«Семейный клуб при храме». Светлый вечер с о. Сергием Осиповым и Викторией Аникеевой (28.02.2018)

Семейный клуб при храме (28.02.2018) - Часть 1
Поделиться
Семейный клуб при храме (28.02.2018) - Часть 2
Поделиться

Семейный клуб «Иван-да-Марья».
Фото: trinity-church.ru

У нас в гостях были клирик Троицкого храма в Хохлах священник Сергий Осипов и ответственная за молодежное служение при этом храме, организатор семейного клуба «Иван-да-Марья» Виктория Аникеева.

Разговор шел о том, как приходская жизнь вокруг храма может объединять людей, помогать находить общение и даже создавать семьи.


А. Пичугин

— «Светлый вечер» на светлом радио. Здравствуйте, дорогие слушатели, в этой студии приветствуем вас мы, Алла Митрофанова…

А. Митрофанова

— Алексей Пичугин.

А. Пичугин

— Сегодня здесь, в этой студии вместе с нами и с вами священник Сергий Осипов, клирик храма Святой Троицы в Хохлах. Здравствуйте, добрый вечер.

Иерей Сергий

— Здравствуйте. Добрый вечер.

А. Пичугин

— Виктория Аникеева. Виктория — ответственная за молодежное служение храма, Троицкого храма в Хохлах и организатор семейного клуба «Иван-да-Марья». Здравствуйте.

В. Аникеева

— Здравствуйте. Организатор его, вместе с отцом Сергием.

А. Пичугин

— И надо сразу, наверное, сказать, что Троицкий храм находится в центре Москвы, неподалеку от метро «Китай-город». В таком исторически красивом месте. Моем, кстати, родном, совсем родном…

А. Митрофанова

— В Хохловском переулке. Это там, где, когда в Москве внезапно начинается наводнение, когда очень много дождя или снега, там вот есть фотографии такие, в интернете они периодически гуляют, как человек вплавь добирается до своей машины — это вот у вас там Ивановские горки, как я понимаю.

А. Пичугин

— Ивановская горка, да, там тоже такое случается. Ну и там настоятель отец Алексей Уминский, который нашим слушателям, да, наверное, всем хорошо знаком. Ну а мы сегодня будем говорить про молодежное служение: что это такое, для чего это нужно. И на самом деле порой вопросы возникают у людей. Ну как, вот ребята там в возрасте, ну с того момента, когда они как-то могут вовлекаться в какую-нибудь деятельность, сами себя вовлекать в нее, что более правильно, лет с 10 эдак и лет до 18, ну а дальше уже кому как понравится. И ходят ребята в храм в этом возрасте, участвуют в службе, вроде бы за пределами храма у них своя жизнь — школа, друзья какие-то собственные занятия, увлечения. А для чего нужна еще и какая-то внеслужебная такая деятельность в храме, которая их увлекает, вовлекает в какие-то проекты?

А. Митрофанова

— Отец Сергий, наверное, это к вам вопрос скорее.

Иерей Сергий

— Ну давайте, я попробую начать. Я думаю, что да, молодости свойственно как-то стремиться к самореализации, хочется мир изменить, накоплены какие-то знания, какие-то навыки, умения, хочется это как-то применить. И, наверное, молодежное служение можно определить как пространство молодости в Церкви. В каждом приходе это, конечно, по-разному реализуется. Прежде всего, я думаю, что это зависит от того человека, от того помощника священника, который берет на себя организацию этого молодежного служения. И в соответствии с этим уже определяются какие-то кружки, какие-то направления. Очень многим хочется просто бескорыстно помочь кому-то, многим молодым, но как это сделать, человек очень часто сам не знает. Самому скакать и куда-то тыркаться — не всякий такую активность в душе имеет. И Церковь помогает, организовывает вот такие…

В. Аникеева

— События.

Иерей Сергий

— Какие-то мероприятия, да, помощь при богослужении — ну это самое элементарное, помощь каким-то там домам ребенка или хоспис, например…

А. Митрофанова

— «Дом с маяком». Насколько я помню, как раз именно ваш храм один из таких активных участников группы поддержки хосписа «Дом с маяком», паллиативной службы. И благодаря вам там удалось и деньги собрать, и, в общем, много всяких прекрасных организовать проектов для людей, которые нуждаются в такой поддержке паллиативной. За что вам, конечно, большое спасибо. Я помню, как отец Алексей Уминский здесь у нас, в студии рассказывал про фестиваль, который при храме Троицы в Хохлах, а тогда еще только-только ожидался. Я потом приехала к вам на фестиваль и была, конечно, в полном восторге.

В. Аникеева

— Наверное, про ярмарку, да, вы хотели рассказать?

А. Митрофанова

— Ярмарка, да, совершенно верно, с аукционом, который отец Алексей сам проводил. О, это было очень весело и вообще содержательно при этом тоже. И какие-то картины потрясающие продавались художников, с которыми опять же отец Алексий хорошо и давно знаком, и вообще и сама атмосфера, и плюшки всякие вкусные, в общем, да, было хорошо. Извините, это лирическое отступление. А все-таки знаете, вы, когда рассказываете про то, что вот, там есть молодые люди, которым хочется как-то вот кому-то бескорыстно помочь и так далее, отец Сергий, а вы почему решили этим заниматься? Вот вы говорите, много зависит от того человека, который на приходе все это возглавит. Почему вы?

Иерей Сергий

— А кто вам сказал, что я?

А. Митрофанова

— Нет?

А. Пичугин

— Ну вы упирались, вы не хотели, вы не соглашались, а вам сказали: нет, отец Сергий, идите, идите, это вот только вы! Или все-таки эта инициатива исходила, и вы радостно это приняли?

Иерей Сергий

— Ну наш клуб общения «Иван-да-Марья» при храме Святой Троицы в Хохлах, он вообще не позиционируется как молодежное служение.

В. Аникеева

— Да, это важно.

А. Митрофанова

— Ага.

В. Аникеева

— Я долгое время очень просила отца Алексия создать именно молодежный клуб, потому что я ходила на собрания ответственных за молодежное служение, и ответственные из других приходов говорили: а у нас есть молодежный клуб. И мне было как-то неловко, и я думала: ну как же, у всех есть, а у нас нет. И я говорила: отец Алексий, давайте создадим молодежный клуб. На что он мне так спокойно, вразумительно ответил: ну Вик, ну зачем нам именно молодежный? Давай вот, как все прихожане единым целым приходом общаются, так и сделаем клуб. И я тогда просто доверилась ему, подумала, что это не будет у нас молодежного клуба, а будет что-то другое. И через какое-то время я поняла, как он был прав, потому что выделять именно молодежь в отдельную какую-то касту было бы некрасиво и неправильно по отношению ко всему приходу, который действительно сплочен, который единый. И поэтому это был хороший выход создать именно семейный клуб, который имеет больше возможностей, открывает свои двери для всех желающих, кто хочет в нем принять участие.

