Москва - 100,9 FM

«Православие в Латинской Америке». Прот. Сергий Юрин

* Поделиться

Мы беседовали с секретарем Аргентинской епархии протоиереем Сергием Юриным.

Разговор шел об истории и сегодняшней жизни Православных приходов в Аргентине и других странах Латинской Америки.

Ведущая: Лиза Горская.


Л. Горская

– В эфире радио «Вера», программа «Светлый вечер». С вами Лиза Горская. И сегдня мы общаемся с протоиереем Сергием Юриным, который находится в Аргентине, он секретарь Аргентинской епархии. Здравствуйте, отец Сергий.

Протоиерей Сергий

– Здравствуйте, Лиза. Здравствуйте, дорогие слушатели.

Л. Горская

– Расскажите, пожалуйста, для начала про вашу епархию, про то как и когда она возникла. Потому что, я думаю, что для многих наших слушателей в диковинку, что где-то в Южной Америке, далеко, вдали от русских березок и так далее находится епархия Православной Церкви. Причем немаленькая, насколько я знаю, она одна из самых, если не самая обширная.

Протоиерей Сергий

– Да, считается одной из самых больших.

Л. Горская

– Она возникла, насколько я помню, после войны.

Протоиерей Сергий

– Да, там есть две версии возникновения епархии. Ну вот судя по «Журналу Московской Патриархии», по одной версии, скорее всего она ближе к истине, в 1943 году сначала возникло Аргентинское викариатство, и в 1946 году уже образовалась самостоятельная епархия.

Л. Горская

– И из чего она состояла тогда и состоит сейчас?

Протоиерей Сергий

– Вот если начать разговор о возникновении епархии, то нужно немножко вернуться, на много-много лет назад, когда в конце XIX века священник такой был, Михаил Иванов, он совершил первую литургию в Буэнос-Айресе, вот где-то в конце этого периода. И затем его сменил такой известный отец Константин Изразцов, который организовал строительство храма самостоятельного на улице Бразиль. И потом отец Константин принимал всех наших эмигрантов русских, которые в разные периоды покидали Россию и приезжали в Аргентину. Вот отец Константин их принимал, помогал им устроиться с жильем, помогал с работой. И служили на улице Бразиль, в храме Святой Троицы. Затем, когда началась Великая Отечественная война, отец Константин с амвона провозгласил перед литургией, что началась с Россией война, и по окончании литургии мы будем молиться о победе немецкого оружия. После этих слов, после этого молебна многие прихожане ушли из храма и стали самостоятельно искать место, где они могли бы молиться. И этот храм нашелся – их приютил Антиохийский Патриархат, храм святого великомученика Георгия. Первое время наши прихожане молились и участвовали в богослужении в этом храме. Отец Игнатий (Абуррус) такой был архимандрит, он знал русский язык и поэтому по субботам помогал, организовал службу для наших. И, вот как я уже сказал, по двум версиям, в одной версии прихожане сразу обратились к митрополиту Вениамину (Федченкову), чтоб учредить в Аргентине кафедру именно Московского Патриархата. Владыка Вениамин с ходатайством обратился к Святейшему Патриарху Сергию, Святейший Патриарх благословил наречение и хиротонию архимандрита Федора (Текучева) во епископа Аргентинского, и вот, таким образом, владыка Федор (Текучев) стал первым архиереем Аргентинской епархии Московского Патриархата. По другой версии после войны прихожане обратились к Святейшему Патриарху уже Алексию с ходатайством, чтобы учредить Аргентинскую кафедру, Святейший также благословил. И также, вот по этой версии, владыка Федор стал первым епископом. Но я больше придерживаюсь первой версии, что в 1943 году сначала образовалось викариатство, а затем уже в 1946 году самостоятельная епархия была преобразована. Потому что там есть свидетельство из журнала Священного Синода. А приезд владыки Федора на Аргентинскую землю сразу стал сопровождать ряд трудностей. Потому что местные власти запретили владыке Федору сойти на землю, он оставался на корабле...

Л. Горская

– А почему?

