Москва - 100,9 FM

«Орден Андрея Первозванного». Гость программы — Михаил Тренихин

* Поделиться
Из собрания Государственного Исторического музея

Гость программы: кандидат искусствоведения, научный сотрудник Государственного музея-заповедника «Царицыно», заместитель главного редактора журнала Sammlung/КОЛЛЕКЦИЯ Михаил Тренихин.

Разговор шел об истории высочайшей награды Российской империи: ордене Андрея Первозванного, о том, почему награды посвящали святым, и кто и за что получал Андреевский крест.


Д.Володихин

- Здравствуйте, дорогие радиослушатели! Это – светлое радио, радио «Вера». 

В эфире – передача «Исторический час». 

С вами в студии я, Дмитрий Володихин. И мы с вами сегодня будем говорить о высшей награде в истории России, и, кстати, об одной из древнейших наград. 

Для того, чтобы мы могли восполнить нехватку знаний в этой сфере, сегодня к нам в студию приглашён замечательный специалист по фалеристике, кандидат искусствоведения, научный сотрудник Государственного музея-заповедника «Царицыно», зам. главного редактора журнала «Sammlung/Коллекция» Михаил Михайлович Тренихин. Здравствуйте! 

М.Тренихин

- Добрый день! 

Д.Володихин

- Я прямо заплутал во всех этих регалиях… перешёл на третий километр надписи – и начал спотыкаться… но – ничего! Оно того стоит, поскольку мы сегодня говорим не о чём-то, а об ордене Святого Андрея Первозванного, и без специалиста нам не обойтись. 

Ну, собственно, давайте начнём от истоков этого ордена: когда он появился в России, при каких обстоятельствах, и почему именно Святой Андрей оказался первой наградой европейской орденской системы в России? 

М.Тренихин

- Ну, действительно, орден Святого Андрея Первозванного – это награда первая… ну… вернее – первая как орден, как орденская корпорация, я думаю, мы об этом скажем ниже. Потому, что были награды и другие, скажем так – переводя сегодняшним языком – материальные поощрения, или монеты, которые крупным военным нашивались на головные уборы. Ну, такие… знаете… прото-медали, своего рода. 

Д.Володихин

- Просто-напросто, брали золотой английский, скажем… 

М.Тренихин

- … пробивали… 

Д.Володихин

- … да, пробивали и вешали на шапку… 

М.Тренихин

- … нашивали как знак воинской доблести, чтобы просто – банально – издалека было видно. Но именно орден Святого Андрея Первозванного – это орден, как орденская корпорация, как организация лучших людей, а не только сам материальный знак ордена. То есть… 

Д.Володихин

- А, вот, давайте мы сейчас поговорим на эту тему поподробнее. 

Дело в том, что, в представлении наших современников, орден – это то, что, в присутствии большого количества народу, какой-то крупный государственный деятель, или общественный, вручает другому крупному государственному или общественному деятелю под звуки фанфар, и в предвкушении фуршета. Ну, вот, иногда к этому добавляются документы, льготы, деньги, иногда ничего не добавляется, но, во всяком случае, главное – это сам знак ордена.  

А Вы уже сосредоточили наше внимание на том, что в эпоху Петра I – это было не совсем так, и знак – это было отражение определённых общественных отношений. 

М.Тренихин

- Да, совершенно верно. Просто вот… то, что мы воспринимаем сейчас – то, о чём Вы сказали – действительно, наверное, большинство слушателей принимает сам орденский знак за орден. Это – традиция, которая пошла с советского времени, когда был только знак отличия. Но, если мы говорим о традиции дореволюционной… ну, собственно говоря, вообще… вот – с формирования наградной системы при Петре I и до 1917 года – это, конечно, орден как корпорация людей.  

Собственно, это традиция, которая имеет истоки в рыцарских европейских орденах, ещё времён Крестовых походов… 

Д.Володихин

- А, вот, какие, собственно, истоки? Вот, мне интересно. 

Орден рыцарский и орден наградной, орден, как корпорация, связан с этим знаком… что за параллели, что за связи? 

М.Тренихин

- Ну… смотрите. Как мы говорили, это не было изобретением в России, и, собственно, именно Великое посольство царя Петра Алексеевича – поездка его в Европу – и стало отправной точкой для создания ордена Андрея Первозванного, когда он увидел аналоги в Британии. То есть, есть вельможи, которых награждают как за гражданскую службу, за выдающиеся заслуги перед государством, так и за военные подвиги на поле брани. 

В частности, он увидел орден Подвязки – один из древнейших, вообще, европейских орденов. Ну, к тому времени, можно назвать ещё – тоже один из древнейших – орден Золотого Руна, который, позднее, в Европе разделился на австрийскую и испанскую ветви, и существует до сих пор, собственно, и как династическая награда. 

И, конечно, хотелось, со всей европеизацией, в том числе, и такие, зримые, символы – и символы, как объединение людей, и символы, как просто… красивый, заметный, запоминающийся знак, чтобы увидеть, что это не простой человек перед вами – захотелось сделать что-то подобное и у себя на родине. 

Д.Володихин

- Но, вот, если я правильно понимаю… мы, всё-таки, отошли от рыцарских орденов, но мы вернёмся… если я правильно понимаю, когда-то в древности орден мог и не иметь никакого металлического выражения. То есть, орден – есть собрание людей, у которых высокие мотивы для того, чтобы… скажем… вступить в борьбу за Гроб Господень, и они носят знак своего ордена – где-нибудь на плече… допустим… красный или чёрный крест вышивают. 

М.Тренихин

- Ну… совершенно верно. Тамплиеры, госпитальеры, и так далее… то есть, вспоминаем уроки истории, среднюю школу, и так сразу вспоминаются хорошо рисованые картинки, достаточно красочные, с монахами-рыцарями, у которых на облачении – большие кресты. И вот, соответственно, от формы креста – как раз, названия оттуда и пошли. Как правило, это – те самые формы, которые потом стали основой для орденских знаков, которые потом уже делали в металле. 

Д.Володихин

- Ну, и… XVII век, то есть, время, когда этот орден к нам пришёл… 

М.Тренихин

- XVIII… 

Д.Володихин

- XVII… 

М.Тренихин

- Ну… самый конец… рубеж, рубеж… 

Д.Володихин

- Ну… знаете… это у нас, как в «31 июня»: «Я живу в XII веке, зато в самом конце…» 

М.Тренихин

- Но, главное, чтобы не 29 февраля… 

Д.Володихин

- Да, да, да… 

М.Тренихин

- … хотя и такие казусы бывают! 

