Москва - 100,9 FM

«От Пасхи до Пасхи». Светлый вечер с Сергеем Рудовым (18.04.2018)

* Поделиться

У нас в гостях были член Общественной палаты, президент фонда Максима Грека и руководитель проекта календаря «От Пасхи до Пасхи» Татьяна Киселева.

Разговор шел об особенностях православных календарей, о том, почему центральным праздником церковного года стала Пасха, а также о том, как Воскресение Христово встречают и отмечают на Афоне.


А. Пичугин

— «Светлый вечер» на Светлом радио, дорогие слушатели. Здравствуйте, меня зовут Алексей Пичугин, и сегодня здесь, в этой студии вместе со мной и вместе с Вами этот «Светлый вечер» проводит Сергей Рудов, наш давний друг, хорошо, думаю, всем Вам знакомый. Сергей Юрьевич — член Общественной палаты, предприниматель и президент Фонда Максима Грека. Здравствуйте, добрый вечер!

С. Рудов

— Здравствуйте.

А. Пичугин

— Татьяна Киселева, руководитель проекта календаря «От Пасхи до Пасхи». Здравствуйте.

Т. Киселева

— Здравствуйте.

А. Пичугин

— Собственно, вот о календаре «От Пасхи до Пасхи», я думаю, мы будем говорить в части нашей программы. Календарь лежит передо мной — жалко, я Вам показать его не могу — очень хорошо изданный, удобный, как принято говорить, настольный — его по-разному можно здесь поставить, развернуть. Календарь, который... Я когда готовился к программе, думал, что речь идет о календаре, который... Ну, знаете, вот издают такие календари — их можно найти в Интернете, — которые от Пасхи до Пасхи, то есть где-нибудь, там, от Пасхи 1995-го до Пасхи 2025 года. И каждый раз смотришь и знаешь, когда будет Пасха. Нет, здесь просто очень красочное издание, которое насыщено иллюстрациями, историями, библейскими историями из жизни святых, ну и, соответственно, естественно, просто календарь, в котором можно отслеживать дни и всякие события. Наверное, мы с Татьяны начнем. Татьяна, расскажите, что это за проект. Я так понимаю, что он уже не первый год. Только сейчас вот Вы до нас сумели добраться. Но что это за проект, почему и в чем его отличия, в первую очередь, от огромного количества православных календарей, которые издаются, продаются, распространяются?

Т. Киселева

— Календарь «От Пасхи до Пасхи» — это просветительский миссионерский проект. Он издается уже 11 лет группой энтузиастов, распространяется либо в дар, либо по себестоимости. Наши возможности по увеличению тиража ограничены, поэтому мы приглашаем всех неравнодушных к проекту принять в нем участие.

А. Пичугин

— Как все начиналось? Почему вообще пришла в голову идея издавать еще один православный церковный календарь?

Т. Киселева

— Да, руководство проекта решило просто поздравить свой коллектив с праздником Пасхи и сделало небольшой календарь, которым поздравили коллектив. Календарь очень полюбили и решили, что будут увеличивать тираж. Дарили календарь восемь лет. Потом значительно увеличились заявки, и решили увеличивать тираж максимально.

А. Пичугин

— А что за компания?

С. Рудов

— Ну, этот календарь изначально издавался все-таки Фондом Максима Грека. Ну, в Фонде Максима Грека не я один, на самом деле, есть раб Божий такой, очень хороший человек, афонит по имени Олег, который крайне стесняется всех таких вот выглядываний из своей скорлупы, поэтому здесь причина только в этом. Это его креативная идея, это на самом деле было его желание как-то выделить четче праздник Пасхи. Огромное количество таких усилий по разработке первых календарей. И, на самом деле, проект получился. То есть я вот напомню, что тираж этого календаря — 150 тысяч экземпляров. То есть, фактически, это такое миссионерство на сегодня. Календарь узнают, его спрашивают, и, конечно, и ко мне иногда уже звонят на мобильный люди, которых и не поймаешь, как бы в Пасху с единственным вопросом: «Календари привези». Но человек, который это все продумывал в нашем фонде, вот раб Божий Олег — прошу за него молитв... Ну, изначально, еще раз — это чисто вот его такой вклад в такое наше общее дело Пасхальной радости и православия.

А. Пичугин

— А Вы не боитесь, что Ваш календарь затеряется? Я вот уже говорил, что православных церковных календарей огромное, великое множество. Не просто в церковных магазинах их можно купить, но приходишь в любой книжный магазин, в любую канцелярскую лавку, и там будут представлены церковные календари, где все-все есть. А вот нет ощущения того, что Ваш может затеряться среди этого всего?

Т. Киселева

— Во-первых, благотворительный — частично он раздается даром. Во-вторых, он настольный.

А. Пичугин

— Очень важно.

Т. Киселева

— Да, очень комфортно им пользоваться.

А. Пичугин

— Ну да, я сейчас...

С. Рудов

— Леш, ну вот, на самом деле, удивительно, что радио «Вера», наш главный рупор православия, не видело этого календаря. Календарик по-настоящему удобный, и пока у него альтернативы нет.

А. Пичугин

— Видите, я думаю, что радио «Вера», может быть, этот календарь и видела, а вот Алексей Пичугин его держит в первый раз в руках. Но я про него слышал — опять же, от Вас.

С. Рудов

— Вопрос к Алексею Пичугину — почему он держит его первый раз в руках как бы ввот?

А. Пичугин

— Он, между прочим, настольный, и поэтому он не держит его в руках — он его поставил перед собой, и переворачивает странички.

С. Рудов

— (Смеется.)

Т. Киселева

— (Смеется.)

