Москва - 100,9 FM

«Николо-Сольбинский женский монастырь». Игумения Еротиида

* Поделиться

Наша собеседница — настоятельница Николо-Сольбинского женского монастыря игумения Еротиида.

Мы говорили об истории Николо-Сольбинского женского монастыря, о том, как он восстанавливался из руин при игумении Еротииде, о его современной жизни, а также о том, как при нем возникла общеобразовательная школа для девочек, и в чем её особенности. Наша собеседница рассказала, как она приняла решение уйти в монашество в юном возрасте, и как промыслительно, по её мнению, оказалась именно в этом монастыре.


Ведущая: Елизавета Горская.

Лиза Горская:

- В эфире радио «Вера» программа «Светлый вечер».

Мы с вами находимся в Николо-Сольбинском монастыре, недалеко от Переславля. И здесь мы в гостях у игумении Еротииды, и сегодня мы будем говорить много о чём, но, в первую очередь, матушка, я хотела Вас спросить… Вот, недавно было 20 лет, как Вы здесь. И, насколько я знаю, Вы пришли совсем юной – чуть за 30 – монахиней, буквально, на руины. Вот, какой путь прошли Вы, прошёл монастырь, что было в 1999 году?

М.Еротиида:

- Этот монастырь… конечно, были попытки его восстановления. До меня было пять настоятельниц, все менялись – потому, что невозможно было с места сдвинуться. Было очень страшно. Было – запустение. Груды мусора, камней после психиатрической больницы. Здесь жили бомжи. И нам пришлось, вместе с ними, в одном корпусе находиться. Они нас даже защищали, и даже они дрова из леса таскали на топку, и помогали нам, топили печку в храме для службы. Но вскоре они от нас ушли. Потому, что им стало так радостно на Пасху – они разбушевались и начали бить в било до тех пор, пока не согнули все молотки. Потом мне пришлось их попросить уйти. Я их обманула – сказала, что я сообщила в милицию, и сейчас за ними приедут.

Но, на самом деле, никуда я не сообщила – просто было очень страшно за себя, за сестёр… сёстры молоденькие были.

Лиза Горская:

- Сколько вас было – четверо?

М.Еротиида:

- Да. Три девочки и я – мне было 33 года, а им 16, 17 и 18 лет. Вот, они ушли, а потом их друзья нас посещали – тоже очень долго. Так вот, мало-помалу… Начали с Богослужения, с распорядка дня, и… мало-помалу… так… с Божьей помощью.

Конечно, надо отдать должное владыке Феодосию, теперешнему Исилькульскому и Русско-Полянскому, моему брату, который, не взирая ни на что, помимо своего послушания в Троице-Сергиевой Лавре – он был насельником Троице-Сергиевой Лавры и нёс послушание на просфорне – как испечёт просфоры, выбирал сюда, к нам, привозил что-нибудь покушать, смотрел, живы ли мы. Конечно, благодаря ему, мы устояли в те самые трудные времена. Потому, что здесь беззащитные были – и прежние матушки, которые… и мы тоже… Ну, вот… тогда отец Феодосий – он и ночами сторожил, и служил у нас, и его – побаивались. Поэтому, к нам не лезли, хотя были попытки, пугали нас… Ну, ничего не закрывалось, не запиралось ничего, забора не было – всё открыто. Чего-нибудь привезёшь – тут же они забирают. Говорят: «Мы здесь хозяева. Мы здесь родились. А вы ещё долго здесь будете? Много таких было, как вы…» – поэтому, можно было ожидать всё, что угодно.

Но – слава Богу, по милости Божией, мало-помалу, стало возрождаться место это святое.

Конечно, не было коммуникаций никаких, не было дороги. Электрические столбы вдоль дороги – они падали, гнилые были, деревянные. Кое-какие стояли – провода волочились по земле. Ну, как говорили, это – медвежий угол такой, и о том, что это место планировалось к возрождению – даже и не было в помине. Поэтому, так вот… такая вот глухомань, как говорится.

В советское время здесь была психиатрическая больница областного типа, и больные работали на землях бывшего монастыря, содержали скотину, земляные угодья были большими. Здесь были свои порядки. Вдоль монастыря… бывшего монастыря – психиатрической больницы – образовалась деревушка Сольба – на сегодняшний день там всего лишь несколько домов осталось – и там жили, как раз, обслуживающий персонал психиатрической больницы.

Вот, в такое царство мы и пришли в 1999 году, зимой, 1 февраля. У меня указ был 26 января, а 1 февраля мы прибыли на эту землю.

Очень интересный момент, как нас здесь встретили все бомжи – с такой радостью, с такой любовью! А этому предшествовала следующая ситуация. Я написала телеграмму сюда – даже не зная адреса, на всякий случай, написала, что: «26 января 1999 года Настоятельницей Николо-Сольбинского монастыря назначена монахиня Еротиида. Она прибудет на место своего нового послушания 1 февраля. Прошу встретить достойно и оказать повиновение». И я адрес написала: Переславский район, местечко Сольба.

Они получили эту телеграмму – бомжи. Встретили, разгрузили машину, хлеб испекли, мне выделили келью…

Лиза Горская:

- Даже хлеб испекли?

М.Еротиида:

- Да, они пекли хлеб! Здесь они так уютно устроились – как будто, это их жилище было. Больных же не было – их уже выселили, а здесь, вот, в этом корпусе, как раз, где мы сейчас находимся – это старинное здание, историческое, XVIII века – и здесь они, как раз, и жили. И, сюда же, и мы пришли – больше ничего не было.

Мы, в то время, оказались в той же ситуации, как и они. Потому, что мы же беззащитные такие были, и им стало нас жалко. И они очень нас… как бы… они охраняли, вообще… чтобы нас никто не обидел.