А. Митрофанова

— Самое время сейчас задать вопрос: а семейный клуб или молодежный клуб… Ну семейный, да?

Иерей Сергий

— Семейный клуб.

А. Митрофанова

— Семейный клуб «Иван-да-Марья» — он про что? Я потому что, когда прочитала, подумала, первая мысль, которая у меня возникла: наверное, это такой клуб знакомств. Потом как-то подумала: наверное, нет, наверное, я не права или, может быть, там все это как-то завуалировано… Короче, расскажите, пожалуйста.

Иерей Сергий

— Ну завуалировать смысла нету.

А. Митрофанова

— А, то есть все-таки…

А. Пичугин

— Правда, клуб знакомств?

Иерей Сергий

— Нет, мы не позиционируемся как клуб знакомств. Мы называемся клуб общения. Конечно, многие хотят создать православную семью. А где его искать, этого верующего супруга? Где такое пространство, где вот эти потенциальные верующие супруги водятся?

А. Пичугин

— Давайте сразу договоримся о терминах. Что такое православная семья? Это, как мне кажется, что в семье, ну там есть христианские ценности — это хорошо, но на первое место выходит, наверное, любовь. А она может быть как в верующей семье, так и в неверующей семье. Просто когда человек — это я сейчас свое мнение высказываю, может быть, оно ошибочное. Но мне кажется, что сразу надо оговориться, что если человек принципиально ищет себе воцерковленного мужа или воцерковленную жену, бьется головой о стену, не видит каких-то близких хороших людей, которые там проходят мимо, которые, может быть, недостаточно воцерковлены или не воцерковлены вовсе, неверующие. Но нет, он ищет именно такого, который уже там ходит в церковь, который все знает и с которым можно жить и ни о чем не задумываться. Но это, мне кажется, изначально какая-то ошибочная позиция, нет?

В. Аникеева

— Не потому ли, что она сужает круг людей, которые…

А. Митрофанова

— Причем существенно сужает.

В. Аникеева

— Не потому ли, Алексей?

А. Пичугин

— Ну и потому тоже.

В. Аникеева

— Батюшка, вы ответите?

Иерей Сергий

— Ну а мне ваша позиция, точнее не ваша позиция, а то, что вы озвучили, абсолютно не близка.

А. Пичугин

— Да? Вот, отлично.

Иерей Сергий

— У нас такого нет, извините, конечно.

А. Пичугин

— Так.

Иерей Сергий

— Ну, понимаете, что можно сказать здесь. Человек верующий, естественно, когда хочет создать семью, он будет искать себе верующего человека — это прежде всего. Потому что это фундаментальнейшая самая основа, самое главное, что должно быть общим у супругов прежде всего — это вера. И где вот верующего человека найти…

В. Аникеева

— Как не в храме.

Иерей Сергий

— Это очень большой часто вопрос. И вот такое у нас и родилось решение: создать дополнительную площадку для того, чтобы верующие люди могли друг друга встретить.

А. Пичугин

— А если к вам приходит человек, вот к вам как священнику, вот ваш прихожанин или ваша прихожанка и говорит: батюшка, я познакомилась с вот молодым человеком, мы любим друг друга, но он ну вообще нецерковный, вообще вот к нашей Церкви никакого отношения не имеет, а то и вообще мусульманин, например. Что вы ей скажете?

Иерей Сергий

— Почему я должен за нее решать?

В. Аникеева

— А просто действительно, мы же не можем перекладывать… Я на правах человека, который до сих пор еще не создал семью и для которого актуален этот вопрос. Мы же не можем перекладывать ответственность на священника. Человек действительно может прийти с улицы, абсолютно любой человек, и действительно эта девушка может стоять перед выбором там, что кандидат в женихи мусульманин или вообще не ходящий в храм человек. Просто говорю за себя, почему бы я не стала или с очень осторожностью присматривалась к ребятам, которые не ходят в храм вообще — потому что это изначально выбран трудный путь. Это изначально риск того, что человек — ты построишь иллюзию, что ты приведешь его в храм, а у меня есть конкретные примеры моих подруг, которые связали свою жизнь с неверующими ребятами, и эти девушки перестали ходить в храм вовсе. Поэтому вот говоря за себя, я не строю иллюзий, что я столь воцерковлена и смогу показать свою веру и привести человека в храм. И тот риск, что я сама отпаду от веры или буду тратить колоссальное количество сил на то, чтобы человека как-то ну тянуть в храм — зачем? Мне кажется, вполне разумно встретить такого человека, который разделяет твои ценности изначально, и уже строить на этом семью. Потому что такой соблазн есть, вот вы сказали: ну как же, круг сузится, ты уже выбираешь только среди воцерковленных. Но поверьте мне, вы гораздо больше усилий и времени потратите на то, чтобы там пытаться этого невоцерковленного человека привести к Церкви.

А. Пичугин

— А я должен привести его в Церковь?

В. Аникеева

— Вы знаете, а на этом все и строится, то есть христианская семья: человек изначально уже взвесил и понял, какие ценности у него. И идя в мир и ища человека, который не ходит в храм — я не говорю, что этот, не ходящий в храм человек окажется плохим или недостойным женихом, но это просто колоссальный труд обоих. Вот я для себя решила, что для меня храм это важная часть моей жизни. Я не готова от нее отказаться даже ради какого-то солидного жениха.

А. Пичугин

— Неужели вас кто-то призывает отказаться от храма, от Церкви, если ваш избранник будет человеком неверующим?

В. Аникеева

— Ну у меня есть примеры. Можно я еще немножко добавлю? Отец Сергий так скромно умолчал о том, что именно он явился тем человеком, с которого «Иван-да-Марья» стартанула прямо очень сильно вперед. Потому что мое-то желание было, чтобы молебны о семье регулярно служились, и я вполне была этому счастлива. А однажды отец Сергий подошел ко мне и сказал: Вика, ты знаешь, я вот готов и в поездки ездить, и с молодежью общаться, и встречи устраивать. Если надо, то я готов. И после этого я как-то активизировалась и думаю: Господи, ну это грех, если сам священник подходит и предлагает, не начать что-то делать. И с этого и началась «Иван-да-Марья». То есть мы поняли, что у нас будет клуб для общения, семейный клуб. Даже не было еще названия этого клуба, но уже увидев такое горячее желание со стороны отца Сергия, я поняла, что надо активно действовать. И вот 8 марта исполнится ровно год нашему семейному клубу…

А. Митрофанова

— И у вас как раз будет молебен, один из тех молебнов о создании семьи…

В. Аникеева

— Да.

