Светлый вечер с группой «Кукушкин Баритон» (24.07.2017)

Кукушкин Баритон (24.07.2017) - Часть 1
Поделиться
Кукушкин Баритон (24.07.2017) - Часть 2
Поделиться

«Нина Резник и Кукушкин Баритон»
Фото: vk.com/kukubariton

У нас в гостях были участники музыкального коллектива «Кукушкин Баритон» Нина Резник и Олег Буробин.

Мы говорили о музыке, о новом альбоме группы и слушали песни с этого альбома.

 

 

 

 

 


В. Емельянов

– Здравствуйте, вы слушаете программу «Светлый вечер» на радио «Вера», в студии Владимир Емельянов и Алла Митрофанова.

А. Митрофанова

– Добрый светлый вечер.

В. Емельянов

– Мы рады приветствовать нашего друга, уже можно так сказать, Нину Резник. Здравствуйте, Нина.

Н. Резник

– Здравствуйте.

В. Емельянов

– Автор исполнитель, собственно лицо коллектива под названием «Кукушкин баритон». И вы сегодня пришли за компанию с Олегом. Олег это…

О. Буробин

– Да, Здравствуйте.

Н. Резник

– Это наш бас-гитарист и вообще…

В. Емельянов

– Олег Буробин, да?

О. Буробин

– Да, это я.

В. Емельянов

– И я так понимаю, вы не только бас-гитарист, но вы еще аранжировщик.

О. Буробин

– Ну я участвую активно в этом процессе.

В. Емельянов

– Нина, последний раз мы с вами встречались вот буквально два года назад, если там плюс минус числа, я сейчас даже точно дату не помню, но помню, что был июнь 15-го года. Расскажите, пожалуйста, что произошло за эти два года в вашей жизни.

Н. Резник

– Такой вопрос страшный, потому что вы помните, что прошло два года, а я вообще не помню, что прошло это время, оно так быстро пролетело.

В. Емельянов

– А вы помните, что мы встречались с вами?

Н. Резник

– Это я помню, слава Богу, да. Ну просто время так быстро пролетело, что даже сложно сказать, что за это время не произошло. За это время произошло очень многое. Мы ну, конечно, выступали очень много, сделали очень много концертов, мы готовили диск. Потому что у нас сменился состав, к нам пришел Олег, пришел еще один новый гитарист в прошлом году, и мы, в общем-то, занимались тем, что мы заново делали программу. И мы делали новый диск, который называется «Озеро И». Собственно говоря, мы его готовили-готовили и вот за этот год мы его записали и выпустили на диске. И сейчас, может быть, мы его выпустим, не может быть, а точно выпустим уже в цифровом виде, формате, на платных площадках. Мы съездили на несколько фестивалей, выступали на радио.

В. Емельянов

– Даже видел я вас мельком по телевидению.

Н. Резник

– Да, это был чудесный опыт. Первый раз такое было, что мы встали в пять утра, приехали к семи в Кусково. Там было очень здорово, пели птицы.

В. Емельянов

– Пели птицы и очень мерзли ведущие. Потому что у вас такая одежда, я посмотрел, потеплее была. Видимо, холодное утро было.

А. Митрофанова

– «Кукушкин баритон» подготовился.

Н. Резник

– Ну в общем, да. Кстати, потеплело, было холодно, но в день нашего выступления было тепло. И, кстати, в этот же день начался ураган, между прочим. То есть мы успели выступить. Было солнце, а к вечеру, в общем-то, началось.

А. Митрофанова

– Тьма, пришедшая со Средиземного моря, накрыла город. Нина, у вас очень красивые названия альбомов. Новый альбом, который называется «Озеро И», я так понимаю, что композиции с этой пластинки мы сегодня будем слушать в эфире. А откуда эти названия берутся? Про то, откуда взялось название «Кукушкин баритон» вы у нас в эфире уже рассказывали, но я вам будут очень благодарна и думаю, что многие слушатели ко мне присоединятся, если вы вкратце напомните, как это произошло. А потом уже о названии нового альбома.

Н. Резник

– Ну я честно скажу, что в этом смысле я тунеядец, потому что я всегда все, что ко мне приходит, все, что к нам приходит, мы все это используем. Мы не сами это придумываем, это как-то само происходит, ну как и часто в жизни. Так и название «Кукушкин баритон», собственно, было нам подарено. Мы репетировали, и на пюпитре старом был написано имя музыканта «Кукушкин» и название инструмента – «баритон». Ну саксофон баритон. И мы подумали, что это хороший подарок нам.

В. Емельянов

– Вначале у вас это был такая идиома, вроде как «ёжкин кот», да, «кукушкин баритон».

Н. Резник

– Ну в общем да.

В. Емельянов

– «Кукушкин баритон».

Н. Резник

– Потом прилипло, и мы решили, что это действительно относится к нашей музыке напрямую.

А. Митрофанова

– «Озеро И» – это что, это про что вообще? Очень романтично.

Н. Резник

– Да, спасибо. Ну я не знаю, может быть, у кого-то возникнут какие-то ассоциации. Собственно, для этого, наверное, и записаны были именно эти песни на альбом, чтобы это звучало как такая единая фантазия, такая фантасмагория, но не жесткая такая, а просто это некая сказка, в которой, наверное, я живу.

А. Митрофанова

– Вы в сказке живете?

Н. Резник

– В общем, да.

А. Митрофанова

– Она вам больше, чем реальность нравится.

Н. Резник

– А реальность она тоже сказочная. То есть я не могу отделить.

В. Емельянов

– Такая хорошая жесткая сказка.

А. Митрофанова

– Волшебников много вокруг.

Н. Резник

– Ну в общем, да. То есть даже реальность, которую мы воспринимаем, она может быть сказочной, но у каждого она своя. То есть и те образы, ну назову это громким словом образы, которые вот появляются, они как-то вот всплывают гармонично просто из мира. Озера, и я просто, видимо, представила себе какую-то поэтичную картину, когда писала песню, что возле озера гуляет девушка, веет ветер, шуршат камыши. И вот это «И» – оно как бы, с одной стороны, это пение птицы, с другой стороны, это шуршание камыша, с третьей стороны это продолжение как и что-то еще. То есть это некая история, которой нет конца.

