Москва - 100,9 FM

«Реабилитация в Тверской области в рамках проекта „Живоносный источник“. Дистанционная реабилитация». Татьяна Нечай, Алена Гмызина

* Поделиться

Наши собеседницы — генеральный директор реабилитационного центра «Вместе с мамой» Татьяна Нечай и директор по развитию благотворительного фонда «Адели» Алена Гмызина.

Мы говорили о помощи и поддержке нуждающихся в реабилитации и социализации детей и подростков в Селижаровском районе Тверской области. Наши гостьи рассказали о Богородицком Житенном монастыре, о том, как он содействует помощи подопечным центра, а также о чудотворном Живоносном источнике на территории Покровского подворья монастыря в старинном селе Ельцы. Также разговор шел и о проекте дистанционной реабилитации, благодаря которому люди с ограниченными возможностями могут получить бесплатную помощь онлайн.

Ведущая: Елизавета Волчегорская


Л. Горская

— В эфире радио «Вера», программа «Светлый вечер». С вами Лиза Горская. И у нас на связи генеральный директор реабилитационного центра «Вместе с мамой» Татьяна Нечай и директор по развитию благотворительного фонда «Адели» Алена Гмызина. Добрый вечер.

Т. Нечай

— Добрый вечер.

А. Гмызина

— Добрый вечер.

Л. Горская

— Вы, так я понимаю, сейчас находитесь в Тверской области. И в Тверской же области находится, развивается, происходит, существует, реализуется проект, который нас здесь, собственно, и собрал в таком составе — «Живоносный источник». Я бы хотела попросить вас начать с него, рассказать подробно, что это и почему это так важно.

Т. Нечай

— Это очень необычный проект — проект социальной деревни. Там планируется создать такой оазис реабилитационный, где будут проходить лечение и реабилитацию дети от рождения и до уже такого взрослого, самостоятельного возраста. То есть вот смена поколений, то есть дети будут из одного возраста, из одного реабилитационного центра постепенно переходить в другой, готовясь уже к взрослой жизни. Проект этот будет располагаться в селе Ельцы — это историческое место, оно необычно тем, что там есть на самом деле живоносный источник, которому уже 500 лет. И вот в последнее время, буквально с 18-го года, рядом с этим источником еще образовались, появились еще десять родников. В этом году мы их, четыре родника вывели в колодцы, там есть купальня. Построили эту купальню очень хорошие добрые люди на свои средства. Там раньше была часовня с купальней, но вот, к сожалению, в годы начала нашего развития СССР здания были разрушены. Мы уже, в принципе, я много лет сотрудничаю, помогаю, можно сказать, что мы дружим с игуменией, с настоятельницей женского Житенного монастыря, с матушкой Елисаветой.

А. Гмызина

— Мы тоже.

Т. Нечай

— Очень хорошо, да, я знаю. И которая воспитывает детей, детей, оказавшихся в трудной жизненной ситуации, которые, по сути, получилось так, что были выброшены на улицу вместе со своими мамами. У матушки есть и дети-сироты. Соответственно, они нуждаются, потому что у каждого из них произошел такой вот психологический стресс, и каждый из них нуждается в помощи, причем долговременной. И наш центр «Вместе с мамой», мы постоянно туда отправляем своих психологов, клинических психологов, врачей, для того чтобы помогать этим детям. Но из Москвы в Осташков дорога очень длинная, поэтому очень сложно вот устраивать такие мероприятия, перевозя специалистов туда-обратно. И поэтому у нас уже с ней давным-давно была такая идея: создать такой вот реабилитационный центр. Потому что матушка знакома с нашим центром, который находится в Москве, и многие ребятишки из ее обители проходили реабилитацию у нас здесь. И вот была такая вот мечта у нас, которая, я думаю, вот уже как мечта реализовалась, осталось ее только воплотить в жизнь.

Л. Горская

— Расскажите, пожалуйста, подробнее про источник. Потому что мы вот в Селижаровском районе знаем Оковецкий источник. И я так понимаю, что вот тот источник, о котором говорите вы, потом еще и приумножился, рядом с ним начали бить другие источники, он в принципе бьет из того же подземного океана, вряд ли их там много, который на глубине около километра находится, да, в Селижаровском районе находится как раз.

Т. Нечай

— Да, наверное, скорее всего. Потому что родники возникают прямо вот рядышком с основным источником, ну примерно в районе там гектара.

Л. Горская

— А почему решили вы создать этот проект с водой, почему так назвали? Вот такой у меня, журналистский чисто вопрос.

Т. Нечай

— Вы знаете, дело в том, что к этому источнику приезжают как раз люди, страдающие всевозможными различными недугами, для того чтобы получить исцеление. И в народе этот источник, он и сейчас называется «Здоровец». То есть приходили, приезжали люди, у которых достаточно были тяжелые заболевания, и вот происходили такие чудеса, когда после того, как они окунались в эту воду, происходило чудо — это вот рассказывают многие. И в наше время уже произошло такое чудо — вот как раз человек, который построил купель, это вот случилось абсолютно недавно, буквально вот два года назад, который приехал после автомобильной травмы, в таком очень плачевном состоянии, на костылях, И, окунувшись в этот источник, вода там держится круглогодично практически четыре градуса, и вот он выскочил оттуда без костылей, сам того не ожидая. Ну вот после этого он вложил деньги и построил купель.