Протоиерей Сергий

– Трудно сказать. По «Журналу Московской Патриархии» написано, что в этом участвовали враги Церкви, участвовали враги Московской Патриархии – ну это все как бы вот написано так, но факт остается в том, что владыке Федору запрещено было сойти на землю. Но ходатайством опять же вот владыки архимандрита Игнатия из Антиохийского Патриархата запрет был снят, владыке разрешили сойти на землю. Владыка начал служить опять же в этом Антиохийском храме, святого великомученика Георгия Победоносца. Тут же в первое время он собрал собрание, на котором присутствовало порядка около четырехсот человек наших прихожан. Сразу было решено искать место для будущего храма, то есть было образовано две группы: одна группа искала место для храма, другая группа занималась сбором средств, чтобы осуществить эту идею. Место для храма было найдено – это улица Бульнес, 17/43 – и по сей день там храм. Владыка Федор прибыл в Аргентину 7 апреля 1947 года – это был праздник Благовещения Пресвятой Богородицы и, в связи с этим, первый храм Аргентинской Южно-Американской епархии Московского Патриархата был освящен в честь Благовещения Пресвятой Богородицы. Освящение состоялось 10 июля 1947 года. Также владыка созвал организационное собрание, был избран церковно-приходской совет. Но трудности не покинули наш приход молодой. В 1948 году приходской совет предоставил в МИД Аргентины необходимые документы для регистрации Благовещенского прихода, чтобы его зарегистрировать там как юридическое лицо, но документы были рассмотрены лишь только в марте 1952 года.

Л. Горская

– Больше пяти лет прошло.

Протоиерей Сергий

– Да. Но когда документы были рассмотрены, владыку Федора, это решение, МИД страны отказался признать владыку Федора как представителя Московского Патриархата, постановил, чтобы владыка покинул страну.

Л. Горская

– Это какие-то интриги аргентинские? Вот что, почему так странно все сложилось?

Протоиерей Сергий

– Трудно сказать. Храм был закрыт с марта, вот как документы рассмотрели, и по сентябрь, то есть запрещено было служить в храме. И верующие собирались либо по частным где-то квартирам, либо опять же вот в храме великомученика Георгия Победоносца.

Л. Горская

– Но несмотря на такие сложности, казалось бы, внешние суровые обстоятельства, сейчас уже больше тридцати приходов, насколько мне известно, в епархии – то есть не так все плохо.

Протоиерей Сергий

– Да, это первый период был очень сложный, период становления.

Л. Горская

– Я напоминаю, что в эфире радио «Вера», программа «Светлый вечер». И у нас на связи Аргентина, протоиерей Сергий Юрин, секретарь Аргентинской епархии. Кстати, отец Сергий, вы же в Буэнос-Айресе сейчас находитесь?

Протоиерей Сергий

– Да, в столице мира – Париж Латинской Америки.

Л. Горская

– И расскажите пожалуйста, подробнее про вашу епархию, что в нее входит, какие еще страны, сколько приходов? Да, вот вы сказали, что сейчас более тридцати уже.

Протоиерей Сергий

– Епархия включает в себя страны практически всей Латинской Америки. И Латинской и Центральной Америки, кроме Мексики. И Кубы. Вот это Аргентина, Бразилия, Чили, Перу, Эквадор, Боливия, Колумбия, Коста-Рика, Гватемала, Никарагуа. И в каждой стране есть по одному, по два прихода или общины.

Л. Горская

– Удивительно: вы сейчас перечисляли, а я как бы в отпуске побывала, – как мало человеку надо, когда полгода зарыты границы уже, чтобы получить впечатления. Огромная епархия, огромная, и по два прихода в каждой стране. Кто прихожане?

Протоиерей Сергий

– Прихожане в основном либо наши эмигранты, которые в тот или иной период приехали в Аргентину или в ту страну, где находится наш приход, либо местные жители, где был организован приход. Вот либо священник служит из местных, либо наш, из России, и там собираются именно местные прихожане. Служба в основном совершается на церковнославянском языке, либо приход если полностью состоит из числа местных жителей, то тогда служба совершается на местном языке: либо на португальском – это в основном Бразилия, либо на испанском – это другие страны.

Л. Горская

– А священнослужители, они из России или тоже местные?

Протоиерей Сергий

– Есть кто-то из России, кто-то местные. Кто-то здесь уже давно живет, с 90-х годов прошлого тысячелетия, если так можно сказать.

Л. Горская

– Расскажите, пожалуйста, раз мы говорим сейчас о современности, какие события произошли в епархии, вот сейчас, в текущем году, потому что год необычный во многих отношениях. Вот я знаю, что в епархию назначили нового архиерея, который молится и продолжает молиться на Урале о своей Аргентинской епархии, в силу всем известных обстоятельств. Какие вообще у вас еще текущие новости? Как вы пережили этот период, последние полгода?

