Москва - 100,9 FM

«Восстановление храмов в Московской области». Священник Александр Сухарев

* Поделиться

Нашим собеседником был пресс-секретарь Московской областной епархии Русской Православной Церкви священник Александр Сухарев.

Мы говорили о восстановлении храмов в Московской области, и как этому делу может способствовать проведение конкурса среди молодых журналистов «Прикосновение». Наш собеседник рассказал, как пришла идея создания такого конкурса, в чем его суть, кто может принять в нем участие, кто будет оценивать работы, и что ждет победителей.

Также разговор шел о деятельности фонда по восстановления порушенных святынь: когда и с какой целью он был организован, каковы итоги его работы за последние годы, и каким образом происходит выбор храмов для реставрации. По словам отца Александра, духовное возрождение начинается с возрождения памяти: понимая прошлое, можно задумываться о будущем.

Ведущий: Алексей Пичугин


А. Пичугин

— Дорогие слушатели, здравствуйте, это «Светлый вечер» на светлом радио, меня зовут Алексей Пичугин и сегодня у нас очередная программа «Светлый вечер», мы будем говорить про восстановление храмов в Московской области, но не совсем привычно, наверное, мы часто говорим про восстановление храмов в разных уголках России и в Московской области тоже, как-то у нас были программы, касались разных храмов, разные истории у нас звучали в эфире, но сегодня мы еще будем говорить про конкурс и говорить мы будем со священником Александром Сухаревым, пресс-секретарем Московской областной епархии. Отец Александр, добрый вечер.

о. Александр

— Добрый вечер.

А. Пичугин

— Я пытаюсь и для себя сейчас структурировать как-то формат нашей беседы и нашим слушателям объяснить, но у меня, конечно, это плохо получается, поскольку я снаружи процесса, а вы, как человек, с этой темой постоянно работающий, думаю лучше меня гораздо расскажете и объясните, что за журналистский конкурс и как он связан с восстановлением храмов в Подмосковье.

о. Александр

— На самом деле, это две для меня важнейшие темы, журналистская тема — понятно, потому что я занимаю такую должность: пресс-секретарь и, в общем, по образованию филолог, для меня очень важно, как мы рассказываем о том, что происходит в Церкви, как мы рассказываем о нашей вере, на каком языке, то есть все, что связано с просветительской деятельностью для меня очень важно. Восстановление порушенных святынь — это важно вообще для всех, потому что их, к сожалению, продолжает оставаться очень много и некоторые из святынь, которые находятся в таком аварийном уже состоянии, они близки к гибели.

А. Пичугин

— А давайте тогда пойдем по порядку, в моем...ну, как в моем, я несколько лукавлю, конечно, потому что мне много приходится ездить, по Подмосковью, в том числе, и я вижу много невосстановленных храмов, но для многих наших слушателей в Москве кажется, наверное, что все благополучно, вот мы выезжаем на дачу — много коттеджных поселков, восстановленные храмы уже много лет, причем смотришь на таблички: с 95-го года началась реставрация, к 2002-му какому-нибудь она закончилась, и там уже идет многолетняя приходская жизнь, а на самом деле чуть подальше отъедешь, в какой-нибудь Можайский район, например, где я часто бывают, там очень много руин стоит, и это неочевидно для многих людей. Есть какая-то статистика, сколько сейчас всего храмов в Московской областной епархии действующих и сколько из них требует вот такого внимания к храмам, которые находятся в печальном состоянии?

о. Александр

— Ну вот смотрите, у нас на сегодняшний день по статистике 1209 приходских храмов, 12 мужских и 13 женских монастырей открытых, и 184 храма продолжают стоять в руинах, это вот такая голая статистика, сухие цифры, но за этими цифрами, конечно, очень много стоит, стоит и работа по восстановлению, и стоят задачи, которые необходимо выполнить, потому что если это не выполнить, в ближайшее время некоторые из этих храмов могут просто уйти в небытие.

А. Пичугин

— А это замечательные памятники архитектуры все, как один, естественно, все дореволюционные, но среди них есть и достаточно древние.

о. Александр

— Безусловно, да. И вот вы назвали Можайск и понять, что это собор можайский Никольский замечательный, в таком готическом стиле, он тоже нуждается в помощи, поддержке, восстановлении, хотя он действующий, но тем не менее эта святыня нуждается в реставрации и не случайно недавно у стен Никольского собора в Можайске проходил благотворительный концерт «Русская опера у стен монастыря» и там собирали средства на восстановительные работы.

А. Пичугин

— А там, действительно, в Можайске, около Никольского собора когда стоишь, вернее, чуть поодаль, кажется, что все в порядке, и он очень так красиво, величаво возвышается над окрестными полями, Можайск за ним, собственно, и заканчивается, тот город, который развивался от Кремля в одну сторону, в три стороны, скажем, так, в одну сторону город заканчивается, и вот в окрестных полях стоишь, смотришь, как этот собор, вроде бы ничего ему и не требуется, но как только подходишь ближе, как только начинаешь смотреть старые фотографии — понимаешь, что не хватает ротонды, внутрь заходишь — не хватает много всего, там внутри только-только выгорожено какое-то одно помещение для проведения служб, но это что-то очень временное, а это огромный собор Баженовский.