А. Митрофанова

– Так вот бесконечная история. Дальше все чудесатее и чудесатее, как говорила Алиса.

Н. Резник

– Да.

В. Емельянов

– Ну а эту работу можно назвать каким-то вот альбомом? Именно альбомом, ибо он выражен в такой единой какой-то концепции, нету проходных номеров, все вот так вот прямо выстраивается там по какой-то автору известной схеме, чтобы подвести слушателя потом. Потому что часто говорят сейчас музыканты: ну вот я записал новую пластинку. И получатся, что ну это отдельные какие-то номера просто, которые какие-то песни, которые пронумерованы на обложке альбома. И они внутри себя, внутри этой пластинки они как бы не взаимодействуют никоим образом. А кто-то реально говорит, что да, я вот записал новый альбом. И слушаешь и ты понимаешь, что это альбом. И ты понимаешь тогда, что такое альбом. Так вот «Озеро И» это альбом прямо альбом?

Н. Резник

– Я старалась, вернее, мы все старались сделать этот альбомом. Потому что ну у меня срабатывает еще мое прошлое поэтическое: когда книгу выпускаешь, естественно, ты…

В. Емельянов

– Я просто не полностью вас представил, я напомню, что Нина Резник, она помимо того, что автор исполнитель собственных песен, она еще лингвист, филолог, хороший копирайтер и криэйтор. Вот так вот.

Н. Резник

– Спасибо.

В. Емельянов

– Я может еще что-то подзабыл.

Н. Резник

– Ну и бывший поэт, можно сказать.

В. Емельянов

– И бывший поэт, и еще педагог в школе, которого на год только хватило.

Н. Резник

– Да, да.

О. Буробин

– А еще красавица.

Н. Резник

– Красавица, зато но не спортсменка. Ну вот насчет альбома, мне кажется, Олег в этом смысле более полно скажет. Потому что для меня это песни довольно уже ну как, некоторые не старинные, некоторые новые, да, и для меня это уже немножко внутренняя история. А Олег пришел, когда эти песни уже были. И он внес в аранжировку очень много, так сказать, своего, то есть песни приобрели другое звучание. Вот что Олег скажет, как он слышит этот альбом.

А. Митрофанова

– Что для вас самое главное?

В. Емельянов

– И альбом ли он.

О. Буробин

– Ну я думаю, альбом. Потому что то состояние, которое в этих песнях как-то всплывает, да, оно какое-то единое такое – гармоничное, красивое, фантастическое. И он слушается просто на раз, как одно цельное какое-то произведение. Хотя там сколько, шесть песен, семь…

Н. Резник

– Восемь. А ты до седьмой дошел.

О. Буробин

– Я дошел только до седьмой, в восьмой не успел поучаствовать.

А. Митрофанова

– И здесь стоит логотип радио «Вера». Мне очень приятно, конечно, знать, что мы принимаем участие в вашей деятельности. На альбоме просто, на обложке логотип радио «Вера». И при этом же здесь вы выражаете благодарность вашему другу, женщине, которая, если я правильно понимаю, вас поддержала. Мне кажется, знаете, ну поскольку мы на радио «Вера» тут, не бывает таких случайностей, которые были бы совершенно случайными. Они бывают там, ну как, не случайные такие, да, случайности. И бывает так, что, знаете, задаешься вопросом: а где же Господь Бог, а как вот Он действует? Мне кажется, что когда в нашей жизни появляются люди совершенно неожиданно, которые могут нам помочь и хотят при этом помочь, или каким-то невероятным образом к лучшему меняют течение нашей жизни, вот этот вот ход и так далее – это вот такая, знаете, улыбка с неба.

Н. Резник

– Да, абсолютно точно.

А. Митрофанова

– Это как в огромном мегаполисе встретиться с человеком, с которым вы не виделись года два, может быть, или три, совершенно случайно вот так вот. Это тоже такая, мне кажется, улыбка с неба. Не знаю, во всяком случае, я это так воспринимаю. Расскажите о вашем ощущении от того, что в вашей жизни появились люди, которые вас вот так поддерживают и сопровождают?

Н. Резник

– Да, обязательно, спасибо. Значит, во-первых, я абсолютно с вами согласна: встреча с любым человеком это не случайность. И поэтому я призываю всех людей…

А. Митрофанова

– Внимательно относиться к таким встречам?

Н. Резник

– Внимательно относиться, да, потому что вот и говорю, даже приход музыкантов в группу это уже чудо. Потому что это единомышленники, которые нашлись вот в этом огромном мире. И Олег, который вдруг услышал нас, и ему понравилась наша музыка, и пришел к нам, и мы совершенно по-другому стали звучать, и так далее, и как бы двинулись вперед. И наш гитарист Андрей. То есть в принципе это тоже чудо, маленькое чудо. И то, что мы познакомились с радио «Вера» в какой-то, тоже один из далеких дней, два-три года назад на маленьком концерте и после этого мы стали дружить. И что я хочу сказать, что именно радио «Вера» это какой-то такой живой организм, живое сообщество людей, которое всегда открыто. То есть нет такого что вот у нас какой-то свой формат…

В. Емельянов

– Да нет у нас вообще никакого формата.

Н. Резник

– Не смейте к нам, значит, приближаться. Нет, это люди, которые всегда открыты, готовы помочь, если это за добро. То есть понятно что есть какие-то критерии, но всегда поддерживают. И что мне понравилось, что радио «Вера» нашу музыку воспринимает ну вот просто как музыку, без каких-то вот идеологических подоплек, а просто как музыку. Если действительно это уровень, и что очень приятно, что мы на радио «Вера» в ротации, потому что это поддержка нашего уровня. То есть мы понимаем, что мы в принципе нормально.

А. Митрофанова

– Нин, спасибо большое. Но вы про людей расскажите. Вот есть прямо целый список имен.

Н. Резник

– Про людей., да.

В. Емельянов

– А давайте, может быть, мы сначала послушаем, а потом продолжим про людей.

Н. Резник

– Давайте.

А. Митрофанова

– Давайте.

В. Емельянов

– Ну я так понимаю, что это композиция – я не знаю как называть: песня, композиция…

Н. Резник

– Ну песни.

