Москва - 100,9 FM

«Семья и Домострой». Светлый вечер с прот. Дмитрием Смирновым и Елизаветой Макеевой (31.07.2017)

* Поделиться

У нас в гостях были настоятель московского храма святителя Митрофана Воронежского, председатель Патриаршей комиссии по вопросам семьи, защиты материнства и детства протоиерей Димитрий Смирнов и член Общественной палаты Истринского района, председатель Союза многодетных семей Истринского района «Все вместе» Елизавета Макеева.

Разговор шёл о православном фестивале «Домострой» и об одноимённой книге. Также мы говорили об отношениях в семье и о том, как важно жить в любви и уважении друг к другу.

 


А. Митрофанова

— «Светлый вечер» на радио «Вера». Здравствуйте, дорогие слушатели! Приветствую Вас я, Алла Митрофанова, и с удовольствием представляю наших гостей: протоиерея Дмитрия Смирнова, настоятеля храма Святителя Митрофана Воронежского на Хуторской, и еще семи храмов, а также председателя Патриаршей комиссии по вопросам семьи, защиты материнства и детства. Добрый вечер!

Протоиерей Д. Смирнов

— Добрый вечер, Алла!

А. Митрофанова

— И Елизавету Макееву, многодетную маму, маму четырех детей, члена Общественной палаты Истринского района и председателя Истринского союза многодетных семей, который называется «Все вместе». Добрый вечер!

Е. Макеева

— Добрый вечер!

А. Митрофанова

— Мы в таком составе здесь собрались, чтобы говорить о фестивале, который пройдет (послезавтра, 2 августа, он начнется) в Истринском районе, будет посвящен семье и вопросам многодетности, который называется — провокационное, мне кажется, для XXI века название — «Домострой». Провокационное — в том смысле, что, конечно, у нас ассоциации сразу возникают с одноименной книгой, написанной... Известные ее списки разного времени, это средневековый документ, существующий в разных редакциях, который мы привыкли воспринимать как такой, условно говоря, «учебник, как правильно бить жену и детей». И который, на самом деле, если открыть и почитать, что там написано, я думаю, что многие удивятся. Потому что это книга, которая, как мне кажется, наполнена любовью. Там же так много рассказано о том, как правильно относиться друг к другу — с каким уважением и почтением и с какой любовью.

Поэтому мне бы хотелось, конечно же, первый вопрос Вам, наверное, отец Дмитрий, задать: почему Вы, собственно, выбрали такое название и эту книгу поставили во главу угла?

Протоиерей Д. Смирнов

— Это не я. Это нами всеми уважаемый и любимый врач Геннадий Онищенко. Он у истоков этого фестиваля. Сказал, и уже обратился к Святейшему Патриарху, а он направил его письмо мне по принадлежности, потому что это тема этого отрезка жизни, который я сейчас проживаю. А то, что такое название — это очень многие очень важные для нашей истории и культуры вещи — они же высмеивались, поносились на протяжении последних 100 лет. В основном то, что именуется таким странным словом «интеллигенция».

А. Митрофанова

— Ну, не только последних 100 лет. В XIX веке, насколько я понимаю, там спор западников и славянофилов — он тоже этой книги касался!

Протоиерей Д. Смирнов

— Ну, тут западная... этот спор — ничего в нем такого особенного нет. Те люди, к двумя ветвям русской мысли относящиеся, они любили друг друга.

А. Митрофанова

— Это правда.

Протоиерей Д. Смирнов

— И относились с глубочайшим уважением, почтением. Они читали друг друга, они обменивались мыслями. А здесь просто объявлялось все, что имеет церковный дух, мракобесием. А для людей церковных «Домострой» — да это вообще... Есть даже термин богословский — «домостроительство нашего спасения». Это важнейшая вещь, и это слово — просто калька с греческого. Слово возникло еще тогда, когда славянские племена были совершенно дикие, и у них не было никакого государства. Поэтому просто, действительно, нужно читать. Но если в школе было время для того, чтобы расширить программу, я бы даже фрагменты обязательно туда вставил — в хрестоматию. Это книга чудесная. Много ли у нас литературы — детки знакомятся с XVI века?

А. Митрофанова

— Ну, «Сказание о Петре и Февронии Муромских». Я помню, в Москве в школе мы проходили.

Протоиерей Д. Смирнов

— Ну, слава Тебе, Господи, это очень важный текст. Но «Домострой» также. Это очень важно понимать. Ведь тогда, во времена «Домостроя», у нас не было демографической катастрофы, у нас не было такого убийства детей в массовом количестве, миллионами ежегодно. И вообще страна состояла из молодых людей. Главный человек в народе — это был ребенок. Взрослых было мало, как в каждом народе. Даже уже 100 лет назад еще средняя русская семья имела восемь детей — средняя! А 10-15 — это было обычное явление. Когда больше 25 — уже газеты писали. А сейчас вот наша Лизанька — она четверых родила, ну, она у нас многодетная, Лизанька. Мы очень ценим и благодарим.

А. Митрофанова

— Елизавета, а Вы читали «Домострой»?

Е. Макеева

— Полностью — нет. Урывками.

А. Митрофанова

— Урывками. А что читали из него? И что Вам там приглянулось, в этом тексте, а что вызвало, ну, скажем так, настороженную реакцию?

Е. Макеева

— Ну, Вы знаете, вообще «Домострой» тяжело читать в принципе. Потому что неподготовленному человеку и не знакомому с терминологией...

А. Митрофанова

— И с реалиями, кстати говоря, того времени — поправку-то тоже нужно делать.

Протоиерей Д. Смирнов

— Конечно.

Е. Макеева

— Поэтому, наверное, прежде всего, нужно знакомиться с лексиконом, чтобы понять именно смысл. И возвращаться к тексту нужно несколько раз. Потому что понять... Одни и те же слова приобрели уже совершенно другое значение — некоторые. Опять-таки, чтобы правильно понимать книгу.

А. Митрофанова

— Можно, я прочту тот фрагмент, который мне очень нравится?

Протоиерей Д. Смирнов

— Ну, пожалуйста...

А. Митрофанова

— Ну, в переводе, в переводе, конечно. Перевод с русского на русский, так скажем. Потому что в связи с «Домостроем» одно из самых таких, наверное, больших заблуждений связано по поводу отношений мужчины и женщины — как жену нужно воспитывать, что жена должна бояться мужа и так далее. Но слово «бояться», может быть, тогда имело другое значение...

Протоиерей Д. Смирнов

— Конечно.

А. Митрофанова

— И мне очень нравится, как здесь сказано: «Если подарит кому-то Бог жену хорошую, дороже это всякого камня многоценного. Такой жены и при пущей выгоде грех лишиться. Наладит мужу своему благополучную жизнь. Доброй женою блажен и муж, и число дней его жизни удвоится. Добрая жена радует мужа своего и наполнит миром лета его. Хорошая жена — награда тем, кто боится Бога, ибо жена делает мужа своего добродетельней. Во-первых, исполнив Божию заповедь, благословлена Богом, а во-вторых, хвалят ее люди. Добрая жена и по смерти спасает мужа своего, как благочестивая царица Феодора». Красота.

Протоиерей Д. Смирнов

— Ну, конечно, тем более, основа этого текста — это слова Священного Писания.

