Москва - 100,9 FM

Светлый вечер с Дмитрием Варшавским (06.10.2016)

* Поделиться

Дмитрий ВаршавскийУ нас в гостях был известный музыкант, певец, лидер группы "Черный кофе" Дмитрий Варшавский.

Мы говорили об истории группы "Черный кофе", о зарождении и развитии рок-музыки в СССР и о христианских темах в творчестве нашего гостя.

 

 

 


В. Емельянов

- Здравствуйте, это программа «Светлый вечер» на радио «Вера», в студии Владимир Емельянов.

А. Пичугин

- Алексей Пичугин, здравствуйте.

В. Емельянов

- Вы знаете. Когда произносишь такие слова как тяжелый рок, хэви-металл, хард-н-хэви, вообще, это немножко странно звучит для радио «Вера», обычно люди начинают, особенно старшего поколения, не то чтобы морщиться и кривиться, но так прищуривать глаз: «О, это все волосня визжащая, все эти какие-то сатанисты» и все такое прочее. А речь, вообще, на самом деле, не об этом. А о том, что наш сегодняшний собеседник, например, выпускник Гнесенского училища, выпускник музыкальной академии Лос-Анджелеса, и, вообще, музыкант, без которого все те музыкальные направления рок-музыки, о которых я сказал чуть выше, они бы в нашей стране не состоялись. Встречайте, легендарный Дмитрий Варшавский, лидер группы «Черный кофе», здравствуйте, Дмитрий.

Д. Варшавский

- Здравствуйте, добрый вечер. Приветствую всех в студии и всех слушателей наших.

В. Емельянов

- Ну, давайте начнем с самого начала. Группе «Черный кофе» исполняется, я так понимаю, 33 года, если считать с момента 1979 года.

А. Пичугин

- Да больше, чем 33 получается.

Д. Варшавский

- Тогда, да, побольше.

Д. Варшавский

- Нет, с 79 вы правильно считать начали, это будет 40 в 9 году, значит…

А. Пичугин

- 37.

В. Емельянов

- Вот у меня всегда было по математике плохо, у меня было три по математике.

Д. Варшавский

- Да, у меня тоже, я по идее это должен знать это, но когда у меня каждый раз спрашивают, сколько лет, я тоже таким путем сложных вычислений.

В. Емельянов

- Просто все дело в том, что с 79 года до первого «Магнита» альбома прошло какое-то время, а на всесоюзной фирменной грамзаписи «Мелодия» пластинка появилась…

Д. Варшавский

- В 87-ом году.

В. Емельянов

- В 87-ом году, называлась «Переступи порог».

Д. Варшавский

- Да, это большая была, а предвестником была маленькая пластинка, потому что альбом длинный был записан, он не помещался на пластинку, поэтому сначала маленькую выпустили с 4 песнями, где, как раз, песня «Листья» была, и потом вышла большая, где была песня «Владимирская Русь».

В. Емельянов

- Мы начнем с самого начала, потому что, я надеюсь, что нам часа хватит, если мы так вот реперно пройдем по всем точкам вашим. Странно, в то время уже, о котором идет речь, в общем-то, на Западе такие звезды как Black Sabbath, еще какие-то там  Led Zeppelin, в принципе, уже эта история заканчивалась. А у нас она и не начиналась. И вот вы, выпускник Гнесинского училища, кстати, между прочим, по классу электрогитары, что для меня лично было очень неожиданно, потому что я думал, что в Гнесинском училище преподают все, но только не электрогитару.

Д. Варшавский

- И для меня это тоже было неожиданно, потому что я поступил туда по классу виолончели, и потом, когда я узнал, что открылось вот это отделение, где обучают электрогитаре…

А. Пичугин

- А для кого?

Д. Варшавский

- Ну, это для артистов эстрады, скорее всего, это имелось в виду, у нас же советская эстрада в то время существовала, рок был запрещен, но эстрада-то была.

А. Пичугин

- Вокально-инструментальные-то ансамбли все были.

Д. Варшавский

- Ну, там много эстрадных разных было: и певцы, и оркестры эстрадные были, чего только не было, там на электрогитаре играли, и решили, что можно уже обучать игре на электрогитаре. И открыли отделение, где не только электрогитара, но там и ударная установка была, и бас-гитара, все соответствующие эстраде инструменты были.

В. Емельянов

- Меня всегда удивляло, почему в вашем коллективе такая большая смена музыкантов. Там два десятка почти сменилось.

Д. Варшавский

- Да, может быть, и больше даже, потому что, на самом деле, я никогда не был привязан к каким-то конкретным местам работы, скажем так, и из-за этого, допустим, одна поездка могла быть от одной филармонии, другая от другой, то есть выступление могло быть вообще по линии каких-то рок-клубов, которые тогда начали открываться.

А. Пичугин

- Тут, знаете, наверное, надо напомнить, что было время, когда группы, ансамбли вокально-инструментальные, для того, чтобы выступать, должны были быть привязаны к филармониям, различным городам.

Д. Варшавский

- Это чуть позже произошло, изначально не было такого, чтобы где-то была работа. У меня была только одна идея, где вот можно выступить, я там и выступал. К сожалению, таких возможностей было совсем немного, то есть сначала я по Казахстану, вообще, ездил…

В. Емельянов

- Полгода.

Д. Варшавский

- Да, полгода, это 84-85 год, тогда в России еще нельзя было давать такие концерты. Потом уже в 86-ом году немножко разрешили, и концерты в Москве небольшие начали проходить.

В. Емельянов

- К этому мы еще вернемся. Что касается изменений коллектива. Я так понимаю, что, в первую очередь, «Черный кофе» - это Дмитрий Варшавский, а остальные участники этого проекта, уже, получается, что это сессионные музыканты, их было огромное количество, и вы типа не привязывались никогда к коллективу, как таковому? Потому что мы знаем, например, что «Машина времени» - это, конечно, в первую очередь, Макаревич, это Кутиков, тем не менее, который тоже уходил-приходил, это Маргулис – трижды «возвращенец», трижды «ухожденец» из «Машины времени» и так далее и так далее.