Л. Горская

— Удивительно. И это единственный какой-то такой чудесный случай, который в настоящее время зафиксирован?

Т. Нечай

— Нет, это не единственный, потому что в свое время, поскольку источнику этому уже 500 лет, сюда приезжали люди и 500 лет назад, получали исцеления. И сейчас паломников, вот мы приезжаем к этому источнику, мы начали работы, хотим с матушкой создать там водный парк, чтобы все желающие, кому плохо, кому тяжело, кто страдает всевозможными заболеваниями, могли приехать к этому источнику и окунуться в эти необычайно оздоровительные воды. И вот когда мы приезжаем туда, то нет такого, чтобы не приезжали люди. Приезжают туда постоянно до самой вот практически ночи. У меня были такие моменты, когда я уезжала оттуда в девять часов, вот до девяти часов народ там был. Самое главное, что привозят и маленьких детей, от млада до стара, как говорится, все приезжают и окунаются в эту чудесную воду. И я тоже, когда приезжаю, не было такого раза, чтобы я не окунулась в этой купели. Меняется и настроение, может быть, и энергия, и мотивация.

Л. Горская

— Тут к чему мы привыкли, для кого-то купание в воде 18 градусов выглядит дико. Вот мы в Греции были, купались в этой воде, греки на нас сначала смотрели, как на сумасшедших, а потом стали нами гордиться и говорили: русские люди, русский ребенок — у них 18 градусов это нормально, гордимся знакомством с таким видом. Но в целом, конечно, это все прекрасно, и прекрасно, что есть возможность или нет возможности — вот давайте про это поговорим — построить реабилитационный центр. Потому что очень сложно как-то преуменьшить и недооценить значение возможности стационарно и как-то в какой-то органичной и сложившейся системе, как это сказать, ну инфраструктуре пребывать родителям с детьми, пребывать детям, получать при этом еще и лечение, реабилитацию. Расскажите, пожалуйста, на какой стадии у вас сейчас этот проект реабилитации «Живоносный источник», и про роль фонда «Адели» в этом.

Т. Нечай

— Значит, мы в этом году, вот буквально в сентябре, мы через аукцион выкупили здание детского сада. Его, конечно, нужно реконструировать, и он находится в удивительно красивом месте. Рядышком с этим детским садом расположена школа, и мы уже договорились с управой Селижаровского района, они с удовольствием будут принимать, школа будет принимать наших детей, которые будут приезжать на реабилитацию. И сейчас вот оформляем на себя десять гектар земли, которые, в общем-то, передала нам матушка. Потому что в свое время там, в этом месте, планировалось тоже создание такого, может быть, оазиса, для того чтобы дети отдыхали. Планировалось, чтобы построить какие-то там домики для приема паломников, коих в этой местности очень много. Ну вот сейчас появилась такая возможность, раз уж мы с ней решили создать вот эту вот социальную деревню, и матушка передала эти десять гектар благотворительному фонду «Живоносный источник». И вот у нас получилось такая картина, то что, с одной стороны, у нас уже, значит, есть детский сад, и мы планируем там создать именно реабилитационный детский сад. А там на десяти гектарах будет у нас реабилитационный центр для подростков, с одной стороны, рядышком, будет реабилитационный центр для молодых инвалидов. Потому что, работая много лет в этой системе, я хорошо знаю, как же тяжело вот этим уже взрослым, повзрослевшим людям реализовать, найти себя в этом мире, когда ребенок уже перестает быть ребенком, и вот именно в этом возрасте очень сложно. Сложнее, наверное, намного, чем вот детям. И у нас будет вот такая вот система, то есть от рождения, от самого маленького возраста, до уже молодого, зрелого возраста, будет проводиться такая реабилитация. Сейчас уже проделана большая работа, то есть мы договорились и с местными фермерами, они готовы предоставлять питание, тоже экологически чистое, для наших детей. Территория там очень красивая, рядом протекает Волга, у нас там есть озеро, в которое мы в этом году уже запустили пять тысяч голов мальков. То есть мы будем для детей еще устраивать и еще такую вот оздоровительную спортивную рыбалку, такую вот разновидность лечебной физкультуры. Но, конечно, без поддержки меценатов, без поддержки государственных органов этот проект будет реализовать очень тяжело. То есть для начала, для старта у нас уже есть земля, есть вот этот вот детский сад, мы там своим силами пытается, в том числе с привлечением волонтеров, что-то делать, вот и водным парком занимаемся тоже, очистили всю территорию. И надеемся, что, может быть, как-то веерно, поэтапно нам все-таки удастся запустить этот проект. И очень надеемся на благотворителей, на добрых людей, которые готовы нам оказать помощь, потому что проект очень нужный, необходимый.

Л. Горская

— Я напоминаю, в что в эфире радио «Вера» программа «Светлый вечер». С вами Лиза Горская. Генеральный директор реабилитационного центра «Вместе с мамой» Татьяна Нечай и директор по развитию благотворительного фонда «Адели» Алена Гмызина. Мы говорим о реабилитации, о проекте «Живоносный источник». И, Алена, хотела вас попросить рассказать про то, как вы помогаете создать реабилитационный центр.

