«Помощь детям». Светлый вечер с Анастасией Приказчиковой - Радио ВЕРА
Москва - 100,9 FM

«Помощь детям». Светлый вечер с Анастасией Приказчиковой

* Поделиться
 Анастасия Приказчикова

Анастасия Приказчикова.
Фото: facebook.com (деятельность организации запрещена в Российской Федерации)

У нас в гостях была директор фонда «Подарок ангелу» Анастасия Приказчикова.

Этот разговор состоялся в рамках бесед «Вера и дело». Мы говорили о проектах фонда «Подарок ангелу», направленных на помощи детям с ДЦП, и о том как удается менять их жизни детей и их близких к лучшему

Ведущая: Елизавета Волчегорская


Л. Горская 

— Здравствуйте, дорогие слушатели! В эфире радио «Вера», программа «Светлый вечер». Здесь с Вами в студии Лиза Горская. И сегодня у нас в гостях Анастасия Приказчикова – генеральный директор и соучредитель Фонда «Подарок ангелу». И вот у нас уже, можно сказать, предновогодние дни.  

А. Приказчикова 

— Добрый вечер! С Наступающим всех! 

Л. Горская 

— Будем говорить о Фонде, будем говорить о подарках ангелу. И я предлагаю начать с социальной акции «Спасибо!», которая сейчас идет в нашем городе. И, я думаю, многие уже видели билборды этой акции. Но давайте подробно про нее поговорим – что это? 

А. Приказчикова 

— Да. Ну, давайте тогда я немножечко к истокам сначала. 

Л. Горская 

— Давайте.  

А. Приказчикова 

— Фонд «Подарок ангелу» помогает детям с церебральным параличом. Это наша аудитория, собственно, с которой мы работаем, и работаем мы по-разному. У нас есть четыре благотворительных программы, одна из которых это реабилитация на базе собственных центров. И так получилось, что у нас уже за пятилетний опыт работы выстроена схема работы, и очень часто мы получаем письма от наших подопечных с благодарностями. Иногда в этих благодарностях содержатся отчеты, мы обмениваемся договорами об оказанной помощи. Но очень часто бывает такое, что родители детей с ДЦП нас благодарят каким-то образом, высылают какие-то там сувениры, кукол, благодарности. И тут год назад, как раз почти ровно год назад к нам пришло письмо, где просто был лист А4, и на нем красным маркером очень коряво, прямо вот очень коряво было написано слово «Спасибо!» с восклицательным знаком.  

Л. Горская 

— Ну, понятно – разборчиво, да?  

А. Приказчикова 

— Да, разборчиво. Но коряво и как-то вот так... Ну, смотрим – а там подпись маленькая. Мама мальчика написала, что «у Сережи, которому мы помогли как раз с реабилитацией, ушел целый час для того, чтобы нарисовать для Вас это слово «Спасибо!». «Ну мы очень хотели всей семьей сказать «Спасибо!» Фонду за то, что Вы помогли, и поэтому, в общем, вот Вам наша благодарность – вот, пожалуйста, если она сможет украсить Ваш офис, будет здорово, мы будем счастливы, спасибо Вам огромное!». И мы как-то очень просто всей командой Фонда расчувствовались, несмотря на то, что мы каждый день сталкиваемся с подобными вещами. Но почему-то это каким-то образом у нас в глубине осело очень так крепко. И мы на тот момент и сейчас по-прежнему работали с Александром Семиным – это один из креаторов таких достаточно известных, которые работают над социальными кампаниями. И Фонду «Верю!» он тоже разрабатывал социальную кампанию и так далее. И он увидел это у нас в офисе и сказал: «Это абсолютный посыл к тому, чтобы рассказать о том, кто эти дети». Потому что, к сожалению, у нас в обществе не все знают о проблемах маломобильных детей. Сейчас вот отложим ДЦП, просто возьмем категорию маломобильных детей. Потому что даже если в Москве более-менее сейчас уже благодаря благотворительным фондам, общественным организациям проблема инвалидов все-таки каким-то образом на поверхности, ну, пытаются, по крайней мере... 

Л. Горская 

— Ну, более-менее. 

А. Приказчикова 

— ...да, то в регионах, например, об этом не знает никто. Потому что эти дети вынуждены сидеть дома. Не везде есть доступная среда, про которую так любят говорить, и так далее. И мы решили просто сначала, в первую очередь, рассказать людям о том, как на простом пересчете времени... Ну, вот что такое 60 минут? Вот, собственно, в слоган этой кампании: чтобы написать слово «Спасибо!», у особенного ребенка, ребенка с ДЦП уходит 60 минут из-за поврежденной моторики рук. А для нас 60 минут – это провести совещание, это ответить на письма, это заключить новый контракт.  

Л. Горская 

— Приготовить обед из трех блюд.  

А. Приказчикова 

— Приготовить обед, да? То есть это пересчет времени. И мы подумали, что это очень здорово ляжет ну вот собственно в концепцию этой кампании для того, чтобы донести, как расходуется время по-разному у нас, обычных людей, и у маломобильных детей. И, соответственно, мы дополнили эту кампанию о том, что помочь такому ребенку можно на сайте http://podarokangelu.com, и запустили эту кампанию вот прямо с этим самым «Спасибо!», написанным красным маркером, в мир.  

Л. Горская 

— Действительно, тому, кто не сталкивался, очень сложно представить, как слово «спасибо» можно целый час писать. Что это еще в пересчете на время людей без таких особенностей? Ну, час просто... Я поясню: у меня, как у работника прямого эфира, искажено представление о времени. То есть мне кажется, что минута – это бесконечно много, и за минуту столько можно успеть... А вот как для обычного человека, который, может быть, даже минуты не замечает, - час – это ого-го сколько! В чем состоит Ваша акция «Спасибо!», кампания?  

А. Приказчикова 

— Она состоит в том, чтобы привлечь внимание общественности, рассказать о том, что есть вот такие дети с ДЦП, маломобильные дети, которые совершенно по-другому расходуют время.  

Л. Горская 

— Просто рассказать, или, может быть, чтобы помогли? 

А. Приказчикова 

— Помочь также, потому что, еще раз, в кампании значится: «Чтобы написать слово «Спасибо!», у ребенка с ДЦП уходит около 60 минут. А помочь такому ребенку можно за одну минуту на сайте http://podarokangelu.com«. Помочь такому ребенку...  

Л. Горская 

— Как помочь на сайте можно? 

А. Приказчикова 

— У нас сайт сделан как краудфайндинговая платформа. То есть любой благотворитель, который приходит к нам на сайт, может выбрать своего «ангела» - ну, если мы возвращаемся к названию фонда, и помочь ему буквально в одно касание, клик мышки. Поэтому там все сделано удобно, и могу сказать, что за счет привлечения аудитории это не только билборды – это телевидение, радио, печатные СМИ, онлайн-СМИ. Мы в этом году превысили объем оказанной помощи на 60% по отношению к прошлому году. То есть донеслось. 

