Москва - 100,9 FM

«Талант на благо». Светлый вечер с Филом Кружковым

* Поделиться

У нас в гостях был певец, музыкант, лидер группы «Моды» Фил Кружков.

Поговорим с нашим гостем о музыке, творчестве, о том, почему он регулярно выступает в домах престарелых и интернатах, и почему это важно для него.

Ведущая: Елизавета Горская


Л. Горская 

– В эфире радио «Вера», программа «Светлый вечер». Здесь с вами в студии Лиза Горская. И сегодня у нас в гостях группа «Моды», точнее не вся группа. Фил, вы фронтмен, да, правильно? 

Ф. Кружков 

– Я самый главный человек в коллективе – художественный руководитель, автор песен, музыкант, певец. 

Л. Горская 

– То есть мы сейчас абсолютно точно не обидели никого из участников? 

Ф. Кружков 

– Их не обидеть. В принципе. 

Л. Горская 

– Хорошо. Фил Кружков. 

Ф. Кружков 

– Да, здравствуйте. 

Л. Горская 

– Мы будем говорить о музыке, праздничная программа, у нас продолжаются Святки. Но я сначала, наверное, просто с места в карьер, расскажу радиослушателям, что меня впечатлило в вашей группе. Вас, Фил, накануне Нового года слышала я – ток-шоу у коллег с вами музыкальное. И меня поразило, как вы очень четко – вас про это, по-моему, даже не спросили, речь шла о музыке, о гастролях, о каких-то творческих вещах. «Есть такой важный момент, я считаю нужно про него рассказать: я езжу в дома престарелых», – сказал Фил. Меня это потрясло. Я даже, по-моему, вовремя со светофора не тронулась. Но это уже детали. 

Ф. Кружков 

– Почему потрясло? 

Л. Горская 

– Ну потому что вы говорили искренне и это было для вас важно. 

Ф. Кружков 

– Там просто как-то разговор, видимо, зашел. Ну я же просто так, наверное, не мог об этом специально говорить. Поэтому я об этом, если честно, специально и не рассказываю, хоть я и веду соцсети, но там вообще про это нет нисколечко. Как-то, мне кажется, это такая достаточно история личная. Хотя она, может быть, и не совсем личная, но она для меня просто скромная и вот да, такая. 

Л. Горская 

– Но я хотела вас попросить именно специально об этом поговорить. 

Ф. Кружков 

– Конечно, с удовольствием. 

Л. Горская 

– И, несмотря на скромность, рассказать про эту тему, которая важная. И рассказать про то, почему она важная и для каждого человека, так? 

Ф. Кружков 

– Да, конечно. Ну помимо написания песен и выступления с группой «Моды», я езжу в дома для престарелых. Это продолжается уже больше года. У меня несколько пансионов, около семи – плюс минус, потому что что-то открывается. что-то закрывается. И я езжу туда и пою там песни для пожилых людей. С большим удовольствием я это делаю. Иногда, конечно, бывает непросто, но потом втягиваешься. И у меня есть там любимчики, есть какие-то уже родные что ли люди, с кем мы как-то так схожи по каким-то вещам, интересам. Ну это, наверное, уже какая-то больше такая для людей химия возникает, когда люди нравятся друг другу. Это не просто дома для престарелых, где живут старики. Это одни из лучших в России, да и в мире, такие пансионы, где в основном живут люди с деменцией. Разной степени сложности эта деменция. В каких-то пансионах более здоровые, скажем так, еще ребята, где-то тяжелые. Вот я езжу везде. Ну и мы можем слушателям рассказать, кто не знает, что такое деменция. 

Л. Горская 

– Что такое деменция – я думаю, стоит, да. 

Ф. Кружков 

– Стоит рассказать. Это некие изменения, это не болезнь, это просто некие изменения, как я понимаю, насколько я знаю, да, в мозге человеке, когда ну мы становимся не совсем принадлежать, так сказать, себе. То есть это потери памяти, это какие-то, может быть, не совсем адекватные действия обычному молодому или средних лет человеку. Ну чаще всего это связано с памятью. Это люди, которые не помнят, что они ели, ели ли они, которые не помнят, есть ли у них дети, нет детей, когда они приезжали к ним, приезжали ли они. Ну то есть вот... 

Л. Горская 

– Могут утратить навыки, в том числе самые необходимые, бытовые. 

Ф. Кружков 

– Конечно, могут утратить. Тяжело, значит, есть, заниматься личной гигиеной. И вот для этих людей я пою песни. И, естественно, за это время я уже подобрал специальный материал, я знаю, что лучше идет, а что идет хуже. Причем в каждом отдельном пансионе, для каждого отдельного уже у меня какие-то свои программы. Но самое интересное и самое для меня удивительное, что когда ты поешь людям песни их молодости, а там песни, начиная от 20-х годов прошлого века и, да и заканчивая в принципе XXI веком, и свои песни я пою. Ну так если ты поешь им о сердце, которому не хочется покоя, или «Темная ночь», или песню про танкистов, они начинают это вспоминать. Во-первых, они начинают все петь, то есть, значит, у них начинает работать голова, они начинают улыбаться. Правда, кто-то начинает, может быть, и плакать. У них начинается жизнь в этот момент. Конечно же, я не единственный, кто дарит им эту жизнь, да, с ними занимаются и очень хорошо занимаются люди, которые там работают. За ними постоянный полноценный уход, за каждым в отдельности – они сытые, они одеты, у них абсолютно правильное питание у всех. С ними работают психологи-аниматоры каждый день. И они с ними занимаются, начиная от моторики рук, да, до какой-то лепки, пишут что-нибудь. Ну они могут просто смотреть фильмы. Ну в общем-то, вот такие люди, вот там они живут. Живут они, надо сказать, хорошо. У каждого свои судьбы, есть тяжелые, есть веселые истории, абсолютно разные. Это что касается домов для престарелых. Ничего, что я так долго? 