о. Александр

— Да, просто когда начинаешь погружаться в эту тему, как, в принципе, и в любую другую, возникает множество нюансов, которые раньше ты не замечал, в данном случае это то, что храмы, которые нуждаются в восстановлении, они находятся, скажем так, в разной степени разрушения, есть храмы, которые находятся в аварийном состоянии, есть те, которые в менее аварийном, есть те, у которых сохранена крыша, какие-то базовые элементы, есть те, у которых даже крыши нет и так далее, и так далее. И есть культурная ценность, о которой вы упомянули, это очень важно, потому что это не просто храмы, это объекты культурного наследия Московской области, которые важны вообще как культурное наследие, простите за тавтологию, за повтор, мне просто об этом очень хочется сказать, может быть, как раз сейчас и время, что это же не просто храмы, как здания, в которых совершалась или будет совершаться литургия, это какие-то базовые элементы нашей памяти, памяти о том, что происходило с нами совсем не так давно, а память, она очень связана с совестью, потому что, как сказал академик Лихачев, по-моему: «Совесть — это память, к которой присоединяется моральная оценка совершённого». То есть когда мы говорим о порушенных святынях и вообще о том, что мы разрушили и, в общем, если говорить о нашем прошлом, мы не просто что-то вытаскиваем из своей памяти, а мы работаем со своей совестью, это очень важно, потому что духовное возрождение, оно начинается с восстановления памяти, с восстановления совести.

А. Пичугин

— Безусловно, я с вами абсолютно сейчас согласен, я бы добавил, что редчайший случай, когда люди, которые совершенно себя не соотносят с христианством, люди, которые при этом как-то болеют за русскую культуру — никогда практически не услышишь от них ничего про то, что: «Вот, деньги Церковь опять потратила не пойми, на что, что, храмов мало?» Это вот про строительство новых бывает, а про восстановление памятников — нет, наоборот даже говорят: «Что вы, вон стоит какая красивая руина, что же вы ее не возьмете, не восстановите?»

о. Александр

— Да, совершенно верно, это очень часто происходит, да. И вообще вот эти слова Пушкина, их часто цитируют, они постоянно приходят на память: «Два чувства близки нам, в них обретает сердце пищу...

А. Пичугин

— ...любовь к отеческим гробам», да.

о. Александр

— ...животворящая святыня, земля, — по-моему, — была б без них мертва«, то есть земля мертва, это не касается каких-то конфессиональных предпочтений даже, это наше прошлое, которое, кстати говоря, не совсем прошлое, потому что прошлое толкует нас, оно оценивает нас, оно судит нас, не только мы сами себя судим, и мы сами себе хозяева, прошлое судит нас и, понимая прошлое, мы можем задумываться о будущем. Казалось бы, вроде бы это все общие места и все это все знают, но когда начинаешь погружаться в эту тему, понимаешь, что сделано далеко не все, что кухонные разговоры — это одно, а реальное дело — это совсем другое, вот с этой целью-то мы и попытались, и пытаемся сейчас через конкурс достучаться до людей.

А. Пичугин

— Сейчас мы поговорим про конкурс, я только хочу сказать, что вы говорите: «прошлое судит нас», в советские годы очень часто было стыдно и поэтому сносили здания, которые уже были закрыты, я с этим далеко не только в Московской области сталкиваюсь, видимо, по причине того, что прошлое судит нас и как-то стыдно, что мы превратили это в тот вид, который это имеет сейчас — руины, замечательные бывшие храмы, замечательные бывшие усадьбы, мы ж не только можем говорить, понятно, что в рамках разговора про порушенные святыни и в рамках взаимодействия с Московской областной епархией мы говорим именно про Церкви, но едешь по дороге, и у тебя то справа, то слева где-то там замечательный, особенно в Подмосковье, усадебный комплекс с разрушенными усадьбами, есть отдельный проект, я очень надеюсь, что у нас на радио и про это тоже поговорим и с людьми, которые занимаются усадьбами, но вот я бы хотел заострить внимание на том, о чем вы, отец Александр, сказали про то, что прошлое нас судит и сейчас, собственно говоря, все равно где-то в нас жива вот эта стыдливость, что ли: давайте лучше разрушим, снесем, чтобы не видеть, чтобы это прошлое не судило нас так очевидно.

о. Александр

— Знаете, на самом деле, отсутствие прошлого — это насильственное лишение себя будущего, это уже акт, по-моему, самоубийства, можно себя только с этим поздравить, что еще тут скажешь?

А. Пичугин

— Да, конечно.

о. Александр

— Если мы хотим это — ну, пожалуйста, но я лично этого не хочу.

А. Пичугин

— Поздравляю себя с этой странной находкой — с собой, да.

А. Пичугин

— Я напомню, что мы сегодня беседуем с пресс-секретарем Московской областной епархии священником Александром Сухаревым. Мы говорим про фонд восстановления порушенных святынь, я сразу назову адрес сайта в интернете «sohranihram.ru», там вся информация, мы еще подробно про это в течение нашей программы поговорим. А теперь о конкурсе, потому что Московская областная епархия, Министерство культуры объявили конкурс, Министерство культуры тоже ведь имеет отношение к вашему конкурсу, я правильно понимаю?