Л. Горская 

— А что это – реабилитация, это праздники какие-то?  

А. Приказчикова 

— Это реабилитация плюс три остальные программы Фонда. У нас четыре программы Фонда: это реабилитация, ежемесячная помощь тяжелобольным детям, гуманитарная помощь - средства личной гигиены, медикаменты, специальные ткани, это помощь семьям, помощь одиноким мамам, которые остались одни после рождения ребенка-инвалида, это такая программная помощь, которая нацелена на то, чтобы, в основном, для региональных детей, покупать кровати. Потому что у нас многие дети спят на полу, и, например, нет ремонта в квартирах, и нет холодильников, газовых плит нет где-то. Потому что мы работаем со всеми регионами России, и Вы даже не представляете, что происходит в самых таких закоулках, скажем так, нашей необъятной Родины. Мы стараемся помогать по вот этим трем программам – реабилитация, помощь семьям и ежемесячная помощь, и, плюс, у нас есть еще одна программа, которую очень любят наши благотворители, она называется «Главное – мечтать», по исполнению заветных желаний особенных детей. Это когда дети пишут нам письма, что «хочу вот этот трактор», условно, «потому что у мамы нету средств, чтобы она мне его смогла подарить, а он какой-то на пульте управления и так далее», и мы в качестве исключения (потому что все-таки наша работа больше сейчас нацелена на реабилитацию), но оставили эту программу, потому что ее очень любят люди, которые помогают Фонду, и «Волшебником может стать каждый!» - гласит слоган собственно Фонда. Поэтому мы оставили и являемся такими круглогодичными Дедами Морозами для детей и их родителей, которые пишут в Фонд заявки.  

Л. Горская 

— А почему такая тяжелая ситуация у многих? Вот Вы говорили, приходится на полу спать, нет газовой плиты. Потому что у родителей таких особенных детей все ресурсы уходят на этих детей и нет возможности зарабатывать, или?.. Или что? 

А. Приказчикова 

— Ну, по статистике Фонда, у нас, к сожалению, все очень неоптимистично, потому что у нас 60% женщин, которые рожают ребенка с ДЦП, остаются одни. То есть отцы уходят из семей. После этого, какая бы активная ни была мама в прошлом, она остается прикована к своему ребенку. И если эта форма еще слабая или средняя, это одно. Бывают совсем тяжелые формы, когда ребенок полностью лежачий, то есть у тебя жизнь полностью и кардинально меняется. У нас есть государственные пособия, на которые невозможно жить – ну, если мы можем об этом говорить откровенно в эфире. У нас нет доступной среды в регионах, потому что у нас есть родители, которые живут в хрущевках на пятом этаже без лифта с ребенком-инвалидом-колясочником. Нету пандусов, например, и ребенок, например, тяжелый, уже взрослый, его нужно спускать, куда-то ходить с ним в магазин и так далее... А что-то делается в стране и развивается помощь патронажная и так далее, но всего этого недостаточно на данный момент для того, чтобы все эти нужды покрыть, условно. Поэтому, к сожалению, ситуация на данный момент, опять же, исходя из того, как мы общаемся с каждой семьей – адресно, контактно, то есть каждый день и так далее, знаем об их потребностях, нуждах и о том, как живут эти люди, вот по нашему мониторингу это вот таким образом обстоит.  

Л. Горская 

— А им жизнь улучшить достаточно просто, как я понимаю, да? То есть это какие-то... Ну, насколько это возможно... То есть это какие-то материальные аспекты в плане бытового комфорта плюс реабилитация? Что дает реабилитация, что может дать реабилитация, если правильно ее проводить, проводить регулярно, так, как этого требуют показания? 

А. Приказчикова 

— Очень по-разному, зависит от индивидуального случая. Потому что у нас, например, есть дети с некупированными эпилептическими приступами. Это когда приступы происходят постоянно. Мы не можем, к сожалению, брать таких детей на реабилитацию, потому что физическая реабилитация усиливает возможность проявления, собственно, этих приступов. Могу сказать только то, что есть дети, которые приходят, и в наших центрах, и не только в наших, и в центрах, с которыми мы сотрудничаем, и 3-5 раз нужно проходить реабилитацию в году для того, чтобы хотя бы закрепить результат - например, чтобы уменьшилась спастика в руках или чтобы ребенок в четыре года начал держать голову. То есть какие-то вот такие элементарные вещи. После чего, к сожалению... При этом диагнозе очень распространена такая история, как откат назад. То есть, грубо говоря, ребенку поставили в определенную позицию группы мышц, начал он держать голову, прошло два месяца – навыки утеряны. Такое, к сожалению, постоянно тоже бывает. Поэтому мы просто взяли на себя такую – ну, громкое слово, конечно, – миссию, но в наших реабилитационных центрах мы на патронаже ведем семьи. То есть вот мы понимаем, что у нас есть 50 детей, условно, вот лучше они будут проходить три раза в год реабилитацию у нас на постоянной основе, чем мы будем единоразово оплачивать разных детей. Потому что мы просто понимаем, что мы таким образом хотя бы можем следить за результатами. Что еще мы делаем для того, чтобы облегчить жизнь родителей? Мы сделали проект – собственно, в этом году явились призером Президентских грантов непосредственно на этот проект, - проект, который называется «Школа особенного родителя». Это лекторий для родителей, у которых дети с ДЦП, для того, чтобы они понимали... Ну, словом, это наша аудитория – в основном, чтобы... И сделано это для того, чтобы они понимали, что делать со своим ребенком, когда у Вас вот эти двухмесячные перерывы, как не потерять результат. Проект этот был создан тоже по запросу, потому что у нас очень часто родители обращались к нам именно с просьбой: «А расскажите, что делать?». Времени, к сожалению, у специалистов-реабилитологов на это немного, поэтому мы решили сделать под это специальный проект. И он с февраля стартует - надеюсь, что он будет продуктивным, эффективным и таким... по-настоящему кому-то поможет.  

Л. Горская 

— Анастасия Приказчикова, генеральный директор и соучредитель Фонда «Подарок ангелу» в студии радио «Вера». Мы говорим о Фонде. Пять лет, около 50 детей...  

А. Приказчикова 

— ...в месяц. 

Л. Горская 

— В месяц, да. А сколько у Вас всего подопечных детей? 

А. Приказчикова 

— За пять лет у нас прошло больше 5 тысяч человек. В году вот сейчас будет около 1 тысячи 300.  

Л. Горская 

— И Вы сказали, в этом году на 60% больше? 

А. Приказчикова 

— Да.  

Л. Горская 

— Странно людей в процентах считать, но сколько было в прошлом?.. 

А. Приказчикова 

— Нет, на 60% больше оказанной помощи. То есть мы на 60% смогли привлечь больше средств для того, чтобы распределить эти средства на помощь подопечным. То есть мы понимаем, что программы разные, ценовые категории у всех программ разные. То есть если реабилитация стоит 200 тысяч, то какая-то программа у нас может обходиться в 10 тысяч рублей. Поэтому мы считаем просто в объемах. Ну, это такая уже профессиональная история, скажем так, для НКО. 