А. Пичугин

- Ну, пока в статусе опять «ухожденец».

В. Емельянов

- Ну, и, тем не менее, костяк мы знаем других всяких групп, да, мы знаем, что это коллектив, что он в таком виде все время существует…

Д. Варшавский

- Ну. У меня немножко по-другому. Группа – это не группа людей, группа – это жанр, в котором записана моя музыка и представлена на концертах или записях. Это жанр, а кто играет, это как складывается, потому что коллектив, если где-то работает, тогда люди привязаны к работе, ездят по гастролям, получают зарплату, тут все ясно, но на тот момент, когда все организовывалось, ничего этого не было. Это мог быть один концерт в два года, в 80-ом – два концерта, в 81 – ни одного, в 82-ом еще концерт, поэтому как можно говорить о том, чтобы люди какие-то сидели рядом со мной два года и ждали пока я их позову, а я же профессиональных музыкантов всегда приглашаю, я думаю, это с этим связано скорее всего. Когда появились профессиональные работы, тогда уже люди стали работать со мной по 7, по 10 лет в основном, то есть все, кто со мной работал.

А. Пичугин

- А чем в таком случае отличается сольный исполнитель от группы?

Д. Варшавский

- Это жанр.

А. Пичугин

- А в чем различие жанров?

Д. Варшавский

- Это больше понятно для слушателей. Если просто на афише написать: Дмитрий Варшавский, на тот момент, да, даже если сейчас написать просто Дмитрий Варшавский, то, скорее всего, что все подумают, что я приду, и под гитару просто буду петь песни.

В. Емельянов

- А кто не знает, вообще, подумает, может, это новый шансон какой-то.

Д. Варшавский

- Что угодно, а когда написано группа, а тем более, рок группа, кстати, тогда уже было написано рок-группа. В Казахстане, например, не боялись этого, смело они поступали, там такой коммунистической обалделой пропаганды не было, как в России, и там было попроще, было написано московская рок-группа, между прочим, «Черный кофе» Дмитрия Варшавского. Поэтому людям понятно, на что они идут, и так до сих пор, поэтому это для того, чтобы было ясно, что они увидят на концерте.

А. Пичугин

- Просто потому что смотришь на разных артистов, например, группа «Ковчег», все понятно, это группа «Ковчег» Ольги Арефьевой, то Ольга Арефьева и группа «Ковчег», то еще как-то на афишах, то Вячеслав Бутусов и «Юпитер» с хитами «Наутилуса». Вот здесь начинается путаница, то ли это сольно, то ли это жанр группы, то ли что-то другое.

Д. Варшавский

- Да все только для слушателя.

В. Емельянов

- Потом, значит, происходит совершенно чудесное событие: Дмитрий Варшавский берет и уезжает в Соединенные Штаты Америки.

Д. Варшавский

- А, вы про это! Я думал, мы остановимся на событии, когда, вдруг, разрешили гастролировать – 87-ой год и так далее.

В. Емельянов

- Про это я могу одно сказать…

Д. Варшавский

- Для меня вот это было чудесным событием, а в Америку, то…

В. Емельянов

- да, про Америку мы еще поговорим, поскольку это для всех было событием… а я вот волею судеб живу, если так смотреть со сцены Зеленого театра Парка Горького, если в горку подняться, там два жилых дома, вот там я живу, и я все концерты, которые были в Зеленом театре Парка Горького конца 80-ых слушал бесплатно с собственного балкона.

Д. Варшавский

- Здорово.

В. Емельянов

- Мы, конечно, лазили через забор без билетов и все такое прочее, поэтому такие коллективы, как «Черный кофе», «Коррозия металла», «Ария», «Круиз» и куча еще всяких, включая «Бригаду С», Коперника, но это уже совсем другая история, всех тех, кто уживался там в центра Стаса Намина, все это было тогда вот оно, было свежо, и как раз это был мой подростковый возраст, когда хочется всего свежего и нового как можно больше набраться. Кстати, справедливости ради сказать, я так и не стал поклонником хэви-металл или такого тяжелого, конкретно тяжелого рока, я не знаю, почему это произошло, может, у меня просто ухо под другое было заточено, но вот я не являюсь поклонником этой музыки, просто, чтобы мы сразу все точки над и расставили. Вдруг, у меня будут какие-то неправильные слова и фразы вылетать относительно этого жанра, и чтобы вы меня могли поправить.

Д. Варшавский

- Запросто.

В. Емельянов

- Я могу гулять тут в темноте. Давайте, чтобы наши слушатели уже окончательно поняли, о ком тут идет речь и о какой музыке идет речь, поставим одну из ваших композиций, я не знаю, это будет песня или инструментальная композиция.

Д. Варшавский

- Наверное, есть смысл поставить песню, которая будет и по звучанию подходить к…

А. Пичугин

- Нашему формату?

Д. Варшавский

- Да, к вашему формату…

А. Пичугин

- Есть ли у нас формат?

Д. Варшавский

- Ну, формат у вас вряд ли есть, но по стилистике, по тому, что все привыкли слышать, поставим балладу, балладу, которую я написал еще в 85-ом году, потом на пластинке она через пару лет вышла. Она называется «Пылает за окном звезда».

А. Пичугин

- А запись, которую мы будем слушать, она была сделана когда?

Д. Варшавский

- В 87-ом году.

А. Пичугин

- А это все 80-ых записи, давайте слушать.

Звучит песня «Пылает за окном звезда»

В. Емельянов

- Это программа «Светлый вечер», у нас сегодня в студии музыкант, гитарист, композитор Дмитрий Варшавский, лидер группы «Черный кофе».

А. Пичугин

- Сейчас прозвучала песня «Пылает за окном звезда», вы говорите, что она в 87-ом году была написана.

Д. Варшавский

- Она была издана на пластинке в 87-ом, а написана была где-то в 84-85 году, когда чудесным образом ко мне попали стихи чудесного русского поэта Сергея Клычкова, скажем так, скромного поэта, который совсем немного написал, и даже это стихотворение как-то затерялось, по ошибке даже было причислено к творчеству Мандельштама,

А. Пичугин

- Но чем-то похоже, действительно, на Мандельштама.