Лиза Горская:

- Ну, Вы их ещё талантливо воодушевили телеграммой – установку правильную дали…

М.Еротиида:

- Да… ну, и, конечно, дальше уже пошла жизнь своим чередом – это тоже очень интересная история – история возрождения, история новейшая. У нас выйдет 5 томов истории монастыря – мы собирали эту историю на протяжении 20 лет. Сейчас у нас вышел один том – 1918-38 годы. Следующий том выйдет осенью – «Синодики» будет называться. Ну, и… вообще… новейшая история – там, я думаю, всё будет включено, как говорят…

Лиза Горская:

- Я предлагаю, не дожидаясь выхода книги, немножко поговорить об истории монастыря в нашей программе.

М.Еротиида:

- История монастыря тянется ещё до XV века. И, первоначально, вообще, земли нашего монастыря относились к Великому князю Василию Тёмному. А потом были переданы дьяку Андрею, который служил при Митрополите Киевском и всея Руси Ионе, и, вот, в вознаграждение ему были переданы Великим князем эти земли. А он уже, этот дьяк Андрей, передал Симонову монастырю, что в Москве – в дар, на помин души, а сам принял в том же монастыре иноческий постриг с именем Адриан. И, таким образом, наш монастырь относился к Симонову монастырю. Это было местечко Быльцыно – деревня такая Быльцыно – в трёх верстах отсюда, и там деревянный монастырь возник позже, с храмом Святителя Николая и приделом Великомученицы Варвары. Вот, такое основание было. Ну, и, предположительно, что это было подворьем Симонова монастыря. А уже при нашествии поляков…

Лиза Горская:

- Начало XVII века…

М.Еротиида:

- … начало XVII века, да… его сожгли полностью. Его сожгли, и место святое пустовало 97 лет. А потом – его возродили. Но уже на новом месте, где мы сейчас находимся. Причиной тому послужило то, что здесь – менее опасное место. Потому, что – вдоль дороги. А эта дорога – они соединяет торговые пути. Издревле соединялись торговые… вот эти вот… ярмарки. В Нагорье, недалеко от нас, в 16-ти километрах от нас – село Нагорье, и ярмарка в Макарьево, Нижегородской области. До сих пор эти ярмарки – существуют. И люди приезжают, и, по субботам, огромное количество народу там.

Ну, и… в 1711 году монастырь начал уже строиться в каменном виде. Он относился к Борисоглебскому монастырю. Потому, по указу Петра Первого, как ни странно… Император Пётр Первый – он же закрывал монастыри, а здесь случилось у нас – наоборот. Интересно! Так, что бывает и такое, что даже и против обычных законов.

Лиза Горская:

- А причина известна?

М.Еротиида:

- А причина – очень интересно, что архимандрит Варлаам, наместник Данилова монастыря, что в Переславле – он был духовником Императрицы Екатерины, жены Петра Первого. И, по ходатайству своей супруги, Пётр Первый решил открыть этот монастырь. А потом... мало того, что его открыли, как… сперва, как подворье, а потом его сделали самостоятельным – в сороковом году.

«СВЕТЛЫЙ ВЕЧЕР» НА РАДИО «ВЕРА»

Лиза Горская:

- «Светлый вечер» в эфире радио «Вера».

С вами – Лиза Горская.

Мы находимся в стенах Николо-Сольбинского монастыря, в лесах, недалеко от Переславля-Залесского. С нами – игуменья этого монастыря Еротиида.

Матушка, вот, мы с Вами находимся недалеко от храма. Я думаю, что даже до наших слушателей иногда может доноситься пение – с храме идёт служба, сёстры прекрасно поют. Всего сейчас в монастыре около сорока сестёр – это достаточно много для современного монастыря. А когда мы ехали к вам через лека, и вдруг открылся вид на Николо-Сольбинский монастырь, было полное ощущение, что это – Китеж!

Вот, расскажите немного о современной жизни монастыря, о том, как всё устроено.

М.Еротиида:

- Расположение монастыря, как видите, и на сегодняшний день, сохранило свою уникальность. Вокруг – леса.

Переславль-Залесский. На самом деле, это не одно название – существуют вокруг нас очень густые леса. И, в прошлом, вот эти леса принадлежали Николо-Сольбинскому монастырю все, аж до Переславля. А Солба – это речка, сейчас её называют Сольба. Мягко. Но, на самом деле, старинное название – Солба, ударение на «а», и с угро-финского, в переводе, это означает «живая вода».

На самом деле, эта речка быстроходная, живая, холодная, лесная, и она протекает вдоль монастыря, еже на Солбе.

Лиза Горская:

- Матушка, я хочу Вас спросить о том, как получилось, что Вы выбрали именно монашескую жизнь?

М.Еротиида:

- Я начинала свой духовный путь в Троице-Сергиевой Лавре, и призвал меня к монашеству именно преподобный Сергий. Меня, моего брата, мою сестру…

Лиза Горская:

- И сколько Вам лет было?

М.Еротиида:

- Восемнадцать. Я в школу ушла в 6 лет, и в 16 я уже закончила школу. Мне было 18, когда я уже закончила училище, и, конечно, я имела такую возможность съездить, посмотреть… очень мечтала увидеть Лавру Преподобного Сергия. Здесь и произошёл такой… резкий поворот в моей судьбе, и я приняла решение – по благословению, конечно, батюшек из Лавры – служить Богу, и первые шаги у меня были, как раз, в Троице-Сергиевой Лавре, в Духовной Академии.

И так получилось, что наш монастырь находится недалеко от Лавры. Есть прямая дорога, минуя Переславль-Залесский – об этой дороге никто не знал в нашей епархии даже…

Лиза Горская:

- Она – действующая?