А. Гмызина

— Ну проект, надо сказать, сейчас на старте. Мы очень вдохновлены вообще тем, что такая уникальная реабилитационная деревня должна появиться у нас в России. Мне кажется, что альтернатив таких просто нет. И для нас будет большая честь быть попечителем у данного проекта. Матушка Елисавета тут отдает экспертизу в реабилитации Татьяне Анатольевне, потому что она говорит, я очень хорошо знаю, как работать с детьми обездоленными, да, со сложными судьбами, а вот как работать с инвалидами — должны этим заниматься профессионалы. Именно поэтому именно Татьяне Анатольевне, зная ее уже много лет, матушка Елисавета доверила реализацию этого проекта. И, собственно, мы понимаем, что он как нельзя вовремя появляется. По той простой причине, что сегодняшняя ситуация, мы понимаем, что она не закончится ни завтра, ни послезавтра, и мы понимаем, что детям в городах становится все сложнее и сложнее проходить реабилитацию. Они находятся в группе риска, и мы понимаем, что такая удаленность, такая защищенность в известном смысле в хороших экологических обстоятельствах, это просто ну то, что необходимо детям-инвалидам, помимо той самой социализации, о которой уже сказала Татьяна Анатольевна. То есть здесь будет возможность у детей уехать, ну это, можно сказать, что в каком-то смысле это как лагерь, да, вот как мы в классическом смысле понимаем. То есть ребенок, в зависимости от возраста, уезжает либо самостоятельно, либо вместе с мамой, если он уже взрослый, живет самостоятельно, то естественно, что за ним есть определенный присмотр и уход, но наша задача максимально его социализировать, для того чтобы он получил какие-то новые навыки, социального общения, для того чтобы это была для него какая-то и развлекательная инфраструктура. Планируется инфраструктурный объект — ну это что-то типа Дома культуры, да, где будут различные там совместные мероприятия проходить. То есть это будет такая действительно и программа оздоровления, и программа самореализации. И на сегодняшний момент в больших городах, к сожалению, даже не все могут предложить проживание, а каждый день мотаться инвалиду на такси на реабилитацию — это достаточно сложная история.

Л. Горская

— Ну даже и любому человеку тяжело. А инвалиду — вообще сложно представить.

А. Гмызина

— Ну с массой ограничений, если мы знаем, что у нас не все даже приспособлено для того, чтобы спуститься иногда из подъезда на коляске. Поэтому это, несмотря на то что таким детям реабилитация нужна постоянно, и это даже не только вопрос их развития, это вопрос еще и их просто здоровья, чтобы они жили без боли. И поэтому, конечно, мы не могли не вдохновиться таким проектом. И, в общем-то, будем активно заниматься тем, чтобы собирать, вовлекать средства меценатов, искать поддержку у государства, для того чтобы этот проект состоялся в полной мере. На сегодняшний момент подворье Богородицкого Житенного монастыря земли нам уже — не нам как фонду, да, а на проект уже передали.

Л. Горская

— То есть на настоящий момент есть земля в достаточно количестве, и практически все. И живоносный источник, который бьет из земли и умножается.

А. Гмызина

— И детский сад.

Л. Горская

— И детский сад.

А. Гмызина

— Да, но надо сказать, что село Ельцы, оно так в глубине Селижаровского района находится, да, и в нем есть свой храм — то есть это вот уже так или иначе инфраструктурный объект. Озеро, о котором сказала Татьяна Анатольевна. И самое главное, как прокомментировала матушка Елисавета, что это село, которое хочет жить, и мы должны ему в этом помочь. И тут как бы это тоже тот самый аспект, когда мы можем предоставить рабочие места людям, которые живут там, и мне кажется, что это очень здорово и значимо.

Л. Горская

— Это очень важно, да. Потому что я вот, например, знаю, что Оковецкий источник и храм до недавнего времени был таким центром для соседних деревень — и духовная жизнь возрождалась, и рабочие места были. Вот сейчас там какие-то печальные обстоятельства, и остался без настоятеля Оковецкий источник — и все просто, все разрушилось, и что будет с этими людьми, и куда они денутся. Потому что ну был настоятель (я сейчас своими делюсь печалями), который, например, он пребывал в общении и был поддержкой для женщин в соседних деревнях, отговаривал, кому-то запрещал делать аборты — и вот детский сад этих, родившихся в итоге детей. И эпицентром этого детского сада служит храм. И все это очень жизнеутверждающе, и все это очень классно и замечательно. Но это все оказалось очень хрупко. Потому что убрали человека — и как бы все. Потому что поддержка нужна, и часто какие-то локальные проекты, отдельные люди становятся вот таким вот моторчиком для того, чтобы все двигалось и созидалось. А убрать этот моторчик — и становится не по себе. А когда это еще вот такое однозначно доброе дело, как ваше, это же вообще должно очень воодушевлять. И, в связи с этим, у меня такой оптимистичный вопрос: сколько жителей в соседних деревнях, вы в курсе, или нет еще, не разбирались?