Л. Горская 

– Нет, я же вас про это спросила. Это, правда, очень интересно. Я думаю, что даже есть люди, которым эта тема может казаться какой-то там, не знаю, тяжелой, мрачной, но я думаю, что наши слушатели к их числу не относятся. А в принципе, она же и тяжелая, но она светлая по большой части. 

Ф. Кружков 

– Да она абсолютно светлая. И она тяжелая, знаете, только для тех, кто как бы не знает, что тяжелое. Например, вот я еще, помимо этих домов для престарелых, начал ездить в ПНИ – это психоневрологические интернаты. Вот там ситуация, конечно... 

Л. Горская 

– Тяжелее? 

Ф. Кружков 

– Ну она прежде всего морально тяжелее. И она немножко тяжелее и с точки зрения какой-то инфраструктуры, потому что это госучреждения, которым помогают. Там живут люди, ну кого я видел, от, не знаю, 13–15 лет, можно сказать, дети или подростки, и до 80. Абсолютно это большие-большие закрытые интернаты, с несколькими корпусами, которые делятся по степени, так сказать, тяжести заболевания психологического, наверное, человека. То есть более тяжелые где-то отдельно, более легкие отдельно. Когда я попал в первый раз, мне было, конечно же, непросто. Но я, вы знаете, тоже привык. И обычно перед тем, как играть концерт, у меня такое тяжелое бывает состояние, мне порой даже не хочется, ну то есть я не знаю, как это все. Вот я начинаю, проходит минут двадцать, мы поем, тридцать, и я понимаю, что это абсолютно такие же люди, абсолютно нормальные, да. Ну какие-то у них там свои склонности. 

Л. Горская 

– Но это происходит после того, как у вас с ними какой-то контакт устанавливается.  

Ф. Кружков 

– Ну понимаете, когда мы начинаем петь, я начинаю петь, конечно, я вижу какой-то контакт. Контакт может начаться от одного-двух человек, а потом это же цепная реакция, он перерастает. И в зависимости от песен, я же знаю, например, что лучше спеть. И они начинают петь вместе. И происходит практически всегда так, что я уже не хочу оттуда уходить, мне там нормально, мне там хорошо и спокойно. Ну я смотрю на людей, которые там работают, медсестры, например, и я понимаю, что это очень непросто там работать, но они тоже привыкают. Ну и потом ты же, если ты называешь себя артистом, какая разница, для кого петь – в Кремле петь, в клубе на корпоративе, для престарелых людей, ну так скажем, пожилых, чтобы не обижать, или для психоневрологических диспансеров.  

Л. Горская 

– Десять минут говорим о музыке, пора бы ее послушать. С чего начнем? 

Ф. Кружков 

– Давайте начнем с нашей новинки, песни «Медленно двигаюсь вперед». Коллектив «Моды». Песня, которая совсем недавно вышла, так сказать, на просторы всех электронных площадок, многих радиостанций известных. Песня, на которую мы сняли клип наконец-то долгожданный, очень интересный, как мини-фильм, который буквально на следующей неделе мы запускаем. 

Л. Горская 

– «Светлый вечер» в эфире радио «Вера». Здесь с вами в студии Лиза Горская и Фил Кружков, лидер московской группы «Моды». 

Ф. Кружков 

– Добрый вечер. 

Л. Горская 

– Художественный руководитель, самый главный человек в этой группе. 

Ф. Кружков 

– Ну это уже так я, пошутил. 

Л. Горская 

– Почему, Фил, почему? Вот мы говорили о том, как вы больше года ездите с концертами в дома престарелых, о том, как вы начали, насколько я понимаю, выступать в психоневрологических интернатах. Как идея возникла? 

Ф. Кружков 

– Ну она возникла немножко вообще из другого русла. Я немножко хотел поработать и поработать хотел... 

Л. Горская 

– Очень хочется поработать. 

Ф. Кружков 

– Да, и мне предложили вот поехать, посмотреть, что это такое. Я про дома для престарелых. И я поехал в новый, только что открывшийся очень крутой центр в Малаховке. Там еще никого не было. И ходили мы, ходили, я понял, что, конечно, я там работать не могу и не смогу, и это немножко не для меня. И пришла идея в голову: а почему бы там, ну не приезжать туда с некими концертами. И так эта идея родилась, и там были разные моменты. В основном езжу один. А как-то мы, я взял своих коллег, и мы делали прямо концерт на каком-то открытии, втроем играли эти песни. Ну я думаю, может быть, мы будем еще что-то подобное делать. Ну вот как-то вот так и пришла эта идея в голову – и все, и засела. И как-то я теперь езжу, и мне это нравится. Мне как-то для самого себя, мне кажется, это для меня лично очень ну какая-то правильная история что ли. 

