Москва - 100,9 FM

"Святая Земля и царица Елена". Исторический час с Дмитрием Володихиным. Гость - Аркадий Малер

* Поделиться

У нас в гостях был философ, член Синодальной Библейско-богословской комиссии, специалист по истории Византии Аркадий Малер.

Тема беседы: возрождение христианских святынь в Святой Земле при царице Елене и история храма Гроба Господня.

 

 

 

 


Д. Володихин

– Здравствуйте, дорогие радиослушатели, в эфире светлое радио, радио «Вера». Это передача «Исторический час». С вами в студии я, Дмитрий Володихин. И в этот светлый день мы с вами будем вспоминать об одном замечательном человеке. У меня на столе передо мною книга одного древнего историка Церкви. И об этом человеке историк, Сократ Схоластик пишет следующее: «она была до того набожна, что и молилась, стоя в ряду жен и дев, вписанных в канон церквей, приглашала их к своему столу и, служа им сама, приносила на стол яства. Много также делала она подарков церквам и бедным людям». Кто это? Если бы это была женщина обычная, если бы это была служанка, если бы все это происходило в обычной обстановке, ничего удивительного в этом не было бы. Но это царица Елена, мать императора Константина, человек, который стоит по своему положению выше подавляющего большинства подданных императора. И она настолько скромна, насколько набожна, настолько тиха и смиренна, что прислуживает за столом простым мирянкам. Даже не церковному начальству, даже не иерархии, а просто таким же как и она сестрам во Христе. Вот начав с этого небольшого отрывочка из историка V века Сократа Схоластика, мы перейдем к тому, что имеет самое непосредственное отношение к нашему дню. А именно к тому, как бы воздвигнут храм Гроба Господня в Иерусалиме, с которым связаны самые значительные события великого пасхального торжества. Со мною рядом Аркадий Малер, православный философ, глава интеллектуального клуба «Катехон», автор книги «Константин Великий». Здравствуйте, Аркадий.

А. Малер

– Здравствуйте.

Д. Володихин

– И я думаю, что от специалиста такого уровня мы можем рассчитывать на самые интересные и познавательные известия о том, как происходило воздвижение храма и что там было до того. Вот, собственно, после пришествия Христа, после того, как Он бродил вместе со Своими учениками по Иудее, после того, как Его ноги касались земли в Иерусалиме, после Его распятия и Воскресения из мертвых ведь надолго это место, величайшая христианская святыня, оказалась в скверном состоянии. Фактически очень много было забыто, если не сказать, – извините, я употреблю слово серьезное, неприятное, но правдивое – загажено.

А. Малер

– Да, конечно.

Д. Володихин

– Итак, Аркадий, что там происходило?

А. Малер

– Ну, я хочу напомнить, что действительно после того, как Господь наш Иисус Христос вознесся и была установлена Церковь, в Пятидесятницу, в Иерусалиме была христианская община. Это была, собственно, первая главная Поместная Церковь, Церковь Иерусалимская, но большинство христиан ушло в миссию, большинство христиан распространилось по всему Средиземному морю.

Д. Володихин

– То есть, просто говоря, разошлись.

А. Малер

– Разошлись, да. И вот, собственно, та община, которая осталась в Иерусалиме, конечно хранила память о том месте, где был распят Иисус Христос, где Он был погребен, где, соответственно, Он воскрес. Но дело в том, что дальше случились очень серьезные события. Напоминаю, что в 66-м году уже началась первая иудейско-римская война, и в процессе этой войны сам иудейский народ оказал сильное сопротивление Риму, и римляне решили в итоге уничтожить эту территорию, как территории независимую.

Д. Володихин

– И, фактически, подвергнуть разгрому.

А. Малер

– И, фактически, мы с вами знаем, что это был не только чисто политический акт, а конечно, был еще акт Божественного промысла. Потому что Иерусалимский храм знаменитый, второй Иерусалимский храм был в 70-м году разрушен. Он был разрушен полководцем Титом, сыном императора Веспасиана, который сам впоследствии станет императором. И после этого римляне, которые окончательно превратили Иудею в зону своей такой прямой оккупации, они стали уничтожать все то, что им не нравилось. И вместе с этим, действительно, начались преследования христиан, и они были, в том числе в Иерусалиме.

Д. Володихин

– И они были неоднократными, заметим.

А. Малер

– Конечно, они были неоднократно и довольно-таки интенсивно. И вот в 123-м году император Адриан, уже другой император, знаменитый император Адриан, из блистательной династии Антонинов, как его часто вспоминают, он принял решение о том, что вообще Иерусалим нужно сравнять с землей, то есть полностью его уничтожить. И начал строить на его месте типично римский город, с римскими, латинскими капищами. И в том самом месте, где был погребен и где воскрес наш Господь Иисус Христос, на этом месте при Адриане был построен храм богини Венеры.

Д. Володихин

– Вот я хотел бы уточнить одну вещь. Существует огромное количество церковных источников, более ранних, более поздних, которые по разному рассказывают об этом. Некоторые говорят, что это была Афродита, некоторые говорят, что это Венера, но во всяком случае...