Протоиерей Сергий

– В марте этого года состояли Священный Синод, где владыку Игнатия (Пологрудова) перевели в Москву, а на его место назначили епископа Леонида (Солдатова), который был архиереем Алапаевской епархии. И да, в связи с коронавирусными этими событиями, с закрытием границ, и владыка Игнатий с трудом вылетел в Россию, и владыка Леонид до сих пор не прибыл еще в епархию, потому что границы закрыты все, и он ждет, когда возобновятся авиасообщения, чтобы прибыть в епархию. И периодически владыка спрашивает, узнает новости, информацию, есть ли какие-то изменения, но пока все на старом уровне.

Л. Горская

– А в каком городе он находится?

Протоиерей Сергий

– А Алапаевске.

Л. Горская

– А, все еще в Алапаевске.

Протоиерей Сергий

– Богослужения у нас во всей Латинской Америке официально запрещены, то есть собираются люди, либо священники сами молятся в храме, либо по домам у себя. Потому что у нас не в каждом приходе есть свой храм, и где-то приход арендует церковь у католиков, где-то арендует жилье, то есть как домовая церковь. И поэтому сейчас очень сложно, конечно, прихожане очень скучают без богослужений. Но благодаря вот современным технологиям, мы сейчас транслируем богослужения в прямом эфире – либо через Фейсбук, либо через Инстаграм, и поэтому хоть как-то люди могут принимать вот участие, помолиться.

Л. Горская

– А таинства, соответственно, это только для тех, кто очень нуждается, болящих или как у вас устроено? Потому что сейчас у всех по-своему, у всех по-разному.

Протоиерей Сергий

– Только тем, кто присутствует в храме. То есть сейчас очень сложно получить разрешение и пойти там куда-то, в какую-то другую часть города, совершить там какое-то причастие. Преподать причастие нуждающимся сейчас очень сложно.

Л. Горская

– То есть у вас очень строго, да, сейчас?

Протоиерей Сергий

– Очень строго. Во-первых, в стране официальной религией является католицизм, а все остальные конфессии, они считаются как фонды, фонды тех или иных церквей, и поэтому как бы официально только церковь Католическая считается как бы.

Л. Горская

– Вот интересно как: в Польше тоже католицизм, а при этом все остальные конфессии имею равные права. А у вас иначе устроено. Я, к сожалению, просто с этим не сталкивалась, это тоже надо изучать. Получается, что вы сейчас испытываете сложности, которых не испытывает Католическая церковь?

Протоиерей Сергий

– Нет, католики тоже – храмы закрыты, и католики также сейчас служат без прихожан. Сейчас можно собираться только в некоторых местах по десять человек, с расстоянием полтора-два метра друг от друга, в масках, но не для совершения таинств, а только чтобы помолиться в каких-то случаях, когда нуждается человек в индивидуальной такой духовной помощи. Так что Католическая церковь также в таком же режиме работает, как и все остальные. У них тоже сложности – также храмы закрыты, также нет прихожан. Но у них есть все равно какие-то привилегии, то есть им проще получить какое-то разрешение для осуществления, чтобы куда-то выехать, кого-то, может быть, причастить там или поисповедовать.

Л. Горская

– Ну как вы держитесь?

Протоиерей Сергий

– Ну слава Богу, привыкаем. Привыкли уже, привыкли.

Л. Горская

– А у вас есть какие-нибудь прогнозы относительно того, сколько в вашей стране эта странная ситуация продлится или вы уже даже и не думаете об этом?

Протоиерей Сергий

– Ну у нас с самого начала, когда вот наступили вот эти вот коронавирусные мероприятия, скажем так, да, на неделю, на две...

Л. Горская

– Контр-мероприятия.

Протоиерей Сергий

– На месяц прогнозы какие-то поступали, что вот там через какие-то несколько дней все это прекратится, либо там будет послабление. Но потом наступала очередная дата, и это все как бы продлевалось. И сейчас уже говорят, что в сентябре будет какое-то такое очень сильное послабление в этих мерах, но пока не знаем. Будем смотреть, будем ждать.

Л. Горская

– Ну а какая у вас в целом ситуация, болеют люди или меньше болеют? У вас же есть статистика относительно тенденций.