А. Гмызина

— В Ельцах порядка ста жителей, соответственно, в сезон, конечно, получается больше.

Т. Нечай

— Ста домов.

А. Гмызина

— Да, ста домов. И мы понимаем, что где-то мы можем рассчитывать на поддержку насельниц Богородицкого Житенного монастыря. То есть те, кто готов будут и ехать, и помогать, волонтерить на этом подворье — это будет тоже очень значимо для нас. Но главное, наверное, о чем еще не сказали, что мы хотели бы, чтобы реабилитация там была бесплатной для инвалидов. То есть вы знаете, что мамы занимаются бесконечно поиском средств на реабилитацию ребенка, и это, конечно, ну вся их жизнь превращается в гонку вот за тем, чтобы набрать денег на следующую реабилитацию.

Л. Горская

— И притом что они нужны, как никакая другая мама, нужны физически рядом своему ребенку, а они, получается, что они в этом постоянно загоне — прошу прощения за понижение стиля, — но это реально, в постоянной вот, да, как вы сказали, в гонке за деньгами. Вот это ужасная несуразица.

А. Гмызина

— Поэтому мы и хотели, чтобы те дети, которые повзрослели уже, чтобы они на какое-то время или там самостоятельно, они могли бы почувствовать себя какой-то единицей отдельной, не привязанной к маме. А с другой стороны, для мамы это тоже бы период, мы прекрасно знаем, что и ну имея такой опыт общения с мамами, что выгорание у мам тоже очень большое, высокое. И не всегда это полные семьи, иногда ребенок-инвалид находится только на маминых руках. Поэтому мы понимаем, что очень важно и мамам давать эту передышку. И хочется отметить еще то, что вы у нас, в общем-то, первые, где мы рассказываем так вот, достаточно детально, об этом проекте, и это неслучайно. Мы понимаем, что вас слушают очень много православных людей, которые в принципе, наверное, услышав о таком проекте, может быть, мы не знаем всегда, как наше слово отзовется, да, готовы будут поддержать нас. Потому что понятно, что вот с такой замечательной идеей мы обращаемся и к власти, и там к руководству, губернатору Тверской области. Но, соответственно, нам нужны те, кто готовы с нами идти дальше в реализации этого проекта.

Л. Горская

— Алена, я бы, наверное, уточнила, что радио «Вера», что нас слушают много хороших людей, вот хороших, отзывчивых.

А. Гмызина

— Конечно.

Л. Горская

— Небезразличных. И причем это не только, зачастую не только православные люди, это факт. И я напоминаю, что в эфире радио «Вера», программа «Светлый вечер». Оставайтесь с нами, мы вернемся буквально через минуту.

Л. Горская

— В эфире радио «Вера», программа «Светлый вечер». Здесь Лиза Горская, генеральный директор реабилитационного центра «Вместе с мамой» Татьяна Нечай и директор по развитию благотворительного фонда «Адели» Алена Гмызина. Я еще для себя хотела уточнить у вас: то есть вы планируете все-таки не поселение, а это будет как лагерь или это будет и поселение, и лагерь? Вот насколько у вас детализирован сейчас ваш проект? Потому что мы знаем, и мы неоднократно тоже говорили в нашем эфире, и вы снова подняли эту проблему, что абсолютно открытый вопрос, что происходит с человеком, у которого инвалидность ментальная, любая другая, когда он становится совершеннолетним. То есть помимо того, что он становится совершеннолетним, там со всеми вытекающими последствиями для государственной системы, у него родители с возрастом не молодеют, у него повышаются шансы, ну скажем прямо, остаться сиротой — что с ним будет, куда ему деваться? Сколько трагедий у нас происходит в связи с этой незащищенностью взрослых инвалидов. А вот расскажите, пожалуйста, подробнее, вы сейчас ориентированы только на временное проживание и реабилитацию, что тоже очень важно, и очень актуально, и очень востребовано, или в направлении поселения вы тоже думаете?

Т. Нечай

— Конечно, думаем. На самом деле вот с такой проблемой мы не единожды уже сталкивались. Вот у нас произошел такой случай: одна из наших, можно сказать, подопечных и пациенток, Галина Смагина, несмотря на свой очень тяжелый диагноз, она была прекраснейшей писательницей. И вот когда родители у нее ушли, она осталась жить одна, в то время, до того как попасть в монастырь, она жила в Донецке, в Горловке. И вы помните вот этот период — 2014 год, когда там ежедневно по несколько раз в день Горловку бомбили. Мы ее, с помощью добрых людей нам удалось ее вывезти, и, соответственно, ее к себе приняла матушка.

Л. Горская

— Я знаю, да, в Горловке очень много добрых людей, и в том числе в епархии Горловской, это тоже известный факт.