В. Емельянов

– Вещь, можно так назвать. Вещь под названием «Без тебя».

В. Емельянов

– Итак, Нина Резник и «Кукушкин баритон». «Без тебя» называлась песня, которую мы послушали. Вы слушаете программу «Светлый вечер». В студии Владимир Емельянов, Алла Митрофанова и наши сегодняшние гости: Нина Резник и Олег Буробин, бас-гитарист группу «Кукушкин баритон» и аранжировщик альбома «Озеро И», песни которые мы сегодня слушаем. А с нашими гостями говорим о жизни, о творчестве и так далее. Мне показалось, что действительно немножко изменилось звучание во всяком случае. Кстати, вашего благодетеля, о вашей благодетельницы Светлане история, просто вот на раз-два, что называется, о каких-то вот, что неслучайно мы встречаем каких-то людей. Вчера ехал на машине буквально, возвращался из Подмосковья домой и в числе прочих в такой папочке у меня для альбомов обнаружился диск, он просто по очереди лежал, «Кукушкина баритона» прошлый, который вы мне подарили.

Н. Резник

– Так.

В. Емельянов

– И еду, слушаю, да, воспоминаю, Нина Резник, приходила, разговор у нас какой-то неплохой был. Ровно вечером получаю «шифровку от Юстаса»: «…надцать ноль-ноль Нина Резник «Кукушкин баритон».

Н. Резник

– Вот так-то.

В. Емельянов

– Ну вот понимаете, да.

Н. Резник

– Слушайте почаще наш диск.

А. Митрофанова

– Хорошо.

В. Емельянов

– И вы будет почаще иметь возможность материализоваться здесь.

Н. Резник

– Да, да.

В. Емельянов

– Хорошо.

А. Митрофанова

– Хорошо. Мы задачу поняли.

Н. Резник

– Я потом еще расскажу про Светлану, да, вкратце вот эту историю.

А. Митрофанова

– Мне бы просто очень хотелось, чтобы вы, Олег, рассказали о ваших впечатлениях, когда вы впервые услышали «Кукушкин баритон». Ведь если я правильно понимаю, вы появились неслучайно в жизни этого музыкального коллектива, вы где-то его услышали.

О. Буробин

– Ну это, конечно же, не случайно. А услышал я его, просто случилось так у меня в жизни, что не с кем было поделиться своими эмоциями, а проще говоря, просто поиграть музыку, то, что для меня привычней, чем я там всю жизнь люблю заниматься. Я, естественно, полез в интернет искать единомышленников, к которым можно было бы присоединиться. И там как раз я вот наткнулся, и это не случайно.

А. Митрофанова

– Главное слово сегодняшнего вечера.

О. Буробин

– Группа «Кукушкин баритон». Что опять же про названию. Я сейчас не помню ни одной группы, которая мне попадались в этом поиске, а вот «Кукушкин баритон» я просто сразу запомнил, поскольку такое название. И думаю: интересно, «Кукушкин баритон». Думаю, надо послушать, что же там ребята играют. И там по ссылочкам прошел, послушал их материал и просто… А при всем при этом у меня еще была и бас-гитара одета и подключена…

А. Митрофанова

– И вы тут же включились в процесс.

О. Буробин

– И тут же просто сыграл там практически все, что у них было выложено в интернете. Получил огромное удовольствие.

В. Емельянов

– И хороший гонорар.

О. Буробин

– Ну гонорар это другой совершенно вопрос. Ну и написал, собственно, какие-то слова добрые, предложил как-то это свои, так сказать, услуги.

Н. Резник

– Предложил свою дружбу и любовь.

О. Буробин

– А им как раз требовался бас-гитарист.

А. Митрофанова

– А вам как раз требовалось, надо же какое совпадение.

О. Буробин

– В ответ получил сразу же приглашение приехать на репетицию. Ну и там все это завязалось.

Н. Резник

– Закрутилось. Закрутила жизнь.

А. Митрофанова

– Что для вас самое главное в том, что вы делаете сейчас вместе с этим музыкальным коллективом, почему он вам понравился?

О. Буробин

– Ну вы знаете, самое главное это жизнь. Музыкант живет, пока он в музыке, когда он с людьми. И это же средство общения – музыка, средство общения между людьми. Как только это прекращается, музыкант начинает умирать. Ему надо обязательно общаться с людьми посредством музыки, поскольку он музыкант.

А. Митрофанова

– Вот это, кстати, очень интересно. То что музыка средство общения для людей, которые ее исполняют. То есть не как форма самопрезентации, а именно как форма общения.

О. Буробин

– Конечно же, это общение, оно очень тонкий процесс, в котором невозможно как-то покривить душой. Потому что слова, да, слова можно сказать разные, словами можно обмануть, можно создать какое-то ложное впечатления там о себе, вообще там о чем угодно. А посредством музыки общаясь, люди просто становятся беззащитными, откровенными, открытыми и понятыми для таких же людей, для таких же музыкантов. Посредством музыки сразу понятно, что за человек, если мы с ним сели поиграть вместе.

Н. Резник

– Слышит ли он тебя, да.

О. Буробин

– Как он играет, слышит ли он тебя. На какой волне он вообще, что у него там в душе, какой у него там музыкальный багаж. Это же отображение багажа жизненного какого-то, духовного.

А. Митрофанова

– Нина, а вы не боитесь вот этой открытости? Ведь могут сделать больно. Вы знаете, многие люди боятся открываться именно потому, что боятся боли.

Н. Резник

– Ну я наверное в этом смысле такой человек закаленный и, может быть, немножечко даже туповатый.

А. Митрофанова

– В хорошем смысле слова.

Н. Резник

– В хорошем смысле. Я не боюсь, потому что ну конечно, любому человеку не откроешься. Конечно, когда приходит новый музыкант, понятное дело, что не сразу ты начинаешь с ним жить как бы душа в душу. Начинается притирка, приладка. И очень многие музыканты после первой же встречи, так сказать, уходят или мы говорим, что нет там, друг, прости там, все такое. А когда происходит вот эта встреча, то все уже, как бы все понятно. Все равно уже, так сказать, ну все равно человека видно. Вот Олег говорит, что можно обмануть, там…

О. Буробин

– Словами.