Л. Горская 

— А откуда берутся эти детки? Они сами к Вам обращаются, ну, точнее, их родители, или Ваши коллеги Вам предлагают, Вы их каким-то образом разыскиваете? Как вот они? 

А. Приказчикова 

— Нет, мы никого не разыскиваем. Ну, скажем так, учитывая то, что Фонд на слуху и, в принципе, любой родитель, у кого есть такая беда, они знают о существовании всех фондов, которые помогают детям с ДЦП, и наш фонд не является исключением, то есть они, как правило, пишут нам заявки сами. И, учитывая, опять же, то, что Фонд, в принципе, в медийном пространстве тоже слышно-видно, они понимают, что могут к нам обратиться. А изначально, если говорить про пять лет назад, мы работали с форумом «Дети-ангелы» и, собственно, помогали через форум.  

Л. Горская 

— Вот Вы говорите, что родители, у которых особые дети, ориентируются в фондах... Мне казалось... Мы, наоборот, здесь часто сталкиваемся с тем, что люди плохо ориентируются не то, что в фондах – в существующей системе здравоохранения, и, столкнувшись с... ну, бедой это называть не хочется, но с такими событиями в жизни, как рождение особенно ребенка или болезнь кого-то из близких, люди не знают, куда обратиться, не знают, с чего начать, боятся фондов, ассоциируя их с бюрократией зачастую или с волокитой, с большим количеством бумаг. 

А. Приказчикова 

— Ну, это, к сожалению, так, потому что мы должны и обязаны проверять каждого благополучателя прежде, чем оказать помощь.  

Л. Горская 

— Ну вот расскажите про это.  

А. Приказчикова 

— Мы верифицируем. То есть каждый раз, когда к нам приходит заявка, мы верифицируем все – от медицинских выписок, справок, эпикризов до состояния платежного семьи, насколько вообще семья платежеспособна. Потому что мы, разумеется, как Фонд обязаны и, скажем так, мы сделали внутренний регламент у себя, что мы в первую очередь помогаем не платежеспособным семьям, а матерям-одиночкам. И для того, чтобы выделить нашу аудиторию, разумеется, мы должны проверить все. Поэтому... И это не только мы. Разумеется, все фонды, которые работают на системной основе, обязаны проверять конечных благополучателей. Потому что в сфере благополучателей, если можно так сказать, тоже очень много мошенников. И очень часто бывает такое, что приходят недобросовестные люди... Ну, у нас не часто, но как бы, в принципе, история случаи знает, когда приходят недобросовестные люди, и фонды, скажем так, некоторые велись на эту историю, помогали, а оказывалось, что помощь, в общем-то, была не нужна. 

Л. Горская 

— Ну да, бывает, что собирают деньги на лечение ребенка, а ребенка самого не лечат, просто деньги собирают и собирают, собирают и собирают. 

А. Приказчикова 

— Да.  

Л. Горская 

— Но сейчас таких историй все меньше – в частности, благодаря развитию некоммерческих организаций, фондов и тому, что они занимаются верификацией информации.  

А. Приказчикова 

— Истории такие были всегда – прежде всего, потому, что... Может быть, просто сейчас эти истории и эти недобросовестные люди выходят напрямую на каких-то физических лиц, а не на фонды, потому что понимают, что фонды научились проверять, ну, по крайней мере, крупные системные фонды... Но не знаю, что способно искоренить мошенничество в сфере благотворительности, если честно. Вот прямо действительно не знаю, что способно сделать так, чтобы люди перестали обращаться за помощью, если она им не нужна, и таким образом просто привлекать деньги на свои личные нужды. Это всегда было. Это такой как бы человеческий фактор... 

Л. Горская 

— Это правда такая распространенная вещь? 

А. Приказчикова 

— Распространенная вещь в целом, не знаю, в России, можем так сказать. Потому что в Фонд, конечно, к нам уже обращаются реже такие случаи. Потому что мы все равно видим, когда... Мы же проверяем даже социальные сети, связываемся с каждым человеком. Но в целом – да, потому что очень часто бывает такое... Вот мы работаем с массой публичных людей – ну, то есть действительно с массой публичных людей. К ним очень часто обращаются мошенники – ну вот прямо пишут в социальных сетях: «Помогите! Туда-сюда. Нужно вот это, вот это». А начинаешь проверять – понимаешь, что мошенники. С фондами просто сложнее стало, действительно, Вы правы. Потому что либо начинают понимать, что там бюрократия, как Вы сказали, которая, на самом деле, является плюсом в этой ситуации, но да, такие случаи постоянно происходят. По крайней мере, я постоянно про них слышу именно вот от физических лиц, просто от частных лиц.  

Л. Горская 

— Акция «Спасибо!» - она сколько идет? И почувствовали ли Вы отклик? 

А. Приказчикова 

— Мы почувствовали колоссальный отклик, потому что мало того, что мы смогли помочь большему количеству людей, детей за это время, мы также столкнулись с тем, что нам начали звонить люди, писать люди и говорить: «Вы знаете...»... Ну, вот, например, одна из последних историю – нам позвонила женщина в Фонд и сказала: «Я видела Вашу социальную кампанию. Вы знаете, у меня ребенок с ДЦП, и я просто в шоке от того, насколько точно Вы рассказали в двух предложениях о проблеме таких детей». А она – крупнейший распространитель открыток. Ну, не будем называть компанию. И она захотела у себя тоже распространять, как вот как бы элемент социальной кампании, как один из элементов. Поэтому звонят родители, благодарят. И, более того, за счет социальных кампаний много людей, которым нужна помощь, о нас узнали. Звонят доноры и пишут доноры, частные компании, которые хотят помочь. В том числе, люди, которые столкнулись с личной историей. Поэтому не могу сказать, что это не работает. Это работает на... То есть при условии правильно посыла, правильной формулировки – не «Помогите, люди добрые!», как вот у нас очень любят, а мы просто вот рассказали в одном предложении про проблему, переведя ее в плоскость времени. Но, видимо, людям удобно воспринимать информацию на этой информационной волне, потому что, как мы уже с Вами говорили в начале разговора, у нас все зациклены на тайм-менеджменте, про время и так далее – что можно сделать за 60 минут, что можно сделать за 1 минуту... Совершенно разные вещи, а в пересчете на проблемы детей с инвалидностью это выглядит иначе.  

Л. Горская 

— Но, кстати, слово «Спасибо!» вот это, то самое, написанное за 60 минут ребенком с ДЦП, выглядит очень красиво и действительно, как удачный логотип, что ли, выглядит... 