А. Митрофанова

— Куда, я так понимаю, каждый желающий может прийти к вам в храм, да, присоединиться?

Иерей Сергий

— Да. Все началось, собственно говоря, да, несколько иначе. Сначала были молебны. Молебны о семье, которые служились достаточно редко, раз в квартал где-то мы служили.

В. Аникеева

— А то и реже.

Иерей Сергий

— Да. И когда все собираются, все молятся, после молитвы — такая приходская традиция у нас, — после богослужения у нас общая трапеза. Ну вот и после молебна тоже как-то всегда было общее чаепитие. Ну а что сидеть просто так, обязательно какие-то вопросы, обязательно какие-то ответы — все это начало как-то превращаться в беседу за чаепитием. И как-то вдруг, я уже не вспомню, кто это сообразил, но как-то вот эта идея, она в воздухе витала: а что мы так редко собираемся? Молебен-то нет нужды служить вот прямо каждую неделю, молебен пускай остается так же, как он редко служится, отдельное такое событие. А встречи пускай будут встречи отдельно. У нас в храме Святой Троицы в Хохлах по четвергам, в шесть часов служится акафист Божией Матери. И вот после него как раз очень хорошее время, все после работы уже могут прийти. И мы благословились у отца Алексия, у настоятеля, он благословил, и назвали мы все это клубом общения, семейный клубом общения. И больше отдельно проходящие встречи, конечно. Кто-то приходит и молится на акафисте, кто успевает, но в большинстве народ собирается именно вот на саму встречу, на саму беседу. И у нас совершенно разные бывают, в разном формате встречи проходят. Бывает, вот когда просто беседа священника, бывает, когда какую-то мы дискуссию поднимаем. Бывает, такой новый у нас формат появился, это библейский кружок. Недавно мы начали, ну поскольку вопросы о молитве тоже приходят очень часто, тоже возникают, начали часть беседы церковнославянскому языку уделять.

А. Митрофанова

— Напомню, что в программе «Светлый вечер» на радио «Вера» сегодня священник Сергий Осипов, клирик храма Святой Троицы в Хохлах и Виктория Аникеева, ответственная за молодежное служение этого храма и организатор семейного клуба «Иван-да-Марья». Собственно отец Сергий тоже организатор этого клуба. Мы о работе этого клуба сегодня говорим. И вот очень интересно, отец Сергий, вы начали рассказывать о том, какие у вас бывают тематические встречи. Среди прочего вы сказали, беседуете о Священном Писании, изучаете церковнославянский язык. Ну я так понимаю, что и просто за чаем встречаетесь. И какие-то темы, может быть, вам ваши прихожане тоже так подбрасывают, чтобы можно было что-то обсудить, и вопросы задают, и прочее. Вы мне скажите, пожалуйста, ну я не очень представляю, как это работает. Нет ли какой-то ну натянутости что ли? То есть люди, молодые люди приходят, да, они…

Иерей Сергий

— Да вы приходите и поучаствуйте.

А. Митрофанова

— Кстати говоря, выходной день. Нет ли вот этой… Ну как вы выходите из ситуации, когда молодые люди все-таки стесняющиеся, понимают, что это клуб знакомств такой, да, завуалировано вот этот подтекст, он существует…

Иерей Сергий

— Он не называется клубом знакомств. Он называется клубом общения.

А. Митрофанова

— Общения.

Иерей Сергий

— Понимаете, цели знакомиться, цели выйти замуж не ставится. И ни в коем случае нельзя ставить, потому что иначе, вот поставишь — точно не будет.

В. Аникеева

— И превратится во что-то нездоровое.

Иерей Сергий

— Жизнь должна идти своим чередом.

В. Аникеева

— Естественно.

Иерей Сергий

— Клуб общения, он для того и клуб общения, чтобы люди учились именно общаться. И то, что вы говорите, например, какая-то зажатость, стеснительность, еще что-то — вот именно это преодолеть в себе и задача человека, который хочет научиться общаться. Знаете, как учатся плавать: пока не поплывешь…

А. Митрофанова

— Из воды не вытащат.

Иерей Сергий

— Не научишься.

В. Аникеева

— Это вы правильно вопрос сформулировали, Алла. Потому что вы не единственный человек, который так считывает наш клуб и позыв придти да помолиться о семье. Я никогда не забуду, когда однажды участник молодежного православного фестиваля «Братья» приехал к нам на «Иван-да-Марья». И если на молебен о семье действительно приходит много-много молодежи, то на семейный клуб «Иван-да-Марья» мы сознательно приглашаем весь приход, вот кто придет, тот придет: люди взрослые, семейные, одинокие. Там у нас есть резидент клуба бабушка Катя, которая ходила, ну сколько, как долго она ходила в клуб?

Иерей Сергий

— Так она ходит.

В. Аникеева

— Она просто, у нее нет фейсбука, у нее нет сайта, но она регулярно приходила на встречи. Так вот этот участник приехал однажды и как раз попал в такой день на «Иван-да-Марью», когда были сильно взрослые люди. А он ехал с конкретным запросом: посмотреть на девчат да приглядеться. И он мне пишет в ужасе потом: «Вика! Так у вас там у вас там нет невест! Это что за встречи такие?» То есть такое случается часто, что люди воспринимают это как клуб знакомств. Но одно другому не мешает. Я очень помню те времена, как мы перешли, как мы трудно переходили от просто молитвы к общению естественному, живому между людьми, к поездкам. Мы ведь не сразу пришли к тому, что надо создавать вот такую атмосферу для общения, такую вот среду, где люди могли бы просто попить чая, задать вопросы или поехать в поездку паломническую, пообщаться. У нас действительно, вот смотрите, мы 8 марта будет праздновать пять лет, как служатся молебны. Первые несколько лет мы просто встречались в храме, служили молебен и расходились. Иногда чай пили, беседовали и расходились. И потом сам отец Алексей подошел ко мне уже. Мы начинали так, что разные священники служили: отец Алексей несколько молебнов отслужил, отец Александр — и так все клирики нашего храма, пока очередь не дошла до отца Сергия, и он это дело взял под свое крыло, молебны. Так вот отец Алексей мне сказал: Вик, — так даже не то что тонко намекнул, а вполне конкретно сказал, — ну и долго вы будете вот молитвы читать, и читать и читать? Может, говорит, пора общаться? И я тогда еще как-то задумалась над этими словами, но не приняла никаких решений. Потом съездила на фестиваль «Братья» и с таким восхищением всем рассказывала о наших молебнах. И одна участница тоже мне говорит: ну и долго вы там будете акафисты читать там, поклоны бить? Может быть, пора уже что-то организовывать посущественнее? И вот тогда мне даже как-то обидно стало. И — бац, — и начались сразу же наши паломнические поездки в усадьбы Подмосковья, и прогулки, как пикники такие, вот общение людей…

А. Митрофанова

— Насыщенная жизнь.