М.Еротиида:

- Она – действующая, и очень хорошая дорога – не надо ехать через Переславль, и путь короче на 40 км. За Сергиевым Посадом – поворачиваешь на Углич, а потом, на развилке «Калязин-Нагорье», поворачиваешь на Нагорье, и – дорога ведёт к нам! Очень хорошая дорога.

Лиза Горская:

- И сколько всего километров получается тогда?

М.Еротиида:

- До Лавры, до Сергиева Посада – 95 км.

Лиза Горская:

- По современным российским меркам – вообще… как на работу съездить!

М.Еротиида:

- А, знаете, как приятно, когда уставший из Москвы возвращаешься! Мне приходилось очень часто… на протяжении 11 лет, я каждый день ездила, собирала пожертвования, знакомилась с людьми, решала вопросы монастыря, и возвращалась из Москвы уже очень поздно… или уже рано! И едешь, а с обеих сторон – лес, и бесконечная такая дорога. Это – такое… знаете… хорошее впечатление! Молиться хорошо… и… как-то… освободиться от посторонних мыслей… вот… какой дар Божий. И, вот, преподобный Сергий… я думаю, что такой подарок сделал нам, что устроил нас поближе к себе. Поэтому, каждый день, когда я ездила в Москву, останавливалась у Лавры, прикладывалась к Преподобному, и – еду дальше! И, конечно, так получалось, что все решения… как-то… вся помощь – приходила от преподобного Сергия. Ну, а потом стало известно, что преподобный Сергий имеет отношение и к нашему монастырю.

Со святителем Николаем – тоже очень интересные… такие… промыслительные совпадения, и, почему-то, вот… именно преподобный Сергий, и святитель Николай, как раз, имели отношение у этому месту, и к моей личности.

Вот… вот, как Промысел Божий работает?

Мне мама подарила икону – благословила, когда я пошла служить Богу, большую – святителя Николая. Эта икона – храмовая. Ей подарила эту икону наша соседка – бабушка Домника. Она такая… я её помню… она такая согбенная была, маленькая, несёт эту икону – а была тогда советская власть, тогда гонение было на веру, и мы пережили этот период времени.

Принесла она эту икону, и говорит моей маме: «Дарья! Вот, я – старая, я не доживу, а ты – доживёшь, когда откроются монастыри, и храмы. Эта икона – храмовая. Ты – молись ему! Он мне помогал, и тебе – поможет. А потом, когда храмы откроются, вернёшь её в храм». И, вот, мама благословила меня и мою сестру служить Богу этой иконой.

Она – большая, с житием. И мы взяли с собой эту икону в Сергиев Посад. А потом уже – и в монастырь взяли с собой. Я поступила в Толгский монастырь, когда он только открылся, и я оказалась первой насельницей Толгского монастыря. Эта икона всегда при мне была. Я её сделала хороший киот, подставочку для лампадки, очень почитала, молилась, общалась со святителем Николаем.

Вот, так произошло, что я очень сильно заболела. Я думала, что я покину этот мир, но – что с иконой делать? Больше всего я волновалась за икону. Кто же будет его так любить, так почитать, как я?

Стала думать, а потом нам батюшка рассказал на Законе Божием – у нас были уроки по Закону Божьему в монастыре – и он говорит: «Вот, открылся храм, и там – очень нужны иконы. Если у вас есть какие иконы, с которыми вы можете расстаться, пожертвуйте в этот храм!»

И я думаю: «Ну, вот, наверное, это самое хорошее будет дело – передать эту икону туда, в храм», – и я отдала эту икону в храм. Потому, что я же помню, как говорила бабушка-то – и передала в храм эту икону. А потом стала очень сильно тосковать. Её мне не хватало.

А потом уже так получилось, что я и здесь оказалась. И всё время думала, где мне взять икону? Что мне делать? Как мне восполнить вот эту вот… недостаток душевный? Мне не хватало её всё время, и я ему рассказывала всё про себя, спрашивала, как мне быть, жаловалась на свои болезни, скорби.

И потом – меня переселили в Никольский корпус, рядом с храмом, мне подарили икону святителя Николая… но, всё равно, это – не то, и не то…

И, вот, однажды, уже находясь здесь, знаете… как будто, какой-то… как будто мне кто-то сказал… ну… мысленно… так: «А теперь ты довольна? Я тебе и монастырь дал…» – и, вы знаете, я как проснулась! И думаю: «Вот, это святитель Николай устроил, что я здесь оказалась! Это – его монастырь».

Таким образом, святитель Николай мне воздал сторицей. И он взял на себя все вот эти трудности, которые были неподъемлемы здесь.

Лиза Горская:

- Напоминаю, что в эфире радио «Вера» программа «Светлый вечер».

С вами – Лиза Горская.

Оставайтесь, мы вернёмся, буквально, через минуту.

«СВЕТЛЫЙ ВЕЧЕР» НА РАДИО «ВЕРА»

Лиза Горская:

- «Светлый вечер» в эфире радио «Вера».

Мы с вами находимся недалеко от Переславля-Залесского, в стенах Николо-Сольбинского монастыря. Кругом – леса. Здесь, с нами, игуменья монастыря Еротиида.

Матушка, Вы сказали, что в 1999 году, когда Вы первый раз приехали сюда, Вы так тяжело болели, что, буквально, умирали, и были уверены, что это Ваши последние дни?

М.Еротиида:

- Да, я исцелилась.

Я приехала умирать, вообще-то. Когда меня благословили сюда ехать, мне говорили… один батюшка мне говорил известный, не буду его называть, он известный очень… он мне говорит: «Куда ты едешь? Тебя там похоронят». А я говорю: «Умирать, всё равно, придётся каждому – это не новость. Но главное – как умереть. Ну, умру на послушании!»