Протоиерей Сергий

– Есть статистика, но я в цифрах сейчас не силен. Там есть и заболевшие, есть и выздоровевшие. Но вот из моих близких так чтобы кто-то тяжело заболел – я не слышал.

Л. Горская

– Вот мы говорили с вами о приходах Аргентинской епархии, о том, что не везде есть храмы. Но вот я читала, что 50-летний юбилей в этом году празднует храм в Бразилии, в Санта-Розе.

Протоиерей Сергий

– Да, 12 июля был юбилей.

Л. Горская

– И как он, тоже заочно происходил?

Протоиерей Сергий

– Нет, в храм приехал благочинный Бразильского округа, отец Анатолий Топала и с настоятелем отцом Иннокентием (Деньщиковым), который был назначен сроком на год, чтобы исполнять обязанности настоятеля. И вот в конце августа был Синод, где отца Иннокентия, принято было решение его направить в распоряжение правящего архиерея Аргентинской Американской епархии. Вот сейчас отец Иннокентий уже полноправный настоятель. Вот они с отцом Анатолием подготовили все мероприятия. В связи с тем, что вот эти вот запреты есть, существуют, людей собралось мало, меньше, чем планировалось, но тем не менее торжества прошли. Храм был освящен в 1970 году, первый настоятель был отец Петр Завадовский, община переехала в город Санта-Розу из другого маленького, небольшого городка, который находится, боюсь соврать, километрах в шестидесяти от Санта-Розы, называется Кампина-дас-Мисойнс, там изначально образовался центр русской диаспоры.

Л. Горская

– Извините, маленькое уточнение: для Бразилии 60 километров – это много или мало? Просто для России это как на работу съездить, а для Бразилии?

Протоиерей Сергий

– Трудно сказать. Не могу сказать, не был в Бразилии, не знаю.

Л. Горская

– Простите, забываю, что у вас все тоже далеко. Ну, наверное, приемлемое расстояние, раз целый приход переехал в другой город.

Протоиерей Сергий

– Да, приход переехал, священников там было мало. С 1978 по 1991 год окормлял священник Николай Полонский, потом был протоиерей Георгий Санчес. И в 1987 году приход из РПЦЗ – он принадлежал Русской Православной Церкви за границей – из РПЦЗ он перешел в юрисдикцию Московского Патриархата. И первым священником как раз вот после этого перехода был назначен в 1993 году отец Анатолий Топала, который сейчас является благочинным. Поэтому торжества прошли на славу, скажем так.

Л. Горская

– Я напоминаю, что в эфире радио «Вера» программа «Светлый вечер». Мы говорим об Аргентинской епархии. У нас на связи отец Сергий Юрин в Буэнос-Айресе. Оставайтесь с нами, мы вернемся через минуту.

Л. Горская

– «Светлый вечер» в эфире радио «Вера». С вами Лиза Горская из Подмосковья и протоиерей Сергий Юрин из Буэнос-Айреса. Мы говорим об Аргентинской епархии – далекой для нас, близкой для отца Сергия, огромной епархии Русской Православной Церкви, переживающей вместе со всем миром необычные обстоятельства, как сказал отец Сергий, коронавирусных мероприятий. Например, мы говорили, что правящий архиерей, назначенный Синодом, не может попасть в Аргентину и молится о своей епархии в Алапаевске до сих пор. Отец Сергий, расскажите о каких-то особенностях. Ну вот, например, отличается ли, как бы так сказать корректно, вот в Буэнос-Айресе приход от прихода – ну тогда не в Рязани, а в Москве или Санкт-Петербурге?