А. Митрофанова

— Можно попросить Вас подробнее рассказать о Вашем фестивале, который будет состоять из выставки и огромного количества мероприятий? Вот 2 августа, послезавтра, он открывается. Что там будет?

Протоиерей Д. Смирнов

— Я слышал, что будут блины.

А. Митрофанова

— Прекрасно!

Протоиерей Д. Смирнов

— Что будут пироги, будут песни. Но я не могу сказать, что этот фестиваль наш. Но то, что нас пригласили как участников... Мне просто интересно, во что это может вылиться. Это только интересно. И для того, чтобы привлечь людей вообще к этой теме. Потому что пока те меры, которые в народе существуют, в государстве, они, конечно, крайне недостаточны. Потому что над нами есть, нависла угроза уничтожения. Сначала народной жизни, потом и государства тоже, потому что удержать такую границу, набитую просто полезными ископаемыми в таком замечательном количестве, просто невозможно. Тем более, видимо, отношение такое к нам у Европы и Америки — наиподлейшее.

А. Митрофанова

— Ой. Ну, здесь, Вы знаете, я бы то, что говорят у нас в СМИ, делила бы на десять. Потому что...

Протоиерей Д. Смирнов

— Вот. И этого хватает. Нет, ну есть документы и есть высказывания. Даже если взять нарезку высказываний, то как бы все понятно.

Ведь что нужно России? Еще Столыпин говорит: «Дайте 20 лет». Не дали.

А. Митрофанова

— Ну, это, кстати, да, это было (нрзб.).

Протоиерей Д. Смирнов

— Да. И это постоянно. Ну чего! Начиная с татаро-монголов и кончая современными локальными войнами. Все время такой вопрос: а что мы Вам сделали-то?

А. Митрофанова

— А что мы сами себе сделали, знаете? Тоже вопрос.

Протоиерей Д. Смирнов

— Сами себе мы сделали больше, чем все вместе взятые.

А. Митрофанова

— Вот, пожалуй, так. А то стрелки ответственности переводить все время на соседей — мне кажется, это неправильно.

Протоиерей Д. Смирнов

— Но это тоже... Нет, но революция — она же была экспортирована. Это же тоже надо понимать.

А. Митрофанова

— Елизавета, расскажите, пожалуйста, чем Вы будете заниматься на фестивале. Вы туда, во-первых, со всеми детьми поедете?

Е. Макеева

— Да, обязательно, конечно. Потому что первоочередная задача для нас, наверное, для семей — это провести досуг, провести время вместе с детьми: папы, мамы. Хотя рабочий день. но мы постараемся этот день уделить фестивалю.

Мы представим от своего союза... Мы, во-первых, очень рады, что это происходит на нашей земле, в нашей Русской Палестине, на Никоновской земле...

А. Митрофанова

— Объясните только, пожалуйста, почему Истринский район — это Русская Палестина.

Е. Макеева

— Потому что патриарх Никон создан прототип Иерусалима на подмосковной земле.

А. Митрофанова

— Может быть, кто-то не слышал про монастырь, но слышали про станцию, которая называется Новый Иерусалим.

Е. Макеева

— Новоиерусалимская, да. И монастырь — Воскресенский Новоиерусалимский монастырь. Патриарх Никон долго выбирал место, и когда он увидел нашу географию — и рельеф, и все соответствовало. И расположение храмов того времени. То есть это такая как икона в меньшем масштабе Палестины Иерусалимской. Поэтому мы очень рады, что, действительно, наверное, не просто так это происходит на нашей земле. Мы представим именно от нашего союза, от нашей общественной организации, фотовыставку. У нас есть фотовыставка наших многодетных семей. То есть это такой позитив. И, наверное, разрушение такого стереотипа, что многодетная семья — это бедная семья, может быть, неблагополучная. У нас это счастливые семьи, радостные, которые наслаждаются и продолжают рожать детей. То есть вот хочется сказать, что у нас за последние несколько месяцев прибавление. То есть продолжают наши мамочки пятого и четвертого ребеночка к себе в семью. Поэтому... Значит, у нас будет фотовыставка от нас, и мы примем участие в мастер-классах, которые представят. Это будут семейные мастер-классы. То есть мамы, родители, обязательно бабушки будут вместе с детьми делать поделки, печь пряники...

А. Митрофанова

— Я увидела там конкурс «Малиновый пирог». Как-то так он звучал. Что-то вот такое кулинарное, интересное...

Е. Макеева

— Ну, во всяком случае...

Протоиерей Д. Смирнов

— Во всяком случае, угостят. Я уверен.

А. Митрофанова

— Угостят. Хорошо. (Смеется.) То есть хотя бы для этого уже... Если кто-то любит традиционную кухню, можно приехать, посмотреть, а там, может быть, что-то еще заинтересует.

Е. Макеева

— Да. Но помимо этого, конечно, есть смысловая часть — помимо такой развлекательной, можно сказать. Это лекции-беседы. Темы очень актуальные для сегодняшнего времени. Эксперты будут давать советы и как правильно выстроить семейный бюджет, и здоровье детское. То есть темы, которые актуальны сегодня.

А. Митрофанова

— Ну, темы действительно актуальные — семейный бюджет, детское здоровье... Там, я еще видела, где-то фигурировало правильное питание, о чем сейчас тоже многие задумываются. А что касается выступлений экспертов, ну, знаете, у нас как-то люди делятся на разные категории. И кто-то к таким вещам относится очень хорошо, а кто-то, наоборот, воспринимает в штыки: «Ну, вот сейчас меня будут учить, как жить». Будет ли там такое — вот, знаете, как... «Вот сейчас мы всем Вам расскажем, что Вы делаете неправильно, и научим, как надо!»? Или все-таки какой-то там другой посыл и интонация?

Протоиерей Д. Смирнов

— Ну, это же зависит от авторов. Не знаю... как-то...

Е. Макеева

— Я думаю, что это будет в формате «круглого стола».

Протоиерей Д. Смирнов

— Ну мне, например, вот навязывать что-то человеку претит. Рассказать что-то — о каком-то опыте, или вот Вы сказали замечательную фразу: «Есть люди, которые не знают, что такое Новоиерусалимский монастырь». Есть люди, которые не знают, что такое Соловки, что такое Троице-Сергиева лавра. Не знают, но большинство людей, населяющих нашу Родину, не знают, в каком году крестилась Русь. Нее знают, откуда это все и вообще есть пошла Русская земля.

А. Митрофанова

— Ну, нам, Вы знаете, не всем это в школе рассказывали, во-первых. Во-вторых...

Протоиерей Д. Смирнов

— Это не важно. Важно людей с этим познакомить. И, по-моему, избрание Нового Иерусалима для этого, как вот Палестина — колыбель христианства. По воле ну просто русского гения, патриарха Никона, она приехала в наше Подмосковье, где кусок Москва-реки играет роль Иордана — и по масштабу, и по замыслу. И сам монастырь таким образом устроен, который повторяет и Гроб Господень, и другие всякие замечательные святыни. Кувуклию. Вот, кто был в Святой Земле, наверняка, таких людей больше. Потому что паломничества много. И вот они смогут увидеть вот эту связь. Это тоже очень интересно.

