Москва - 100,9 FM

«Церковное служение и музыка». Светлый вечер с о. Дмитрием Николаевым и Михаилом Осетровым (31.10.2018)

* Поделиться

Летучий корабльУ нас в гостях были клирик московского храма святителя Митрофана Воронежского, руководитель ансамбля «Летучий корабль» священник Дмитрий Николаев и участник этого музыкального ансамбля, заведующий одной из лабораторий Тимирязевского института Михаил Осетров.

Разговор шел о вере, творчестве и о том, как могут церковное служение и музыка соединяться в жизни человека.


«СВЕТЛЫЙ ВЕЧЕР»

Эфир: 31.10.2018.

Гости: священник Дмитрий Николаев, Михаил Осетров.

Ведущие: Алексей Пичугин, Алла Митрофанова.

«СВЕТЛЫЙ ВЕЧЕР» НА РАДИО «ВЕРА»

А.Пичугин:

— Здравствуйте, дорогие слушатели!

Здесь, в студии светлого радио, приветствуем вас мы — Алла Митрофанова...

А.Митрофанова:

— ... Алексей Пичугин.

А.Пичугин:

— И сегодня здесь, в этой студии, вместе с нами и с вами, эту часть «Светлого вечера», ближайший час проведут священник Дмитрий Николаев, клирик московского храма святителя Митрофания Воронежского, руководитель ансамбля «Летучий корабль», композитор и командир экспедиции в рамках проекта «Общее дело. Возрождение храмов Севера», деревянных храмов... Здравствуйте!

О.Дмитрий:

— Добрый вечер!

А.Пичугин:

— ... и Михаил Осетров, певчий храма святителя Митрофания Воронежского, заведующий лабораторией кафедры охраны труда Тимирязевской Академии. Здравствуйте!

М.Осетров:

— Добрый вечер!

А.Пичугин:

— Я так понимаю, что отец Дмитрий и Михаил — вместе составляют ансамбль «Летучий корабль»?

О.Дмитрий:

— Совершенно верно. Мы составляем часть этого ансамбля.

А.Пичугин:

— Часть ансамбля, да. То есть, ансамбль — он, всё-таки, не дуэт, а это — союз достаточно большого количества музыкантов?

О.Дмитрий:

— Да, мы стараемся соответствовать названию. Если мы вспомним эту сказку, то там...

А.Митрофанова:

— «Земля, прощай! В добрый путь!»

О.Дмитрий:

— Нет, мультфильм немножко отличается от сказки от настоящей. Дело в том, что в этой сказке Иванушка — он собирал себе друзей на этот корабль на свой. И кого встречал — всех себе собирал, и они вместе отправлялись на различные подвиги.

А.Пичугин:

— Вы по такому принципу формируете состав?

А.Митрофанова:

— Всех, кого встретите, всем — добро пожаловать на борт?

М.Осетров:

— Все, кто подходит.

О.Дмитрий:

— Ну... встреча должна быть обоюдной. Если случается...

А.Пичугин:

— О, я тут на кахоне недавно играл — возьмите и меня!

А.Митрофанова:

— А я с Лёшей дружу — возьмите и меня тоже!

М.Осетров:

— Уже... уже...

А.Митрофанова:

— ... переполнен корабль, да?

А.Пичугин:

— Вот, так нас не взяли!

А.Митрофанова:

— Да!

О.Дмитрий:

— Нет, мы можем вас взять. Приглашаем каждого! Каждому найдётся место на «Летучем корабле»...

А.Митрофанова:

— А куда летим-то?

О.Дмитрий:

— За счастьем, конечно!

А.Митрофанова:

— За счастьем... все очень по-разному это понимают!

О.Дмитрий:

— Конечно, да.

А.Митрофанова:

— Как понимаете Вы?

О.Дмитрий:

— Я сразу столько... обо всём сразу начинаю думать — о стольком, что даже затрудняюсь что-либо одно выделить.

А.Митрофанова:

— Вы — священник, и, при этом, у Вас такое, очень серьёзное, увлечение музыкой, у Вас собственный ансамбль. Что, всё-таки, для Вас важнее? Что — на первом месте? Как Вы приоритеты расставляете?

О.Дмитрий:

— Разумеется, на первом месте — священство. Это даже не обсуждается. Но... это увлечение — его... я его тоже не могу вычеркнуть из жизни. Я пытался его задушить, но... в общем... не удалось.

А.Пичугин:

— Но это идёт из юности, да, я так понимаю?

О.Дмитрий:

— Дело в том, что это — моя профессия. Я закончил Академию Гнесиных...

А.Пичугин:

— По классу?

О.Дмитрий:

— Я играл на барабанах, играл джаз, участвовал в рок-группах. Поэтому... ну... я музыке отдал много, много лет своей жизни. И это такой, всё-таки, дар от Бога...

А.Митрофанова:

— ... который нельзя зарывать в землю.

О.Дмитрий:

— ... а дар нельзя зарывать в землю, поэтому...

А.Пичугин:

— А Вы к музыке как пришли? Потому, что... ну... всех нас когда-то отдавали в музыкальные школы... тебя же отдавали?

А.Митрофанова:

— Нет.

А.Пичугин:

— Понятно. Ну, почти всех отдавали — всех, кроме Аллы, всех отдавали в музыкальную школу. Вот, меня, например... сто раз рассказывал... с первого класса оттуда попросили, потому, что — за полное отсутствие таланта, но у кого-то это прорастает не просто в какое-то школьное увлечение, а потом этот дар, как Вы его называете, развивается и доходит до Гнесинки, до Консерватории. У Вас так было, или у Вас...

О.Дмитрий:

— У меня было интересно...

А.Пичугин:

— Да, ну-ка, ну-ка...

О.Дмитрий:

— Моя мама не отдала меня в музыкальную школу. Специально.

А.Митрофанова:

— Вы сами пошли?

О.Дмитрий:

— Нет, я так и не закончил музыкальной школы, и не учился в ней ни одного дня.

Она очень не хотела, чтобы я стал музыкантом.

А.Митрофанова:

— И Вы сами, минуя музыкальную школу, поступили в Гнесинку?

О.Дмитрий:

— Нет, я поступил сначала в музыкальное училище. Это было не в Москве. Я учился в нескольких музыкальных училищах — учился в одном, переводился в другое... Более того, когда я поступал в училище после восьмого класса, то у меня в моём свидетельстве об образовании, в графе «музыка» было написано «не изучал».

А.Митрофанова:

— Забавно! Подождите, ну вот... Вы из джаза, и при этом Вы — священник. А что было раньше в Вашей жизни? Вы — из церковной семьи, или это то, к чему Вы пришли...