Д.Володихин

- Так, вот… вопрос-то ведь в том, что XVII век был в развитии орденской системы эпохой… ну, скажем так… переходной. То есть, существует ещё организация людей, которые отмечены знаком ордена, и предполагается, что они должны, в деятельности своей, определённые интеллектуальные, душевные и даже физические свойства сочетать…  

Там… допустим… носитель ордена входит в группу людей, которые должны быть отважны, правдивы, крепко веровать… там… какие-то заслуги на алтарь отечества приносить… вот. Но уже ситуация сдвигается в ту сторону, что – да… там… раз-другой в год все эти люди собираются на совместные трапезы, а так, в целом, уже все эти добродетели отходят в прошлое, и всё постепенно движется в сторону… вот, того, что будет в ХХ веке. Но, во всяком случае, ордена ещё очень часто имеют христианскую привязку. 

Вот, орден Подвязки – я не знаю, орден Руна – тоже не знаю, но вот… были, во всяком случае, ордена святых в Западной Европе – их было немало. 

М.Тренихин

- Да, безусловно. Хотя, забавно Вы сейчас сказали вот по поводу всех этих… значит… тоже… суждений об обществе, и о том, что члены организации должны соответствовать. Я почему-то сразу как-то невольно вспомнил про комсомол и пионерию… хотя, это – совсем другая песня, но, тем не менее… 

Вот, если мы говорим об идеалах – да, есть условный знак отличия, который – показывает, а дальше – ты должен делами… крепить определённое дело, и, соответственно… 

Д.Володихин

- … пионера имя. 

М.Тренихин

- Да… но, если мы говорим о дореволюционной традиции, то, конечно, это, прежде всего, христианская символика православного государства – главной православной державы мира. 

Д.Володихин

- Ну, хорошо… Вот, существует история Великого посольства, из которого Пётр возвращается в Россию, можно сказать, скоропостижно. Потому, что там – стрелецкий бунт. 

Однако, именно после этого посольства, начинаются не только казни стрельцов, но и очень многие преобразования. Вот, что увидел в Европе, подсмотрел – то решил сделать и в России. 

И именно к этому времени относится учреждение ордена. Как это произошло, кто были первыми носителями ордена? 

М.Тренихин

- Ну… я, наверное, для начала, скажу о внешнем облике – потому, что мы… как-то… с Вами начали сходу рассуждать, и забыли напомнить нашим слушателям… 

Д.Володихин

- Да, Вы правы. 

М.Тренихин

- … что такое, собственно, даже орденский знак.  

Все знают Андреевский крест, и, наверное, в первую очередь, благодаря флагу военно-морского флота. Синий косой Андреевский крест, диагонально перекрещивающийся. Вот это и есть основа ордена – орденского знака – и мы, конечно, знаем, что это – тот самый Андреевский крест, на котором был распят святой Андрей Первозванный… 

Д.Володихин

- Не желал уподобляться Христу, ибо считал себя недостойным. Поэтому – не на прямом, а на косом кресте просил распять себя. 

М.Тренихин

- Да, совершенно верно. Но примечательно ещё и то, что на концах креста расположены 4 буквы – латинские, что интересно – S, A, P, R. Собственно, это буквы, которые означают: Sanctus Andreus Patronus Russia – Святой Андрей Покровитель России. И вот это – одна из причин, наверное, почему его выбрали. Так сказать, 10:02 могли посвятить и другому святому, теоретически. Но вот, именно святой Андрей стал покровителем и первой орденской корпорации Российской Империи – тогда даже ещё и не Империи… 

Д.Володихин

- Да, тогда ещё даже и не Империи, до Империи – больше 20 лет. Но, вот, во всяком случае… 

М.Тренихин

- … но – уже в правление Петра Алексеевича. 

Д.Володихин

- Святой Андрей – он, действительно, издревле считается покровителем России – это ещё из «Повести временных лет», древнейшей нашей летописи. Но, помимо этого, насколько я понимаю, Пётр полон энтузиазма сделать святого Андрея ещё и покровителем русского военно-морского флота. 

М.Тренихин

- Да, совершенно верно. 

Вот, я, как раз, сказал выше о том, что большинство людей знают Андреевский крест, благодаря флагу ВМФ России… ну… может быть, кстати, кто-нибудь и по Шотландии, в том числе – поскольку, там тоже Андрей был почитаем, и до сих пор это в флаге Великобритании – тот же косой крест – присутствует. Но, надо сказать, что, практически, одновременно с учреждением ордена в 1698 ( а по другим источником – 1699 ) году – ну, практически… в общем, близкие даты – в это же время, на рубеже 1700 года Андреевский крест, как символ, начинает вводиться в символы корабельного дела, морского флота… 

Д.Володихин

- … России… 

М.Тренихин

- … да, да… То есть, в начале он появляется в виде небольших крыжей – ну, то есть, соответственно, части полотна… там… примерно, четверти флага или четь меньше… 

Д.Володихин

- А что такое «крыж»? Вот, Вы скажите – не все знают… 

М.Тренихин

- Крыж – это… ну, вот я и говорю – часть флага. Ну… если взять, например, флаг Соединённых Штатов Америки, то часть, где звёзды – это, как раз, фактически, можно назвать крыжем – фрагмент флага.  Ну, здесь, я думаю, вексиллографы заслуженные меня бы поправили, но, тем не менее, для объяснения это, пожалуй, удобно. 

Д.Володихин

- Там… вексиллографы – ещё один вопрос – это, ведь, флаговеды? 

М.Тренихин

- Да, совершенно верно. 

Д.Володихин

- Ну, замечательно… 

М.Тренихин

- Так мы с вами углубимся в специфику вспомогательных исторических дисциплин… 

Д.Володихин

- Ну… 

М.Тренихин

- … и начнём рассказывать о них более подробно… Да, но, действительно, это – фрагмент флага. Одна из частей… ну… условно говоря, четвертинка флага, где располагался косой Андреевский крест. Да, вначале это были адмиральские флаги – собственно, которые могли говорить о том, какого ранга офицер находится… командующий на данном корабле. А, постепенно, если не ошибаюсь, уже к 1710-12 годам появляется уже и флаг, у которого всё полотнище занимает косой Андреевский крест на белом фоне. 