о. Александр

— Не совсем, там комитет по информационной политике, но вообще это начинание Московской епархии и фонда при поддержке администрации Подмосковья, то есть при поддержке областного комитета по информационной политике, и советника губернатора в ранге министра Нармин Октаевны Ширалиевой.

А. Пичугин

— Да, мы с ней широко знакомы, я думаю, наши постоянные слушатели тоже.

о. Александр

— То есть это совместный наш проект, но, конечно, инициатива исходит из Московской епархии по вполне понятным причинам. Если у вас какие-то вопросы по конкурсу конкретные, то я рад буду на них ответить.

А. Пичугин

— Безусловно, мы здесь во многом собираемся еще для того, чтобы про этот конкурс подробно рассказать, тем более, что срок подачи заявки до 15 декабря, то есть еще чуть меньше месяца есть для того, чтобы если вы, сейчас отец Александр поподробнее расскажет о том, кто может в конкурсе участие принять, но если вы после этого рассказа увидите в себе такие силы, у вас есть еще почти месяц на то, чтобы подать заявку и прислать работу.

о. Александр

— Да, тем более, что заявки поступают, и народ довольно активно включился, но мы бы, конечно, хотели, чтобы было больше. Я сначала, наверное, расскажу, Алексей, о предыстории конкурса для того, чтобы было понятно, почему в это время, как говорят, в наше непростое время мы запустили этот проект. Все началось совсем с другого, дело в том, что я еще по роду своей деятельности занимаюсь подготовкой полосы к газете «Подмосковье сегодня», и был такой выпуск, когда я захотел спросить молодых людей о том, что для них ценно, что важно, кем они видят себя в будущем, ну вот такой небольшой опрос среди молодых людей, среди студентов разных подмосковных вузов и, честно говоря, когда я начинал это, у меня не было особого энтузиазма, я говорил: ну что, что они там скажут, собственно говоря? Потому что, может быть, у меня такой тесной связи с молодыми людьми их возраста нет, и я был очень удивлен, насколько было много ответов, насколько они были искренние и насколько они были, там были очень хорошие тексты, и я задумался, потому что я почувствовал энергию и искренность этих людей и мне захотелось с ними дальше поработать, но честно сказать, я не понимал, как, потому что можно периодически у людей спрашивать о том, о сем и все это не будет перерастать масштабов кухонного разговора или разговора по душам, но вот в какой-то момент сошлось, что есть молодые люди и журналисты, и не журналисты, но которые хотят что-то написать о каких-то важных сущностных темах и есть порушенные святыни, и тема порушенных святынь, которая красной нитью проходит через деятельность Московской епархии и почему бы эти две энергии не соединить вместе? И вот так возникла идея о конкурсе для молодых журналистов и для тех людей, которые только хотят встать на стезю журналистики или которые хотят написать о порушенных святынях.

А. Пичугин

— Отец Александр, а какие критерии, давайте сразу все-таки оговоримся, что молодые журналисты, есть какой-то возрастной ценз или опыт работы, или что-то другое?

о. Александр

— Мы не стали ограничивать тут сильно, ставить какие-то сильные рамки, но понятно, что за 35 — это уже не совсем молодой журналист.

А. Пичугин

— То есть молодой журналист 65 лет от роду уже не сможет принять участие?

о. Александр

— Сами знаете, сейчас уже ограничили, поэтому нет, есть какой-то здравый смысл, и мы стараемся его не отключать, то есть не загораживаться цифрами, мы будем смотреть, что будут люди присылать, что они присылают и делать выводы, ну понятно, что молодые люди — это молодые люди. У нас, наверное, есть какая-то ограничительная цифра, раньше было 28 лет, сейчас, по-моему, 30 с копейками...

А. Пичугин

— Молодежь сейчас — 30 и хотя бы до 35 поднять, вот недавно обсуждалось.

о. Александр

— Вы даже лучше меня знаете, ну вот в этом диапазоне, до 35 лет — это вполне себе. И это могут быть люди, которые уже работают, как журналисты и это могут быть, как я уже сказал или старшеклассники, или студенты гуманитарных или каких угодно вузов, которые заинтересованы, которые видят порушенные святыни и хотят о них рассказать, то есть это и те, и те. И еще очень важное условие: для участия в конкурсе принимаются и оригинальные материалы, то есть которые пишутся специально для конкурса, но потом они будут опубликованы тоже уже с нашей помощью, а также публикации и видеосюжеты, видеоматериалы, уже размещенные в периодических изданиях, или в электронных СМИ, или в печатных за последний год, то есть где-то с 1 декабря 19-го года по 10 декабря 20-го, то есть то, что уже за последний год опубликовано, это тоже можно присылать, я понятно говорю?

А. Пичугин

— Да, я бы только конкретизировал, как вы примерно видите в среднем эти работы, то есть что это такое, это рассказ о том, как мы когда-то вместе с нашим батюшкой восстанавливали храм или вот я живу, а тут рядом красивая живописная руинина стоит, а вот как хорошо, если бы...

о. Александр

— Есть три номинации, которые как раз распределяют темы и это те направления, о которых мы хотели бы больше всего услышать, но они, на самом деле, самые понятные. Первая номинация — это «Порушенные святыни. История и современность», то есть это история святыни, как отражение истории нашей страны, размышления о том, что означает восстановление, что такое возрождение, восстановление.