О.Дмитрий:

— Нет, я не из церковной семьи. Семья стала воцерковляться, когда я стал подростком. У меня мама стала воцерковляться сильно — стала старостой храма. Сестра моя стала петь, училась в регентской школе в Сергиевом Посаде, сейчас замужем за священником, у них — восемь детей.

А.Митрофанова:

— Ого! А у Вас?

О.Дмитрий:

— У меня — семь.

А.Митрофанова:

— Отстаёте пока немного! Ну, это, я думаю, вопрос времени.

Семеро детей, при этом — служение священническое, и при этом ещё такое серьёзное музыкальное увлечение...

А.Пичугин:

— И ещё нельзя забывать про храмы Севера!

А.Митрофанова:

— ... храмы Севера. А как Вы справляетесь?

О.Дмитрий:

— Ну... я хочу сказать, что это такая потребность. Если я этого не буду делать, я совсем не смогу ни с чем справляться.

А.Пичугин:

— О, это я Вас хорошо понимаю!

А.Митрофанова:

— Лёша не на север ездит, Лёша ездит в Суздаль — копает...

А.Пичугин:

— Поближе, в Суздаль, но там — та же история.

А.Митрофанова:

— Примерно, да.

А.Пичугин:

— А скажите, пожалуйста, Михаил...

М.Осетров:

— Да!

А.Пичугин:

— Вот, у Вас ситуация с музыкой была другая — да, видимо?

М.Осетров:

— Ну... она была и похожая, и другая, в то же время. Я в музыкальной школе учился. Ну, меня отвели — мама отвела в музыкальную школу, сказала: «Проверьте, пожалуйста, молодого человека!» Меня сразу захотели взять на класс скрипки — потому, что очень хороший слух. Определили, но... что-то как-то... мама не готова была к такому развитию событий — насчёт скрипки, там... вот этих звуков. Она мечтала, чтобы я пианистом стал. И меня отдали на класс фортепиано. Я закончил, успешно достаточно. Ну, по крайней мере, по специальности пятёрку получил. Не знаю, жива сейчас моя учительница или нет — порядка десяти лет назад я с ней созванивался — она меня очень хорошо запомнила. Говорит: «Ты всех поразил на выпускном экзамене...»

А.Пичугин:

— Ну, Вы с двумя гитарами пришли в эту студию...

М.Осетров:

— Ну, да... ну... я — в двух словах. Ну... тем не менее, по мере окончания музыкальной школы, я заболевал рок-н-роллом — тем же наркотиком, «Битлз», там, слушал и так далее, советские пластинки выходили...

Я экономил на обедах, ходил... 30 копеек стоил обед — на эти деньги покупал лотерейные билеты в магазине Ивана Фёдорова, и уже свой способ разработал, как доставать выигрышный билет — там... по ощущениям... типографских артефактов всевозможных, и выигрывал стабильно 50 копеек, и у меня огромная коллекция пластинок образовалась советских ВИА. Ну... у меня, там, ещё была дружба с продавщицей — она мне всё демонстрировала, я, на свой вкус, всё выбирал... у меня все эти пластинки до сих пор сохранились.

А.Митрофанова:

— Так, это же сейчас огромная ценность!

М.Осетров:

— И на этой почве я стал очень сильно гитарой увлекаться, в общем... выпилил первую гитару сам, и так далее.

А.Пичугин:

— Ну, как Брайан Мэй, прямо!

М.Осетров:

— Да, да...

А.Пичугин:

— А тоже из каминного дерева?

М.Осетров:

— Был бы камин, его бы не осталось — была бы гитара. Но... из плитки газовой не выпилишь... ну, в общем — журналы. «Моделист-конструктор» — я всё время техникой занимался, «Юный радиолюбитель», там... отец помогал — ну, в общем...

А.Митрофанова:

— Потрясающе!

М.Осетров:

— Так настойчиво я до конца довёл это дело, и у меня даже записи старинные там всякие остались, и...

Сразу взялся за дело, сразу выучил... там... несколько песен «Sweet», ну... пел, играл. Потом в школе играл на танцах.

А.Митрофанова:

— Насколько у нас сегодня многогранные гости в студии! Вот, Михаил сейчас рассказывает об этом музыкальном увлечении — при том, что Вы заведуете одной из лабораторий в Тимирязевской Академии — это Ваше основное, я так понимаю, место работы?

М.Осетров:

— Да, да...

А.Митрофанова:

— И Вы — певчий в храме.

М.Осетров:

— Да. Ну, дело в том, что... ну... у меня дочь — здесь я далеко позади остался по количеству... как бы, вот...

А.Пичугин:

— Детишек.

М.Осетров:

— ... да, детишек... ну, и двое внуков уже — внучка и внук. Не знаю, может быть, что-то ещё изменится...

А.Митрофанова:

— Это — правда, всё возможно в этой жизни!

М.Осетров:

— Всё — с Божьей помощью. Так...

А.Митрофанова:

— Про храм. Как же это так получилось, что Вы стали певчим?

М.Осетров:

— Да, мы ходили с женой и с дочкой на Новослободскую, в Пименовский храм, и в Воскресную школу водили дочку. И она там на клиросе пела — причём, замечательный у неё голос — лучше всех, так, со стороны. И там — профессиональный хор. Мне тоже очень нравилось его стоять и слушать, я всё время примерялся, и приходил к выводу, что я бы тоже смог — вполне. Ну, поскольку я в музыкальной школе пел в хоре — один из любимых учеников нашей учительницы по хору был.

Но... как-то... подступиться — не было ни повода, ни возможности. Дела какие-то всё время появлялись. А тут вот, в ближайшем храме, в приходском календаре, который ежемесячно издаётся, жена увидела объявление, что набираются в певческую школу люди. Она говорит: «Я — пойду». Я говорю: «Я не могу, мне некогда...» — там, у меня дела свои, и музыкальные проекты — я в разных участвовал. Но... как-то... жену одну я, всё-таки, не рискнул отпустить...

А.Митрофанова:

— Настоящий мужчина!

М.Осетров:

— Да, и решил, всё-таки, с ней пойти.

Вот. А там — пришёл, собственно, меня спросили: «А ты можешь что-нибудь... молитву какую-то... или спеть тропарь... ну... что-нибудь из церковного Богослужения?» Я говорю: «Нет, могу только сыграть... „Lady Madonna“ Битлз спеть».

А.Пичугин:

— Сказали: «О, классно, давайте!»

А.Митрофанова:

— «Давайте, приходите к нам в хор!»