А. Малер

– Но Венера и Афродита это одно и то же, как мы знаем.

Д. Володихин

– Ну для римлян это было одно и то же. Но в общем, так и ли иначе, все церковные историки сходятся на том, что местная христианская община восприняла это как храм, возведенный некоему злому духу прелюбодеяния.

А. Малер

– Да, совершенно верно. Причем это не просто слова, а дело в том, что все языческие боги, с точки зрения христианства, являются бесами, как мы знаем из Священного Писания.

Д. Володихин

– Да. И вот помимо текстов, которые связаны с церковными историками, существуют иные доказательства того, что там действительно существовал такой храм. До наших дней даже дошли монеты с изображением статуи вот этой, так называемой языческой богини, Афродиты-победительницы, в такой горделивой позе статуя, которая стоит с этой храме.

А. Малер

– Да.

Д. Володихин

– И, собственно, существуют материалы раскопок, которые говорят, что там существовала некая сакральная постройка. То есть иными словами, несмотря на то, что вроде бы речь идет об очень древнем периоде, о раннем христианстве вообще не так много сохранилось достоверных источников, но это история с очень большой долей вероятности действительно происходила, к сожалению, в Иерусалиме.

А. Малер

– Да, конечно. Мы точно знаем, что этот храм был поострен не просто как один из храмов Венеры-Афродиты, а как именно храм на месте, которое для христиан было самым святым на земле. То есть это была совершенно сознательная религиозная акция. И память о христианстве, к сожалению, римские язычники пытались из Святой Земли вытравливать. Собственно, сам Адриан город Иерусалим переименовал, город Иерусалим, что значит священный город, был переименован в Элия Капитолина. Элия это имя самого Адриана, и Капитолина это название холма в Риме. Поскольку был Юпитер Капитолийский, вот Юпитер Капитолийский это бог, которому поклонился Адриан. И вот это название Элия Капитолина просуществовало, собственно, до тех пор, пока сам Константин не переименует город обратно в Иерусалим.

Д. Володихин

– Ну то есть, фактически, Иерусалим объязычили.

А. Малер

– Да. Сознательно совершенно объязычили. И вытравили, пытались максимально вытравить память о Христе.

Д. Володихин

– И достаточно долго Иерусалим существовал вот в таком запущенном состоянии, в том числе и места, которые связаны с величайшей святостью христианской, с воспоминаниями евангельских событий, который происходили там в I веке новой эры. Это очень печально и крайне прискорбно, то что это было не 10, не 20, не 50, не 100 лет, а несколько столетий. Отчасти благодаря тому, что все-таки это не самое мирное место, отчасти благодаря тому, что на Римскую империю несколько раз обрушивалась тяжелейшие военно-политические кризисы. И просто даже и богатым людям христианского вероисповедания, даже императором, которые, так или иначе, неплохо относились к христианам, некогда было заниматься этим, руки не доходили, для ни это была десятая проблема.

А. Малер

– Да, для того, чтобы было принято решение о восстановлении именно христианских святынь, для того, чтобы можно было на месте Гроба Господня построить христианский храм, требовалась политическая воля власти, а для этого сама власть должна была стать христианской, что собственно и произошло при Константине.

Д. Володихин

– Уважаемые радиослушатели, это светлое радио, радио «Вера». В эфире передача «Исторический час». С вами в студии я, Дмитрий Володихин. У нас замечательный гость, Аркадий Малер, православный философ, глава интеллектуального клуба «Катехон», автор книги «Константин Великий». И мы беседуем сейчас об обретении Честного Креста Господня и о том, как святые Константин и Елена создали в Иерусалиме священное место, которое впоследствии стало своего рода сакральным центром для празднования христианской Пасхи. И, конечно, здесь, Аркадий, я хотел бы, чтобы мы обратились к фигуре святой Елены. Потому что именно с ней подавляюще большинство историков связывает то, что замечательного, из ряда вон выходящего, чудесного, рассчитанного на века происходило в IV веке новой эры в Иерусалиме.

А. Малер

– Да, конечно. На самом деле, влияние святой Елены трудно переоценить. Мы до конца не знаем, когда именно она приняла христианство, мы до конца не знаем по источникам, да, в какой степени ее пример повлиял на самого императора Константина. Но мы знаем точно, что она была самым большим сподвижником своего сына и самым большим его единомышленником именно в деле воцерковления Римской империи. Ну вот в 325 году Елена предпринимает такой глобальный, как бы сейчас сказали, церковно-государственный проект по восстановлению христианских святынь на Святой Земле. Она отправляется в Иерусалим, там она встречается с знаменитым епископом Макарием I. это Макарий Иерусалимский, который имел огромное значение в церковной истории того времени, участник Первого Вселенского собора.