А. Пичугин

— И вы пишете, что здесь возможны формы интервью, эссе, очерки, видеоматериалы.

о. Александр

— Все может быть, но это размышление об истории и современности.

А. Пичугин

— Важно, чтобы это географически ограничивалось Московской областью?

о. Александр

— Да, безусловно, но здесь есть где разгуляться, поверьте.

А. Пичугин

— Безусловно.

о. Александр

— Вторая номинация называется «Живые камни, устрояйте у себя дом духовный. Люди и лица». Это больше рассказ о людях, которые занимаются восстановлением храма, приходской жизни, это может быть священник, это может быть прихожанин, это может быть человек, который время от времени приезжает помогает, история храма, как часть их личной истории. То есть это больше личные какие-то истории биографии, может быть, и об этом тоже можно сделать и эссе, и очерк, и видеоматериал, видеосюжет сделать. Подробнее я не буду сейчас в детали вдаваться, это все можно будет на нашем сайте «sohranihram.ru» увидеть, но суть такая. И третья номинация — это «Храм и окружающая среда. Экология пространства», храм, как архитектурная доминанта города или поселка, место храма в пейзаже и городском пространстве, то есть это для любителей архитектуры, может быть, для тех, кто видит, как вписывается храм и храмовая приходская жизнь в жизнь села, в жизнь города, то есть это такое более сложное, на самом деле, творческое задание, но которое я тоже, надеюсь, найдет отклик в сердцах наших слушателей. И есть номинация «Дебют», которая учреждена специально для тех, кто первый раз хочет что-то опубликовать и эти люди, они выделены будут отдельным потоком, мы тоже будем очень рады, если кто-то захочет хоть что-то написать о порушенной святыне или о которой прочитал, или которая, может быть, находится за окном его дома.

А. Пичугин

— А где работы будут публиковаться?

о. Александр

— Работы будут публиковаться в лучших, на настоящий день средствах массовой информации Подмосковья, то есть это газеты, это сайт, если будут достойные видеоматериалы — это мы сделаем передачу на канале «360», то есть, в принципе, все в наших руках, и мы можем только пожелать, чтобы работы, которые будут присылаться и которые уже присылаются были хорошего качества, то есть все дело в нашем желании, в искренности, ну и немножечко в умении.

А. Пичугин

— А судьи кто, кто оценивает?

о. Александр

— У нас есть жюри, которое возглавляют два человека — это председатель управляющего совета фонда по восстановлению порушенных святынь протоиерей Михаил Егоров, который...

А. Пичугин

— Секретарь областной епархии.

о. Александр

— Да. И сопредседатель этого жюри Нармин Октаевна Ширалиева, о которой мы уже упомянули. И есть жюри, в которое входят, люди, которые так или иначе имеют отношение к гуманитарной, культурной сфере — это и Эдуард Бояков, режиссер, и Лидия Федякина, библиотекарь...

А. Пичугин

— Да, я там видел Никиту Базурина, своего знакомого хорошего...

о. Александр

— И Игорь Репкин, который занимает пост заместителя главного редактора «Подмосковье сегодня», то есть это люди, которые во многом формируют культурное пространство Подмосковья, и я думаю, что это действительно профессионалы, которые смогут по достоинству оценить работы, которые люди будут присылать и которые они уже присылают.

А. Пичугин

— Я озвучу технические требования: если это публикация в печатном СМИ, то она предоставляется в текстовом виде в формате документа Microsoft Word в виде копии полосы печатного СМИ в формате PDF, не менее 9 000 знаков, не более 15 000 знаков, то есть относительно небольшая.

о. Александр

— Небольшая. И также точно и в видеоматериалы, там 3-4 минуты, этого достаточно.

А. Пичугин

— А как вы награждать будете?

о. Александр

— У нас запланирована церемония награждения в январе, где-то в период святок и планируется проведение мастер-класса для всех участников конкурса, единственное, что: это мы все сделаем, но хотелось бы сейчас, конечно, чтобы вот эта обстановка наша небезызвестная с пандемией, она немножко стабилизировалась в лучшую сторону дело пошло.

А. Пичугин

— Давайте не будем забегать вперед, действительно.

о. Александр

— Да, но мы вот это планируем, что это будет награждение, что это будут призы от соучредителей конкурса и что это будет мастер-класс.

А. Пичугин

— Да, нас могут ждать новые ограничения, но хотелось бы надеяться, что, может быть, и наоборот.

о. Александр

— Алексей, мне еще хотелось сказать, что эти ограничения, мы сначала сомневались, думали, что, может быть, эти ограничения, они как-то помешают конкурсу, ну да, наверное, где-то они помешают, но в принципе, чтобы принять участие в нем, не обязательно ходить в какие-то места, где есть большое скопление людей, храмы у нас сейчас, слава богу, открыты и всегда можно с кем-то побеседовать, найти каких-то людей, найти информацию в конце концов, в интернете что-то, и к нам обратиться вы можете за помощью, мы подскажем, если вы боитесь или по каким-то причинам есть люди, которые стесняются подойти к священнику, мы вам поможем, поэтому мне кажется, что вот эти ограничения, они не могут затронуть сути конкурса, они, по большому счету, не мешают.

