Москва - 100,9 FM

"Синхронное плавание - олимпийское золото в Рио". Светлый вечер с Марией Шурочкиной (05.10.2016)

* Поделиться

У нас в гостях российская синхронистка, Олимпийская чемпионка, шестикратная чемпионка мира, Заслуженный мастер спорта России - Мария Шурочкина.

Мы говорили о пути нашей гостьи в спорте, как помогает атмосфера в семье успехам на соревнованиях, и как далось Олимпийское золото в Рио.


А.Пичугин

— «Светлый вечер» на светлом радио, здравствуйте! Лиза Горская в этой студии.

Л.Горская

— И Алексей Пичугин.

А.Пичугин

— С удовольствием представляем нашу гостью. Ближайший час вместе с нами и с вами проведет Мария Шурочкина — российская синхронистка, олимпийская чемпионка игр в Рио де Жанейро, шестикратная чемпионка мира, на секундочку, и заслуженный мастер спорта России. Здравствуйте, Мария.

М.Шурочкина

— Здравствуйте!

А.Пичугин

— Рады Вас в нашей студии приветствовать. Мы с вами и не виделись, и не были знакомы, поэтому первым делом поздравляем Вас с победой на олимпиаде в Рио!

М.Шурочкина

— Спасибо большое.

А.Пичугин

— Думаю, что сегодня в рамках нашей программы будем знакомиться, говорить о спорте, о жизни, говорить о том, почему именно синхронное плавание. Я вот о синхронном плавании, честно признаюсь, мой спорт — это футбол. О синхронном плавании я знаю от своей одноклассницы, которая была победителем нескольких международных соревнований, но в итоге стала биологом. Но все же, почему именно синхронное плавание? Я знаю, что у Вас вполне могла сложиться музыкальная карьера, потому что как-то в семье у Вас в большей степени все склонно к музыке.

М.Шурочкина

— Да, да и у нас не принято в семье к чему-то прямо приручать, не обязательно идти в инженеры, или в психологи, если ты хочешь заниматься этим, то всегда родители были не против. Но так вышло, что у нас рядом с домом был бассейн и мама, так как она бывшая спортсменка — гимнастика спортивная, они посчитала, что лучше меня отправить чем-нибудь физическим заняться, чтобы я не растрачивала время на... не знаю, после школы обычно ребята все идут куда-то, гуляют, не учатся, а бассейн — это такая вещь. Она...

А.Пичугин

— Дисциплинирует.

М.Шурочкина

— Не только бассейн, вообще спорт объединяет. Это нужная вещь.

А.Пичугин

— Это сколько Вам лет было?

М.Шурочкина

— Семь.

А.Пичугин

— И уже в семь лет думали, что Вы будете прогуливать школу и чем-то не тем заниматься после нее?

М.Шурочкина

— Нет, я об этом как раз не думала, это получается само собой.

А.Пичугин

— Родители думали.

М.Шурочкина

— Я думаю, они продумали заранее. Это сейчас я думаю и вспоминаю свою активность, я бы... не знаю, не могу отвечать за себя, потому что сейчас все по-другому совершенно, но как бы исходя из многих примеров, исходя из того, что я слышала о знакомых некоторых своих, что они сейчас сидят и не знают, чем заняться многие из них. А я очень довольна, что у меня было время, когда меня немножко даже заставили. Потому что я проходила гимнастику художественную, бальные танцы и все мне давали по чуть-чуть попробовать.

А.Пичугин

— А музыку?

М.Шурочкина

— И музыка была, я занималась на фортепиано. Причем я очень любила все это, я вставала в 10 утра и ехала в другой конец города, занималась дополнительно, и на флейте играла. Единственное, чего я не делала — не пела, не умею петь.

Л.Горская

— Еще не поздно.

М.Шурочкина

— Еще не поздно, согласна. И рисовала, то есть я была очень разносторонней девочкой в детстве. Но так вышло, что пошло по спорту, потихонечку я начала набирать обороты и пришлось это все отложить насовсем, на потом.

А.Пичугин

— А многие родители очень боятся, что их дети пойдут в профессиональный спорт, даже на примере нескольких моих знакомых было такое, когда их отдавали в школе в начальных классах в разные спортивные секции, они опасались, или по крайней мере ждали, если ребенок начнет показывать результаты и ему будет грозить профессиональный спорт, то тогда их оттуда забирали.

М.Шурочкина

— Нет, моя мама не боялась, папа не то чтобы боялся, он просто считал, что я ближе к искусству, наверное, я ближе к краскам, карандашам и бумаге. Он никогда меня не хотел пробовать в музыке, в плане пения.

А.Пичугин

— Тут, наверное, стоит, простите, оговориться, что Ваш папа — Владимир Шурочкин — очень известный музыкальный продюсер, ведь правильно, продюсер?

М.Шурочкина

— Да.

А.Пичугин

— Да, а Ваша сестра — известная российская певица Нюша. Дополнительная информация для наших слушателей. Тем не менее мама видимо победила?

М.Шурочкина

— Да, и вы знаете, все равно я умудрялась первое время, когда я только начинала спорт, я и рисовать еще пока могла, было времечко, я рисовала, и в школе училась отлично. Но потом, я говорю, время начало ограничиваться и все мои хобби потихонечку уходили на нет. Сейчас зато появилось время, пока отпуск и после спорта я уже знаю, чего я хочу, практически. Не на все 100%, но все равно.

А.Пичугин

— Мы надеемся, что у Вас карьера будет еще продолжаться долгое время.

М.Шурочкина

— Я тоже на это надеюсь, но знаете, никогда не предскажешь, что будет завтра, тем более не предскажешь, что будет через год. Я знаю, что сейчас я продолжу конечно спорт, но я не могу говорить, что я уверена.

Л.Горская

— А в среднем в Вашем виде спорта в каком возрасте уходят и меняют вид деятельности?

М.Шурочкина

— Сейчас немножко все сместилось, из-за того, что нагрузки вырастают, программы усложняются. Вообще растет уровень сложности всего. Поэтому заканчивают чуть раньше, чем, например, 10 лет назад, или даже 5 лет назад. Ну, это где-то 26-27 лет. У нас есть синхронистка, олимпийская чемпионка пятикратная — Наталья Ищенко, она уже мама, ей 32 года, но она с нами была на олимпиаде, но я думаю, что все, сейчас она закончит.