Л. Горская 

– Важно? 

Ф. Кружков 

– Какое-то добро. Хочется же делать добро. А мне кажется, что это добро, что это важно и нужно. 

Л. Горская 

– Я так понимаю, что несколько этих домов престарелых.  

Ф. Кружков 

– Да, около десяти.  

Л. Горская 

– Около десяти. И как часто у вас случается подобное? 

Ф. Кружков 

– Я езжу туда каждый месяц. 

Л. Горская 

– Каждый месяц. 

Ф. Кружков 

– В каждый. Каждый месяц в каждый. Ну за исключением каких-то других обстоятельств – например, если там у нас какие-то гастроли, не можем поехать. Ну то есть стараюсь вот примерно соблюдать такую дистанцию.  

Л. Горская 

– Ну это получается чаще, чем раз в неделю. 

Ф. Кружков 

– В смысле чаще, чем раз в неделю? 

Л. Горская 

– Ну если вы говорите, что у вас десять домов престарелых и раз в месяц в каждый. 

Ф. Кружков 

– Я иногда езжу в два или в три в один день. То есть я выезжаю с утра, поехал в один – там час, поехал оттуда в другой – еще час. Если они, например, они всегда находятся за Москвой. И если, грубо говоря, находятся там в Одинцово два рядом, то мне удобнее сделать объезд вот таким образом. 

Л. Горская 

– Репертуар одинаковый для них? 

Ф. Кружков 

– Немного видоизмененный – это зависит от людей и в каком они настроении, состоянии. То есть чем больше деменция, если мы говорим про пожилых, тем песни скорее проще. Ну к примеру это может быть «Пусть бегут неуклюже» или это может быть «Катюша» – вот такое больше хоровое какое-то пение, ближе к каким-то уже народным песням или даже детским. Потому что на самом деле, когда ты там появляешься, смотришь на это – ну это как будто дети, как будто в детском саду, просто они выглядят немного иначе. Это как «История Бенджамина Баттона» – вот абсолютно то же самое. И когда ты там находишься, конечно, понимаешь, что, дружок, скоро тебя-то это тоже ждет, и вообще многих из нас. Ну неминуемые какие-то, да, процессы старения. А конечно, ты думаешь при этом про родителей своих, про тех людей, которые там работают, сейчас помогают этим людям, потом кто им будет потом помогать. Ну ладно, ушли немножко в сторону. Про песни. А если меньше, например, деменция, то там можно более изысканные уже произведения петь. И я там пою и свои песни, они их знают и просят даже иногда. А у ребят в психоневрологических интернатах – там еще проще, там тоже в зависимости от возраста людей. То есть если я играю для, так сказать, среднего возраста или старшего возраста, то там более старые песни, если молодежь, то они, конечно, просят там что-то более актуальное и свежее. 

Л. Горская 

– Я сейчас боюсь соврать, но мне кажется, что радиостанция отбирает для своего репертуара музыку, исходя из того, что слушала их целевая аудитория, когда ей было 16 лет. То есть считается, что то, что слушал человек в 16 лет, ему будет и в 30 нравиться, и в 40 потом, и в 50. То есть если у меня, у моей целевой аудитории там в среднем 50+, то мне, значит, нужно давать музыку, которую они в 16 лет слушали. 

Ф. Кружков 

– Может быть, поэтому сейчас вот в новогодние праздники какой канал ни включишь, там все время дискотека Ретро FM, и вот эта вот постоянно одна и та же песня играет. Может быть, я не знаю. 

Л. Горская 

– Может, поэтому, может быть, с авторскими попроще.  

Ф. Кружков 

– Я не знаю, я просто никогда не работал на радиостанции, с точки зрения ее музыкального программирования, как это устроено. Но, может быть, вы и правы. Потому что радиостанции же с большой осторожностью, так скажем, например, берут новые коллективы. Я сейчас уже не про нас говорю, что-то новое, да. Потому что откуда мы все узнаем новое – исключительно из интернета в основном. Очень мало нового по радио и телевидению. А почему мало, ну потому что это, значит, не очень нужно людям, которые слушают эти станции.  

Л. Горская 

– Ну мне кажется, сейчас просто так устроено информационное пространство, что сначала все новое должен переварить интернет. И вот когда в интернете это все переварится и станет понятно, что что-то из этого популярно, вот тогда, возможно, подхватят и радиостанции, и телеканалы. Нет? Ну с музыкой, возможно, другая история. 

Ф. Кружков 

– Я не знаю, просто не очень знаю, как это работает. Мне всегда казалось так: если хорошая песня, то ее подхватят и возьмут. Вот в первую очередь. Но на своем примере – не всегда так случалось. Не всегда. 

Л. Горская 

– У вас все песни хорошие? 

Ф. Кружков 

– Ну я так скажу, я, конечно, их всех люблю, но скорее да, все песни хорошие, поначалу особенно. Ну когда проходит время, конечно, я начинаю понимать, что где-то эта песня слабовата по тексту, может быть, эта песня слабовата где-то по аранжировке. Даже не по аранжировке, а скорее по записи. По записи, как получилась запись с точки зрения аранжировки. Ну вообще мне кажется, что они, конечно, хитовые все так-то, буду скромен. 