В. Аникеева

— Это помогло перейти.

А. Пичугин

— А тематически как это выглядит? Вы же наверняка обсуждаете какие-то темы, когда собираетесь? Когда ездите, тоже бывает какая-то главная тема ваших встреч?

В. Аникеева

— Да, конечно. Так здорово… Батюшка, ничего, что я так надолго?

Иерей Сергий

— Да, пожалуйста.

В. Аникеева

— Так здорово, что есть вполне конкретный запрос на этот клуб для общения, на эти молебны. Вот отсюда и исчезает неловкость, да, о которой вы говорили, что человек чувствует натянутость — есть вполне конкретный запрос общаться. И поэтому, когда мы собрались год назад, 8 марта, нас было, не помню, сколько человек. Вот помните, мы сели все в трапезной, мы расставили стулья в круг, и он получился огромным. Мы просто спросили участников, мы поделились задумками о том, что хотели бы создать такой клуб общения и сказали: а что бы вы хотели? Вы не поверите — нам тут же стали набрасывать идеи все люди, которые вот пришли к нам в храм. Там и были озвучены предложения и книжный клуб, и вечер поэзии, и в том числе прямо там же вот сидя, на коленке мы накидали маршруты паломничеств, куда бы мы хотели съездить. Для нас на тот момент было очень важно, раз мы читаем акафист Петру и Февронии, молимся пред этой иконой, съездить к мощам Петра и Февронии и к родителям Сергия Радонежского, преподобным Кириллу и Марии. И все, вот потом мы поехали в Лавру. А потом мы поняли, что не обязательно это связывать с церковной тематикой. Если мы соберемся и такой дружной компанией, еще отец Сергий с нами, и поедем, можно сказать, даже в светскую поездку, вот в усадьбу — какая вам усадьба больше всего запомнилась, понравилась? — вот это тоже хорошо.

Иерей Сергий

— Вы знаете, от каждой поездки остались самые чудесные, самые светлые впечатления. И к Пришвину мы ездили…

В. Аникеева

— Абрамцево.

Иерей Сергий

— И к Пастернаку.

В. Аникеева

— Дурылину.

Иерей Сергий

— И к Сергею Николаевичу Дурылину. Это удивительные совершенно места, это поразительные музеи, это удивительная возможность вот прикоснуться к такой жизни, которой сейчас люди очень часто не живут. И что поразительно: в каждой поездке обязательно открывались какие-то вот именно вопросы семейные.

А. Митрофанова

— Например.

В. Аникеева

— То есть после экскурсии, когда нам провели экскурсию в доме-музее, мы выходили на улицу, садились на поляночке, на пенечках, за столом, пили чай и устраивали беседы на свежем воздухе.

Иерей Сергий

— Точный пример я сейчас просто не вспомню, но как устраивались вот семьи, где какие-то были, в основном, конечно, это какие-то трения и трудности, и как люди их преодолевают. Ну поскольку у нас уже клуб как бы семейный, и клуб общения, клуб семейного общения, конечно, эти темы для людей свои, это не чужие какие-то проблемы. И опять же здесь надо отметить, что клуб не подразумевает, что туда ходят холостые, неженатые. Туда приходят люди и состоящие в браке — и те, кто только вступили брак, и те, кто уже давно в браке. И когда мы начинаем, когда поднимается какой-нибудь вопрос, например, вот а как поступать вот в случае, если он то-то то-то или она вот то-то то-то…

В. Аникеева

— Да.

Иерей Сергий

— Вы знаете, это удивительно, когда сидят представители разных поколений, и каждый может со своего опыта, со своего уровня чем-то поделиться — это уникальное совершенно общение.

В. Аникеева

— Да, представьте себе такую грустную картину, если бы одни одиночки сидели бы и тосковали.

Иерей Сергий

— Да, это не какие-то вот на определенной проблеме там своего одиночества зацикленные молодые люди или там какие-то люди, семьи которых стоят на грани развала, или еще что-то. Нет.

В. Аникеева

— Это самое разное…

Иерей Сергий

— Абсолютно разное.

В. Аникеева

— Сообщество людей.

Иерей Сергий

— Причем у нас даже и такого вот в названии нет слова «православный». У нас вот клуб, он внеконфессиональный.

А. Митрофанова

— То есть в принципе любой человек может присоединиться?

Иерей Сергий

— Любой человек, абсолютно с любой стороны…

В. Аникеева

— В этом и изюминка, в этом простота.

Иерей Сергий

— Может прийти на клуб общения «Иван-да-Марьи».

А. Пичугин

— Мы прервемся ровно на минуту. Я напомню, что в гостях у светлого радио сегодня отец Сергий Осипов, священник, клирик храма Святой Троицы в Хохлах. Виктория Аникеева, она ответственная за молодежное служение храма Троицы в Хохлах. Алла Митрофанова, я Алексей Пичугин, мы через минуту снова в этой студии.

А. Митрофанова

— Еще раз добрый светлый вечер вам, дорогие слушатели, Алексей Пичугин, я Алла Митрофанова. И с удовольствием напоминаю, что в гостях у нас священник Сергий Осипов, клирик храма Святой Троицы в Хохлах и Виктория Аникеева, ответственная за молодежное служение в этом храме и организатор семейного клуба «Иван-да-Марья», о котором мы сегодня и говорим. И очень интересно получается. Вы рассказываете о том, как у вас проходят ваши встречи, где собираются люди разных поколений, и семейные, и не семейные, и те которые приходят со своими вопросами, те которые приходят со своим опытом, люди друг с другом делятся. Ну и вот это общение какое-то очень живое, которого нам сегодня на самом деле не хватает. Я не знаю, ну говорят, что это все соцсети, или мессенджеры, или там что-то такое еще, или ритм жизни стал настолько плотным, что мы меньше действительно времени проводим друг с другом, а больше времени где-то в пути или на работе и так далее. Я не знаю, в чем причина, но факт действительно то, что людям сегодня общаться друг с другом и знакомиться друг с другом сложнее. И возникают разные форматы, ну в том числе и при храмах вот такие семейные клубы, где этот пробел можно восполнить. Вика, вы о чем-то хотели сказать в первой части, причем так рвались к микрофону.