М.Осетров:

— Да, сыграл! Они... так... удивились, в общем-то, и говорят: «Ну, хорошо... но слишком по-эстрадному звучит. Тебе придётся себя ломать, потому, что тут — другой подход к звуку. Он у тебя очень открытый, такой... такая подача звуковая, а тут надо — закрытый. Ну, попробуй...» Ну, и, тем не менее, через полгода уже меня... можно сказать... взяли уже совсем, и внесли в общий табель, я достаточно быстро всё освоил, и вот — около десяти лет... наслаждаюсь своей судьбой.

А.Пичугин:

— Есть храмы, где достаточно эстрадный подход... к хору. Ну, по крайней мере, мне встречалось. Ну, насколько на мой... там... непрофессиональный слух это воспринимается — это такое... вполне эстрадное.

Смотрите, Вы нам обещали, что сегодня будут премьеры песен: четыре песни — четыре премьеры... так, отец Дмитрий?

О.Дмитрий:

— Две премьеры.

А.Пичугин:

— Две премьеры? А вот сейчас у нас — премьера будет, или нет?

О.Дмитрий:

— Сейчас — нет, сейчас мы вам исполним песню...

А.Пичугин:

— Так или иначе, для нас — премьера.

О.Дмитрий:

— Да, и для многих людей. Потому, что мы эти песни, которые сегодня исполним, исполняли всего несколько раз на нескольких концертах. Так, что, фактически — это тоже премьеры.

А.Пичугин:

— Как называется песня?

О.Дмитрий:

— Песня называется «Бегу», и она посвящена всем жертвам мегаполисов.

А.Пичугин:

— Вживую, да?

О.Дмитрий:

— Вживую, да.

А.Пичугин:

— Вот, замечательно! Я же говорил — две гитары у нас сейчас... принесли наши гости, и сейчас, с удовольствием, для нас, для вас, для всех — сыграют песню «Бегу»!

-ПЕСНЯ-

«СВЕТЛЫЙ ВЕЧЕР» НА РАДИО «ВЕРА»

А.Митрофанова:

— Напомню, что в программе «Светлый вечер» на радио «Вера» сегодня — священник Дмитрий Николаев, клирик московского храма святителя Митрофания Воронежского, руководитель ансамбля «Летучий корабль», композитор и командир группы-экспедиции проекта «Общее дело. Возрождение деревянных храмов Севера» и Михаил Осетров, певчий храма святителя Митрофания Воронежского, тоже участник музыкального коллектива «Летучий корабль».

И вот, мы сейчас, в исполнении наших гостей, услышали песню, которая называется «Бегу». И вы знаете... у меня, как у человека, который, конечно, лишён совершенно музыкального образования, но, при этом, у меня, как у слушателя, тоже иногда возникают какие-то вопросы, может быть, даже не столько музыкального характера, сколько касающиеся содержания.

И вот, я вслушивалась в эти слова очень мелодичной, действительно, песни, и всё... но мне хочется спросить... потому, что... я так понимаю, что и слова Ваши, и музыка — Ваша, да?..

О.Дмитрий:

— Да, это мои песни.

А.Митрофанова:

— Вот... отец Дмитрий, расскажите, пожалуйста, о герое этой песни. Насколько Вам лично знакомы те переживания, о которых Вы поёте? Или же это Ваше стороннее наблюдение, как священника?

О.Дмитрий:

— Невозможно ничего написать... честно... не переживая. Поэтому, конечно, здесь есть и моё, здесь есть и какой-то собирательный образ. Разумеется, здесь... ну... наша жизнь — мне приходится многое слышать.

А.Митрофанова:

— Вот почему я об этом спросила — потому, что... ну, конечно, герой этой песни — это не Форрест Гамп, тот человек, который — если бежит, то он, даже когда бежит, он... что-то важное потом из этого получается. А здесь — человек, который... для которого бег, как ритм жизни... наверное, потерявшей смысл. И вот...

О.Дмитрий:

— Человек, ищущий этот смысл...

А.Митрофанова:

— Ищущий, всё-таки?

О.Дмитрий:

— ... измученный вот этой суетой. Постоянным бегом, который вынуждает его двигаться и что-то делать. Он хочет остановиться и понять, вообще, что происходит, куда ему идти дальше, чем ему жить.

А.Митрофанова:

— Насколько Вам знакомо это состояние? Вот я что хочу понять.

О.Дмитрий:

— Мы все живём в большом городе. Нам это всем должно быть знакомо очень хорошо.

А.Митрофанова:

— И при том, что Вы священник, всё равно получается, что Вы чувствуете вот эту суету, она в Вас проникает?

А.Пичугин:

— А Вам, вообще, в мегаполисе жить — комфортно?

О.Дмитрий:

— Везде... ну, как... свои плюсы, свои минусы — во всём. Мы можем, конечно, говорить, что нам тут не нравится жить, что мы устаём от этого шума, от этого ритма сумасшедшего, но, я боюсь, что если мы окажемся в очень спокойной обстановке, мы захотим вернуться сюда. Потому, что мы очень привыкли к этому. Но — в стремлении, всё равно, есть — как-то разделять это...

А.Митрофанова:

— Наверное, поэтому, Вы так...

О.Дмитрий:

— ... суету... Вы говорите — проникает ли суета? Ну, конечно, она проникает. Её постоянно из себя пытаешься изгнать, но... но... всё время враг пытается человека... у человека выбить почву из-под ног. Чтобы человек не думал, не контролировал себя, всё время чтобы отвлекался. Чтобы вот это вот «клиповое сознание» пропитало всего человека. А наша задача — этому противостоять, и, делая быстро, внутри оставаться спокойными людьми.

А.Митрофанова:

— Поэтому Вы, наверное, так любите на Север ездить, в Ваши экспедиции?

О.Дмитрий:

— Это, конечно, очень связано.

А.Пичугин:

— Вы могли бы там поселиться? Или, всё равно... ну... то, о чём Вы говорите... будет не хватать... вот этого ритма?

О.Дмитрий:

— Ну... на всё же воля Божия! Вот, надо в тех условиях, в которых мы оказываемся, в тех и жить. Если потребуется поселиться — ну, значит, будем селиться, и будем... как-то осваиваться, придумывать что-то...