Л. Горская 

– Ну вы говорили: «но периодически» – и в этот момент я вас перебила своим вопросом. Все-таки периодически случается, что композиция берется и подхватывается, прямо будучи новой еще и неизвестной? 

Ф. Кружков 

– На радио? Да, у меня было так неоднократно. И это очень приятно, когда я отправлял песни, а мне буквально на следующий день, без всяких очередей каких-то новинок, звонили и спрашивали: а можно мы сейчас приедем и возьмем интервью по поводу этой новой песни, она нам так нравится, мы ее берем и ставим. Ну конечно, это для меня, да как для любого музыканта и артиста, бальзам на душу. 

Л. Горская 

– Я думаю, самое время снова вернуться к музыке. 

Ф. Кружков 

– Давайте. Например, точно также произошло, такая история произошла с песней «Полярник». Я вообще не думал, что это будет какой-то хит, ну правда, а получилось. Вот просто такая история получилась, как-то просто все совпало, и получилась милая песня, которую очень полюбили, особенно в северных городах. Не знаю почему, ее полюбили очень дети. Мне приходят буквально там десятками каждый день, каких-то сообщений, видео, где дети поют эту песню. Ну наверное, там просто такие слова. Вот, пожалуйста, пример такой песни, которой не нужно было пробивать себе дорогу, и она прямо попала прямым ходом на радиостанцию. Вот сейчас можем с вами послушать эту песню. «Полярник». 

«Светлый вечер» на радио «Вера». Здесь Фил Кружков, группа «Моды». Оставайтесь с нами, мы вернемся через минуту. 

Л. Горская 

– В эфире радио «Вера», программа «Светлый вечер». Здесь в студии Лиза Горская, Фил Кружков, группа «Моды», ее художественный руководитель, идейный вдохновитель, создатель? 

Ф. Кружков 

– Здравствуйте. 

Л. Горская 

– Мы уже здоровались. 

Ф. Кружков 

– Создатель, да. Создатель где-то наверху. 

Л. Горская 

– Замечательно. Вот мы послушали хит, песню-хит «Полярник». Вы сказали, что не ожидали, что она так выстрелит. А у вас уже есть какое-то свое представление о том, из чего вообще эти хиты состоят, из каких ингредиентов? 

Ф. Кружков 

– Ну да, я знаю, я чувствую на самом деле, конечно, какая песня, в принципе я чувствую, какая пойдет больше, какая пойдет меньше. Из чего они состоят, я тоже чувствую, так сказать, ну в рамках той музыки, которую мы делаем. Я сейчас не говорю про какие-то другие течения, более модные нынче, рэп и так далее. Ну я не знаю, нужно ли об этом рассказывать, нужно ли делиться секретами в этом плане. 

Л. Горская 

– Не знаю. Ну хорошо, тогда ответьте на такой вопрос. Вот вы чувствуете, какая пойдет, какая не пойдет. А это диктует вам то, что делать? Или... 

Ф. Кружков 

– Не диктует, нет. 

Л. Горская 

– То есть она не пойдет, но я все равно напишу и буду исполнять. Потому что нравится она мне. 

Ф. Кружков 

– Ну смотрите, я же не делаю песни только для того, чтобы они попадали в эфиры станций каких-то, да. Я делаю песни те, которые нравятся мне, те которые нравятся нашему слушателю, нашим поклонникам. Но делаю я их не специально, никаких задач, делать такую песню или другую, у меня нет. Если мне песня не нравится или точнее наработки ее скорее, то она уезжает в долгий ящик или уезжает навсегда. Но чаше они как бы, конечно, мне чаще нравятся самому, и получается песня. Но при этом не обязательно, что она куда-то попадет, что она станет популярной или даже не обязательно, что мы будем ее играть на концертах. Ну конечно, мы все новые песни пробуем на зрителе и играем, и это самый главный индикатор, как лакмусовая бумажка. И здесь становится понятно, нравится песня или не нравится, подходит она, входит в программу или не очень входит. Можно сыграть эту песню несколько раз на концертах и это все понять.  

Л. Горская 

– А в чем смысл? Я просто... 

Ф. Кружков 

– Смысл? 

Л. Горская 

– Я не художник ни разу, я тупыми вопросами вас мучаю и мне интересно.  

Ф. Кружков 

– Ну да, давайте поговорим. 

Л. Горская 

– Да, не для того, чтобы на радиостанции и вообще, может быть, не для популярности. 

Ф. Кружков 

– Смысл в том, что из тебя что-то, изнутри, как сказать-то посимпатичней... 

Л. Горская 

– Какой-то смысл. 

Ф. Кружков 

– Нет, из тебя выходят песни, ты же можешь им приказать: не выходите.  

Л. Горская 

– Прямо со словами. 