В. Аникеева

— А, да. Просто мне очень надолго запомнилась именно такая картина, когда мы сидели в трапезной, пили чай, отец Сергий провел беседу. И в конце беседы всегда есть такой свободный микрофон — каждый задает вопросы, которые действительно волнуют. И вот я помню, однажды девушка, которая очень хотела создать семью, подняла руку, задала вопрос, и вот для нее он был просто вот вопросом…

А. Митрофанова

— Жизни и смерти.

В. Аникеева

— Вселенской важности, трагедией трагедий. И она так вот его изложила прямо, что это проблема, всё, как дальше жить. А потом я случайно поворачиваю голову и вижу: наши прихожане сидят за этим же столом, которые уже много лет в браке, которые уже столько всего повидали. И просто интересно, такой контраст: когда девушка вся сосредоточенная такая, серьезная, у нее прямо все кипит…

А. Митрофанова

— Цель бегущей строкой написана на лбу такая.

В. Аникеева

— Да, а они меня поразило: не захохотали, ничего, то есть они-то как раз уже поняли, что это ну такая сущая мелочь, это такая ерунда. И вот меня поразило, что они так с любовью, тихо, спокойно так сидели, улыбались. Видно и по ним, а они еще ничего не сказали, но по ним уже видно было, что это ерунда. И здорово, когда такие семейные люди сразу тоже берут слово и как-то они так же спокойно и с любовью сами могут ответить на вопрос заданный. Это не обязательно суперавторитет отец Сергий, только как он скажет и всё, любой может дополнять. И это здорово, что семейные люди приходят к нам на эти встречи тоже.

А. Митрофанова

— Мне очень нравится ваш подход. Вот отец Сергий, вы сказали, что если человек, например, хочет создать семью, то не надо циклиться на этой цели, не надо себе это как какую-то сверхважную задачу формулировать. Важно учиться общаться. Почему сегодня, как вы думаете, вообще этот вопрос, он настолько ребром встал? Ведь ну не знаю как, мне сложно про какие-то другие времена судить, но вот я смотрю на своих друзей и вижу, что действительно, да, есть такая особенность нашего времени, что люди как-то очень трудно друг друга находят. Почему это так, как вы думаете?

Иерей Сергий

— Да вы знаете, в двух словах-то вряд ли и сказать можно. Чтобы другого увидеть, надо от себя отвернуться прежде всего. И вот вы помянули мессенджеры и соцсети, которые заменили общение. Я даже и не согласился бы. Они появились, потому что людям не хватает общения. Люди действительно стали разучиваться общаться. А когда ты скрыт за каким-то аватаром, когда, может быть, там даже вымышленное имя — это некоторая такая маскировка, которая страх общения очень сильно понижает. И люди, конечно, пользуются такой возможностью, ну как костыли, для какого-то общения. Но это общение уже тоже оно становится какое-то эрзац-общение. И эгоизм мира, в котором мы живем, он ведь тоже прогрессирует. Пока была вот какая-то идеология общая, да, вот страна там, капитализм мы пытались победить или там Америку догнать и перегнать, еще что-то — какая-то определенная внешняя организующая идея была, люди вместе над чем-то трудились, какое-то общение неизбежно возникало. Когда атомизируется общество, когда каждый занимается своей частной собственностью, несомненно, все меняется. Понимаете, здесь столько факторов, и выделить один из них какой-то и сказать: вот, все из-за него..

В. Аникеева

— А было бы легко зато.

Иерей Сергий

— Не получится.

А. Пичугин

— А у вас…

Иерей Сергий

— Извините, сейчас я докончу. Нет смысла искать какого-то главного виновного, а лучше брать и учиться общаться. Преодолевать то, что конкретному каждому человеку, вот именно ему мешает. Ну вот поскольку мы тоже ориентированы на каждого, то здесь это преодолевается.

А. Пичугин

— А вы присутствуете в соцсетях, в интернете?

Иерей Сергий

— Мы присутствуем. Ну в смысле я или клуб?

А. Пичугин

— Нет, не вы, отец Сергий, именно клуб.

В. Аникеева

— А мы в буквальном смысле поняли.

Иерей Сергий

— Я давно подумываю, а не создать ли страничку отдельную для клуба общения, чтобы свои анонсы размещать там.

А. Митрофанова

— А вот отличная мысль, кстати.

А. Пичугин

— А как вы узнаете? Ну это где-то на бумажке в храме висит объявление о встрече? Или по электронной почте, может, приходит?

Иерей Сергий

— Нет, мы на своих аккаунтах, Виктория как главный активист, она размещает…

В. Аникеева

— Мы представлены на сайте храма в Хохлах.

Иерей Сергий

— Я размещаю, на сайте у нас есть свое отделение, свой раздел. Информация, конечно, в интернете существует. С благочинием, конечно, мы взаимодействуем…

В. Аникеева

— Делимся анонсами.

Иерей Сергий

— И все наши новости мы шлем туда, анонсы мы тоже шлем туда. Конечно, в интернете мы присутствуем. Ну вот свою собственное создать пришел момент.

В. Аникеева

— Батюшка, я немножко напомню, мы сознательно сразу не пошли таким путем.

А. Митрофанова

— Соцсети вы имеете в виду?

В. Аникеева

— Это создать отдельную группу и вот законсервироваться в ней. Мы же действительно готовились с отцом Сергием к созданию этого клуба для общения. Мы пришли действительно к отцу Алексею, такой вот план набросали своих действий. И там со знаком вопроса был такой пункт: отдельная группа. Но, во-первых, у нас еще не было своей аудитории, чтобы в эту группу уже сразу позвать. Во-вторых, важно было сначала, чтобы это событие, в нем поучаствовали все прихожане, о нем узнали как-то — то есть это правильный путь был, это отец Алексей предложил, что давайте сначала это будет общее как бы, для открытого пространства, для всех. А вот сейчас мы уже, год прошел, сейчас мы уже можем себе позволить создать группу целенаправленную «Иван-да-Марья» и все выкладывать туда.

Иерей Сергий

— Мы, в принципе, действительно можем немножко расшириться. Но мы все равно, как были приходской такой организацией…

В. Аникеева

— Так и останемся.

Иерей Сергий

— Так и остаемся.

А. Митрофанова

— Но при этом, да…

А. Пичугин

— У вас же двери не закрыты для всех желающих? Человек может прийти…

В. Аникеева

— Абсолютно.

А. Митрофанова

— Вот это важно.

А. Пичугин

— А какие условия, кстати говоря, есть какие-то условия?

В. Аникеева

— Да приходите. Обозначено время и место — приходите.