А. Пичугин

— А по какому принципу Вы подбираете материал для календаря? Потому что это же, я уже говорил, не просто даты перечислены — ну, там, «суббота, 12 мая — Поста нет», дальше перечисляются святые, которых Церковь вспоминает в этот день, и вот фотография святого — причем, святого, судя по этой фотографии, современного — Амфилохий Почаевский. Фотография 60-х годов. И так 365 дней — про святых, библейские события, красивые картинки. По какому принципу материал подбираете?

Т. Киселева

— Например, текущий календарь посвящен церковным преданиям. И каждая страница — каждый день прописывается цитатой из великих святых отцов, история православия. На этом основан календарь.

С. Рудов

— Алексей, на самом деле, работает группа. То есть все-таки мы не совсем детский сад, поэтому на самом деле есть люди, которые специально в эту сторону смотрят, дают какие-то свои замечания. И самое главное — что уже в финальных таких макетах календаря принимает участие Церковь — издательский отдел Русской Православной церкви, лично владыка — митрополит Климент дает команду как бы и очень внимательно смотрит на предмет возможных закравшихся неточностей этого календаря. Поэтому это такой продукт совместной деятельности предпринимателей, вот таких творческих людей как бы и нашей любимой Церкви. Поэтому вот это, ну, продукт, Алексей. Ну как ты мог не иметь его вообще? Даже не знаю тоже. Я расстроен. Я ж тебя так уважаю...

А. Пичугин

— А вот я не замечаю, что Вы расстроены. Вы тут сидите, улыбаетесь.

Т. Киселева

— Почаще встречайтесь! (Смеется.)

А. Пичугин

— Про Фонд Максима Грека мы, по-моему, не говорили еще в наших программах. Или это было без меня, может быть. Расскажите. Вы, я так понимаю, сравнительно недавно президент этого Фонда, или, по крайней мере, просто раньше мы Вас по-другому представляли, и поэтому про фонд практически не слышали.

С. Рудов

— Ну, я так напомню нашим любимым слушателям радио «Вера», что Фонд Максима Грека был партнером Фонда Андрея Первозванного в принесении Пояса Божьей Матери в Россию. То есть, практически, незадолго перед этим фонд и родился. То есть это был на самом деле фонд, который объединил таких вот афонитов, некоторое людей как бы таких искренних, хороших, которые со слезами на глазах молились в храме и не могли пройти мимо сирых, убогих и мимо каких-то проблем, и вот так получилось, что мы объединились, образовали фонд по благословению отца Ефрема Ватопедского, и первой нашей такой крупной акцией было — фактически, мы тогда просто не дерзнули на большее — это было принесение Пояса Божией Матери. Ну, когда вот мы соединились с Фондом Андрея Первозванного, но в этом принесении было очень много усилий, скажем так, членов Фонда Максима Грека. После этого как бы главной нашей задачей все-таки являлось и является поддержка Афона и монастыря Ватопед, она и продолжается. Поэтому вот такой краткий рассказ про Фонд Максима Грека. Но, может быть, удивителен он тем, что он объединяет людей как бы достаточно в личном плане скромных. И поэтому, может быть, аз, грешный, как бы тоже, с одной стороны, стараюсь быть скромным, но, с другой стороны, менее... все-таки, видимо, менее тех, которые мне делегировали эту позицию президента. Вот вся история.

А. Пичугин

— А какие еще проекты, кроме календаря, кроме Пояса Богородицы, за последнее время?.. Ну, уже Пояс Богородицы — это даже не последнее время. Это ж сколько... Это…

С. Рудов

— Это 2011-й год.

Т. Киселева

— Календарь полностью на мне. Я круглые сутки на нем днем.

А. Пичугин

— А неужели он столько?.. Вот я так понимаю, что издание календаря — это минимальное вообще, что...

Т. Киселева

— Это колоссальная, огромнейшая работа...

А. Пичугин

— Нет-нет, я имею в виду, что, помимо издания, это и распространение, и Вы должны понять, кому он нужен, и в первую очередь отправить, и кому Вы его подарите, с кем Вы дружите. Ну, расскажите про эту работу.

Т. Киселева

— Да, именно все... Ну, это действительно большой объем работы. Вы правильно перечислили — это и почтовые отправления по всей России, и за рубеж, и ежедневный приход людей...

А. Пичугин

— Сергей, может быть, Вы расскажете, как это все происходит?

С. Рудов

— Алексей, ну, главное, что календарь есть, и люди на самом деле могут его получить. Проект благотворительный. Вообще первые издания календарей — я напомню — это приличные издания, с большими инвестициями, и целью учредителей этого проекта было как раз добиться того, чтобы было широкое распространение, охват, и все-таки отсутствуют злоупотребления, чтобы не было каких-то таких обманов, чтобы люди, не получив радостно бесплатно, где-нибудь там на углу не продавали. То есть это вот такая миссия как бы вот за эти годы, там, 11 лет — потрачены огромные миллионы доллары в этот проект, и...

А. Пичугин

— Прямо миллионы долларов?

Т. Киселева

— Да.