И я себе так представляла, что, вот, приеду, и… там… как мне рассказывали, что крыши нет, нас засыпет снегом, мы замёрзнем, и – всё. И нас не будет. Ну, думаю, значит, так Господу угодно. И тут – бомжи встретили хорошо…

Лиза Горская:

- С горячим хлебом.

М.Еротиида:

- С хлебом, с кельей, с новой постелью. Службы начались… Я не представляла себе, где я нахожусь – на этом свете, или на том. Потому, что в деревнях никогда не бывала – никогда в жизни не бывала! Жили в городе. Так… понаслышке, по картинкам, по рассказам… и вдруг, мы оказались вот в такой глуши, где… просто… редко человека увидишь. Мы уже… так… скучали по людям. Когда видишь, что человек появляется, останавливаешься – и смотришь: «Человек! А куда он идёт?» Или – машина проедет: «Машина! А – зачем? А куда она едет? Машина…» – стоим и смотрим вслед. Глушь, глушь…

Где-то пели петухи утром – и это было так необычно.

Ну, вот, утром я проснулась, после первой ночи, и почувствовала, что такая у меня крепость в теле – как будто какие оковы спали с меня, какой-то тяжёлый, тяжёлый груз. Я обрела такую лёгкость – как невесомость такая. Мне было очень хорошо! И на душе хорошо было, и радостно было, и бесстрашно было.

Мне батюшка отец Кирилл написал письмо, когда я сюда приехала. Он говорит: «Я удивляюсь, дорогая Матушка, как, при виде вот этих развалин, у Вас такое благодушие…» Да… дал благословение, и сказал, что хороший будет монастырь.

Ну, конечно… много пришлось пережить, и каждый этап имеет свои трудности и свои радости. В целом, хочу сказать, что то, что видите в этом монастыре – или, кто не был – увидит, Господь даст – это чудо Божие. Это – работа Промысла Божиего, а не человеческие силы. И я хочу, конечно, поблагодарить всех тех людей, которые откликнулись на мои просьбы, на мои прошения, когда они меня видели, что я прошу на монастырь. Трудно было ассоциировать меня с игуменией. Я выглядела очень молодо, и ещё, после болезни, я такая была худощавая… как ребёнок была. Вот… и, конечно, людям жалко было. А если кто сюда приезжал и видел, то, конечно, никто не оставался равнодушным.

Но и сейчас, знаете, если кто посетит монастырь, потом делятся, и говорят, что: «Наступает такая ностальгия – хочется туда, хочется туда…» Такое, вот, редкое место, в наше время, где не окружено городами… там… какими-то заводами, магазинами… вот… современным миром. Вокруг – лес, тишина…

Лиза Горская:

- Сейчас, находясь в стенах монастыря, можно легко позабыть, что он – в лесах, в глуши, и где-то… в пустынном достаточно месте, как Вы говорите. Потому, что здесь – кипит жизнь, и всё… так… благоустраивается… Ну, понятно, что многое ещё надо сделать, но видно, как много сделано. А главное – что здесь не просто много людей, здесь – много детей.

Вот, я хотела про это с Вами поговорить. Меня поразило… мы сегодня были на службе – монастырь, в лесу – и вдруг, перед Причастием, маленькие девочки, как горошинки, высыпали, и с криком «Мама» к Вам побежали. И взрослые девочки стояли, молились очень сосредоточенно. Знаете, как бывает приятно посмотреть! В храме, вообще, надо не на других смотреть, но тут вот… действительно, глаз не оторвать!

Расскажите, как так получилось, что столько детей разных? Я знаю, что у вас – и колледж, и, при колледже, и приют, и себе Вы маленьких совсем девочек берёте из Дома малюток… С чего всё началось?

М.Еротиида:

- Да, нам не скучно! Тем более, на фоне леса – это такое вот… ну… живая жизнь у нас! У нас – живая деятельность, нам не скучно, у нас есть, чем заниматься. И очень много намерений. И то, что мы начали, надо завершить, и много чего ещё нужно…

Ну, с чего началось? Знаете, когда мы сюда приехали, я понимала, что без воли Божией ничего не совершается. И такие противоречивые вопросы были и ситуации, на которые тоже я искала ответа.

С одной стороны – воля Божия, а, с другой стороны – не знаю, что делать. И монастырь надо строить, и службы служить надо, и молиться надо – конечно, нужно обязательно, без молитвы ничего… вот… без Божией помощи.

Но… Господь же за человека пришёл на Землю. Спустился, родился… в яслях… в нищете… в изгнании… ради человека, ради любви к человеку. Значит, это самая большая добродетель – помочь спасению людей. Как-то помочь людям. А как помочь? Что делать?

Если это монастырь – меня послали сюда – значит, он должен быть таким, который бы отвечал духу времени. Чтобы каждый человек, оказавшийся здесь, или соприкоснувшись с нашей деятельностью, мог бы ответить на свои вопросы, на свои потребности.

Это для меня послужило толчком и открытием в деятельности. И мы, с самых первых дней, начали кормить людей в округе.

Лиза Горская:

- Вам самим-то было, что есть, при этом?

М.Еротиида:

- Вы знаете… просто каждый день что-то Господь посылал. Каких-то запасов, или каких-то благодетелей особых – у нас не было. А я – ездила в Москву, понимаете… и всё строилось на том – вот, такой был период времени, этап времени – первые 11 лет – я каждый день ездила. Это была… такая… работа… проповедь, и моя цель была – принести пользу людям, принести… вот… ради Христа, помочь. А Господь мне давал что-то взамен.