А. Митрофанова

— И все?

В. Аникеева

— Вы знаете, у меня был такой страх: что делать, если придут люди, на поведение которых я как-то, девушка, не смогу повлиять? То есть действительно мы знаем, что в какой-то степени это рискованно — так, в свободном доступе оставлять информацию: встречаемся здесь, во столько-то, да, приходите на молебен, а потом попьем чаю. Ведь разные люди бывают. И до создания этого клуб для общения я ходила в разные молодежные организации и встречала людей — и я вот с ужасом думала, что я буду делать, если они придут к нам. На что отец Сергий меня совершенно спокойно успокоил и сказал: Вика, я этот вопрос беру на себя. Вот я здесь просто как прихожанка этого храма доверяюсь отцу Сергию и знаю, что если как-то трудности возникнут, отец Сергий их решит.

А. Пичугин

— Но были такие случаи, что приходили люди нецерковные или, например, ну непрофильно как-то зашедшие?

Иерей Сергий

— Ну несомненно, бывает.

В. Аникеева

— Да. Ну может быть, вы сейчас ответите, а я потом добавлю про приход нецерковных людей, если можно.

Иерей Сергий

— Нет, это начни лучше ты.

В. Аникеева

— Этого и ждем, это и прекрасно, когда приходят нецерковные люди. Знаете, я очень активный волонтер и прихожанка храма Святой Троицы в Хохлах, достаточно давно хожу в него и знаю практически всех, кто присутствует в храме, по имени там, детей знаю. И когда я прихожу на молебен о семье, я просто получаю такую радость и удовольствие от одной мысли, что вот я вошла в храм, и я практически никого не знаю из этих людей, которые пришли сейчас помолиться. И я стою первые и секунды думаю: кто все эти люди? А потом меня накрывает большая-большая радость, что эти люди, как раз я через свою личную страницу в соцсетях активно рассказываю про молебны. И когда получается так, что там, допустим, на предыдущем молебен о семье были девушки, которые первый раз в жизни написали записки о здравии, то есть они не понимали, как это делать, мы всегда с отцом Сергием с большой радостью сообщаем всем собравшимся о том, что а вы знаете, господа, у нас тут вот суперпрофесионального хора нету, и вот если вы думаете, что сейчас какие-то певчие придут подготовленные и за нас все споют, да, молитвы все, извините, у нас такого тоже нет. И тогда мы делимся со всеми собравшимися такой идеей, что у нас народное пение, что вот мы все пришли помолиться о семье, давайте вот вместе и будем это делать. И это здорово. Первые молебны я не могла удержаться от того, чтобы не спросить собравшихся людей: а кто из вас впервые сегодня пришел в храм? А кто из вас впервые решился взять акафист Петру и Февронии в руки и прочитать при таком большом количестве людей? И всегда есть люди, которые делают это впервые. Это радостно.

А. Митрофанова

— Но это же замечательно.

Иерей Сергий

— Следует немножко уточнить: перед молебном об устроении семейной жизни у нас такая традиция — народного чтения акафиста перед иконой, люди сами читают…

В. Аникеева

— В ожидании прихода священника.

Иерей Сергий

— По одному икосу, по одному кондаку акафист читают вот люди сами. И многие на публике вот так вот читают первый раз.

А. Митрофанова

— Наверняка там тоже есть и заминки какие-то, ведь текст на церковнославянском языке, даже если он русскими буквами написан и, казалось бы, там ударения расставлены, и всё, но все равно его довольно сложно воспринимать и тем более сложно как-то вслух произносить. Это ничего?

Иерей Сергий

— Ну это общее дело. Общение, оно никогда не бывает какое-то, знаете, глянцевое. Обязательно бывают какие-то паузы, обязательно кто-то ошибся.

А. Митрофанова

— Ну то есть это не страшно, если там ошибаются?

Иерей Сергий

— А что страшного в этом?

В. Аникеева

— Вот еще прямо с порога…

А. Митрофанова

— Кто-то стесняется.

В. Аникеева

— Знаете, был такой период, когда я очень запутешествовалась, и отец Сергий весь декабрь и даже больше вел встречи один. И тогда он мне даже так сердечно написал: Вика, как же тяжело именно создать атмосферу! То есть когда мне удается быть на встречах, вот я и начинаю с того, что человек только перешагнул порог храма. Мне же легче, я же вижу, что это не прихожане храма, это кто-то пришел впервые. И я прямо даже ставлю себе такую задачу: как-то согреть, поприветствовать и максимально просто и подробно рассказать, что будет сегодня. Я прямо так и начинаю, говорю: ребята, вот столик, видите, там акафисты, вы можете его взять на время молебна, на время акафиста читать. Я прямо интересуюсь: читал ли кто-то из вас акафист когда-нибудь? Чаще всего оказывается, что большинство людей делают это впервые. По-простому как бы рассказываешь там, с чего начинаем, как завершится. Мне очень помог опыт участия в фестивале «Братья», когда там такое правило, что вечерние и утренние молитвы читают сами участники фестиваля. И тогда все желающие, кто готов почитать молитвы, они выходят вперед как бы, к микрофону. И тогда понятно уже, и тогда проще избежать заминок: те, кто готовы читать, они уже вышли вперед, и ты уже видишь, сколько людей готово. Но я не стесняюсь как-то вдохновить, поддержать и сказать: да вы не волнуйтесь, мы тут все простые, давайте попробуем.

А. Пичугин

— Давайте все-таки немножко о конкретике поговорим. Какие темы? Вот вы собираетесь, что вы обсуждаете? Потому что мы все говорим: интересно, обсуждение — а вот что конкретно?

В. Аникеева

— С удовольствием. Первые наши чаепития начинались с того, что задумка была такова: ну вот соберется молодежь, вот придет к ним священник, и он будет отвечать на их вопросы. И через это прошел отец Алексей, отец Александр Гумеров. Но там вышел один нюанс, когда собралась молодежь, когда мы так всем объявили им: а теперь ваши вопросы. Что после этого происходит? Отец Сергий, скажите.

А. Митрофанова

— Пауза, как правило.

А. Пичугин

— Тишина.

Иерей Сергий

— Все замолкают. Это было несколько действительно таких первых встреч, где пришлось очень потрудиться, чтобы через электронные средства связи, через лист с ручкой, в обязательном порядке все должны были… Ну это я шучу, конечно. Нужно было собрать эти вопросы. И на самом деле, конечно, есть что спросить. Конечно, всегда человеку трудно первому вот выскочить и что-то сказать. Сейчас мы, слава Богу, уже мы легко совершенно, человек может встать или даже, не вставая, да, спросить что-то свое. Но раньше мы немножко это в заученную форму такую переводили.

