"Утешение в скорбях". Светлый вечер с протоиереем Андреем Юревичем (06.02.2017)

* Поделиться

У нас в гостях был настоятель храма Живоначальной Троицы при бывшей Черкасской Богадельне в Москве протоиерей Андрей Юревич.

Мы говорили о том, почему человеку посылаются скорби, и можно ли находить утешение в Боге.

 

 


В. Емельянов В. Емельянов

— Здравствуйте, это программа "«Светлый вечер"». В студии Владимир Емельянов...

А. Пичугин А. Пичугин

— ...Алексей Пичугин, здравствуйте.

В. Емельянов В. Емельянов

— Наш сегодняшний собеседник – — хорошо Вам знакомый протоиерей Андрей Юревич, настоятель храма Живоначальной Троицы при бывшей Черкасской богадельне в Москве. Добрый вечер, здравствуйте, отец Андрей!

Протоиерей А. Юревич Протоиерей А. Юревич

— Добрый вечер!

В. Емельянов В. Емельянов

— Рады Вас приветствовать и всегда очень рады с Вами проводить программы, потому что они на редкость получаются спокойными, содержательными, эти разговоры. И многие из наших слушателей неоднократно говорили, что очень хорошие выводы они делают по окончании этой программы, и как-то у них все, вроде, в голове как-то устаканивается. А мы встречаемся накануне прочих празднований. Во вторник, завтра то есть, Церковь вспоминает Икону Божьей Матери с интересным, несколько необычным названием ««Утоли моя печали»». И, конечно, ни для кого не секрет, и для Вас, как для священника, что очень многие люди приходят в храм и первый раз приходят к священнику, именно находясь в каких-то скорбях, в каких-то непростых жизненных обстоятельствах. Самые разные могут быть: болезнь близких родственников; уход близких родственников; попадание в места не столь отдаленные – — имеются в виду места заключения - — родных, близких, знакомых; тяжелые разводы; супружеская неверность; тяжелые болезни детей. В общем, все то, что, как правило, человека в жизни останавливает, и он становится немножко растерянным. И не очень часто... Так сказать, есть такие истории, когда человек приходит в храм, к Богу, от радости, приближается к Богу, к вере. Или...

Протоиерей А. Юревич Протоиерей А. Юревич

— Вот мы, например, от радости пришли с матушкой, с женой.

А. Пичугин А. Пичугин

— Вы об этом как-то здесь говорили, да.

Протоиерей А. Юревич Протоиерей А. Юревич

— Да, да, да.

В. Емельянов В. Емельянов

— Я, честно говоря, тоже не от скорбей, не от печали пришел в храм и пришел к Богу.

А. Пичугин А. Пичугин

— И я.

В. Емельянов В. Емельянов

— Но мы говорим, что очень часто именно в таких сложных жизненных ситуациях люди приходят в храм и ищут там утешения.

Протоиерей А. Юревич Протоиерей А. Юревич

— Я думаю, перечислять причины потребности в утешении в нашей жизни излишни. Потому что всякому человеку понятен смысл утешения. Я не видел ни одного человека, который в своей жизни не нуждался бы в каком-либо утешении и в каких-либо обстоятельствах. Ну не бывает таких людей, которые такие прямо вот зелененькие с пупырчиками огурчики, которые всю жизнь живут – — и никаких утешений им не надо. Скорби бывают у всех и всегда – — не важно даже, какой они природы, какого характера, откуда они пришли. Скорбь есть скорбь. Тяжесть есть тяжесть. И человеку надо утешиться.

В. Емельянов В. Емельянов

— Ее надо принимать просто как данность, что есть скорбь – — и да, это скорбь? Или надо как-то противостоять ей? Ну ведь, казалось бы, есть вещи, которым противостоять невозможно. Это уход близкого человека. У верующих людей, наверное, к этому несколько иное отношение, чем у людей, которые веры не обрели. Они уверены, что с земным путем все и заканчивается. У верующих к этому совсем, диаметрально противоположное отношение. Но вот такая фраза, что любая кризисная проблема, в первую очередь, упирается в проблемы духовные. Это так?

Протоиерей А. Юревич Протоиерей А. Юревич

— Ну, можно сказать и так. Потому что даже какие-то исторические обстоятельства – — и то... Есть такое понятие – — историософия, то есть понимание развития истории, каких-то голобальныхглобальных событий и вообще движения цивилизаций как действие промысла Божьего и взаимоотношений человека, человечества с Богом. Правильно живет человечество – — ну, как-то выстраивается правильная жизнь, неправильно – — значит, начинаются какипе-токакие-то катаклизмы. Такой вот взгляд тоже есть.

В. Емельянов В. Емельянов

— Но мы же говорим не о человечестве в целом, потому что это очень умозрительно, а мы говорим о конкретных людях, которые приходят к священнику с конкретными проблемами, за конкретным утешением, в конкретных скорбях. И вот здесь тоже, кстати, люди очень часто сталкиваются с тем, что священник не может подобрать нужных слов, что у священника не хватает времени. И действительно есть священники - — очень занятые люди. Хотя однажды я помню, что я пришел к Вам вечером, но совершенно не на исповедь и так далее. Я был удивлен, что уже довольно поздний час, позднее время, и последний, подошедший к Вам на исповедь, - — Вы с ним провели там почти полтора часа. Понимаете, не каждый может не то чтобы похвастаться, а настолько утешиться, скажем так, в руках священника, что вот он может прийти и сказать: ««Да, вот со мной батюшка поговорил полтора часа, вот для меня какие-то моменты были выяснены, я что-то уяснил для себя, какие-то ситуации для меня прояснились»». А вот в буквальном смысле этого слова священнику не хватает времени. А какие, кстати, еще священники могут допускать ошибки вот в таком душепопечительстве? Помимо того, что он может не найти нужных слов, помимо того, что у него не хватает времени?

Протоиерей А. Юревич Протоиерей А. Юревич

— Я думаю, нам чуть-чуть, немножко так фундаментализма надо внести в наш разговор.

В. Емельянов В. Емельянов

— Да? Давайте.