А.Пичугин

— Не идти мне в мужское синхронное плавание уже, я чувствую.

Л.Горская

— А оно существует?

А.Пичугин

— Как выяснилось, существует. Я в одном из Ваших интервью читал, что Вы сами видели выступление 16-летнего молодого человека синхрониста.

Л.Горская

— Это не прыжки в воду синхронные?

А.Пичугин

— Нет, я так понимаю, что это именно синхронное плавание мужское?

М.Шурочкина

— Да, мужское синхронное плавание теперь существует и конечно оно не всеми одобряется.

А.Пичугин

— Но в России оно по крайней мере практически отсутствует, а в мире оно уже начинает появляться и может быть даже олимпийской дисциплиной станет.

Л.Горская

— А ты бы хотел заниматься?

А.Пичугин

— Я — нет. Но я плаваю хорошо, между прочим, даже очень.

Л.Горская

— Даже слишком.

А.Пичугин

— Не утопят.

М.Шурочкина

— Оно существует и у нас в России, просто у нас всего один мальчик в России, который поклонник и фанатик этого спорта.

А.Пичугин

— А с кем он синхронно выступает?

М.Шурочкина

— Он делал дуэт, в прошлом году у нас был чемпионат мира в Казани. Он делал дуэт девочка-мальчик — дуэт смешанный, он делал с Дариной Валитовой, они выиграли золото, более того и сейчас он один из лучших, точнее он лучший...

А.Пичугин

— Потому что единственный. Вы сказали, что Вы в отпуске, а я опять же, как я в начале программы сказал, что мой спорт — футбол, поэтому я хорошо представляю, что такое отпуск у футболиста, а у пловцов как выглядит отпуск? Сколько он продолжается и к чему он привязан? В футболе — к сезону и межсезонью, а в плавании.

М.Шурочкина

— Отпуск у нас в общей сложности обычно месяц, но опять же это зависит от соревнований. После олимпиады в этом году нам дали два месяца и соревнования следующие у нас через год практически — в конце августа, так что времени еще куча. И у нас тренер такой, что она из любого состояния выведет, поставит на место.

Л.Горская

— А вы ее в бассейн роняли?

М.Шурочкина

— Да... Роняли — это звучит, как нечаянно, мы ее скидывали конкретно.

А.Пичугин

— За что?

М.Шурочкина

— Это не за что, это у нас такая есть традиция, когда выигрываем какую-то важную медаль, вообще любая медаль важная, конечно, но олимпийская — это вообще безоговорочно, мы всегда скидываем всех наших тренеров в воду. Они сопротивляются, делают вид, что не хотят, хотя понимают, что это неизбежно.

А.Пичугин

— Меня бросали с моста в реку друзья, но я помню за что это было.

Л.Горская

— Традиция.

М.Шурочкина

— Да, это традиция и мы ее не меняем.

А.Пичугин

— А Вы помните свои самые первые в жизни соревнования?

М.Шурочкина

— Самые первые в жизни... наверное, не помню, потому что они были не так для меня значительны.

А.Пичугин

— То есть это было какое-то первенство района, первенство города.

М.Шурочкина

— Первенство Москвы, наверное, где-то так, это мне было лет 9-10, то есть я шла на соревнования не чтобы кого-то обогнать, а просто потому, что меня туда отправили.

А.Пичугин

— Как школьники на олимпиаду ходят.

М.Шурочкина

— Ну, примерно, да. Просто ты в таком возрасте еще пока не осознаешь, чего надо добиваться в спорте, мне кажется. Тебя мама водит, ты плаваешь, тебе нравится вода, что-то там тебе говорят, ты вроде как выполняешь какую-то задачу. Деткам, мне кажется, важно понимать, что они нужны кому-то, или что-то от них все-таки требуют, просят помощи. И никакого осознания, что я должна какую-то медаль взять, еще пока не было в 10 лет у меня.

А.Пичугин

— А первые соревнования, которые Вы уже сознательно проходили, может быть это было что-то международное, но куда Вы уже поехали с осознанием, что я еду отстаивать, честь, гордость, или свою, или страны, или не знаю...

М.Шурочкина

— Уже первенство Москвы — это более такое начальное начало, масло масляное. Чемпионат России — это уже совершенно другое дело, то есть девочки со всей России съезжаются и вы соревнуетесь. Мне было, наверное, лет 12, когда я в первый раз на Россию поехала, там у меня уже потихонечку раскрывался цветок ответственности. Я понимала, что это уже что-то поважнее, поинтереснее, и посерьезнее, тут надо приложить больше усилий. То есть, потихонечку, с возрастом, все-таки с возрастом, как ни крути, но когда ты взрослеешь, ты понимаешь, что нужно быть ответственным. Но совсем, когда я поняла, что я уже не на шутку попала в серьезную сферу и мне нужно отстаивать честь страны — это был конечно чемпионат мира среди юниоров, я думаю, мне было 14.

А.Пичугин

— Мария Шурочкина — российская синхронистка, олимпийская чемпионка игр в Рио, шестикратная чемпионка мира, заслуженный мастер спорта России сегодня в программе «Светлый вечер» здесь на светлом радио. Скажите, а Вам когда-нибудь хотелось, руки опускались, все бросить? Все-таки большой спорт в отрыве от дома, от семьи, часто сборы, наверное?

М.Шурочкина

— Конечно, мне кажется, это происходит со всеми людьми в какой-то момент, в спорте это более ярко выраженно, потому что физические нагрузки, помимо моральной какой-то ответственности, а спорт — это я считаю, прежде всего моральная нагрузка, физическая и все это в совокупности, это иногда так тебя выбивает из колеи, что конечно хочется все бросить, забыть все свои результаты. Но у меня есть семья, слава Богу, очень понимающие мама и папа, они прошли свой путь, и мама, и папа, совершенно разный, никак не похожий друг на друга, но они давали мне советы, разговаривали, папа всегда проводил со мной беседы, мы заходили на такие глубокие темы, что ты думаешь, что по сравнению с тем, что происходит где-нибудь там в космосе, или с людьми, у которых нет дома, твоя проблема — на тебя повысили голос, грубо говоря — это ничтожно просто и сравнивать их совершенно нельзя. И тебе становится сразу легче и конечно спасибо большое, что родители могут и умеют, знают, как меня вытащить из депрессии небольшой.