Ф. Кружков 

– Да, конечно, когда ты делаешь эти песни, то когда их сочиняешь, ты ищешь что-то интересное, ты ищешь то, что ты еще не сделал, ты ищешь что-то где-то новое, где-то, конечно, повторяешься. Ну как я могу их, если они рождаются, эти песни, ну и слава Богу, что они рождаются. Но специально я их не делаю. Единственное, что я делаю специально, это я стараюсь их очень качественно аранжировать и записать, чтобы превратить, из этого скелета сделать настоящую конфету.  

Л. Горская 

– А происходит какая-то эволюция или вот они в одной стилистике рождаются? 

Ф. Кружков 

– Когда как. Мне кажется, что с выходом второй пластинки все-таки я чувствую разницу от того, что было на первом альбоме. Происходит эволюция. Может быть, не какими-то таким бешеными темпами, как у коллег из группы Coldplay, помедленнее, но все-таки происходит.  

Л. Горская 

– Эксперименты? 

Ф. Кружков 

– Нет, эксперименты стараемся не делать, потому что процесс создания, точнее записи песен занимает очень длительное время. И бывает так, что просто не хватает времени на какие-то эксперименты, потому что нужно скорее сделать то, что вот висит грузом, и запустить в жизнь песню, либо в песню жизнь. 

Л. Горская 

– Это чтобы качество не страдало, я правильно понимаю, в частности? 

Ф. Кружков 

– Нет, это чтобы добиться, чтобы песня очень звучала круто, чтобы она звучала на уровне. Ну я стремлюсь всегда, чтобы она звучала на уровне каких-то ну мировых произведений по звуку, по записи, по аранжировкам. Мне помогают это делать, конечно, я один такого не добьюсь никогда. 

Л. Горская 

– А вот, кстати, в сторону: в России это сложнее сделать, чем там в Голландии например? 

Ф. Кружков 

– Звук? 

Л. Горская 

– Да, звук, я имею в виду аранжировки, запись, сведение и так далее,  

Ф. Кружков 

– Ну, кстати, мастеринг мы делаем в Голландии, понимаете.  

Л. Горская 

– Извините. 

Ф. Кружков 

– Ничего страшного. Все остальное пишем здесь. Многие делают запись здесь, сведение где-нибудь в Англии или в Америке, мастеринг где-нибудь еще. Здесь сложнее, там делают лучше. Потому что там музыкальная индустрия в целом очень сильно убежала вперед, ну точнее наша отстала. 

Л. Горская 

– А почему? 

Ф. Кружков 

– Почему наша отстала? 

Л. Горская 

– Ну я сегодня как почемучка, да, в чем смысл, почему наша отстала? 

Ф. Кружков 

– Потому что все надо откапывать далеко, начиная с революции, начиная с Первой мировой войны, начиная с бедности, понимаете. Начиная с Великой Отечественной войны, когда стране было не до шоу-бизнеса, не до песен. Люди хлеб пекли и танки собирали. Поэтому и отстаем во всем, не только в музыке. 

Л. Горская 

– Тут дело именно в отставании или в том, что низка планка? 

Ф. Кружков 

– Изначально мне кажется, что в отставании, а затем уже это порождает, что и планка достаточно низкая. Но при этом есть талантливые люди, есть талантливая молодежь, люди, которые сейчас ездят туда, учатся там, ездят, набирают мастер-классы, и здесь это делают в том числе. Ну недаром же раньше было очень популярно ездить в Англию записывать на «Эбби-Роуд» пластинку, ездить в Америку, там записывать. Так же делали очень многие известные российские и даже и советские музыканты. Сейчас чуть меньше, потому что сейчас намного больше возможностей, это все можно делать в уже портативных каких-то студиях. Можно все делать здесь, можно все делать там – все зависит от того, сколько у тебя денег и какой, что ты хочешь, чтобы получилось у тебя на выходе. Как я уже чуть раньше сказал, буквально на днях выходит клип. Это была большая работа, очень интересная, такой целый мини-фильм. Как ни странно, видео нынче нельзя сильно разграничивать с музыкой, и любая визуализация идет на пользу. Поэтому это тоже часть нашей деятельности, работы. И с помощью отличного режиссера и оператора – Любовь Князева, мы сделали, по-моему, неплохую историю, и скоро все сможем ее посмотреть. Это первое. Мы продолжаем записывать песни к альбому, ко второму альбому, и сейчас это делаем более активно, нежели год назад или два. И вот-вот будут готовы еще две песни. И возможно, какая-то из этих двух выйдет очередным синглом. Здесь я еще должен подумать, но вообще у меня в планах обязательно в этом году выпустить альбом, иначе просто это будет уже неудобно и некрасиво перед всеми людьми и перед самим собой в том числе. И по максимуму отыграть концертов с обновленной программой. Потому что так получилось, что сочинились новые песни, и эти новые песни уже очень хочется и записать, и показать слушателям. Я готов пригласить прямо сейчас на наш ближайший концерт в Москве, состоится 19 февраля в клубе «16 тонн» в 20 часов. Приходите, будет жарко, энергично, романтично. Ну будет хорошо. Будет еще в гостях группа с оригинальным названием «Шапито». Ну отличные ребята, мне очень нравятся их песни. 

Л. Горская 

– Это будет концерт – анонс нового диска?  

Ф. Кружков 

– Нет, это будет концерт, в новом году первый концерт в Москве, скорее он больше приурочен к презентации клипа. 