Протоиерей Сергий

– Я думаю, отличия есть. Во-первых, немножко другие условия вообще самого существования прихода, проведения самих богослужений. Если прихожане в России, например, там постоянные, то есть они там где-то живут, либо кто-то проездом там заходит, но в основном как бы храм – это люди, уже знакомые с самой атмосферой внутри храма, самой обстановкой вокруг храма, и уже знают, где этот храм находится и знают, какие службы проходят, какие традиции там соблюдаются, в том или ином приходе. Если, например, взять Аргентину, то многие люди составляют костяк прихожан, это те, кто, как я уже говорил, приехали сюда, в Аргентину, в тот или иной период, либо являются потомками тех эмигрантов, которые раньше прибыли в Аргентину. А многие познакомились с православием именно здесь и им как бы не с чем сравнить. И вот то, что они как бы вот получили, первые шаги в храме, то что они первое представление получили здесь, для них как бы из этого складываются общие понятия о богослужениях каких-то там, не знаю, молебнов совершения, панихид, там чаепитий. Конечно, священники, которые приезжали сюда из России, они эту традицию приносили, чтобы показать, как это совершается в России, передавали, люди впитывали это все. Еще здесь такой момент, что люди в основном работают. Здесь очень мало прихожан, которые бы там, не знаю, были на пенсии или у них были свободные дни там на буднях, когда совершаются, скажем так, какие-то великие большие праздники на неделе. В основном службы проходят по воскресным дням, когда люди свободны, когда у людей выходные и они приходят на службу, стараются приходить по воскресеньям. А на неделе очень мало людей, потому что, как я уже говорил, работают. Еще одна особенность, то что у нас прихожане – есть основной костяк какой-то, но есть еще много прихожан, которые вот меняются – это, например, сотрудники посольства нашего, российского. Они приезжают, посещают храм, посещают богослужения, заканчивается у них командировка – они возвращаются домой, приезжают другие, то есть в храме появляются новые люди. То есть вот такая вот как бы смена прихожан.

Л. Горская

– А туристы есть или мало доезжают? Ну не сейчас, я имею в виду прошлое.

Протоиерей Сергий

– Туристы, я не скажу, что много туристов. Мало, мало. Так только, кто приезжают, кто-то если приезжают из наших, если они знают, что вот, например, есть храм Московского Патриархата, то, конечно, стараются попасть в храм, даже если службы нет. Созваниваются, храм открываем, люди заходят, ставят свечки, там служим им какой-то кратенький молебен, там рассказываем о храме.

Л. Горская

– А расскажите о храме, правда, там же есть что посмотреть.

Протоиерей Сергий

– О храме – я тогда немножко вернусь вот к самому началу нашего разговора.

Л. Горская

– Конечно, да

Протоиерей Сергий

– Когда я рассказывал о том, что храм был закрыт, и вот трудами первого настоятеля, отца Евфимия Мамина, которого рукоположил владыка Федор (Текучев), вот трудами этого настоятеля и приходским советом запрет был отменен, храм был открыт. И 6 мая 1953 года Благовещенский приход получил статус юридического лица в Аргентине. Но как бы так как кафедральный собор считается, то при храме должен быть архиерей, но в Аргентине вообще не было архиерея, так как был запрет на въезд владыки Федора. И по благословению Святейшего Патриарха Алексия вот эти обязанности было поручено нести вот отцу Евфимию Мамину, первому настоятелю. Затем, после смерти отца Евфимия, назначен был настоятелем отец Фома Герасимчук, которого также рукоположил владыка Федор. И отец Фома и представители приходского совета направили письмо Святейшему Патриарху Алексию, чтобы прислали архиерея на кафедру. Святейший Патриарх направил делегацию в Аргентину, которую возглавил епископ Костромской и Галицкий Сергий (Костин) и протоиерей Павел Статов. Вот в течение трех месяцев они посещали все приходы Патриаршие, знакомились с условиями, с обстановкой. После этого, когда вернулись домой, сделали доклад Святейшему Патриарх. Святейший Патриарх в 1960 году благословил трем членам совета Благовещенского прихода – отцу Фоме Герасимчуку, секретарю приходского совета Андрею Васько и казначею Павлу Кравчуку – прибыть с докладом в Москву. После доклада отец Фома представил прошение, чтобы Святейший благословил на кафедру нового архиерея, и после этого был назначен владыка Никодим (Руснак). Из-за задержки в оформлении визы владыка прибыл только в 1964 году. И интересно, что владыка Никодим в одном из интервью сказал, когда он прибыл в храм в Буэнос-Айрес, отслужили молебен и потом он остался один в комнате в гостинице, которая находилась недалеко от храма, владыка говорил, что всю следующую неделю он только пил чай у хозяйки гостиницы, а по ночам, оставаясь в одиночестве, долго плакал и слезы капали в его чашку – вот такая трогательная сцена. И тем не менее начало деятельности владыки Никодима связано с расцветом Аргентинской епархии. И приход Русской Православной Церкви наш Благовещенский в Аргентине стал выходить на новый уровень. В 1968 году был храм перестроен, потому что была домовая церковь Благовещенского прихода. В 1968 году храм перестроили, освятили, 10 ноября 1968 года состоялось торжественное освящение нового Благовещенского собора. На помощь аргентинским священникам из Москвы прибыли два священника – отец Николай Васьковский и отец Евгений Парфенюк. Они помогали владыке Никодиму, а отец Евгений участвовал в строительстве и контролировал возведение нового храма, после чего владыка Никодим отцу Евгению вручил грамоту. После этого владыка Никодим, как я уже говорил, вывел нашу Церковь Московского Патриархата на более высокий уровень. Это говорит о том, что на службе стали появляться представители правительства, МИДа. Очень большой вклад владыка Никодим сделал, и с этого периода идет развитие Русской Православной Церкви Московского Патриархата в Аргентине. Затем в середине 80-х годов храм немножко был перестроен – тогда уже управлял епархией владыка Лазарь (Швец). А также было сооружено, построено здание епархиального управления. В этот же период проходили торжества по случаю тысячелетия Крещения Руси, недалеко от храма установлен памятник святому князю Владимиру, его копия находится в резиденции Даниловского монастыря. И сейчас храм находится, как скажем, в третей, наверное, стадии перестройки. Владыка Игнатий (Пологурдов) встретился с людьми, нашел людей, организовал встречу, люди приехали из Москвы, которые решили оказать помощь в ремонте нашего собора. И сейчас как раз вот храм находится в этой стадии. То есть мы сейчас служим немножко в другом месте, организовали комнату, как скажем, домовую церковь недалеко от Благовещенского собора и служим там. А строительство пока вот из-за карантина было приостановлено. Но сейчас вот ждем, когда все это, документы, документально оформится и строительство продолжится. Так что будем надеяться, что через год-полтора мы будем служить уже в обновленном храме.