Д. Володихин

– Я вот даже на секунду прерву. До того, как святая Елена отправилась в Иерусалим, по показаниям целого ряда церковных авторов восточной христианской древности, ей было дано некое наставление свыше, которое была получено святой Еленой во сне или в тонком видении. То есть, иными словами, это был не только акт человека власти, который предпринимает политический шаг, который рассчитывает свой шаг на многие поколения вперед. Это было нечто, внушенное Самим Господом Богом.

А. Малер

– Конечно. Потому что Елена не была политиком в чистом виде, в отличие от Константина, который был политиком. И она руководствовалась во всем словом Божиим. И действительно у нее было это мистическое откровение, вот наставление, которое стало для нее самым главным. И вот именно она взяла на себя вот эту миссию по восстановлению Святой Земли. Оказавшись в Иерусалиме, она встала перед очень большой проблемой: собственно, а как узнать, где можно найти тот самый Крест, на котором бы распят Господь наш Иисус Христос. Где находился храм той самой Венеры, все знали, этот вопрос был решаем. Ну а как узнать, где находится этот Крест, это был вопрос. И вот по преданию, некоторые люди, которые жили в Иерусалиме, понятно, что это были частью христиане, которые там еще остались, да, частью даже местные иудеи, которые там были, они сохранили весть о том, где можно было бы найти этот Крест. И, действительно, Елена вместе с епископом Макарием нашли три креста.

Д. Володихин

– И табличку, на которой было написано...

А. Малер

– И они понимали, что эти три креста это были именно те кресты, которые были на Голгофе, то есть это был Крест нашего Господа и двух разбойников, да, покаявшегося и непокаявшегося. И, собственно говоря, нужно было понять, какой из этих крестов является Крестом нашего Господа. И как нам свидетельствует предание, Елена пошла следующим путем. Во-первых, Елена увидела женщину, которая очень сильно болела. И после троекратного приложения креста эта женщина выздоровела, и стало ясно, что именно этот Крест является чудотворным.

Д. Володихин

– То есть прикладывали по очереди – то один, то другой, то третий крест. Отдельно была найдена табличка со сокращенной надписью...

А. Малер

– Да, то есть Иисус из Назарета, царь Иудейский. Это то самое титло, которое было написано Понтием Пилатом на трех языках – еврейском, греческом и римском. И это одна из величайших церковных реликвий.

Д. Володихин

– К тому времени, когда начали вот эти вот царские раскопки, табличка уже отлетела от креста, поэтому невозможно было определить, какой из них подлинный. Ну вот определили с помощью чуда, явленного фактически по молитвам Макария Иерусалимского и святой Елены.

А. Малер

– Да, совершенно верно. И кроме этой таблички, которая сама по себе является вообще тоже таким своего рода свидетельством богословия. Потому что это признание того, что Иисус есть царь Иудейский, то есть Он Мессия. Кроме того были найдены гвозди Святого Креста. И другое важное событие, которое произошло, свидетельствующее о том, что это именно тот самый Крест, это то, что с его помощью был воскрешен человек. Умер человек, к нему прикоснулись поочередно треям крестами, и один из них его воскресил. Мы можем верить, не верить в эту историю, но...

Д. Володихин

– Разные известия. Кто-то из церковных историков говорит, что произошло чудесное воскрешение. Другой вариант: когда Макарий подносил эти кресты к женщине, которая была тяжело больна и умирала, она получила не воскрешение, а чудесное исцеление.

А. Малер

– Да. Но это, как сказали бы современные историки, то ли две истории, которые сливаются в одну, то ли одна история, которая раздваивается на две. Но мы знаем, что есть оба этих сюжета. В любом случае, один из трех крестов оказался чудотворным. И так стало ясно окончательно, что это и есть тот самый Крест, на котором был распят наш Господь. И вот это обретение Креста, это, конечно, такое отправное событие в подвиге святой Елены по восстановлению Святой Земли. И в дальнейшем нужно было, конечно, что сделать. Нужно было разрушить это языческое капище, нужно было на его месте построить новый храм, Храм Гроба Господня.

Д. Володихин

– И, в общем, не один храм.

А. Малер

– Да, и мы сами знаем, что это не просто один храм. Это, как бы сейчас сказали, целый храмовый комплекс. То есть это храм, который относится и к Гробу Господню, и к Голгофе, и к другим местам, связанным с этим событием. И мы знаем, что в итоге святая Елена была великим храмоздателем, за свою жизнь она построила 80 храмов.

Д. Володихин

– Ну вот из самых известных, из тех, которые находятся на Святой Земле, конечно же, знают, в первую очередь, храм Гроба Господня, состоящий из множества храмов. Знают, конечно же, Вифлеемскую базилику.

А. Малер

– Да, конечно.

Д. Володихин

– Знают храм на горе Елеонской, храм на месте Вознесения Господня. Это все связывается с храмоздательской деятельностью святой Елены, относящейся к IV веку новой эры.