Н. Резник

– Да словами ты хоть что говори, но все равно видно, когда человек может обидеть, а когда нет.

О. Буробин

– Конечно, есть каких-то профессиональные люди, которые актеры по жизни. Могут такое сыграть, что сразу и не увидишь.

А. Митрофанова

– А есть профессиональные манипуляторы, которые тоже владеют разными техниками.

О. Буробин

– Да, а потом по поводу открытости, мы же открываемся не сразу. Сначала приоткрываемся, начинаем там как-то прочувствовать друг друга, а потом, когда какое-то возникает взаимодействие, какое-то единство, тогда уже можно открываться как-то более шире.

Н. Резник

– Ну это тоже уровень группы, когда говорят: сыгранность, не сыгранность – это как раз тоже ощущение, когда вы вместе, как один организм. Ощущение, кстати, вот бывает на концерте, бывает от волнения, да, чувствуешь какую-то разрозненность, что-то такое приходится собирать как бы себя, всех вот как бы собирать. А бывает такое, что раз – открывается, и как бы накрывает какая-то общая волна.

В. Емельянов

– Ну двух концертов одинаковых не бывает, бывает по-разному, и так и этак, но это совершенно ни о чем не говорит. Это в равной степени, как, вы знаете, то же самое что в театре. Можно играть десятилетиями спектакль, и один спектакль, бывает, проходит прямо вот как воздух, как будто вдохнули и выдохнули, а бывает, что люди мучаются просто. Это видно, что люди на сцене мучаются. Хотя коллектив тот же самый, с которым они играют уже там пять-семь лет этот спектакль, и в данный момент они мучаются.

Н. Резник

– От очень многих факторов зависит, от ощущения, от состояния. Но если вдруг это происходит, это вообще очень счастливое состояние. Я даже помню, что люди действительно с большим опытом, типа Инны Желанной и других музыкантов, они рассказывают, что: о, вот был концерт просто потрясающий! То есть у них тоже бывают эти волнообразные как бы ощущения, да, у всех бывает. Но когда это происходит хотя бы первый раз, то уже понимаешь, что ну как бы это здорово, все, мы группа. Я помню, что вот в марте как раз, после нашего дня рождения группы, вот это ощущение я прочувствовала. Когда мы закончили, я говорю: ребята, сегодня я почувствовала, что мы группа. А до этого очень много работы было, так сказать, мы делали программу и все. Да, это замечательное ощущение.

А. Митрофанова

– Мне кажется, оно своего рода откровение такое. Потому что если творчество, оно тоже от Творца, то есть, по сути, по природе своей оно от Бога. И то, что мы можем что-то в жизни творить, это, мне кажется, как раз такое проявление, одно из проявлений вот этой очень важной нашей, ну как это сказать, грани. Ведь мы же образ и подобие. И когда происходит вот такое, как это сказать, такая гармоничная такая…

Н. Резник

– Взаимопроникновение.

А. Митрофанова

– Да, такое взаимопроникновение, то ну получается, что все очень как-то настроены на одну волну. И это такое ощущение присутствия что ли, вот того самого главного присутствия. Это как то же самое, вы говорите о встрече, что вот и произошло, и ты понимаешь, что произошла встреча. А я понимаю, вспоминаю замечательный текст владыки Антония Сурожского, который называется «О встрече». Мы его не раз здесь уже поминали, в студии радио «Вера», где он говорит о том, что настоящая встреча между человеком и человеком, она происходит тогда, когда мы видим не столько глазами, сколько ну как бы вот какую-то глубинную сущность прозреваем в человеке. Вообще из этого любовь рождается. Ну не обязательно там какая-то, да, между мужчиной и женщиной, есть же разные грани любви. И вот я так чувствую, что то, происходит у вас, это вот сродни таким вещам.

О. Буробин

– Да, это абсолютно точно.

Н. Резник

– Ну как в семье, собственно, тоже: первая влюбленность, потом работа, и в то же время внутреннее проникновение как бы в человека, понимание. Как вот кто-то сказал, что группа это как жениться на четверых, если четыре человека или на пятерых там и так далее. То есть все равно это единый организм, который живет в любви. И, кстати, вот мне кажется песня «Псалом» наша, она об этом, что ощущение того, что что-то происходит все время, какое-то общение.

В. Емельянов

– Вот давайте мы ее и послушаем.

Это программа «Светлый вечер» на радио «Вера». В студии Владимир Емельянов и Алла Митрофанова. И наши сегодняшние гости. Нина Резник, автор и исполнитель собственных песен и не только собственных, кстати, лингвист, филолог, криэйтор, пиарщик, в недавнем прошлом еще и педагог в школе. На один год, правда, но тем не менее. Это группа «Кукушкин баритон». И Олег Буробин, бас-гитарист этой группы. А мы вернемся буквально через минуту.

В. Емельянов

– Еще раз добрый светлый вечер вам, дорогие слушатели. Владимир Емельянов, я Алла Митрофанова. И я с удовольствием напоминаю, что в гостях у нас сегодня члены музыкального коллектива «Кукушкин баритон», который мы нежно любим. Нина Резник – автор песен, вокалист, и вообще у Нины длинный список регалий, и вы и лингвист, и педагог. И вот Володя перечислял, я прямо сидела и удивлялась. Олег Буробин, бас-гитарист, аранжировщик композиций нового альбома, который мы сегодня представляем, он называется «Озеро И». Мы говорим и об этом альбоме, и вокруг него тоже. Сейчас композиция, которую мы слушали в конце предыдущей части нашего разговора, она называется «Псалом». И там есть удивительные слова, я прямо даже выписала себе: «Я верую в чудо без обмана, я знаю, это ты, мой город золотой». Городом золотым принято называть Иерусалим, вы его имели в виду?

Н. Резник

– Небесный Иерусалим, конечно.

А. Митрофанова

– Небесный Иерусалим. А тогда, пожалуйста, расскажите, как, что для вас это значит. Простите, что такой вопрос, ну просто это действительно, мне кажется, очень интересно.