А. Приказчикова 

— Слово «Спасибо!», да. Вы знаете, помимо того, что оно привлекает внимание именно к тому, чтобы люди обратили внимание на посыл, на мессидж, как сейчас любят все говорить, это же еще просто красивое слово – «Спасибо», и оно очень такое глубокое и важное. И мы этим словом хотели, на самом деле, сказать спасибо всем тем людям, которые обратили на это внимание, еще помимо всего, то это как дополнительная такая плоскость, в которой мы хотели поговорить с людьми. И сказать спасибо тем, кто с нами уже. Потому что, на самом деле, на четвертый год Фонда у нас уже был сформировавшийся пул наших благотворителей, которые помогали детям, которые следили за нашими новостями, участвовали в мероприятиях и так далее. Поэтому «спасибо» - оно здесь трактуется по-разному, и все эти разные вещи – они все позитивные.  

Л. Горская 

— Ну так интересно – получается, что вот этот мальчик с ДЦП... Как его зовут? 

А. Приказчикова 

— Сережа. 

Л. Горская 

— ...Сережа, который хотел Вас отблагодарить и написал это «спасибо» с таким трудом, он, в итоге, не только Вас отблагодарил, а сам помог Вам и другим людям... 

А. Приказчикова 

— Он помог не только нам, он помог тем детям, которые сейчас реабилитируются, и тем детям, которые прошли, получили помощь по другим программам. Поэтому он вообще помог всем, практически, детям за последний год, если честно, в нашем Фонде, потому что мы не ожидали, конечно, такого отклика от людей. И мы рады, что в этой плоскости – ну, в общем, в принципе, в плоскости ДЦП именно – эта кампания прозвучала. Потому что мы знаем, как много делает фонд «Вера» для того, чтобы рассказать людям о том, что такое хосписы и что такое паллиативная помощь, мы знаем, как много делает фонд «Подари жизнь» для того, чтобы рассказать, что такое онкобольные дети и так далее. Но вот почему-то в плоскости маломобильных детей, ну, в целом детей с ДЦП, с поражением ЦНС мало информации. И я лично и, я уверена, вся команда Фонда будет счастлива, если по завершении кампании «Спасибо!» действительно где-то в аудитории нашей большой страны это останется.  

Л. Горская 

— Я напоминаю нашим радиослушателям, что в эфире радио «Вера» программа «Светлый вечер», здесь у нас в студии Анастасия Приказчикова, генеральный директор Фонда «Подарок ангелу». Программу для Вас ведет Лиза Горская. Оставайтесь с нами, вернемся через минуту.  

Напоминаю нашим радиослушателям, что в эфире радио «Вера» программа «Светлый вечер». У нас в гостях Анастасия Приказчикова, генеральный директор фонда «Подарок ангелу». Мы говорим о Фонде, которому, как мы сейчас выяснили, в последний год очень сильно помогает социальная кампания, акция «Спасибо!», которая родилась, насколько я поняла, спонтанно.  

А. Приказчикова 

— Абсолютно, да, в одно утро просто, практически.  

Л. Горская 

— А у Вас были еще примеры, может быть, не такие масштабные случаи, когда отзыв, вот этот, как сейчас модно говорить, фидбэк, отклик от Ваших подопечных как-то Вас вдохновлял или помогал Вам? 

А. Приказчикова 

— Конечно! Например, где-то полтора года назад к нам пришла посылка тоже от мамы ребенка, которому мы смогли помочь, и там были такие вручную сделанные куколки в виде нашего логотипа – ангела. И они были настолько вот искусно сделанные, с такой любовью, каждое прямо личико было прорисовано кисточкой, то есть вот очень красиво, действительно красиво. И мы сделали из этих ангелочков такой постоянный наш сувенир, который, в общем, мы, скажем так, взяли за идею, растиражировали и теперь дарим нашим благотворителям, нашим донорам. Поэтому наши мамы – они, на самом деле, абсолютно уникальные с точки зрения фидбэка, опять же. Потому что, ну, не знаю, мы очень редко сталкиваемся с какой-то неблагодарностью или с таким вот как бы, знаете, как это называется... потребительским отношением. Потому что есть у нас в сфере такой термин, как «профессиональный инвалид» - как бы человек, который считает, что ему все должны. Но постольку, поскольку у нас вот, видимо – ну, мне так кажется, я, опять же, очень хочу верить как генеральный директор в то, что у нас это так хорошо выстроено, - у нас хорошо выстроено общение с каждым родителем. Оно личное. То есть менеджеры по работе с семьями общаются с ними лично, так, как будто Вы, вот представьте, звоните своему личному менеджеру где-то там, не знаю, в банке или еще где-то. Поэтому... Я думаю, что дело в этом. Потому что у нас всегда открыт прием заявок, мы никогда его не закрывали вообще за пять лет. Просто если кто-то сталкивался с фондами, то, наверняка, знает, что иногда фонды закрывают приемы. Мы никогда не закрывали, и, в принципе, на любой вопрос мы всегда даем ответ. Более того, даже определенные люди закреплены за каждой семьей. То есть это удобно. И, таким образом, мы контролируем, опять же, что происходит с людьми, которых мы взяли под опеку.  

Л. Горская 

— А сколько у Вас штат? 

А. Приказчикова 

— Штат у нас достаточно большой, но у нас очень большой аутсорс. У нас порядка 25 человек, из которых 18 – это аутсорс, это аутсорсинговые сотрудники. Ну, это такая американская модель.  

Л. Горская 

— В смысле аутсорса, да?  

А. Приказчикова 

— Ну, скажем так, да, чтобы люди работали на аутсорсе, на системной основе – это американская модель больше. 

Л. Горская 

— Это люди со специальным образованием или кто это? Кто эти люди?  

А. Приказчикова 

— У нас очень много – вот кстати, на удивление – в фонде банковских сотрудников, которые пришли после банка в благотворительность. Вот я не знаю, с чем это связано. Вот так.  

Л. Горская 

— Они сами не делились, с чем это связано?  

А. Приказчикова 

— Да нет, ну, делятся, конечно, и на собеседовании, и после. То есть у нас люди, которые способны к сопереживанию, потому что тут же мало делать все правильно и хорошо... Но, кстати, банковские сотрудники – это достаточно кропотливые, аккуратные люди, поэтому... 

Л. Горская 

— Трудолюбивые. 

А. Приказчикова 

— Да, трудолюбивые. Ну, то есть они понимают ход вещей, да? Как вообще что работает, с точки зрения той же бюрократии, про которую мы с Вами сегодня уже успели поговорить. Но нужно понимать, для чего ты это делаешь. То есть, естественно, наша организация оплачивает расходы на тех же сотрудников на аутсорсе и так далее. Но нужно, чтобы человек был мотивирован не этим, а нужно, чтобы человек все-таки понимал, для чего он это делает, что является его сверхзадачей, скажем так, в его работе.  

Л. Горская 

— Я так понимаю, что... Знаете, чем Вы меня удивили? Вы сказали, что основная задача Фонда, в частности, акции «Спасибо!» - это информирование, информация о проблеме ДЦП. Основная задача – это помощь...  

А. Приказчикова 

— Одна из основных... 

Л. Горская 

— Да, да. Ну, я понимаю, что основная задача – это помощь вот этим детям, их родителям, но информация – как бы вот информация. А мне казалось всегда, что уж про что – про что, а про ДЦП люди знают. Потому что это диагноз еще в советское время был известен, и он ставился. И - казалось бы...  