Т. Нечай

— Да, они помогли нам, в общем-то, Галю переправить сюда, и матушка благодушно ее приняла. И я вот этот вот период, когда человек оказался в такой ситуации, то есть гонимый из родного города, со своего крова, оказался вот так вот в монастыре. И, конечно, поскольку Галя была человек достаточно умный и энергичный, она поняла, если она не будет востребована, то жизнь вот так вот в монастыре окажется такой вот серой линией в ее уже и так тяжелой жизни. Но вот она нашла себя там, она писала много разных программ для детей — для школьников, для дошкольного возраста. К сожалению, в этом году Галина скончалась. Но за этот недолгий период, пока она жила в монастыре, за пять лет она приняла постриг, стала монахиней, и как раз вот перед своей смертью ее постригли в схимонахини. И, конечно, таким людям важно не только, чтобы вот так, потеряв близких, где-то жить, им еще важно быть самореализованными. Но, к сожалению, в больших городах вообще для молодежи, я уже не говорю там для инвалидов, реализоваться очень сложно. Потому что ну, во-первых, устроиться на работу, да, особенно если у человека красный диплом, они многие с красными дипломами, не знают, что делать — я имею в виду про инвалидов — в связи с тем, что передвигаться очень сложно. И для того, чтобы организовать для инвалида рабочее место, это нужно постараться, это должно быть и определенное оборудование. Не каждый работодатель, в общем-то, готов вкладываться, да, чтобы принять на работу человека, который в любой момент может там или не выйти на работу, либо заболеть, либо работает только дистанционно. А вот в Ельцах мы предусмотрели этот момент. И как раз вот в реабилитационном центре, там где будут заниматься с молодыми инвалидами, мы их будем там обучать различным специальностям и предлагать им работу, может быть, в фермерских хозяйствах, кто-то может реализовать себя в разных направлениях, от менеджмента до агронома.

А. Гмызина

— В принципе, хочется сказать, что у матушки Елисаветы есть большой опыт того, как привечать и взращивать и детей, и взрослых людей. И в данном случае мы сейчас можем, наверное, проанонсировать, то что движение волонтерское, которое, в принципе, намечено в Богородицкий Житенный монастырь вот с весны, к нему могут присоединиться любые люди, в том числе если это даже люди с ограниченными возможностями, но если они могут что-то делать, если у них есть возможность помогать интеллектуально, физически, да. И на подворье которое есть в монастыре, например, там в Крапивню приезжают, как вот в лагерь, на несколько недель дети с синдромом Дауна, которые занимаются работой там на земле, например. И это такое взаимовыгодный и обоюдный интерес у обеих сторон, то есть они в свою очередь помогают монастырю трудиться на земле, и для себя они получают полезный практический опыт, чувствуют себя важными, значимыми и живут в прекрасных, экологически чистых условиях. Вот поэтому мы предполагаем, что основное, конечно, на сегодняшний момент нам хотелось бы, чтобы там занимались реабилитацией, да, инвалидов. И не только детей, но вот, как и сказала Татьяна Анатольевна, уже достаточно взрослых людей, реабилитация и самореализация. Так как мы надеемся, что это будет бесплатная возможность, мы понимаем, что будет много желающих, и поэтому мы должны будем это ограничить там каким-то сроком — три недели, месяц — это все еще будет зависеть от того, какие конкретно задачи конкретного человека, в чем и с чем ему нужно помочь. Но мы предполагаем, что человек, почувствовав, например, отделенность от своей мамы, что он уже взрослый, он уже самостоятельный, он уже что-то может, он может остаться как волонтер работать на то время, которое ему нужно — на ферме, в реабилитационной деревне будут какие-то рабочие места. И если он остался, как мы говорили, к сожалению, да, мы понимаем, что они взрослеют и становятся сиротами, то уж, мне кажется, что с таким большим сердцем тех людей, которые этот проект создают и реализуют, там точно не останется обездоленных.

Л. Горская

— Большое сердце, да. Проект выглядит как еще очень емкий в плане финансовом — это и строительство, зарплаты педагогам и прочим сотрудникам, которым надо есть, они не могут себе позволить работать бесплатно. Вот как вы планируете эти вопросы решать?

Т. Нечай

— Ну здесь вот, конечно, мы хотим привлекать и государственные органы, потому что это обоюдовыгодный проект. Будем, конечно, сотрудничать с другими различными фондами. Вот сейчас пока у нас в этом проекте есть благотворительный фонд «Адели», он помогает. Я думаю, что найдется немало организаций, немало людей, которые будут готовы помочь.

Л. Горская

— Мы тоже на это надеемся. А вот волонтеры, которые есть сейчас — вот вы говорили, что люди взяли, расчистили водный бассейн — они откуда берутся, они приезжают из других каких-то городов, это местные?

Т. Нечай

— Это и местные жители, это и волонтеры, и сами сотрудники реабилитационного центра, благотворительного фонда, матушкины насельницы, сестры — все мы участвуем вот в такой стартовой работе этого проекта. Вот так вот, по-другому пока у нас...

Л. Горская

— Это вы так скромно сами себя назвали: нам помогли волонтеры, когда вы говорили?

Т. Нечай

— Ну да.

А. Гмызина

— Нет, ну там есть, конечно, и на местах люди, которые живут в самом селе, тоже помогают, конечно.

Т. Нечай

— Я их тоже назвала, да.

Л. Горская

— То есть это в Селижаро, Селижаровский район, да. Из Твери приезжают люди, нет еще? Потому что действительно очень значимый проект.

Т. Нечай

— Нет, пока не приезжают из Твери, но мы очень надеемся, что будут приезжать.