А. Малер

– Да, еще храм Двенадцати Апостолов у Тивериадского озера, да, храм Святого Семейства в Гефсимании, храм над гробом Лазаря в Вифании. Храм отдельный у Мамврийского дуба в Хевроне. То есть это самые главные вообще места ветхозаветной, новозаветной истории, да, получили свои храмы, благодаря подвигу самой святой Елены.

Д. Володихин

– То есть это земля из состояния запустения превратилась в землю цветущей святости.

А. Малер

– Да.

Д. Володихин

– Цветущей сакральности, если говорить, ну может быть, более современным языком. Храмы, в том числе и храм Гроба Господня были, по древним свидетельствам, отделаны с величайшей пышностью: мрамор, мозаики и так далее. Поражали своим величием. И споры, когда именно какой из храмов возник, какой надо бесспорно исторически привязать к судьбе и трудам святой Елены, какие возникли позже. Ну вот, существует очень ранний памятник. Некий бордосский путник, так сказать, свидетельство пилигрима западноевропейского, который побывал на Святой Земле. Многие оказывают ему в достоверности, но во всяком случае, там уже сказано, что при императоре Константине на месте Голгофы был поставлен храм. Когда именно, в каком году произошло строительство, начало его и завершение, все это дискуссии. Один историк ставит на 320-й год, другой на 325 год, кто-то на более позднее время. Но, во всяком случае, в середине второй половине IV века христианский мир получил полноценную традицию, своего рода сада святынь, в которую был превращен Иерусалим с окрестностями, традицию пышного роскошного празднования Пасхи в этих местах. Ну а также постепенного накопления других празднеств. Ну а что произошло с самим Крестом, обретенным современной Еленой?

А. Малер

– Ну, собственно, центральным сюжетом, конечно, дальше это было возведение Креста в храме Гроба Господня. это было действие, которое объединило всю не только Иерусалимскую общину, но и всех христиан, живших на Святой Земле. А в дальнейшем, мы знаем, что появится соответствующий праздник возведения Креста, Крестовоздвижение.

Д. Володихин

– Поговорим и об этом тоже.

А. Малер

– Да. И это было главная реликвия всего христианского мира.

Д. Володихин

– Собственно, святая Елена, насколько я помню, разделили на две части, одна часть осталась в драгоценным ларце, в самом Иерусалиме, а другая часть, вместе с гвоздями, которыми были прибито тело Христов ко Кресту, отправилось в Константинополь. Там впоследствии установилось особое празднование: почитали статую императора Константина, в которую были встроены святыни, и люди богомольные, набожные приходили в вечернее время туда со свечами, к этой статуе.

А. Малер

– Ну на самом деле, надо сказать, что уже в то время возникло острое желание получить хоть какую-то частицу этой важнейшей реликвии. Поэтому я думаю, что уже в то время это, так или иначе, естественным, законным путем пытались какие-то щепочки этого Креста себе забрать те или иные храмы. Мы знаем, что впоследствии, после того, как неоднократно этот храм разрушался и восстанавливался, после того, как Крест был украден и возвращен, конечно, частицы этого Креста, отдельные опять же его щепочки по всему миру разошлись. И они есть, в том числе в нашем престольном граде Москве.

Д. Володихин

– Это напоминает в какой-то степени то, что происходит с благодатным огнем...

А. Малер

– Совершенно верно.

Д. Володихин

– То есть когда он снисходит в Иерусалиме в пасхальный день, в день празднования Воскресения Христова, частички этого огня расходятся по всему православному миру.

А. Малер

– Да, это прямая аналогия, совершенно верно. Так же, как это происходит с мощами, на самом деле.

Д. Володихин

– Да, это также произошло, только как бы в замедленной съемке, с частицами Честного Креста Господня. То есть известно сейчас несколько десятков частиц, причем известно давно, на протяжении столетий. Никто не сомневается в подлинности большинства из них. И в том числе, и в России, например, есть и в Александро-Свирском монастыре, есть в Москве, например, в Елоховском Богоявленском частичка, и по другим храмам и обителям России есть еще несколько. То есть таким образом получается, то что вот сам Честной Крест Христов в цельном виде не существует...

А. Малер

– Уже не существует.

Д. Володихин

– А разошелся в таких деревянных каплях по всему миру.

А. Малер

– Ну так же, как и нетленные мощи многих святых впоследствии разносились по всему миру, это совершенно естественно для христиан.

Д. Володихин

– Дорогие радиослушатели, это светлое радио, радио «Вера». В эфире передача «Исторический час». С вами в студии я, Дмитрий Володихин. И мы ненадолго покидаем вас, чтобы скоро вновь продолжить нашу беседу.

Д. Володихин

– Дорогие радиослушатели, это светлое радио, радио «Вера». В эфире передача «Исторический час». С вами в студии я, Дмитрий Володихин. Мы продолжаем беседу об Иерусалимском храме, о сердце празднования Воскресения Христова. У нас в гостях Аркадий Малер, православный философ, глава интеллектуального клуба «Катехон», автор книги «Константин Великий». Завершая разговор о замечательной личности святой Елены, мы приведем цитату из древнего церковного историка Евсевия Кесарийского.