А. Приказчикова 

— Да, знают, конечно. Но Вы же не думаете об этом каждый день. Вам не попадается информация об этом каждый день. Тут же дело не в том, что мы... Мы, естественно, носим в себе огромный объем информации по любым темам, поводам и так далее, и тому подобное. Но мы же не часто там останавливаемся где-то, оборачиваемся вокруг и думаем: «Ой, а вот у нас здесь онкобольные, а здесь у нас хосписы, а здесь у нас ДЦП» и так далее – просто потому, что у нас совершенно по-другому расходуется наше время на свои какие-то личные задачи, проблемы и так далее. Мы не говорим, что об этом никто не знал. Мы говорим о том, что мы решили напомнить об этом и сделать это на правильной информационной волне для того, чтобы у человека, который стоит в пробках и увидел билборд, ну, может быть, что-то задумалось бы в голове. Или человек, который увидел рекламу по телевизору... Чтобы просто осталось что-то после того, что он увидел, посмотрел, подумал об этом мессидже и так далее. Мы не ставили задачу рассказать, что такое ДЦП, потому что иначе бы мессидж был бы другой. Мы ставили задачу напомнить о том, что важно помогать. И что – да, есть такие дети. И что вот, представьте себе, Вы же не думаете, что у ребенка с церебральным параличом, поврежденной моторикой рук 60 минут на это выходит. Да, Вы знаете, что такое ДЦП, а Вы представьте вот, если так. Мы ставили задачу напомнить и ставили задачу рассказать просто в очередной раз. Потому что мы не знаем, сколько еще просуществует кампания «Спасибо!». Мы надеемся, что долго. Но очень многие люди у нас в админпанели, когда мы получаем сообщения: «Откуда Вы о нас узнали?», когда уже проходит какой-либо платеж, потому что мы адресно работаем с каждым благотворителем, и, получая платеж, по желанию, человек может оставить почту и по желанию может написать, откуда узнали. И вот там, где графа «откуда узнали?», к нам поступали совершенно разные сообщения из цикла: «Вы знаете, моя сестра больна ДЦП, и я, когда это увидел, сразу захотел помочь, потому что это попадание». Или: «Меня зацепила реклама, зацепило сообщение». «Спасибо, что напомнили», - было такое. Ну, как бы разные какие-то люди пишут совершенно разные свои какие-то переживания. Есть некоторые люди, которые просто пишут: «Узнал из радио», а есть люди, которые вот почему-то решили написать сообщение. На самом деле, очень любопытно это выглядит со стороны, ну вот когда смотришь, потому что не все звонят, понятно, многим удобен онлайн, и такой фидбэк, такой отклик – он достаточно интересен. Значит, все не зря, как мы обычно говорим.  

Л. Горская 

— А кто эти люди? Они совсем-совсем разные или?.. 

А. Приказчикова 

— Совсем разные. Абсолютно.  

Л. Горская 

— И возраст, и род деятельности? 

А. Приказчикова 

— Не, ну, у нас есть наша целевая аудитория благотворителей – это 25-44, ну, это если говорить уже про просто такую историю, скажем так, когда мы понимаем, на кого мы нацеливаемся. Но реально эта реклама сейчас идет – перед социальной кампанией, - например, - в кинотеатрах перед фильмами. И у нас были и подростки, которые помогали. То есть... 

Л. Горская 

— Подростки сейчас какие-то пошли вообще социально ответственные.  

А. Приказчикова 

— Кстати, да. Вот я тоже обратила внимание, и это очень приятно. Потому что я смотрю... Я не знаю, 20 лет – это подросток или уже нет... 

Л. Горская 

— Ну, так уже... (Смеется.)  

А. Приказчикова 

— Но могу сказать, что люди, которые сейчас в 20 лет, они, конечно, прямо гораздо сильнее, интеллектуальнее, ответственнее, чем мое поколение.  

Л. Горская 

— Ну, они самостоятельные, они анализируют информацию. У них действительно есть потребность помогать, что-то делать хорошее.  

А. Приказчикова 

— Это правда. Это очень здорово. Вот как-то так получилось.  

Л. Горская 

— Давайте поговорим еще про другие программы. Вы сказали, что у Вас стартует образовательная программа для родителей.  

А. Приказчикова 

— Да.  

Л. Горская 

— В какой форме она будет проходить? Как на нее записаться тем, у кого есть потребность, как долго будет это обучение? 
А. Приказчикова 

— Это лекторий, начинается с февраля. Проходить будет четыре раза в неделю непосредственно в самом лектории. И вести это будут наши реабилитологи. Это будет и теория, и практика и ответы на вопросы. То есть индивидуальная работа с каждым родителем. Поэтому записаться можно уже, направив письмо на почту. Откроем прием заявок мы в январе.  

Л. Горская 

— А почта – на сайте http://podarokangelu.com

А. Приказчикова 

— Да, все верно. 

Л. Горская 

— Там есть какие-то ограничения по количеству слушателей? 

А. Приказчикова 

— Нет. Да, по количеству слушателей, конечно, есть. Мы берем сейчас 50 человек, у нас лимит поставлен. Но пока у нас еще есть окошечки, поэтому можно писать, и мы постараемся ввести, обязательно, в программу, в проект.  

Л. Горская 

— Вечером, да? Четыре раза в неделю вечером?  

А. Приказчикова 

— По-разному – там плавающий график. Это нужно будет, опять же... Скоро мы на сайт вывесим расписание, и поэтому можно будет осведомляться там.  

Л. Горская 

— Соответственно, сайт – еще раз скажу - http://podarokangelu.com.  

А. Приказчикова 

— Да, все верно.  

Л. Горская 

— И давайте, я думаю, что в преддверии Нового года нужно особенно подробно поговорить о программе «Главное – мечтать».  

А. Приказчикова 

— Хорошо. У нас, кстати, как я уже сказала, очень любят в Новый год эту программу, несмотря на то, что она круглый год у нас идет. То есть это не новогодняя программа.  

Л. Горская 

— Но, как Вы сказали, главное – напомнить. Вот Новый год – он напоминает всем о том, что нужно дарить подарки... 

А. Приказчикова 

— Да. Можно зайти на сайт http://podarokangelu.com и помочь, в принципе, любому ребенку по любой программе. Обязательно оставить свой е-mail или телефон. Мы не используем их для рассылки – мы направляем туда отчетную информацию после того, как помощь оказана. Там же, на сайте, помимо программ реабилитации, помощи семьям и ежемесячной помощи, есть программа «Главное – мечтать». Это заявки от детей, которые мы получаем в течение года, о каких-то их заветных желаниях. Заветные желания ну вот настолько разные бывают, что даже не знаю, что можно обозначить. То есть это от каких-то развивающих игрушек, потому что ну вот нет средств у семьи купить эти развивающие игрушки, до самокатов, планшетов... 