Протоиерей А. Юревич Протоиерей А. Юревич

— И мне кажется, что хотя бы немножечко что-то сказать о природе скорбей и утешения. Вообще – — что это, и зачем это, и откуда это. Ну, скорбь – — это некое такое внутреннее возмущение, то есть потеря равновесия, потеря покоя...

А. Пичугин А. Пичугин

— Это страх, в определенной мере.

Протоиерей А. Юревич Протоиерей А. Юревич

— Да, страх. Потеря умиротворения, потеря внутренней гармонии. Вот у человека было все хорошо, и он как-то тихо и спокойно жил. Вдруг что-то налетело – — вот все, что перечислено было вначале, это все, что пришло откуда-то извне: потеря близкого, увольнение с работы, банк лопнул, машину украли, квартира сгорела, болезнь обнаружили какаую-токакую-то хроническую серьезную, с детьми что-то случилось. Ну, что может еще быть? Это все сразу же в человеке смешалось внутри, и он потерял покой. Он потерял покой, он начинает нервничать, он начинает горевать. Дальше уж кто как поступает. Кто-то пытается, кидается решать эти проблемы, кто вот начинает унывать и отчаиваться, кто еще как-то – — это, может быть, уже в силу внутреннего устроения человека. Человека нужно вернуть в нормальное состояние. Вот, кстати, это даже можно аналогию провести. Вот человек просто физически потрудился, его пульс – — 180 на 200, ему надо время, чтобы прийти в себя и успокоиться. Так и здесь – — надо приходить в себя. Может это человек сам сделать с собой? В общем-то, может.

В. Емельянов В. Емельянов

— Есть и метода специальная.

Протоиерей А. Юревич Протоиерей А. Юревич

— Да, есть метода даже, что сам человек может успокоиться, даже не только физически, но и психологически, и даже духовно. Подвижники в пустыне – — пожалуйста, вот пример. К кому они шли? Вот он один где-нибудь в скиту, где-то в Фиваистской пустыне. Там на сотни километров никого нет. Что он делает? Он не прибегает к людям, но зато он прибегает к Богу, все равно он не один. Простой человек идет к другому своему – — родному, близкому, другу, собеседнику...

В. Емельянов В. Емельянов

— К специалисту.

Протоиерей А. Юревич Протоиерей А. Юревич

— ...к специалисту. То есть он понимает, что он тоже не всякому может что-то открыть, какие-то проблемы у него есть. Он идет к такому человеку, который, в его представлении, может ему помочь. Потому что одному решить груз этих проблем очень трудно. Ну, священник, в представлении всех людей, это тот самый специалист, который может помочь.

А. Пичугин А. Пичугин

— А это так?

Протоиерей А. Юревич Протоиерей А. Юревич

— Он не только психолог, но он еще и тот человек, когда приходят и говорят: ««Ну Вы же общаетесь с Небесами, с Высшими силами!»» Но это действительно так. Священник – — тот, кто предстоит перед Богом все время, который молится за человека, который оттуда, от Бога что-то может...

А. Пичугин А. Пичугин

— Но это же не значит, что у священника есть сформулированные ответы на все жизненные вопросы.

В. Емельянов В. Емельянов

— И лекарства от всех скорбей.

А. Пичугин А. Пичугин

— Да. И ведь далеко не факт, что и священник должен быть специалистом во всех вопросах. Более того, и нет таких, наверное, священников.

В. Емельянов В. Емельянов

— И еще...

Протоиерей А. Юревич Протоиерей А. Юревич

— Хороший священник, я думаю, он сразу, как говорят, ««не от ветра головы своей»» начинает рассуждать, а, в первую очередь, он войти должен просто в состояние человека. Любого человека утешает – — даже просто выслушать его раз. Второе: начать ему сострадать, сопереживать. И если человек видит, что с ним вошли в это сопереживание, он за это участие уже благодарен этому человеку. Потому что одному холодно, а вдвоем уже гораздо теплее. И он уже чувствует, что они вдвоем пытаются решить эти проблемы. Он чувствует соучастие, он чувствует локоть близкого рядом. Это второе. Третье – — священник всегда, конечно же, обращается к слову Божию – — Писанию. А Писание об утешении очень много чего говорит. Писание говорит, например, в псалмах. Псалмопевец часто очень говорит о том, что есть утешение – — ««Заповеди Твои (то есть Божьи), Закон Твой, Откровения Твои, Слова Твои»». Во многих псалмах, особенно в общеизвестном псалме 118-м, все время говорится о том, что Божье Слово есть утешение. Поэтому священник очень часто говорит: ««Открывай Псалтирь и читай»». И это действительно так.

В. Емельянов В. Емельянов

— Наш сегодняшний собеседник – — протоиерей Андрей Юревич, настоятель храма Живоначальной Троицы при бывшей Черкасской богадельне в Москве. Рассматриваем ситуацию под другим углом: пришел человек в скорбях к священнику за утешением. Он с ним поговорил, сказал ему, что ««открывай Псалтирь, читай»», и он вернулся домой. Он поработал с собой, вспомнил разговор Общественный совет священником, почитал Псалтирь. Ложится спать – — и не спится. Ничего не происходит. Пошел второй раз – — история повторяется. Пошел третий раз – — и батюшка нормальный, и слова нормальные говорит, и симпатию даже, возможно, вызывает, а ничего не происходит, не меняется ощущение вот этой оставленности, скорби, уныния, которое очень часто, кстати, из скорби рождается потом, потому что ну просто опускаются руки. А тут раздается телефонный звонок: ««Слушай, чего ты ходишь-то в этот?.. Попы, эта церковь... Слушай, у меня есть прекрасный психотерапевт! Сходи к нему – — и он тебе поможет решить проблемы»». И человек отправляется в поликлинику. Приходит, рассказывает о своих проблемах – — может быть, другим языком, с другим подходом – — к специалисту, и врач ему говорит: ««Нет ничего проще»». Выписывает ему рецепт, пару рецептов, человек идет в аптеку, начинает принимать препараты – — оп! – — и чернезчерез неделю ему становится легче.

Протоиерей А. Юревич Протоиерей А. Юревич

— Каким же образом?