А. Малер

– Да, совершенно верно. Это первый историк нашей Церкви, современник Константина Великого, который написал его первую биографию, его первое жизнеописание. И Евсевий там прямо пишет о деяниях Елены на Святой Земле. «Путешествуя по всему Востоку с царственным великолепием, она осыпала бесчисленными благодеяниями как вообще народонаселение городов, так в частности каждого приходившего к ней; ее десница щедро награждала войска, весьма много помогала бедным и беспомощным. Одним она оказывала денежное пособие, других в изобилии снабжала одеждой для прикрытия наготы, иных освобождала от оков, избавляла от тяжкой работы в рудокопнях, выкупала у заимодавцев, а некоторых возвращала из заточения». Таким образом, мы понимаем, что Елена на Святой Земле была не только храмоздателем, но она и занималась тем, что сейчас социальное служение, диаконией, да. И вообще надо сказать, конечно, что это совершенно беспрецедентный случай был в истории Церкви. Именно святая Елена подала образец женского служения на все века. И неслучайно она, как и ее сын, были потом не просто канонизированы, они были возведены в статус равноапостольных, потому что они, как никто, способствовали воцерковлению максимального количества христиан. Это был миссионерский подвиг, это был подвиг храмоздательский, это был подвиг социального служения. В этом смысле, это, конечно, совершенно уникальная женщина и образец для всех христианок.

Д. Володихин

– Хотелось бы, Аркадий, завершить наш разговор на светлой, на праздничной ноте, но это невозможно. Дело в том, что история храма Гроба Господня в Иерусалиме знала разные страницы. И страницы светлые, прекрасные, перемежались со страницами темными и устрашающими. Вот, собственно, IV век – время появления храма Гроба Господня, огромного величественного богато отделанного. Он собирает вокруг своих стен множество верующих, множество паломников на Святую Землю; V век – его спокойное существование; VI век, также, в общем-то, достаточно все благополучно. А вот в VII происходит большая беда. Бедствие, которое огнем и мечом распахало Святую Землю и тогда, конечно же, коснулось оно и храма Гроба Господня в Иерусалиме.

А. Малер

– Да, совершенно верно. Дело в том, что в начале VII века самый могущественный, самый страшный соперник христианской Римской империи, то есть Византии, а именно Персидская империя, это языческая, где исповедовали религию зороастризма, начала свою экспансию на запад. И персы решили захватить Святую Землю, и персидский царь иначе называемый шахиншах – царь царей, Хозров, он захватил Иерусалим. И осознавая, какое значение для христиан имеет храм Гроба Господня и какое значение имеет святой Крест, решил его ну, прямо скажем, украсть. То есть это было похищение Креста, это было осквернение храма и вообще всего святого города. И состоялась вот эта персидская война или эта византийская война, римско-персидская война. В это время византийским императором был Ираклий I, во многом выдающийся император. Но там другой вопрос, что у него были некоторые проблемы с догматическим, так сказать, вероучением, да, но как политик он был, конечно, выдающийся.

Д. Володихин

– Он пытался научить Церковь своим причудам и порою делал это насильственным путем. Хорош он был, прежде всего, как полководец и государственный деятель.

А. Малер

– Но вот если бы он был стоек в православной вере, то может быть, даже его и канонизировали. Но он, в этом смысле, был. Конечно, фигурой неидеальной. Но как политик, как полководец он был замечательным. И, естественно, что он пытался отвоевать Святую Землю у персов, и у него это получилось. Крест также был заново обретен, он был возвращен. И вот это событие, оно стало значимым не только для истории Византии, оно стало значимым для истории всего христианского мира, всей Православной Церкви. И вот мы с вами помним, что было первое обретение Креста и связанный с ним праздник, Крестовоздвижение, а потом оно заново произошло, это было восстановление Креста и новое обретение и его опять установили. И вот уже после этого праздник Крестовоздвижения даже стал иметь еще большее значение, его еще больше почитали. Вот, собственно, это событие, оно было самым главным. Хотя, конечно, это было, к сожалению, не первое и не последнее разграбление святого города.

Д. Володихин

– Да, действительно, Византийская не очень, я думаю, грамотное и правильное название. Империя ромеев, Восточная Римская империя, даже Константинопольская империя и то будет лучше, чем Византийская. Но вот, скажем, подданные константинопольских императоров и сами они несколько раз вкладывали очень большие средства, очень большие трудовые ресурсы, деньги для того, чтобы восстанавливать Иерусалимский храм Гроба Господня. Это произошло не только в период персидской опасности. Вот в начале XI века, к сожалению, еще раз пострадал этот храм, от арабов уже. И на протяжении XI века, тяжело собирая средства, с большим трудом, переживая состояние кризиса, византийские, вернее константинопольские императоры вновь его восстанавливают. И надо сказать, что в этом поучаствовал предок некоторых из наших русских князей, император Константин IX Мономах. И, так сказать, здесь протянулась ниточка уже от Святой Земли к Руси. И в тех местах побывала когда-то святая Ефросииния Полоцкая, частичку Креста Господня на земли Руси она отправила. И у нас существовала так называемый крест Лазаря Богши или крест святой Ефросинии Полоцкой, который пропал только в XX веке, пережив чрезвычайно долгую и сложную историю. Может быть, когда-нибудь мы сделаем специальную передачу об этой святыне. Так или иначе, к середине XI века храм вновь восстановлен, он сияет новой красотой, новой роскошью. И христиане радуются тому, что у них есть это собрание святынь, заключенное в столь роскошную, столь прекрасную оболочку. Но здесь в историю вмешиваются крестоносцы.