Л.Горская

— А вообще большая у Вас семья?

М.Шурочкина

— Я считаю, да. Мама, папа, братик мой родной, сестра, крестная, два дяди, теперь у них уже дети, жены, бабушка, дедушка, еще бабушка.

А.Пичугин

— А часто все вместе собираетесь?

М.Шурочкина

— Все прямо вместе, наверное, дни рождения. Но так как я все время тренируюсь, я и дни рождения в принципе пропускаю. Но мама, папа, сестра, брат, в принципе, получается иногда так собираться.

А.Пичугин

— Вы говорите, что все время тренируетесь. Тренировки проходят в России, или где-то за рубежом?

М.Шурочкина

— В России, но в начале сезона, например сейчас, мы скоро поедем в Дубай, у нас будет восстановительный сбор. 50/50 будем тренироваться и потихонечку входить в форму. Еще мы ездим в Бразилию — это уже где-то в середине сезона после нового года, там уже мы конкретно тренируемся, у нас нагрузки более чем выше среднего уровня и там у нас постановки обычно начинаются, мы ставим новую программу, но при этом есть солнышко океан и это все чуть легче воспринимается психологически.

А.Пичугин

— А Вы к воде относитесь до сих пор с какой-то такой радостью, любовью, плаваете безотносительно соревнований и тренировок, или уже бассейн, море, река, все это уже, где можно искупаться и поплавать, как для нас, например, большое удовольствие куда-нибудь пойти и поплыть. А для профессиональных спортсменов, связанных с водой — это все остается в профессиональной части, или Вы также любите бассейн, море?

М.Шурочкина

— Я обожаю воду вообще в целом, море, океан, рыбки, дайвингом занимаюсь, если есть возможность, и серфингом хочу заняться. Я не избегаю воды, если у меня нет тренировок. То есть, все думают, что ты закончил тренироваться, устал от воды и никуда не полезешь — нет, это не правда, я лезу опять.

А.Пичугин

— Большое спасибо, Вы даже своим присутствием у нас в студии меня мотивируете, наконец пойду и запишусь в бассейн.

Л.Горская

— На синхронное плавание?

А.Пичугин

— Нет, в бассейн, друзья смеются, что я обещаю последние полгода и никак до него не дойду.

Л.Горская

— Ну, мы проверим. Теперь публично обещал. А скажите, из чего еще состоят Ваши тренировки кроме собственно бассейна? У вас же там, наверняка, какая-нибудь танцевальная часть, гимнастическая?

М.Шурочкина

— Я очень люблю свой вид спорта именно потому, что он в себе комбинирует кучу разных сфер, таких, как, например, гимнастика, ты учишься сальто делать, прыгаешь, бегаешь, иногда, ОФП — физическая подготовка, растяжка, хореография, то есть ты можешь и балеринкой себя немножко почувствовать, и танцы. У нас есть хореографы танцевальные, причем в разных направлениях. Есть хореограф, например, который развивает какую-то эмоциональную в тебе...

Л.Горская

— Выразительность?

М.Шурочкина

— Да, то есть акцент больше делается на эмоциональность. И над эмоциями работаем, просто танцуем, и R’n’B, очень много у нас, большая нагрузка идет в зале, и в воде тоже. И поэтому я считаю, детям был бы интересен наш вид спорта. Потому что это не только в воде, но и на суше.

Л.Горская

— А травмоопасен он больше, чем гимнастика, или меньше?

А.Пичугин

— Точно, прямо я с языка сняла.

Л.Горская

— Не все же тебе у меня с языка вопросы снимать.

М.Шурочкина

— Нет, я думаю, что вообще в целом все, что связано с водой — это очень безопасно, я считаю, потому что она все сглаживает. Хотя, нет, знаете, есть вид спорта, который я не считаю безопасным — это прыжки в воду.

А.Пичугин

— А Ваша коллега Александра Пацкевич в одном из интервью говорила, что синхронное плавание — зачастую случаются переломы пальцев, носа, ребер.

М.Шурочкина

— Да, согласна, но это редкость на самом деле. Когда ты немножко не в тот счет сделал, немножко разошлись и все, удар произошел. А так, если... никаких взаимодействий с бортиком, с дном, ни с какими предметами. Если ты что-то потянешь, или что-то сломаешь, то это только по твоей вине и по вине девочки с которой ты ударился.

А.Пичугин

— А бассейн глубокий?

М.Шурочкина

— Везде по-разному, мы тренируемся, у нас 4 метра, есть бассейн, где 2 метра, например, в Бразилии есть у нас бассейн в котором стоишь на дне и у тебя рука видна — это очень плохо, потому что мы делаем поддержки и нам нужно как минимум четыре метра. Там так приходится извиваться, чтобы толкнуть и более того, на соревнованиях вообще запрещено трогать дно — это минус два балла.

А.Пичугин

— А кто это..?

М.Шурочкина

— Там камеры.

А.Пичугин

— Я думал, может провод оголенный где-то проходит.

М.Шурочкина

— Нет, все это смотрят.

А.Пичугин

— Скажите, для прыжков в воду, когда смотришь, просто люди прыгают с такой высоты вниз, там глубина какая? Там больше четырех метров?

М.Шурочкина

— У прыжков в воду, да. У них там чуть ли не шесть метров.

А.Пичугин

— Как минимум, наверное.

Л.Горская

— Алексей, по-моему, сейчас выбирает себе водный вид спорта.

М.Шурочкина

— Синхронное плавание или прыжки в воду. Знаете, прыжки в воду, мне кажется — это нужно с детства идти, когда еще нет каких-то барьеров психологических. Я, например, была маленьким ребенком, я прыгала с десятиметровой вышки с удовольствием, а сейчас я побаиваюсь.

Л.Горская

— Это с какого детства надо идти, чтобы не было барьеров? Я помню меня в четыре года с вышки не смогли спихнуть. Я в нее так вцепилась, что все.

А.Пичугин

— 20-метровой?

Л.Горская

— Нет, там маленькая, детская, но тем не менее, инстинкт самосохранения присутствует.