Д.Володихин

- Ну, я бы ещё напомнил, что именно решению Петра I обязана своим существованием церковь Святого Андрея на Большом Заяцком острове. В принципе, это – архипелаг, который лежит рядом с Соловецкими островами, и, фактически, является… ну… наверное, их частью, в какой-то степени, и там, до сих пор, стоит деревянная Андреевская церковь из времён Петровского правления. Пётр там побывал, и Пётр, увлечённый этим почитанием святого Андрея, и, наверное, уже увлечённый мыслью связать его с Российским флотом, повелел построить там эту церковь. 

Ну, вот, поскольку так много морского оказалось связано с орденом Святого Андрея, будет правильным, если сейчас в эфире прозвучит знаменитый старинный марш «Морской король». 

-МАРШ- 

«ИСТОРИЧЕСКИЙ ЧАС» НА РАДИО «ВЕРА» 

Д.Володихин

- Ну, как, после такой бравурной мелодии, не сказать, что… это – светлое радио, радио «Вера»! В эфире – передача «Исторический час». С вами в студии я, Дмитрий Володихин, и мы, с кандидатом искусствоведения, заместителем главного редактора журнала «Sammlung/Коллекция» Михаилом Михайловичем Тренихиным, ведём разговор об ордене Святого Андрея Первозванного. 

Ну, что ж… мы вполне разобрали символику этого ордена. Теперь, всё-таки, поговорим о первых орденоносцах. 

М.Тренихин

- Ну… я думаю, что… о символике я, всё-таки, ещё скажу, буквально, два слова. Потому, что… как-то вспомнилось… после такой замечательной бравурной музыки, вспомнился, ещё раз, орденский знак, и вот интересно, что первый знак ордена Андрея Первозванного был нарисован лично рукой Петра I – и такой вариант просуществовал совсем недолго – когда между косым синим крестом Андреевским располагались двуглавые орлы. Такой, достаточно простой, но лаконичный знак, который потом стал уже – в царствование Николая II – полковым знаком Преображенского полка. Здесь я, конечно, подвожу опять к воинским традициям – хотя, орден Андрея Первозванного был наградой… в общем, такой… не очень чётко выдаваемой за большие заслуги – и общегражданские, и военные… 

Д.Володихин

- «Не очень чётко» – это имеется в виду: нет каких-то особенных правил для того, чтобы выдавать его за какие-то определённые заслуги, и есть только благие пожелания и отсутствующий статут. 

М.Тренихин

- Вот, это очень… да, интересный момент. Потому, что, действительно, начиная с Иоанна Антоновича, все члены Императорской Семьи, мужского пола, получали Андреевский орден при рождении. Ну, то есть, фактически – рождается Наследник, мальчик, и он уже получает автоматически этот орден. 

То есть, фактически, эта награда была, уже в то время, династической. Но официально это правило было закреплено только Павлом I, в конце XVIII века. И… вот… что самое, для меня, поразительное – то, что весь XVIII век орден существовал без статута, без, собственно говоря, письменно задокументированного и утверждённого документа – кому, за что, при каких обстоятельствах, и так далее. 

Д.Володихин

- Кто ж решал-то? 

М.Тренихин

- Решал, как правило, монарх, конечно. Но интересно, что известен проект статута 1720 года – то есть, ещё при жизни Петра I – но, по какой-то причине, он утверждён не был.  

А так, конечно, надо сказать, что это была награда не только для государственных мужей, которые это заслужили, но ещё и, в значительной степени, дипломатическая награда – высшая награда государства, которая вручалась знатным иностранцам – монархам других государств… 

Д.Володихин

- … дипломатам… 

М.Тренихин

- … дипломатам, да... Но это, как раз… мы возвращаемся к Великому посольству Петра I… тому вручают орден Подвязки – и ему нечем ответить. Вот – пожалуйста! То есть, в значительной степени, такая ситуация сохранялась вплоть до царствования Императрицы Екатерины II, которая расширила отечественную наградную систему, и вот её ордена уже имеют более конкретные статуты. 

Первые награды – это, соответственно, орден Андрея Первозванного, женский орден Святой Екатерины и орден Святого Александра Невского – они имеют… такие… более расплывчатые статуты, хотя являются высшими наградами. Ну… вот… здесь… аккуратно… но – на усмотрение монарха. Такого… жёстко прописанного регламента – не было. 

Д.Володихин

- Ну… мы вот всё с Вами избегаем разговора о тех людях, которые стали первыми носителями ордена. 

М.Тренихин

- Ну, давайте, вернёмся… 

Д.Володихин

- Давайте, давайте… 

М.Тренихин

- Действительно, это – совершенно правильно.  

Надо сказать, что первым кавалером ордена в 1699 году – ну, то есть, фактически сразу, после его учреждения, стал генерал-адмирал Фёдор Алексеевич Головин. Он, до этого, был и главой… в общем… Внешнеполитического ведомства, как бы мы сказали сейчас – министром иностранных дел, и, после смерти Лефорта, получил, как раз, чин генерал-адмирала, и, вот в это же время, получает награду. Но, вот, как он объяснял одному из иностранцев, что, как раз, это – высшая награда, которая даётся за особые заслуги перед Государством, но чёткой формулировки, насколько я понимаю, нету. 

Д.Володихин

- Ну… фактически, Головин был правой рукой Петра I, и этот человек, помимо всего прочего, ещё был исключительно знатен. Головины, впоследствии, получат графское достоинство, а до того, в Российской истории XV, XVI, XVII веков, Головины – это русско-греческий род, который на протяжении многих, многих поколений постоянно был рядом с Престолом. Казначеи Головины, время от времени – воеводы Головины, в Боярской Думе – Головины… если не бояре, то – окольничьи.  

То есть, иными словами, Петру нравилось то, что представитель старой аристократии, очень древнего рода, полностью присоединился к нему, в его политике преобразования России, и стал преданным помощником. Он, фактически, показывал всем остальным представителям боярской аристократии: «Видите? Я могу не только быть суров, я могу и жаловать людей, которые идут за мной, и помогают мне». 

М.Тренихин

- Да, совершенно верно. И не только Меньшиков, к которому отношение было более, чем неоднозначное, ввиду его происхождения, но и, действительно, привечал и старую аристократию, и таким образом, собственно, формировалась элита государства – и, в том числе, посредством учреждённой награды, учреждённого ордена. И, в этом смысле, орденская институция – она, в общем, сродни тому, что есть и в сегодняшний день – показать самых достойных людей страны. 

Конечно, мы понимаем, что иногда здесь вмешиваются эмоции, иногда – политика и сиюминутные интересы. Но, всё-таки, в целом, мы понимаем, что это – важный инструмент государственной политики – и тогда, и сегодня. 