А. Малер

– Да, конечно. Крестоносцы как верующие христиане были исполнены вроде бы самых благородных мотивов, да, освобождения Святой Земли от еретиков, от иноверцев. Но, на самом деле, мы знаем, что в огромной степени это были люди с варварской ментальностью, малообразованные. И мы хорошо это знаем по тому, как они себя вели с православными императорами, что они учинили в Константине.

Д. Володихин

– Ну оказалось, что их интересовала только добыча, да и все. Добыча, воинская слава.

А. Малер

– Да. И оказавшись на Святой Земле, они решили, что они как наследники того самого западного Рима, имеют право заново отстроить и город Иерусалим, и храм Гроба Господня. И поэтому для них, к сожалению, византийская архитектура, византийская традиция не имела того безусловного значения, как для всех православных людей. И началась такая своего рода реформа архитектурная и обновление всего города Иерусалима, вообще всей Святой Земли, и в том числе, храма Гроба Господняя. Потому что они решили, что этот храм должен быть построен по их образцу. Они строил свои храмы, и сейчас, когда вы будете на Святой Земле, то может увидеть там различные сооружения, похожие на, собственно, здания в таком западном романском стиле – это вот и есть население крестоносцев. Так что, к сожалению, опять же крестоносцы на Святой Земле сыграли почти ту же саму роль, что в свое время и язычники персы, и арабы мусульмане, то есть они способствовали разрушению.

Д. Володихин

– Да, действительно. Когда паломник наших дней приходит в известный всему миру дворик перед входом в храм Гроба Господня, вот пред ним возвышается вовсе не базилика, которую построили подданные константинопольских императоров. Перед ним возвышается часовня средневекового европейского архитектора Журдена и другие здания, которые имеют далеко не столь значительную древность, и происхождение их ну, в лучшем случае, действительно, романская западноевропейская архитектура. А в значительной части уже гораздо более поздней перестройки. Храм все-таки переходил из рук в руки. То его, так сказать, контролировали правители крестоносных государств на Святой Земле, то позднее, все это досталось мусульманам, довольно долго контролировалось турками. И храм ветшал, и в XVI веке он понес очень серьезные утраты, да и в другое время, к сожалению, его постройки многое теряли.

А. Малер

– Ну и как бы добавить, что, конечно, для православного сознания важна не столько эстетика, да, какого бы то ни было храма, сколько догматическое исповедание. И если бы эти крестоносцы приняли православие, да, то это было бы прекрасно, и тогда бы, может быть, и их архитектурные нововведения в Иерусалиме были бы как-то оправданы. Потому что ну пускай, будет романский стиль, но главное, чтобы они исповедовали православное мировоззрение. К сожалению, они не понимали православие, они боролись с православием, и вместе с этим действительно принесли свои архитектурные новшества. Но надо сказать, что поскольку кроме православия, к сожалению, появилось много других церквей, да,мы знаем, что было много разных еретических движений, много новых христианских конфессий, то храм Гроба Господня неизбежно стал центром их общего притяжения. И, с одной стороны, это понятно, логично и даже радостно, наверное, да, для кого-то. Но, с другой стороны, это тоже не способствовало его благоукрашению и подержанию его хорошего состояния. Поэтому мы знаем, что в итоге этот храм, в котором есть несколько приделов, принадлежащим нескольким церквам, то есть там и православные, и католики, и монофизиты – всего шесть юрисдикций.

Д. Володихин

– Копты, сирийская церковь.

А. Малер

– Да. Копты, армяне, сиро-яковиты. И это, в общем, опять же, не способствует, конечно же, его сохранению и созиданию. Даже мы знаем, что там часто бывают стычки между греками и армянами, например, да, и все это не очень хорошо. И в итоге даже было принято решение о том, что ключи от храма Гроба Господня принадлежат мусульманской семье, как просто нейтральной по отношению к христианству. Вот такова судьба этого места.