А. Митрофанова

— А фестиваль будет проходить — вот я просто можно уточню? — где-то в непосредственной близости от монастыря, да? То есть можно будет совместить и посещение Новоиерусалимского монастыря, и участие в фестивале?

Протоиерей Д. Смирнов

— Да.

Е. Макеева

— Да, это буквально соседнее здание, музей — тоже называется «Новый Иерусалим». Музей, который раньше был в стенах монастыря. Но сейчас, слава Богу, имеет возможность расшириться. Площади большие, и мы очень рады, что соседи наши тоже многодетные приедут из ближайших районов, очень заинтересовались.

А. Митрофанова

— Со 2 по 6 августа все это будет проходить. Может быть, какие-то наиболее интересные мероприятия Вы могли бы отметить — что, как Вы считаете, на Ваш взгляд, можно было бы там посетить, на что обратить внимание?

Протоиерей Д. Смирнов

— Ну, я не знаю. Сам открытие — это в День Ильи Пророка. Это такой святой очень интересный. Первый храм на Руси — в Киеве — это был храм Ильи Пророка. Причем, он всегда был почитаем, особенно жителями села, деревень, потому что простой народ веровал, что от Ильи Пророка, от его молитв зависит урожай, будет ли дождь или, наоборот, сплошное вёдро. Поэтому ему усердно молились. И вот как раз тоже имеете такую как бы... фестиваль вот в эту древность протягивает руку.

А. Митрофанова

— Напомню, что в программе «Светлый вечер» на радио «Вера» сегодня протоиерей Дмитрий Смирнов, настоятель храма Святителя Митрофана Воронежского на Хуторской в Москве и еще семи храмов и председатель Патриаршей комиссии по вопросам семьи, защиты материнства и детства, а также Елизавета Макеева, мама четырех детей, член Общественной палаты Истринского района и председатель Истринского союза многодетных семей, который называется «Все вместе». Мы говорим о фестивале, который пройдет на Истринской земле со 2 по 6 августа. Он называется «Домострой». И сейчас мне бы хотелось вернуться к названию фестиваля, этой книге и вообще ее содержанию, которое мы сегодня зачастую понимаем совершенно иначе, потому что есть такая особенность в наше время — не открывать первоисточник, а судить по тексту на основе каких-то наших собственных представлений о нем.

Протоиерей Д. Смирнов

— Нет, о том, что об этом говорят по телевизору, по радио. Это же известная такая фраза: «Роман мы не читали, но мы осуждаем».

А. Митрофанова

— Кстати, да, «Домострой» не читали, но осуждаем».

Протоиерей Д. Смирнов

— Да абсолютно один в один!

А. Митрофанова

— Я когда открыла эту книгу — она же на две части разделена... Ну, то издание, которое у меня было. Их много разных. Я обратила внимание, что половина книги посвящена всяким поучениям духовного и социального характера, а половина — это рецепты: как квасить капусту, как солить огурцы, как кисели варить и все остальное. Так-так, думаю, почитаю-ка я эти рецептики. А почему, собственно говоря, такое внимание кухне уделяется?

Протоиерей Д. Смирнов

— Еще Фейербах сказал: «Человек есть то, что он ест». Поэтому этот автор — конечно, он показал нам срез народной жизни. Тогда же не было такой возможности — пойти в лавку и купить йогурт. От начала до конца, весь цикл — это было создание вот этой семьи, которая закупила зерна, посадила, вырастила, приготовила и подала на стол. Поэтому все было — важнейшая вещь. Вообще, христианство — это очень умное такое делание, требует знания тысяч операций: и со скотиной, и с птицей, и с рыбоводством. И, в общем, это сложнейшая вещь. Современный городской житель, если специально его не готовить год-два, он просто погибнет в лесу. А те люди, даже когда были такие всякие проблемы, мужик всегда просил: дайте земли. А топор у него есть, пила тоже, конь есть. И дальше он все сам. Он эту землю поднимет, она будет ему рожать, он через пять лет уже узнает, что лучше — греча растет, лен и так далее, подсолнухи... И все выходит.

А. Митрофанова

— Поставит хозяйство.

Протоиерей Д. Смирнов

— Обязательно! То есть это был очень такой трудолюбивый, мощный народ. А разнообразие того, что предлагает поп Сильвестр, это как бы аккумулятор — такой собирает вот эти все рецепты, которые есть продукт народной жизни, разных таких, может быть, областей-волостей. И это очень ценнейшая была такая книга.

Е. Макеева

— Да, мне еще кажется, что именно еда, процесс еды — он как бы тоже очень важен для семьи. Почему? Потому что стол — это собираются вместе члены семьи и в наше время, когда много детишек в семье, это очень сложно, потому что школы, потому что садики, работы...

А. Митрофанова

— У всех свое расписание.

Е. Макеева

— Работы, да, расписания, дополнительные занятия. Но это очень важно — собрать хотя бы на 10 минут всех перед сном. Можно чай попить. Поужинать, допустим, можно в разные приемы, но обязательно нужно собираться, обязательно нужно смотреть друг другу в глаза, общаться, выслушивать друг друга. И... Ну, это часть семейной жизни обязательно должна быть.

Протоиерей Д. Смирнов

— Я бы сказал даже, основная. Когда это было в народе, семьи были крепкие, и младшие наблюдали за старшими. Вообще, образование на протяжении сотен лет происходило не в школе. Это только оно уже последнее столетие... А так — нет, все образование проходило дома. И смотрели — как старшие себя ведут, как средние, как младшие, и возникал строй жизни. Вот этот домострой — он зафиксирован: в XVI веке было примерно так. Ясно, что в каждой губернии даже язык отличался.

А. Митрофанова

— Кстати говоря, по поводу устроения семьи и того, как это описано в «Домострое»: там же в той редакции, которую составил протопоп Сильвестр, есть его обращение к сыну, которое начинается словами «Возлюбленное мое чадо», по-моему так. Вот сейчас передо мной текст, я открою начало... «Возлюбленное мое чадо». И дальше он постоянно призывает сына к тому, чтобы он вспоминал о том, как строилась жизнь в их семье. И слово «домочадцы», которое встречается, обозначает, в том числе, и тех, кто был у них в услужении. И очень интересно там то, что он говорит: нужно максимально внимательно относиться к хорошим слугам, всячески их поощрять. И он напоминает: «Вспомни, сколько мы с твоей матушкой брали в дом сирот к себе в услужение, а потом помогали им в жизни устроиться, и одни благодаря этой помощи стали купцами, у других теперь свое хозяйство. А скольких матушка таких сирот-девочек удачно выдала замуж и приданое им составила», и так далее, и так далее! То есть это какие-то невероятно теплые такие семейные отношения: супругу он все время «матушкой» называет, «хозяюшкой», вот с такими уменьшительными суффиксами. И вот создается такое ощущение, что книга вообще про какой-то идеальный такой семейный уклад. А насколько он действительно был таким в то время? Отец Димитрий, Вы, наверное, изучали этот вопрос? Насколько это соответствовало реальности?