А.Пичугин:

— Вы так отвечаете на этот вопрос... Понятно, что многие священнослужители бы так и ответили: «На всё воля Божья, надо стараться там вот, где ты живёшь, на своём месте... но если вот будет воля Божья...», а есть же, при этом, собственное... даже не то, что желание... а — ощущение своей принадлежности и жизни. Я не зря спросил про мегаполис — я хорошо Вас понимаю. Я вот, например, очень комфортно себя чувствую в среде большого города, где всё — быстро. Я понимаю, что я живу очень быстро, потому, что я, при этом при всём, очень люблю какое-то количество времени в году проводить вдалеке от большого города, от суеты — совсем в такой, деревенской, атмосфере. Но я и там живу быстро. И мне кажется, что все, кто меня окружает при этом, невероятно медлительны. Я очень много лет привыкал к тому, что... и привык, наконец... когда я прихожу в маленький магазин, в сельпо... если раньше я очень раздражался: ну, почему нельзя сказать: «Мне нужен хлеб, конфеты, консервы... там... я не знаю... что-то ещё, ещё, ещё... всё. Спасибо, до свиданья, я пошёл», — «Ой, милочка... мне конфеток вот тех килограмм... нет... лучше вот этих, полкило. Как дети-то?... О-о, хорошо, да... А вот ещё — буханочку чёрного... да-да-да-да-да... вот... и вот того, да...» — и вот каждая покупка, она превращается в событие!

А.Митрофанова:

— Так это же прекрасно! Это же инструмент коммуникации! Просто люди получают какую-то очень важную для себя информацию. Даже не столько информацию, сколько... ну... там же и эмоции, и человеческое участие, и тепло... мне кажется...

А.Пичугин:

— Шесть лет я к этому инструменту привыкал!

О.Дмитрий:

— Ну, надо понимать, что в сельской местности магазин — это, вообще, место встречи.

А.Митрофанова:

— Конечно! Это — интернет! Где ещё информацию черпать о том, что в мире происходит? Конечно, там!

О.Дмитрий:

— Да... все новости — все там, все обсуждения — все там...

А.Митрофанова:

— Абсолютно, абсолютно! Причём, порой, гораздо более с человеческой какой-то интонацией, чем то, что... какие-то обсуждения в социальных сетях и так далее.

О.Дмитрий:

— Если говорить совсем честно, то...

М.Осетров:

— И — автолавки, я добавлю тоже...

А.Пичугин:

— И — автолавки.

М.Осетров:

— Тоже — очень подходят. Это — если нет магазина, то — точка... сбора.

А.Пичугин:

— Да-а-а...

О.Дмитрий:

— ... Вы говорите — уехать... сейчас я не готов к этому. Я не готов, наверное, в большей степени, из-за детей.

А.Митрофанова:

— Ну, семеро — да! Это ж школа должна быть...

О.Дмитрий:

— Потому, что дети должны расти, дети должны учиться... вот. Поэтому, конечно, в этом смысле, город большой — он, скорее, помощник.

А.Митрофанова:

— Я согласна с Вами. Потому, что, конечно, это — проблема, куда... потом — дальнейшее образование, куда-то в институт поступать — это... большой город гораздо больше даёт возможностей, правда.

Михаил, а Вы, когда исполняете эту песню, проецируете на себя состояние героя, знакомо оно Вам, или это, скорее, такой... отстранённый для Вас образ?

М.Осетров:

— Нет, не отстранённый. Я... сначала, конечно, я думаю о музыке, в основном, потому, что передо мной конкретная задача стоит...

А.Митрофанова:

— Как музыкант.

М.Осетров:

— Я не просто должен стоять и подпевать — я же играю на гитаре, инструменталист. Но, тем не менее, смысл песни для меня очень важен. Потому, что я, собственно, сам сочиняю песни, и очень много текстов тоже сам написал. Я... багаж у меня... так сказать... я думаю о том, как бы его продемонстрировать как можно большему числу людей. Что-то в ю-тюбе, там, выложено... можно найти очень просто: попытаться найти — сразу выскочит... я уже...

А.Митрофанова:

— Забить просто «Михаил Осетров», да?

М.Осетров:

— Да, да... да, и у меня — огромное количество просто «неотмастерённых», немножко... там... требующих подчистки небольшой, редакции, песен. Ну, у меня группа была, и все песни — моего сочинения, собственно, без исключения.

А.Митрофанова:

— Здорово!

М.Осетров:

— Единственное — тексты мне помогали некоторые поэты сочинять, но — половина моих.

А.Митрофанова:

— А вот «Летучий корабль» — всё-таки, что отличает этот музыкальный коллектив? Как вы для себя сами определяете, в чём ваша уникальность?

О.Дмитрий:

— Ну, об уникальности судят, по-моему, не сами исполнители.

А.Митрофанова:

— Музыкальные критики?

О.Дмитрий:

— Ну, на самом деле, ничего... ну... не определяется. Я — ничего не определяю. Я делаю то, что я не могу не делать.

Я говорю, я пытался же... ну... не писать... как говорится, «можешь не писать — не пиши». Вот, у меня не получилось. Я даже, когда песню какую-нибудь сочиню: «Ну, всё — последняя!», а потом — раз... ну... она как-то... раз — и рождается сама — новая. Ну... куда деваться?

А.Пичугин:

— Сейчас, прежде, чем мы перейдём к новой песне «1+1», расскажите...

О.Дмитрий:

— Как раз, в начале передачи, Вы спросили о счастье...

А.Пичугин:

— Да.

О.Дмитрий:

— Я, конечно, погорячился, когда сказал, что мы на «Корабле» за счастьем летим — у нас многофункциональные задачи. Вот... Счастье — вообще, такая вещь... эфемерная. По большому счёту. Но... вот эта песня — она, как раз, о счастье. Может быть, единственная песня у нас об этом. И она о том, что мы всё время бежим за этим счастьем, и часто оказывается, что оно — фальшивое.

А.Пичугин:

— Ага...

А.Митрофанова:

— Опять какая-то печаль! Ну, давайте, послушаем...

А.Пичугин:

— Ну, и сразу напомним — у нас потом, после песни, будет небольшой перерыв — что в гостях сегодня у светлого радио участники коллектива «Летучий корабль» — священник Дмитрий Николаев, клирик московского храма святителя Митрофания Воронежского, командир одной из экспедиций в рамках проекта «Общее дело. Возрождение деревянных храмов Севера», а также Михаил Осетров, певчий храма святителя Митрофания Воронежского, заведующий лабораторией кафедры охраны труда Тимирязевской Академии. Мы слушаем песню «1+1».

-ПЕСНЯ-

«СВЕТЛЫЙ ВЕЧЕР» НА РАДИО «ВЕРА»

А.Митрофанова:

— Ещё раз — добрый светлый вечер, дорогие слушатели!

Алексей Пичугин, я — Алла Митрофанова, и, с удовольствием напоминаем, что у нас сегодня в гостях священник Дмитрий Николаев, клирик московского храма святителя Митрофания Воронежского, руководитель ансамбля «Летучий корабль», о котором мы сегодня говорим, композитор, и ещё отец Дмитрий — руководитель одной из экспедиций в рамках проекта «Общее дело. Возрождение деревянных храмов Севера» — мы уже немножко поговорили в первой части программы о том, что дают эти экспедиции человеку, который живёт в мегаполисе — и Михаил Осетров, певчий храма святителя Митрофания Воронежского, заведующий одной из лабораторий Тимирязевской Академии, и так же — участник музыкального коллектива «Летучий корабль». Сегодня этот коллектив у нас представлен дуэтом замечательным — в его исполнении мы уже услышали две композиции. Впереди — ещё два, но к ним мы плавно подойдём, а пока мне хотелось бы вот про эту песню «1+1» тоже немного с вами поговорить.