В. Емельянов В. Емельянов

— Действительно легче! Вот парадокс! Ну, ну – — каким образом?..

Протоиерей А. Юревич Протоиерей А. Юревич

— Это что за препараты такие? Прошу рецепт!

А. Пичугин А. Пичугин

— Э-э... Мне кажется...

В. Емельянов В. Емельянов

— Химические формулы!

Протоиерей А. Юревич Протоиерей А. Юревич

— Транквилизаторы?

В. Емельянов В. Емельянов

— Разные!

А. Пичугин А. Пичугин

— Мне кажется, что нет... Почему, почему?

В. Емельянов В. Емельянов

— Ноотропные, транквилизаторы!

А. Пичугин А. Пичугин

— Да, но это уж если совсем все серьезно. Но мне кажется...

В. Емельянов В. Емельянов

— Ой, депрессия, Алеша... Депрессия – — это очень серьезно.

А. Пичугин А. Пичугин

— Я знаю. Мне кажется, что священник не должен... вернее, как – — не должен? Мы все прекрасно знаем психологов, которые периодиченскипериодически бывают у нас в студии. Естественно, есть психиатры, психотерапевты. Это люди, которые получают деньги щза то, что они помогают людям. Ну, наверное, неправильно думать, что священник может их заменить. Наоборот, мне кажется, хороший священник, понимая, что проблема человека, который к нему пришел, лежит в несколько иной плоскости, должен отправиьотправить его к соответствующему специалисту.

Протоиерей А. Юревич Протоиерей А. Юревич

— Ну, во-первых, священник сам в какой-то степени должен быть психологом, а может быть, даже где-то и психотерапевтом – — в положительном смысле. Не каким-то там, как мы их называем, колдуном, а в хорошем смысле слова. То есть он должен понимать, знать какие-то элементарные закономерности жизни души с этой стороны. Но я всегда... Вот Володя сказал, что советует и отправляет домой. МогйМой опыт таков, что я стараюсь не просто советоваьсоветовать и отправлять домой, а что-то српазусразу же с этим человеком делать самому.

В. Емельянов В. Емельянов

— Ну например?

Протоиерей А. Юревич Протоиерей А. Юревич

— Ну, например, открывать Псалтирь и вместе с ним читать. То есть просто самаомусамому читать, показывать, как я это делаю для себя, как я длаюделаю в своих собственных... А что же, у меня нет скорбей, у меня нет проблем? Я такой же человек, как и все, у меня они тотжетоже есть. Как я выхожу из этих положений. Я ему рассказываю это. Я показываю ему места спецальноспециально, отмечаю: ««Вот это читай, вот это прочитай пять раз подряд, вот это – — десять раз подряд, вот это лучше вечером, это лучше с утра. Это – — сразу же, как только на тебя что-то навалилось, тут же открывай,  независимо от того, где ты, и сразу читай.

А. Пичугин А. Пичугин

— Это универсальный духовный рецепт?

Протоиерей А. Юревич Протоиерей А. Юревич

— Думаю, что да. Потому что я его сам не придумал – — я это тоже взял из предания церковного. Как и мнгогиемногие другие это делают и делают, я этому был когда-то научен. Не зря Псалтирь, между прочим, самая читаемая воощевообще на Руси всегда была книга. Она действительно универсальна. Я как-то раз попытался – — специмальноспециально так вот взял ее исследовать сколько-то лет назданазад, с точки зпренгиязрения тематической. И я увидел, что там на любые случаи жизни целую подборку можно сделать псалмов – — и скорби утешение, и хвала Богу, и размышления, и еще что-то. То есть там можно все, что угодно, найти. Я с ним вместе читаю. Потом, когда я почитал, я понимаю, какие у него проблемы, я с ним вместе встаю и молюсь. Потому что просто сказать человеку ««молись»» - — это ничего не сказать. Потому что кто-то вообще не знает, что такое молиться. Кто-то хоть возмьетвозьмет ««Молитвослов»» и почитает, а кто-то и этого даже не знает. Про ««Молитвослов»», конечно, - — я рассказываю, какие там есть разные хорошие молитвы савятыхсвятых. Но я просто встаю с этим человеком рядом и говорю: ««Давай, вставай, мы сейчас с тобой помолимся»». И я начинаю молиться за него, за его проблему, за его семью. А если это приходит семяьсемья, потерявшая ребенка, я их, маму и папу, мужа и жену, а иногда даже еще других каких-то братьев и сестер - —  мы все вместе молимся.

А. Пичугин А. Пичугин

— Ну это еще ладно...

Протоиерей А. Юревич Протоиерей А. Юревич

— Смотрите. Если мы не верим в то или говорим о том, что после этого ничего не происходит, ну тогда мы вообще должны перестать о Боге разговарватьразговаривать. Потому что Слово Божие живо и действенно, и острее меча обоюдоострого. Ну, как-то. Неужели, Господь ничего после этого не сделает? Он может не сразу сделать – — Он может как-то замедлить... Ну, у Него свои представления о времени и свои вообще предсталвенияпредставления о целесообразности, о том, как и когда все надо сделтаьсделать. Мы же все хотим по-своему и побыстрее, но рано или поздно Он обязательно сделает. Я всегда гооврюговорю: ««Господи, возьми в руки вот жизнь этого человека, этих людей и начни действовать»». Я твердо верю, что Бог начинает действовать. Потом немножечко мы сохраняем связь с этими людьми и уже в таком терапевтическом плане... То есть сначала происхдоитпроисходит некая анимация, а потом терапия.

В. Емельянов В. Емельянов

— Поддерживающая?

Протоиерей А. Юревич Протоиерей А. Юревич

— Поддерживающая, да. Мы сохраняем связь. И – — да, он сначала говорит: ««Ничего не происходит»». Я говорю: ««Вот это, вот это, вот это?»» - — ««Ничего не происходит»». – — ««Вот это, вот это, вот это? Приходи, еще поговорим. Побудь с нами, побудь там на приходе, побудь с другими людьми. Людям нужен выход из своих проблем»».

В. Емельянов В. Емельянов

— То есть должно быть у человека в этих скорбях твердое понимание того, что лечение – — это процесс длительный?