Протоиерей Д. Смирнов

— Ну, во всяком случае, в большей степени, чем теперешняя семья. Те семьи даже не знали, что такое развод, возможность. Люди готовились к браку, но готовили, воспитывая свое сердце. И они жили, как — знаете, есть такое выражение — «как все люди живут». (Смеется.) Не как — не знаю — может быть, как сейчас — сходятся, расходятся, как млекопитающие, ненадолго. А это было дело всей жизни. Главным делом женщины юной было выйти замуж, родить и воспитать детей. И вообще, ведь для чего Бог создал женщину из человека? Только для одного. Смысл существования женщины только один — чтобы она жила в любви. Чтобы было кого носить на руках, чтобы было кому с ярмарки привозить подарки.

А. Митрофанова

— Это Вы имеете в виду, чтобы не женщина кого-то носила на руках, а чтобы женщину носили на руках?

Протоиерей Д. Смирнов

— Женщина уже в ответ — она носит на руках его детей. Они на него похожи. Она угадывает его черты в их чертах. И она рада. Чем больше у них детей, тем больше у нее радость, она переполняет, понимаете? Богу угодно, чтобы человек был на земле счастлив. Человек может быть счастлив не от того, что он получил Нобелевскую премию, а от того, что у него хорошая добрая жена, которую он знает досконально и любит каждую клеточку ее души, ее лица, ее тела, ее волос. И он готов ей служить всю жизнь. Она с благодарностью ему отвечает. Для чего? Чтобы детки росли не на улице, не в школе в этой хамской, а в любви, в чистоте, в послушании, где старшие помогают младшим, младшие стараются не капризничать, изо всех сил хотят вырасти такими же трудолюбивыми, как папа.

А. Митрофанова

— Елизавета, а Вы много знаете семей, которые воспроизводят вот именно такую модель, о которой сейчас отец Дмитрий говорил?

Е. Макеева

— Ну, Вы знаете, если говорить о многодетных семьях, наверное, это большинство. Ну, по крайней мере, стремятся к такому. Потому что, знаете, есть и другие примеры, когда женщина придумывает себе какие-то другие миссии, помимо материнства, помимо семьи и оправдывает...

А. Митрофанова

— Спасать мир, например. Взвалить на себя...

Е. Макеева

— Да.

Протоиерей Д. Смирнов

— Да она, бедная, ничего не придумает. Ей готовы рецепты дает телевизор.

Е. Макеева

— Да. Либо она оправдывает...

Протоиерей Д. Смирнов

— Что надо СПА-салон, надо — это, как его? — фитнесс-клуб, надо, там, то, косметику. И она лишает себя счастья.

Е. Макеева

— Лишает счастья, это однозначно.

Протоиерей Д. Смирнов

— Косметика-то есть, а счастья нет.

Е. Макеева

— Однозначно. Потому что, в любом случае, женщина приходит к какому моменту, где она осознает, что это ложная миссия, что единственная правильная — это материнство и семья.

Протоиерей Д. Смирнов

— Это к сорока она уже становится зрелым человеком и осознает. Но уже поздно.

Е. Макеева

— Бывает, что поздно. Бывает, да.

Протоиерей Д. Смирнов

— Трудно стать многодетной мамой в сорок лет.

А. Митрофанова

— Ну давайте только поправку сделаем: если у женщины, как Вы говорите, что, действительно, материнство — это основная миссия, это не значит, что она не должна позволять себе никакого отдыха, что она должна впрячься в телегу и тащить...

Протоиерей Д. Смирнов

— Что значит «не должна»? Наоборот — я даже прихожанам говорю и молодым папам: «Обязательно устрой так, чтобы она хотя бы раз в неделю могла вообще из дому уйти! Пойти на выставку. Вот сейчас Серебряковой чудесная выставка в Инженерном корпусе Третьяковки. Там, сходить в театр. Сам купи билеты. И так далее. Чтобы совершенно... Чтобы отдых был душе».

Е. Макеева

— Нет, у нас даже такие есть семьи, где папы отпускают конкретно по пятницам, допустим, маму, чтобы она сходила в баню с подругами.

Протоиерей Д. Смирнов

— Да!

А. Митрофанова

— Обязательно! Сходила (нрзб.).

Е. Макеева

— Да, расслабилась и...

Протоиерей Д. Смирнов

— Поговорить... И раньше для этого праздники существовали. Вся семья — она собиралась. И там все обсуждали: поведение детишек... Все вот...

Е. Макеева

— Ну, а какие разговоры у мамочек? Конечно, все, в основном, о (нрзб.) отдыхе.

Протоиерей Д. Смирнов

— Да, и детки воспитывались. И задача-то была... Ну, все... Сидит большая семья, допустим, дюжина человек. И все друг друга любят. Они все свои, они все родные. Чего нам, так сказать?.. Чего — карьера, на дядю какого-то работать, с португальского переводить на французский, так сказать, и делать карьеру? Потом стать начальником сектора — ну, и чего? Лишние колготки себе купить? Ради этого жить, что ли?

А. Митрофанова

— Напомню, что в программе «Светлый вечер» на радио «Вера» сегодня протоиерей Дмитрий Смирнов, настоятель храма Святителя Митрофана Воронежского на Хуторской в Москве и еще семи храмов, председатель Патриаршей комиссии по вопросам семьи, защиты материнства и детства, и Елизавета Макеева, член Общественной палаты Истринского района, мама четверых детей, председатель Истринского союза многодетных семей, который называется «Все вместе». Я — Алла Митрофанова. Через минуту вернемся.

Еще раз добрый светлый вечер, дорогие слушатели! Я — Алла Митрофанова, и напомню, что в гостях у нас сегодня протоиерей Дмитрий Смирнов, настоятель храма Святителя Митрофана Воронежского на Хуторской в Москве и еще семи храмов и председатель Патриаршей комиссии по вопросам семьи, защиты материнства и детства, и Елизавета Макеева, член Общественной палаты Истринского района, мама четырех детей и председатель Истринского союза многодетных детей «Все вместе». Мы говорим сегодня о фестивале, который пройдет на Истринской земле, совсем рядом с Новоиерусалимским монастырем, со 2 по 6 августа, который будет посвящен семье, вопросам воспитания детей и устроения дома, который называется «Домострой». Как мы уже в первой части программы отметили, название, может быть, покажется кому-то провокативным, но если начать разбираться в содержании одноименной книги, к которому название апеллирует, она, на самом деле, — книга... вообще, книга о любви. Не о том, как друг друга ругать, пороть и что-то запрещать, а о том, как научиться друг друга любить и что для этого нужно. Елизавета, Вы сказали, что Вы частями читали «Домострой». Насколько, как Вам кажется, эти правила применимы к нашему времени — во транспорте рецепты, которые там даны? Я имею в виду не кулинарные рецепты, которых там тоже много, а какие-то советы по устроению дома и по построению отношений. Что-то Вы для себя там полезное нашли?

Е. Макеева

— Ну, Вы знаете, конечно, все, наверное, можно пересмотреть через призму, на современную жизнь, но основное — конечно. Потому что смотреть... Во-первых, не быть эгоистом — вот основное. Смотреть на мир глазами своего супруга. Ну, это вот основное — что мы свое «я» немножечко учимся убирать, и в семье, наверное, это главное.

А. Митрофанова

— Ну, при условии, что супруг готов делать то же самое?

Е. Макеева

— Это идеально, конечно, да.

А. Митрофанова

— Потому что иначе будет, что «я тебя очень люблю», — говорит жена мужу — «я себя тоже очень люблю», — отвечает супруг.