Л. Горская

— Приехать можно? В каком у вас состоянии дороги?

Т. Нечай

— Ой, дороги там отличные. Допустим, мы из Москвы едем через Ржев или через Торжок — и там и там просто отличные дороги.

Л. Горская

— А своим ходом можно добраться как-то?

Т. Нечай

— Да, там ходит автобус из Москвы. Правда, далековато ехать.

Л. Горская

— А от Ржева, от Селижарова?

Т. Нечай

— От Ржева. Ну вот ехать там совсем недолго, может быть, там где-то час, вот так, на дорогу.

Л. Горская

— В эфире радио «Вера», программа «Светлый вечер». Здесь Лиза Горская, генеральный директор реабилитационного центра «Вместе с мамой» Татьяна Нечай и директор по развитию благотворительного фонда «Адели» Алена Гмызина. Мы говорим про проект «Живоносный источник», который еще только начинает свое существование в Селижаровском районе Тверской области. Его делает Житенный Богородицкий монастырь совместно с фондом «Адели» пока.

Т. Нечай

— И с реабилитационным центром «Вместе с мамой» тоже.

Л. Горская

— Про который я и хотела вам сейчас предложить поговорить подробно. Потому что это дело, я так понимаю, это дело вашей жизни. И именно поэтому матушка Елисавета поручила вам и проект «Живоносный источник». Потому что вы как никто разбираетесь в реабилитации и посвятили этому столько лет. Расскажите, пожалуйста, про центр «Вместе с мамой».

Т. Нечай

— Центр «Вместе с мамой» занимается реабилитацией детей с детским церебральным параличом, ну и с различными поражениями центральной нервной системы и проблемами в опорно-двигательном аппарате. Мы работаем с детьми от рождения до любого возраста. Используем в своей работе много методик, есть у нас методики новые.

Л. Горская

— Вы тоже в Тверской области работает или не только?

Т. Нечай

— Нет, у нас центр находится в Москве, располагается недалеко от метро «Войковская». И у нас еще отделение есть около метро «Водный стадион». То есть мы работаем в Москве.

Л. Горская

— И вы там именно столкнулись с трудностями, в период так называемого неназванного карантина, когда у большинства, ну у всех центров подопечные получили откат из-за вот этой изоляции, да?

Т. Нечай

— Ну вы знаете, трудности были всегда. Вообще все вот эти вот переезды, даже внутри Москвы, на реабилитацию, то есть для любого ребенка это огромный стресс. То есть и сама реабилитация это работа, ребенок устает, и вот эти вот поездки из дома там в центр или вот даже у нас дети приезжают, недалеко живут, в гостинице, но это является большой проблемой. А когда вот случилась такая ситуации с пандемией, то, конечно, дети, вот именно инвалиды, которые и так находятся ну практически в самоизоляции в пожизненной, получили еще вот такой дополнительный, как бы сказать, запрет на выход из дома.

А. Гмызина

— И, наверное, именно поэтому сейчас будет уместно рассказать про один из проектов, которые мы сейчас опять же реализуем в рамках сегодняшней ситуации.

Л. Горская

— С вами так хорошо — вам даже вопросы не надо задавать, вы сами начинаете на них отвечать, прямо как будто телепатия какая-то. Рассказывайте.

А. Гмызина

— Благотворительный фонд «Адели» вместе с реабилитационным центром «Вместе с мамой» реализует проект дистанционной реабилитации. Мы поняли, что вот эта ситуация спровоцировала начало и запуск этого проекта, хотя об этом уже думалось давно. Вопрос ведь в том, что дети, ну как мы уже с вами говорили, они нуждаются в постоянной реабилитации. И если бы у них была возможность многое делать дома, да, не просто где-то как-то, какие-то ролики на YouTube — это не та аудитория, а когда это адресно, конкретно с заболеванием и конкретная программа, проработанная профессионалами — мы понимаем, что это то, что нужно было. И мало того, что это вопрос, решенный на дистанции, это еще и вопрос масштабирования. Соответственно, когда центры в основном находятся в крупных городах, то люди, которые находятся у нас в нашей большой стране...

Л. Горская

— Не могут прийти.

А. Гмызина

— Не могут многие получить, да, на периферии никакой реабилитации. Мы понимаем, что если мы создаем такой проект дистанционной реабилитации для всех русскоговорящих инвалидов, с разными заболеваниями, кому он может быть нужен, мы таким образом масштабируем реабилитацию и предлагаем бесплатную помощь инвалидам.

Л. Горская

— Вот актуально, для меня, например, это кажется актуальным еще потому, что информация, которая содержится в многочисленных, как вы заметили, видеороликах, непонятно каких, которые каждый может найти, она никак не гарантируется по квалифицированности подачи и так далее. То есть начиная с того, что там может быть совершенно бесполезная история в виде девушки, которая на красивом фоне зачитывает по суфлеру статью из Википедии — безобидная, но и бесполезная вещь, до какой-нибудь там динамической гимнастики, которую если ты начнешь выполнять, ты можешь травму нанести собственному ребенку. Я сейчас не хочу ничего плохого про динамическую гимнастику сказать, это очень хорошая, полезная вещь, но просто все должно быть профессионально, квалифицировано, особенно там, где речь идет о приложении каких-то усилий и о детях. И это важно действительно во всем, и особенно важно в реабилитации инвалидов, где каждая деталь, каждая черточка важна. То есть вы говорили о создании некоего сертифицированного, квалифицированного курса или о ресурсе, о портале, где будет доступ — о чем?