Протоиерей А. Юревич Протоиерей А. Юревич

— Конечно! Одна беседа... Бывает, что она решает.

А. Пичугин А. Пичугин

— А Вы сталкивались со случаями, когда ничего не происходило?

Протоиерей А. Юревич Протоиерей А. Юревич

— Бывает такое. Потому что действие Божье всегда равно либо содействию, либо как-то отзывается на противодействие человека. Если человек не открывает дверь свуоегосвоего сердца, вот он абсолютно наглухо закрыт, конечно, ничего не произойдет. Бог насилььнонасильно ничего не совершает.

В. Емельянов В. Емельянов

— И здесь как раз приходят на память слова замечательные, что сила Божия – — она действительно начинает...

Протоиерей А. Юревич Протоиерей А. Юревич

— ««...в немощи совершается»».

В. Емельянов В. Емельянов

— Проявляется в немощи, да! Совершается в немощи, именно. И вдруг ты начинаешь пониатьпонимать, что вдруг откуда-то, если ты уволен по какой-либо причине, или по другой потерял работу, не важнОважно, по какой, вдруг наъходитсянаходится работа там, где ты ее совсем не искал. Вдруг ты начинаешь получать промощьпомощь от людей, которых ты и не знал прежде. Вдруг начинают появляться откуда-то средства к существованию. А то, казалось бы, совсем ««нулина»». Просто часто думаешь не о глобальном о чем-то, о том, что неплохо было бы сделать ремонт в квартире или поменять этот автомобиль на более новый, а ты просто элементарно думаешь о том, а что ты завтра будешь есть. И вдруг все каким-то совершенно необъяснимым образом начинает устраиваться, а ты сам с легким недоверием просто, недоуменно на это все смотришь. И думаешь: ««А как это все? Как?»»

Протоиерей А. Юревич Протоиерей А. Юревич

— В другом месте еще сказано, что утешение Бог дает смиренным. То есть эти скорби, эти проблемы надо принять. Вот их принять надо, как данность. И, что называется, отпустить. Ведь депрессия очень часто преследует человека, когда он не может отпустить потерю. Это не значит, что надо стать равнодушным, это не значит, что надо перестать об этом вспоминать, горевать. Но вот часто даже мы смотрим какой-нибудь фильм, в котором муж потерял жену, и вот кто-нибудь из умных, мудрых ему говорит – — может быть, старенький папа или старенькая мама: ««Слушай, отпусти. Уже прошло столько времени – — годы. Ну, отпусти, отпусти ее!»» Это не значит, что ««забудь»». Начни жить сегодняшним, настоящим, прекрати жить прошлым все время.

А. Пичугин А. Пичугин

— Но все люди же очень разные Далеко не каждый может так взять и отпустить. У кого-то это действительно годы самокопания, переживания.

В. Емельянов В. Емельянов

— Прости, пожалуйста... А кто-то ведь так и уходит, и угасает. Не могут отпустить – — и уходят следом.

А. Пичугин А. Пичугин

— Да, конечно.

Протоиерей А. Юревич Протоиерей А. Юревич

— Бывает такое, конечно. Да, уходят следом.

А. Пичугин А. Пичугин

— Ну это же не всегда смерть, может быть, речь идет о болезни...

Протоиерей А. Юревич Протоиерей А. Юревич

— Но, кстати, это тоже, может быть, такая судьба, когда настолько соединены люди, что они уходят друг за другом. Я не могу сказать, что это неправильно, что это плохо, потому что сам в свое время, да и до сих пор, наверное... Вот наша с матушкой мечта – — уйти вместе. Вот чтобы не остались так, один с другим. Мы даже детей как-то собрали и сказали: ««Слушайте, приготовьтесь к тому, мы будем об этом молиться, что вот папы и мамы у Вас не станет в одно время»». Хотя это немножко жестоко по отношению к ним, вот нам очень хочется, как Петру и Февронии, вот так вот уйти. Чтобы никто не остался в одиночестве. Ну, это наше... Никому я абсолютно не советую даже, не только не навязываю – — это наш взгляд.

Я хочу сказать о смирении, что если принять скорби, то тогда Господь действительно начнет что-то преобразовывать и начнет действовать. ««Уповай на Бога, и Он исполнит желание сердца твоего»». То есть отдай все в руки Божьи, и... У Него же сил-то больше, чем у нас. А уж мудрости и ума – — и тем более, во много раз. И Он сделает все гораздо лучше, чем мы сами. Все, что Владимир сейчас сказал, действительно начнет как-то удивительным образом образовываться все. Откуда-то что-то будет браться. Но для этого нужно сделать свой шаг – — отпустить, предать в руки Божьи ситуацию, обстоятельства. Ну, и, конечно, молиться и просить, чтобы Господь действовал.

В. Емельянов В. Емельянов

— Вот только хотел сказать: ««Делай все, что можешь, сам, а остальное предоставь Господу»».

Протоиерей А. Юревич Протоиерей А. Юревич

— Да. Но надо иметь мудрость еще... Вот эта присказка – — она ведь как говорит: ««Господи, дай мне мужество изменить то, что я могу, дай мне смирение и терпение принять то, чего я не могу изменить, и дай мудрость отличситьотличить одно от другого. То есть мы чт-то должны сами сделать, а что-тоочто-то отдавать Богу»».

А. Пичугин А. Пичугин

— Мы напомним, что в гостях у нас сегодня протоиерей Андрей Юревич, настоятель храма Живоначальной Троицы при бывшей Черкасской богадельне в Москве. Мы говорим об утешениях в скорбях – — о том, как человеку действовать в том случае, если ему плохо. Алексей Пичугин...

В. Емельянов В. Емельянов

— ...и Владимир Емельянов в этой студии. Мы вернемся буквально через минуту.