А. Пичугин

— Давайте прервемся, сейчас у нас небольшой перерыв, буквально минута, я напомню, что священник Александр Сухарев, пресс-секретарь Московской областной епархии Русской Православной Церкви сегодня мой собеседник здесь, в программе «Светлый вечер», мы говорим про фонд восстановления порушенных святынь Московской области, Московской областной епархии и про конкурс для молодых журналистов, начинающих журналистов про те же самые порушенные святыни, их восстановление. Да — конкурс называется «Прикосновение». Я Алексей Пичугин, мы через минуту вернемся к нашему разговору, не переключайтесь.

А. Пичугин

— Мы возвращаемся к нашей беседе, напомню, что сегодня говорим с пресс-секретарем Московской областной епархии Русской Православной Церкви священником Александром Сухаревым, говорим о фонде по восстановлению порушенных святынь, этот фонд при Московской областной епархии действует уже несколько лет, благодаря ему восстанавливаются церкви в Московской области, которые находятся в руинированном состоянии и говорим о конкурсе «Прикосновение», конкурс для молодых журналистов, которые могут написать про восстановление или разрушенных храмов, или сделать интервью со священником, который занимается восстановлением, форм много, о них рассказывает отец Александр Сухарев, мой собеседник. И мы еще сегодня должны поговорить, конечно же, о самом фонде. Расскажите, кому пришла в голову идея его создать, сколько он уже работает, какие итоги, я вот смотрю его сайт «sohranihram.ru», конечно же, очень много, вот вы озвучили, отец Александр, статистику, что больше ста, еще почти двести разрушенных храмов в Московской области, которые ждут своих реставраторов, и вот я смотрю фотографии — конечно же, уникальные памятники. Если вы тоже хотите проникнуться, удивиться и, наверное, ужаснуться тому, что это все еще до сих пор в таком состоянии пребывает, хотя, казалось бы, Московская область, зайдите на сайт «sohranihram.ru» и посмотрите, там все фотографии, вся информация есть. Так вот, вкратце о фонде.

о. Александр

— Фонд был организован в конце 2014 года по инициативе нашего правящего архиерея, митрополита Крутицкого и Коломенского Ювеналия. На самом деле, эта тема-то, она давно уже так или иначе присутствовала, потому что понятно, что священники не сидят сложа руки и не ждут указаний священноначалия, но просто пришло такое время, видимо, все сошлось и понятно, что разрушенные храмы, они продолжают разрушаться, они сами-то не восстанавливаются, их восстанавливают люди и, видя это, владыка наш, митрополит благословил создать благотворительный фонд по восстановлению порушенных святынь и сопредседатель этого фонда вместе с ним — это губернатор Подмосковья Андрей Воробьев. У нас сейчас в Подмосковье 184 храма продолжают стоять в руинах, за 6 лет работы фонда были восстановлены 16 порушенных святынь, много это или мало — на самом деле это очень прилично, потому что, когда начинаешь знакомиться с процессом восстановления, что, собственно, такое восстановить храм, понимаешь, насколько много и человеческих, и материальных средств необходимо для этого. Есть пожертвования, которые делают и частные лица, есть храмы или благочиния, которые взяли шефство над определенными храмами, но материальные средства — это еще не все, храму, чтобы быть восстановленным, необходимо пройти несколько этапов, это и диагностика, это и создание проекта восстановительных работ, это тоже очень небыстрое дело и недешевое, сам процесс восстановления тоже разбивается на несколько этапов, все зависит от состояния порушенной святыни, то есть от результатов инспекции, инспектирования.

А. Пичугин

— Представляете, это вот такой сложный процесс, вы сейчас только по верхам описываете, там еще огромное количество подводных камней, подробностей, так порой с кем-нибудь говоришь, это в Московской области было, но это реальный разговор у меня с человеком, который занимался восстановлением одного храма достаточно далеко от Москвы. «Ну что, — говорит, — мы освятили, мы его покрасили, стены побелили, купол новый поставили и пригласили владыку освятить» — ну, владыка-то освятил, только храм теперь еще в худшем состоянии, чем был до того, как они начали им заниматься, поэтому, конечно, если все делать по уму — это не просто огромное количество денег, это еще огромное количество сил, привлечение разных специалистов совершенно, вот я смотрю, например, самый первый храм, который выпадает по ссылке — Троицкая церковь в деревне Захарово в Клинском районе, очень красивая, казалось бы, так со стороны посмотришь старые фотографии — вот храм и стоит, ну да, без крыши, да, внутри ничего толком и нет, но община уже 20 лет сама его реставрировала, но было собрано и потрачено на его полное восстановление 47 с половиной миллионов рублей, кто-то, может быть, из наших слушателей сейчас скажет: да ну что вы, ну это уж не такая уж и большая сумма, для меня, так это какие-то астрономические цифры, если так подумать, то некоторые квартиры в Москве дороже стоят, и машины есть, которые, наверное в половину этой суммы, но вот для кого-то, наверное, это какая-то вполне представляемая сумма, для меня вот, например и для большинства россиян, я уверен — нет.