Н. Резник

– Ну это то место, где обитает душа, наверное. То есть тут сложно сказать. Вы знаете, это все какое-то, в слово невозможно все воплотить, да, все то значение, которое мы мыслим себе, которое мы ощущаем. Но это то место, где душе хорошо, где она очищена от всех наслоений, где она чиста, где видит мир, свет, да, все как может быть в своем первозданном виде. И меряет по этому свету, который она ощущает, все остальное. То есть некая, да, чистая призма, чистая линза, через которую мы видим людей и мир, и все. Ну наверное, так вот красиво я скажу. Но вообще это как бы некая мечта, это вечный зов какого-то вот этого небесного места, куда мы все, в общем-то, пойдем.

А. Митрофанова

– Дай Бог его слышать, этот зов. Мне кажется, что это, для этого должны быть какие-то антенны настроены.

Н. Резник

– Ну мы стараемся. Мы стараемся настраиваться, собственно для этого мы здесь все.

А. Митрофанова

– Ну здесь, вы имеете в виду, здесь – в общем на земле.

Н. Резник

– Да.

А. Митрофанова

– Просто, знаете, мне кажется, мы иногда забываем что ли об этом. И все вот эти наслоения, о которых вы сказали, они начинают как-то захламлять наше внутреннее пространство, и места для вот этой чистоты там как-то уже не остается. Почему так происходит, я не знаю. Ну вернее, как принято говорить в таких случаях, это испорченная вот эта падшая человеческая природа, потому что мы все люди несовершенные и так далее.

В. Емельянов

– Расслабиться надо просто и получать удовольствие от жизни, вот что я считаю по этому поводу.

Н. Резник

– Ну потом у каждого свое, каждый свой характер имеет. Кто-то с детства пессимист, кто-то меланхолик, кто-то, наоборот, оптимист. Как я говорю, немножко туповатый такой, да, то есть как ни бей, все равно все хорошо и так далее. То есть все зависит еще от характера, да, и поэтому кому-то приходится преодолевать вот эту свою меланхолию, и ему тоже даются люди, которые ему готовы помочь и так далее, какие-то ситуации. А кто-то сам справляется. По-разному. Но все равно, да, происходит все по-разному у всех. Но антенны у всех есть, совершенно точно, всем даны.

А. Митрофанова

– Согласна с вами. Абсолютно согласна. И, как правило, принимают они тот самый верный сигнал. А дальше уже вопрос, обращаем мы внимание…

О. Буробин

– Главное, на нужную волну настроить эти антенны.

Н. Резник

– Ну конечно, да.

О. Буробин

– Так чтобы они принимали…

Н. Резник

– Тот зов, который нужно.

О. Буробин

– Тот посыл, который нужен, который интересен, который вдохновляет.

Н. Резник

– Да, потому что зовы-то от разных мест бывают.

О. Буробин

– Да, посылов очень много всяких, разных.

А. Митрофанова

– Нин, а вы нам обещали в первый части нашего разговора рассказать историю еще об одной неслучайной встрече, благодаря которой появился этот альбом.

Н. Резник

– Да. Ну это в общем, говорю, для меня это последнее из последних чуд, чудес, которые с нами произошли. У Кирилла, нашего барабанщика, была ученица, взрослый человек, который очень любит музыку, любит рок и блюз. И она, собственно, хотела научиться играть на барабанах, потому что хотела играть эту музыку сама.

А. Митрофанова

– А она сама не музыкант.

Н. Резник

– Она не музыкант, она предприниматель, у нее модный магазин, в общем-то, все, она в мире моды существует, очень сильная женщина.

В. Емельянов

– Имена поэтому за барабанную установку она решила сесть?

А. Митрофанова

– Стресса очень много в жизни.

Н. Резник

– Нет, вы знаете, стресс…

В. Емельянов

– Полупить как следует по кастрюлям, чтобы щепки летели.

Н. Резник

– Нет, она именно такая настоящая бизнес-вумен, то есть она взялась вот прямо делать свой магазинчик там какой-то, да, она шла своим путем и так далее. Но при этом она очень любит музыку. Она ходит там в эти блюзовые клубы, слушает там всякие джем-сейшны, то есть прям вот очень любит музыку. Причем нашего возраста, то есть любит ту самую музыку, которую мы тоже любим и любили там Клэптона там, ну «Криденс» и прочее, «Роллинг Стоунз». Но мы-то играем фолк, а она любит блюз и рок-н-ролл, и рок. И как-то раз, в общем, поскольку мы общались там все периодически, она нас пригласила послушать там блюз куда-то в клуб, а потом мы пригласили ее на концерт. Она пришла, послушала, посмотрела, значит, наше это шоу там песочное. И как-то она так прониклась. Потом пришла на второй концерт, что удивительно, потому что она сама говорила, я удивляюсь, почему я полюбила вашу музыку, это мне не близко, я фолк, в принципе не люблю, ну как бы не близко. Пришла на третий концерт уже с друзьями, все. И в общем мы так уже общаемся после концерта, она говорит: ну какие у вас планы? Я говорю, ну вот хотели мы диск издавать, уже все готово, но вот был у нас там какой-то спонсор, вызвался вроде денег дать, но там не получилось. Она говорит: а давайте я вам дам деньги. Я как-то так сначала опешила, у меня внутреннее, значит, мое воспитание: не надо, ну как же так, что вы? Нельзя соглашаться, потому что ну как бы стыдно. А потом думаю: ну это же действительно чудо. Она говорит, а вы мне потом концерт просто сыграйте для меня и моих друзей, там ну будет дата какая-нибудь, повод. И я говорю: да, давайте. И вот Светлана Францева, назову ее, наш прекрасный друг. Именно она, да. И причем не было такого, что да, ну позвоните мне тогда-то, тогда-то. Прямо на следующий день уже все – мне на карточке лежали деньги, все. И мы с радостью вприпрыжку побежали, значит, сразу все это дело уже – искать фирмы, где это мы можем сделать. И нам, помимо Светланы, помогал очень много людей на самом деле. Но Свете большое спасибо, потому что это действительно, знаете, вот такой вот знаковый поступок, что человек не просто любит музыку, а он готов помочь музыкантам, да, помочь создать какой-то продукт. И потом я знаю, что она помогает не только музыкантам, но она вообще, она хоть и запрещает, говорю, об этом рассказывать, но в принципе я знаю, что она и благотворительному фонду помогает детскому, и собачьему приюту помогает, то есть в принципе человек такой, очень хороший.