Вы слушаете "«Светлый вечер"» на радио "«Вера"», и мы продолжаем наш разговор с протоиереем Андреем Юревичем, настоятелем храма Живоначальной Троицы при бывшей Черкасской богадельне в Москве. И сегодня мы говорим об утешениях в скорбях. Отец Андрей, вот прозвучало слово ««смерть»», и надо немножко поговорить об этом. Вот я прочел у английской писательницы – — странно, с мужским именем – — Джордж Элиот такую фразу: ««Если к смерти иметь доверие, то она забирает вовремя»». Это к тому, что Вы сказали, что Вы с матушкой Ольгой, с Вашей супругой хотели бы, чтоб Вы ушли сразу оба, ну, если уж не одновременно, секунда в секунду, то... Ну, в общем, мысль понятна была Ваша. И детей Вы об этом предупредили. Как Вы сами сказалИсказали, Вы их посадили и сказали: ««Дорогие дети, Вам нужно свыкнуться с мсысльюмыслью о том, что у Вас сразу не будет и мамы, и папы»».

Протоиерей А. Юревич Протоиерей А. Юревич

— Это не значит, что так именно и будет. Это наше желание.

В. Емельянов В. Емельянов

— Да, конечно, это понятно. Но вот что это значит, на Ваш взгляд, - — ««иметь доверие к смерти»»?

Протоиерей А. Юревич Протоиерей А. Юревич

— Ну, смерть – — это все-таки не личность, и поэтому с ней так общаться невозможно. Смерть – — это некое явленлиеявление. И поэтому иметь доверие к смерти – — это некая фраза, за которой стоит – — ««иметь доверие»», опять-таки, все-таки, к источнику всего.

В. Емельянов В. Емельянов

— К Богу.

Протоиерей А. Юревич Протоиерей А. Юревич

— К Богу, Который в свое время периводитприводит и в свое время уовдитуводит, в свое время дает возможность строить и в свое время что-то пускает разрушать. И, естественно, и жизнь человеческая: когда-то Он его из небытия в бытие привел, человека, а когда-то Он его заберет в иной мир. И когда это произойдет, никто из нас не знает, если Бог не откроет. И в этом смысле вот это ««memento mori»», ««помни о смерти»» всю своьюсвою жизнь, что рано или поздно твой конец прибудет, и не согрешать. И молиться и верить в то, что это будет в самый лучший для тебя момент. Потому что Бог, как любящий отец, в любом случае сделает это так, как нам лучше. Кстати, много раз по своей жизни я это подмечал. Даже могу вспомнить однроодно такое обстоятельство: в свое время, уже много лет назад, еще на заре нашей жизни в вере, живя в Сибири, мы делились в письмах и в телефонных звонках со своими родными о том, как мы пришли к вере, как мы встретились с Богом, что поменялось в нашей жизни. И вот одно из писем матушка написала одной своей старенькой родственнице, двоюродной бабушке, которая, на наш взгляд, была совершенно далека от этих мыслей, и не знаем, думала ли она кодга-либокогда-либо вообще о Боге, о вере. Может быть, когда-то, так мимолетно, но разговоров у нас не было с ней об этом никогда. И жила она жизнь такую обычную - — неверующего человека. И матушка написала письмо очень обстоятельно об этом, и она в ответ прислала письмо со своими размышлениями на эту тему. И было видно, что у нее что-то встрепенулось и встряхнулось. Мы прочитали это письмо, и вдруг мы, такие немножко даже потрясенные, думаем: ««Ой, как интересно! А мы с ней никогда о такаихтаких вещах не говорили»». Буквально через полторы недели она умерла.

А. Пичугин А. Пичугин

— Ну вот видите...

Протоиерей А. Юревич Протоиерей А. Юревич

— Наверное, оказывается, что вот это письмо, полученное ею, эти мысли – — это был самый болоьшой пик ее духовной жизни. Большего – — до того, конечно – — не было. Может быть, и после ничего не было.

А. Пичугин А. Пичугин

— А может быть, она в течение жизни, если она обстоятельно... Ну, я, конечно, не знаю подробностей... Но если она обстоятельно отвечала на Ваше письмо, вполне возможно, она на протяжении какого-то времени еще до получения Вашего письма об этом задумывалась.

Протоиерей А. Юревич Протоиерей А. Юревич

— Может быть! Суть не в этом. Суть в том, что, я думаю еще раз, это письмо и размышления над этим письмом – — это был пик ее внутренней духовной жизхнижизни, и Бог видел, что вот в эту, самую лучшую для нее минуту надо ее скорее туда забирать, пока это все опять не улеглось и не ушло куда-то в песок. Потому что, вообще-то, суд предстоит. То есть на суде Божьем она в лучшем виде предстает с этими размышлениями.

В. Емельянов В. Емельянов

— Вот поскольку есть всем изветсттный хорошо и мною, кстати, горячо любимый журнал ««Фома»», у которого лозунг – — ««Журнал для сомневающихся»», я к нашей передаче тоже всегда вот это применяю – — что вот "«Светлый вечер"» и вообще, в целом радио "«Вера"» – — это тоже ««журнал для стремящихся и, возможно, сомневающихся»». Поэтому я хочу Вас вот о чем спросить. Вот Вы говорите замечательные слова про то, что Господь забирает в лучший день и в лучший момент жизни. А я бы хотел Вас вот о чем спросить, поскольку для сомневающихся, и здесь, наверное, некоторые слушатели с Вами не согласятся. А вот человек тяжело болеет, очень тяжело, и он понимает, чем он болеет. И он прекрасно знает исход. И сила его уходит с каждым днем, и сила его уходит с камждымкаждым вздохом, и боль терпеть уже почти невозможно. И уже даже нет сил просто встать. ««Где же здесь лучший день в его жизни, - — думает он? - — Почему Господь меня не забрал до этого моменртамомента, когда действительно был лучший, когда у меня просто были еще силы, возможно, потихоньку, по стеночке дойти до храма, помолиться в храме? А сейчас я не могу даже встать»». А возможно, этот человек с совершенно ясной и светлой головой, который все понимает, но который даже сказать не может, потому что нет у него возможности говорить. Который не может пальцем пошевелить, а мозг у него при этом ясный совершенно. А ни рукой, ни ногой он не может даже дернуть. Где же здесь лучший день, чтобы Господь его забрал?

Протоиерей А. Юревич Протоиерей А. Юревич

— Ну, очень сложно, конечно, о таких, конечно, критических вещах говорить, рассуждать нам...