о. Александр

— Ну да, тут добавить нечего, потому что все познается в сравнении, но для Московской епархии это суммы немаленькие и есть, повторюсь, функции регулярного пожертвования от храмов и монастырей, от частных лиц, от организаций, а с 18-го года фонд принимает участие в конкурсе по отбору заявок для предоставления уже средств в рамках бюджета Московской области, в рамках проекта по сохранению объектов культурного наследия по программе «Культура Подмосковья» и в 20-м году фонду была выделена субсидия, в этом году, в размере 30 миллионов рублей, вот вы назвали сумму — 47 на один храм, то есть 30 миллионов — это не так много, то есть происходит постоянное пополнение за счет разных возможностей, о которых уже было сказано, бюджета фонда...

А. Пичугин

— Я знаю, что и священники как-то в него тоже жертвуют.

о. Александр

— Да, на самом деле, у нас есть епархиальный журнал «Московские епархиальные ведомости» и там даже указываются люди, которые пожертвовали 100, 50 рублей, то есть это довольно большое количество людей, которые с 14-го года и по настоящее время жертвуют и продолжают жертвовать, это и частные лица, и организации, и храмы и монастыри делают свои пожертвования, то есть это такое общее дело, в полном смысле этого слова.

А. Пичугин

— Как растут суммы, я помню, мы восстанавливали храм в начале 2000-х, год 2005-й-2006-й, и вот колокольная в руинированном состоянии, но стоит, и вот за миллион мы ее сделали, а сейчас этого миллиона не хватит даже на самые подготовительные работы.

о. Александр

— Понятно, что есть какие-то финансовые, экономические дела, которые удешевляют рубль, дорожают другую валюту и вообще время поменялось, но сейчас действительно порядок сумм немножко другой, это вы совершенно верно говорите, тем более, что нужно сделать один раз и хорошо.

А. Пичугин

— А вот я даже вижу пример такой же точно, как был у нас: вот стоит колокольня, церковь великомученика Димитрия Солунского в деревне Пласкинино в Воскресенском районе, такая же колокольная досталась и нам тогда, только теперь это все стоит 13 с половиной миллионов на одну колокольню. А вот я смотрю — Никитский монастырь города Каширы, храм, без восьмерика был, без верхних ярусов колокольни — 130 миллионов рублей, а это наше с вами наследие, которое должно быть, как мне кажется, восстановлено.

о. Александр

— Да, но мне, знаете от финансов хотелось бы перейти уже опять к конкурсу, вернее, рассказать несколько таких небольших историй про храмы, которые уже были восстановлены, в которых что-то было такое интересное, может быть, это будет интересно и нашим радиослушателям. Вот, например, при реставрации храма во имя иконы Божией Матери Одигитрия в селе Чернево Зарайского района в фундаменте была обнаружена белокаменная плита XVII века, и там был частично расшифрован текст надписи, это плита надгробная: «Преставился раб Божий младенец Митрофан, Семенов сын», об этом сразу написали несколько изданий, это действительно такая важная очень находка, там тоже несколько версий, кто это такой, как это связано с помещиком Никифором Степановым и так далее, то есть, казалось бы, маленькая в нашем понимании находка, ну, что-то нашли, но такую удалось линию протянуть назад в прошлое от нее до XVII века и там целая история, у помещика Степанова, сына Турабьева...

А. Пичугин

— О, Турабьева — это же интереснейшая история...

о. Александр

— Потом это перешло туда-туда и за этой личной историей какой-то одной семьи раскрывается история Подмосковья, это очень интересно, на самом деле, в это погружаться и быть свидетелем этому, и рассказывать об этом другим людям, одна из главных реакций человека — это удивление, слово «удивляться» в Евангелии присутствует огромное количество раз.

А. Пичугин

— Тут самое время, наверное, еще реквизиты назвать, вернее, не реквизиты, а вот я думаю, что, может быть, кто-то из наших слушателей заинтересовался тем, как можно помочь фонду, напомню, что адрес его в интернете «sohranihram.ru».

о. Александр

— И о конкурсе там же можно узнать.

А. Пичугин

— О конкурсе, и в правом верхнем углу плашечка: «помочь фонду» и здесь есть разные варианты, вы можете зайти на этот сайт и посмотреть, мы по традиции называем короткий номер — это 7878, смску на этот номер можно отправить с текстом «храм» и далее через пробел сумму пожертвования, например: «храм — пробел — 100» и, соответственно, сумма может быть от 10 рублей до 14 тысяч 999рублей.