С. Рудов

— Проект серьезный там, поэтому понятно, что он так растворяется, понятно, в отдельном, но все равно как бы очень... Я говорю, что просто вот я вчера был, позавчера на заседании попечительского совета Троице-Сергиевой лавры, где там федеральные министры, патриарх, Сергей Викторович Чемезов... И календарь там упоминался — не мною как бы — раза три или четыре. Как бы да, там, друг другу дарили, о нем говорили. То есть это вот, ну... Там был удивительный как бы... Прямо я вот, скажем так, приятно был очарован как бы тем, что проект уже стал такой неотъемлемой частью как бы, да, пасхального поздравления и всего прочего. Поэтому это серьезный проект, и научный проект. Потому что предыдущий проект новомучеников, например, готовился почти год. Как бы, да, сверялись, как бы, там, да, архивные документы, работала целая огромная группа, как бы, там, включая Свято-Тихоновских специалистов Свято-Тихоновского университета. То есть это прямо, ну, вот такое изыскание, научная работа. Как бы каждый календарь — это научная работа. Поэтому говорить, а сколько это стоит, там, по времени, по силам... Поэтому Татьяна, конечно же, она весь год, там, занимается только этим проектом. Она либо его готовит, либо, скажем так, отслеживает какую-то переписку по конечным визам как бы, либо его распространяет. Просто сейчас, может быть, возникло, в силу многого-многого, желание такого партнерства. Потому что, я знаю, вот некоторые мои друзья, там, в Рязани, в Екатеринбурге, часто мучаются тем, что подарить своим сотрудникам на Пасху или как-то массово, когда крупная компания... И этот календарь удобен как бы. То есть вполне можно войти в это партнерство, чтобы логотип компании, как вот, там, в Рязани «Русская кожа», например, как бы да? То есть она в Рязани получает такие же календари, которые она оплачивает по себестоимости, чисто, это там вот реально низкая цена как бы, и она имеет возможность уже со своими логотипами своим сотрудникам, друзьям, компании как бы там какой-то объем календарей дать. То есть сейчас мы, наверное, ну, как бы если о практических вещах говорить, то, наверное, хотелось бы этого — чтобы люди, которые знают о календаре, понимали, что можно так же обратиться к Татьяне, там, и в следующем году как-то уже увидеть у себя на столе со своим логотипом.

А. Пичугин

— Напомню, что в гостях у Светлого радио сегодня здесь вместе с нами и с Вами этот «Светлый вечер» проводят Сергей Рудов, предприниматель, член Общественной палаты и президент Фонда Максима Грека; Татьяна Киселева, руководитель проекта календаря «От Пасхи до Пасхи». Так мы, знаете, пока и не выяснили, где календарь можно взять. Потому что наши слушатели уже 15 минут узнают про этот календарь, а где же его достать?

Т. Киселева

— Http://pravoslavnyi-kalendar.ru сайт. Там абсолютно вся информация о нас есть. Телефон...

А. Пичугин

— А Вы расскажите.

Т. Киселева

— Телефон я могу сказать?

А. Пичугин

— Конечно, можете. Нас с Вами, в основном, слушают в автомобилях люди, которые вечером едут домой. Они не должны отвлекаться от руля и лезть в Интернет. Вы им должны сейчас это все рассказать.

Т. Киселева

— Телефон +7 (903) 723-00-00.

А. Пичугин

— Ну, и все-таки механизм какой-то расскажите, это важно — как можно календарь получить. Ну, помимо того, что позвонить по телефону. С чем столкнутся люди, которые наберут этот номер?

Т. Киселева

— Они звонят на телефон, уточняют количество. Если более 20 календарей — то это уже через меня заказ, если менее, то на сайте оформляется заказ и также по почте. Человек указывает адрес, фамилию, имя, отчество, индекс, и я потом, в четверг или пятницу, бегу и отправляю календари по всей России.

А. Пичугин

— Угу. А регионы? Как раз хотели про регионы поговорить.

Т. Киселева

— Да, вот сейчас Сергей Юрьевич сказал о том, что здесь, в Москве люди друг другу дарят календарь, и многие о нем знают и очень любят, и хотелось бы, чтобы именно в регионы уходил календарь, чтобы там люди его читали. Хочется, чтобы люди просвещались, чтобы круг читателей расширялся. Чтобы люди приходили в храмы на свидании с Богом и приобщались к святому, к чистому.

А. Пичугин

— Угу. Смотрите, тема этого года в календаре — «Церковные предания». Прошлого года — мы выяснили, что новомученики.

Т. Киселева

— Позапрошлого.

А. Пичугин

— Позапрошлого — новомученики. А расскажите, какие темы еще поднимались за эти годы.

Т. Киселева

— Есть прекраснейший календарь, 2012-й год — «Святые иконы Пресвятой Богородицы». Этот календарь вошел во многие библиотеки, его до сих пор спрашивают. Люди собирают коллекции календарей и до сих пор прямо вот ждут, когда кто-нибудь принесет этот календарь. Один человек — он прямо пришел, я ему отдала этот календарь, он: «У меня мурашки!». (Смеется.) Был прямо счастлив. Есть календарь «Евангельские чтения», «Святая гора Афон», «Библейские истории в гравюрах» и многие другие. (Смеется.)

А. Пичугин

— Кто работает? Я так понимаю, что работа-то очень серьезная. По новомученикам, например, в позапрошлом году — это же даже внутри Церкви рабочая группа по канонизации людей, которые изучают биографии, которые потом могут стать житиями, это специалисты-историки, это архивисты, которые сидят в архивах. Это же очень много всего.

Т. Киселева

— Да.

А. Пичугин

— Вы используете их работу, или Вы привлекаете своих специалистов?

Т. Киселева

— Используем их работу и привлекаем специалистов. Это колоссальная, огромнейшая работа, как уже сказал Сергей Юрьевич, очень большой группы людей. Полностью вся информация собирается, она, однозначно, достоверная — история, и она проверяется издательством Русской Православной церкви. Огромнейшая работа.

А. Пичугин

— Как Вы взаимодействуете непосредственно с Русской Православной церковью? Я так понимаю, что через издательский отдел? Потому что Вы вкратце уже сказали — через митрополита Климента. Для того, чтобы Ваш календарь мог распространяться как церковный, нужно одобрение издательского совета, да?