Л. Горская 

— А есть какие-то такие желания – познакомиться с каким-нибудь известным писателем, (нрзб.)? 

А. Приказчикова 

— Ну, это мы делаем, да. Это медийный проект. Мы... 

Л. Горская 

— А, тоже все есть? 

А. Приказчикова 

— Это все есть. Мы вот в этом году сделали – тоже, кстати, на сайте есть, в новостях – «Главное – мечтать». Мы в этом году делали мотивационные встречи, мы их так называем, с Александром Овечкиным, с Евгением Плющенко, с группой «Би-2», с гонщиком «Формулы-1» Романом Русиновым. То есть, в общем, мы  этим постоянно занимаемся. Просто другой вопрос, что мы делаем это сами, то есть благотворителем в этом проекте выступает непосредственно сама звезда. А этот проект, приоткрываю завесу тайны, переходит в следующем году на телевизионный формат, то есть прямо от фонда будет создана телепередача, которая будет делать все то же самое, потому что мы пять лет это делали сами, без возможности где-то про это рассказать с голубых экранов, но так получилось, что, в итоге, в общем, мы, не буду пока рассказывать, где именно, но я думаю, что все узнают.  

Л. Горская 

— Ну хорошо. Польза от телевидения – редкий случай! (Смеется.)  

А. Приказчикова 

— (Смеется.) 

Л. Горская 

— Какие еще вот яркие, самые интересные подарки Вам приходилось уже дарить или из тех, что детки в этом году хотят? 

А. Приказчикова 

— Недавно мы осуществили встречу... У нас была девочка, которая танцует под песню Алсу. У нее ДЦП, но она занимается гимнастикой, причем, участвует в соревнованиях со здоровыми детьми.  

Л. Горская 

— Сложно представить.  

А. Приказчикова 

— Ну, на самом деле, нет. У нас есть дети, которые вполне социализированы, то есть дети, у которых слабая форма ДЦП, например. Мы сделали, собственно, эту встречу. Она под живое исполнение Алсу исполнила свой танец. Ну вот скоро выйдет сам проект – тоже, кстати, на сайте. В этом же году при помощи тоже одного канала мы делаем встречу с певицей Зарой. У нас тоже была, собственно, заявка на то, чтобы спеть песню вместе с Зарой. Ну, то есть подобного рода вещи. У нас когда-то давно еще, когда мы начинали, были заявки очень такие по сердцу ножом, что называется... Не знаю, стоит ли рассказывать про это в Новый год, перед Новым годом... Но у нас, когда мы начинали вот именно с «Главное – мечтать», мы помогали всем детям, не важно – ДЦП, онкология и так далее, потому что это, по сути, программа, не касающаяся здоровья, а касающаяся такой жизненной мотивации, социализации и так далее. У нас был мальчик, который болел онкологией, никогда не видел салюта и больше всего мечтал посмотреть салют. И... 

Л. Горская 

— Почему не видел салюта? 

А. Приказчикова 

— Ну, не видел, потому что отдаленный уголок... 

Л. Горская 

— Не мог доехать, да?  

А. Приказчикова 

— Поселение, да. И благотворители для него сделали такую вот историю... Ну, мальчик ушел после этого. Поэтому вот такого рода тоже у нас бывает, и это очень тяжело. И мы занимаемся, в основном, не онкологией, а церебральным параличом, с которым, в общем-то, живут. Но когда периодически у нас происходят какие-то такие истории, конечно, тяжело, что говорить. Это такая сфера.  

Л. Горская 

— А в этом году чего хотят дети на Новый год? И, может быть, уже есть что-то конкретное, чем бы могли наши слушатели помочь? 

А. Приказчикова 

— Все очень просто, опять же. На сайте http://podarokangelu.com, или можно просто набрать в любом поисковике «Подарок ангелу», есть раздел, который называется «Подарки ангелу». Если Вы хотите именно помочь подарком, осуществить новогоднее желание и так далее... Вот сейчас... Вот я просто даже сейчас открываю сайт и смотрю: вот у нас есть Тимур Ефремов, которому 10 лет, и у него мечта – кресло-качалка для того, чтобы проводить в нем время, потому что мальчик не ходит. У нас есть мечта – костюм Бэтмена, вот кстати, для новогоднего маскарада. В общем-то, тоже можно помочь. Подвесное кресло – опять же, по причине того, что 12-летняя Карина тоже, к сожалению, не ходит, поэтому детям нужен какой-то уголок, какое-то место, где можно проводить время. И у нас есть, например, такая мечта или, скорее, нужда – мы очень часто помогаем вертикализаторам – это ТСРы, которые не вписаны в ИПР(?). Это я сейчас ругаюсь, наверное, никто не поймет, что это такое! (Смеется.)  

Л. Горская 

— Да-да. Птичий язык! (Смеется.)  

А. Приказчикова 

— Да-да-да. Ну, то есть это технические средства по помощи – ну, как инвалидные приспособления. То есть вертикализаторы, кресла специализированные. Поэтому вот у нас есть даже такие вещи, и такими вещами тоже можно помочь. Есть у нас, кстати, вот девочка сейчас на сайте – ей нужна газовая плита, потому что дома нет плиты, не установлена. Разные абсолютно мечты. Поэтому заходите на сайт, смотрите, и, может быть, действительно, Вы сможете стать настоящим Дедом Морозом, волшебником для ребенка с церебральным параличом. Оставляйте обязательно свою почту для того, чтобы Вам пришел отчет об оказанной помощи. Те дети с сайта, которых я сейчас перечислила, их достаточно у нас быстро покрывают на сайте, потому что мы постоянно меняем детей из-за того, что идет поток благотворителей. Если не эти мечты, то будут другие, в любом случае, поэтому посмотрите – пусть счастливых детей в Новый год будет больше.  

Л. Горская 

— Напоминаю нашим радиослушателям, что в эфире радио «Вера», программа «Светлый вечер». У нас в гостях Анастасия Приказчикова, генеральный директор фонда «Подарок ангелу». Я так понимаю, что дети, которым Вы помогаете с реабилитацией (их около 50 ежемесячно), и дети, которым Вы дарите подарки на Новый год, это не одни и те же дети, или, во всяком случае, людей, получающих подарки, больше?  

А. Приказчикова 

— Людей, получающих подарки, больше, потому что под Новый год мы берем заявки абсолютно от всех – и от нашей внутренней базы, и от тех людей, которые присылают заявки вот уже непосредственно в сентябре-октябре. А что касается в принципе работы Фонда, какова схема? Мы принимаем по каждой заявку от одного родителя или законного представителя, которая действует год. То есть мы год оказываем по ней помощь. После этого, как только год завершается, родитель может подать заявку по другой программе Фонда.  

Л. Горская 

— А сколько всего... Вот, например, сколько планируете детей поздравить на этот Новый год? 