Л. Горская

– Я вас немножко попрошу описать храм. Я понимаю, что он сейчас на реставрации там, на ремонте и закрыт. Но тем не менее для тех наших слушателей, кто не имеет представления о том, как он выглядит и, как мы все, не имеет возможности в ближайшее время посмотреть собственными глазами, чтобы хотя бы знать, какой он, храм в Буэнос-Айресе.

Протоиерей Сергий

– Изначально это был жилой дом, когда приобретали помещение для храма. Дома здесь, в отличие от, например, российских традиций, расположены близко друг к другу. Также дом был, само по себе строение вытянуто внутрь, сзади находился такой небольшой садик или дворик. Потом, когда храм в 1968 году построили, храм приобрел уже более похожий на храм вид – то есть появились купола: вверху купол, сбоку два маленьких купола. Храм имеет такой продолговатый вид, как в нашей традиции храмы строят либо в форме креста, либо в форме корабля, и вот как раз Благовещенский собор, он напоминает форму корабля, то есть такой он вытянутый, и в конце, в алтарной части там тоже небольшой купол. Когда построили здание епархиального управления, в этот период, даже, может быть, раньше стали возводиться соседние дома. Изначально храм возвышался над домами, потому что соседние дома были невысокие, но сейчас высотки воздвигнуты, и храм немножко так теряется. То есть если не знать, что храм находится в том месте, то можно пройти по соседней улице и даже вот не заметить, что там храм есть. Поэтому, когда храм, если будет перестроен, как вот в планах он задуман, будет немножко так выделяться.

Л. Горская

– Я напоминаю нашим радиослушателям, что в эфире радио «Вера» программа «Светлый вечер». С вами Лиза Горская и протоиерей Сергий Юрин, который находится сейчас в Буэнос-Айресе, как, впрочем, и всегда он там находится, потому что он секретарь Аргентинской епархии. Отец Сергий, а расскажите, пожалуйста, немножко, если вы не возражаете, о себе: а давно ли вы в Буэнос-Айресе, как вы туда попали. Потому что я знаю, что вы, например, дважды несли послушание – служили в Антарктиде, на станции «Беллинсгаузен», дважды по году – мне кажется, там больше и нельзя, да, какие-то особые смены. Но вот расскажите, пожалуйста, о себе подробнее, это тоже очень интересно.