о. Александр

— Еще бы мне хотелось рассказать немного о проекте «Опера у стен монастыря», который проводится уже, по-моему, в пятый или в шестой раз, и даже в этом году он проводился. Обычно это была «Опера у стен монастыря» у какого-то из монастырей в Подмосковье, в Серпухове, в Коломне, и артисты театра Бергмана пели какие-то оперы и давали гала-концерт, то есть это была, например, опера Рахманинова «Алеко» или опера «Мазепа» Чайковского в разные годы, а в этом году проект опера «У стен монастыря» был реализован в тех местах, где были порушенные святыни — это Можайск, мы уже об этом сказали, и Клин. В первом концерте собирали средства для восстановления Никольского собора Можайска, на втором концерте в Клину — для Троицкого собора Клина, это огромные храмы, которые, конечно, требуют и значительного финансового участия для того, чтобы их можно было восстановить, но здесь очень важно, что откликнулись и артисты, откликнулась и администрация Подмосковья, понятно, что Московская епархия в этом непосредственно заинтересована, все мы, и священнослужители, и прихожане. И очень много было людей, тогда можно было, это было все на улице. И в эти моменты этого единства людей видишь, что действительно очень много неравнодушных, очень много тех, кто действительно заинтересован, чтобы культурное наследие было восстановлено, но, к сожалению, об этом знает немного людей на мой взгляд, хотелось бы, чтобы и география, и количество людей увеличивались, которые бы знали о том, что делает фонд, о том, как восстанавливаются порушенные святыни, которые бы знали о людях, которые принимают в этом участие. И вот мы опять здесь возвращаемся к необходимости конкурса нашего для молодых журналистов «Прикосновение», ну никак мы не можем ни о чем узнать, если нам не расскажут, ведь правда?

А. Пичугин

— Я напомню, что мы беседуем с пресс-секретарем Московской областной епархии священником Александром Сухаревым, говорим о конкурсе «Прикосновение», который проводится Московской областной епархией и приурочен к помощи фонду восстановления порушенных святынь, фонд этот, опять же, при Московской областной епархии действует и о конкурсе вы, отец Александр, перед этой небольшой отбивкой хотели продолжить.

о. Александр

— Да, я хотел вернуться еще к нескольким историям, вот самый первый храм, который был восстановлен — это Ильинский храм в селе Прусы в Коломенском районе, один из старейших приходских храмов XVI века, небольшой шатровый храм, был построен на средства Шереметьевых. И первое документальное свидетельство о нем в XVI веке встречается, я просто к чему об этом рассказываю — что если вы зайдете на сайт и посмотрите, какая это красота, и поймете, что эту красоту можно было потерять или, например, захотите рассказать о процессе уже восстановленного храма, не о том, что он разрушается, а о том, как он восстанавливался или рассказать о том, как восстанавливались вот эти храмы, которые уже стоят, слава богу, и в них уже совершаются богослужения, и они уже освящены.

А. Пичугин

— А я всех призываю зайти.

о. Александр

— Да, вы тоже можете это сделать, то есть не только о том, что разрушается, как это плохо, об истории восстановления тоже можете рассказать и мне кажется, что для того, чтобы вот эта мысль в вас возникла, нужно, конечно, храм увидеть, и вы можете это сделать, если вы зайдете на наш сайт «sohranihram.ru» и ваше сердце, оно отзовется, я в этом уверен.

А. Пичугин

— Неизбежно у кого-то может возникнуть вопрос: хорошо, вот человек посмотрит список этих храмов и увидит, что некоторые из них стоят очень далеко от жилья, и будет ли там община? А если нет, не будет, и мы понимаем, что ее может не быть, поскольку там никто не живет, и люди уехали уже давно из этих мест, так зачем тогда восстанавливать?

о. Александр

— Алексей, я надеюсь, что вы понимаете...

А. Пичугин

— Я понимаю, но как мы на этот вопрос можем ответить?

о. Александр

— Я отвечу, это хороший вопрос, он вполне логичный, и я отвечу так, что при выборе, какие храмы восстанавливать, в первую очередь учитывается множество факторов, и их состояние, конечно, но и их отдаленность от центров жизни людей в Подмосковье и прежде всего, конечно, восстанавливаются те храмы, которые после восстановления начнут жить, начнут дышать, иначе совершенно верно вы сказали, нет такой вот прямо срочности...

А. Пичугин

— Мне кажется, тут я, простите, не согласился бы, срочность, наверное, есть, потому что пускай в лесу стоит или в чистом поле распаханном, но ведь это памятник архитектуры, который мы можем потерять.

о. Александр

— Конечно, если б можно было сразу и в один день, и все 184 храма — это было бы замечательно, но мы-то говорим о реальности, и я говорю, что этот фактор удаленности, он имеет место быть, никуда мы от этого не денемся, и это тоже принимается в расчет, это я точно знаю.

А. Пичугин

— А как попадают храмы в список?

о. Александр

— Благочиние, то есть люди, которые отвечают за церковную жизнь в том или ином районе Подмосковья, настоятели, потом благочиние, они выходят на фонд, фонд делает экспертную оценку, туда приезжает инспекция, они смотрят, что это за храм, смотрят, что нужно сделать для того, чтобы ему помочь и если все хорошо, то этот храм включается в число храмов, которыми будет заниматься фонд, но есть храмы, которые берутся более материально независимыми благочиниями, и те благочиния, которые могут понести вот это бремя попечения о храме где-то в Шатуре или в Рузе, или еще где-то на границе Подмосковья, они это делают, то есть это делает не фонд, а это делает благочиние, но тем не менее это все единый процесс восстановления храмов и в конечном счете неважно, как восстановлен храм, главное, чтобы он был восстановлен, главное, что там началась приходская жизнь, служилась литургия, и там были люди живые, вот что главное, поэтому фонд — это только одно из средств, один из инструментов для того, чтобы все храмы были восстановлены, ну вот так.