А. Приказчикова 

— Мы уже начали поздравлять. Вот у нас сегодня ушли подарки как раз порядка, по-моему, 50 детям. Вообще, у нас под Новый год настроены разные акции с нашими партнерами. Это и магазины, и салоны красоты, и различные медийные наши партнеры и так далее, которые специально под Новый год ставят что-то типа «елок желаний». У нас, правда, это по-другому выглядит, и каждый человек, который именно вот клиент этой компании, сотрудник этой компании и так далее, может вытащить с елочки нашего подопечного и исполнить его мечту. Поэтому мы пока не знаем, сколько... Потому что, как правило, эта акция начинается где-то числа 15-го. Мы пока не знаем, но вообще, в целом, под Новый год у нас порядка 200-300. Это еще если включать елки, которые мы делаем... То есть, ну, порядка 200-300 благополучателей.  

Л. Горская 

— А география какая?  

А. Приказчикова 

— Регионы. И Москва.  

Л. Горская 

— Все регионы? 

А. Приказчикова 

— Все регионы вообще, абсолютно. Мы со всеми регионами вообще работаем, да. Даже иногда с Украиной работаем.  

Л. Горская 

— Ну, там тоже люди. Тяжело, наверное? 

А. Приказчикова 

— Тяжело – просто, там... Ну, это уже аспекты финансовые, скажем так.  

Л. Горская 

— Ну, понятно – бюрократические, финансово-бюрократические.  

А. Приказчикова 

— Да, да.  

Л. Горская 

— Но лекторий, наверное, будет в Москве? 

А. Приказчикова 

— Нет, лекторий – только Москва, и это только Москва и Московская область пока что, потому что мы этот проект только запускаем. И вот, как я уже говорила, взяли под этот проект Президентский грант. Но пока это только Москва. Вот сейчас посмотрим, как пройдет. Надеемся, что все будет хорошо, и запустим его на регионы тоже, потому что проект очень интересный и очень полезный. 

Л. Горская 

— А будет потом на сайте у Вас какая-то возможность дистанционно чему-то поучиться? 

А. Приказчикова 

— Конечно, да. Но там просто вся соль в том, что можно свои вопросы... Ну, это как, знаете, лекторий, практикум и параллельно еще и консультация. То есть родители могут получить ответы на свои вопросы. Мы сейчас делаем «горячую линию» на сайте на самом деле для родителей, которые могут задать вопрос. Другой вопрос, что у нас ресурс ограничен. То есть реабилитологи, которые работают с детьми, они же в любом случае должны приезжать в центр, должны делать свою работу и так далее, а вопросов может быть гораздо больше. Поэтому мы решили просто аккумулировать все вопросы так, чтобы родители могли задать их в одном месте в одно время для того, чтобы максимально быть эффективными. Но, в любом случае, ролики будут. Другой вопрос, что индивидуально поработать с реабилитологами не получится через ролики, нужен все равно интерактив. Поэтому посмотрим... Проект у нас с февраля по июль, а в июле, я так думаю, что уже даже ближе к июлю, может быть даже, весной уже будет понятно, куда мы дальше шагаем по России с этим проектом.  

Л. Горская 

— Какие вопросы у родителей чаще всего встречаются? Или даже знаете как... Вот мы как-то попытались представить, ну, насколько это возможно, хотя бы течение времени глазами ребенка с ДЦП – что для него час, что для нас час. Что для него час – это время, за которое ему если удастся слово «спасибо» зачастую написать, то хорошо. А родители таких детей – как идет время, как устроена жизнь у них? 

А. Приказчикова 

— Ну, это же очень индивидуально, потому что некоторые люди не справляются, а некоторые справляются. Это зависит от всего – от человеческих ресурсов конкретного человека, от эмоционального уровня, от того, насколько ребенок тяжелый, опять же. Потому что есть у нас родители, у которых у детей слабая либо средней тяжести, и, в принципе, они даже могут обучаться в общеобразовательных школах. Но есть совсем с тяжелыми детьми. То есть это очень по-разному, я не могу Вам дать точный ответ, каким образом родители переживают... Могу просто сказать, что, к сожалению, в регионах у нас чаще попадаются люди, у которых жизнь полностью, кардинально поменялась. Потому что, как я уже говорила, 60% остаются одни, мамы, пособия – это невозможно, и, соответственно, нужно как-то выживать. А мы стараемся помочь. Ну вот, опять же, через сайт тоже можно помочь, потому что на помощь семьям... У нас, в основном, там, на сайте стоят анкеты тех детей, которым нужна помощь в регионах и нужна помощь по этой программе. Поэтому нет однозначного ответа, как справляются. То есть у всех человеческие ресурсы разные. Все болеют, переживают по-разному, и единого ответа нет, наверное, на этот вопрос.  

Л. Горская 

— А вот среди вопросов, которые Вы начали собирать у них?.. 

А. Приказчикова 

— Это, в основном, техническая история. Это не психология, конечно.  

Л. Горская 

— Техническая, да? 

А. Приказчикова 

— Это не психология. То есть, скажем так: мы не занимаемся психологической помощью. Нам как бы важно, скорее, помочь людям с точки зрения обеспечения чем-то. Психологическая помощь развита в других фондах, и мы знаем психологов других фондов и даже периодически рекомендуем этих психологов, если уж понимаем, что там совсем тяжелый случай и так далее. Но мы, в основном, работаем по запросу, то есть по конечному результату. Вот у человека негде... дети спят на полу, близнецы, условно, и у обоих ДЦП - нужно эту ситуацию решить. Мы занимаемся сейчас вот этим. Поэтому вопросы, в основном, которые приходят именно под школу особенного родителя, заключаются в нюансах по реабилитации – что делать дома, чтобы не было отката назад, например, чтобы не потерялся результат, достигнутые упорным трудом на пройденных реабилитациях. Психологических вопросов «Как мне жить?» и «Что с этим делать?» мы не получаем. То есть, в основном у нас те родители, которые просто хотят с детьми дома самостоятельно заниматься для укрепления физического состояния.  

Л. Горская 

— А реабилитация, о которой мы говорим, ее где проходят? 

А. Приказчикова 

— Ее проходят на Большой Никитской, у нас там студия находится реабилитационная, как раз которая называется «Подарок ангелу», и совместно с нашим партнером – достаточно крупной компанией – мы не(?) сделали филиал, где у нас региональные дети проходят реабилитации. Это медицинский центр «Поляны» при Управлении делами Президента, мы там принимаем детей.  

Л. Горская 

— И у родителей есть возможность где-то жить? Или они дома живут? 

А. Приказчикова 

— Да, там вот, на Рублево-Успенском шоссе, там, где «Поляны», - да, там стационар. Где Москва, Большая Никитская – это, в основном, приездная реабилитация. Это такая слабая форма, средняя форма. То есть там дети у нас сами ходят и так далее. То есть мы работаем только над физической реабилитацией там.  

Л. Горская 

— А, соответственно, реабилитация проходит ежемесячно, да?  

А. Приказчикова 

— Да, да.  

Л. Горская 

— То есть каждый месяц меняются эти детки, 50 человек, частью из регионов, и вот в новогодние дни она тоже будет проходить, или будет какая-то?..  