Т. Киселева

— Да.

А. Пичугин

— А если его не получать, то, соответственно, Вы можете издавать такой календарь...

Т. Киселева

— Нет.

А. Пичугин

— Нет, ну, Вы можете, наверное, его издавать как частный проект, просто он не может распространяться внутри церквей, в церковных лавках?

Т. Киселева

— А по поводу церковных лавок — мы там его не распространяем.

А. Пичугин

— А зачем тогда гриф получать?

Т. Киселева

— Что?

А. Пичугин

— А зачем тогда гриф получать — «Одобрено издательским советом»?

Т. Киселева

— Это значит, что это действительно достоверная информация, соответствующая истории православия.

А. Пичугин

— Угу. А, то есть это такая верификация?

Т. Киселева

— Да.

А. Пичугин

— А вот с этим календарем — «Церковные предания» — кто с Вами работал, кто вот это все составлял, тексты писал?

Т. Киселева

— Свято-Тихоновский православный университет.

А. Пичугин

— Это преподаватели или студенты привлекались?

Т. Киселева

— Все. (Смеется.)

А. Пичугин

— Все?

Т. Киселева

— Да.

А. Пичугин

— Помимо календаря, вот что я еще хотел узнать... Смотрите, Сергей Юрьевич, Вы к нам приходите и обычно рассказываете про Афон, какие-то истории, связанные с Афоном. Вы когда-нибудь Пасху... А у нас и Пасха недавно была... Вы Пасху когда-нибудь на Афоне встречали?

С. Рудов

— Вот каюсь, Алексей, Пасху я обычно встречаю в своем храме. Как-то для меня это что-то такое, чего я жду весь год. Для меня вот этот день-два как бы — они прямо вот крайне ожидаемые.

А. Пичугин

— Просто почему я спрашиваю? Наверное, даже если Вы сами там на Пасху непосредственно не были, Вы знаете Афонские пасхальные традиции. Вы очень хорошо знаете Афон, его настоящее. Расскажите о каких-то традициях, о которых мы, может быть, так просто и не узнаем, тем более, что про Афон говорится очень много в последнее время. Но это обычно говорится в рамках разговора о насельниках монастыря, его истории. А вот традиции Афона, в том числе богослужебные, бытовые, как там проходят большие праздники, в том числе и Пасха, — об этом как-то, ну, практически, и не говорит никто. Вроде, это само собой разумеется — может быть, так считают. А на самом деле это очень интересно.

С. Рудов

— Алексей, ну, я все-таки сторонник рассказывать о том, чему был сам свидетель. Например, я могу рассказать о традициям, там, богослужения. Богослужение там в Пост практически каждый день. Там это вот тоо, чему я был сам много раз свидетелем. Там нет, как у нас, там, среда, пятница, например, суббота, воскресенье. Там каждый день богослужение...

А. Пичугин

— Ну, как в монастырях, в любых, практически, где налажена монашеская жизнь.

С. Рудов

— Как в монастырях. Почти в любых, да. Поэтому...

А. Пичугин

— В российских тоже.

С. Рудов

— Вот это строгость, да, вот то, с чем я сталкивался. И вот это вот ощущение Пасхи, вернее, вот этого постного периода — оно другое как бы. Когда общаешься с монахами Афона, то видишь, что в Страстную неделю они реально так внутренне умирают как бы. То есть как-то вот...

А. Пичугин

— А Вы были на Страстной?

С. Рудов

— Я был на Страстной. Я вот и сейчас был на Вербное Воскресенье — на Афоне я был. Вот именно в этот раз. Поэтому вот это, конечно, биение сердца как бы, вот именно духовных событий — оно там как-то резче чувствуется. И вот это, скажем так, умершие почти физически по плоти монахи, которые преображаются в такую радость после, скажем так, наступления Пасхи, и которые вот эту свою радость передают, это, конечно, ну вот меня, вот, скажем так, касалось. Это вот я чувствовал и видел, то есть. Но так, чтобы вот на Пасху, я не был. В этот раз я был на Благодатном огне. Прилетел. Но, конечно, вот в очередной раз, вот года два или три не ездил, окунулся как бы в море страстей Старого Иерусалима. Конечно, это вот... Наверное, об этом говорилось и говорится много, но в очередной раз, конечно, так вот на контрасте, пока это все...

А. Пичугин

— Ну, Иерусалим — это всегда будет и было средоточием всего. Ну, мало того, что всех религий, но и всех возможных христианских конфессий, которые пускай в один день... Ладно, мы с католиками, там, чаще всего в разные дни Пасху отмечаем. Но все равно в Старом Иерусалиме можно всех всегда встретить. Давайте вернемся к нашему разговору через минуту. Я напомню, что Сергей Рудов — предприниматель, член Общественной палаты, президент Фонда Максима Грека, здесь, в этой студии. Татьяна Киселева, руководитель проекта календаря «От Пасхи до Пасхи». Через минуту снова здесь.

Возвращаемся в студию Светлого радио. Здесь, напомню, сегодня Сергей Рудов, предприниматель, член Общественной палаты, президент Фонда Максима Грека, и Татьяна Киселева, руководитель проекта календаря «От Пасхи до Пасхи». Говорим про календарь и уже сейчас, наверное, все больше про греческие традиции, про Афон. Я так понимаю, что все равно у каждого монастыря есть какие-то свои особенности, особенно не укоренившиеся, там, скажем, в других афонских обителях. Традиции — скажем, в Ватопеде что-то делается так, а в Русском Пантелеймоновом монастыре по-другому. Нет?