Всё-таки, ну, вот... мы про счастье тут начали размышлять... «мнимое счастье» — формулировка, которая у вас там звучит... «безблагодатный плен, в который мы спешим в погоне за счастьем...» и так далее, и так далее.

Действительно, очень часто от православных людей мне приходится слышать о том, что счастье — оно... ну... это вот что-то такое... эфемерное. При этом, вы знаете, я когда об этом слышу, мне как-то, внутренне, становится немного грустно, потому, что... мне кажется — а в чём проблема-то в том, чтобы православному человеку здесь и сейчас, на земле, быть счастливым? Я не знаю... мне кажется, вот эти слова, про то, что «на свете счастья нет, но есть покой и воля» — вот они мне тоже не очень понятны.

О.Дмитрий:

— Я с ними тоже не хочу соглашаться!

А.Митрофанова:

— Потому, что я, например...

А.Пичугин:

— Это Вы все с Пушкиным не хотите соглашаться?!

А.Митрофанова:

— Ну, прости... да, Лёша, ты знаешь моё трепетное отношение к Александру Сергеевичу Пушкину — я считаю, что из всех, рождённых на земле, он — один из первых... вообще... и так далее, и для меня он... как бы... некий идеал...

М.Осетров:

— А здесь — я не согласен!

А.Митрофанова:

— Но... дело не в этом. Дело в том, что... почему мы отказывается от такого прекрасного состояния, как счастье?

О.Дмитрий:

— Мы не отказываемся от счастья! Мне думается, что когда говорят о том, что счастье эфемерно — весь вопрос в терминологии. Подразумевается то, счастье, которое воспринимается людьми... ну... нецерковными, как счастье.

А.Митрофанова:

— А в чём здесь разница — между церковным и нецерковным человеком — в восприятии счастья?

О.Дмитрий:

— Ну, вот слово «радость», например. Тоже ведь может...

А.Митрофанова:

— «Радость» — слово Евангельское.

О.Дмитрий:

— Вопрос — в наполнении.

А.Митрофанова:

— Ну, «радость» — это слово, которое в Евангелии, как раз таки, встречается, в отличие от слова «счастье». Да, но... всё-таки, поясните, пожалуйста, в чём... в чём — радость, в чём — счастье тогда?

О.Дмитрий:

— Счастье в том, чтоб было много радости.

А.Митрофанова:

— Хорошее определение! Мне как-то очень нравится! А радость — в чём?

О.Дмитрий:

— Радость... ну, как — в чём? За всё — слава Богу! Это — главная радость.

Радость... ну... ну, как? Ну, вокруг же радость, во всём! Вот, было тепло — радость! Сейчас похолодало — тоже радость. Солнце светит, осень чувствуется, мы проснулись — радость, пришли в храм — радость!

А.Пичугин:

— Это Вы из собственного опыта говорите?

О.Дмитрий:

— Я говорю только из собственного опыта.

А.Пичугин:

— Просто кто-то скажет, что... нет, конечно, всё красиво, и сердце радуется, когда золотая осень... или тёплое лето... или снежок мягкий... но... это же не отменяет каких-то проблем человеческих — у кого-то кто-то болеет, у кого-то проблемы на работе, у кого-то этой самой работы много — так много, что не продохнуть, а у кого-то нет вовсе. И эти штуковины все часто скрывают от человека осознание радости и счастья!

О.Дмитрий:

— Ну, разумеется!Проблемы закрывают нам...

А.Пичугин:

— Это... знаете... такой... пастырский, скорее... с одной стороны, он — пастырский, с другой — кто-то скажет — «психологический» вопрос: как за всеми этими проблемами увидеть, действительно, подлинную радость?

О.Дмитрий:

— Но ведь это уже другой вопрос.

А.Митрофанова:

— Я не знаю...

О.Дмитрий:

— Не тот, который сначала прозвучал.

А.Пичугин:

— Ну... я его... видоизменил!

О.Дмитрий:

— Хорошо. Как увидеть радость?...

А.Митрофанова:

— Как увидеть... можно, я отвечу!

О.Дмитрий:

— Ну, да!

А.Митрофанова:

— Я не знаю... это просто какое-то состояние, которое... Там, может быть куча проблем, их у каждого человека, наверное, много... но, я когда, например, смотрю на своего мужа, у меня — такое счастье! Просто от того, что мы вместе — и всё! И вот... это как-то так! Простите, отец Дмитрий, я Вас перебила...

О.Дмитрий:

— Поздравляю Вас, кстати, с Вашим...

А.Митрофанова:

— Спасибо!

О.Дмитрий:

— ... с Вашим бракосочетанием, которое было недавно совсем...

А.Митрофанова:

— Да, да! Откуда Вы знаете?

О.Дмитрий:

— Ну... нам положено!

А.Пичугин:

— Все знают об этом, кажется!

О.Дмитрий:

— Вы знаете, мой... шеф, скажем... мой дорогой отец Дмитрий Смирнов, с которым мы много лет вместе трудились, и я — его клирик... мы трудились в Военном отделе вместе много лет... один раз я был такой... измученный, и он мне сказал такие слова, которые мне всегда очень помогают теперь. Он, так, меня обнял, и говорит: «Да чего ты... — говорит, — будь всегда с Богом, смотри на всё — и поплёвывай».

Вот, вроде бы, что вот в этих словах? Но... мне стало всё понятно!

А.Пичугин:

— Это не отменяет того, что это чувство... Хорошо, тогда... это, опять же, не отменяет того, что это чувство в себе надо как-то развить.

О.Дмитрий:

— Нам надо жить! Нам надо жить, и решать наши проблемы. При этом — стараться радоваться!

А.Митрофанова:

— Вы знаете, я не первый раз от священника слышу вот эти слова про то, что... ну, вот... когда ты с Богом, то всё остальное — оно как-то само собой устраивается, и проблемы оказываются второстепенными, и так далее...

Я думаю, что, может быть, действительно, священнослужителю это почувствовать, наверное... ну... не то, что легче и проще...

О.Дмитрий:

— Легче... но мы же Причащаемся! Вот, мы Причастились — каждый из нас это помнит, у нас есть такой опыт. Мы вышли из храма — мир другой! Вот в этом ощущении надо жить! Потом у нас это — крадут. Или мы сами отдаём.