Е. Макеева

— Тогда ничего не получится, конечно.

А. Митрофанова

— Или, наоборот, он очень любит жену, а жена тоже любит себя. Это же важно, чтобы это было встречное движение, наверное?

Е. Макеева

— Да. Но, к сожалению, по опыту, бывает, что супруги не сразу это понимают — понимают по прошествии 10-15 лет, и потом сожалеют о том, что упущено время. И когда вот они уже, можно сказать, притерлись, когда они уже научились друг другу уступать, друг друга уважать и единое делать для семьи, для детей, то им просто жалко упущенного времени. Поэтому если бы, действительно, изначально мы следовали таким постулатам, было бы намного проще.

А. Митрофанова

— Отец Димитрий, а Вы, как пастырь, скажите, пожалуйста, насколько, как Вам кажется, сегодня возможно вот такое понимание супружеских отношений, когда жена и муж — ну, при том, что они... не знаю, это, конечно, идеальный вариант, что они живут в любви, — они еще вот так друг другу готовы уступать, то есть друг через друга смотреть на мир?

Протоиерей Д. Смирнов

— Нет, конечно, это возможно. Лизанька этому пример. А Вы употребляете слово тоже «уважать». А что такое «уважать»? Давайте на этимологию посмотрим. Это значит — «я считаю этого человека для себя важным». И совершенно разные вещи — не те, которым учит нас в телевизор, а совершенно другие важности в моей жизни. Самая главная важность для нас, крещеных людей — это чтобы наша жизнь была как служением Богу. А Бог создал человека для семьи, а семью для любви. Вообще, семья — это для того, чтобы научиться любви. И вот человек рождается в любовь, в атмосферу любви... Вот однажды пришла одна комиссия к нам — ну, проверять в детский дом... Там постоянно у нас всякие из разных инстанций, всяких проверяющих очень много. Все они закончили, все им понравилось, говорят: «А можно, мы у Вас еще посидим? У Вас так, — говорит, — хорошо!» Потому что вот та атмосфера, которая сложилась за 10 лет, за 15, она влияет не только на детей, преображая их, но и на взрослых, которые такого еще не видели. Это же очень важно. И вот каждая семья должна быть в таком творческом поиске — как друг другу угодить, как друг другу оказать любовь? Это такой мощный творческий процесс! В таких семьях обычно и домашний театр бывает, и всякие игры... И, потом, девочки очень любят ухаживать за мальчиками. Вот я помню, даже у нас когда изредка появляется маленький паренечек — трех лет, четырех, старшие обступают. Начинают с ним взаимодействовать: «А смотри, какой у него пальчик маленький!» Им это очень интересно. То есть семья воспитывает и будущую мать, и будущего отца. Не инженера — пусть он будет, никто не мешает.

А. Митрофанова

— Да, одно другому не противоречит. Это тоже важно. Вы так упомянули переводы с португальского на французский — я подумала: а в чем, собственно?..

Протоиерей Д. Смирнов

— Ну, просто у меня одна прихожанка переводит. Переводит с португальского на французский, а хочет-то она замуж! Это же нормально! Ее Бог-то создал не для того, чтобы перевод с одного европейского на другой, тоже романо-германский, а для того, чтобы детки у нее были!

А. Митрофанова

— Ну, то есть переводы возможны — просто иерархия ценностей, скажем так, да?.. Что для чего?

Протоиерей Д. Смирнов

— Да. Ну просто есть вещи важнее. И самое важное для человека, который появился на земле, это семья. Она делает его счастливым. Главным предметом в школе должен быть предмет «Семья». А потом уже тригонометрия, обществоведение. Обществоведение тебя счастливым не сделает. А если ты научишься выбирать невесту, то это тебя сделает. Ты найдешь именно такую, про которую скажут: «Жена мужем красна».

А. Митрофанова

— А мне кажется, что предмет «Семья» — Вы так говорите про него, про школу, — мне кажется, что здесь как раз очень важно то, что в семье ребенку дается.

Протоиерей Д. Смирнов

— Это самое важное.

А. Митрофанова

— Ведь он сам будет воспроизводить ту модель, которую он увидел, отношения, которые он видел между своими родителями.

Протоиерей Д. Смирнов

— Но дело в том, что у большинства теперь скоро уже не будет отцов. Они не знают, как семья устроена — хотя бы теоретически, как должно быть. Вот — учебничек. Он, конечно, устарел, реалии другие. Но просто задача такая. Вот в XVI веке человек почувствовал, что есть такая задача.

А. Митрофанова

— Кстати говоря, по поводу автора одной из редакций «Домостроя», протопопа Сильвестра. Все-таки то, что там была очень хорошая семья, этому есть в тексте множество подтверждений. Вот, в частности, то, как начинается его послание и наставление отца сыну. У него сын Анфим — кстати, у них всего один ребенок был, что нетипично, наверное, для того времени, но всякое бывает.

Протоиерей Д. Смирнов

— Всякое бывает. Много деток умирали. Люди не знали о существовании микробов.

А. Митрофанова

— Ну конечно, да. Не было возможности от них каким-то образом защититься.

Е. Макеева

— Ну, а Петр и Феврония вообще были бездетными, если вот...

А. Митрофанова

— Бездетные, да.

Протоиерей Д. Смирнов

— Ну, сначала...

А. Митрофанова

— Кстати, неизвестно. Мы же до конца не знаем, как там было.

Протоиерей Д. Смирнов

— Вообще... Нет-нет, есть предание о том, что у них было трое детей.

А. Митрофанова

— Просто об этом, скажем так, в том средневековом документе, который до нас дошел, о детях там ничего не сказано. Они могли быть. А могло и не быть. Так вот, протопоп Сильвестр что пишет, обращаясь к сыну: «Милое мое чадо дорогое! Послушай наставления отца своего, тебя родившего и воспитавшего в добром поучении и в Божьих заповедях, научившему тебя...» — там много всего, — «...и заботам о добром во всяких торговлях, во всех товарах, всему научившего. И святительское благословение на себе несешь, и царское пожалование государя и государыни-царицы, и братьев его, и всех бояр, и так далее, и так далее. И с добрыми людьми водишься, а в большой торговле и в дружбе состоишь со многими иноземцами. Все блага получил — так умей же и поступать по-божески». То есть получается, что отец его научил, во-первых, вот этой любви и уважительному отношению к родителям и к домочадцам, то есть к слугам, к тем, кто у них в доме, потому что чуть выше он уже...

Протоиерей Д. Смирнов

— А потом, жили же со слугами одной семьей.

А. Митрофанова

— Одной семьей. Их сажали за свой стол...

Протоиерей Д. Смирнов

— За свой стол.

А. Митрофанова

— ...одевали, кормили и так далее. А во-вторых, отец его научил тому, как вести дела, то есть всяким хитростям житейским — ну, хитростям в хорошем смысле этого слова.

Протоиерей Д. Смирнов

— Ну да.

А. Митрофанова

— То есть получается, что это такое... Ну, это действительно такой патриархальный уклад. Сейчас многие дети получают образование отличное от того, которое было у родителей. Наверное, это тоже ничего дурного, кстати?

Протоиерей Д. Смирнов

— Не знаю. Ну, во всяком случае, многие знакомые, которых они рискнули отдать в обучение за границу, говорят: «Приехал совсем другой человек».