С. Рудов

— Ой, ну, я думаю, что все-таки это внешняя сторона. Понятно, что вот я сейчас был на Вербное Воскресенье — конечно, так вот то, что меня удивляет, это во время Крестного хода всем раздают такие, скажем так, из пальмы как бы такие крестики, такие скрученные, там, да? Это вот очень трогательно — когда несколько сот человек, разных, в том числе и пожилых, вот с этими крестиками маленькими из пальм проходят вокруг храма Крестным ходом, вот это какая-то радость такая и все прочее. Поэтому я думаю, что все равно — в целом, там, плюс-минус вот из того, что так вот вспоминаю, находясь в разных монастырях, традиции Афона... Афон консервативен как бы, он, в целом... наверное, много похожести такой богослужебной, похожести в традициях, чем Афон и ценен как бы, да? Вот своим как бы таким устоем. Как бы это тот фундамент, на который мы часто опираемся и чего нам часто не хватает. Поэтому понятно, наверное, для нас... Я вот сейчас слетал несколько раз на Афон — конечно, вот этот контраст погоды — конечно же, ну чего об этом говорить? Когда вылетаешь — здесь холодно, снег и так далее, и там — раз! — много-много зелени и все прочее. Поэтому, наверное, если брать афонские традиции, — ну, не знаю, Алексей, там, уточняя вопрос, все-таки можно, конечно, говорить о том, какие там, не знаю, отдельные, там, каноны, там, либо что-то еще там... Ну, мне кажется...

А. Пичугин

— Просто существует такое расхожее мнение, что это в Русской церкви так радостно принято праздновать Пасху — ну хорошо, на Пасху Вы там не были, но вот так праздновать, прямо даже это в богослужении укоренилось — это довольно поздняя история. Все-таки с XVII века все эти распевы такие радостные пасхальные. А у греков это все более сосредоточенно, более так вот на одной ноте, печально. Печальный праздник такой получается. Хотя он, конечно, совсем не печальный — Христос Воскрес, или, там, какое-то еще важное церковное событие. Но нету вот такой прямо радости-радости, как у нас.

С. Рудов

— Ну, Алексей, радость же все-таки настоящая — она внутри. И вот, например, у меня много фотографий и сообщений моих друзей, которые праздновали Пасху на Афоне. Вот с этих фотографий и с тех SMSок, которые есть, я вот не чувствую как бы какой-то грусти. То есть это явно, ну, скажем так, волна радости, которая их накрыла. И, наверное, все-таки вот ты говоришь о неких, ну, скажем так, традициях, там, условно говоря, если там есть партесы, какие-то вот отдельные такие громкости как бы каких-то молитв и так далее, — может быть, на фоне это посуше немножко, но, в целом, все равно как бы вот этот выплеск радости — он безусловный как бы, да, то есть он тот, который накрывает. И, конечно же, человек может вместе со Христом как бы воскреснуть, только если он умер как бы. Вот как раз Афон — он, конечно же, учит умереть со Христом. Может быть, в большей степени там это очевидно и понятно. И, конечно же, вот эта вот смерть — она потом рождает жизнь. Так вот сейчас интересный момент — я уж извиняюсь, мы вчера беседовали с одним нашим философом, ученым, который был на конференции в Амстердаме неожиданно на Пасху, и тоже его рассказ был про Пасху — очень такой своеобразный. Ну что такое мы знаем про Амстердам? Ну, в общем, город греха, порока...

А. Пичугин

— Ну, я не знаю! Я вот про каналы знаю, тюльпаны, оранжевый цвет!

С. Рудов

— (Смеется.) Да. Ну вот, в итоге, человек — вот он был на этой конференции, которая рядом с нашим православным храмом Николая Угодника, и вот, практически, конференция — храм, конференция — храм. Вот его взгляд как бы на Амстердам. Но сама конференция была посвящена теме роботов — как бы вот замене человека роботами. На полном серьезе ученые как бы, вот этот наш русский, российский философ, в том числе, вот в этом пасхальном том настроении как бы — он в выступлении об этом рассказывал, он сказал о том, что «мне жалко роботов, они не могут умереть, а если не могут умереть — они не могут воскреснуть». Там какие-то такие вот у него были вещи. Поэтому, конечно же, Пасха — она везде по-разному идет. Вот в Амстердаме она  вот так как бы, да? Вот конференция о том, что человек должен замениться  роботами, ставятся сроки уже — как бы да, это ближайший период, и, наверное, технологически это возможно сегодня. Есть Афон, где больше строгости во время Поста. И, наверное, вот это как бы дает такой толчок. Я знаю, что есть люди и в Москве, и в Питере, и в других городах, которые с таким же вот каким-то особым чувством как бы проходят Пост и легко входят в эту радость как бы. Но сам я, например, как бы тоже по опыту... Ну вот сейчас у меня тоже был момент, когда я вот... Ну, как мы все такие мотыльки — как бы ищем этот Свет, чтобы вот встретить этого Бога. Не «этого», а просто Бога с большой буквы, в какой-то момент. Вот у меня этот момент наступил в Горнем монастыре как бы, условно как бы — первый раз в моей жизни, когда вот мы в четверг на чтении Двенадцати Евангелий прибыли в Горний монастырь, и вот, конечно, совершенно другая жизнь — как бы вот эти горние матушки. Вроде бы, Иерусалим, страна непростая, но вот как-то все замерло, и вот мы как-то смогли — прямо вот я, еще несколько моих друзей — прямо вот погрузились как бы вот в молитву, в Евангелие, и как-то вот время прямо вот... Мгновением!

А. Пичугин

— И события, о которых читается в этих Страстных Евангелиях, вроде, происходят совсем рядом — здесь вот Вы стоите, да, Горний монастырь, Иерусалим, а там читают про эти самые места 2 тысячи лет назад.