М.Шурочкина

— Наверное, это все индивидуально, но все равно, лучше идти ближе к раннему возрасту, сейчас, Вы, наверное, пойдете, Вы вряд ли спрыгнете. Если Вы боитесь высоты, то вообще не знаю...

А.Пичугин

— Мы когда смотрим синхронное плавание, мы же видим только, сейчас странно прозвучит словосочетание, «верхушку айсберга», когда люди выполняют определенные упражнения синхронно, как ни странно, а ведь у Вас наверняка есть какие-то амплуа, роли разные в этом синхроне. Расскажите, подробнее, как это?

М.Шурочкина

— Да, я, например, выполняю роль гимнастическую, то есть я прыгаю поддержки, меня толкают, я выполняю трюки, акробатическая как бы роль, так скажем. То есть, есть девочки, которые толкают меня руками, есть девочки, которые ногами толкают и в основном такие распределения, как Вы говорите, амплуа, есть в поддержках. Все остальное нам нужно делать, как можно синхроннее, никаких как раз распределений, то есть мы все примерно одни и те же движения делаем. Есть какие-то парные элементы мы там на парочки расходимся и делаем что-то, но это редко. А так в принципе у всех одна роль — взять медаль.

А.Пичугин

— Мы про медали, я думаю, во второй части программы побольше поговорим, потому что столько было уже сказано про олимпиаду в Рио, что мы туда поедем, не поедем, я думаю, что это Ваши переживания в квадрате и в кубе.

Л.Горская

— А я пока спрошу, правда, там воровали все и у всех?

М.Шурочкина

— Бывало, да, но нас, слава Богу, это не затронуло, только одного из наших тренеров — у тренера украли телефон, причем очень способом неожиданным — была дверь открыта, она ушла в другую комнату, вернулась, а телефона уже нет. Такие вещи были, но это все мелочи, главное, что все хорошо.

А.Пичугин

— А как отбирали синхронистов для участия в олимпиаде? У нас вообще большая сборная?

М.Шурочкина

— Сборная 12-13 человек, но непосредственно на олимпиаду едет только 9. Это 8 — главный состав и один человек запасной. Отбор уже начинается за четыре года, наверное, до олимпиады. Как вы знаете, олимпиада раз в четыре года проводится и пока эти четыре года идут, проходят чемпионаты мира, чемпионаты Европы и наш тренер постоянно меняет состав, 12 запасных, 8 основной состав и она постоянно смотрит, меняет, постоянно вводит в сомнение каждого, чтобы никто не был на 100% уверен, никто не расслаблялся. Поэтому в течение этих четырех лет постепенно формируется олимпийский состав. И только где-то за полгода до олимпиады объявила точный состав, практически объявила.

А.Пичугин

— Волновались?

М.Шурочкина

— Очень, конечно.

А.Пичугин

— Давайте продолжим разговор, буквально через минуту. Мы напомним, что у нас в гостях здесь на радио «Вера» Мария Шурочкина — российская синхронистка, олимпийская чемпионка игр в Рио, шестикратная чемпионка мира, заслуженный мастер спорта России. Лиза Горская, я — Алексей Пичугин, буквально через минуту мы снова вернемся в эту студию, а вы не переключайтесь.

А.Пичугин

— И вновь мы здесь в студии светлого радио на программе «Светлый вечер». Где Лиза Горская, я — Алексей Пичугин беседуем с Марией Шурочкиной —российской синхронисткой, олимпийской чемпионкой игр в Рио, шестикратной чемпионкой мира, заслуженным мастером спорта России. О как, столько регалий давно мне не приходилось перечислять, но очень приятно. Как раз про игры в Рио давайте подробнее поговорим, потому что я так понимаю, что вас отобрали еще задолго до того, как начались все эти перипетии — едем, не едем?

М.Шурочкина

— Да.

А.Пичугин

— И что Вы ощущали, когда все это стартовало? Вся эта кампания, то мы туда поедем, то не поедем.

М.Шурочкина

— Ну, волнение, это, наверное, мягко сказано. Просто осознание того, что если мы не едем, то вся твоя двенадцатилетняя работа пойдет насмарку.

А.Пичугин

— А почему, у Вас же еще возраст вполне позволяет выступить на следующей олимпиаде?

М.Шурочкина

— Да, но Вы знаете — это такой накал, постепенно ты шел-шел и вот ты уже на пике всех своих физических способностей, ты эмоционально уже готов и тут тебя вот так обрубают, руки опускаются. Ты понимаешь, что конечно ты молод, бодр, красив и все еще впереди.

А.Пичугин

— Все верно.

М.Шурочкина

— И никогда не поздно начать и то, с какого нуля, это не с нуля.

А.Пичугин

— С минус одного? Почему, ну у Вас же все время соревнования, Вы же все время выступаете, все время тренируетесь — это всего лишь, можно сказать, показательное выступление — олимпиада, ну да, следующие четыре года, ну что же.

М.Шурочкина

— Ну это так Вам просто говорить...

А.Пичугин

— Ну, сейчас легко, да, сидя в студии.

Л.Горская

— Ты еще даже в бассейн не записался.

А.Пичугин

— Нет, ну я когда-то записывался, между прочим, лет 10 назад. Легко говорить, сидя в студии, легко говорить, после того, как олимпиада прошла и наша сборная туда поехала.

М.Шурочкина

— Да, но когда ты тренируешься, когда ты страдаешь, слезы текут, переломы, растяжения, скучаешь по родителям...

А.Пичугин

— А Вы говорите, не травмоопасный спорт.

М.Шурочкина

— Ну, переломы реже конечно бывают, но растяжение было. И все это заставляет волноваться, естественно, при мысли о том, что мы можем не поехать, очень это грустно.

А.Пичугин

— А эмоции, когда узнали, что едете?

М.Шурочкина

— Мы выдохнули все синхронно, с облегчением.

А.Пичугин

— Ну это уж вы умеете — синхронно выдыхать.

М.Шурочкина

— Да, мы были конечно очень рады. Хотя многие люди говорили, что разве вы не понимаете, все будет в порядке, потому что это совсем будет низко, если люди, которые ни в чем не виновны, они возьмут и просто останутся, никуда не поедут. Такого не может быть, успокойтесь.

А.Пичугин

— А к синхронистам претензий никаких не было?

