Сказания о Русской земле. Противостояние московских и литовских князей

Сказания о Русской земле. Противостояние московских и литовских князей
Поделиться

Skazanie_logoВскоре после того, как полчища Тамерлана отхлынули от наших пределов, великому князю Московскому опять пришлось вступить в борьбу. Новгородцы … отказались разорвать свое соглашение с Ливонскими Немцами, когда этого потребовал Василий Димитриевич.

Это послужило поводом к открытию неприязненных действий со стороны Москвы, причем главное внимание Василия было обращено на богатую Новгородскую область — Двинскую Землю, откуда получалось, так называемое, «Закамское серебро» и дорогие меха, шедшие из Сибири…

Жители Двинской Земли и сами воеводы Новгородские, находившиеся в ней, весьма охотно объявили себя за Московского великого князя… Встревоженные этим, Новгородцы поспешили отправить в Москву посольство, чтобы умилостивить Василия Димитриевича. Но последний, оказав ласку посольству, не хотел и слышать о возвращении Двинской Земли. Этот отказ пробудил былой воинский дух Новгородцев. Они снарядили рать, вошли в Двинскую Землю и, произведя там великое опустошение, захватили бояр, передавшихся Москве… Вслед за тем, Новгородцы послали просить мира у великого князя, и Василий, несмотря на внутреннюю досаду, согласился на него, до времени отказавшись от мысли присоединить Двинскую Землю к Москве. Причиной этой уступчивости были дошедшие до него слухи о сношении Новгорода с … великим князем Литовским — Витовтом.

Витовт был могущественным князем … причем в состав его владений входило … вдвое больше чисто Русских Земель, собранных еще Гедимином и Ольгердом, чем Литовских. Будучи человеком громадного честолюбия, при этом чрезвычайно скрытным и весьма вероломным, «неверником правды», по выражению летописца, Витовт … направил все свои усилия к дальнейшему собиранию Русской Земли, причем в этом деле он необходимо должен был встретить соперника в лице … своего зятя — великого князя Московского.

Здесь будет уместно отметить большую разницу в собирании Русской Земли со стороны Московских князей и Литовских. Для Московских князей это было делом священного завета их предков и митрополита Петра Чудотворца — собрать воедино наследие Святого Владимира — Православный Русский народ, разбитый на множество отдельных частей … Литовские же князья собирали то, что им никогда не принадлежало, то есть были простыми хищниками. Они были чужды как Русскому народу, так и Православию, и с необыкновенной легкостью меняли при надобности свою веру, и на язычество и на Латинство.

При этих условиях, принятие двоюродным братом Витовта, Ягайлой, Польской короны и католичества повлияло, конечно, самым неблагоприятным образом на Православных подданных Литовского князя, так как на него скоро возымело сильнейшее влияние Польское католическое духовенство. И вот, после казни двух своих придворных, не захотевших изменить Православию … Ягайло издал в 1387 году указ, предписывавший всем Литовцам знатного рода принимать католическую веру, причем в эту веру должны были непременно переходить и Русские, бывшие в браке с Литовцами; упорствующих же приказано было жестоко сечь розгами.

Вместе с тем, всем Литовским и Русским панам, принявшим Латинство, Ягайло даровал важные преимущества и льготы, против остававшихся в Православии. Таким образом, на Литве все льготы перешли к католикам … Большим соблазном к переходу в Латинство служило для Литовских бояр и дворян то льготное и независимое положение, которым пользовалось в Польше как высшее дворянство — магнаты, так и мелкое — шляхта.

В Польше, вследствие слабости королевской власти, высшее сословие давно уже забрало в свои руки огромную власть в делах государства и владело большой земельной собственностью. В четырнадцатом же столетии, король Владислав Локетек, также по причине своей слабости, должен был дать большие права и мелкой шляхте. Вместе с тем, благодаря близости к западу, в высшем Польском сословии сильно развилось иноземное, преимущественно Немецкое влияние, которое оторвало по взглядам, воспитанию, привычкам и вкусам это сословие от простого сельского люда. При этом, иноземные заимствования и обычаи требовали более разнообразной и роскошной жизни, и поэтому в Польше стало быстро образовываться городское, промышленное население … Скоро Польские города получили особое самостоятельное управление с большими вольностями и правами, по Немецкому или так называемому Магдебургскому праву. Самым же бесправным сословием в Польше было крестьянство.

Прочно утвердя свое положение в Литве, Витовт прежде всего устремил свой взор на город Смоленск, бывший предметом вожделений и его дяди Ольгерда. Скоро представился удобный случай попытаться овладеть им. В 1395 году, великий князь Московский, Василий Димитриевич, был озабочен страшным нашествием Тамерлана, а в Смоленске шла в это время сильная усобица между удельным князем Юрием Смоленским и его братьями, причем Юрий должен был временно уехать из города к своему тестю, престарелому Олегу Рязанскому, тому самому, который был противником Димитрия Донского в вечнопамятные дни Мамаева нашествия.

Этим воспользовался Витовт. Распустив слух о своем движении против Татар, он неожиданно подступил к Смоленску; затем, под видом родства (его вторая жена была дочерью одного Смоленского князя), он зазвал к себе в стан всех бывших в городе Смоленских князей, обещая им посредничество при дележе волостей, а когда те ничего не подозревая собрались к нему, то велел их заковать и отправить в Литву. Смоленск же он занял Литовским отрядом, захватившим и кремль. Олег Рязанский пытался было заступиться за своего зятя, но Витовт вторгся в его владения и «пролив кровь как воду и побив людей — сажая их улицами» по выражению летописца — с торжеством вернулся к себе на Литву.

Видя все происходящее, Василий Димитриевич. конечно, внутренне сильно досадовал на тестя; однако, он не признавал себя достаточно сильным, чтобы вступить с ним в борьбу за Смоленск. Витовт был в это время на вершине своей славы и считался одним из могущественных государей Европы. Скоро между ним и Ягайлой … возникли нелады. Ягайло, по настоянию своей жены Ядвиги, стал требовать от Литвы уплаты прежнему жениху своей жены, принцу Вильгельму Австрийскому — 200,000 червонцев, согласно данному ему обещанию … Это требование сильно оскорбило Витовта; он собрал в Луцке своих бояр и с негодованием объявил им о нем сказав: «Мы не рабы Польши, предки наши никому не платили дани. Мы люди свободные и наши предки кровью приобрели нашу Землю».

Все это, разумеется, было передано Ягайле и Ядвиге, которая так огорчилась поведением Витовта, что вскоре умерла, причем, ввиду своей бездетности, взяла с Ягайлы обещание вступить по ее смерти в брак с одной из внучек Казимира Великого.

1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (1 оценок, в среднем: 5,00 из 5)
Загрузка...