Я не то, чтобы искала… там… деньги, или искала, что нужно для монастыря. Самый основной посыл был – чтобы послужить Господу через оказание помощи людям. Потому, что Христос пришёл на Землю, ради человека. Я поняла, что вот это сейчас, в современном мире, в современной жизни – очень надо, очень надо…

И… вот… ходила. То в больницу зайду, то – в магазин, то – в какую-то контору, и – начинала разговор. Люди мне рассказывали, у кого какие проблемы, какие вопросы. Чайку мне нальют… ну, и потом – что-нибудь дадут. Машины у меня не было первое время, долго я пешком, на перекладных, добиралась туда-обратно.

У меня появился водитель впервые – через 8 лет, и машина. Я ездила на таких раритетах… знаете, меня каждый гаишник останавливал. Ну, и я – проповедовала. Потом, этот отпускает – другой останавливает: «Ну, документов нет? Так…» А настоящая машина, уже с документами, появилась у меня через 8 лет. Водителя Господь дал, который до сих пор со мной ездит, и он помощник мне.

Кормили – в праздники, в воскресные дни. Прямо в храме накрывали. И потом, после службы, снимаем плёнки со столов – и люди садятся кушать. И потом уже, знаете, столько народу бывало – приходили кушать. И такой пар стоял на службе!

Лиза Горская:

- Заодно и отопление!

М.Еротиида:

- Я, знаете, как переживала! Думаю, что же мы превращаем храм – во что? А, потом, люди же приходили ещё с детьми, а дети хотели нам стишки ещё рассказать, и я сильно переживала – потому, что отказывать… как отказывать стишок рассказать… допускать вот такую деятельность, внутри храма, я тоже не хотела. А где-то отдельно – у меня не было места.

Сделали палатку в первое лето большую – на улице, из плёнки – и там кормили всё лето, до осени. Там, конечно, дети уже и выступали, и спектакли ставили – из приезжих, из деревень. Вот, кто был – все имели возможность проявить свою… своё творчество.

А потом я думаю – что же дальше делать? Потому, что не понятно, вообще, что делать? Где, что… строить – не на что… где, что, как должно быть – ничего не понятно.

Но, вот, пришла такая идея – надстроить 3-й этаж на существующем здании. Оно было единственным – вот, в котором мы находимся – это было 2-х-этажное здание. Здесь же и психиатрическая больница располагалась, и был храм Успения Пресвятой Богородицы, который сейчас в центре монастыря.

Там… в переднем приделе Успения Пресвятой Богородицы – там было 3 этажа, потому, что там высокие своды, и там содержали тяжело больных психических, которых не выпускали. В алтаре была бухгалтерия, туалет. А в задней части храма, где два придела – там, в одном приделе, сделали клуб, а в другом – столовую. При входе в храм, с обеих сторон, были… такие… сараи, примыкали к храму. Был гараж, с одной стороны, а, с другой стороны – склад. Колокольня… в колокольне внутри был расширительный бак наверху, и все перекрытия были прорублены, их не было. Это – то, что уцелело. А остальное всё было разрушено. Вся территория была в мусоре, и – развалины зданий, которые распались просто. Пройти – невозможно было. Была тропинка, между вот этим корпусом и Успенским храмом – тропинка. Остальное было завалено. Мы 7 лет выводили – 7 лет! Это был мусор, больничный мусор, который выбрасывали прямо здесь же, на месте.

Лиза Горская:

- Как такое возможно?

М.Еротиида:

- Закрыли психиатрическую больницу – потому, что нецелесообразно было сюда деньги вкладывать государственные. Всё было до такой степени уже запущено.

Я встречалась с главным санитарным врачом – Еленой Николаевной Коробовой, к которой мы обратились за лицензией на продажу молочных продуктов – владыка мне благословил что-то зарабатывать. Говорит: «У тебя благодетели есть?» Я говорю: «Разве они должны быть?» – что-то сильно на будущее я не замахивалась. А он говорит: «Ну… да». Я говорю: «А где можно поискать?» А он говорит: «Ну, вот, есть такие выставки в Москве – ездят из монастырей, и вы поезжайте». А я думаю: «А с чем я поеду? У нас вообще ничего нет» – было несколько коров, которые съедали из-под себя вот эти доски… сгрызали, и кормить нечем было. А он говорит: «Ну… туда, в общем, поезжайте. Там разные люди приходят, знакомятся друг с другом…» – ну, владыка благословил, надо ехать.

Сделали мы свой сыр – первые кружки сыра – и я поехала туда, ничего не знаю. На улице там – всего было полно, места – заняты. Перед этим входом – поставила столик, и выставила этот сыр.

Люди подходят, спрашивают: «Почём сыр? Как называется сыр?» А я думаю: «Ой… название надо было придумать… «Монастырский» сыр!»

Потом начальство прибежало – как начали нас ругать: «Что вы тут стоите? Вы не имеете права!» – то есть, надо было регистрироваться, оплачивать место… я и не знала ничего.

Лиза Горская:

- В простоте…

М.Еротиида:

- Да. Ну, устроили нас. Сами же этот сыр купили, попробовали – вкусный был. А потом они нам звонили: «Когда приедете?» – и мы приезжали, уже зная, что мы привезём, они у нас забирают – и всё. Очень вкусный сыр.

И, с тех пор, мы всё делаем сыр. У нас – необычный сыр. Молочная продукция у нас – очень хорошая.

«СВЕТЛЫЙ ВЕЧЕР» НА РАДИО «ВЕРА»

Лиза Горская:

- Напоминаю, что в эфире радио «Вера» программа «Светлый вечер».

С вами – Лиза Горская.

Мы находимся недалеко от Переславля-Залесского, в лесах, в Николо-Сольбинском монастыре, в гостях у игумении Еротииды.

Матушка, давайте, вернёмся к вопросу о том, как в монастыре появились дети.