А. Митрофанова

– Дай Бог здоровья.

Н. Резник

– Да, дай Бог ей здоровья и всяческих удач в жизни.

А. Митрофанова

– Я так понимаю, что и вам тоже эта деятельность не чужда.

Н. Резник

– Ну да, ну мы с удовольствием играем, куда нас приглашают, тоже на разных благотворительных концертах. По-моему, это даже обсуждать странно, потому что а как иначе, конечно, если нас зовут, то надо идти и играть. Тем более, что если нашу музыку любят.

А. Митрофанова

– Но благотворительных концертах как иначе? Как иначе: а сколько денег дадите? Ведь благотворительный концерт…

Н. Резник

– Так бывает?

А. Митрофанова

– Ну не знаю, наверное, бывает по-разному. А мне кажется, что это как раз, знаете как, бывают такие ситуации, когда ты отдаешь совершенно безвозмездно, то есть даром, как говорили в известном мультфильме, в известной книге. А потом что-то такое происходит абсолютно иррациональное, вот это невозможно измерить как-то, ни там деньгами, ни какими-то, не знаю, инвестициями, взаимозачетами ну не измеряется. Ты даже описать толком не можешь, что происходит. Просто оказывается, что ты с кем-то делишься, а кто-то еще делится с тобой. Вот это, знаете, такое умножение добра какое-то происходит. Такой очень важный же процесс.

Н. Резник

– Конечно. Ну вы знаете, я так скажу, в благотворительных концертах важно вот что, важно, чтобы организатор этих благотворительных концертов полностью осознавал, что он должен быть полностью профессиональным, то есть организация должна быть на высоте. Не бывает такое, что ты приглашаешь группу бесплатно поиграть и можешь ничего не предоставлять – ни аппарат, машину, ничего. То есть мы все равно как бы говорим, что мы сыграем бесплатно, но вы должны вот какой-то…

В. Емельянов

– Ну нормально.

Н. Резник

– Ну часто люди пытаются сделать хорошо, но не умеют, не знают, как. И поэтому они начинают как-то все вот междусобойчик, как какой-то драмкружок такой школьный, знаете.

В. Емельянов

– Любительщина.

Н. Резник

– Да, очень сильно любительщина, и поэтому, конечно, мы сейчас уже немножко научены, я даже могу мастер-класс, наверное, давать, как вычислять вот эту любительщину. Очень много мы, конечно, ну как сказать, напоролись много раз на такой непрофессионализм, но что делать.

А. Митрофанова

– Олег, а у вас есть какая-то любимая композиция из этого альбома? То, что вам ближе всего или то, что тронуло как-то особо, может быть?

Н. Резник

– Может, еврейская песня?

О. Буробин

– Еврейская, да.

В. Емельянов

– А почему они вообще так трогают-то всех еврейские песни? Вот тоже вопрос, хотелось бы порассуждать немножко.

О. Буробин

– Ну, это вопрос такой трудный, это надо подумать хорошенько. Почему же еврейские-то песни…

А. Митрофанова

– Душевные, наверное.

О. Буробин

– Может быть, мы все евреи как-то отчасти.

Н. Резник

– Ну да, в какой-то степени, мы же все близки с этой культурой в какой-то степени. Ну я так точно частично, у меня там много всего.

В. Емельянов

– Ну у вас там крутой замес, у вас и армянские, и греческие, это вообще. Я себе не представляю, что это за характер такой в быту.

Н. Резник

– Это ужасный.

В. Емельянов

– Но смесь, мне кажется, вот именно творчески интересна. Потому что все три народа, во-первых, это совершенно невероятные дары творческие вообще все людям: и Греция любая, и современная, и античная, и Армения, ну а про еврейский народ уж что говорить.

Н. Резник

– Да, это три таких культуры. Причем интересно, что, естественно, все три культуры как бы не то чтобы мной изучены, нет, конечно, но, по крайней мере, я про них что-то знаю. Я слушаю армянскую музыку, я смотрела, так сказать, там и писателей читала армянских там, и греческую музыку и прочее, так сказать, культурные ценности мы тоже познавали. И еврейская культура, конечно, очень сильно воздействует. Но не могу сказать, что прям вот я такой этнический человек. Нет, я как раз больше русская, потому что, естественно, всю жизнь живу в России, и музыка собственно на меня огромное оказала влияние, именно фольклор русский. Но с восточными, наверное, мотивами, я надеюсь, она все-таки через меня выражается как-то по-другому.

В. Емельянов

– Коль речь зашла о еврейских песнях, давайте тогда послушаем еврейскую песню.

Н. Резник

– Да. Это песня не моя. Это песня на слова Ицика Мангера, еврейского поэта. Честно говоря, не знаю, кто музыку написал, но она мной немножко переработана, то есть этот мелодический период чуть-чуть сокращен.

В. Емельянов

– То есть вы ее где-то слышали до этого, да?

Н. Резник

– Я ее слышала. Да, я ее слышала в интернете, она мне очень понравилась, запала просто в душу, и я ее стала напевать. Но, видимо, напевала ее немножко по другому, и она мне немножечко чуть-чуть переделалась как бы. Вот попыталась я ее перевести, сделала свой текст, ну как бы по подстрочнику, естественно. Очень такая история милая.

В. Емельянов

– Итак, Нина Резник и «Кукушкин баритон». «В поле дерево» называется песня, которую мы сейчас с вами услышим.

В. Емельянов

– Нина Резник и «Кукушкин баритон». «В поле дерево» – это так песня называлась, которую мы послушали. Это программа «Светлый вечер». В студии Владимир Емельянов и Алла Митрофанова, и наши сегодняшние гости: Нина Резник и Олег Буробин, бас-гитарист группу «Кукушкин баритон». Нина, вы знаете, я хочу сказать, что тем слушателям нашим еврейским, которые нас слушают, и что я счастлив за них безмерно, если они хоть где-то здесь, хоть какой-то намек вообще в принципе на еврейскую песню услышали, я рад за них безмерно. Потому что эту песню можно назвать в равной степени французской, в равной степени чешской и так далее. Даже характерных каких-то музыкальных таких вот, ну как сказать, прихватов, назовем это так, каких-то еврейских даже я вообще не услышал.