М.Шурочкина

— Нет.

А.Пичугин

— За компанию хотели не взять?

М.Шурочкина

— Да. Мы же золото приносим каждый год — это всех очень раздражает в мире, будем так говорить. И это была очень хорошая зацепка.

А.Пичугин

— А почему такое внимание к олимпиаде всегда приковано? Смотрите, есть же чемпионат мира и вроде бы чемпионат мира показывает лучших из лучших.

М.Шурочкина

— Подождите, это вы сейчас сравниваете, наверное, с футболом. Я знаю, что в футболе, чемпионат мира — это вообще самое-самое.

А.Пичугин

— Я то вообще больше люблю клубный футбол, поэтому...

М.Шурочкина

— Нет, для нас олимпиада является. Каждый спортсмен, я думаю, каждый спортсмен, он стремится именно к олимпийскому золоту, как минимум хотя бы попасть на олимпиаду — это уже... Потому что, когда ты попадаешь туда, просто само нахождение там, ты еще не начал тренироваться, еще даже соревнования не начались, но ты понимаешь, что ты лучший из лучших и все эти люди — это лучшие в мире люди, спортсмены. И все направлено на то, чтобы спортсменам было хорошо. И все это делается ради вас и это ощущение непередаваемо, когда ты находишься в олимпийской деревне, на олимпийской территории — все очень действует на эмоциональное твое состояние. Я до сих пор вспоминаю и хочу повторить, хочу еще испытать все эти чувства на следующей.

А.Пичугин

— А вы общаетесь с соперниками, с соперницами?

М.Шурочкина

— Да, общаюсь.

А.Пичугин

— Действительно нормально, нет никакого раздражению по отношению к ним, что вам приходится соревноваться.

Л.Горская

— В течение года, или именно на соревнованиях?

А.Пичугин

— Я спрашиваю про олимпийскую деревню.

М.Шурочкина

— Ну там было трудновато общаться, потому что мы постоянно тренировались, приезжали, спали, опять на утро уезжали. Но вообще в течение года я общаюсь с девчонками и с какими-то мальчишками на соревнованиях. Только после мы смогли пообщаться, потому что все были заняты, все были сосредоточены. Да, мы как бы дружим, но у нас у каждого есть задача, которую нужно выполнить, а потом уже общение и тому подобное.

А.Пичугин

— А кто в мире считается, понятно, что российская сборная — номер один, а кто дальше идет? Кто у нас еще считается лидерами синхронного плавания на планете?

М.Шурочкина

— На олимпиаде японская сборная, потом китайская.

А.Пичугин

— Ну это не случайно?

М.Шурочкина

— Не случайно, они действительно очень сильные соперники, нам всегда в течение всего года Татьяна Николаевна постоянно в примерах приводит, может быть иногда даже приукрашивает ситуацию, но это все помогает. И когда мы приехали, увидели их напор, из целеустремленность, они такие очень девочки боевые на самом деле, если с ними пообщаться. Попробовала я пообщаться. Они очень приветливые, но в работе, когда ты наблюдаешь за ними, они как роботы и они действительно сильные.

А.Пичугин

— Это китайцы, или японцы?

М.Шурочкина

— И те, и те. Они похожи.

А.Пичугин

— Азия.

М.Шурочкина

— Они достаточно сильные. И потом там испанская сборная, все потихонечку подтягивают свой уровень и какие-то интересные постановочные элементы новые находят, и все это совершенствуется и ты видишь, что твои соперники уже тебе дышат в спину — это придает сил, на самом деле, это даже хорошо.

А.Пичугин

— Я так понимаю, что Вы ездите и на сборы в Бразилию, и так бываете, то есть для Вас Рио де Жанейро не было чем-то таким прямо... Рио.

Л.Горская

— Де Жанейро.

М.Шурочкина

— Наверное, нет, мы четыре года туда уже ездим каждый год на сбор, мы там уже все изучили. Но я очень люблю Рио именно за простоту людей. Они там все очень веселые. Может быть это зависит от солнца, как бы, сравнивая...

Л.Горская

— Перегрелись.

А.Пичугин

— Фавела опять же.

М.Шурочкина

— Фавела — это вообще отдельная тема. Я не знаю, океан, море, пляж — это все может быть так действует на людей, они всегда веселые, приветливые и за это я люблю. Я вообще люблю людей, но если они такие — это конечно плюс. Приезжаешь в Москву, все, солнца нет... Тем более приезжаем, когда уже начинается осень и уже немножко грустно. Как-то люди грустные, понурые. Если в метро спускаешься, так вообще.

А.Пичугин

— Сейчас у кого-то может быть культурный шок, что спортсмены, олимпийские чемпионы ездят в метро. У кого-то даже песня была «Звезды не ездят в метро», у «Машины времени» что ли.

М.Шурочкина

— Нет, вы знаете, я люблю метро, очень люблю метро и я тут недавно провела параллель, я ехала в машине и поняла, что меня жутко грузит это сидение на одном месте. В метро тоже, если получится, я сижу, но я имею в виду, ты сидишь и ты очень ограничен. Во-первых, у нас сейчас с парковками везде проблемы, не припаркуешься, где захочешь, ты должен ехать в определенную точку. А в метро ты можешь на любой станции выйти, ты наблюдаешь за людьми. Я читаю книгу, захотела, посмотрела, на впереди сидящую бабушку, смотрю, изучаю ее, думаю о чем она...

Л.Горская

— А бабушка думает: «Что со мной не так? Почему на меня смотрят?»

М.Шурочкина

— Я действительно люблю изучать людей, особенно в метро. И в метро ты как-то не знаю, меня оно расслабляет, честно. Если только не какой-нибудь час-пик, час-пик — это тяжеловато немножко, после тренировок особенно.

А.Пичугин

— Ну, в час-пик и на машине тяжеловато, прямо скажем.

М.Шурочкина

— Да.

А.Пичугин

— А Вы ездите на машине, которую подарили за олимпийское золото?

М.Шурочкина

— Как раз приехала к вам на ней.

А.Пичугин

— После этого пойдем смотреть машину.

Л.Горская

— Смотря, где она припаркована.

А.Пичугин

— У нас здесь более, или менее ничего с парковками около редакции. А кто Вас поддерживал в Рио?