Д. Володихин

– Дорогие радиослушатели, это светлое радио, радио «Вера». В эфире передача «Исторический час». С вами в студии я, Дмитрий Володихин. И мы беседуем о созидании и долгой судьбе храма Гроба Господня в Иерусалиме с Аркадием Малером. православным философом, главой интеллектуального клуба «Катехон», автором книги «Константин Великий». Ну, приближаясь, так сказать, уже к нашим дням, надо сказать, что, конечно, все многочисленные, пестрые хозяева различных помещений в огромном храме Гроба Господня, старались его украшать, всяк на свой лад. При этом спорили, это приводило к определенной пестроте. В XIX веке и в XX шли реставрационные работы. И надо сказать, что время от времени это были очень странные реставрационные работы, когда в одном месте храма строили по одним образцам, в другом месте храма Гроба Господня использовали совершенно другие. И архитекторы порой не могли увидеть никакого единого плана в своей работе. Но, тем не менее, несмотря на все эти сложности, до сих пор, слава Богу, храм Гроба Господня стоит. До сих пор в нем сохранились, уже защищенные специальными мраморными плитами, места, к которым прикасалась тело Иисуса Христа. Это Камень Помазания, это, собственно, само место Гроба Господня, это Голгофа. И место обретения Честного Креста Христова. И, несмотря на все сложности и споры, все-таки Господь хранит это место. И у миллионов христиан есть возможность каждый год прибыть туда, поклониться святыням и увидеть чудо снисхождения Благодатного Огня. Я бы хотел добавить к этому, так сказать, русский след в истории храма Гроба Господня. Ведь в середине XVII века в России патриарх Никон задумал построить своего рода архитектурную реплику храма Гроба Господня.

А. Малер

– Да, совершенно верно. Патриарх Никона это был, с моей точки зрения, выдающийся вообще человек в нашей Церкви. Это тот патриарх, который непосредственно воспринял идею Москвы как третьего Рима, как прямого наследника Византии. Ну а раз у нас третий Рим, раз мы есть новая Византия, то именно у нас должны проходить Вселенские соборы. И вот для этого он решил под Москвой, к северо-западу от Москвы построить Новый Иерусалим, который должен был бы ну максимально точно воспроизводить и какую-то топографию Иерусалима, и самое главное, это, конечно, храм Гроба Господня. Для этого были специально на Святую Землю посланы люди, которые должны были дать точные обмеры храма Гроба Господня. Он эти обмеры получил, он получил их точное изображение, и храм стал воспроизводиться у нас в Ново-Иерусалимском монастыре. Вообще это был грандиозный проект, который удавался, и если бы, конечно, не дальнейшая судьба патриарха Никона, то более чем возможно, что это место стало бы одним из главных в нашей Церкви. И более чем возможно, кстати говоря, что там бы проходили бы Вселенские соборы.

Д. Володихин

– Хотя, вот я хотел бы добавить. Несмотря на то, что судьба патриарха Никона была печальной, тем не менее, главы Русской Церкви с огромным уважением относились к этому его проекту. Патриарх Никон уже ничем не мог помочь своему любимому детищу, Ново-Иерусалимскому монастырю под Москвой. Он уже не имел ни власти, ни каких бы то ни было средств для того, чтобы помочь строительству. Но иные патриархи нашли способ вернуться к этому строительству и уже после Никона его доверить. Через много-много лет после того, как Никон вынужден был оторваться, не по своей воле, от строительства этого монастыря, патриарх Иоаким, один из величайших правителей нашей Церкви в XVII веке, человек книжный и притом весьма волевой, консерватор, в лучшем смысле этого слова, завершил строительство.

А. Малер

– Ну больше того, я лично считаю, что патриарх Иоаким это в каком-то смысле второй Никон, но более острожный в отношениях с государем, и это фигура крайне недооцененная в нашей Церкви. Действительно он довершил строительство Ново-Иерусалимского монастыря. И как бы ни относились к самому Никону, все благочестивые православные люди прекрасно понимали, что это великое святое место и пытались его сохранять. Мы знаем, что мы сейчас переживаем время его уже окончательного восстановления, все мы можем прибыть в Ново-Иерусалимский монастырь. И, в этом смысле, дело Никона, так или иначе, живет.

Д. Володихин

– Да, это так, с этим можно согласиться. Ну а возвращаясь, собственно, к нашим временам. Ведь сейчас, ну если не столь значительные проекты, то так или иначе, идея создавать реплики древних святынь, она тоже время от времени овладевает умами благочестивых людей.

А. Малер

– Да, конечно. Ну вот у нас в Москве есть абсолютно уникальный прецедент подобной реплики – это храм Покрова Божией Матери в Ясенево, который построил архимандрит Мелхиседек (Артюхин). Я очень хорошо знаю этого прекрасного священника, проповедника, он также является настоятелем храма Пера и Павла в Ясенево. И вот этот храм Покрова это, вот с моей точки зрения, это огромный такой собор, с одной стороны, в неорусском, с другой стороны, в неовизантийском стиле, который всегда видите, когда въезжаете в Ясенево. И в нем, в нижнем именно храме, это нижний храм Михаила Архангела, там воспроизведены точные копии основных реликвий Святой Земли, основных реликвий Гроба Господня. То есть там есть точная копия Креста, который сейчас находится в храме Господа Господня, там есть точная копия Камня Помазания. И я всем вот нашим слушателям советую настойчиво найти время и вот приехать в Москве в этот прекрасный храм, где есть уникальные византийские мозаики. И если у вас нет возможности быть на Святой Земле, то вот там вы можете увидеть все основные реликвии Иерусалима и вообще всей Святой Земли.