Н. Резник

– Да что вы? Здорово.

А. Митрофанова

– Вы знаете, мне кажется, что смыслы, которые в этой песне прозвучали, они абсолютно универсальны.

В. Емельянов

– Вы просто так анонсировали: еврейская песня.

А. Митрофанова

– Когда в конце там: «Тянут валенки к земле, тянут рукавицы, не дала мамуля мне превратиться в птицу». Вот понятно, что мама это святое и папа это святое. Вообще родители это святое, это не обсуждается. Но часто бывает так, что, знаете как, любовью можно залюбить до смерти, да, закутать, настолько перестраховать собственно дитя, что из него вырастает просто беспомощный человек, который и во взрослом возрасте сохраняет инфантильность. И в общем, конечно, это такая песня, мне кажется, очень философская. И всем настоящим или потенциальным родителям такой тонкий намек, что все-таки свобода как-то вот ребенка, да, что нужно смотреть очень внимательно и сохранять ее.

В. Емельянов

– Невозможно, просто мама лучше знает, что ты хочешь.

О. Буробин

– Не надо путать любовь с эгоизмом родительским.

А. Митрофанова

– Кстати говоря.

В. Емельянов

– Это мы в другую тему сейчас, друзья мои, уходим совершенно.

Н. Резник

– Я замечаю по себе, замечаю, что хочется, конечно, так это…

А. Митрофанова

– Отформатировать под себя.

Н. Резник

– Отформатировать, потому что ты знаешь, что если он сделает этот шаг, то он упадет. Но он должен сделать этот шаг по-любому, то есть он должен упасть.

В. Емельянов

– Я тоже так считаю.

А. Митрофанова

– Почему? Иначе у него не будет этого личного опыта.

В. Емельянов

– Да, конечно, он в следующий раз будет смотреть под ноги. Ну может быть, не сразу, ну хотя бы, и еще раз оступится – уже точно будет смотреть под ноги.

Н. Резник

– Поэтому должен быть папа. Мама еврейская это хорошо.

В. Емельянов

– Мама еврейская – это чудесно.

Н. Резник

– Папа, который говорит: иди, и пока не набьешь себе шишек, не возвращайся. Так это все и работает.

А. Митрофанова

– Это в любом случае мама и папа, когда эта полнота есть, она да, там все как-то ну в таких каких-то, не знаю, мне кажется, в здоровых семьях это уравновешивается. Потому что варианты разные бывают. Ну вот это выученная беспомощность, она, мне кажется, знаете, как-то прямо у нас в XXI веке сегодня нередко дает о себе знать, к сожалению.

В. Емельянов

– Говорят, на западе чуть ли не до сорока лет.

А. Митрофанова

– О да, ну когда…

В. Емельянов

– Жить с мамой, с папой поудобнее, потому что не надо денег тратить. Что вот вообще для них вот этот слом вообще происходит. Потому что ну мы знаем это все, все эти истории, что, ну правда, ребята заканчивают свою высшую школу, сколько у них там классов, 12, я не знаю…

А. Митрофанова

– Ну в 21 год, примерно.

В. Емельянов

– Условно говоря, да, и они уезжают, они поступают в какие-то университеты, они этот дом родителей своих, они его покидают и приезжают туда уже только раз или два в год. А сейчас вообще не та история. Да, они и не хотят уезжать от родителей. Они готовы там какие-то деньги давать там на совместный холодильник, на был, на все такое. Не хотят, потому что удобно. Удобно. А свои семьи не хотят создавать.

А. Митрофанова

– Ну это, кстати, проблема.

В. Емельянов

– Это проблема, и об этом говорят очень громко сейчас. Ну вот это можно спокойно совершенно, я в интернете просто наталкиваюсь регулярно на это.

Н. Резник

– Хорошо, что мы не там, что мы здесь.

А. Митрофанова

– Вы знаете, здесь тоже так бывает. Это не суть где, там или здесь, это общая какая-то тенденция.

В. Емельянов

– К нам это все доходит, помните, лет через пять, через десять.

А. Митрофанова

– Давайте вернемся к альбому. Я смотрю на него, и мне обложка очень нравится. Здесь присутствует песочная анимация. Расскажите, потому что песочная анимация это тоже такое чудо отдельное большое.

Н. Резник

– Ну в общем да. Песочная анимация чем удивляет, тем, что это все происходит сию секунду, как музыка. То есть вы, конечно, что-то готовите, я знаю, вот Катя Шеффер, которая делает с нами концерты частенько и рисует под нашу музыку, она, конечно, готовит дома какие-то сюжеты. Но все равно, она говорит, я как… Кто там у нас с крыш-то стреляет, как они называется? Как снайпер, говорит, себя чувствую, потому что нельзя ошибиться. Вы в реальном времени должны создать этот рисунок, и причем он все время перетекает…

В. Емельянов

– А у вас это проекция на концерте?

Н. Резник

– Да, в реальном времени. И в реальном времени происходит. В чем чудо еще песочной анимации, в том что этот рисунок, он все время перетекает в новый рисунок, там нет статичных форм, да, все время этот трансформируется в другой, тот в третий и так далее. И это, конечно, очень интересно. Еще до конца у нас не осознали как бы красоту этого жанра, мне кажется. Он одно время покорил сердца, потом куда-то так сказать ушел в небытие. Сейчас он опять завоевывает как бы сцену. И рисунок, который мы использовали, это как раз рисунок на песню «Озеро И», который Катя как раз рисовала под нашу музыку. И этот рисунок мы просто взяли, отдали одному дизайнеру, Оле Шашковой, которая сделала из нее такую обложку, которую мы сейчас видим, ту картинку. А всю верстку и все остальное, шрифты и прочее-прочее, упаковку делал наш друг Саша Сургучев, тоже постоянный наш бессменный друг, дизайнер, который нам помогает. И хотелось бы еще сказать, что и звукорежиссер, который с нами работает, работает абсолютно бесплатно, то есть все люди, которые с нами делали этот альбом, они работали абсолютно бесплатно.

А. Митрофанова

– Вот это альтруизм.