Протоиерей Сергий

– Про Антарктиду это секретная информация, откуда вам это известно? На самом деле поездка в Антарктиду и явилась причинной связью, то что я оказался в Аргентине. Дело в том, что когда мы возвращались домой из Аргентины, мы проехали через Буэнос-Айрес. Там я познакомился с владыкой Платоном (Удовенко), который на тот момент был правящим архиереем. И я услышал такую информацию, что владыка как бы в поиске священников, потому что на некоторых приходах священников не было на тот момент. И я как-то думаю: пока молодой, надо съездить, тем более есть такая возможность. Вот на тот момент я был клириком Троице-Сергиевой Лавры, владыка Феогност (Гузиков) меня рукоположил в диакона, затем в священника. И я у владыки спросил, говорю: владыка, если я, например, захочу обратиться, перейти в Аргентинскую епархию, можно ли мне это? Да, владыка благословил и сказал: конечно, если есть желание, если есть возможность, езжай. После этого я уже списался, связался с владыкой Платоном, и после этого началось оформление документов. Оформление документов проходило очень долго, очень долгая стадия такая прошла. В 2010 году Синодом я был назначен уже как клирик Аргентинской уже Американской епархии, но прибыл в Аргентину только в 2012 году. То есть вот такая вот была долгая процедура оформления документов. То есть визу нужно было оформить в стране и потом эти документы переслать в Россию, в Патриархию, потом получить какие-то визы в консульстве Аргентинском. Вот сейчас намного проще: то есть человек приезжает, на месте все это оформляется, и буквально за три месяца, полгода человек может получить уже все документы необходимые. И тем не менее вот мы где-то в марте 5 марта 2012 году прибыли с семьей в Буэнос-Айрес. Несмотря на то, что я был все равно как-то знаком с местной действительностью, с Буэнос-Айресом, но тем не менее – как говорят, не путай туризм с эмиграцией, да? – мы приехали когда, было очень тяжело первый период. Но с Божией помощью все это прошло, сейчас мы как бы уже так привыкли к действительности. Потому что очень сложно из одной культуры приехать в другую культуру, здесь, конечно, все по-другому. Несмотря на то, что народ добрый, народ очень отзывчивый, открытый, но вот условия вообще жизни, окружающая обстановка очень отличалась от нашей российской, и поэтому так привыкать было очень трудновато. Но тем не менее вот в этом году восемь лет исполнилось, как мы уже здесь служим, я служу, ну и матушка тоже, потому что она тоже здесь служит.

Л. Горская

– Она поет.

Протоиерей Сергий

– Матушка нет, она не поет. У нас здесь родился сын. Ну вот и пока вот так вот служим. Когда мы приехали, я служил в пригороде – храм Всех Святых в Земле Российской просиявших, в Лянусе, затем меня перевели вот уже в Благовещенский кафедральный обор. По сей день я служу, тружусь, в этом году меня назначили настоятелем Благовещенского собора. Вот у меня так много обязанностей – я настоятель, секретарь епархии, благочинный центрального округа, казначей епархии – в общем, много всего.

Л. Горская

– А вот мы так с вами говорим: секретарь епархии. А вот что это значит: секретарь епархии? Я думаю, что многим нашим слушателям будет интересно уточнить этот термин, именно применительно к церковной жизни, чем занимается секретарь епархии?

Протоиерей Сергий

– Секретарь епархии доводит распоряжения, информацию от правящего архиерея по приходам епархии, координирует действия приходов, собрания организовывает. Это переписка официальная владыки с Москвой и с другими епархиями, либо со светскими организациями. Ну такое все, как, наверное, и в светском обществе, в светской организации, то же самое, наверное.

Л. Горская

– Ну, соответственно, ваша деятельность в связи с карантином тоже изменилась.

Протоиерей Сергий

– Ну чуть поубавилось работы. Но тем не менее надеемся, что скоро границы снимутся, приедет на кафедру правящий архиерей, владыка Леонид, и жизнь епархиальная вступит в свое привычное, обычное русло.

Л. Горская

– Вы знаете, я в период карантина очень много программ провела с нашими друзьями, со священниками из других епархий, в том числе зарубежных. И все очень радостно зовут в гости. Притом, что приехать в гости, естественно, возможности сейчас нет никакой. Но в Аргентину и без карантина достаточно сложно попасть, она далеко. Сколько лететь из Москвы до Буэнос-Айреса?

Протоиерей Сергий

– Ну если взять в среднем, включая сюда время пересадки, там время полета – там два полета идет обычно: то есть из Москвы в какую-то европейскую страну, и после этого уже непосредственно в Латинскую Америку – то есть порядка это 20–25 часов, плюс-минус. То есть смотря какой рейс, смотря какая авиакомпания. Если получится найти такой более приемлемый вариант, то где-то от 20 до 25 часов перелета.