Д.Володихин

- Ну, Михаил Михайлович… первый – Головин – несомненно, достойнейшая личность, а вот вторая личность – довольно странная и сомнительная. Человек, который получил орден Святого Андрея за номером два… в общем… ну… на огненном коне проскакал по страницам русской истории. 

М.Тренихин

- Ну, конечно… Речь идёт о гетмане Иване Мазепе, и фигура – более, чем неоднозначная.  

Интересно, что получил он орден в 1700 году, ровно на рубеже веков, и, уже в 1708 году, был его лишён… ну, понятно – государственное предательство. И, как раз, нахождение такого человека среди кавалеров высшего, а, на тот момент, ещё и единственного, ордена – это было совершенно неприемлемым, и его исключили. 

Но, кстати, здесь – интересный случай из фалеристики – из науки, изучающей наградные знаки, ордена, медали – то, что для него был сделан проект «медали Иуды». Ну, вы представляете себе – огромный, тяжеленный серебряный знак… такой… как бы это сказать… своего рода, канализационный люк, который планировалось на него надеть, в случае его поимки. Но – не случилось. Я так понимаю, до наших дней знак такой не сохранился, хотя в источниках он указывается, и даже среди исследователей наградной медали XVIII-XIX веков такой казус тоже упоминается. 

Д.Володихин

- А вот, что касается знаков ордена Святого Андрея, Мазепа их, насколько я помню, так и не отдал – не попался, и не вернул. 

М.Тренихин

- Ну… такое часто бывает с орденами людей, которые… значит… начали воевать против того или иного государства, вручившего им орден. Мы ведь знаем историю о том, что, до революции, и в Российской Империи, и в других государствах Европы, было принято возвращать орденские знаки после смерти кавалеров в Капитул орденов, соответственно, в орденскую организацию… ну, в данном случае, у нас – Капитул, а в Европе эти организации назывались по-другому… но, так или иначе, все высшие награды возвращались назад. Иногда с этим тоже бывали казусы, когда родственники… как-то… задерживали, и сохранялась переписка, с требованием вернуть.  

Также, мы знаем ситуацию, когда орденские знаки воюющих уже… там… в Первую Мировую войну стран оставались, естественно, у монархов. 24:11  говорим о дипломатическом обмене, то те, кто воевал в Антанте, не возвращали орденские знаки в страны Тройственного союза, и – наоборот. 

Д.Володихин

- Ну, да. В принципе, ведь, многие вещи, в данном случае, зависят от воли владельца ордена. Хочу – отдам, хочу – не отдам. 

В данном случае, интересно то, что… вот, возвращаясь к первому орденоносцу, Головину… через несколько лет после того, как он сам получил орден, он вручил орден Святого Андрея Первозванного за номером 6 – Петру Первому… 

М.Тренихин

- Да, совершенно верно, в 1703 году. 

Д.Володихин

- … и, одновременно, в тот же день, за номером 7 – Меньшикову. 

М.Тренихин

- Да, да… Но Пётр Алексеевич получил орден тоже не просто так, не по праву рождения, не потому, что он был монархом, а, на самом деле, за взятие двух шведских боевых кораблей в устье Невы – напомним, что была война, и соратник его, Меньшиков… в общем-то… за ту же боевую операцию. 

Д.Володихин

- То есть, иными словами, люди реально подставляли свои головы под шведские пули, и необходимости в этом какой-то суровой – не было. 

Пётр Первый – сам захотел осуществить эту операцию, чтобы показать, что нельзя в нём видеть труса. Ходили такие разговоры после 1700 года, когда он, незадолго до разгрома русской армии под Нарвой, уехал из лагеря. 

И он показывал: «Я радею за отечество! Я никогда не боялся выходить против врага. Я готов драться даже… вот… на корабельном абордаже, на утлых лодчонках атакуя корабли шведов – и побеждать». 

И, надо сказать, что… действительно – успех, действительно – 2 корабля были захвачены, «Астрильд» и «Гедан», и Пётр, впоследствии, очень гордился этой победой, и даже выбил особую медаль – «Небываемое бывает» написано было на ней. 

«Небываемое бывает» – имелось в виду, что лодки взяли корабли на абордаж, и захватили.  

Он мог лишиться жизни. Потому, что человек 20 в этой операции погибло под огнём шведов – мог и он погибнуть. 

М.Тренихин

- Ну… вот, видите – здесь мы возвращаемся к вопросу роли личности в истории. И, с одной стороны, роли личности как стратега, государственного деятеля, который ведёт страну по определённому курсу, а, с другой стороны, необходимость личного участия и ободрения людей – ну, такое тоже бывает, и вот это, как раз, яркий пример – почему, собственно, интересно заниматься фалеристикой и изучать наградные знаки, или портреты награждённых рассматривать… сами награды, орденские звёзды, ленты… в общем, в этом и есть интерес – в том, чтобы углубляться в историю. 

Кстати, вот, интересно – мы не сказали о количестве награждений. Но, коль скоро уж мы пока посвятили большую часть XVIII веку, вот – от Петра Первого до Екатерины было награждено… 

Д.Володихин

- До Екатерины – какой? 

М.Тренихин

- … до Екатерины Второй… удостоено менее 200 человек, при этом, в царствование Петра Алексеевича… если не ошибаюсь… 38. То есть, это, действительно, не так много, учитывая количество населения, которое, конечно, не было таким большим, как сегодня, но, всё-таки, в процентном соотношении, это – единицы, и это подчёркивало высочайший статус награды. 

То есть, награда, конечно, не была девальвирована, её не раздавали налево и направо – это единичные акты, подчёркивающие её значимость. 

Д.Володихин

- Ну, да… А, собственно, кто ещё получил при Петре Первом? 

М.Тренихин

- Ну, вот, мы знаем… мы говорили о дипломатической функции награды, и вот, как раз, кавалером №3 был посол Пруссии в России Людвиг фон Принцен – то есть, он получил награду через два года, после учреждения, в 1701 году. 

Так, что… как раз, примеры уже дипломатических подношений имеют самую раннюю историю. 

Д.Володихин

- Ну, что ж… я думаю, нам стоит расширить список тех, о ком стоит поговорить, из числа кавалеров ордена, но это – чуть погодя. 

А сейчас я должен напомнить вам, дорогие радиослушатели, что это – светлое радио, радио «Вера». В эфире – передача «Исторический час». С вами в студии – я, Дмитрий Володихин, и мы ненадолго расстаёмся с вами, чтобы, буквально через минуту, вновь продолжить наш разговор. 