А. Митрофанова

— Ну, это возможно. Елизавета, как Вы для себя определяете... Вот здесь протопоп Сильвестр — он к своему сыну обращается такими словами и многим вещам его научил. А Вы чему пытаетесь своих детей научить?

Е. Макеева

— Ой, какой философский вопрос... Наверное, все-таки уважению в семье друг к другу. Обязательно. Потому что когда много детишек, опять-таки, возникают и споры, возникают у них свои отношения. Но учу тому, что родная душа всегда будет в жизни родной душой, и единственной, кто в будущем и поддержит, и поможет всегда. И очень важно любить, уважать родителей и бабушку-дедушку, конечно. Потому что сейчас беда нашего времени в том, что мы не стремимся к тому, чтобы сохранялись наши поколения, связь поколений. Многие не знают историю своих генеалогических древ — бабушки-дедушки, а дальше — прабабушки и прадедушки?

А. Митрофанова

— Ну, сейчас, кстати, многие раскапывают вот эту историю.

Е. Макеева

— Ну, больше дань моде. Но если среди обычных людей, то далеко не все знают. Поэтому обязательно чтобы они несли дальше семейность и нравственность, духовность. Наверное, это основные принципы.

А. Митрофанова

— Вопрос только, как этому научить. Личным примером?

Е. Макеева

— Личным примером, да. Ну и, конечно, Церковь, православие. Это основа наша.

А. Митрофанова

— Отец Димитрий, мы тут уже несколько раз проговаривали, что у Елизаветы четверо детей. Можно уточнить, сколько детей у Вас?

Протоиерей Д. Смирнов

— Тридцать.

А. Митрофанова

— Из них часть — приемных?

Протоиерей Д. Смирнов

— Двадцать девять.

А. Митрофанова

— А вот, в таком случае, можно задать Вам вопрос: как сделать так, чтобы, если есть приемные дети, чтобы они чувствовали себя настолько же на равных и так же любимыми, как и дети, которые родились в этой семье?

Протоиерей Д. Смирнов

— Ну, я заметил: ребенок становится любимым в течение месяца.

А. Митрофанова

— Правда? Так быстро?

Протоиерей Д. Смирнов

— Да. Просто невозможно. Причем, Вы знаете, у меня есть один мальчик, которого мама, когда носила во чреве, хотела убить и ела всякие гадости. Это называлось раньше в России «вытравливать».

А. Митрофанова

— Ой.

Протоиерей Д. Смирнов

— А он остался жив. И такой он, как говорится, необычный получился ребенок — отстает в развитии. Но он такой хороший, его все так любят. И ребята — он такой чудной! (Смеется.)

А. Митрофанова

— А сколько ему лет уже?

Протоиерей Д. Смирнов

— Ну, ему уже девять.

А. Митрофанова

— Взрослый человек?

Протоиерей Д. Смирнов

— Да. Ну, так как он немножко отстает у нас... Но, с другой стороны, мы консультируемся с хорошим психологом... Он говорит: вот к годам 26 он может вполне поправиться. То есть он много... У него тонус повышенный, у него гидроэнцефалит. Ну, все это... А так он очень интересный. Он по характеру лидер. Вот не был бы он такой... несчастлив, когда его мамочка носила во чреве, он бы, наверное, генералом был. Он такой прямо...

Е. Макеева

— Боролся за жизнь — поэтому...

Протоиерей Д. Смирнов

— Да, может быть, поэтому. Поэтому это совершенно уже не важно. И потом, вот я много наблюдаю, когда в церковь приходят мамы с детьми — с церебральным параличом... Я говорю: как они их любят! Совершенно... Другие вот люди, у которых с детьми более или менее все благополучно, в них нет такой любви, как у этих мамаш. То есть можно сказать, что эти дети дозу счастья получают гораздо больше, чем обычные дети, которых пичкают кружками или еще чем-то и несбыточными мечтами. Там вот бывает тогда разочарование у ребенка. Тут очень важно трезво ценить и оценить его возможный потенциал и найти для него дело жизни. Ну, а Церковь — это для всех. В этом смысле, конечно, когда человек находит опору в Боге, вообще ничего не страшно.

А. Митрофанова

— Отец Димитрий, а вот Вы говорите, что важно найти его место, почувствовать, к чему у него склонность, если я правильно поняла слова Ваши (нрзб.)...

Протоиерей Д. Смирнов

— Ну, и почувствовать, и изучать надо. В общем, к ребенку надо, помимо того, что прилагаем сердце, прилагать и ум. Вообще, этим надо научно заниматься — как выбирать себе супруга и супругу. Научный подход. Не так вот — «ой, — там, — какие глазки!»...

А. Митрофанова

— Ну да, это не лотерейный билет, конечно — повезло, не повезло, — это серьезная работа.

Протоиерей Д. Смирнов

— Да, это несерьезно. Раньше институт сватовства был — ну, везде в христианских народах. Это была целая процедура. Причем, в купечестве одно, в крестьянстве другое, в офицерстве, дворянстве — третье. Ну, не так, как сейчас...

А. Митрофанова

— Про любовь, правда, там не всегда речь шла, в таком сватовстве. Когда, помните...

Протоиерей Д. Смирнов

— Нет, там шла обо всем. И, знаете, «all you need is love». Все хотят любви.

А. Митрофанова

— Это правда.

Протоиерей Д. Смирнов

— Вот. И поэтому все хотят, чтобы муж любил, все хотят, чтоб жена любила.

А. Митрофанова

— Напомню, что в программе «Светлый вечер» на радио «Вера» сегодня протоиерей Дмитрий Смирнов, настоятель храма Святителя Митрофана Воронежского на Хуторской в Москве и председатель Патриаршей комиссии по вопросам семьи, защиты материнства и детства, и Елизавета Макеева, член Общественной палаты Истринского района, мама четырех детей и председатель Истринского союза многодетных семей «Все вместе». Елизавета, а много в Истринском районе многодетных семей?

Е. Макеева

— Если брать все семьи, которые не только стоят на учете... Потому что разделение идет — допустим, семьи, которые не прописаны, или в разных местах прописаны, кто-то — папа, допустим — в Москве... Потому что не все из-за этой причины стоят на учете в соцзащите и получают помощь именно по месту. Потому что у нас статистика есть именно как бы официальная. Это немногим больше тысячи семей. А если говорить в целом, то я думаю, что около 2 тысяч семей.

А. Митрофанова

— Ну, это серьезно!

Е. Макеева

— Для нашего района — да.

А. Митрофанова

— Такой у Вас союз, и Вы сейчас... И если все 2 тысячи семей приедут на фестиваль, о котором мы сегодня говорили…

Е. Макеева

— И, плюс, соседи еще наши...

А. Митрофанова

— Соседи, да. Со 2 по 6 августа, напомню, рядом с Новоиерусалимским монастырем в Истринском районе пройдет фестиваль, который называется «Домострой». Это все не страшно, это не то, что Вы думаете. Мы уже практически целую программу говорим о том, чему на самом деле посвящена эта книга. Эта книга на самом деле о любви. Елизавета, ну вот у Вас четверо детей, а как Вы пытаетесь распознать, кому из них что больше нравится, к чему у них душа лежит? Ведь чем больше детей, тем, кажется, сложнее это сделать. Вот с одним ребенком не всегда бывает кому-то, наверное, понятно, куда его направить, какое образование ему дать...