В. Емельянов В. Емельянов

— Вот, вот! И это очень хорошо, что сложно!

Протоиерей А. Юревич Протоиерей А. Юревич

— ...таким вот хорошим, пышущим здоровьем, сидящим за столом...

В. Емельянов В. Емельянов

— Относительно пышущим!

Протоиерей А. Юревич Протоиерей А. Юревич

— Относительно, да. И так свободно...

А. Пичугин А. Пичугин

— Ну, имеющим пока возможность дойти до храма.

В. Емельянов В. Емельянов

— Слава Богу, да.

Протоиерей А. Юревич Протоиерей А. Юревич

— Да, и говорить о вот таких вещах – — о людях, которые не могут...

В. Емельянов В. Емельянов

— Но это очень нужно делать!

Протоиерей А. Юревич Протоиерей А. Юревич

— То есть я к тому, что вот я могу дать какие-то сейчас советы или что-то рассказать, а мне могут сказать: ««Ну, батюшка, ну ты ж вот по стенке не ходил, до храма ты можешь дойти»» или еще что-то. ««Переживи с наше – — потом будешь говорить»».

В. Емельянов В. Емельянов

— Ну, во-первых, никто не знает, ходили ли Вы по стенке. А может быть, и ходили.

Протоиерей А. Юревич Протоиерей А. Юревич

— Ну опять могу привести какие-то примеры. Однажды в моей священнической жизни был такой случай. Я пришел домой исповедовать и причащать одну женщину (попросили родственники), и она была в последней стадии рака, и совершенно такая вот иссохшая вся. Действительно, такой обтянутый кожей скелет – — при совершенно ясном уме. Она была довольно спокойна, и она мне рассказала историю о том, что она как-то – — не знаю, в какое время своей жизни, - — может быть, решила про себя, что ей перед смертью надо ««изболеться»», как она это назвала.

В. Емельянов В. Емельянов

— ««Изболеться»»?

Протоиерей А. Юревич Протоиерей А. Юревич

— Да. Изболеться, то есть...

А. Пичугин А. Пичугин

— Это она сама для себя так решила?

Протоиерей А. Юревич Протоиерей А. Юревич

— Да. Что вот... Ну, наверное, в той среде, в которой она жила, тех верующих, может быть, это было так принято. Я не знаю даже, я не вдавался в подробности. Она сказала, что... По-моему, она была из каких-то семей старообрядцев, а у них это принято как-то вот так – — что-то такое было, какая-то мотивация для этого. Ну, в общем, ее желание было перед смертью – — поболеть. Чтобы через болезнь ушли какие-то ее страсти, улеглись, ушли грехи, чтобы она, может быть, этой болезнью и переживанием как-то искупила свои грехи. Это были ее мысли. Но желание ее было такое – — перед смертью поболеть, причем, довольно долго. И Господь ей это дал. Вот она болела-болела...

А. Пичугин А. Пичугин

— Она не пожалела о своем желании?

Протоиерей А. Юревич Протоиерей А. Юревич

— Совершенно не пожалела.

В. Емельянов В. Емельянов

— То есть вот такая фраза есть: ««Бойтесь своих желаний – — они имеют обыкновение сбываться»».

Протоиерей А. Юревич Протоиерей А. Юревич

— Нет, ну вот она абсолютно не жалела. Она сказала: ««Вот я так хотела, и Бог мне это подарил, Он мне это дал, и я рада, что Он мне это дал»». Я ее исповедовал, причащал, и она действительно через некоторое время довольно тихо, мирно преставилась.

В. Емельянов В. Емельянов

— Но это какое мужество надо внутреннее иметь, чтобы вообще настраивать себя так? Это не каждому дано. Человек же боится очень.

Протоиерей А. Юревич Протоиерей А. Юревич

— Ну вот все-таки болезнь... ««Скорбящий плотью перестает грешить»», есть такие слова. В

В. Емельянов В. Емельянов

— Да, но он не перестает бояться.

Протоиерей А. Юревич Протоиерей А. Юревич

— Ну вот у нее произошло так. То есть она... Вера ее была с доверием. Потому что под словом ««вера»» мы понимаем всякие разные исполнения из области культа, а вот доверие к Богу – — это очень важно.

В. Емельянов В. Емельянов

— Очень хочу спросить Вас в связи с этим, задать такой вопрос: верить в Бога и верить Богу – — это разные вещи или это одно и то же?

Протоиерей А. Юревич Протоиерей А. Юревич

— Это две стороны, может быть, одной вещи, но это разные две стороны.

А. Пичугин А. Пичугин

— Ну, ««верить Богу»» – — это как раз христианство, наверное.

Протоиерей А. Юревич Протоиерей А. Юревич

— Да, вот верить Богу, доверять именно.

А. Пичугин А. Пичугин

— А ««верить в Бога»» - — многие, наверное, верят в Бога.

В. Емельянов В. Емельянов

— А вот верить, верить Богу...

Протоиерей А. Юревич Протоиерей А. Юревич

— Верить в Бога можно как в нечто абстрактное, в нечто такое, скажем, отвлеченное. Ну даже и про человека – — верить, я не знаю, в победу какого-нибудь спортсмена, верить в президента. Верить в своего близкого, родного. А вот верить ему – — это уже совсем другое, другой оттенок. То есть доверять ему. Я доверяю ему. Как и здесь – — верить Богу, доверять Богу – — это значпитзначит вручить свою жизнь. Это, вообще-то, еще и более тесные отношения человека с Богом, такие очень живые и очень такие молитвенные, духовные, откровенныЕоткровенные, открытые. То есть Бог – — ну, как вот говорят, ««Бог живой»» - — в каком смысле? Что человек ходит перед Богом. Как ходил Енох и был взят на Небо, как было сказано это про других праведников Ветхого Завета – — что ««ходить пред Богом»», ««стоять пред Богом»», то есть все время жить перед Богом. И, имея вот это доверие, когда доверяешь Ему свою жизнь и свои обстоятельства, это очень важно. У меня у самого в жизни был такой момент, когда вдруг мне показалось по медицинским каким-то самоощущениям, что вот я заболел какой-то неизлечимой болезнью. И я не пошел никакие анализы делать, ничего. А вот почему-то у меня вдруг возникла такая убежденность, и я стал молиться. И в молитве я не просил у Бога исцеления, а я просил вот именно принятия этой ситуации, принятия этих обстоятельств, смириться перед этим, чтобы Господь открыл, а что дальше, а что в оставшееся время надо сделать. Ну, наверное, бывают какие-то психологические такие моменты у людей. И это продолжалось какое-то время — может быть, несколько месяцев, такие мои отношения с Богом. Я как-то выяснял с Ним эти отношения. И я в конце концов совершенно успокоился. Я все это принял. Я принял и даже, по-моему, с матушкой поговорили как-то на эту тему, чтобы она это все приняла. И потом это все, после того, как все это было принято, это все просто ушло.