«ИСТОРИЧЕСКИЙ ЧАС» НА РАДИО «ВЕРА» 

Д.Володихин

- Дорогие радиослушатели, это – светлое радио, радио «Вера». В эфире – передача «Исторический час». С вами в студии – я, Дмитрий Володихин, и мы, с замечательным «рисующим» искусствоведом, научным сотрудником Государственного музея-заповедника «Царицыно» Михаилом Михайловичем Тренихиным, продолжаем разговор об ордене Святого Андрея Первозванного – первой в системе европейских наград. А точнее сказать – первой награде в системе европейского типа орденов в России. Вот, наверное, это будет более правильная формулировка. 

Кто же ещё отличился в XVIII веке? Насколько я понимаю, при Екатерине II орден стали давать несколько чаще, но он всё ещё не девальвировался. Или, всё-таки, можно сомневаться в этом? 

М.Тренихин

- Ну, смотрите… мы говорили о количестве вручений от Петра I до Екатерины II – это менее 200 человек, и, при царствовании Матушки Екатерины – это чуть более, чем три десятилетия – орден был вручён ещё около 100 раз. То есть, это, действительно, довольно много, учитывая предыдущее. Но, с другой стороны, всё-таки, 30 лет правления – это серьёзный срок для страны – страны, которая, в определённом смысле, формируется, входит во внешнюю политику, ведёт большое число войн. И, всё же, действительно – это показывает то, что награда не была девальвирована. 

Но вот, Вы знаете, как сотруднику «Царицыно», особенно приятно, как раз, говорить о периоде Екатерины II, потому, что для нас Императрица… в общем, это – наше всё. Как ни крути, наш архитектурный ансамбль был создан при ней, ну, и название «Царицыно» появилось уже после того, как она выкупила землю у Кантемира, у Владетеля Молдавии. И, конечно, в первую очередь, для меня орденская система связывается, наверное… ну… с формированием, в значительной степени, Российской Империи… наградная система Российской Империи связывается с периодом Екатерины. 

Специально, перед выпуском передачи, перед тем, как прийти к вам, в вашу гостеприимную студию, прошёл по нашим экспозициям – сейчас это «Царицыно Баженова и Казакова», новая постоянная экспозиция, куда я, кстати, всех приглашаю, где рассказывается о том, как ансамбль создавался… которую курировала наш заместитель генерального директора Ольга Владимировна Докучаева – наш… такой… ангел-хранитель…  

Д.Володихин

- Допустим… 

М.Тренихин

- Там, действительно, есть портреты… 

Д.Володихин

- Вот-вот, именно об этом-то я и хотел поговорить! В сущности, «Царицыно», так и не достроенное до совсем недавних времён, всё-таки, в нескольких своих корпусах, функционировало. Там бывали люди, и, с одной стороны, «Царицыно» посещали орденоносцы, в том числе, и те, кто был пожалован орденом Святого Андрея Первозванного, с другой стороны, насколько я понимаю, в экспозиции немало портретов людей, которые украшены знаками ордена Святого Андрея. 

М.Тренихин

- Да, совершенно верно. Но чтобы нашим слушателям было понятней, и, потом, можно было обратить внимание в музеях, может быть, где-то в книгах – если Вы видите черезплечную широкую ленту на дореволюционных портретах… такого… лазуревого цвета, нежно-голубого, то это, как раз, лента высшего ордена Российской Империи – ордена Андрея Первозванного. И понятно, что кавалер такой награды – это человек не рядовой. 

Но… вот, я говорил о том, что монархи у нас удостаивались ордена, по мужской линии, автоматически, но Екатерина II тоже была кавалером… кавалерственной дамой, вернее сказать, этого ордена. И, для меня, одним из самых ярких произведений, которое у нас в музее хранится – это статуя, работы скульптора Опекушина в Екатерининском зале – самое такое наше, наверное, парадное место в интерьерах Большого дворца. И, как раз, Императрица изображена в таком… очень интересно сделанном… пластически выполненном скульптором платье, и, как раз, очень узнаваема, даже в скульптуре, которая не имеет цвета, эта широкая лента, завязанная… значит… через правое плечо, а слева, на боку, внизу имеется красиво оформленный бант рюшчатый, с аккуратно, красиво подрезанными краешками муаровой ленты и знаменитым косым крестом ордена Андрея Первозванного. И даже скульптор Опекушин… кстати, его знают, наверное, как автора памятника Пушкину на Пушкинском бульваре, в большей степени, но это, действительно, мастерское произведение – было выполнено к 100-летию смерти Екатерины II. И вот… мне кажется, что Опекушин тоже наслаждался исполнением этого орденского знака. Уж не знаю, насколько он был заинтересован в фалеристике, но это он сделал, действительно, очень вкусно и с интересом. 

Д.Володихин

- Ну, вот… помимо самой Императрицы, ордена при ней – эти 100 штук, или около того, выдавались людям достойным, или же – уже потеряли прежнее своё значение? Кому жаловали эти ордена? 

М.Тренихин

- Ну, смотрите… в постоянной экспозиции, посвящённой Екатерине II, у нас есть портрет братьев Орловых, и это, конечно, люди, более чем известные для истории России XVIII века – это Алексей Григорьевич Орлов, который позднее, после известной битвы, стал Орловым-Чесменским, и Григорий Григорьевич Орлов – собственно, фаворит Екатерины II. И можно было бы спорить о том, насколько он был человеком достойным или недостойным, и за что он получал ордена, но, мне кажется, имеет смысл вспомнить, что именно Григорий Григорьевич… в общем-то… подавил Чумной бунт… 

Д.Володихин

- В Москве, да… 

М.Тренихин

- … в Москве. И надо понимать, что люди того периода, несмотря на знатную породу, несмотря на приближенность ко Двору, всё же являлись… более пассионарными, наверное, чем сегодня, и… 

Д.Володихин

- Не боялись поработать, закатав рукава, и подставив голову под пули, сабли, или уж что там у врага найдётся. 

Братья Орловы. Ещё кто? 

М.Тренихин

- Ну, вот… да… как раз, я говорил о том, что у нас – замечательная картина де Велли с известными братьями – 1770 года картина.  

Ну, например… можно вспомнить ещё одного фаворита Екатерины II – Потёмкина, который также является видным военным деятелем. 

Но вот, например, орден Святого Андрея Первозванного он получил в 1774 году, а для нас приятно то, что известно, что в 1775 году он посетил Царицыно, вместе с Императрицей. Собственно, для Екатерины II это было одно из четырёх посещений усадьбы «Царицыно», но вот… особенно приятно выискивать кавалеров среди тех, кто… 

Д.Володихин

- … побывал у вас. 