В. Аникеева

— Знаете, меня тут посетила мысль, вот может быть те, кто сейчас слушают нас, тоже подумают о том, что вот бы здорово создать свой семейный клуб, вот бы здорово такие встречи. Поэтому думаю, важно сейчас максимально честно сказать, да, какие трудности ждут. Вот как раз будьте готовы к тому, что мало кто, когда вы озвучите: ну а теперь задавайте вопросы — мало кто их задаст. И поэтому когда впервые у нас у самих такое произошло, что какая-то тишина просто и вопросов нет, тогда я поняла: надо спасать ситуацию.

А. Митрофанова

— Их не то что нет, они есть, просто действительно люди стесняются…

В. Аникеева

— Смущаются и задать, и важно, чтобы кто-то…

А. Митрофанова

— И как-то первому встать и сформулировать, да, собственно…

В. Аникеева

— Мне пришла гениальная идея написать вопросы самой. А так как эта тема очень живая и очень актуальная для меня самой, тогда я там разогналась и написала так много вопросов, что за одну встречу даже не смогли их ответить.

А. Митрофанова

— А тема какая была?

В. Аникеева

— Ну как выбрать спутника, что делать, если интересы сильно расходятся. То есть я вам говорю, это настолько для меня было живо, что я помню, отец Александр Гумеров сел за столом и говорит: ну, ваши вопросы. А я знаю: сейчас никто вопросы не задаст. И я подхожу и прямо высыпаю груду вопросов в такую корзиночку, напечатанных заранее на компьютере. У отца Александра округляются глаза, и он говорит: Вероника, откуда же они взялись? И, наверное, мало кто догадался, что это вопросы одного человека. Но они были очень актуальны не только для меня одной, но и для всех, кто собрался, поэтому мы так начинали наши первые встречи.

А. Пичугин

— Ну а дальше уже начинались вопросы из зала, да?

В. Аникеева

— Обязательно, да. И вот сейчас это уже проще, уже даже не нужны записки, уже люди, какой-то небольшой костяк сложился уже, и люди достаточно раскрепощенно себя ведут и могут задать вопрос в зал, не смущаясь.

А. Пичугин

— Священник Сергий Осипов, клирик Троицкого храма в Хохлах и Виктория Аникеева, ответственная за молодежное служение в этом храме. И отец Сергий, и Виктория создатели семейного клуба «Иван-да-Марья», о деятельности которого мы сегодня говорим. А есть какие-то вопросы, которые постоянно, из раза в раз повторяются, на которые чаще всего приходится отвечать? Может быть, по-разному, может быть, одинаково, но тем не менее вопрос, вот который наиболее остро стоит у людей, приходящих к вам в клуб?

В. Аникеева

— Та-да-да-дам…

А. Пичугин

— Наверняка есть. Это же в любом профильном тематическом сообществе есть ряд вопросов, которые чаще всего возникают, на которые уже выработались какие-то ну более-менее стандартные ответы. Я понимаю, что на любой вопрос может быть множество, на вопрос о семье так тем более множество ответов, и здесь вообще стандартный подход, наверное, неприменим. Но тем не менее наверняка есть несколько вопросов, которые звучат чаще всего.

Иерей Сергий

— Когда сидят люди в трапезной, часть из которых слышала один ответ на этот вопрос, уже поневоле надо придумывать другой. Стандартных ответов все-таки как-то у нас не получатся создавать. Опять же, люди все растут, все изменяются. И у нас наши ответы, в общем-то, мы как-то избегаем того, чтобы один священник вот говорил, все-таки мы больше сводим это к обсуждению.

А. Митрофанова

— И даете, кстати говоря, людям возможность раскрываться.

Иерей Сергий

— Все люди могут, да. Вот опять же, беспокоит тема: как познакомиться. Вот человек получил слово и что-то говорит — его уже кто-то может увидеть и услышать — вот, пожалуйста, вам шанс для знакомства. Специально его создать: вот вы знакомитесь с этими, а вы знакомитесь с этими — это как-то не практикуется.

А. Митрофанова

— Натянутая такая ситуация.

Иерей Сергий

— Не практикуется, да. И вот в такой дискуссии, да, постоянно рождается что-то новое. Потому что вопросы действительно вот…

В. Аникеева

— Одни и те же.

Иерей Сергий

— Ну такие, понимаете, вот общие вопросы такие: а как создать семью? А как найти вот именно его? А как узнать его?

В. Аникеева

— Ну, кстати, вопрос: а если жених мусульманин? — он, кстати, Алексей, вы не единственный, кто его задал. Он всплывает достаточно часто.

А. Пичугин

— И как вы на него отвечаете?

В. Аникеева

— А это не я отвечаю, это отец Сергий.

А. Пичугин

— Отец Сергий.

А. Митрофанова

— Так отец Сергий уже сказал, что каждый принимает решение сам, конечно.

А. Пичугин

— То есть это вы и говорите.

Иерей Сергий

— Нет, я отвечаю так, как ответил немножко раньше, что для человека верующего очень важно, чтобы его вера была разделена его супругом. Если супруга идет в храм, а супруг идет в мечеть в пятницу, то у них два дня не общих, два дня они живут в раздельности. Это для любой семьи удар, когда, не знаю, целый день жена проводит где-то с каким-то своим кругом абсолютно, а муж проводит другой день абсолютно с другим своим кругом. А в остальные дни они на работе. Много у них общего будет?

А. Митрофанова

— Вы правы абсолютно. Мне кажется, что это даже не только касается религиозных взглядов, но и вообще если у мужа свой круг интересов, у жены свой круг интересов, и они, ну знаете как, с годами могут друг другу стать абсолютно чужими людьми.

Иерей Сергий

— Свой круг интересов все равно у каждого человека есть. У мужа и жены возникает свой общий круг. Если в нем нету веры общей, то там немного остается.

А. Митрофанова

— Бывает такое, люди ну фактически друг за другом растут, и кто-то из них находится в поиске…

Иерей Сергий

— Это у апостола сказано, да, муж неверующий освящается женой верующей…

А. Митрофанова

— И наоборот.

Иерей Сергий

— И наоборот, само собой. Поэтому нельзя ставить вот какого-то препятствия. Никто не ставил нас другим людям ставить препятствия, говорить: нет, ты должна вот это, ты должен вот это, выбирать вот по этим признакам. Если спросят конкретно: по каким признакам лучше выбирать? Так священник и ответит: лучше выбирать по этим, этим и этим. Но решать за человека — это надо большую дерзость иметь и большую смелость.