М.Шурочкина

— Мама, папа, сестра и бабушка.

А.Пичугин

— Все приехали, да?

М.Шурочкина

— Да, еще приехали друзья наши семейные, так что, в принципе, было очень много, моей семьи было больше, чем чьей-либо.

Л.Горская

— А получалось их видеть там, или тоже только после соревнований?

М.Шурочкина

— Нет, получалось, когда была программа дуэтов, мы естественно всей командой болели на трибунах и семья моя тоже приезжала и там мы виделись, а потом уже все, после соревнований.

Л.Горская

— Расскажите, Вас мучают диетами, так вот я внезапно задам девочковый вопрос, как сейчас говорят?

М.Шурочкина

— Диеты — это все очень... у каждого своя диета, нет какой-то определенной. Все индивидуально, так как я прыгаю, я должна держать, я знаю, какой мне вес нужен, мне никто не говорил, ни тренер, то есть нет у нас такого, что ты 52, ты 53, а ты 47. Нет такого, я просто знаю, что мне такой вес нужен для того, чтобы было легче шпагат махнуть, прыгнуть выше и я все время равняюсь. И есть такая вещь, как суеверия, к сожалению, ты знаешь, что в прошлом году ты весил 49 и все прошло хорошо, то есть надо соответственно в этом году столько же весить.

Л.Горская

— Так это не суеверия — это физика.

М.Шурочкина

— Это физика, но она все равно больше опирается на твое суеверие, как бы мне все говорят, что ты очень худенькая, тебе надо поправиться чуть-чуть, потому что ты выглядишь совсем, как девочка. Но у меня есть пунктик, что я так... может быть мы даже было в какие-то моменты тяжеловато, потому что я действительно была худенькая, но у меня, к сожалению, суеверная черта от папы. У меня папа человек суеверный, но я считаю, что эту вещь надо исключать из своей жизни, потому что она тебя ограничивает.

А.Пичугин

— А Вы, я так понимаю, что Ваша сестра ходит на Ваши выступления, а Вы на ее концерты?

М.Шурочкина

— Да, но это большая редкость. Потому что ее концерты, когда у меня какой-нибудь самый разгар перед соревнованиями, естественно никто меня не отпустит на концерт. А когда у меня соревнования, это в прошлом году она приехала на чемпионат мира, на олимпиаду в этом году, а так до этого не было такого, чтобы она приезжала, потому что очень часто совпадают гастроли.

А.Пичугин

— График гастрольный. А Вы сами сказали, что режим, про то, что соревнования, сборы, никто не отпустит, а это действительно настолько строго? Вот эта дисциплина спортивная, она абсолютно реальна?

М.Шурочкина

— Да, она необходима просто. Потому что ты должен встать в восемь утра, если ты ляжешь в два, то встав в восемь утра ты уже половину информации не будешь помнить на тренировке, ты просто физически не сможешь это сделать, потому что ты должен отдыхать, мозг твой должен отдыхать. А я человек — ночь. Я сова и для меня оптимальное время для того, чтобы лечь спать — это два часа ночи. А после физической нагрузки ты вообще перевозбуждаешься и не хочется спать, хочется что-то поделать, почитать, как минимум.

А.Пичугин

— Ну, два часа ночи, восемь утра — шесть часов, нормально.

М.Шурочкина

— Ну...

Л.Горская

— Восемь часов нормально.

А.Пичугин

— Пойду переосмысливать.

М.Шурочкина

— Да, маловато, нужно следить за дисциплиной, она в спорте, слава Богу, она воспитывается. Очень... это то место, если тебе не хватает самодисциплины, то я считаю, нужно идти в спорт. Может профессионально — это уже совсем, когда человек хочет воспитать в себе гения силы воли, характер, но даже на начальном этапе спортивном, он все равно заставляет человека следить за расписанием, за режимом. Поэтому я бы, наверное, посоветовала людям чуть-чуть, но заниматься физическим трудом.

Л.Горская

— А своих детей Вы бы отдали в спорт, или не думали еще об этом?

М.Шурочкина

— Отдала бы. Я не знаю, насчет профессионального. Это все настолько непредсказуемо. Меня мама тоже отдавала совершенно...

А.Пичугин

— Просто поплавать.

М.Шурочкина

— Да, она не хотела, она даже... да, так и есть, она не хотела даже.

А.Пичугин

— Да, мы об этом говорили в начале программы.

М.Шурочкина

— Чтобы я занималась профессионально, но так вышло, постепенно пошло. Так что — отдавайте, а там уже как пойдет.

А.Пичугин

— Большой спорт, режимы — это все конечно здорово, но я не знаю, например, как бы я отнесся к тому, чтобы мой ребенок пришел и сказал: «Папа, я хочу заниматься футболом». Я конечно понимаю, что мне, как отцу, наверное, было бы выгодно, чтобы мой ребенок пошел в профессиональный спорт, но...

Л.Горская

— В смысле выгодно?

А.Пичугин

— Ну, как отец олимпийского чемпиона, например.

Л.Горская

— А, твоему отцовскому тщеславию, в смысле.

А.Пичугин

— Тщеславию, конечно.

Л.Горская

— Не, ну тебе бы, наверное, еще было бы выгодно, потому что ты бы знал, где он проводит досуг — раз, он бы получил нормальное физическое развитие — это два, навыки самодисциплины, самоорганизации, преодоления собственного «я» и каких-то своих и так далее, и тому подобное.

М.Шурочкина

— Вы знаете, Вы сейчас сказали про преодоление собственного «я» — это особенно командный спорт, как и футбол, гимнастика, тоже, синхронное плавание — это те виды спорта, где ты забываешь, что ты один. Ребенок вообще эгоистичен, я считаю, и попадая в такие виды спорта, ты со временем начинаешь понимать, что помимо твоего мнения, есть еще семь других. Помимо твоего взгляда на это и на это, есть еще куча разных других предложений. И ты обязан их принимать, потому что, если ты их не примешь, то команда развалится. Представляете, каждый будет свое вносить, мы все подеремся и в итоге ни к чему не придем. И спорт, особенно командный, я считаю, это очень в этом плане хорошая школа.

А.Пичугин

— То есть Вас никогда не спрашивают о программе, когда ее формируют?