М.Тренихин

- … побывал у нас, да. Это уже такое… знаете… местно-условно-краеведческое, но… очень интересное дело. 

Д.Володихин

- Ну, хорошенького – понемножку. Вареньем тоже можно объесться. 

Так, вот… насколько я понимаю, 1774 год – это завершение войны с турками, и речь идёт о военных и дипломатических заслугах Потёмкина.  

А я хотел бы вспомнить ещё одного человека, который получил орден за заслуги военно-морского характера. Это – адмирал Самуил Карлович Грейг. Во время большой русско-шведской войны, он вышел со своей эскадрой, дал бой шведскому королевскому флоту, и отогнал его – то есть, в общем-то, спас Санкт-Петербург, потому, что реально нависла опасность того, что шведы прорвутся в Финский залив, устроят десантирование недалеко от столицы, и Санкт-Петербург может быть захвачен. Опасность была очень серьёзная. При том, что российский флот, по целому ряду позиций, был не очень готов к большим сражениям. И здесь отваге Самуила Карловича, который с необыкновенным самоотвержением и с необыкновенной решительностью вёл атакующую тактику в этом сражении, мы обязаны победой в этой баталии. 

Насколько я понимаю, орден Святого Андрея Первозванного он получил буквально незадолго до своей кончины, потому, что вскоре, после этого, он умрёт – после этой победы. Но, вот, тем не менее – вот… 

М.Тренихин

- Успел, успел… да, действительно, высшая награда иногда находит героев уже… весьма заслуженных, и, естественно, в весьма преклонном возрасте. 

Но, вот, интересно… мы не сказали ещё об одном важном человеке – важном для Царицыно, хотя он, конечно, очень известен – Александр Андреевич Безбородко. Ну, вот, уж вспомню о нём… 

Д.Володихин

- Ну… он важен не столько для Царицына, сколько для такой мелочи, как вся Российская Империя! 

М.Тренихин

- Да. Ну, поскольку, всё-таки, ни много, ни мало… канцлер Российской Империи, а впоследствии – светлейший князь, и человек, который, дослужившись, стал, наверное, самым могущественным из статс-секретарей Императрицы Екатерины II, и, фактически, все бумаги, все прошения, весь… ну… как мы скажем сегодня, документооборот, проходил через этого могущественного человека. 

И, вот, интересно, что… по-моему, 24 прошения было отправлено от одного из наших столпов – архитектора Василия Баженова – к Екатерине II, и все эти бумаги, конечно, проходили через Безбородко… хотя, надо сказать, что орден свой он получил уже после «замораживания» – завершения строительства Царицынского ансамбля. 

Д.Володихин

- Ну… насколько я понимаю, при Павле I он также сохранил своё значение. Мало того – ещё и обрёл графский титул. Ну, вот, давайте-ка мы вырвемся, наконец, на оперативный простор из теснин XVIII века. 

Орден, слава Богу, существовал и весь XIX век, и начало ХХ-го. Какие достойные люди были им отмечены, и что нового появилось в истории этого ордена? 

М.Тренихин

- Ну… опять-таки, возвращаясь к произведениям искусства, мне очень симпатичны портреты Императоров известные – ну, конечно, Александра I, где есть у него на мундире награда – орден Андрея Первозванного, и – недавно вот… у нас… сейчас привезли замечательную выставку – надолго, практически, на два года – «Екатерининский корпус Монплезира. Путешествие из Петергофа в Царицыно», – у нас висит портрет «неудавшегося» Императора Константина – опять-таки, это же человек-проект Императрицы Екатерины II, которого она хотела поставить на Престол Византии – восстановить греческую Империю. И мы даже знаем, что на рождение его была выбита медаль, где на заднем плане был изображён собор Святой Софии Константинопольской и восходящая звезда. Но, увы, не случилось Российской Империи захватить проливы… 

Д.Володихин

- Увы, и сам Константин Павлович был… ну… не самой выдающейся фигурой в истории России, и от него произошло много странного. Но, во всяком случае, кавалером ордена Святого Андрея он был. 

М.Тренихин

- Да, и, в основном, конечно, он известен междуцарствием 1825 года, восстанием «декабристов». Но на его мундире интересно сочетание ордена Андрея Первозванного и британского ордена Подвязки. То есть, это, опять-таки… 

Д.Володихин

- … привет временам Петра I… 

М.Тренихин

- … Петра I… и то, что интересно любителям – коллекционерам и исследователям. 

Д.Володихин

- Ну, что ж… поскольку мы постоянно возвращаемся к эпохе Петра, при котором этот орден был учреждён, я думаю, будет правильным, если сейчас в эфире прозвучит марш лейб-гвардии Преображенского полка, созданного при Петре, а, впоследствии, получившего Андреевскую символику в качестве полковой атрибутики. 

-МАРШ- 

«ИСТОРИЧЕСКИЙ ЧАС» НА РАДИО «ВЕРА» 

Д.Володихин

- Дорогие радиослушатели, это – светлое радио, радио «Вера». В эфире – передача «Исторический час». С вами в студии я, Дмитрий Володихин, и мы, с замечательным специалистом по истории искусства, фалеристом, заместителем главного редактора журнала «Sammlung/Коллекция» Михаилом Михайловичем Тренихиным, обсуждаем судьбы ордена Святого Андрея Первозванного в нашей стране. 

Насколько я понимаю, орден Святого Андрея Первозванного нередко обильно украшался драгоценными камнями, поэтому он, сам по себе, представлял произведение искусства – во всяком случае, искусства ювелирного. 

М.Тренихин

- Ну, безусловно! Высшая награда заслуживает ювелирного мастерства, и мы знаем прекрасные образцы, которые сейчас хранятся, например, в музеях Кремля, и желающие могут прийти и посмотреть это высочайшего класса произведение.  

Но, если говорить об украшении бриллиантами, то надо понимать, что это не только традиция, характерная для ордена Андрея Первозванного. Были, так называемые, «Кабинетские подарки» – Кабинета Его или Её Императорского Величества – и, в частности, орденские знаки могли выдаваться из Кабинета.  

Фактически, это не было… там… какой-то отдельной степенью, или что-то, но все понимали, что это знак высочайшего соизволения, и любой другой орден – например, Александра Невского – мог быть обильно украшен бриллиантами, и это, действительно, знак особого расположения. 

Но, с другой стороны, также бриллиантами могли украшаться и любые другие подарки – там, памятная табакерка, и так далее. 

