каждого человека видно ну во всех деталях, подробностях. И такое бывает – люди переживают, что плохо получаются на фотографиях и прочее – вот на ваших фотографиях я не видела ни одного человека, который бы вышел неудачно. И смотришь, когда сравниваешь, например, со снимками дореволюционными, которые у нас есть в разных семейных альбомах, на эти фотографии смотришь, думаешь: какие лица выразительные. Вот почему тогда все хорошо получались, а сейчас тебя там сфотографируют – ты себя не узнаешь на фото. Вот у вас почему-то так же, как на этих самых дореволюционных снимках.  

К. Дьячков 

– Ну ответа на этот вопрос... 

К. Бенедиктов 

– Не раскрывай все секреты. 

К. Дьячков 

– Есть две версии. Ну, во-первых, технологически делается много дублей. И, если человек моргнул или повернул голову, ну не проблема, потому что я его заменю из дубля. 

А. Пичугин 

– В конце концов есть программное обеспечение, которое позволяет все это соединять, совмещать и делать объемным.  

К. Дьячков 

– Именно так, да, при монтаже просто я выбираю те самые варианты, которые удачны. 

А. Пичугин 

– Алла, ну ты говоришь, что парсуна технология – да, сейчас. Но все-таки исторически парсуна-то, надо тоже пояснить, это такая технология портрета в России в XVI–XVII веках в иконописном стиле. 

К. Дьячков 

– Это переход от иконописи к светскому портрету, и ну светский портрет с элементами, со стилистикой иконописной, именно так. 

А. Пичугин 

– А Константин, вот что касается парсуны, мы об этом чуть подробнее поговорили. Но вот ваш проект, который связан с деревней Родня, фестиваль, который вы там проводите, и сейчас я так понимаю, взяли небольшую паузу. Тоже напомните, пожалуйста, в нескольких словах, о чем идет речь. 

К. Бенедиктов 

– Ну собственно фестиваль «Родня» – это тоже вот содружество художников, фотографов, музыкантов, которых мы собираем в одном месте замечательном, живописном месте под названием Ро́дня, а фестиваль называется «Родня». Это действительно, ну мы пытаемся создать такую там замечательную обстановку. Это такое вот, не знаю, проветривание какого-то внутреннего человека, как вот попытка найти себя в таком каком-то органичном, органическом пространстве для человека и попытаться вот как-то нащупать эти общие смыслы, какие-то соединить общие интуиции, которые возникают у творческих людей и просто у людей в их сфере деятельности– там в музыке, живописи, фотографии, просто в каком-то там ощущении. Ну это так, в целом. Соответственно, ну обычно это трехдневный фестиваль, на котором есть и выставки, мы привозим спектакли, это обычно двухдневная программа музыкальная, какое-то совместное действие, мастер-классы и так далее. Ну и самое главное, конечно, это вот состояние, которое мы пытаемся создать и сберечь, сохранить. И человек, который туда приезжает, это, мне кажется, слава Богу, чувствует и увозит с собой это впечатление. Ну как бы для этого мы делаем. Вот надеемся, что и выставка наша, вот «Валаам», мы привезем обязательно туда, в Старицу, это наш дорогой партнер. Ну есть какие-то планы выставочные другие. К 75-летию Победы там, мы в Родне пытаемся сдать музей киномеханика, такой мини-музей кино. И есть планы сделать выставку киноафиш военных фильмов, тоже вот к 75-летию.  

А. Пичугин 

– Спасибо вам большое. 

А. Митрофанова 

– Прекрасно. 

А. Пичугин 

– Мы надеемся, приходите к нам, мы об этом подробнее обо всем поговорим, потому что это важно. И важна та выставка, о которой сегодня наши гости рассказывали, «Валаам. Пространство вне времени» в Галерее классической фотографии на Саввинской набережной, 23, строение 1. До 1 февраля включительно эта выставка будет там проходить. Потом она через какое-то время отправится по большим городам России. И, дорогие слушатели, если у вас есть такая возможность – с предоставлением залов, с возможностью договориться об экспонировании этой выставки в выставочных залах вашего города, вы хотите, чтобы она туда приехала, вы можете связаться с организаторами через сайт https://www.parsuna.ru/, через сайт фестиваля «Родня», они будут вам благодарны. 

К. Дьячков 

– Через Галерею классической фотографии. 

А. Пичугин 

– Через Галерею классической фотографии, да. Константин Бенедиктов, фотограф, коллекционер. Константин Дьячков, директор творческого объединения «Парсуна». Соорганизаторы, сокураторы выставки «Валаам. Пространство вне времени», о которой мы сегодня говорили, были у нас в программе «Светлый вечер». Спасибо вам большое. Приходите к нам. Алла Митрофанова... 

А. Митрофанова 

– Алексей Пичугин. 

А. Пичугин 

– Благодарим вас. 

А. Митрофанова 

– До свидания.  

А. Пичугин 

– И прощаемся. Спасибо. 

К. Дьячков 

– Спасибо. Всего доброго. 

К. Бенедиктов 

– Большое спасибо. 

Друзья! Поддержите выпуски новых программ Радио ВЕРА!
Вы можете стать попечителем радио, установив ежемесячный платеж. Будем вместе свидетельствовать миру о Христе, Его любви и милосердии!
Мы в соцсетях
******
Слушать на мобильном

Скачайте приложение для мобильного устройства и Радио ВЕРА будет всегда у вас под рукой, где бы вы ни были, дома или в дороге.

Слушайте подкасты в iTunes и Яндекс.Музыка

Другие программы
Ступени веры
Ступени веры
В программе кратко и доступным языком рассказывается о духовной жизни, о православном богослужении, о Новом и Ветхом Завете. Программа подготовлена по материалам проекта «Ступени веры» издательства «Никея».
Домашний кинотеатр
Домашний кинотеатр
Программа рассказывает об интересном, светлом, качественном кино, способном утолить духовный голод и вдохновить на размышления о жизни.
Дело дня
Дело дня
Каждый выпуск программы «Дело дня» — это новая история и просьба о помощи. Мы рассказываем о тех, кому можно помочь уже сегодня, и о том, как это сделать.
Моя Сибирь
Моя Сибирь
В середине XVIII века Ломоносов сказал: "Российское могущество прирастать будет Сибирью…». Можно только добавить, что и в духовном могуществе России Сибирь занимает далеко не последнее место. О её православных святынях, о подвижниках веры и  благотворительности, о её истории и будущем вы сможете узнать из программы «Моя Сибирь».

Также рекомендуем