С. Рудов

— Ну это тайна, в общем-то. Потому что  я был вот на чтении Евангелия в Иерусалиме много раз — я был, может быть, раз 12-13 как бы. Но вот именно в этот раз... Там, понимаешь, это вот тоже такие вещи... Бог же — Он сам как бы либо сходит, либо нет.

А. Пичугин

— Нет, я тоже могу вспомнить...

Т. Киселева Что это было?

С. Рудов

— А?

Т. Киселева Что Вы увидели, почувствовали?

С. Рудов

— Ну, понимаешь, это вот как можно описать молнию, которую ты видишь на небе? То есть... Ну, как — мы же люди верующие, понимаем, что Господь всегда рядом, и, в принципе, наша жизнь — молитва, какие-то паломничества — они для того, чтобы, ну, скажем так, вместить Бога побольше, может быть, почувствовать его. Ну, тяжело это даже выразить, наверное, часто.

А. Пичугин

— У меня тоже есть такой пример со службой Двенадцати Евангелий. Это когда я как-то оказался в одном храме, где, служба, естественно, идет на церковнославянском, но Евангелия читают на русском. И сразу все переживания — несмотря на то, что ты это читал раньше, текст знакомый... Но ведь каждый раз, когда читаешь его, что-то новое для себя находишь, и когда во время богослужения это читается на русском языке, ты сразу полностью погружаешься в эту атмосферу — и того, что происходило, и со всеми сопереживаниями. Вот это тоже было очень таким важным опытом, я помню.

С. Рудов

— Я уверен, что у каждого из нас есть какой-то свой, личный, особый опыт взаимодействия и с Богом. Но для меня вот именно в этот период — меня вот эта вот молния накрыла, поразила именно в Горнем монастыре на чтении Двенадцати Евангелий. Так что само Схождение Благодатного Огня — это было уже что-то другое как бы. Ну это все-таки какие-то такие уже другие процессы, другие страсти.

А. Пичугин

— Я в этом году видел чудесный ролик — на Пасху мне прислали... Греческая традиция — не знаю, где это. Может быть, это где-то в Америке, в греческих приходах, может быть, это в Греции в самой. Но вот пасхальная радость — я не знаю, будет ли у нас когда-нибудь так, должно ли у нас так быть, потому что традиция другая. Ну, по мне, так это просто очень здорово — когда идет Пасхальная служба, и вот уже после... Ну, это, видимо, какой-то момент утрени с каноном, когда священник бегает по всему храму не просто с зажженным присвечником, а он на самокате катается, кричит: «Христос Воскресе!», все разбрасывает, бегают дети в стихарях, стучат чем-то, какими-то палками по каким-то другим палкам, колотят в кампаны, в кастрюли какие-то, все бегают, бегают. И вот это ощущение всеобщей радости и ликования — оно передается всем прихожанам. Ну, есть там, еще ходили ролики, как священник бегал, яйца разбрасывал — это в Грузии где-то было, тоже с криками «Христос Воскресе!», а вот здесь вот даже на самокате — по всему храму. Не знаю, где это. Это какая-то греческая традиция.

С. Рудов

— Ну, так же вот и эти арабы православные, которые друг на друга залазят, там, в Храме Гроба Господня и кричат на своем языке вот эти «кричалки». Мы-то в переводе уже понимаем, что они кричат: «Наша вера правая, наша вера православная!». Но вот мы в этот раз... были у нас очень многие первый раз — для них это было просто дико. То есть они смотрели на это все, прямо замерев в таком ступоре. Как бы они поверить не могли, что в храме, где вот это благочестие, нам привитое, вот так можно себя вести. Но вот такое искреннее поведение в храме и духовных местах лично меня — ну, оно подкупает. Потому что я, например...

А. Пичугин

— Подкупает, да.

С. Рудов

— Я видел в Пятницу, например, вот этой вот тропой, дорогой, по которой Господь нес Крест, традиционный такой в Пятницу маршрут, я просто в этот раз опять ходил там и видел разные группы, и я... И у меня слезы выступали, когда, там, православные японцы, например... Ну, понятно, их мало в Японии. Они становятся у одной из остановок Господа Нашего Иисуса Христа и вот поют на своем японском языке какие-то песнопения, плачут. Так это вот прямо, с таким это чувством, настолько это искренне, что я прямо — вот я стою рядом, у меня вот эти мурашки, я прямо стою с ними, хотя это... Ну, это не дети японские — там это взрослые люди, многим из них лет по 60. И вот они...

А. Пичугин

— Да, пенсионеры японские и китайские начинают ездить во второй половине жизни.

С. Рудов

— Да. Так же, как вот, например, если брать африканские как бы вот эти всякие группы, которые приезжают сюда. Вот тоже видно...

А. Пичугин

— Как они, интересно, пришли вообще к вере, к христианству, в Японии? Именно православные. Это не протестанты, не католики.

С. Рудов

— Ну, вот то, что я видел, я видел это всего три раза за...

Т. Киселева

— Есть святой, который принес туда веру.

С. Рудов

— Ну, Николай Японский, мы это знаем.

А. Пичугин

— Николай Японский, да, да, естественно. Но просто насколько для... насколько массово вообще православие, христианство в Японии?

С. Рудов

— Поэтому, конечно, в этом плане Иерусалим — это такое место притяжения как бы разного-разного. И, конечно, когда вот все это видишь, и по глазам просто вот что-то можно почувствовать — такое искреннее соединение человека с Богом, конечно, вот это ценно.