М.Шурочкина

— Спрашивают, мы вносим какие-то предложения, конечно, но я к тому, что мы не настаиваем на них до победного, если есть какое-то предложение получше, то мы сходимся на этом варианте.

Л.Горская

— То есть, Вы умеете уступать?

М.Шурочкина

— Да, упорство — это очень хорошо. Но упертость, такая есть упертость, которая неприемлема. У меня есть...

А.Пичугин

— Это эгоизм уже.

М.Шурочкина

— Да, ты когда приходишь в спорт, ты понимаешь, что такие черты, как, например, вспыльчивость, а я иногда ей страдаю, они совершенно неприемлемы, упертость опять же эта. Я надеюсь, вы понимаете, о какой упертости я говорю.

А.Пичугин

— Я прекрасно понимаю, мы сами тут упертые, наверное.

Л.Горская

— Особенно некоторые.

М.Шурочкина

— Да, все это очень ограничивает командный успех, и ты должен забывать про свое «я» и слушать своих напарников.

А.Пичугин

— А последнее слово всегда за тренером?

М.Шурочкина

— Да.

А.Пичугин

— Мы знаем — тренер, его подопечные, а помимо этого, наверное, в цепочке еще много звеньев? Ну я не говорю о врачах, о командной кухне, но помимо главного тренера сборной, наверняка же еще целый штат тренеров есть?

М.Шурочкина

— Да, конечно. Тренеров у нас практически столько же, сколько и спортсменов, и у каждого своя роль, например, у нас есть тренер, который включает музыку, снимает на камеру. Правая рука, которая делает какие-то замечания, которых не заметил главный тренер. Всякие менеджеры, которые следят за билетами — куда, что, во сколько улетать, доктор, два массажиста. У нас огромная команда и я говорю, всех эти людей, которые за нами смотрят их больше, чем самих спортсменов.

Л.Горская

— Так, а в бассейн то, кого макали?

М.Шурочкина

— Главного тренера, а нет, подождите, почему — всех тренеров — три человека. Три, потому что на олимпиаду из пяти тренеров едут только три. И всех мы конечно сбросили.

А.Пичугин

— Мария Шурочкина — российская синхронистка, олимпийская чемпионка игр в Рио, шестикратная чемпионка мира, заслуженный мастер спорта России сегодня в программе «Светлый вечер» здесь на светлом радио. А Вы часто выступаете в различных благотворительных мероприятиях, акциях — это контракт, или это Ваше собственное желание?

М.Шурочкина

— Это мое собственное желание.

А.Пичугин

— А чем Вам эта тема близка?

М.Шурочкина

— Я не знаю, просто, когда я слышу, что кому-то нужна помощь, а тем более, людям, или детям, в основном, наверное, у которых со здоровьем плохо, у которых нет вообще 80% того, что есть у меня, то не знаю...

Л.Горская

— Животных Вы тоже любите?

М.Шурочкина

— Люблю, обожаю животных. У меня вообще зверинец дома. Я живу в доме и в такой ситуации проще обзаводиться питомцами. У меня есть рыбки, две собаки, кошка, были попугайчики, множество, но они как-то, то ли улетали, то ли кошка...

А.Пичугин

— Просыпаешься, и нет попугая.

М.Шурочкина

— Да.

Л.Горская

— Сошли на нет, в общем.

А.Пичугин

— С попугаями тут, вспоминаю, я зашел в одно учреждение, а там на ресепшене сидел попугай большой жако, а жако же говорят, что это самый разумный из всех попугаев и его можно обучить большому количеству слов. Он так смотрит на меня, смотрит и говорит: «Молчишь?».

М.Шурочкина

— Я слышала, что их сравнивают с трехлетними детьми по умственной работе и вообще.

А.Пичугин

— Я тоже читал эту статью, видимо, да. Я на него посмотрел, мне стало интересно, что это за птичка такая.

Л.Горская

— А что за собаки?

М.Шурочкина

— Кавказские овчарки.

А.Пичугин

— У нас Елизавета фанат собак.

Л.Горская

— Ну почему фанат сразу? Просто люблю, нравятся они мне. У меня тоже две собаки, правда дворняги, замечательные.

А.Пичугин

— Да, мы всем коллективом недавно ездили в Рязань, по дороге заезжали в Коломну, Лиза увидела собаку — таксу, которая бегала там по улице и мы проехали уже куда-то, потом они на другой машине вернулись и поехали по всему городу искать эту таксу, чтобы забрать ее в Москву, потому что она бегала, бездомная, наверное, было жалко.

Л.Горская

— Я просто боялась, что ее машина собьет. Давайте вернемся к теме нашей программы. Мы поговорим о спорте, Алексей, какой у тебя был вопрос?

А.Пичугин

— Про животных, нет, но ты про животных уже...

Л.Горская

— На самом деле, о благотворительных проектах.

А.Пичугин

— Да, благотворительные проекты, а можете вспомнить какой-нибудь самый-самый такой, которые произвел на Вас неизгладимое впечатление.

М.Шурочкина

— Я помню, мы вместе с сестрой опять же приходили и давали интервью, была такая группа поддержки анонимная. То есть любой человек, любой ребенок может позвонить по номеру телефона и высказать все, что у него на душе, все, что угодно. Это останется, даже если человек хочет, в секрете от родителей. То есть, если ему нужна какая-то психологическая помощь, он просто звонит на этот номер и люди дают советы, разговаривают, общаются. Если конечно нужно что-то более, какая-то еще поддержка... но в основном это рассчитано на то, что ты просто звонишь и рассказываешь все, что тебя беспокоит.

Л.Горская

— А в чем основные проблемы заключаются — домашнее насилие, или это просто какая-то непонятность, нехватка любви? Какого рода проблемы могут беспокоить детей так, чтобы возникла такая потребность звонить?

М.Шурочкина

— Мне кажется у многих детей есть такой переходный возраст, когда им кажется, что их никто не понимает, особенно родители. Я не знаю, начиная с того, что какая-нибудь любовь школьная и мама занята все время на работе, а ребенок... девочка влюбилась в мальчика, а он ей отвечает какой-нибудь не такой, как ей хочется взаимностью. А если человек очень ранимый, это ребенок, она боится поговорить с родителями. А тут она понимает, что можно на какой-то номер позвонить, никто не узнает, кто я, мне просто скажут, что делать — почему бы и нет. Я не знаю, разные случаи, приводили нам примеры. Я думаю — это очень хорошая поддержка, очень нужная.