Е. Макеева

— Все равно, детишки — они рано или поздно все равно проявляют свой интерес. Но наша задача, наверное — дать ребенку возможность выбрать. Конечно. хочется, чтобы он и танцевал, и пел, потому что и раньше в царской России у нас женщины были... и не только женщины — и мужчины получали образование, и умел и танцевать, и петь, и, наверное, театральное что-то.

Протоиерей Д. Смирнов

— И акварелью писать.

А. Митрофанова

— И на машинке шить. Помните, как: «Я еще вышивать могу, и на машинке шить умею». (Смеется.)

Протоиерей Д. Смирнов

— Ну, «на машинке» — это уже ближе к ХХ веку. (Смеется.)

А. Митрофанова

— Более позднее изобретение.

Е. Макеева

— Ну, сейчас мальчикам, конечно, больше спорт. А там ребенок сам определяется.

А. Митрофанова

— Отец Димитрий, а в ситуации, когда, как у Вас, 30 детей — как Вы успеваете всех их разглядеть?

Протоиерей Д. Смирнов

— Ну, я посещаю, в среднем, через дом... через день свой детский дом основной. Потому что сейчас их два у меня. И, потом, я ежедневно... У меня директор по каждому ребенку дает отчет — что как, в каком состоянии. Потому что есть у некоторых серьезные заболевания. И потом уже наблюдаешь все время. У на сесть всякие праздники детские, где детки проявляются. Вот последний был у нас спектакль по басням Крылова — очень эффективные тексты. Они их и выучивают. А потом, они любят очень гастролировать. Очень был удачный спектакль. И вот было после этого, помимо того, что мы в доме отыграли, еще четыре гастроли. То есть это вообще укладывается у них в голове очень плотно, на всю жизнь останется. То есть мы пробуем все — и музыку, конечно, и спортивные занятия, и всякие вот такие, с мелкой моторикой, и чтение, и... Ну, у нас мощные ограничения — все эти Интернет-технологии. То есть только что касается школы.

А. Митрофанова

— То есть, иными словами, Вы у себя в доме создаете среду, где ребенок мог бы максимально проявиться?

Протоиерей Д. Смирнов

— И не только. Мы трудимся над тем, чтобы было общение. Ну, вот там на пейнтбол выезжаем с другими ребятами сражаться, также с футболом. Они занимают у нас хорошие всякие места. Даже наш педагог, одна воспитательница, ей 21 год. Она получила третье место по Москве среди педагогов детских домов.

А. Митрофанова

— Молодец какая.

Протоиерей Д. Смирнов

— Мой единственный частный детский дом — там уже такие воспитательницы, по 30 лет стажа, а вот у нее...

Е. Макеева

— У нее своя методика, наверное, уже есть, да?

Протоиерей Д. Смирнов

— Ну, да, мы все... Тут и своя, и все, что есть, читаем. И у нас директор очень такой человек образованный — два института с красным дипломом, всю жизнь им отдает. Тут нужно, главное, что сколько отдашь литров крови и сколько отдашь желудочков и предсердий вот этим человечкам.

Е. Макеева

— Или, по Макаренко(?), «Сердце отдаю детям», да?

Протоиерей Д. Смирнов

— Да.

А. Митрофанова

— А как Вы решаете спорные вопросы? Вот протопоп Сильвестр в книге «Домострой»...

Протоиерей Д. Смирнов

— С детьми?

А. Митрофанова

— Да, да. Он даже... Вы знаете как, причем, про телесные наказания принято, в первую очередь, думать, когда речь идет об этой книге, — они здесь приведены как крайняя, самая уже последняя мера...

Протоиерей Д. Смирнов

— Конечно!

А. Митрофанова

— Ну, то есть понятно, что в то время это было принято — телесно наказывать. Но протопоп Сильвестр пишет, что ну в самом крайнем случае, если уже никакие другие методы не подходят, можно выпороть — но так, чтобы никто не видел, во-первых, а во-вторых, потом обязательно приласкать и приголубить.

Протоиерей Д. Смирнов

— Конечно, конечно.

А. Митрофанова

— Как Вы решаете спорные вопросы?

Протоиерей Д. Смирнов

— Точно так же. Я даже вот у Сильвестра это не помню, но я вывел такую формулу. Первое, самое важное: девочек нельзя бить никогда, ни при каком случае. Потому что у них очень травмируется душа, и это потом будет их заниматься... эта процедура — антивоспитание для нее. Мальчиков — можно наподдавать. Бить нельзя, наподдать можно. Но в краткий период жизни — с 9 до 12 лет. Если до того, ребенок вырастает вруном и предателем. Если после 12 — трусом. То есть можно именно тогда, когда... ну, чего-нибудь такое делает, там — хочет дом поджечь, там, сквернословит неприлично. Можно наподдать, сказать: «Еще раз услышу...» Больше этого не требуется. Ну, достаточно как бы ремень повесить на гвоздь повыше, сказать: «Ты чего, забыл?» — «Все помню». Вот. А так — мы обходимся без этого. То есть такая возможность есть, я совершенно не против телесных наказаний. И эти «ах, ох!» по этому поводу — это как бы все ерунда. Потому что любой этот «ах, ох!» человек... Попробуй, тронь его ребенка — он будет готов убить, растерзать, милицию позвать, в колонию и, так сказать... Все это мы проходили. Я сам педагог, так сказать, по первой профессии. Надо наказывать. Вообще, слово «наказывать» замечательное — это от слова «наказ». В переводе на русский язык современный это «урок». Наша задача — чему-то научить. И подобрать соответствующую педагогическую технологию для усвоения.

А. Митрофанова

— То есть это совершенно не обязательно. Ведь уроки можно по-разному давать.

Протоиерей Д. Смирнов

— Конечно! Конечно!

А. Митрофанова

— Совершенно не обязательно это может быть какой-то там, я не знаю...

Протоиерей Д. Смирнов

— Вот у нас промелькнуло как-то — смотреть в глаза. Вот это гораздо эффективнее, чем всякие побои.

Е. Макеева

— Да, совершенно верно. Ну, детская психология. Кто изучает, педагоги, как раз — то есть нужно на уровне глаз с ребенком объясниться, поговорить...

Протоиерей Д. Смирнов

— Даже можно его кисти рук взять в свои... Ну, а потом — у меня-то вообще просто: я же там «царь зверей». Я же чего...

А. Митрофанова

— (Смеется.) Авторитет.

(Смеются.)

Протоиерей Д. Смирнов

— Как я говорю: «Ну-ка!..» И я этим очень часто пользуюсь. В храме какой-нибудь ребенок годовалый разорется, мама, там, как курица, бьет крыльями. Я подхожу: «Кто разрешил орать в храме? Замолчи немедля!» — все, замолкает.

Е. Макеева

— Да... Но...

Протоиерей Д. Смирнов

— Потому что дети... Для чего он кричит? Он хочет обратить внимание.

А. Митрофанова

— Внимание...

Е. Макеева

— Внимание.

Протоиерей Д. Смирнов

— Вот я обратил. Выходит из алтаря «царь зверей» и ему говорит. И он... У него раздумий — да пусто(?). Очень эффективно.