М.Еротиида:

- Стали мы людей кормить, стали делать праздники, поднимать настроение людям, взяли колхоз, который распадался, восстановили этот колхоз. В дальнейшем, конечно, Господь послал детей.

Я понимала, что дети должны учиться на примерах хороших, добрых. Потому, что они воспитываются, воспринимают всё, как губка впитывают в себя, со старших. Они должны видеть хорошие примеры, хорошую дисциплину, видеть красоту – потому, что это закладывается в их сознание, и это закладывается навсегда.

И когда такие вот заходили… как бы… мысли, что ли… брать детей на воспитание, я считала, что это хорошо, только – не время. Не должны дети видеть наши трудности. Мы на это пошли добровольно, но дети не виноваты, чтобы они вот так же жили, в таких же условиях. Детям надо очень много!

Поэтому, я отказывала. Был у нас такой благодетель, который очень настаивал. Он говорил, что будет помогать, только при условии, что будут дети. А я ему сказала, что я не против, чтобы… и что хочет Господь, то и я хочу. Только я считаю, что дети должны воспитываться, когда всё благополучно, и… ну, а что Вы думаете, брать детей, чтобы они жили вот в этом лесу? Они ж должны социализироваться, должны получать медицинскую помощь – потому, что неблагополучные дети, они же, конечно, больны, и психически неуравновешены, и им же надо прививать и интеллект, и дать образование, воспитание. Что им эти несколько моих сестёр? Что они будут делать с этими детьми? Я считала, что это как-то не соответствует тем задачам…

И, потом… знаете… как бы я ни думала, мы… не успели мы построить… мы даже и сейчас строимся, мы не завершили строительство монастыря, хотя мы уже ближимся к концу, к завершению, но всё есть дела… появились дети! Появились дети – хочешь, не хочешь, так вот… было… оказались… привели нам и оставили девочек. Это была зима, я помню, 2007 год, декабрь месяц. Раздетые, растерянные девочки.

Лиза Горская:

- Сколько лет им было?

М.Еротиида:

- Восемь-девять лет – такие. И так и не нашлись их родители.

Потом уже… Настенька одна была… у нас такие были проблемы с ней. Когда она уже подросла, уже в 10-м классе – мама появилась, брат появился! Мама стала судиться, нашла адвоката, хотела её вытащить отсюда, чтобы… Ну, а дети – они всегда жалеют и ждут своих родителей. Какие бы они ни были, эти родители! И мы очень переживали, что мы девочку подняли, а она – такая красавица…

Лиза Горская:

- А она опять скатится…

М.Еротиида:

- … и – куда? Надо же её – запустить! Мы не против, чтобы она… мы не в монашки их приписываем. Надо же их просто вывести в жизнь, дать им образование – на колёса поставить! А так – если родители затянут их в свою вот эту компанию… портить жизнь детям, опять же, да?

Лиза Горская:

- А зачем она им понадобилась – полы мыть?

М.Еротиида:

- Ну, да… услуживать, хорошая помощница. И, конечно, были суды. Но девочка – умная, на суде она сказала, что: «Мне очень жалко маму, но я хочу закончить образование. В монастыре – хорошая школа, я пою в хоре, я учусь музыке, рукоделию. Я и езжу с выступлениями, вижу людей, я образовываюсь, и я хочу получить дальше высшее образование. Я конечно, буду потом маме помогать, а сейчас, если я не доучусь, я не смогу и маме помочь, и сама останусь ни с чем», - так, она хорошо ответила сама.

Лиза Горская:

- Но она простила маму, которая её когда-то без одежды, зимой, оставила у стен монастыря на 10 лет?

М.Еротиида:

- Ну… они всегда прощают. Они всегда прощают, и всегда их ждут. Всегда для них мама, папа – это самые лучшие, самые близкие. Вот. Это – сон, знаете, мечта. Поэтому…

Ну, и стали появляться дальше. Я думаю, раз так произошло, значит, надо создать им условия. Значит, надо делать так, что не просто их кормить и растить, а дать им дорогу в жизнь, чтобы они получили образование, чтобы они были воспитанными хорошо, социализированными, и – так началось у нас такое направление, очень серьёзное. Очень серьёзное. Я скажу, что мы занимаемся 14 лет вот этим, в этом направлении, и я сознаю, что это – самое сложное дело.

Я поняла, что надо школу открывать. Потом я поняла, что не просто образование лежит в основе, а в основе всего лежит воспитание, любовь к ребёнку, добрый пример, хороший пример. А потом, если это всё будет, то ребёнок и учиться будет, и развиваться, и у него проявляется интерес, и просыпаются его таланты. Так вот у нас возникла школа, потом мы школу лицензировали, аккредитовали. У нас – общеобразовательная школа, 11 классов, с дополнительным образованием. Всё у нас лицензировано, аккредитовано. Дети, помимо общеобразовательных предметов, познают музыку углублённо, рукоделие, кулинарию, театр. У нас очень серьёзные, на профессиональном уровне, спектакли, духовно-нравственного содержания. Здесь у нас, в монастыре прямо, бывают праздники большие, где наши дети показывают спектакли, выступают перед приезжими, а также мы ездим в разные города, в Кремль, даже в разные страны ездили – всегда детей ждут. Кто знает, всегда ждут с нетерпением, и спрашивают – когда, когда приедем.

Ну, с Божией помощью, с помощью добрых людей, нам удалось поднять уровень образования, уровень школы. И нам не стыдно это говорить, потому, что это признают и власти, и департамент образования – у нас очень хорошая, сильная школа.

У нас уже сформировался навык, у нас есть программа учебная, у нас есть и хороший преподавательский состав, и, самое главное, что у нас есть – это такой вот состав монашествующих, которые тоже имеют педагогическое образование, и это ложится в основу воспитания детей, и именно это и даёт хороший результат. Именно это.