Д. Володихин

– Аркадий, вы уже начали говорить о том, что с храмом Гроба Господня в Иерусалиме связано празднование не только Пасхи, но и целого ряда больших церковных праздников. Я думаю, что сейчас уместно их назвать. В связи с чем они возникли, и ну хотя бы их просто перечислить.

А. Малер

– Да, конечно. Ну прежде всего, это праздник Обретения Честного Креста Господня и гвоздей святой царицей Еленой это по новому стилю 19 марта. Это очень такой светлый, важный праздник, который всегда выпадает на Великий пост. Ну вот в этот день мы как раз вспоминаем это важнейшее событие. А что касается непосредственно самого строительства храма, то храм, как я уже сказал, начал строиться в 325 году, строился он десять лет. И вот 26 сентября 335 года на месте Голгофы и Гроба Господня был освящен большой новый храм. Это праздник, который в нашей Церкви сохранился. Он изначально назывался праздник Обновления храма, ну иначе он называется праздником Воскресения Словущего. Почему, потому что это был, собственно, праздник Воскресения как такового, то есть это праздник Воскресения Христа. И это был именно единственный в мире храм Христова Воскресения. Потому что с точки зрения христианского сознания ни один храм в мире больше не может быть названным храмом Воскресения в точном смысле слова, то есть только этот храм удостоился такого названия. Если же какие-то еще храмы в мире строятся Воскресения, то они называются на славянском языке Воскресения Словущего – то есть так называемое как бы Воскресение, это очень важный момент. И те храмы Воскресения, которые мы с вами знаем, это храмы, где престольным праздником является не Пасха, Пасха это престольный праздник только в храме Гроба Господня, а это храмы, где престольный праздник это, собственно, праздник Воскресения Словущего. То есть это, опять же, по новому стилю это 26 сентября. А вот нв следующий день, на 27 сентября, опять же по новому стилю, мы празднуем день Крестовоздвижения. И поскольку впоследствии, как вы помните, при повторном восстановлении храма Гроба Господня при Ираклии, Крестовоздвижение ну как бы затмило в сознании христиан первый праздник Воскресения Словущего, то он стал праздником двунадесятым, и мы его так помним, так его и почитаем. Хотя изначально Крестовоздвижение это был лишь дополнительный день к празднику Воскресения Словущего.

Д. Володихин

– Ну что же, я думаю, что радиослушатели присоединятся ко мне, если я скажу большое спасибо Аркадию за ту замечательную беседу, которую он нам подарил. И сейчас мне осталось, во-первых, поблагодарить вас, уважаемые радиослушатели, за внимание и попрощаться с вами. Однако, прощание наше будет светлым, поскольку в этот светлый день на нашем светлом радио звучит пасхальное песнопение. Пожалуйста, послушайте его. Очень хорош этот день! Христос воскресе!

А. Малер

– Воистину воскресе!

Д. Володихин

– Благодарю вас за внимание. До свидания.

Друзья! Поддержите выпуски новых программ Радио ВЕРА!
Вы можете стать попечителем радио, установив ежемесячный платеж. Будем вместе свидетельствовать миру о Христе, Его любви и милосердии!
Мы в соцсетях
******
Слушать на мобильном

Скачайте приложение для мобильного устройства и Радио ВЕРА будет всегда у вас под рукой, где бы вы ни были, дома или в дороге.

Слушайте подкасты в iTunes и Яндекс.Музыка

Другие программы
Свидетели веры
Свидетели веры
Программа «Свидетели веры» — это короткая, но яркая история православного миссионера, как из древних времен, так и преимущественно наших дней, т. е. ХХ и ХХI век. В жизненной истории каждого миссионера отражается его личный христианский подвиг и присутствие Христа в жизни современного человека.
Закладка Павла Крючкова
Закладка Павла Крючкова
Заместитель главного редактора журнала «Новый мир» Павел Крючков представляет свои неформальные размышления о знаковых творениях в современной литературе. В программе звучат уникальные записи — редкие голоса авторов.
Светлый вечер
Светлый вечер
Программа «Светлый вечер» - это душевная беседа ведущих и гостей в студии Радио ВЕРА. Разговор идет не о событиях, а о людях и смыслах. В качестве гостей в нашу студию приходят священники, актеры, музыканты, общественные деятели, ученые, писатели, деятели культуры и искусства.
Тайны Библии
Тайны Библии
Христиане называют Библию Священным Писанием, подчеркивая тем самым вечное духовное значение Книги книг. А ученые считают Библию историческим документом, свидетельством эпохи и гидом в прошлое… Об археологических находках, научных фактах и описанных в Библии событиях рассказывает программа «Тайны Библии».

Также рекомендуем