Е. Макеева

— Ну, в семье это папа.

А. Митрофанова

— Елизавета, по Вашему опыту...

Е. Макеева

— «Царь зверей» — это, конечно, папа, да.

Протоиерей Д. Смирнов

— Во-от!

Е. Макеева

— Мама, конечно, должна быть строгой, я считаю, но тоже в рамках и объясняться с ребенком как можно чаще. Но я вообще противник, конечно, тоже насильственных... Угол, ну, шлепок по попе — можно.

Протоиерей Д. Смирнов

— Угол — замечательно.

А. Митрофанова

— (Смеется.) Угол — «замечательно»! (Смеется.)

Протоиерей Д. Смирнов

— Вы знаете что — я недавно поставил одну девочку маленькую, ей 19 лет, в угол. Так, Вы знаете, уже служба кончилась, а она, оказывается, перепутала — я ее совсем в другой угол ставил. Потом смотрю — ее нет. Думаю — ну, она ушла. А оказывается, она стояла еще час после окончания службы. Я говорю: «Уйди, встань в угол, не буду с тобой разговаривать».

А. Митрофанова

— Про кнуты мы поговорили. Давайте про поощрения. Вот теперь мне тоже очень хочется, чтобы Вы своим опытом поделились. Елизавета, вот четверо детей. Вот как сделать так, чтобы никого не обделить вниманием, когда хочется кому-то какое-то поощрение, что-то такое... Там, ребенок — какие-то достижения у него или что-то еще... Но так, чтобы другим тоже было хорошо?

Е. Макеева

— Другим тоже достается — поощрения, я имею в виду. То есть все равно это заслуженно. И сегодня один, завтра — другой. То есть нельзя, конечно, сравнивать или наказывать тем, что одному ребенку дал, другому не дал. То есть — ну, сегодня дал, завтра обязательно можно найти причину, чтобы поощрить ребенка и его как-то порадовать.

А. Митрофанова

— Вы их как-то прямо поддерживаете, да? То есть вот ищете, за что их похвалить?

Е. Макеева

— Так, Вы знаете, всегда есть, за что. Потому что дети — это же и учеба хорошая, и поведение хорошее, и поступки хорошие, даже по отношению друг к другу. Помыл посуду, помог — это всегда можно найти. Это не проблема, мне кажется. (Смеется.)

А. Митрофанова

— Вот он, творческий подход!

Протоиерей Д. Смирнов

— Конечно. конечно.

Е. Макеева

— Ну, и самое...

Протоиерей Д. Смирнов

— Нет, это, Вы знаете, такое разнообразное творчество. Это так интересно!

Е. Макеева

— Да. И, наверное, для детей для наших очень таким самым поощрением... Это время, проведенное с родителями. То есть как раз выбраться куда-то...

Протоиерей Д. Смирнов

— Да, совершенно верно.

Е. Макеева

— На те же выставки, в культурные места, в парки, на карусели. То есть надо обязательно.

А. Митрофанова

— Причем, не только с мамой, но, желательно, еще и с папой.

Е. Макеева

— Обязательно, да.

Протоиерей Д. Смирнов

— Да нет, вообще, главным воспитателем должен быть папа. Тогда все будет в строе. У меня даже доходило до того, что когда мама... когда дочка была еще маленькая, но как- то хорошо себя проявляла, дочка называла ее «папа».

(Смеются.)

Протоиерей Д. Смирнов

— То есть вот это, значит, высшая награда для мамы — назвать ее папой.

А. Митрофанова

— Есть о чем подумать, мне кажется, сегодня, в XXI веке. Спасибо Вам большое за этот разговор. Я напомню, что в нашей студии сегодня были протоиерей Дмитрий Смирнов, настоятель храма Святителя Митрофана Воронежского на Хуторской в Москве и еще семи храмов, председатель Патриаршей комиссии по вопросам семьи, защиты материнства и детства, и Елизавета Макеева, член Общественной палаты Истринского района, мама четверых детей — такой, я так понимаю, самый главный Ваш статус именно этот. А общественные всякие должности — это второстепенное.

Е. Макеева

— Это довесок уже.

А. Митрофанова

— Да. И председатель Истринского союза многодетных семей, который называется «Все вместе». Мы говорили о фестивале под названием «Домострой», много говорили сегодня об этой книге, первоисточнике, который дал название фестивалю. Книга, которая на самом деле о том, как жить в любви. Вот не про то, как друг друга наказывать и как друг другу подчиняться, а о том, как жить в любви. Как в этой любви растить детей. И фестиваль, напомню, пройдет со 2 по 6 августа на территории музея рядом с Истринским Новоиерусалимским монастырем. Кого Вы там ждете, вот напоследок можно у Вас узнать?

Е. Макеева

— Семьи. Да не только семьи. И молодых людей. Было бы очень хорошо. Всех желающих.

А. Митрофанова

— Всех желающих. То есть и с детьми, и без детей?

Е. Макеева

— Конечно.

А. Митрофанова

— В любом случае, все, кто захочет, могут прийти?

Протоиерей Д. Смирнов

— Ну, я думаю, да.

А. Митрофанова

— Спасибо. Программу для Вас провела Алла Митрофанова. До встречи в эфире.

Протоиерей Д. Смирнов

— До свидания!

Е. Макеева

— До свидания.

Друзья! Поддержите выпуски новых программ Радио ВЕРА!
Вы можете стать попечителем радио, установив ежемесячный платеж. Будем вместе свидетельствовать миру о Христе, Его любви и милосердии!
Мы в соцсетях
******
Слушать на мобильном

Скачайте приложение для мобильного устройства и Радио ВЕРА будет всегда у вас под рукой, где бы вы ни были, дома или в дороге.

Слушайте подкасты в iTunes и Яндекс.Музыка

Другие программы
Богослужебные песнопения
Богослужебные песнопения
Программа о богослужебной жизни Церкви раскрывает историю, смысл и богослужебный контекст песнопений, которые звучат в православном храме.
Статус: Отверженные
Статус: Отверженные
Авторская программа Бориса Григорьевича Селленова, журналиста с большим жизненным опытом, создателя множества передач на радио и ТВ, основу который составляют впечатления от командировок в воспитательные колонии России. Программа призвана показать, что люди, оступившиеся, оказавшиеся в условиях заключения, не перестают быть людьми. Что единственное отношение, которое они заслуживают со стороны общества — не осуждение и ненависть, а сострадание и сопереживание, желание помочь. Это — своего рода «прививка от фарисейства», необходимая каждому из нас, считающих себя «лучшими» по сравнению с «падшими и отверженными».
Время радости
Время радости
Любой православный праздник – это не просто дата в календаре, а действенный призыв снова пережить события этого праздника. Стать очевидцем рождения Спасителя, войти с Ним в Иерусалим, стать свидетелем рождения Церкви в день Пятидесятницы… И понять, что любой праздник – это прежде всего радость. Радость, которая дарит нам надежду.
Семейный час
Семейный час
Программа «Семейный час» - это часовая беседа в студии с участием священника. В этой программе поднимаются духовные и нравственные темы, связанные с семейной жизнью, воспитанием детей и отношениями между поколениями. Программу ведут теле- и радиоведущие Александр Ананьев и Алла Митрофанова

Также рекомендуем