Д. Варшавский

- Они в одно время писали, жили.

А. Пичугин

- И жизнь свою, к сожалению, закончили одинаково, в 37-ом году был расстрелян Сергей Клычков.

Д. Варшавский

- Они вообще и знакомы были, даже были друзьями, Сергей Есенин с ними тоже был, это, скажем так, одна компания поэтов. Сергей Клычков совсем неизвестный поэт, но благодаря этой песни, которая стала известной, Слава Богу, теперь моно говорить о нем, как о большом поэте.

В. Емельянов

- Ну и мы продолжаем экскурс в историю Дмитрия Варшавского и группы «Черный кофе». И вот, все, разрешили. Ура! Здесь, конечно, у всех все сорвало, просто этот плавильный котел, этот паровой котел, который был крепко закручен, эта скороварка, у которой через эту пимпочку забывали выпускать пар, по большому счету, крышку просто сорвало.

Д. Варшавский

- Да, вот, кстати, на счет «сорвало», как раз один из ответов по составу, в тот момент я набрал какой-то состав, и они где-то там играли, кто в ресторане, кто аккомпанировал кому-то. И вот я их беру, и первая поездка, мы едем на стадионы там, по 20-30 тысяч людей на концерт приходит, по несколько концертов в день на одном стадионе проходит, так несколько месяцев и у музыкантов, которые первые попали в такую заваруху, я-то уже проехал к тому времени весь Казахстан и многие рок-клубы разных городов, тоже вех сорвало и пришлось поменять, потому что они подумали, что это из-за них все происходит, что они вот такие.

А. Пичугин

- Что у них чувство вины было по отношению к себе, или перед вами точнее? Или наоборот?

Д. Варшавский

- Наоборот, они подумали, что это из-за них все, они – такие великие музыканты, что стадионы стали собираться. Но это им простительно, молодые же ребята были двадцатилетние.

В. Емельянов

- А вот принцип, что мы поровну делим этот успех – нет? Не было такого? И вы тоже, не только я?

Д. Варшавский

- Ничего там делить не нужно было, просто там людям тяжело в 20 лет такое пережить без подготовки, когда люди выходят, и полный стадион им рукоплещет.

В. Емельянов

- Ну, подождите, мы знаем более легкий жанр музыки, скажем так, популярной, хотя это не попса, как мы сейчас называем, но и эстрадой это особо не назовешь, группа «Браво», например, тоже совсем молодые ребята, но которым крышу не сорвало, мы не берем отдельных участников. Весь квартет «Секрет», которым крышу не сорвало.

Д. Варшавский

- Почему же? Они потому что, наверное, все это вместе проходили много лет, там другая история самодеятельная, но на счет «Браво» могу точно сказать, что там состав тоже полностью поменялся в 86-ом, 87-ом году, когда разрешили, там все поменялись, там остался только Женя Ховтанов.

А. Пичугин

- И кто-то еще, по-моему.

Д. Варшавский

- Ну, потом, правда, с течением времени возвращался кто-то, и до сих пор, возможно, кто-то Паша барабанщик, допустим.

В. Емельянов

- А вот у человека, когда начинается «крышеснос» этот, с ним разговаривать уже невозможно, да?

Д. Варшавский

- Да, он начинает разговаривать уже по-другому просто, мне, к сожалению, приходится с этим сталкиваться. Так набираешь новых людей, они приходят, смотрят там снизу вверх, заискивающе.

В. Емельянов

- Ну вы же для них все же мастер.

Д. Варшавский

- Да, но после того, как ты их берешь на работу, они входят на сцену, несколько концертов там, толпы этих поклонников, автографы, им очень нравится автографы давать, они начинают все это воспринимать и примирять на себя. И, на самом деле, это искушения, я в этом виноват, что я под такое искушение наших людей подвожу, на самом деле, этот грех-то на мне, горе, тому через кого искушение приходит, к сожалению, я подвел к такому искушению десятки человек, но что поделаешь, я их просто на работу нанимал, получилось так…

А. Пичугин

- То есть у вас фактически был трудовой договор, вы им платили зарплату…

Д. Варшавский

- Конечно, конечно. Ну, не со мной договор, а с администраторами, с менеджерами, я этим не занимаюсь, я песни пишу и пою.

В. Емельянов

- Идем дальше. Потом возникает Америка в конце 80-ых годов, что само по себе очень

А. Пичугин

- Модно было, в общем-то

В. Емельянов

-…хотя вы уже до этого съездили на гастроли в Америку. Это тоже все на волне перестройки, все понятно, на Западе это интересно, Корби там, перестройка, туда-сюда, Советский Союз, все очень хорошо, но поездка в Америку затягивается, чуть ли не на 10 лет, если быть точнее – 7.

Д. Варшавский

- Ну, да, на семь.

А. Пичугин

- Что происходит с «Черным кофе»?

В. Емельянов

- Вы чего туда поехали-то? Потому что все поехали, «Парк Горького» поехал.

Д. Варшавский

- На самом деле, здесь все остановилось, все-все поехали, и Кузьмин поехал, и «Браво», да все, и «Круиз», кто только не поехал. И «Ария» поехала, они правда в Западную Германию.

А. Пичугин

- Мы такие клевые, нас так хорошо принимают на родине, что уж Америку мы точно покорим.

Д. Варшавский

- Наверное, это тоже было в голове. Но у меня, по крайней мере, иллюзий не было, что я стану кумиром американских подростков, скажем так, мне это было просто интересно, восполнить тот пробел, который у нас у всех был, мы же не знали, вообще, что такое рок-музыка, как это. Особенно мне это было интересно технически, с точки зрения студийной работы

В. Емельянов

- То есть индустрия?

Д. Варшавский

- Да, индустрия музыкальных инструментов, которых у нас не было, первые 10 лет я играл на гитаре, вообще, которую я сам сделал…

А. Пичугин

- Как Брайан Мэй

В. Емельянов

- Что, правда что ли?