А. Пичугин

— Знаете, вот я сейчас посмотрел статистику: 46 тысяч человек — Японская Православная церковь в составе Московского патриархата. Я подозреваю, что еще там есть представители разных поместных церквей. Но почти 50 тысяч человек — в принципе...

С. Рудов

— ...немало.

А. Пичугин

— Знаете, это население одного такого достаточно среднего русского города провинциального.

С. Рудов

— Ну если учесть, что население Старого Иерусалима — 35 тысяч человек, то есть, ну вот в контрасте... Но вот на самокатах, конечно же, я не видел, Алексей, ты меня заинтересовал, конечно. Надо будет...

А. Пичугин

— А я Вам покажу этот ролик, где-то он у меня был.

С. Рудов

— Да. Надо будет постараться это все увидеть. Однажды у меня тоже в моей истории был такой момент, когда вот я был за границей, и мои дети встречали уважаемых священников. И на полном серьезе — они маленькие, они искренне, как такие, ну, дети — там, 8 лет, 10 лет, — и у них этот гироскутер, там, домашний. Мы встречали, там, с ладаном, там, не знаю, еще что-то там — ну, то есть так вот, торжественно. И они вот так вот — ну, дети — говорят: «Папа, можно, мы встретим на гироскутере?». То есть, ну, без какого-то такого... Я говорю: «Ну, наверное!» Вроде, запретов нет. Тоже вот — машина, выходят наши российские такие именитые протоиереи, такие все седые. И вот мои дети маленькие на гироскутерах с ладаном подъезжают, берут благословение... (Смеется.)

А. Пичугин

— Ну это классно! Это здорово очень.

С. Рудов

— Да, то есть мило так. Ну, и вот... И видно, что у них это как-то вот естественно. Ну, чего ж — они на гироскутере перемещаются, подъехали.

Т. Киселева

— Дети — это естественно.

С. Рудов

— Подъехали. Все же под контролем. Поэтому... Ну, так вот. Поэтому, наверное, есть какие-то вот эти рамки, там, ну...

А. Пичугин

— Да мне кажется, это все будет с течением лет пересматриваться. Потому что, ну, запретов... Там, я в один монастырь захожу, а там запретами, которые не имеют никакого отношения к благочестию, церковной жизни, вся стена увешана. Почему так — непонятно. А приезжаешь куда-нибудь в Грецию, а там идут крестины. Заходишь в храм, а там крестины идут. И нормально — люди, которые там... Даже женщины стоят на амвоне, это снимают, все радуются, священник смеется. И в этом нету... Как бы у нас кто-нибудь сказал: «Вот, они попрали благочестие и предают таким образом веру». На самом деле, никто не предает — все радуются. Человек новый во Христе родился.

С. Рудов

— Ну, Леш, мое тоже отношение — оно ближе к твоему как бы тоже. Я вот иногда смущаюсь, когда меня начинают одергивать — такое бывает иногда. Пальцы, там, скрестил сзади или руки задвинул... То есть как-то вот... Ну, не знаю, я в свое время пытался с этими людьми поговорить — почему они вот считают, что так важно сделать замечание в Церкви без всяких благословений как бы. Но вот сейчас я от этого отказался — я смиряюсь, отхожу. (Смеется.) Но иногда бывает неудобно, когда тебя, там... Ты случайно задумался, случайно сзади руки скрестил, и как-то сразу это привлекает кого-то там. Это, мне кажется, ну, перебор.

А. Пичугин

— Я напомню, что в гостях у Светлого радио сегодня Сергей Рудов — предприниматель, член Общественной палаты, президент Фонда Максима Грека, и Татьяна Киселева — руководитель проекта календаря «От Пасхи до Пасхи». Всего христиан в Японии — 1 миллион человек. Новые данные статистики. (Смеется.)

С. Рудов

— То, что я в третий раз увидел. (Смеется.) Это нормально.

А. Пичугин

— Миллион человек — это все-таки уже население одного из самых больших российских городов. (Смеется.)

С. Рудов

— Ну, это... (Смеется.)

А. Пичугин

— Ну, а что касается такого благочестия, — ну да, встречались истории, когда... Даже не у всех священников, там, даже архиереев, длинные бороды и длинные волосы. Вот зашел один архиерей — его тоже там так обложили, что «это не так, то не то, то не то», и так незаметно вдруг из-под пиджака по ноге вывалилось. А потом все там бегали, прыгали, кричали: «Владыка, владыка! Как же та! Простите, мы не хотели». Но вот это вот отношение — оно тоже, на самом деле, очень... Если он епископ, и мы его узнали, то тогда — «владыка, простите!». А если нет — что, он не христианин?

Т. Киселева

— Смирения должно быть больше у всех.

А. Пичугин

— Ну да, конечно. конечно. Значит, давайте еще раз напомним контакты, по которым... номер телефона, позвонив по которому, можно получить календарь. Как его заказать, напомните еще раз. Кто-то, может быть, к нам присоединился позднее.

Т. Киселева

— Да, +7 (903) 723-00-00.

А. Пичугин

— Это номер, и еще давайте адрес сайта тоже подназовем. Ну, сейчас, конечно...

Т. Киселева

— Http://pravoslavnyi-kalendar.ru.

А. Пичугин

— «От Пасхи до Пасхи». Здесь много разных разделов. Кстати говоря, у Вас тут даже, я смотрю...

Т. Киселева

— Меню.

А. Пичугин

— Рецепты! Рецепты! Открываешь — а тут «Луковый суп», «Тамбовская похлебка»... Я сегодня в сторону Тамбова поеду...

Т. Киселева

— На каждый день свой рецепт.

А. Пичугин

— На каждый... А, это даже на каждый день вообще? То есть Вы...