А.Митрофанова:

— Ну, скорее — сами...

О.Дмитрий:

— Да.

А.Митрофанова:

— ... что же всё время кто-то виноват в том, что с нами происходит...

О.Дмитрий:

— Да, не будем никого винить — мы сами виноваты, да. Но воры — ходят вокруг, а мы — сами отдаём.

А.Митрофанова:

— Ну, да... зеваем!

О.Дмитрий:

— Вот, и опять остаёмся ни с чем. Но вот... чем на дольшее время мы сможем в себе это сберегать, тем более мы счастливые.

Ну, а в песне — если мы вернёмся к песне — там, всё-таки, о взаимоотношениях людей. Друг с другом. Там не о взаимоотношениях человека и мира, а конкретно — людей. Чтоб душа с душою была вместе. Вот об этом счастье. О том счастье, которое Вы сейчас испытываете после недавней свадьбы.

А.Митрофанова:

— Да. Я надеюсь, это не только сейчас. У меня, вообще... у нас как-то... мой муж говорит, «у нас планы на ближайшие 50 лет» — поэтому дай Бог, чтобы всё было так!

О.Дмитрий:

— Прекрасно!

А.Пичугин:

— А давайте временно вернёмся к творчеству, к музыке, к «Летучему кораблю». Кто вместе с вами ещё играет? Вы говорите, что приглашаете друзей, что людей — довольно много, а кто эти люди? И где вы выступаете?

О.Дмитрий:

— Выступать мы начали вдвоём.

А.Митрофанова:

— С Михаилом?

О.Дмитрий:

— Да. Потому, что одно дело — записываться, другое дело — выступать.

М.Осетров:

— Мы начали перед этим репетировать! Важный момент... не сразу выступать!

О.Дмитрий:

— Дело в том, что наши друзья, которые с нами играют — они востребованные музыканты, и они постоянно заняты. Постоянно у них концерты, гастроли.

А.Пичугин:

— То есть, чтобы собраться где-то на площадке и выступить вместе — обязательно кто-то не сможет?

О.Дмитрий:

— Дело в том, что надо сделать программу.

А.Пичугин:

— А вот как разные группы из этой ситуации выходят? У них есть костяк — четыре человека, да. А в записи альбома — смотришь там, на развороте — 15 человек перечислены. Вот эти четверо — они выступают на концертах ( ну, может быть, ещё пара человек к ним присоединяется ), а сессионные музыканты, которые с ними записываются — ну, это уже по возможности, от случая к случаю.

О.Дмитрий:

— Ну, конечно... всё же это — вопрос финансовый. Организация концертов — вообще, вещь не дешёвая, и не простая. И согласовать всех людей — тоже непросто.

А.Пичугин:

— Мы не знаем, кстати... мы с Аллой, мне кажется, не очень в курсе... не знаю, может, конечно ты знаешь, как происходит процесс организации концертов, и в чём тут затратность?..

А.Митрофанова:

— Ну, а почему...

М.Осетров:

— Да, но вот мы выступали-то вдвоём, и уже не впервые... и группа начинается уже с двух человек. Один человек... как бы... это — сольный исполнитель, а второй — должен дополнять. Не дублировать первого человека — дополнять, и со стороны должна быть видна очевидная необходимость в нём.

Ну... так сказать... мы всё время записывали, анализировали — голоса, партии различные, и музыка уже аранжировывается каким-то образом. А дальше вот остальные — ну, в основном, это ритм-секция — как бы, основной план, который больше всего слышен для слушателя — первый и второй план — как бы он у нас уже, в принципе, готов. А остальные будут поддержку... такую... более тяжеловесную добавлять.

О.Дмитрий:

— Ну, вот, у нас ближайший концерт будет 1 ноября. Мы выступаем в Донском монастыре, в молодёжном клубе «Донской». Мы будем выступать втроём. Наш басист...

А.Митрофанова:

— Михаил, Вы и...

О.Дмитрий:

— Да, и наш басист — Павел Протасов. Он будет играть на контрабасе, потому, что мы играем в акустике... вот... эти концерты.

А.Митрофанова:

— А Павел Протасов — из «Запрещённых барабанщиков», да?

О.Дмитрий:

— Да, он в «Запрещённых барабанщиках» играет, и в разных других проектах.

А.Митрофанова:

— Ну... в смысле... это — название музыкального коллектива такое!

А.Пичугин:

— Ну, все помнят про «убили негра», мне кажется...

О.Дмитрий:

— «Убили негра» все помнят, да, поэтому легче всего...

А.Пичугин:

— Я ещё помню какие-то другие вещи, и клуб «Моррисвилль», который когда-то был у них в Москве. Но это тоже — очень давнее...

О.Дмитрий:

— Вот, и поэтому — нам повезло, у него — свободный день, и перед этим у нас даже будет, возможно, целых две репетиции... а, может быть, и одна. И мы за это время должны сделать программу — ввести его в программу. Но, поскольку он многие вещи наши знает уже, я думаю, это будет несложно.

А.Пичугин:

— Мы вернёмся к разговору о том, где вы выступаете, что за площадки и форматы после песни — очередной песни. Расскажите про неё!

О.Дмитрий:

— Очередная песня — это премьера, действительно. И, более того, это... мы, как раз, приберегли для эфира на радио «Вера»...

А.Митрофанова:

— Ай, спасибо!

О.Дмитрий:

— ... две песни, которые уже записаны в студии, и являются официальными синглами нашего будущего альбома.

Сейчас мы на сайте «Планета.ру» запустили проект по сбору средств на этот альбом, и вот эти синглы мы демонстрируем, чтобы люди могли услышать, что же будет в итоге. Ну, и вообще — так положено. Всегда перед альбомом выходили синглы, во все времена. И нам это очень нравится, что мы тоже соответствуем такой традиции.

А.Митрофанова:

— На «Планете.ру» как вас найти?

О.Дмитрий:

— Проект «Летучий корабль» поднимает паруса!" И песня, которая прозвучит, она посвящается всем унывающим и отчаявшимся людям, и называется «Свет».

-ПЕСНЯ-

«СВЕТЛЫЙ ВЕЧЕР» НА РАДИО «ВЕРА»

А.Пичугин:

— Напомним, что в гостях у светлого радио сегодня здесь, в этой студии, вместе с нами и с вами священник Дмитрий Николаев, клирик московского храма святителя Митрофания Воронежского, руководитель ансамбля «Летучий корабль» и командир группы экспедиции в рамках проекта «Общее дело. Возрождение деревянных храмов Севера», Михаил Осетров, заведующий лабораторией кафедры охраны труда Тимирязевской Сельхозакадемии. И вместе отец Дмитрий и Михаил — это... ну... вернее, они участники проекта «Летучий корабль».