Д. Варшавский

- Конечно, на ней первые альбомы записаны, потому что у нас просто не было физически этих гитар, если где-то и была такая гитара, государством купленная, то она была у Людмилы Зыкиной, по-моему, в коллективе. Вот, так что все это было интересно, вплоть до самых мельчайших и огромных музыкальных устройств, пульта, студии звукозаписи.

А. Пичугин

- Вы попали в другой мир совершенно.

Д. Варшавский

- Конечно, я за этим и ехал, мне это было интересно. Это одна причина, а вторая причина, если вы вспомните вся страна в начале 90-ых ушла в челноки, в торговлю, интерес к музыке пропал, гастролей уже не было, если были гастроли, то это только фонограмма.

В. Емельянов

- Интерес к музыке, мне кажется, не пропал, потому что начинается «Ласковый май», начинается Женя Белоусов и все такое прочее.

Д. Варшавский

- Это фонограммная музыка, где люди просто ездят с кассетой одной, и, соответственно, аппаратура уже такая была. Когда я столкнулся с тем, что приезжаешь, тебе говорят: «Давайте фонограмму», я говорю, что нет фонограммы, куда включаться-то? А они говорят: «Нет, у нас можно включаться только в кассетный магнитофон, фонограмму поставить, а вот гитару включить, барабаны – у нас этого нет». То есть на местах я с этим столкнулся пару раз. И люди тоже: «Как? Вы играть? Нам играть не нужно, нам нужно вот деньги собрать».

А. Пичугин

- Я сам прекрасно помню, как мы организовывали концерт попсовой музыки в свое время на одной из своих прошлых работ, естественно, там был такой чес, все попсовые звезды пришли в этот клуб, они все пели под фонограмму, пришла одна единственная группа тоже попсовая и сказала: «Мы будем играть вживую», а так как там среди них был человек, который платил за банкет, он им имел право это сказать. Естественно, все организаторы стали бегать, потому что непонятно, какой им саунд-чек устраивать, и куда все это включать в данный момент.

В. Емельянов

- И кто будет рулить за этим пультом.

Д. Варшавский

- Да, конечно. Это все было неприспособленно в 90-ые годы, от этого я еще уехал, чтобы себя не похоронить.

А. Пичугин

- А вы ехали в никуда?

Д. Варшавский

- В никуда.

А. Пичугин

- То есть купили билет из Шереметьево и…

Д. Варшавский

- Именно так, да.

В. Емельянов

- И приехали вы, что, вот вы прилетаете, сходите с трапа самолета.

Д. Варшавский

- Ну, у меня, во-первых, были уже…

В. Емельянов

- Контакты?

А. Пичугин

- Там уже «Парк Горького» был.

Д. Варшавский

- Контакты были людей, которые уже пару месяцев назад там, кто-то уехал год назад. Опять же, те музыканты, которых мы перечисляли, поэтому все было известно, что там легко можно было заселиться, и жить, и музицировать.

А. Пичугин

- А зарабатывать как?

Д. Варшавский

- Ну, у меня так не стояла задача, я за предыдущие годы заработал немножко, то есть у меня не было задачи, где-то зарабатывать.

А. Пичугин

- В принципе, вы могли жить там и более-менее ни в чем себе не отказывать, и заниматься музыкой. А как вы музыкой там занимались? Где вы находили или узнавали там?

В. Емельянов

- Да, индустрию эту, как это все происходило?

Д. Варшавский

- Скажем так, у меня интерес был, прежде всего, английский язык выучить, как следует, что мне всегда было интересно, даже с точки зрения понимания англоязычных песен, на которых я вырос, до конца все равно не понятно было, о чем поют, то есть этот школьный английский не настолько был хорош, что там поют. Мне вот это было интересно, я изучал, погрузился в это, потом поступил в Академию музыки, там изучал, вокруг все это обросло какими-то знакомствами, связями, я начал выступать постепенно, потом поехал в тур по всей Америке.

В. Емельянов

- А скажите, пожалуйста, как вам, вообще, Америка пришлась? Я сейчас спрашиваю не потому, что сейчас это тренд, да, говорить, как там сейчас плохо или, наоборот, хорошо, и не потому, что сейчас модно об этом разговаривать, просто я знаю людей, которые пожили в Америке и вернулись, которые уехали в Америку и не вернулись, которые уехали в Америку и мечтают вернуться, но не вернутся никогда и так далее. Сколько людей, столько и историй.

Д. Варшавский

- Ну, на самом, деле, это все категории, вы правильно их перечислили.

В. Емельянов

-Как вам-то эта Америка?

Д. Варшавский

- Мне, именно с познавательной точки зрения, это очень полезно было и очень помогло. Я записал там пару альбомов: один – англоязычной, другой - русскоязычный, который здесь был издан с успехом, там довольно интересные песни появились из записанных.

А. Пичугин

- Ну, давайте про Америку продолжим говорить после песни, потому что тема интересная, там еще есть разные варианты, разные вопросы. Что мы будем слушать?

Д. Варшавский

- Давайте сейчас тогда перенесемся в сегодняшний день, и вот совсем недавно была записана песня, которая стала заглавной на новом альбоме, она называется «А Наш-то, Наш», на стихи известного поэта Тимура Кибирова.

В. Емельянов

- Да, он был у нас в гостях, читал, кстати, эти стихи сам.

Д. Варшавский

- Да, это совершенно уникальные стихи и благодаря им, наверное, эта песня сейчас стала одной из самых популярных в моем репертуаре, хотя вот она записана всего пару лет назад. Слушаем «А Наш-то, Наш»

Звучит песня «А Наш-то, Наш»

В. Емельянов

- Ну, что же эта песня, которую мы сейчас с вами послушали, называется «А Наш-то, Наш», написанная Дмитрием Варшавским, лидером группы «Черный кофе», на стихи Тимура Кибирова, только один маленький вопрос прежде чем мы прервемся на минуту, а сам-то Тимур слышал песню?

Д. Варшавский

- Я надеюсь, что слышал.

В. Емельянов

- А, то есть вы не обсуждали это с ним.

Д. Варшавский

- Мы пытались с ним связаться, но, к сожалению, мой администратор не смог найти его.

А. Пичугин

- Он в курсе хотя бы?