Л. Горская

– Но это сутки. И, соответственно, еще восемь часов разница во времени – то есть еще очень серьезная будет перестройка.

Протоиерей Сергий

– Да, если какое-то долгое время живешь либо в России, либо в Аргентине, например, когда в отпуск приезжаешь, после отпуска, по возвращении в епархию ну дня три точно отходишь от всего.

Л. Горская

– А вот вы сказали, что все по-другому, а что все? Другая психология у людей, другой менталитет, другое какое-то бюрократическое устройство или вообще все?

Протоиерей Сергий

– Люди в основном открытые все, доброжелательные. Потому что вообще Аргентина, именно Буэнос-Айрес – это место, где живут эмигранты. Это итальянцы, это немцы, это испанцы, это русские – много народов. Поэтому для них иностранец это как ну нормальное явление, поэтому здесь все доброжелательны, все открыты. Но менталитет, культура, она очень отличается от российского, очень сложно привыкать. Вот, например, если ты привык уже к российской действительности, ты сюда приезжаешь – все по-другому. В плане если взять бюрократическую сторону вопроса, то тут тоже парадоксальные вещи. Иногда какие-то дела, которые можно вот на раз-два решить, они могут занимать процесс там очень долгий, чтоб это все как бы получить результат. А есть кажущиеся вещи, которые, например, очень сложные там, не знаю, они вот так вот – раз – и все, и у тебя там на руках какой-то документ, который не требует никаких там обстукиваний кабинетов, ни беготни там с одного офиса в другой, а вот так, то есть все по-другому. И поэтому привыкать было, конечно, сложно. Но тем не менее, слава Богу, с Божией помощью все.

Л. Горская

– Ну я надеюсь, скоро все наладится, и к вам приедет ваш архиерей, владыка Леонид. А мы, наши слушатели получим возможность хотя бы теоретически побывать в Аргентине. Очень интересно было с вами пообщаться. Я думаю, что мы будем продолжать наше общение. А сейчас просто заканчивается время программы. Я напоминаю нашим радиослушателям, что в эфире был «Светлый вечер». Его для вас провела Лиза Горская. И с нами был протоиерей Сергий Юрин из Буэнос-Айреса, секретарь Аргентинской епархии. Всего доброго.

Протоиерей Сергий

– Всего доброго. До свидания. Спасибо за ваше время, за то что пригласили. И всем радиослушателям спасибо, что меня выслушали, что участвовали в нашей передаче. Спасибо.

Л. Горская

– Спасибо. Всего доброго.

Друзья! Поддержите выпуски новых программ Радио ВЕРА!
Вы можете стать попечителем радио, установив ежемесячный платеж. Будем вместе свидетельствовать миру о Христе, Его любви и милосердии!
Мы в соцсетях
******
Слушать на мобильном

Скачайте приложение для мобильного устройства и Радио ВЕРА будет всегда у вас под рукой, где бы вы ни были, дома или в дороге.

Слушайте подкасты в iTunes и Яндекс.Музыка

Другие программы
ВЕРА и ДЕЛО
ВЕРА и ДЕЛО
«Вера и дело» - это цикл бесед в рамках «Светлого вечера». В рамках этого цикла мы общаемся с предпринимателями, с людьми, имеющими отношение к бизнесу и благотворительности. Мы говорим о том, что принято называть социально-экономическими отношениями, но не с точки зрения денег, цифр и показателей, а с точки зрения самих отношений людей.
Беседы о Вере
Беседы о Вере
Митрополит Волоколамский Иларион – современный богослов, мыслитель и композитор. В программе «Беседы о вере» он рассказывает о ключевых понятиях христианства, рассуждает о добре и зле, о предназначении человека. Круг вопросов, обсуждаемых в программе, очень широк – от сотворения мира, до отношений с коллегами по работе.
Моё Поволжье
Моё Поволжье
Города и села, улицы и проспекты, жилые дома и храмы. «Мое Поволжье» - это увлекательный рассказ о тех местах, которые определяют облик Поволжья – прекрасной земли, получившей свое название по имени великой русской реки Волги.
Прогулки по Москве
Прогулки по Москве
Программа «Прогулки по Москве» реализуется при поддержке Комитета общественных связей города Москвы. Каждая программа – это новый маршрут, открывающий перед жителями столицы и ее гостями определенный уголок Москвы через рассказ о ее достопримечательностях и людях, событиях и традициях, связанных с выбранным для рассказа местом.

Также рекомендуем