Л. Горская 

– А я правильно понимаю, что «Медленно двигаюсь вперед» это тоже недавняя премьера, это сингл? 

Ф. Кружков 

– Недавняя, да. 

Л. Горская 

– Но это ваша вторая пластинка, по сути. 

Ф. Кружков 

– Эта песня во второй пластинке обязательно будет, да. 

Л. Горская 

– А вот я всех музыкантов спрашиваю, тоже не станете исключением, почему важны пластинки? Ну вот, пожалуйста – SoundCloud, интернет, сайт – все поклонники и все интересующиеся имеют эту музыку в доступе. 

Ф. Кружков 

– Абсолютно верно, сейчас чем дальше, тем меньше нужны альбомы. Но понимаете, когда есть альбом и пластинка, когда она закончена, в нее может войти от семи до там, не знаю, одиннадцати-двенадцати, ну я так чувствую, песен – это какая-то законченная история. Она может быть закончена концептуально, она закончена по звуку. Ты ее закончил, перешел к какой-то истории следующей. Ты можешь просто выкидывать по одной песни или по одному видео к песни, как делают тоже многие сейчас. Но у меня скопилась незаконченная история и мне надо ее закончить. Это обязательно, это некий этап в моей жизни. И мне нужно переходить к следующему, поэтому я должен обязательно закончить этот альбом. А люди – да, они будут выбирать сами. Никто не будет его скачивать целиком, люди будут выбирать, две-три песни выбирают из всей пластинки. Если выбирают десять – это большая удача, но это уже Beatles, это уже Rolling Stones, это Coldplay и иже с ними. 

Л. Горская 

– То есть это не физический носитель, то есть это не CD. Это просто композиционно оформлен, да, то есть набор композиций, которые для скачивания или как? 

Ф. Кружков 

– Для скачивания, да, в электронном виде. Просто нет смысла делать CD. Ну например будет винил. Винил – это интересная, мне кажется, история. Людям все равно очень, то есть остались люди, которым интересно держать что-то в руках – открыть, распаковать, достать этот конверт – я сам из таких людей. У меня, к сожалению, больше практически негде слушать CD. Раньше у меня были тонны этих дисков, сейчас я, конечно, ничего не покупаю. Но я перешел на винил, и мне эта история очень нравится пока. И звук, и атмосфера, и эти пластинки. 

Л. Горская 

– А что за проигрыватель у вас? 

Ф. Кружков 

– Хороший какой-то проигрыватель, очень хороший. Но я, к сожалению, не помню, как называется. 

Л. Горская 

– Это из ваших старых запасов или специально приобрели новый? 

Ф. Кружков 

– Нет, это новый проигрыватель. Это подарок, на день рождения подарили моей жене. Она очень хотела, а у нас есть друзья, которые знают, что нужно. И подарили вот этот проигрыватель с колонками. И в итоге, когда я начал устанавливать эти колонки в квартире, я понял, что колонки-то не нужны, потому что у нас есть колонки в потолке. И представляете, когда ты ставишь пластинку в проигрыватель, не знаю, Пол Маккартни например, а у тебя с потолка играет музыка, причем так вот очень она тебя окутывает – это очень приятные ощущения. И я стал собирать пластинки. Поэтому я очень хочу и сделаю обязательно, чтобы наш второй альбом вышел на виниле, как минимум. Может быть, какой-то сделаем ну небольшой тираж на CD для подарков, не более того. Ну даже машинок уже практически не осталось, машины все выходят новые, без этих отверстий для CD. 

Л. Горская 

– Да, кстати, да. Скоро и радио не останется. Или вряд ли? Радио, наверное, вряд ли упразднят машины, как вы думаете? 

Ф. Кружков 

– Ну упразднят – вряд ли. 

Л. Горская 

– С завтрашнего дня запретят. 

Ф. Кружков 

– Отменят – вряд ли. Но тенденция не очень хорошая на самом деле, но какое-то время еще радио поживет. 

Л. Горская 

– Ну хорошо. Давайте воспользуемся тем, что оно пока живо, чтобы послушать музыку.  

Л. Горская 

– «Светлый вечер» в эфире радио «Вера». Здесь с вами в студии Лиза Горская Фил Кружков, группа «Моды», – музыкант, композитор, автор слов? 

Ф. Кружков 

– И слов в том числе. Здравствуйте. 

Л. Горская 

– И идей? Песня «На словах», прошу прощения за каламбур, визитная карточка, как сказал Фил. 

Ф. Кружков 

– Я бы сказал, что это визитная карточка. С этой песни много людей услышало группу «Моды», начиная с этой песни. 

Л. Горская 

– Мы говорили про дома престарелых вначале. И вы сказали такую вещь, что выступая, задумываетесь о том там, как самому стареть там, что будет с близкими.  

Ф. Кружков 

– Волей-неволей это происходит. 

Л. Горская 

– Мне казалось, что такие вещи, о которых ну не то чтобы не принято задумываться в повседневном режиме, а мы сознательно стараемся не думать об этом, как о чем-то неприятном. Нет? Портящем настроение. 