Н. Резник

– Да, вот просто из дружбы, из того, что им нравится наша музыка, и так далее. И звукорежиссер Аня Топорова, которая уже третий диск нам записала. И человек Леша Иванов-Скрипко, который тоже так же из интернета, вернее, мы встретились на фестивале, он был звукорежиссером. Потом он нам написал: ребята, я хочу с вами работать, хочу с вами сводить диск там и так далее. Мы вот, собственно, с ним сделали этот диск. Так что, да, люди есть, они встречаются. Спасибо Господу за это, как говорится.

В. Емельянов

– А давайте немножко о ваших планах вперед поговорим. У вас как сейчас, закрытие сезона, как это в театр называют или вы по полной программе?

Н. Резник

– Нет.

А. Митрофанова

– Разгар? Фестивальное лето?

Н. Резник

– Фестивальное лето, мы уже побывали на «Дикой мяте», и очень просто потрясены организацией, атмосферой на этом фестивале. Мы давно туда хотели. И как часто бывает, сначала мы очень хотели на «Мир Сибири», мы туда поехали. Теперь мы в этом году мы очень хотели на «Дикую мяту», мы туда попали и очень довольны. Замечательные люди, замечательная атмосфера, музыка, просто прекрасно, дай Бог здоровья организаторам, и вообще жизни этому фестивалю. И много других фестивалей, на которые мы собираемся поехать, сейчас фестивальное лето действительно. Ну мы собираемся и концерты какие-то давать. Но думаю, что осенью мы сделаем большую презентацию диска. Сейчас мы работаем над тем, чтобы выложить это в цифровом формате на такие интернет просторы, так сказать. Я уже сейчас нахожу, забиваю «Кукушкин баритон», непонятно, как попали на эти порталы наши произведения, но они там есть. Ну и ладно, ну и слава Богу.

В. Емельянов

– С одной стороны.

Н. Резник

– С другой стороны, есть люди, которые хотят скачивать, именно скачиввать нормально с нормальных сайтов там.

А. Митрофанова

– За деньги, официально.

Н. Резник

– За деньги, официально музыку хорошего качества. Им это нравится. Они чувствуют себя, так сказать, нормальными людьми, да, достойными, так сказать, пришел, купил как бы вещь. Ну по-разному, а у кого-то нет денег, например, ну пришел, скачал как смог, где смог.

В. Емельянов

– Ну да. А кто еще больше денег там сможет наскрести, пойдет просто на концерт и получит удовольствие от живого выступления. Кстати, когда у вас ближайший?

Н. Резник

– Я всех приглашаю к нам заходить в группы на фейсбуке, вКонтакте, даже в Одноклассниках мы есть.

В. Емельянов

– И там афиши, да?

Н. Резник

– На ютубе, там есть афиши. Мы в сентябре, скорей всего, в середине сентября будем делать большую презентацию. Я надеюсь, что мы в сентябре просто найдем ту площадку, на которой мы это будем делать, большую презентацию, красивую, с продажей дисков и так далее. С песочной анимацией, как мы это любим, с приглашенными гостями. Ну а летом у нас будет, конечно, и в августе будут концерты какие-то, ну это тоже надо смотреть в группе.

В. Емельянов

– Здесь в Москве или выездные тоже?

Н. Резник

– В Москве, но мы думаем над выездными.

В. Емельянов

– Вообще много ездите?

Н. Резник

– Нет. Не много, потому что для этого нужда дистрибуция, то есть, грубо говоря, нам нужен промоутер, который будет это все делать. У нас пока такого человека нет. И все пока, что делаю сама.

А. Митрофанова

– А песочная анимация будет у вас на презентации?

Н. Резник

– Будет на презентации, будет.

В. Емельянов

– Аллочке прямо отдельно в конверте.

А. Митрофанова

– Я очень люблю песочную анимацию. Потому что это же такое это чудо, которое, знаете, рождается здесь и сейчас, и оно такое мимолетное. Оно какое-то вот хрупкое, хрустальное, и которое, ну вот я не знаю, как, как вот, знаете, художник, который внутри себя какой-то удивительный мир носит, и он периодически, знаете, как завеса этой тайны, она приоткрывается, и вот эта вот песочная анимация. А потом – раз и все, и уже ничего от этого не осталось. И это, мне кажется, такое прям, знаете, как прорыв такой. Мне очень нравится следить за тем, как то происходит, вот это волшебство смены картинок с помощью вот этих фантастических рук, фактически волшебных рук.

Н. Резник

– Да, ну у нас еще такое сочетание песен. Мы специально выбрали для Кати такие песни, которые именно такие глубоководные,. то есть они погружают. Это вот песня «Озеро И», которая стала названием альбома, это песня «Остров». Там где использована как раз японская флейта сякухаси, вот мы пригласили музыканта, который нам сыграл.

А. Митрофанова

– Как интересно.

Н. Резник

– И там такое вот, мне кажется, настроение создается, когда вот человек просто может погрузиться, смотреть на это видео и как-то отдыхать душой, там как-то в общем плавать в этом мире.

В. Емельянов

– Ну мы сейчас нашим слушателям песочную анимацию предоставить не можем, но можем предоставить звук. А уж если люди дома находятся или в качестве пассажира едут в автомобиле, то глаза всяко можно прикрыть и просто насладиться музыкой. Послушаем завершающую композицию на сегодня, «На семи холмах» она называется.

Н. Резник

– Да, но эта композиция, сразу скажу, эта композиция, она как бы, под нее нет песочной анимации, такая энергичная песня про Москву, про жизнь, про такое вот ощущение опять же мира, жизни, времени, наверное. Вот так.

В. Емельянов

– Это была Нина Резник, автор и исполнитель собственных песен и не только собственных, лидер коллектива «Кукушкин баритон». И вместе с ней сегодня за компанию к нам пришел Олег Буробин, это бас-гитарист «Кукушкина баритона», аранжировщик в том числе последней пластинки, последнего альбома, который называется «Озеро И». Вот один из номеров мы вам сейчас поставим музыкальных. Это была программа «Светлый вечер». Ее для вас провели Владимир Емельянов и Алла Митрофанова. Прощаемся, до новых встреч.

А. Митрофанова

– До свидания.

Н. Резник

– До свидания. Спасибо.

О. Буробин

– До свидания, всего хорошего.

1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (4 оценок, в среднем: 5,00 из 5)
Загрузка...