Д.Володихин

- То есть, иными словами, если Государь считает, что надо не просто наградить орденом, но ещё и выказать особое удовлетворение деятельностью этого человека, то орден усыпали бриллиантами. 

М.Тренихин

- Да, да. Безусловно, могли быть и более простые варианты исполнения, но, как мы понимаем, это далеко не всегда являлось показателем заслуг или подвига, потому, что любой, самого простого исполнения, бронзовый с эмалью Георгиевский орден говорил о безусловной храбрости на поле боя, и, даже не будучи украшен дополнительно какими-нибудь… так сказать… бриллиантами, стразами и так далее… 

Д.Володихин

- Ну, это – Георгиевский, а – Андреевский? 

М.Тренихин

- Андреевский, конечно, должен был, просто по статуту своему – как высшая награда, должен был быть украшен. Хотя, так не всегда было, но, в основном, это очень и очень богато исполненные драгоценные знаки ордена. 

Д.Володихин

- Насколько часто им награждали в XIX, начале ХХ века? 

М.Тренихин

- Ну, конечно, было больше награждений, чем в предшествующие периоды. Более широкая государственная деятельность – больше, собственно, и государственных, и военных деятелей, больше военных кампаний, и… по большому счёту, больше дипломатических визитов – вот, в результате чего, мы, до сих пор, и не знаем точного количества награждений.  

Потому, что, в случае визитов за границу… если иностранный правитель дарит – жалует высшую награду своей страны, то, в ответ, ему полагалось выдавать, так же, комплект отечественных наград. 

Мы понимаем, что если ехали в Германию, то речь идёт не только о, допустим, королях таких крупных образований, как Королевство Пруссия, Королевство Бавария, но могут быть и представители медиатизированных Домов – это… ну… условно говоря… город-государство, который был включён в состав более крупного государственного объединения. Ну… вот… после Наполеона, собственно, такая унификация произошла, но руководители, и эти династии, представители династий – они, всё равно, приравнивались по рангу к действующим монархам, и имели свои награды. 

Поэтому, комплектов наградных нужно было везти с собой достаточно много – и на непредвиденный случай, встречу. И, фактически, протокол работал достаточно чётко в плане раздачи орденов, но, к сожалению, недостаточно у нас архивных данных для того, чтобы подсчитать количество… 

Д.Володихин

- Сколько именно… 

М.Тренихин

- Да, да… 

Д.Володихин

- Ну, хорошо… Вот, собственно, традиция награждения орденом Святого Андрея прервалась в последнее Царствование, при Николае II. В советское время ничего подобного этому ордену не существовало. 

Однако, уже после того, как СССР ушёл в небытие, этот орден восстанавливается, и судьба его – довольно необычна. 

М.Тренихин

- Да, действительно, орден – теперь уже не Российской Империи, а высший орден Российской Федерации – был восстановлен указом Президента России… вот… 1 июля 1998 года – то есть, вот уже, можно сказать, 21 год существует… 

Д.Володихин

- … и ровно 300 лет, после того, как его впервые учредили. 

М.Тренихин

- Да, да, совершенно верно! Ну… я думаю, что… в общем… это было сделано, наверное, специально, к круглой дате… 

Д.Володихин

- … показать преемственность… 

М.Тренихин

- Преемственность? Да… хотя… с разной, так сказать, степенью успеха.  

Ну, вообще… вот… у нас сейчас… можно… иногда возникают некоторые вопросы к современной наградной системе, но, так или иначе, сам посыл возвращения к историческим корням, к тому, что было в Российской Империи – я считаю, это очень правильно, если вообще не сказать – единственно верно. 

И, действительно, мы возвращаемся – где-то лучше, где-то хуже – и к символике, которая была до революции.  

Ну, достаточно вспомнить, что сегодня все орденские знаки – даже, в том числе, и орденов, которые, по традиции, перешли с советского времени… ну… это, прежде всего, ордена, посвящённые полководцам – они ведь изменили свою символику с звезды ( понятно – красная звезда, пятиконечная, советская ) – все стали иметь крестообразную форму. 

Д.Володихин

- Ну, хорошо. Вот, орден Святого Андрея Первозванного существует уже два десятилетия. По правилам – награждение в рамках Российской Федерации. Кому предназначается этот орден в качестве награды? 

М.Тренихин

- Это очень интересный момент. Потому, что до его учреждения, например, иностранные руководители… ну… как то: Президент Франции Жак Ширак получил, например, как высшую награду, орден «За заслуги перед Отечеством» 1 степени – это, конечно, очень смешно. Но не было, на тот момент, у нас ордена Андрея Первозванного… 

Д.Володихин

- Ну, да… 

М.Тренихин

- … а сегодня – да, уже… 

Д.Володихин

- французы иронично пожимали плечами – ну, что дали, то дали… 

М.Тренихин

- «За заслуги перед Отечеством», да… перед чужим отечеством, но… всё же, приятно! Как: «Заслужил Крест – носи!» 

А сегодня высшей награды удостаиваются и иностранные граждане – это, действительно… руководители иностранных государств, конечно. Это, я считаю, правильно, и… ну… здесь у нас уже есть прецеденты четырёх подобных награждений. Это – Нурсултан Назарбаев, руководитель Казахстана, покойный Гейдар Алиев, президент Азербайджана, не так давно – ну, уже тоже 2 года прошло, в 2017 году был награждён Си Цзиньпин, Председатель Китайской Народной Республики, и, буквально уже на наших глазах, в апреле 2019 года, премьер-министр Республики Индия, Моди Нарендра, получил высшую награду. Вот, он, на сегодняшний день, стал 20-м кавалером, и пока у нас… известно, за 21 год, всего лишь 20 кавалеров этой награды. 

Д.Володихин

- Ну… довольно своеобразная картина, когда орден Святого Андрея Первозванного достаётся представителям ислама, представителям каких-то восточных религий – это, в общем, многих настраивает на иронический лад.  

Но, вот, тем не менее – всё это, так сказать, вопрос дипломатического этикета, и, наверное, хорошо то, что Россия демонстрирует: «Мы имеем высшую награду в традициях Православия. Если кому-то не нравится – вы, всё равно, не откажетесь».  

Но – другое дело, кому вручается орден из числа самих граждан Российской Федерации, а не руководители каких-то других государств. 