В. Аникеева

— Я немножко хочу повернуть разговор дальше, если позволите. Все пекусь о том, чтобы беседа была не только интересной, но и полезной. И хочу озвучить еще такой нюанс: те приходы, которые загорятся такой идеей создания и даже чтобы служить молебны о семье, тоже чтобы были готовы к тому, что даже если сначала придет огромный наплыв людей — знаете, мне доставляло удовольствие просить кого-нибудь из алтарников: а посчитай, сколько людей. И когда это было 50, 60 — прямо моей радости не было предела. Но через какое-то время надо понимать, что интерес спадет, событие это будет уже не новое, и людей может приходить очень мало. И тогда здесь важно, во-первых, просто элементарно быть готовыми к этому, ну во-вторых, не отчаиваться. Потому что был прямо такой период, когда я шла на молебен о семье… Я не знаю, вы обратили внимание или нет: 8 марта это исключение, это праздничный день, а чаще всего и встречи клуба «Иван-да-Марья», и молебен о семье проходят в будний день, в семь часов вечера. То есть уже изначально человек должен быть готов к маленькому подвигу: вовремя закончить работу, быстренько доехать до храма и найти в себе силы еще помолиться, побыть на этой встрече допоздна, они, как правило, заканчиваются у нас там в девять, в десять. А потом еще совершить подвиг — на следующий день проснуться на работу. Видите, как много трудностей. Поэтому я заметила, что поток людей схлынул, то есть людей стало приходить меньше. И тогда я для себя нашла такое утешение, оно меня до сих пор греет. Я каждый раз шла, а у нас это действительно там Ивановская горка, я поднималась в эту горку и думала: ну в принципе даже если на молебен приду только я и батюшка, и мы вместе помолимся о устроении семьи, я не расстроюсь. То есть меня эта мысль грела, что даже если и один человек придет на молебен о семье и помолится со священником вместе — это все равно будет весьма хорошо. Поэтому вот совет ко всем: быть готовыми к тому, что всегда будет разное количество людей приходить

А. Митрофанова

— Спасибо за лайфхаки, да.

Иерей Сергий

— Еще чуть-чуть дополнить. Просто сразу: не ставить себе вот этой задачи собрать большое количество. Все равно придут те, кому надо. А вот за количеством гнаться — это сразу ошибка.

А. Митрофанова

— Может быть. Знаете, мне так нравится то, что вы устраиваете формат живого общения, даете людям возможность высказываться, ну фактически тоже друг друга как-то взаимно обогащаете. И акцент смещаете вот с этой вот цели, что хочу выйти замуж или хочу жениться на просто то, чтобы расширять свой круг интересов, круг общения, и чтобы люди как-то ну действительно друг за другом начинали расти. Это же очень здорово. Проблемы, мне кажется, возникают тогда, когда девушка вот как транспарант берет в руки: хочу замуж! У нее вот эта бегущая строка на лбу появляется, и молодые люди от нее просто разбегаются. Потому что ну не делается так. Как только она расслабляется, выдыхает, начинает просто жить нормальной интересной жизнью, получать от жизни радость — все, как-то все выстраивается само собой. То же самое и молодые люди, когда вот, знаете: хочу жениться — а девушек-охотниц сейчас много, и ну вот они на него начинают набрасываться… А ему-то не надо, чтобы на него охотились. И он в итоге сталкивается совершенно не с тем, чего бы ему хотелось — и, в общем, это тоже проблема. А как только начинается вот такое какое-то ну неформальное и непринужденное вращение в максимально таких широких кругах, и круг общения расширяется, ну все как-то, знаете, Господь великий режиссер, все выстраивается.

Иерей Сергий

— Согласен с вами, да. Завышенная мотивация, она, конечно, очень сильно вредит. Ну вот мы ее немножечко понижаем.

А. Митрофанова

— Понижаете.

А. Пичугин

— А последний тогда вопрос, уже пора заканчивать нам. А вы не боитесь — ну как говорим, не боитесь, — не может быть такого, что к вам будут приходить те люди, о которых Алла сказала? Молодые люди, которые там: очень хочу жениться, — и действительно прямо на лбу написано. И девушки, которые: я хочу замуж — и это тоже видно. И они вот встретятся, а это не будет настоящей встречей?

Иерей Сергий

— Ну…

А. Митрофанова

— А чего бояться-то?

В. Аникеева

— Очень хочу добавить. Так как молебны о семье проходят достаточно редко, несколько раз в год, там сколько мы за год успеваем их отслужить, пять, меньше? Нам даже однажды отец Алексей сказал: Вероника, ну что-то вы увлеклись, что-то у вас много молебнов, давайте сбавьте темпы. Так вот, если люди, которые к нам все-таки придут 8 марта на молебен о семье и поймут, что…

А. Митрофанова

— А во сколько он, напомните.

В. Аникеева

— В два часа дня. Даже если человек будет опаздывать, рекомендую все равно бежать, потому что после молебна будет общение. И это не в формате беседы, когда отец Сергий сообщает какую-то важную информацию о семье, а потом мы отвечаем на вопросы, а мы действительно с отцом Сергием в этот раз постараемся, чтобы это было общение между участниками, которые пришли на встречу. Так вот, не отчаивайтесь, если вам встреча очень-очень понравилась 8 марта, и не бойтесь, что ждать ее теперь полгода еще. Рекомендую приходить каждый четверг в семь часов вечера на наш семейный приходской клуб «Иван-да-Марья». В шесть часов служится акафист, на котором можно в храме….

Иерей Сергий

— Сейчас постом акафиста нет, просто в семь часов. Но надо обязательно следить за объявлениями и смотреть по расписанию богослужений — если будет богослужение, то встречи не будет.

В. Аникеева

— Ну то есть оно с небольшими изменениями, но так вот основа такова, что практически каждый четверг в семь часов вечера, в шесть часов вечера можно отца Сергия увидеть в храме, а в семь часов вечера уже бежать в трапезную на общение, на беседу. Потому что если атмосфера понравилась, если люди понравились и есть желание общаться, то надо приходить и общаться.

А. Пичугин

— Спасибо большое. Священник Сергий Осипов, клирик храма Троицы в Хохлах. Виктория Аникеева, она ответственная за молодежное служение в этом храме. И отец Сергий, и Виктория организаторы семейного клуба «Иван-да-Марья», о чем мы сегодня и говорили. Алла Митрофанова…

А. Митрофанова

— Алексей Пичугин.

А. Пичугин

— Всего хорошего.

А. Митрофанова

— До свидания.

Иерей Сергий

— До свидания,

В. Аникеева

— До свидания.

1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (7 оценок, в среднем: 4,86 из 5)
Загрузка...