Т. Киселева

— Да.

А. Пичугин

— А, тогда я уже начинаю понимать, в чем масштаб Вашей работы.

Т. Киселева

— (Смеется.)

А. Пичугин

— Вы же, я так понимаю, еще и наполнением сайта занимаетесь?

Т. Киселева

— (Смеется.) Мы просто скромны, да. (Смеется.)

А. Пичугин

— Да, слушайте. И, самое главное, все оригинально. А кто занимается рецептами?

Т. Киселева

— Тоже команд людей.

А. Пичугин

— Я напомню, что мы говорим про календарь «От Пасхи до Пасхи». В этом году — ну, в этом, следующем — 2018 — 2019-м. Пасха у нас каждый год все-таки варьируется в датах), и тема этого года, этих вот 2018 — 2019-го, этих полутора лет — «Церковное предание». И мы сегодня об этом здесь говорим. В Грецию отправляете календарь, Сергей?

С. Рудов

— В Греции этот календарь раздается отцом Ефремом и как один из главных пасхальных таких подарков.

А. Пичугин

— На русском языке? Несмотря на то, что он на русском?

С. Рудов

— Несмотря на то, что он на русском языке.

А. Пичугин

— Или есть версии на греческом, на английском?

С. Рудов

— Нет. Только на русском языке, потому что много паломников из России, русскоговорящих, и отец Ефрем, как свой такой подарок игумену монастыря, дает этот календарь.

А. Пичугин

— А нет желания сделать иноязычную версию?
Т. Киселева

— Есть один календарь, который был переведен. Он есть.

С. Рудов

— Ну, я вот сейчас был — видел на русском языке. Может быть, и есть.

Т. Киселева

— Да-да-да. Это был один год всего.

С. Рудов

— То есть в этом году не было?

А. Пичугин

— Ну, а вообще какие планы по развитию проекта?

Т. Киселева

— Очень хочется, чтобы тираж вырос, чтобы в регионы и везде, где есть Русская Православная церковь, наш календарь читали. Потому что он очень полезный ,доступный. Люди действительно любят его. И, глядя на него, можно в любой момент помолиться. Есть иконы...

А. Пичугин

— На столе стоит.

Т. Киселева

— Поблагодарить, да. Попросить. Наставить она истинный путь. Прекрасный календарь.

А. Пичугин

— Уже представляете, чему будет посвящен следующий?

Т. Киселева

— Нет.

А. Пичугин

— Нет еще?

Т. Киселева

— Нет.

С. Рудов

— Ну, тоже, может быть, попросить слушателей радио «Вера» предложить темы. Потому что понятно, что...

А. Пичугин

— А куда можно предлагать?

С. Рудов

— На сайт. По телефону.

Т. Киселева

— Да, на сайте есть почта, электронная почта: info@pravoslavnyi-kalendar.ru.

А. Пичугин

— Да, info@pravoslavnyi-kalendar.ru. Ну, и телефон: +7 (903) 723-00-00. И вот тут указано, что можно звонить в рабочие дни с 9 до 18. Давайте тогда уж скажем...

Т. Киселева

— Ну, бывает, утром звонят, рано-рано и ночью поздно. (Смеется.)

А. Пичугин

— Да, давайте уже тогда предложим нашим слушателям, ну, как-то, если они... Либо пусть пишут по почте, по этому электронному адресу, или звонят, говорят, что они слушатели радио «Вера», и предлагают свои версии, выдвигают предложения тем для коррупция следующего года — 2019-2020.

Т. Киселева

— Да, было бы здорово.

А. Пичугин

— Ну вот, видите, мы Вам и конкурс, практически, устроили. Спасибо! Мы уже будем заканчивать нашу программу. Напомню, что Сергей Рудов — предприниматель, президент Фонда Максима Грека и член Общественной палаты, и Татьяна Киселева — руководитель проекта коррупция «От Пасхи до Пасхи». Я — Алексей Пичугин. Прощаемся, до новых встреч. Будьте здоровы и до свидания!

Т. Киселева

— Спасибо. До свидания.

Друзья! Поддержите выпуски новых программ Радио ВЕРА!
Вы можете стать попечителем радио, установив ежемесячный платеж. Будем вместе свидетельствовать миру о Христе, Его любви и милосердии!
Мы в соцсетях
******
Слушать на мобильном

Скачайте приложение для мобильного устройства и Радио ВЕРА будет всегда у вас под рукой, где бы вы ни были, дома или в дороге.

Слушайте подкасты в iTunes и Яндекс.Музыка

Другие программы
Ларец слов
Ларец слов

Священник Антоний Борисов – знаток и ценитель Церковно-славянского языка, на котором совершается богослужение в Русской Православной Церкви. Он достает из своего ларца слова, которые могут быть непонятны современному человеку, объясняет их – и это слово уже нем вызывает затруднения. От «живота» до «василиска»!

Мой Урал
Мой Урал
Сказки Бажова и строительство завода Уралмаш – все это об Уральской земле, богатой не только полезными ископаемыми, но и людьми, вчерашними и сегодняшними жителями Урала. Познакомьтесь ближе с этим замечательным краем в программе «Мой Урал».
Мой Крым
Мой Крым
Алушта и Ялта, Феодосия и Севастополь, известные маршруты и тайный тропы Крымской земли. «Мой Крым» - это путешествие по знаменитому полуострову и знакомство с его историей, климатом и достопримечательностями.
Слова святых
Слова святых
Программа поднимает актуальные вопросы духовной жизни современного человека через высказывания людей, прославленных Церковью в лике святых, через контекст, в котором появились и прозвучали эти высказывания.

Также рекомендуем