В. Емельянов

— И больше не было ощущения, что?..

Протоиерей А. Юревич

— Этого ничего не стало. И ощущение ушло. И, в том числе, и физические всякие ощущения, недомогания ушли. Вообще все ушло. Все растворилось. Как бы ничего не было. Стоило только все это принять.

В. Емельянов

— А многие наши слушатели сомневаются в чудесах. Вот Вам, пожалуйста, чудо.

Протоиерей А. Юревич

— Ну, вот... Ну, да. То есть это чудо отношений человека с Богом. Может быть, там и не было ничего, я не знаю. Это были мои какие-то внутренние ощущения. Но мне пришлось пережить вот эти психологические процессы.

В. Емельянов

— Сейчас прямо вижу картину: едет девочка в пробке, еле-еле ползет, и слушает нас, и думает: «Ага, ему хорош, конечно, так говорить там: «Вот, надо так жить, без сквозняка». Сейчас пришла на работу — ни годовой отчет не приняли, сейчас еще...»

А. Пичугин

— «Еще пробки — конца-края не видно!»

В. Емельянов

— «На следующей неделе начинается аудит, и начальник наорал, вообще вся в слезах-соплях уехала, а он тут говорит, видите ли, надо быть сосредоточенной, бесы, значит, поиграли». Вот я сейчас просто очень хорошо вижу эту картину. Как вот человек... Это здорово, да, если есть такая возможность. Как человеку успокоиться, как эти «форточки» прикрыть, когда действительно столько раздражающих факторов — вот у той же самой девчонки-бухгалтера, которая сейчас нас слушает, едет? Как ей вот это все?..

Протоиерей А. Юревич

— Ну, эта девчонка-бухгалтер, значит, пошла в какую-нибудь там «Шоколадницу» или «Кофе-хаус» со своими подружками вечером, все это выплеснули, обсудили, нагрешили, вот так вот осудили всех, заклеймили — и считают, что они спустили пар и все ушло.

В. Емельянов

— Да.

Протоиерей А. Юревич

— Так это все в них осталось! Вот сколько они грехов-то совершили! Завтра они со всем этим багажом опять пойдут туда — добавлять следующее, следующее, следующее. Мужчины, может быть, немножко по-своему это сделают. Он придет домой или куда-то с друзьями пойдет пиво пить...

В. Емельянов

— Откупорит бутылочку...

Протоиерей А. Юревич

— Да, откупорит бутылочку, зальет это все... На следующий день...

В. Емельянов

— ...утром встанет с похмельем...

Протоиерей А. Юревич

— Совершенно верно. Синяки под глазами. И вот идет и работает еле-еле, и, естественно, начальник ему опять — втык, он следующую дозу вечером — опять, и пошло-поехало. А потом смотришь, через несколько месяцев он уже алкоголик. И что? Какое решение проблемы? А есть другие люди, которые придут вот, уползут в свою пещерку. Какую? Домой, в замечательную семью. Там прекрасная жена...

В. Емельянов

— А если нет семьи, где же мы возьмем такую?

Протоиерей А. Юревич

— А вот возьмем, что есть!

В. Емельянов

— А, ну давайте!

Протоиерей А. Юревич

— Вот прекрасная жена, прекрасные дети. Он с ними проведет вечер, постарается не выплескивать на них свое раздражение, а наоборот, чтобы все это как-то заземлилось через них.

В. Емельянов

— А мы так любим, придя раздраженными с работы, сразу на домашних.

Протоиерей А. Юревич

— А там замечательная жена, замечательная матушка, к которой приходит раздраженный...

В. Емельянов

— ...батюшка.

Протоиерей А. Юревич

— Муж, батюшка, да. Она сразу это все видит и говорит: «Дорогой, садись! Сейчас я тебя ужином накормлю! Давай еще что-то!» Обнимет, взаимно — то же самое получается. И смотришь, как все это куда-то уходит, уходит, расслабляется, расслабляется... А если еще, опять-таки, помолиться — ну это же действительно универсальный! Это что-то универсальное. И помолился — и все, и Господь всех собрал. Ну Христос же ведь говорил — в Евангелии от Иоанна очень много об этом говорится, о Духе Святом. «Я уйду от Вас, но я пошлю Вам иного — утешителя, Духа Святого, Который и наставит Вас на всякую истину, и утешит». Вот слово «утешение» постоянно — что в Ветхом Завете, что в Новом Завете. Постоянно «утешение». И вот это утешение Святого Духа, благодать Святого Духа нас утешает. Это что значит? Это значит — умиряет, это значит — восстанавливает гармонию. Все в душе внутри человека восстанавливает. Это утешение. И действительно, в Духе Святом... А Дух Святой действует через молитву.

А. Пичугин

— Я бы хотел вернуться к своей мысли в начале программы. Мне почему-то кажется, вернее, я об этом часто думаю в последнее время, что любое наше раздражение, скорее всего, нет, а вот какая-то скорбь... Ну, опять же, если это не связано с явными проявлениями болезней близких людей, да иногда, то же самое, и с этим связано... Это все страх, да? Вот за христианское, в Евангелии сказанное Спасителем «не бойся, только веруй»... Он же вполне в явном, понятном месте это сказал — когда у человека умерла дочь, и уже, казалось бы, никакого выхода из этой ситуации нет. А он говорит: «Не бойся, только веруй». Я понимаю, что и никого мы сами, даже своей молитвой какой-то плохенькой, воскресить не можем. Но вот это ключевое «не бойся, только веруй» — «не бойся»... Мне начинает казаться, что, действительно, все наши вот эти скорби — они, в основном, идут именно от страха, который не является христианским чувством.