Ф. Кружков 

– Ну может быть, мы действительно и не думаем об этом. Но когда ты попадаешь в эту атмосферу и в эту ситуацию, то волей-неволей ты начинаешь об этом думать. Потому что ты видишь, как это все происходит. И как это не так далеко, как кажется. 

Л. Горская 

– И что это дает? Я вот сейчас, понятен мой вопрос? Мне просто... 

Ф. Кружков 

– Я думаю, что для меня это дает, если я правильно понял, мне кажется, что для меня это дает, что мне нужно как можно больше успеть – что-то сделать, что-то дать кому-то, своим родным, больше общаться со своей семьей, со своими родителями, больше им звонить, больше к ним приезжать. Больше успеть дать своему маленькому-маленькому сыну, больше написать песен. Больше действовать и делать. 

Л. Горская 

– И получается? 

Ф. Кружков 

– Ну чтобы успевать, успеть, потому что никогда не знаешь, когда что-то произойдет. 

Л. Горская 

– Это как память смертная, о которой говорили святые отцы, что-то в этом роде? Получается, что хорошо бы нам вообще помнить о том, что мы там конечны, внезапно смертны и... 

Ф. Кружков 

– Пусть каждый сам это выбирает, сам к этому приходит, надо ему об этом думать или не надо. Может быть, если бы я не ездил, я бы меньше думал. А может быть, и не меньше. Но у меня происходит так, я вот думаю. Я вот правильно, кстати говоря, понял, ваш вопрос? 

Л. Горская 

– Да, кстати да. 

Ф. Кружков 

– Вот видите, это хорошо. 

Л. Горская 

– Спасибо. У нас была программа, мы говорили чуть меньше года назад, а может быть, уже скоро будет год, как наши друзья привозили из Италии мима Мирко Кастелло. Может, слышали. 

Ф. Кружков 

– Имя такое знаю, без фамилии.  

Л. Горская 

– Он ездил здесь по ПНИ и он танцевал с людьми.  

Ф. Кружков 

– Молодой? 

Л. Горская 

– Ну как молодой? Ну да, молодой, ну за 60.  

Ф. Кружков 

– Так, танцевал.  

Л. Горская 

– Взаимодействовал. То есть этот профессиональный человек, психолог, и это было непросто даже для него – то есть эти люди они не сразу таяли, они не сразу начинали взаимодействовать с ним. Но потом начинали танцевать и преображались. И это очень терапевтичная история. То есть это для людей, которые находятся в ПНИ, я не говорю уже о нас, о людях, которые имеют возможность приехать туда и участвовать – нас это вообще воскрешает. Для людей, которые там, это тоже возвращение к жизни – и танец, и музыка. Вот вы это чувствуете? 

Ф. Кружков 

– Мало того, что это чувствую, я чувствую это, сто процентов. Есть еще такая штука, она называется музыкальная терапия. И я хочу, я даже думаю освоить эту историю. Это очень интересно, этому надо учиться, есть специальные курсы музыкальной терапии, когда ты остаешься один на один, можешь с человеком, который вообще может ничего не понимать. И ты подбираешь специально под него какую-то музыкальную форму, песню или музыку, ты ему и играешь ее или поешь, разные варианты, и человек оживает прямо у тебя на глазах. Есть прямо истории такие, я их уже знаю. И мне это прямо даже стало интересно попробовать. 

Л. Горская 

– У нас это преподается или это за границей преподается? 

Ф. Кружков 

– Есть у нас люди, которые занимаются этим и даже преподают. 

Л. Горская 

– А как вы на все время находите? 

Ф. Кружков 

– Ну как-то есть у меня время на это, да. Ну до музыкальной терапии я еще не дошел, но это близко просто очень с тем, чем я занимаюсь там. 

Л. Горская 

– Там? 

Ф. Кружков 

– Ну в домах для престарелых и в ПНИ, это очень близкая история. И да можно время найти всегда. Ну я же не хожу на работу каждый день. 

Л. Горская 

– Везет. Или нет? 

Ф. Кружков 

– Не знаю.  

Л. Горская 

– Есть у вас соратники в этом? Ну другие музыканты, которые тоже бы этим горели, ходили там, ездили выступать? 

Ф. Кружков 

– Я таких не знаю. У меня среди моих знакомых таких нет. Иногда, ну один раз я услышал такую историю, что в те места, куда я ездил, приезжал гармонист, и все танцевали и все захотели, чтобы начал приезжать гармонист. И я немножко расстроился. И да, у меня были некие беседы с представителями тех пансионов, которые меня уверяли, и им кажется, что они прямо об этом знают, несмотря на то, что я к ним очень уважительно отношусь, что они там работают. Что они прямо знают, что вот песни под гитару этим людям не так интересны, а что им нужны аккордеон и танцы, и народные песни. И поскольку женщин больше, чем мужчин, меня еще уверяли, что песни под гитару мужчинам интересны, а там больше женщин, ну потому что мужчины раньше обычно уходят из жизни. И я так послушал, уехал с этими словами. А потом подумал: да это какая же это все ерунда. Но мы же с вами, вот смотрите, мы сегодня идем на балет – он нам может показаться неинтересным, но мы пойдем. Потом мы пойдем с вами на группу «Чайф», да, нам будет она интересна. Можем пойти на бардовскую песню, мы можем пойти да куда угодно – в кино, на выставку. 