То, что отличает – это, как раз, и есть то, что отличает нашу школу, православную… да… от других школ, вокресно-православных – то, что школа эта находится при монастыре, и принимают непосредственное участие в воспитании и образовании детей монашествующие лица, то есть, сёстры, которые имеют специальное образование педагогическое, и посвятили свою жизнь служению Богу. Потому, что для этих людей – нет корыстных целей. Они отдают себя полностью, без остатка – ради Господа. И результаты – разительные. Всегда… вот… наши проверяющие – всегда обращают на это внимание. Они говорят, что: «Нам очень приятно всегда к вам приезжать в школу, в монастырь. Потому, что у нас таких, к сожалению, преподавателей нет». Но, так, как у нас очень тесно, дети живут в монастыре, и мы выделили, вообще-то, монастырские здания под школу, и, так, как мы занимаемся детьми ещё и дополнительно – дополнительное образование они получают, они учатся и в мастерских наших, ходят везде, то они, можно сказать, занимают почти весь монастырь, наши дети – их же больше ста!

И, так же, вот, в трапезной. Сестринская трапезная у нас – театр, прямо там, в трапезной. Это – несовместимо, ведь. Мы… если был бы у нас зал для таких мероприятий, то, конечно, можно было бы и это направление развивать, и монашеское направление – тоже развивать.

Лиза Горская:

- А как быть?

М.Еротиида:

- Вот, Вы знаете… мы мечтаем о том, что мы разделим эти направления.

Вот, мы хотим построить школу – учебный центр. Рядом с монастырём есть земля под комплексное строительство, и мы хотим там создать учебный центр. Если Господь пошлёт благодетелей, о который мы молимся и ждём, то весь учебный процесс перейдёт в другие здания, которые будут построены. И, таким образом, высвободится монастырь для развития монашеской жизни.

Лиза Горская:

- И школа тоже будет развиваться?

М.Еротиида:

- Школа будет развиваться и расти – то есть, уже получит новое дыхание. И так же сёстры будут ходить туда на послушания – потому, что это при монастыре будет. Также, мы своих детей, свою деятельность, которая уже с нами сроднилась – мы не можем просто отпускать на произвол судьбы. Потому, что это – очень большая обоюдная польза получается. Но, когда этого чрезмерно много, то получается… трудно, мы друг другу мешаем. Вот какая проблема есть на сегодняшний день. Но эта проблема разрешаемая – ждём благодетелей. Тогда это – разделится, эти направления. И будут развиваться удачно, и с Божией помощью.

Лиза Горская:

- И с колледжем – такая ситуация?

М.Еротиида:

- С колледжем – такая же ситуация. Здесь же – и колледж у нас. У нас сейчас колледж тоже имеет государственную аккредитацию, лицензию, и мы защитили православный компонент при Московской Патриархии – нам дали аккредитацию бессрочно. И школе, и колледжу.

Девочки обучаются у нас на дирижёров, и на учителей музыки, регентов церковного хора. Таким образом, они будут получать по два диплома: дирижёр-учитель музыки и регент церковного хора. Регент церковного хора – это внутренний такой документ, а так, вот… И они сейчас, вот, я смотрю, наблюдаю… тенденция больше – на базе 9-ти классов отдавать детей на обучение. Хотя, у нас можно учиться и после 11-го класса, и после 9-ти. Потому, что у нас есть средняя школа здесь, и дети получают сразу же и общее образование среднее, и выходят – с профессией.

В этом году мы открываем ещё два направления. Благословил владыка наш Феоктист… я очень благодарна владыке, потому, что… я так рада, что он учёный владыка, и книги пишет, и на радио выступает, и благодетели нашего монастыря тоже очень почитают его, и с большой любовью слушают. И не каждый владыка занимается таким просветительским деланием. Нам очень приятно, потому, что это для нас – очень большая поддержка. Очень большая поддержка. И сейчас, вот, мы, в этом году, ещё два направления открываем с Божией помощью.

Одно – поварское и кондитерское дело. То есть, мы будем выпускать шеф-поваров – то, что раньше называлось «технолог общественного питания». Это – не просто повар. Это – выпускники будет получать высокий поварской разряд, и будут иметь допуск для руководства на руководящих должностях при...

Лиза Горская:

- … ресторанах?

М.Еротиида:

- … предприятиях общественного питания, да… управлять процессом, технологами… в общем… сейчас, по-новому, называется «шеф-поваром».

И второе – конструирование, моделирование, технология швейных изделий. Это – как раньше были технологи по пошиву.

Лиза Горская:

- Это те профессии, которых сегодня днём с огнём не сыщешь, и обучиться на них – тоже сложно. Я с этим сталкивалась. У меня – знакомый подросток захотел выучиться в России на шеф-повара. Оказалось, что и не найдёшь – где! Вот, так, по-хорошему… А у вас – можно теперь.

М.Еротиида:

- Да. Эти профессии очень востребованы. На рынке труда – второе место по востребованности. И мы… знаете… хотим поделиться радостью, что мы выиграли Президентский грант – как раз, по направлению «Наука и образование». И, именно в рамках этого гранта, мы должны поэтапно выполнять те требования, которые прописаны в этом гранте. Это означает, что мы, уже к 1 сентября, должны набрать группу студентов…

Лиза Горская:

- То есть, к вам можно поступать сейчас?

М.Еротиида:

- Да, идёт набор, сейчас можно поступать. Обучение – бесплатное. Питание, проживание, обучение – бесплатное. Кроме этого, можно получить ещё дополнительные навыки, по желанию. Так, как у нас много мастерских – здесь, в монастыре. И, особенно для верующих семей, для детей из верующих семей – это привычная… такая… атмосфера, где они смогут ходить в храм. И – для желающих. Потому, что, находясь в светских учреждениях, чаще всего, родители опасаются, что их дети могут оказаться в неблагополучной среде – может, компания какая-то, или друзья не очень… такие… нравственные – и очень переживают за детей. Поэтому, как раз, учитывая такую потребность в обществе в таких… вот… заведениях, мы решили, что надо подать руку помощи.