А. Гмызина

— Да, мы говорим о курсе, конечно, о профессиональном курсе, созданном специалистами с большим опытом. Реализован он будет действительно через сайт, через личный кабинет, когда каждый ребенок, как и сейчас происходит офлайн, да, мама предоставляет пакет документов, конкретно детали его заболевания, если нужна какая-то конференция со специалистом, мы делаем эту конференцию, и назначается лечение, реабилитация в данном случае. И блоки занятий конкретно под каждого ребенка выкладываются на еженедельной основе в его личный закрытый кабинет.

Л. Горская

— И это планируется тоже бесплатно?

А. Гмызина

— Да, это планируется тоже бесплатно. Сегодня мы находимся на этапе тестирования. Мы записали уже блок, первый блок занятий, мы их тестируем с детьми офлайн в реабилитационном центре, мы тестируем с детьми онлайн. Мы смотрим, как это все работает, как отзываются дети. У нас, у Татьяны Анатольевны, у них большой уже пул детей, которые к ней из года в год приезжают реабилитироваться в центр, и поэтому мы прекрасно уже знаем, какая динамка у них может быть офлайн, какая динамика может быть онлайн, и мы понимаем, что это работает.

Л. Горская

— Здорово. У нас буквально пять минут с вами осталось. Мы очень старались провести премьеру двух этих разных, емких и одинаково нужных проектов — «Живоносный источник» и программа дистанционной реабилитации инвалидов. Но за эти пять минут я вас попрошу, Татьяну и Алену, рассказать, что вами движет, что вас вдохновляет и почему вы этим занимаетесь. Мне кажется, это так же интересно, как проекты.

Т. Нечай

— Ну что нами движет? Я очень много лет занимаюсь реабилитацией таких детей. У меня, вы знаете, у меня просто вот такая ситуации, что я столкнулась, то есть когда у меня родился ребенок, соответственно, при рождении у сына была асфиксия, мне врачи сказали, что....

Л. Горская

— Это что такое, прошу прощения?

Т. Нечай

— Это было двойное обвитие пуповины и, соответственно, ребенок сразу не закричал, то есть, по сути, задержка дыхания произошла.

Л. Горская

— Я поняла. Гипоксия.

Т. Нечай

— И мне сразу же врачи сказали в роддоме, что у ребенка будет детский церебральный паралич. И вы знаете, ну в то время — это был 84-й год, конечно, столько, вот как сейчас, детей мы не видели, и я понятия не имела, что такое ДЦП. И, слава Богу, вот я думаю, что Бог уберег моего ребенка, в итоге у него даже не было, вот как прогнозировали врачи, и задержки развития. Вот так вот получилось. А я начала изучать это заболевание. И, соответственно, когда я единожды столкнулась и увидела ребенка с детским церебральным параличом, это, конечно, меня ввело в ужас, и я думала: неужели это заболевание нельзя вылечить? Вот если бы вдруг у меня была такая ситуация, я даже вот ну воспроизвести это ни в мыслях, ни в воображении не могла, потому что это очень страшно. И задавшись такой целью, я начала искать панацею, вот так вот я пришла именно к реабилитационной деятельности и до сих пор изучаю этот вопрос. Конечно, заболевание неизлечимое, но улучшить жизнь ребенка, научить его обслуживать себя, научить его говорить, то есть максимально приблизив его возможности к более-менее полноценным можно. Поэтому сейчас много очень технологий, они развиваются. И за много лет практики я вижу, какие вообще, на что способен человек, да, как можно ребенка максимально вывести вот в хорошее состояние при таком заболевании.

Л. Горская

— Алена, а вы?

А. Гмызина

— Ну у меня тоже есть личная история в данном случае. Ну, во-первых, я всегда, сколько себя помню, волонтерила, участвовала в различных благотворительных ярмарках предприятиях и так далее — это просто для того, чтобы в жизни был какой-то...

Л. Горская

— Смысл.

А. Гмызина

— Хороший позитивный контекст. Да, контекст и смысл. А потом жизнь меня столкнула, когда у меня в два с половиной года у ребенка поставили диагноз задержка речи. И я понимала, что, находясь в большом городе, имея большое количество вроде как связей, ты остаешься один на один со своей проблемой: ты не знаешь, куда идти, ты не знаешь, что делать. К сожалению, даже в Москве не так много коррекционных детских садов...

Л. Горская

— Два. Центры, которые, как вы сказали, такой вот именно проблемой занимаются, два в Москве.