Д. Варшавский

- Надеюсь, что в курсе, потому что там в рауте он как автор указан, я думаю, может, через авторской гонорар…

А. Пичугин

- Вы правы, это авторские права…

Д. Варшавский

- Да, через авторский гонорар, возможно, он узнает, что эта песня исполняется, его стихи использованы.

В. Емельянов

- Просто интересна его точка зрения, что он думает по этому поводу, в общем, мне понравилось, на самом деле.

А. Пичугин

- Мне тоже.

В. Емельянов

-Итак, это программа «Светлый вечер» на радио «Вера», ее ведут Владимир Емельянов.

А. Пичугин

- Алексей Пичугин.

В. Емельянов

- И наш сегодняшний гость лидер группы «Черный кофе» Дмитрий Варшавский, мы действительно вернемся через минуту.

А. Пичугин

- Возвращаемся в эту студию, где сегодня я – Алексей Пичугин.

В. Емельянов

- И я – Владимир Емельянов.

А. Пичугин

- Беседуем с лидером группы «Черный кофе» Дмитрием Варшавским. Мы вот до песни говорили про Соединенные Штаты, мне интересно, насколько российская, советская, постсоветская музыка могла заинтересовать слушателей в США? Для кого вы там записывали несколько альбомов? Для России или для американского слушателя?

Д. Варшавский

- Один альбом записан для России, который и вышел здесь, издан был в свое время, и пользуется до сих пор таким широким успехом, потому что эта запись получилась уже с применением всех тех знаний и тех средств технических, которые были доступны для меня в Америке, но это было чуть позже. А первый альбом был записан для того, чтобы выступать там, гастролировать, попутно эта запись и была сделана, сделана она была на английском языке. А концерты там были как для наших бывших соотечественников, так и для обычных людей, которые ходят в американские рок-клубы.

А. Пичугин

- А как принимали?

Д. Варшавский

- Отлично принимали, это ведь зависит от того, как ты играешь, на нас же не шли как на звезд, я имею в виду американскую публику. Там каждый вечер играет какая-то группа, если клуб ориентирован на это, то каждый день там кто-то играет, также люди приходили и слушали, им нравится - они принимают хорошо, если хорошо играешь, а мы хорошо играли.

В. Емельянов

- Сейчас такая же история происходит в жизни «Черного кофе»? Это возвращение именно к клубной истории или это желаемые стадионы по-прежнему?

Д. Варшавский

- К счастью, да, далось вернуться на стадионы, летом – это работа на открытых площадках.

А. Пичугин

- Больше нравится такой формат? Или он больше подходит под стиль музыки?

Д. Варшавский

- Он больше подходит, потому что очень большой звук, его иногда тяжело вместить в маленькое помещение. Когда я вернулся, все же приходилось начинать заново, и начиналось все с небольших помещений, и явно это было, все приходили и говорили: «Ну, у вас такой звук, вам нужны вот эти площадки, которые раньше были», и , Слава Богу, постепенно они вернулись, потому что сам звук очень большой, звук гитары огромный, звук барабанов, ему нужен полет, воздух.

В. Емельянов

- А вот многочисленные фестивали, которых сейчас очень много, в любом регионе, на любой вкус. Есть главные фестивали, которые себя так и позиционируют, в общем, они, наверное, по сути, такими и являются, сейчас многие музыканты отказываются на одном из них выступать, говорят, что мы не хотим выступать перед танками и так далее. Это уже вопросы организаторов. Вы в таких фестивалях участие принимаете или все-таки для вас предпочтительнее сольные выступления? Имеется в виду, что выходит «Черный кофе» и работает концертную программу с перерывом, без перерыва, неважно, 40 минут, 2 часа с антрактом, но это «Черный кофе».

Д. Варшавский

- Конечно, такие предпочтительнее концерты, но, тем не менее, в фестивалях тоже принимаем участие, правда, в других, не вот в тех, которые называют себя главными, потому что там коррупционная составляющая у них присутствует, и, скажем так, там ворочают миллионами, если не миллиардами, я в этих схемах не участвую, поэтому меня не очень-то туда не зовут. Когда приходят на фестиваль 200-300 тысяч людей, это уже больше похоже на крупнейшее коммерческое предприятие, скажем.

В. Емельянов

- Ну, знаете, в принципе, так можно сказать о любом фактически старом рок-коллективе, что это уже не рок-группа – это коммерческое предприятие.

Д. Варшавский

- Ну, конечно, когда ты участвуешь в каких-то больших концертах, где приходят сотни тысяч зрителей, конечно, с этим сталкиваешься.

А. Пичугин

- А что делать, если ты играешь в этой группе уже тридцать лет, причем состав, наверное, один и тот же, и больше ты делать ничего не умеешь, потому что все тридцать лет ты играл в этом коллективе.

В. Емельянов

- Но многие музыканты умеют что-то делать, кто-то рисует, кто-то что-то еще делает.

Д. Варшавский

-Да, никто особо не жалуется на это. Это у меня просто мнение сложилось, скажем так, все равно, я думаю, если есть такие концерты, то музыканты выступают. Это у меня лично не сложилось вот с этими фестивалями какими-то, о которых вы говорили, которые позиционируют себя как самые известные. Но они не единственные.

В. Емельянов

- Понятное дело.

Д. Варшавский

- Есть десятки фестивалей с другой направленностью, в том числе с православной. Вот только что я приехал с фестиваля, мы выступали. Это фестиваль «Рок за Отечество» - Православный фестиваль, который организован православной церковью, это было в Жигулях.

В. Емельянов

- В Самарской области

Д. Варшавский

- Да, богатырская слобода, православное место.

В. Емельянов

- Много народу было?

Д. Варшавский

- Да, и там два дня подряд выступали коллективы со всей России.

В. Емельянов

- То есть там палаточный городок?

Д. Варшавский

- Да, но там много мест, где можно разместиться, в том числе и в платках, и в домиках каких-то. Ну, это пример того, что было совсем недавно. Также в течение всего летнего периода есть они.