Л.Горская

— Конечно, потому что да, у ребенка нет достаточного опыта и если нет контакта с родителями, а ему при этом кажется, что мир рухнул из-за какой-то его неурядицы.

М.Шурочкина

— Да, действительно, ты же очень чувствителен, когда ты ребенок, все кажется намного больше, чем есть на самом деле. То есть, до таких размеров проблемки могут возрастать для тебя, если ты ребенок, что действительно нужно иногда спасать детей. А дети боятся иногда родителям о чем-то сказать и в этакой ситуации я считаю, что это очень нужная вещь.

А.Пичугин

— Я хочу еще про спорт спросить. А правда, что вы заливаете волосы желатином перед выступлением, чтобы они не портились?

М.Шурочкина

— Да, но не потому, чтобы они не портились, а чтобы они не растрепались, это для красоты, для нас.

А.Пичугин

— Это же жутко вредно, нет?

М.Шурочкина

— Нет, почему? Это же продукт, во-первых, он легко...

А.Пичугин

— Обычное желе.

М.Шурочкина

— Да, ничего опасного в этом нет и тем более раз в год — ничего не случится.

А.Пичугин

— Раз в год, а Вы же постоянно выступаете? Или это только на олимпиаде?

М.Шурочкина

— Хорошо, у нас два старта в год, например, пять пожелатиниться в год, это ничего не стоит. Обычный желатин, просто, чтобы волосы не мешали и для красоты.

Л.Горская

— А это какой-то гидродинамики придает, как-то улучшает, или нет?

М.Шурочкина

— Да, конечно, это вы, представьте, вы в платье будете плыть, или в костюме в каком-нибудь гидро.

Л.Горская

— Вы знаете, я один раз плавала в платье.

А.Пичугин

— Тебя тоже куда-то сбрасывали.

Л.Горская

— Это очень неудобно. Нет, мне пришлось прыгнуть, для радио «Вера» подходящая тема, в святой источник за мальчиком, который начал там тонуть. Было очень неудобно и холодно.

М.Шурочкина

— Это то же самое, когда волосы такие, нам же крутиться, вертеться под водой — они же тормозят. Поэтому мы желатиним, намного проще так.

А.Пичугин

— У вас есть какие-нибудь шуточки, подколы между собой в команде? Прикольчики такие, о которых можно рассказать?

М.Шурочкина

— Да, вот сейчас думаю. Ну, очень часто у нас тренер оговаривается, мы смеемся.

А.Пичугин

— Татьяна Покровская, да?

М.Шурочкина

— Да, Татьяна Николаевна, она очень, когда что-то объясняет эмоционально, нужно успеть, конец тренировки через полчаса. Она начинает нервничать, или путать слова, или фамилии не те называет, меня называла Ищенко — это наша пятикратная олимпийская чемпионка, это конечно очень приятно, но все равно, она называет меня Ищенко, ее Шурочкиной, она наоборот — что это такое. И эти оговорки очень смешные, она видит, что нам это все очень придает, небольшая такая эмоциональная разгрузка, все-таки смеяться иногда нужно.

А.Пичугин

— Но тем не менее, если кто-то не знает, то Татьяна Николаевна Покровская возглавляет нашу сборную по синхронному плаванию с 1998 года и под ее руководством наша сборная побеждала в 2000 в Сиднее, в 2004 в Афинах, в 2008 в Пекине, в 2012 в Лондоне и вот в 2016 в Рио. Так что выдающийся тренер, видимо, абсолютно.

М.Шурочкина

— Да, но при этом, чувство юмора у нее просто несравненное. Мы даже думали какой-нибудь завести блокнотик с ее шутками, с какими-то оговорками, потому что это действительно очень смешно.

Л.Горская

— А чего не завели?

М.Шурочкина

— Как-то планируем-планируем, и...

Л.Горская

— В общем, как всегда?

М.Шурочкина

— Да.

А.Пичугин

— Будем заканчивать, спасибо. Мы напомним, что сегодня в гостях у радио «Вера» в программе «Светлый вечер» была Мария Шурочкина — российская синхронистка, олимпийская чемпионка игр в Рио де Жанейро, шестикратная чемпионка мира и заслуженный мастер спорта России. Спасибо Вам большое, что пришли к нам сегодня.

М.Шурочкина

— И вам спасибо!

А.Пичугин

— Лиза Горская.

Л.Горская

— Алексей Пичугин.

А.Пичугин

— Всего хорошего, будьте здоровы!

М.Шурочкина

— До свидания!

Друзья! Поддержите выпуски новых программ Радио ВЕРА!
Вы можете стать попечителем радио, установив ежемесячный платеж. Будем вместе свидетельствовать миру о Христе, Его любви и милосердии!
Мы в соцсетях
******
Слушать на мобильном

Скачайте приложение для мобильного устройства и Радио ВЕРА будет всегда у вас под рукой, где бы вы ни были, дома или в дороге.

Слушайте подкасты в iTunes и Яндекс.Музыка

Другие программы
Мудрость святой Руси
Мудрость святой Руси
В программе представлены короткие высказывания русских праведников – мирян, священников, монахов или епископов – о жизни человека, о познании его собственной души, о его отношениях другими людьми, с природой, с Богом.
Ларец слов
Ларец слов

Священник Антоний Борисов – знаток и ценитель Церковно-славянского языка, на котором совершается богослужение в Русской Православной Церкви. Он достает из своего ларца слова, которые могут быть непонятны современному человеку, объясняет их – и это слово уже нем вызывает затруднения. От «живота» до «василиска»!

Встречаем праздник
Встречаем праздник
Рождество, Крещение, Пасха… Как в Церкви появились эти и другие праздники, почему они отмечаются именно в этот день? В преддверии торжественных дат православного календаря программа «Встречаем праздник» рассказывает множество интересных фактах об этих датах.
Герои моего времени
Герои моего времени
Программа рассказывает о незаметных героях наших дней – о людях, способных на поступок, на подвиг. Истории этих героев захватывают и вдохновляют любого неравнодушного человека.

Также рекомендуем