А. Приказчикова 

— Нет, нет, в новогодние дни – нет. Если говорить про «Поляны», то там у нас заезд будет уже региональных детей 10 января, после праздников, и, соответственно, будут проходить каждый месяц. А если говорить про Москву, то да, то есть как бы там у нас вплоть до Нового года мы работаем, как и работали. То есть каждый месяц у нас меняются дети.  

Л. Горская 

— Вот эти четыре программы... 

А. Приказчикова 

— Ротируются, скажем так.  

Л. Горская 

— (Смеется.) Вот эти четыре программы, которые основные, которые у Вас на сайте, - «Главное – мечтать», о которой мы сегодня говорили, реабилитации, о которой мы тоже сегодня говорили, единовременная помощь семьям и ежемесячная помощь, о которых мы тоже сегодня частично говорили... Я так понимаю, что у Вас они не то, чтобы сильно выделены, да? То есть вот этот объем как бы Вашей помощи – он прикладывается туда, где нужнее?  

А. Приказчикова 

— Ну, я бы...  

Л. Горская 

— Они пересекаются, нет? 

А. Приказчикова 

— Нет, они никак не пересекаются. Это разные дети, родители которых подают заявки на разные программы. И, собственно, мы обслуживаем... Ну, объем сейчас больше всего – это реабилитация, разумеется, потому что мы, в основном, пытаемся это все-таки развивать, это как бы такая масштабная история, она без нас не живет. То есть мы должны ее развивать как можно активнее, потому что все остальные программы появились несколько раньше, и наши благотворители их уже знают, они для них понятны и так далее.  

Л. Горская 

— Что касается единовременной помощи, где в нуждах семей Вы перечисляли такие банально бытовые совершенно вещи, как кровать, плита... И, говоря о том, что Вы работаете во всех регионах, в моем каком-то, может быть, потребительском, эгоистичном представлении, в таких вопросах могут и местные власти помогать... 

А. Приказчикова 

— (Смеется.) Могут, наверное. Но не помогают. Нет, ну по-разному. Мы же смотрим... Нет, ну, конечно, у кого-то есть какие-то связи, завязки и так далее, И человек может прийти и попросить помощи. Ну, там же тоже достаточно бюрократии для того, чтобы получить эту помощь, в итоге. Так получается – я не знаю, ну, это мое личное наблюдение, честно говоря, не буду говорить за весь сектор благотворительный, но у меня есть ощущение, что у нас в некоторых аспектах, если говорить даже про такую помощь, конечно, фонды и общественные организации действуют быстрее, чем государство. Просто как бы вопрос целесообразности обращения к государству. То есть у нас очень много незакрытых вопросов и очень много вопросов вообще в целом к нашим властям – региональным и так далее. Поэтому, мне кажется, это такая риторическая тема, и... 

Л. Горская 

— Ну просто почему она возникла? Ну, в принципе, купить газовую плиту или кровать может кто угодно, а провести реабилитацию могут раз-два и обчелся... 

А. Приказчикова 

— Ну, а «кто угодно» - кто, если вот мама живет одна, и нет у нее возможности, нет друзей, например, которые могли бы оплатить? То есть это же тоже... Мне кажется, что не кто угодно. То есть, есть специализированные...  

Л. Горская 

— Соседи.  

А. Приказчикова 

— Ну, у Вас очень прекрасное представление о мире, я могу сказать! (Смеется.) Конечно, есть родители, которым помогают родственники, соседи и так далее. Есть у нас мамы, которые звонят от отчаянья в Фонд вечером и просто с нами разговаривают, с менеджерами по работе с семьями, потому что им больше не с кем поговорить. Ну вот такие люди есть. И мы понимаем, что есть люди, которые могут попросить о помощи соседа, а есть люди, которые не могут, в силу разных обстоятельств. Ну, мы теперь что можем с этим сделать? Это же такой человеческий фактор, и мы не можем на него никак повлиять, мы можем только проверить информацию: это действительно мама, которая нуждается в помощи здесь и сейчас, или это не так.  

Л. Горская 

— К сожалению, наша программа заканчивается. Я предлагаю тогда еще раз сказать нашим радиослушателям, как можно помочь таким семьям – семьям, как правило, неполным, как мы выяснили в течение программы, - где есть дети с ДЦП. Фонд «Подарок ангелу», сайт http://podarokangelu.com.  

А. Приказчикова 

— Да. Можно зайти на сайт http://podarokangelu.com либо можно в любом поисковике набрать «Подарок ангелу», и Вы сразу увидите наш благотворительный сайт. Заходите, скоро Новый год. Выбирайте себе ангела. «Волшебником может стать каждый» - это слоган нашего Фонда. И помогайте кому-то – может быть, действительно, случится новогоднее чудо. Обязательно оставляйте в графе, откуда Вы о нас узнали, Вашу почту, потому что, таким образом, нашим донорам, благотворителям приходит отчет, обратная связь от нас о помощи, оказанной тому или иному ребенку. И что хочется сказать – пусть в этот Новый год счастливых детей станет больше! И я уверена, что мы как раз совместно можем к этому прийти.  

Л. Горская 

— И их родителей тоже.  

А. Приказчикова 

— Да.  

Л. Горская 

— Спасибо большое! Я напоминаю, что в эфире радио «Вера» была программа «Светлый вечер». У нас в гостях Анастасия Приказчикова – генеральный директор и соучредитель Фонда «Подарок ангелу». Всего доброго! 

А. Приказчикова 

— Спасибо! 

Друзья! Поддержите выпуски новых программ Радио ВЕРА!
Вы можете стать попечителем радио, установив ежемесячный платеж. Будем вместе свидетельствовать миру о Христе, Его любви и милосердии!
Мы в соцсетях
****
Другие программы
Рифмы жизни
Рифмы жизни
Авторская программа Павла Крючкова позволяет почувствовать вкус жизни через вкус стихов современных русских поэтов, познакомиться с современной поэзией, убедиться в том, что поэзия не умерла, она созвучна современному человеку, живущему или стремящемуся жить глубокой, полноценной жизнью.
Материнский капитал
Материнский капитал
Дети - большие и подросшие – как с ними общаться, как их воспитывать и чему мы можем у них научиться? В программе «Материнский капитал» Софья Бакалеева и ее гости рассуждают о главном капитале любой мамы – о наших любимых детях.
Тайны Библии
Тайны Библии
Христиане называют Библию Священным Писанием, подчеркивая тем самым вечное духовное значение Книги книг. А ученые считают Библию историческим документом, свидетельством эпохи и гидом в прошлое… Об археологических находках, научных фактах и описанных в Библии событиях рассказывает программа «Тайны Библии».
Моя Вятка
Моя Вятка
Вятка – древняя земля. И сегодня, попадая на улицы города Кирова, неизбежно понимаешь, как мало мы знаем об этом крае! «Моя Вятка» - это рассказ о Вятской земле, виртуальное путешествие по городам и селам Кировской области.

Также рекомендуем