В. Емельянов

- А, вообще, вот такая брутальная музыка, будем называть вещи своими именами, она жесткая и брутальная, она ни в какой диссонанс с православием, христианством не входит?

Д. Варшавский

- Нет, никакого диссонанса нет, я, допустим, собой какой-то брутальности не вижу, все-таки сейчас есть какие-то брутальные направления в металле, в том числе или в каких-то экстремальных стилях, вот там, действительно, есть какая-то брутальность. Здесь просто более сильная подача, я вот так это рассматриваю, в общем, никого это не пугает давным давно, после того, как появилась действительно брутальная музыка, в лице упомянутых групп и стилей, например, моя музыка уже давно не рассматривается как брутальная.

В. Емельянов

- Вы сказали, что фестиваль на Жигулях был организован Русской Православной Церковью, а как батюшки, вообще, на все происходящее на сцене реагируют?

Д. Варшавский

- Они очень хорошо реагируют уже давно.

В. Емельянов

- То есть они были в числе слушателей.

Д. Варшавский

- Конечно, и давно уже.

А. Пичугин

- Даже в числе музыкантов встречаются

Д. Варшавский

- Это же не единственный какой-то случай. Я в таком, скажем так, формате выступаю уже десять лет, если не больше. С тех пор, как из Америки приехал, в общем-то, у меня сразу начались православные концерты. Поначалу они были под гитару, потому что не знали люди, что это такое, потом когда они услышали, что это такое, в том числе и батюшки…

В. Емельянов

- То есть акустика просто была?

Д. Варшавский

- Да. Они один раз меня пригласили, второй раз. Вот, допустим, в Белгородской области, вообще, нет ни одного селения, скажем так, где я бы не выступал.

А. Пичугин

- Где? В Белгородской?

Д. Варшавский

- Да, я выступал там в каждом небольшом городке.

А. Пичугин

- Именно с группой?

Д. Варшавский

- Нет, сначала я проехал их с гитарой.

А. Пичугин

- С электрогитарой или акустической?

Д. Варшавский

- Это неважно, какая разница, как подключать, все равно это все через колонки звучит, поэтому это все одно и тоже. Потом, когда на третий год, они сказали: «А почему бы нам всю группу не позвать? От того, что появятся бас и барабаны что-нибудь изменится?», я сказал, что подача изменится, она будет более доверительной, более понятной для слушателей. И уже, допустим, из небольших домов культуры мы переместились на открытые площадки. Вот первый концерт такой был в 2004 году, по-моему, ну том месте, где должен был быть воздвигнут храм, и мы вот выступили, и там было около 5 тысяч зрителей, которые съехались, потом на этом месте, действительно, вырос храм огромный. Вот.

В. Емельянов

- Смотрите, вы начали играть более тридцати лет назад эту музыку, а на концерты ваши ходят люди, которых, когда вы начинали, их еще в планах не было, вообще, просто. Не то что в планах, их родители не были знакомы еще. Вот как они сейчас реагируют и воспринимают ваше творчество…

А. Пичугин

- Много ли молодежи на концертах?

В. Емельянов

- …мы понимаем, на какой музыке они воспитаны, и какие форматы, в принципе, радийные есть.

Д. Варшавский

- Я думаю, что эти люди не на форматах выросли, а, скорее всего, на том, что им как-то было привито или где-то они услышали где-то, и они потянулись к этой музыке. И эта музыка очень оригинальная и, услышав ее один раз и полюбив, уже люди от нее не отказываются, как правило, все-таки она очень оригинальная в отличие от других жанров. Просто всем людям невозможно любить одну и ту же музыку, каждый выбирает то, что ему нравится, и, Слава Богу, что до сих пор вырастают и рождаются люди, которым нравится именно вот этот жанр. И мне он нравится, хотя я играю уже больше 30 лет в этом жанре, и у меня нет даже мыли, его сменить, хотя, там, иногда я делаю что-то другое. Кстати, сейчас мы подошли к тому, что мы делаем песню «Владимирская Русь» с симфоническим оркестром, это наш общий проект с радио «Вера», и здесь будет премьера этой песни…

А. Пичугин

- Завесу тайны такую приоткрываем.

В. Емельянов

- А симфонический оркестр, уважаемые слушатели, хорошо знакомый вам, Сергей Проскурин им руководит, который частый гость тоже в «Светлом вечере», вообще, частый гость на радио «Вера», его можно просто в коридорах где-то встретить совершенно неожиданно.

А. Пичугин

- И не на программу, вроде, он идет, а просто в гости.

В. Емельянов

- Да, хотя он человек мира, несмотря на то, что базируется в Курске, он может быть сегодня в Курске, завтра в Москве, а послезавтра в Вене или в Австралии.

Д. Варшавский

- Вот, это неслучайно, наверное, что прямо накануне эфира, когда я сюда ехал, он позвонил и сказал мне, что сейчас как раз работает над оркестровкой.

В. Емельянов

- У вас же был опыт работы с симфоническим оркестром, пластинка «Вольному воля», если память мне не изменяет.

Д. Варшавский

- Да, там это все использовано.

В. Емельянов

- Поклонники как-то очень настороженно к нему отнеслись.

Д. Варшавский

- Сначала, да. Этот альбом не было принят, из-за того, что там вот эти элементы симфонизма присутствуют, но, что мы имеем в результате? Альбом «Вольному воля» спустя 30 лет стал в два раза популярнее, чем альбом «Переступи порог». Вот какой результат, а поначалу он не был принят, потому что все ждали второго «Переступи порога», а мне как-то клонировать самого себя…это не мой стиль.

А. Пичугин

- Давайте слушать «Черный кофе», как называется песня, которая сейчас прозвучит?

Д. Варшавский

- А сейчас мы подошли к песне, которая был записана как раз после того, как я из Америки вернулся, как раз начались у меня, в том числе, и православные выступления, и, скажем так, не хватало репертуара, и вот появилась эта песня, которую я написал в начале 2000-ых, она называется «Время».

Звучит песня «Время»

В. Емельянов

- Дмитрий Варшавский группа «Черный кофе», песня, которую только что мы послушали, называлась «Время». Дмитрий, вот вы жили себе 7 лет в Америке и поняли, что надо возвращаться?