А. Гмызина

— Я нашла один-единственный по нашему возрасту в нашем районе, и мы ходили туда. С Божией помощью, с помощью гомеопатов, остеопатов, реабилитаций, которые мы проходили в Центре патологии речи, сейчас мой ребенок ходит в 3 класс, учится на четверки и пятерки. Но сказать, что глубину той драмы, которую пережила лично я, сама в себе, это, конечно... Ну я понимаю, то есть я не на том уровне нахожусь, как мама, например, ребенка с ДЦП, когда ты понимаешь, что такой ребенок, он не повзрослеет, может быть, никогда, он будет вечно твоим ребенком. И то, что мне сказали, вместе с рекомендацией при получении инвалидности в три года: самое главное научить, социализировать своего ребенка. Поэтому я как бы понимаю, что нужна поддержка и мамам, и детям, и у всех есть шанс, у всех есть возможность. Главное, чтобы только эта мотивация внутренняя была, а мы все им в помощь.

Л. Горская

— А давайте за те полминуты, которые у нас остались, вы скажете о том, как можно помочь вам. Я еще раз скажу, что мы говорили о двух очень важных проектах, которые так немножко полярные: то есть один — это реабилитация инвалидов в поселении, в лагере, в такой экосистеме, которая находится в Селижаровском районе Тверской области — там сейчас только земля, детский садик и живоносный источники бьют, и в честь первого из них проект и называется «Живоносный источник». Как помочь этому проекту тем, кто захочет? И второй проект, наоборот, онлайн — удаленной реабилитации, тоже будет разрабатываться с вашей поддержкой, где найти данные, как посмотреть подробнее тем, кто хочет включиться?

А. Гмызина

— Все подробные данные можно посмотреть на нашем сайте: https://www.adeli-club.com/. Помочь нам просто: 3949 — это наш телефон, на который можно перевести любую сумму пожертвования.

Л. Горская

— Без слов каких-то?

А. Гмызина

— Есть префикс конкретно для дистанционной реабилитации — префикс «вид». Все эти детали вы сможете легко найти на нашем сайте: https://www.adeli-club.com/.

Л. Горская

— А для «Живоносного источника»?

А. Гмызина

— 3949 — это просто для «Живоносного источника». А для дистанционной реабилитации — префикс «вид», для Богородицкого Житенного монастыря — «вера» префикс.

Л. Горская

— 3949, префикс «вера» — такой близкий, родной префикс.

А. Гмызина

— Если есть возможность пожертвовать не только финансы, но и вещи для детей и взрослых в социальный приют «Дочки-матери» в Богородицком Житенном монастыре, мы тоже принимаем их в фонде у нас, на улице Нарвская, дом 16. Все детали опять же есть у нас на сайте, есть телефон — если что, пожалуйста, обращайтесь. Детские и взрослые вещи для насельниц Богородицкого Житенного монастыря и их детей.

Л. Горская

— От себя добавлю: пожалуйста, хорошего качества, не сильно ношенные, а желательно новые.

А. Гмызина

— Да, конечно.

Л. Горская

— И в любом случае чистые. Я не хочу никого обидеть, но всякое бывает.

А. Гмызина

— Если кто-то хочет помочь руками, поработать на подворьях Богордицкого Житенного монастыря — просим тоже обращаться к нам в фонд, мы обязательно расскажем в деталях, как это сделать.

Л. Горская

— Спасибо большое, Алена. Все-таки придется нам закончить нашу программу. Я напоминаю нашим радиослушателям, что «Светлый вечер» для вас провела Лиза Горская. С нами на связи была Тверская область. Генеральный директор реабилитационного центра «Вместе с мамой» Татьяна Нечай и директор по развитию благотворительного фонда «Адели» Алена Гмызина. До новых встреч. Всего доброго.

Т. Нечай

— До свидания. Всего доброго.

А. Гмызина

— Спасибо вам большое. Всего хорошего.

Друзья! Поддержите выпуски новых программ Радио ВЕРА!
Вы можете стать попечителем радио, установив ежемесячный платеж. Будем вместе свидетельствовать миру о Христе, Его любви и милосердии!
Мы в соцсетях
******
Слушать на мобильном

Скачайте приложение для мобильного устройства и Радио ВЕРА будет всегда у вас под рукой, где бы вы ни были, дома или в дороге.

Слушайте подкасты в iTunes и Яндекс.Музыка

Другие программы
Стихи
Стихи
Звучат избранные стихотворения поэтов 19 – начала 20 веков о любви и дружбе, о временах года и праздниках, о лирическом настроении и о духовной жизни, о молитве, о городской жизни и сельском уединении.
Светлый вечер
Светлый вечер
Программа «Светлый вечер» - это душевная беседа ведущих и гостей в студии Радио ВЕРА. Разговор идет не о событиях, а о людях и смыслах. В качестве гостей в нашу студию приходят священники, актеры, музыканты, общественные деятели, ученые, писатели, деятели культуры и искусства.
Притчи
Притчи
Притчи - небольшие рассказы, наполненные глубоким духовным смыслом, побуждают человека к размышлению о жизни. Они несут доброту и любовь, помогают становиться милосерднее и внимательнее к себе и к окружающим.
Время радости
Время радости
Любой православный праздник – это не просто дата в календаре, а действенный призыв снова пережить события этого праздника. Стать очевидцем рождения Спасителя, войти с Ним в Иерусалим, стать свидетелем рождения Церкви в день Пятидесятницы… И понять, что любой праздник – это прежде всего радость. Радость, которая дарит нам надежду.

Также рекомендуем