А. Пичугин

— Конечно, очень хотелось бы, чтобы эта программа, это моя личная боль, поскольку, повторюсь, мои постоянные слушатели знают, что я много езжу по Центральной России и причем по достаточно заброшенным, оставленным людьми местам и вижу, как эти памятники там рушатся и, конечно, хотелось бы, чтобы подобные фонды работали, причем без всякой принудиловки, у нас, к сожалению, иногда бывает, что организовывается «сверху» такой фонд правительством или региона, например и простых людей просят «сверху» от зарплаты что-то в обязательном порядке отчислять, но не хотелось бы, чтобы это было так...

о. Александр

— Нет-нет, этого нет, Алексей....

А. Пичугин

— Нет, не у вас, естественно, а я бы хотел, чтобы это было в таком добровольном виде, как раз в таком добровольном виде в разных регионах нашей страны и не обязательно, чтобы инициатива исходила от Церкви, возможно, от правительства региона, возможно, от епархии, возможно, от какой-нибудь небольшой епархии, но таким образом мы могли бы что-то делать вместе и способствовать тому, чтобы памятники по всей стране жили, а не умирали, потому что когда ты стоишь возле такого храма разрушенного иногда кажется, что, может быть, он таким образом сохранится, а иногда ты видишь, что это просто такой смертельно больной человек перед тобой. Еще раз напомните положение конкурса и куда отправлять, и как регистрироваться, всю информацию необходимую.

о. Александр

— Братья и сестры, если вы хотите написать о восстановлении порушенных святынь или о людях, которые связаны с этим процессом, или вы хотите рассказать об архитектуре храма, который восстанавливается, или уже восстановлен — вы можете это сделать, мы приглашаем вас принять участие в нашем конкурсе «Прикосновение» для молодых журналистов или старшеклассников и студентов, которые только хотят посвятить себя журналистике. Для участия в конкурсе принимаются и оригинальные материалы, то есть написанные специально для конкурса, и публикации или видеоматериалы, уже размещенные за последний год где-то. Вы можете отправить свои работы до 15 декабря этого года, зайдя на сайт «sohranihram.ru», вы увидите там такую ссылку-баннер на наш конкурс, и там вы сможете заполнить регистрационную форму, прикрепить к ней вашу работу, отправить ее, и ее обязательно рассмотрит наше жюри. То есть мы вас приглашаем принять участие, более подробная информация, вся информация находится на сайте благотворительного фонда по восстановлению порушенных святынь «sohranihram.ru».

А. Пичугин

— И я напомню, что на этом сайте вы можете зайти и посмотреть те храмы, которые уже, благодаря работе фонда по сохранению порушенных святынь были восстановлены, те, которые восстанавливаются, те, которые ждут только своего часа, и если вы вдруг захотите помочь, если в результате нашей программы что-то в вас такое откликнулось — справа в верхнем углу найдете ссылочку «как помочь» и, например, на короткий номер 7878 можно отправить смску со словом «храм» пробел и суммой, которой вы могли бы помочь фонду восстановление порушенных святынь. Спасибо большое за этот разговор, отец Александр.

о. Александр

— Благодарю вас, спасибо, что пригласили.

А. Пичугин

— Я надеюсь, что действительно работы хорошие придут, это же еще и действительно хорошая возможность начинающим журналистам таким образом вступить в свою деятельность, спасибо большое. Мы прощаемся с вами, до новых встреч, я Алексей Пичугин, священник Александр Сухарев, пресс-секретарь Московской областной епархии мой собеседник, всего вам самого доброго, будьте здоровы, до свидания.

о. Александр

— Всего доброго.

Друзья! Поддержите выпуски новых программ Радио ВЕРА!
Вы можете стать попечителем радио, установив ежемесячный платеж. Будем вместе свидетельствовать миру о Христе, Его любви и милосердии!
Мы в соцсетях
******
Слушать на мобильном

Скачайте приложение для мобильного устройства и Радио ВЕРА будет всегда у вас под рукой, где бы вы ни были, дома или в дороге.

Слушайте подкасты в iTunes и Яндекс.Музыка

Другие программы
Прогулки по Москве
Прогулки по Москве
Программа «Прогулки по Москве» реализуется при поддержке Комитета общественных связей города Москвы. Каждая программа – это новый маршрут, открывающий перед жителями столицы и ее гостями определенный уголок Москвы через рассказ о ее достопримечательностях и людях, событиях и традициях, связанных с выбранным для рассказа местом.
Первоисточник
Первоисточник
Многие выражения становятся «притчей во языцех», а, если мы их не понимаем, нередко «умываем руки» или «посыпаем голову пеплом». В программе «Первоисточник» мы узнаем о происхождении библейских слов и выражений и об их использовании в современной речи.
Утро в прозе
Утро в прозе
Известные актёры, режиссёры, спортсмены, писатели читают литературные миниатюры из прозы классиков и современников. Звучат произведения, связанные с утренней жизнью человека.
Голоса Времени
Голоса Времени
Через годы и расстояния звучат голоса давно ушедших людей и почти наших современников. Они рассказывают нам о том, что видели, что пережили. О ежедневных делах и сокровенных мыслях. Программа, как машина времени, переносит нас в прошлое и позволяет стать свидетелями того времени, о котором идёт речь.

Также рекомендуем