Д. Варшавский

- Да, потому что, то что мне было там интересно, я все это постиг, скажем так.

В. Емельянов

- Это что-то такое внутреннее, какие-то струны зазвучали, что надо на родину к корням?

Д. Варшавский

- Да, они громче зазвучали эти струны, потому что там совершенно другая жизнь, и с самого начала было понятно, что она чуждая, совершенно, русскому человеку эта жизнь, и поэтому у меня никогда не было иллюзий, что я там жить останусь постоянно.

В. Емельянов

- А какая жизнь не чужда русскому человеку, русскому духу?

Д. Варшавский

- Ну, та, которая у нас здесь на Руси, опять же Богатырскую Слободу вспомнить, потому что она только что была. Вот там люди работают над тем, чтобы возродить святую Русь, русский дух, ладьи там плавают древнерусские корабли по реке, на которой стоит храм.

В. Емельянов

- Ну, это все декорации, а то, что касается само сути. Как вы в себе ощущаете Богоприсутсвие? Это же может быть связано и с какими-то моментами тихими в вашей жизни, когда вы, предположим, приходите домой, откуда-то приезжаете, и вам не хочется включать, вообще, ничего кроме торшера, и вот вы садитесь в кресло, на диван, и несмотря на то, что дома тоже какая-то суета, вы остаетесь один, и вы понимаете, что вы не один сейчас находитесь. И также это, наверное, связано с творчеством. Это, вообще, очень интересная тема, это тема для нескольких, для цикла отдельных передач про творчество.

Д. Варшавский

- Творчество и сотворчество.

В. Емельянов

- Да, откуда?

Д. Варшавский

- Конечно, есть Творец, а мы сотворцами являемся, мы только это расшифровываем в виде нот или стихов. Вот это ощущение…не знаю…Слава Богу, теперь оно у меня присутствует постоянно, действительно, наверное, когда человек только начинает воцеркволяться, он может ощутить это только во время службы, после причастия, после исповеди, особенно, вот это присутствие Господа, но когда ты в этом находишься уже много лет, то оно с тобой постоянно, даже об этом ненужно думать и на это настраиваться, как поначалу. Потому что поначалу ты ищешь эти пути, чтобы вернуться к Богу…

В. Емельянов

- Поначалу-то, вообще, все замечательно в период неофитства, ты прямо чувствуешь эту струю, эту поддержку мощнейшую духовную, потом на каком-то определенном этапе это исчезает, ты начинаешь чувствовать себя оставленным, одиноким, один на один с этим неподъемным совершенно, на первый взгляд, знанием и незнанием об этом знании.

Д. Варшавский

- Да, есть такое.

А. Пичугин

- Ну, вариантов-то может быть великое множество, на самом деле.

Д. Варшавский

- Да огромное количество. А потом ты, действительно, это нельзя сказать, что ты «на автомате», а это просто настолько в тебе, что ты не задумываешься.

Д. Варшавский

- Ну да, если ты себя этому посвящаешь, ты обязательно это чувствуешь.

В. Емельянов

- Многие из музыкантов же, на самом деле, стали монахами.

Д. Варшавский

- Да, я очень часто встречал бывших известных музыкантов, вот Оптинской Пустыне в частности, где мне частенько приходится бывать, это слышно даже когда они поют или служат сразу по постановке голоса.

А. Пичугин

- Вы даже так можете?

Д. Варшавский

- Конечно, это же слышно сразу, потому что у этих людей другая…

А. Пичугин

- Символично, что первый концерт прошел у вас в Пасхальную ночь у вас в 80-ые годы.

Д. Варшавский

- Более того, я скажу, что альбом «Светлый металл», который, по сути, является первым альбомом «Черного кофе», он был записан в Храме Святителя Николая на Трехоргке.

А. Пичугин

- А ДК Павлика Морозова.

Д. Варшавский

- Да, именно там, причем на том месте, где хор находится на втором этаже, именно в этом месте, там сейчас хор поет…

А. Пичугин

- Там был Дворец пионеров Пресненского района.

Д. Варшавский

- Именно там был записан альбом.

А. Пичугин

- Пока не забыл, хотел спросить, что такое «христианский металл», про который, например, в Википедии на страничке «Черного кофе» в жанрах написано: хэви-металл, хард-рок и христианский металл.

Д. Варшавский

- Ну, это кто-то придумывает эти жанры, чтобы людям было легче ориентироваться. Допустим, если какой-то неофит решил для себя, что я слушаю только христианскую музыку, он смотрит: «О! христианский рок, наверное, я могу это послушать». Это для этого придумано.

В. Емельянов

- Интересно, а есть ли мусульманский металл?

Д. Варшавский

- Ну, это для мусульман

В. Емельянов

- Или буддийский металл?

В. Емельянов

- Сейчас мы закончим нашу беседу, я пороюсь, мне просто интересно стало. Иудейский металл, но это же тоже прикольно звучит.

А. Пичугин

- South Park такой.

В. Емельянов

- Просто как определение.

Д. Варшавский

- Все, что угодно может быть.

В. Емельянов

- Да. Дмитрий, вы знаете, я был очень удивлен, листая уже не помню какой ресурс в Интернете, ваша супруга Женя играет в вашей группе на бас-гитаре.

Д. Варшавский

- Да.

В. Емельянов

- Можно предположить, что чем угодно может заниматься супруга рок-музыканта, но что она с ним играет в одной группе, да еще на таком мужском инструменте, как бас-гитара…

Д. Варшавский

- Это получилось так…

В. Емельянов

- Типа «ничего объяснять не надо, да?»

Д. Варшавский

- Начнем с сегодняшнего дня, сейчас она занимается кормлением ребенка грудного, который у нас родился ровно месяц назад.

В. Емельянов

- О! наши поздравления. И, кстати, поздравления с прошедшим международным днем музыки. Сразу в кучу.