Л. Горская 

– На Брейгеля. 

Ф. Кружков 

– И каждый для себя находит всегда что-то интересное. И нам же одинаково интересно пойти и на одну историю, да, и на какую-то другую, ну может, плюс минус. 

Л. Горская 

– Ну конечно. 

Ф. Кружков 

– Поэтому я подумал, все это ерунда. Гармонист – это очень здорово, это весело. Но когда ты поешь какие-то песни, которые заставляют человека думать, вспоминать – это не менее важно. И поэтому все продолжается. 

Л. Горская 

– У нас наши друзья, группа «Кукушкин баритон», их как-то пригласили в хоспис выступать, и тоже они были под большим впечатлением от того, насколько это все настоящее, насколько это много дало и им, и людям. И вот они с тех пор уже там изрядное количество раз выступали в разных хосписах – это я к вопросу там о каких-то других музыкантах, которые подобными вещами занимаются. Может быть, это ну какая-то общая тенденция началась, нет? Или обобщения какие-то рано делать? 

Ф. Кружков 

– Просто, знаете, есть еще нормальные люди, вот и все. Это абсолютно нормально, это не героизм, то чем вот мы и мои коллеги занимаемся. Ну это не должно быть как героизм, мы вообще не должны по этому поводу что-то как бы много уделять этому внимания. Мне так кажется, это абсолютно нормально. То есть если есть еще здравые люди, а они, видимо, есть, то это нормально. Нас тоже звали выступать в хоспис, группу «Моды», мы не смогли, не получилось у нас поехать. То есть мы были согласны, но технически не получилось. 

Л. Горская 

– Вот вы говорите о том, что это нормально – да, это нормально. Но наверное, мне так кажется, что для того, чтобы в широком представлении, да, там общественном это перестало смотреться подвигом, чем-то сверхъестественным, все-таки про это надо говорить. Потому что мы долгое время прожили в обществе, где пожилые люди, инвалиды были в изоляции. 

Ф. Кружков 

– Да, я здесь согласен. Вот мы и разговариваем с вами на эту тему мило. 

Л. Горская 

– Мило. Мы можем говорить о том, что сейчас они не в изоляции? Или они продолжают быть в изоляции, просто к ним стали волонтеры, музыканты ездить?  

Ф. Кружков 

– Нет, они не в изоляции, они могут оттуда уезжать, приезжать. К ним могут приезжать и родственники, их забирать, отвозить обратно. Нет, это не назовешь изоляцией никакой, они в курсе всех событий. Может, они старенькие. 

Л. Горская 

– И мы когда-нибудь состаримся. 

Ф. Кружков 

– Так вот я об этом и говорю. 

Л. Горская 

– Ну что ж, на этой светлой ноте... 

Ф. Кружков 

– Нота должна быть светлая, мажорная. 

Л. Горская 

– Мажорная. Нам пора заканчивать. 

Ф. Кружков 

– С минорной песней, кстати. 

Л. Горская 

– Ну так что еще может так мажор подчеркнуть, как вы и минорная песня.  

Ф. Кружков 

– Минорная песня «Вернемся». Это правильная песня. 

Л. Горская 

– Хорошо. 

Ф. Кружков 

– О том, что нужно домой всегда возвращаться. 

Л. Горская 

– Фил Кружков, лидер группы «Моды». В студии радио «Вера». Здесь была Лиза Горская. Программа «Светлый вечер». Всего доброго. 

Ф. Кружков 

– До свидания. 

Друзья! Поддержите выпуски новых программ Радио ВЕРА!
Вы можете стать попечителем радио, установив ежемесячный платеж. Будем вместе свидетельствовать миру о Христе, Его любви и милосердии!
Мы в соцсетях
******
Слушать на мобильном

Скачайте приложение для мобильного устройства и Радио ВЕРА будет всегда у вас под рукой, где бы вы ни были, дома или в дороге.

Слушайте подкасты в iTunes и Яндекс.Музыка

Другие программы
Светлый вечер
Светлый вечер
Программа «Светлый вечер» - это душевная беседа ведущих и гостей в студии Радио ВЕРА. Разговор идет не о событиях, а о людях и смыслах. В качестве гостей в нашу студию приходят священники, актеры, музыканты, общественные деятели, ученые, писатели, деятели культуры и искусства.
Прогулки по Москве
Прогулки по Москве
Программа «Прогулки по Москве» реализуется при поддержке Комитета общественных связей города Москвы. Каждая программа – это новый маршрут, открывающий перед жителями столицы и ее гостями определенный уголок Москвы через рассказ о ее достопримечательностях и людях, событиях и традициях, связанных с выбранным для рассказа местом.
Домашний кинотеатр
Домашний кинотеатр
Программа рассказывает об интересном, светлом, качественном кино, способном утолить духовный голод и вдохновить на размышления о жизни.
Исторический час
Исторический час
Чему учит нас история? Какие знания и смыслы хранятся в глубине веков? Почему важно помнить людей, оказавших влияние на становление и развитие нашего государства? Как увидеть духовную составляющую в движении истории? Об этом и многом другом доктор исторических наук Дмитрий Володихин беседует со своими гостями в программе «Исторический час».

Также рекомендуем