Возвращаясь к вопросу о площадках. Вы назвали Донской монастырь. Мы, в принципе, уже не в первый раз, по крайней мере, в наших программах, слышим, что в Донском монастыре периодически проходят концерты, причём... там... рок-концерты, известные музыканты — например, группа «Аукцион» — принимают в них участие. Но только ли у вас церковные площадки, и насколько вы повёрнуты к светской аудитории и к светским местам выступления?

О.Дмитрий:

— Мы повёрнуты, в общем... в сторону светской аудитории. Потому, что церковный человек — он знает, куда нужно идти, а светскому человеку, может быть, наши песни... на что-то они его натолкнут.

А.Пичугин:

— Вы в подряснике выступаете?

О.Дмитрий:

— Нет, я стараюсь выступать не в подряснике. Но я надеваю... такую... есть рубашка — она стилизована под народную, но вполне себе современная. И она... такая... нейтральная, и не понятно, вообще, в чём я — то ли я в гражданском, то ли — в народном, то ли не в гражданском...

А.Митрофанова:

— Хороший ход Вы себе придумали! Но Вы не скрываете же, да, что Вы — священник?

О.Дмитрий:

— Я не афиширую, и не скрываю. То есть... мне бы не хотелось, чтобы меня ассоциировали, что — вот, смотрите, там священник поёт... мне бы хотелось, чтобы смотрели на музыку, как на музыку.

А.Пичугин:

— Это — разумный подход, мне кажется.

А.Митрофанова:

— Да. А бывает такое, что после концертов к Вам подходят с какими-нибудь вопросами?

О.Дмитрий:

— Да, конечно. Дело в том, что концертов-то было ещё не много! И, Вы знаете... в общем-то... сколько у нас было концертов?.. ну, пяток, может быть, всего...

А.Митрофанова:

— Ну, хорошее начало!

О.Дмитрий:

— Да, хорошее начало — не то слово!

А.Пичугин:

— А напомните, за какое количество времени?

О.Дмитрий:

— Ну... дело в том, что мы много времени уделяли студийной работе, работе репетиционной, а до концерта у нас — не доходило. И нам посчастливилось — у нас был очень мощный толчок — нам предложили гастроли в Германии. И мы были вынуждены... то есть, мы сначала хотели ехать вчетвером, потом — втроём, а в итоге — вдвоём. Мы сделали программу, и теперь уже можем концертировать.

У нас такое начало прекрасное, и очень символичное — мы выступали в Берлине и в Гамбурге.

А.Митрофанова:

— А в Гамбурге — где?

О.Дмитрий:

— Мы выступали в зале имени Чайковского.

А.Митрофанова:

— О, прекрасное место!

О.Дмитрий:

— Прекрасное место, да...

А.Митрофанова:

— При храме...

О.Дмитрий:

— ... при храме Иоанна Кронштадтского.

А.Митрофанова:

— У протоиерея Сергия Бабурина, замечательного священника, миссионера, да...

О.Дмитрий:

— Да, отличный приход, замечательный батюшка... а звук какой там в зале — просто шикарный!

А.Митрофанова:

— Радостно, вообще-то, всё это слышать! То, что у вас... ну... не так пока ещё обширна ваша творческая биография, но она уже начинается и с гастролей, и с концертов, и — к вам подходят, главное, люди. То есть, вы, по сути, определяете для себя, если я правильно уловила, вашу... вот такую... концертную деятельность, в том числе, и как...

О.Дмитрий:

— Как миссию.

А.Митрофанова:

— ... как деятельность миссионерскую, да?

О.Дмитрий:

— Да. Никак не навязчивая, не афишируемая миссия.

А.Пичугин:

— Но понять, что это — миссия, можно при этом?

О.Дмитрий:

— Ну... по содержанию песен это можно понять, конечно. Да... Вы знаете... после прослушивания этих песен, должно в душе что-то просветляться и улучшаться. Если это происходит — задача выполнена.

А.Пичугин:

— Я столкнулся недавно с тем... — вот, извините, у меня тут... не на философию, а на прагматизм сейчас упор — с тем, что приехали мои друзья-музыканты... там, один из них долго за границей живёт уже... они все, как творческие такие... извините... единицы — востребованы, постоянно играют в составе разных групп, записываются, в том числе и за границей — их приглашают как сессионных музыкантов в какие-то коллективы, но вот решили они, там... собрались впервые за долгое время... решили поиграть вместе. Никто их не знает как какой-то коллектив, но тут же нашёлся клуб московский, который предоставил спокойно площадку на вечер. Не знаю, может быть, у них какой-то был прогал в концертах других... «окно», да... но, тем не менее, я так понимаю, что сейчас, в принципе, с таким количеством заведений разных в Москве, абсолютно разнонаправленных, где-то выступить — проблемы нет.

О.Дмитрий:

— Да, во многих клубах мы можем договориться, потому, что есть много знакомых людей. Просто, они-то, может быть, и готовы нас принять, но я тоже не могу их подставлять, предоставляя сырую программу. Поэтому, программа обыграется, и можно будет выступить.

Но вот эти вот гастроли... гастрольные дела, вот эти вот концерты — это, на самом деле, не на первом месте. Я не уверен, что мы сможем концертировать часто. Потому, что в силу моего... положения, в силу занятости, это...

А.Митрофанова:

— Ну, Михаил тоже ведь руководит лабораторией, и, я так понимаю, Вы тоже... там... договариваетесь...

М.Осетров:

— Я тоже работаю, и отпуск у меня — такой же короткий, как у всех остальных... сотрудников.

О.Дмитрий:

— Самое важное, знаете... самое важное — записать пластинки.

А.Пичугин:

— Вот, про запись пластинки... Вы говорили, что сейчас... ну... синглы, да, несколько, а когда всё это будет оформлено в пластинку?

О.Дмитрий:

— Ну... дело в том, что мы собираем средства на то, чтобы это могло быть оформлено в пластинку. Параллельно мы работаем, ну... пока нам верят. То есть, мы работаем в долг.

А.Митрофанова:

— «Планета.ру» — платформа, на которой вы собираете средства, и там можно просто забить в поисковой системе «Летучий корабль»...

О.Дмитрий:

— Там, в разделе музыкальных проектов, и наш проект тоже есть. И, в общем-то, это, знаете... не то, что мы просим денег... там же можно просто... просто человек вкладывается заранее, и покупает диск заранее... и всё, становится полноправным участником нашего коллектива, можно сказать.

А.Митрофанова:

— Михаил, а Вы в Тимирязевской Академии со своими коллегами делитесь Вашими творческими планами? Они как-то знают о Ваших увлечениях?