Д. Варшавский

- Благодарю, я женился два года назад и узнал о том, что моя супруга, в детстве когда-то тоже играла. Узнал от ее родителей, от бабушек, они мне как-то сказали так невзначай: «А что вы думаете, у нас Женя тоже училась в музыкальной школе», ее на всякие конкурсы посылали, она не хотела, и только заставили закончить музыкальную школу, и она забросила, на скрипке она учились. И когда я это узнал, как раз был такой момент, когда нужно было с бас-гитарой что-то решать, и я сказал: «Жень, знаешь что, пока я тебя не проверю, я не буду бас-гитариста искать. Давай-ка тебе купим бас-гитару, и ты попробуешь, если получится, то почему бы и нет, раз ты у нас, оказывается, такая талантливая». Ну, она, вообще, рок-музыку тоже любит, и слушала всегда в детстве, правда, она другую слушала, которую, скажем так, я теперь знаю только через нее, она начала слушать с современных групп, для меня они современные, которые появись уже в 2000-ых годах.

В. Емельянов

- То есть это какие?

Д. Варшавский

- Да, я вот сейчас боюсь даже…

А. Пичугин

- Ну, не будем, не наши.

Д. Варшавский

- Да, не наши. В основном англоязычные группы, ну такой современный хороший арт-металл, я бы даже назвал, такой прогрессивный рок с элементами симфонизма, такая интересная музыка, я с ней тоже познакомился теперь уже. То есть ей все это было близко, плюс профессиональная подготовка у нее в детстве была по скрипке, это было ей не чуждо. Ну, я думал, где-то там за годик она научится играть, постепенно, может быть, выучит что-то. Ну, что вы думаете, она через 4 месяца уже вышла на сцену, вот с того момента, как она взяла бас-гитару первый раз в руки, то есть, действительно, бабушка и дедушка сказали правду, у нее к музыке неординарный талант.

В. Емельянов

- А они строятся одинаково что ли бас-гитара и скрипка?

Д. Варшавский

- Нет, там по-другому немножко, но на самом деле, это совсем несложно. У меня и партии, вообще-то, несложные очень на бас-гитаре, скажем так, изначально были. Такая стилистка у меня сразу была или…в общем, подход у меня всегда такой был, что бас – это должен быть бас, это не солирующий инструмент, он должен быть фундаментом и звучать монументально, поэтому там совсем много нот или неимоверной техники не нужно. Поэтому за 4 месяца она освоила уже и вышла на сцену, и проработала почти год, год не получился, ушла в декрет.

А. Пичугин

- Сейчас опять в поисках бас-гитариста?

Д. Варшавский

- Нет, почему? Бас-гитаристы стоят в очереди, если честно.

А. Пичугин

- А у вас в ближайшее время будет несколько концентров в разных городах России, ближайший в Рязани - 22 октября, в Челябинске - 5 ноября, в Екатеринбурге – 6 ноября, в Москве, нескоро, - 8 ноября в Yotaspace и в Калуге 15 января.

Д. Варшавский

- Точно, да.

А. Пичугин

- Афиши вижу, в Екатеринбурге вещаем очень активно.

Д. Варшавский

- Ну, будем тогда ждать слушателей радио «Вера» в Екатеринбурге 6 ноября, в зале Ben Hall, приходите.

В. Емельянов

- Ну что ж, время нашей беседы, к сожалению, подходит к концу, напомним еще раз нашим слушателям, что нашим сегодняшним собеседником был невероятно обаятельный, очень улыбчивый, веселый человек, несмотря на музыку, которую он играет.

Д. Варшавский

- И музыка веселая.

В. Емельянов

- И музыка веселая для кого-то, наверное. Дмитрий Варшавский, бессменный руководитель команды «Черный кофе», один из начинателей движения хард-н-хэви, хэви металл, хард-рок, кому что ближе называйте, и без которого, по большому счету, эта музыка не состоялась бы никогда в нашей стране. Программу для вас провели Владимир Емельянов.

А. Пичугин

- Алексей Пичугин.

В. Емельянов

- Мы прощаемся, Дим, спасибо, что нашли время и пришли к нам.

Д. Варшавский

- Благодарю за приглашение, потому что мне очень понравилось у вас, тем более, что я слушаю ваше радио постоянно, тем более побывать внутри мне всегда интересно.

В. Емельянов

- Приходите к нам еще.

А. Пичугин

- Закончим мы песней

В. Емельянов

-Ну, как обычно мы это делаем, что будем слушать.

Д. Варшавский

- Послушаем свежую песню, которая как раз созвучна вашему эфиру будет «Я прошу».

А. Пичугин

- Дмитрий Варшавский «Черный кофе» - «Я прошу»

Друзья! Поддержите выпуски новых программ Радио ВЕРА!
Вы можете стать попечителем радио, установив ежемесячный платеж. Будем вместе свидетельствовать миру о Христе, Его любви и милосердии!
Мы в соцсетях
******
Слушать на мобильном

Скачайте приложение для мобильного устройства и Радио ВЕРА будет всегда у вас под рукой, где бы вы ни были, дома или в дороге.

Слушайте подкасты в iTunes и Яндекс.Музыка

Другие программы
Встречаем Пасху
Встречаем Пасху
Свидетели веры
Свидетели веры
Программа «Свидетели веры» — это короткая, но яркая история православного миссионера, как из древних времен, так и преимущественно наших дней, т. е. ХХ и ХХI век. В жизненной истории каждого миссионера отражается его личный христианский подвиг и присутствие Христа в жизни современного человека.
Сказания о Русской земле
Сказания о Русской земле
Александр Дмитриевич Нечволодов - русский генерал, историк и писатель, из под пера которого вышел фундаментальный труд по истории России «Сказания о Русской земле». Эта книга стала настольной в семье последнего российского императора Николая Второго. В данной программе звучат избранные главы книги Александра Дмитриевича.
Жития святых
Жития святых
Сергий Радонежский, Серафим Саровский, Александр Невский и многие другие - на их жизнь мы стараемся равнять свои жизни, к ним мы обращаемся с просьбами о молитвенном заступничестве перед Богом. Но так ли много мы знаем об их земной жизни и о том, чем конкретно они прославили себя в вечности? Лучше узнать о земной жизни великих святых поможет наша программа.

Также рекомендуем