М.Тренихин

- Ну… вот, Вы сейчас интересную тему затронули по поводу награждений представителей других вероисповеданий. Но… кстати, возвращаясь, всё-таки, к опыту Российской Империи, у нас ведь были награды для нехристиан – награды для мусульман, для иудеев… то есть, там… 

Д.Володихин

- Они, кстати…  

М.Тренихин

- Да, зачастую… 

Д.Володихин

- … мусульмане, отказывались: «Дайте нам общего образца!» 

М.Тренихин

- … да, когда, вместо святого, изображался Государственный герб – тогда это был чёрный орёл двуглавый, сегодня – золотой – но, вот… 

Д.Володихин

- «Дайте нам не птичку, дайте нам – всадника!» 

М.Тренихин

- Всадника, да… и многие, всё равно, возмущались, хотели – общего образца «правильный орден». А те ордена – для других вероисповеданий – сейчас являются, конечно, вожделением коллекционеров дореволюционной царской фалеристики… 

Д.Володихин

- Редкая ведь, редкая… 

М.Тренихин

- Да… но, возвращаясь к кавалерам ордена Святого Андрея Первозванного сегодняшним, российским – гражданам России… Вам, наверное, как писателю, будет особенно приятно, что наибольшее число из 20-ти награждённых – четверть, 5 человек – это писатели или поэты.  

Вот… Александр Исаевич Солженицын… да… Алиева, Гамзатов, Михалков, Гранин – как раз, люди искусства, люди… пера, если угодно. Но здесь, правда, есть одно исключение. Поскольку, Солженицын… тоже такой казус… единственный человек, который отказался принять награду. Формально, есть указ о награждении, формально он в списках числится, но награду он не принял и никогда не носил. 

Д.Володихин

- Почему? 

М.Тренихин

- Было это в 1998 году, и, на тот момент, к сожалению, страна находилась в разрухе – экономической, культурной…  

Д.Володихин

- Да, результат 90-х… 

М.Тренихин

- … да… результат 90-х, результат нашей революции 1991-93 годов. И Солженицын… в общем, хоть он и выступал против советской власти, но… за развал страны, вопреки советской власти, он – не выступал, и принять разруху экономическую, моральную, культурную он не мог, и от этой награды отказался, и… 

Д.Володихин

- Постеснялся… и прав! 

М.Тренихин

- … постеснялся, да… и это – единственный случай. Потому, что остальные пока от такой высокой награды не отказывались! 

Д.Володихин

- Ну, в принципе… хорошо уже то, что успехи в творчестве, в частности – успехи в писательском труде – приравниваются к заслугам государственным. Такого у нас не было в Российской Империи, и в XIX веке получить за литературные заслуги какой-либо орден – а, тем более, орден Святого Андрея Первозванного – немыслимое дело, невозможное! 

М.Тренихин

- Но, с другой стороны, это – продолжение советского времени. Здесь мы, как раз, говорим о некоем соединении дореволюционных царских наградных традиций и советских. 

Вот, например, один из кавалеров – Сергей Владимирович Михалков. Мы знаем, что он получал все мыслимые и немыслимые награды Советского союза, в том числе, и «Героя соцтруда» ( ну… кстати говоря, многие кавалеры ордена Андрея Первозванного, в советское время, становились «героями соцтруда» ), и, фактически, это – отметка заслуг, которые были тогда. И вот это награждение деятелей культуры – оно имеет корни советского времени. 

Д.Володихин

- Ну, а… помимо глав других государств и писателей, кому, за какие-то, действительно, государственные, административные, военные заслуги вручались ордена Святого Андрея Первозванного в последние 20 лет? 

М.Тренихин

- Мы знаем об одном случае, об одном кавалере, награждённом знаком отличия с мечами – за военные заслуги. Это – министр обороны Российской Федерации Сергей Кужугетович Шойгу. Причём, знаем мы не из указов – потому, что, в основном, всегда публикуется на сайте Президента России указ о награждении… естественно, высшая награда… это всё можно найти – фамилию кавалера, за что, дату указа, подпись гаранта государства. 

А в случае с Сергеем Кужугетовичем, мы знаем о его награждении не по документам, а по тому, что он появился на очередном параде Победы со звездой Ордена Андрея Первозванного, на которой были мечи. 2014 год – известные события. 

Д.Володихин

- Ну, что ж… мне нравится идея… то, что старинные ордена – ордена, которые, действительно, в основном, доставались людям замечательным, людям, украшенным заслугами перед Отечеством – возрождаются в наши дни. 

Мне осталось поблагодарить Михаила Михайловича Тренихина от вашего имени, дорогие радиослушатели, и сказать вам: спасибо за внимание! До свидания! 

М.Тренихин

- Всего доброго!

Друзья! Поддержите выпуски новых программ Радио ВЕРА!
Вы можете стать попечителем радио, установив ежемесячный платеж. Будем вместе свидетельствовать миру о Христе, Его любви и милосердии!
Мы в соцсетях
******
Слушать на мобильном

Скачайте приложение для мобильного устройства и Радио ВЕРА будет всегда у вас под рукой, где бы вы ни были, дома или в дороге.

Слушайте подкасты в iTunes и Яндекс.Музыка

Другие программы
Разговоры о кино с Юрием Рязановым
Разговоры о кино с Юрием Рязановым
Вы любите кино, или считаете, что на экранах давно уже нечего смотреть? Фильмы известные и неизвестные, новинки и классика кино – Юрий Рязанов и его гости разговаривают о кинематографе.
ПроСтранствия
ПроСтранствия
Православные храмы в Гонгконге и Антарктиде. Пасха в Японии и в Лапландии. Это и множество других удивительных мест планеты представлены глазами православного путешественника в совместном проекте Радио ВЕРА и журнала «Православный паломник».
Слова святых
Слова святых
Программа поднимает актуальные вопросы духовной жизни современного человека через высказывания людей, прославленных Церковью в лике святых, через контекст, в котором появились и прозвучали эти высказывания.
Истории старого звонаря
Истории старого звонаря
На территории Андреевского монастыря в Москве, где находится Радио «Вера», можно встретить скромного, почти неприметного человека, спешащего подняться на колокольню. Но стоит ему забраться туда, как окрестности оглашаются неземным звоном. В этот момент вы с замиранием сердца останавливаетесь и думаете: «Надо же, какой талант! Талант от Бога!» И вы абсолютно правы: Петр Алексеевич Колосов — один из лучших звонарей столицы, а, может быть, и России. Но искусство звонаря — это лишь одно из многочисленных его дарований. Ведь Петр Алексеевич ещё и изумительный рассказчик! И в этом вы легко убедитесь, слушая программу «Истории старого звонаря»

Также рекомендуем