В. Емельянов

— А страх Божий?

А. Пичугин

— Это другое. А вот страх каких-то бытовых нерешенных проблем, когда он накапливается и от этого возникает такое очень значительное уныние, — мне кажется, что вот как раз об этом страхе сказано там.

В. Емельянов

— М-м...

Протоиерей А. Юревич

— Ну да, страх перед неизвестностью, перед тем, что дальше будет. И страх перед тем, что будет все плохо.

А. Пичугин

— «А если не получится?»

Протоиерей А. Юревич

— Да, что не получится. Страх — это неизвестность. Сейчас плохо — и будет плохо. А может быть, будет еще хуже. То есть страх — это недоверие. Все то же самое недоверие. Если человек доверяет Богу, у него страха нет. В любви к Богу страха нет. Вот есть слово... Мы все говорим о слове «утешение», да? То есть «утешаться». А можно сказать об «утишении», то есть от слова «тихо», «тихость». Вот «утишение», «утишиться», скажем так — это когда все становится тихо, в покое.

В. Емельянов

— Вот для этого и надо, наверное, уединиться просто.

Протоиерей А. Юревич

— Ну да.

В. Емельянов

— Может быть, и телефоны выключить. Ну просто побыть, посидеть, послушать, как бьется твое сердце, как ты дышишь. И вот, может быть, с этого малого начинается все вот это вот выравнивание, да? Ты начинаешь ровнее дышать, начинаешь спокойнее думать. И ты понимаешь, что, может быть, даже вот оно — решение вот этой проблемы-то. Оно как будто бы уже прямо перед глазами у тебя начинает стоять. И ты понимаешь, что на самом деле надо именно попробовать начать делать, а остальное — в руки Господа.

Протоиерей А. Юревич

— Для начала, может быть, так и надо сделать, да — побыть самим собой, чтобы как-то немножко отдышаться, утихомириться.

В. Емельянов

— «Утишиться».

Протоиерей А. Юревич

— «Утишиться». Но дальше возникает некая пустота — некое такое пустое пространство, которое должно быть заполнено. Дальше мы все равно должны с кем-то начать общаться. Что значит «сам с собой»? Все-таки когда человек уединяется, приходя в состояние покоя, он начинает все-таки собеседовать с кем- то — опять-таки, с какими-то духовными личностями. Либо он начинает собеседовать с Богом, либо на это место приходит кто-то другой и начинает с ним собеседовать и внушать ему что-то. Мысли уже приходят, да, помыслы? Поэтому, отдышавшись, надо сразу после этого заполнить это место. И среди, может быть, людей — да, ты будешь один. Но ты будешь с Богом. Уже не один — вдвоем с Ним. И решать эту проблему... Вот о духовных же людях говорят: «Какой он тихий, какой он мирный, какой он спокойный, какой он умиротворенный!» Почему? Потому что у него внутри тишина, тихость. Он утишился. Так же, как и утешился. И это утешение, и «утишение» дает Святой Дух — тот самый утешитель и «утишитель». Он же как легкое веяние ветерка. Не ураган, не буря, не гром, не молния — ничего, легкое движение ветра такое в жаркий день, вот такое обвевающее, охлаждающее. Вот действие Духа Святого. Всегда очень тихо и мирно. Он тих, и Он утешитель. И с Ним всегда хорошо. С Ним плохо быть не может. Если человек живет в Боге, он сам тогда свои проблемы решает, и через него на других это все изливается. И другие, приходя, возвращаясь к началу, к такому человеку — ну, к священнику, мы говорили, да?.. Он и для себя что-то может взять и напитаться этой тишиной и этим утешением.

А. Пичугин

— Спасибо!

В. Емельянов

— Прекрасный разговор. Мы благодарим Вас! Отец Андрей Юревич, протоиерей, настоятель храма Живоначальной Троицы при Черкасской богадельне в Москве, провел сегодня с нами «Светлый вечер» — в прямом смысле этого слова. Потому что столько было сказано, что действительно, если у кого-то из Вас какая-то кризисная ситуация, что-то, какие-то неприятности, я думаю, что Вы очень много слов поддержки так или иначе услышали из нашей сегодняшней программы, и уст отца Андрея. Спасибо Вам большое! Мы благодарим Вас за внимание, напоминаем, что Вы слушали программу «Светлый вечер», которую провели для Вас Владимир Емельянов...

А. Пичугин

— ...Алексей Пичугин. Будьте здоровы!

В. Емельянов

— До новых встреч!

Протоиерей А. Юревич

— До свидания! Спасибо большое!

Мы в соцсетях
******
Слушать на мобильном

Скачайте приложение для мобильного устройства и Радио ВЕРА будет всегда у вас под рукой, где бы вы не были, дома или в дороге.

Слушайте подкасты в iTunes и Яндекс.Музыка

Другие программы
Частное мнение
Частное мнение
Разные люди, интересные точки зрения, соглашаться необязательно. Это — частное мнение — мысли наших авторов о жизни и обо всем, что нас окружает.
Первоисточник
Первоисточник
Многие выражения становятся «притчей во языцех», а, если мы их не понимаем, нередко «умываем руки» или «посыпаем голову пеплом». В программе «Первоисточник» мы узнаем о происхождении библейских слов и выражений и об их использовании в современной речи.
Утро в прозе
Утро в прозе
Известные актёры, режиссёры, спортсмены, писатели читают литературные миниатюры из прозы классиков и современников. Звучат произведения, связанные с утренней жизнью человека.
Закладка Павла Крючкова
Закладка Павла Крючкова
Заместитель главного редактора журнала «Новый мир» Павел Крючков представляет свои неформальные размышления о знаковых творениях в современной литературе. В программе звучат уникальные записи — редкие голоса авторов.

Также рекомендуем