М.Осетров:

— Да, да... я даже там иногда выступаю перед студентами. Но я со своим материалом выступал, естественно. Поскольку, он у меня есть.

А.Митрофанова:

— Как реагируют?

М.Осетров:

— Ну... вот, у меня один ролик на Новый год, и с реакцией, собственно — можно посмотреть в ю-тюбе. Так, я свежую песню написал... такую — с Божьей помощью, можно сказать. Такая ситуация создалась... поругался, там, в одном месте, в другом, и остался наедине с гитарой... и что-то на меня нашло — неслучайное. Мелодия получилась — гениальная... ну... на мой взгляд.

О.Дмитрий:

— Так приятно посидеть с гением!

М.Осетров:

— Да... нет, ну это я для себя — в моём масштабе! Для себя — отлично, не сравнивая ни с кем. Вот... и текст как-то очень легко удалось дописать на эту музыку...

О.Дмитрий:

— Я бы хотел о реакции зрителей сказать на концерте... В Гамбурге мы во время концерта ещё рассказывали про «Общее дело». Ну, собственно, и в Берлине — тоже. И после концерта, практически, весь зал — все захотели ехать в экспедиции. Вот это — тоже очень важно!

А.Пичугин:

— А кто-нибудь — доехал?

О.Дмитрий:

— А... лето-то — ещё впереди!

А.Пичугин:

— А! Всё это было — вот сейчас, да...

О.Дмитрий6

— Это было, буквально...

А.Митрофанова:

— Это было — только что. То есть, у вас ещё одна миссионерская задача — привлекать людей к возрождению деревянных храмов Севера?

О.Дмитрий:

— Да. Но мы очень надеемся, что — поедут люди.

А.Митрофанова:

— Дай Бог!

М.Осетров:

— Было очень приятно... после выступления в Гамбурге — несколько человек подошло — жали руки. В общем-то, даже просто понравилось эстетически наше исполнение. Многие играют на инструментах — практически, все люди, да... волей-неволей, они как-то оценивают наше мастерство, насколько оно, вообще... насколько мы вправе стоять на сцене, насколько мы профессиональны. И... в общем... было приятно, что реакция была — хорошей.

А.Пичугин:

— Мы сейчас будем заканчивать программу. Что касается «Общего дела», меня, конечно, удивляет — в хорошем смысле этого слова — это просто замечательно! Я часто сейчас бываю на всяких мероприятиях, которые посвящены охране памятников, в том числе и деревянного зодчества. На всех уровнях выступают чиновники, выступают деятели культуры, из Министерства люди, там... вплоть до Мединского, и все говорят о том, что... наверное, плохо, что в России больше никто этим не занимается — это ужасно, но все говорят, что единственный положительный пример сохранения — это говорят люди из Министерства, это говорят не верующие люди, это говорят люди, которые, там... по касательной относятся к памятникам — но все говорят о том, что единственный, кто небезразличен к Русскому Северу и к его культурному наследию — это отец Алексей Яковлев и его проект. Так, что — вот...

О.Дмитрий:

— Ну, наш проект просто самый большой. Есть проекты — несколько проектов, — которые поменьше, и они тоже очень много делают для того, чтобы храмы были спасены. Просто у нас... нас — очень много, и мы больше делаем, поэтому...

А.Пичугин:

— У вас последняя песня осталась — сейчас мы её будем слушать. Расскажите в двух словах...

О.Дмитрий:

— Вы знаете, последняя песня — это... я её называю «всем песням — песня»!

Дело в том, что текст этой песни — я не сочинял. Я взял Синодальный перевод Книги «Песнь песней» царя Соломона... я долго... я очень долго собирался... очень долго... несколько месяцев, и потом, в течение часа, я скомпилировал этот текст. И, мне кажется, получилось очень хорошо. Эта песня называется «Единственная», и это — в соавторстве с царём Соломоном, ни больше, ни меньше.

А.Митрофанова:

— Потрясающе!

В программе «Светлый вечер» на радио «Вера» сегодня были участники музыкального коллектива «Летучий корабль» — священник Дмитрий Николаев, клирик московского храма святителя Митрофания Воронежского, а также отец Дмитрий ездит в экспедиции и руководит одной из команд, которые ездят в экспедиции по возрождению деревянных храмов Севера проекта «Общее дело», и Михаил Осетров, певчий храма святителя Митрофания Воронежского, заведующий одной из лабораторий Тимирязевской Академии — также человек, который — музыкант прекрасный, гитарист.

И вот, в исполнении наших сегодняшних гостей — песня, которая называется «Единственная»...

О.Дмитрий:

— Да, второй сингл...

А.Митрофанова:

— ... написанная в соавторстве с царём Соломоном.

О.Дмитрий:

— Скромно...

А.Митрофанова:

— Алексей Пичугин, я — Алла Митрофанова. Мы прощаемся с вами. Слушаем песню...

А.Пичугин:

— Спасибо большое, да...

А.Митрофанова:

— До свидания!

А.Пичугин:

— Всего хорошего!

-ПЕСНЯ-

«СВЕТЛЫЙ ВЕЧЕР» НА РАДИО «ВЕРА».

Друзья! Поддержите выпуски новых программ Радио ВЕРА!
Вы можете стать попечителем радио, установив ежемесячный платеж. Будем вместе свидетельствовать миру о Христе, Его любви и милосердии!
Мы в соцсетях
******
Слушать на мобильном

Скачайте приложение для мобильного устройства и Радио ВЕРА будет всегда у вас под рукой, где бы вы ни были, дома или в дороге.

Слушайте подкасты в iTunes и Яндекс.Музыка

Другие программы
Прообразы
Прообразы
Программа рассказывает о святых людях разных времён и народов через известные и малоизвестные произведения художественной литературы. Автор программы – писатель Ольга Клюкина – на конкретных примерах показывает, что тема святости, святой жизни, подобно лучу света, пронизывает практически всю мировую культуру.
Домашний кинотеатр
Домашний кинотеатр
Программа рассказывает об интересном, светлом, качественном кино, способном утолить духовный голод и вдохновить на размышления о жизни.
Закладка Павла Крючкова
Закладка Павла Крючкова
Заместитель главного редактора журнала «Новый мир» Павел Крючков представляет свои неформальные размышления о знаковых творениях в современной литературе. В программе звучат уникальные записи — редкие голоса авторов.
Исторический час
Исторический час
Чему учит нас история? Какие знания и смыслы хранятся в глубине веков? Почему важно помнить людей, оказавших влияние на становление и развитие нашего государства? Как увидеть духовную составляющую в движении истории? Об этом и многом другом доктор исторических наук Дмитрий Володихин беседует со своими гостями в программе «Исторический час».

Также рекомендуем