Лиза Горская:

- Это же очень важно – среда, в которой учится ребёнок. Самое важное, особенно, вот, в этом возрасте.

М.Еротиида:

- Это и формирует личность. Для подростков, голос родителей, конечно, в этом возрасте, отходит на второй план – временно. Потому, что идут подростковые изменения, и они больше доверяют своим сверстникам. Поэтому… это очень важно, чтобы предостеречь детей именно вот в этом периоде, пока у них идёт формирование личности. И, поэтому, вот это… такое… очень важное дело… мы считаем, что это очень важное, нужное дело для общества – с помощью Церкви, принимать участие в спасении общества, в оздоровлении общества.

Лиза Горская:

- А сколько вы набираете абитуриентов в этом году?

М.Еротиида:

- Ну… нам надо – не менее 15-ти чтобы было в группе. Не менее 15-ти. Но, если Господь пошлёт больше – всех возьмём!

Лиза Горская:

- Это – каждого направления?

М.Еротиида:

- Да, каждого направления. У нас, вообще, группа – на 15 человек, но… вообще… у нас, по направлению «дирижёры-учителя музыки» был конкурс в прошлом году даже – был очень большой конкурс.

Лиза Горская:

- А где можно посмотреть информацию о ваших колледжах? Вот, если кто-то сейчас, например, слушает нашу радиопрограмму, и заинтересуется, но находится за рулём, где – ничего ни запомнить, ни записать?

М.Еротиида:

- Сайт Николо-Сольбинского женского монастыря, колледж. С нашего сайте можно перейти на сайт колледжа – вся информация есть. И о колледже, и о школе нашей, и о нашем монастыре.

У каждого подразделения есть свой сайт.

Лиза Горская:

- Вы берёте только девочек, да?

М.Еротиида:

- Да, берём только девочек. Может быть, в будущем, когда у нас будет Учебный центр, тогда, может быть, и мальчики будут.

А сейчас мы берём только девочек – потому, что они живут на территории монастыря. У нас – женский монастырь.

Лиза Горская:

- То есть, получается, что это тоже связано с тем, что нет здания школы, да? Не получается пока построить.

М.Еротиида:

- Да. Мы выделяем помещение внутри территории монастыря.

Лиза Горская:

- Ну, что ж, будем надеяться, что получится построить отдельный Учебный центр, и, в перспективе, и мальчики смогут учиться. Потому, что… такие… очень востребованные профессии…

М.Еротиида:

- Да… Вопрос с мальчиками – это отдельный, очень большой вопрос. Потому, что нужны обществу настоящие отцы, волевые мужчины, умеющие не только думать и сидеть за компьютером, но уметь что-то руками делать – починить унитаз, например, или плиту, суметь по электричеству что-то сделать в доме, починить стул, или стол, парту какую-то…

Лиза Горская:

- А не выкинуть и новый купить… а – починить.

М.Еротиида:

- Починить, починить! И относиться бережно к имуществу. И, тем самым, на глазах у такого папы, будет расти и воспитываться сынишка, подтягиваться, брать пример с родителей.

Как для девушек очень важно уметь готовить, шить, быть хозяйкой в доме, быть очагом… такой… печкой, что ли, тёплой в доме, так… вот… и для мальчиков – быть хозяевами настоящими, и суметь на своих плечах вынести все трудности бесстрашно.

Лиза Горская:

- Быть… таким… зонтиком, который держат над этим очагом!

М.Еротиида:

- Да.

Ну, с Божьей помощью, и с помощью добрых людей, будем думать, будем стараться развивать эти направления.

Лиза Горская:

- Спасибо большое, Матушка!

К сожалению, закончилось время нашей программы!

Мы обязательно приедем к вам ещё, когда у вас начнётся учебный год. Я очень надеюсь, что все желающие смогут найти место в этом колледже – Вы же обещали взять всех, даже если будет больше!

М.Еротиида:

- Да. Мы будем открывать в будущем, конечно, большие классы – и для тех, кто слушает, и, на будущее… может быть, в будущем году будет абитуриентом. Можно приехать, посмотреть заранее, познакомиться.

Лиза Горская:

- А мы – приедем и посмотрим, как вы здесь учитесь, чуть попозже. Если Вы не возражаете?

М.Еротиида:

- Приезжайте, конечно! Приезжайте… Всех приглашаем в Николо-Сольбинский монастырь!

Лиза Горская:

- Наша программа заканчивается.

С вами были – Лиза Горская и игумения Еротиида, настоятельница Николо-Сольбинского монастыря, что недалеко от Переславля-Залесского.

Спасибо большое!

Всего доброго!

М.Еротиида:

- До свидания!

Друзья! Поддержите выпуски новых программ Радио ВЕРА!
Вы можете стать попечителем радио, установив ежемесячный платеж. Будем вместе свидетельствовать миру о Христе, Его любви и милосердии!
Мы в соцсетях
******
Слушать на мобильном

Скачайте приложение для мобильного устройства и Радио ВЕРА будет всегда у вас под рукой, где бы вы ни были, дома или в дороге.

Слушайте подкасты в iTunes и Яндекс.Музыка

Другие программы
Добрые истории
Добрые истории
В программе звучат живые истории о добрых делах и героических поступках, свидетелями которых стали наши собеседники.
Апостольские чтения
Апостольские чтения
Апостольские послания и книга Деяний святых апостолов – это часть Нового Завета. В этих книгах содержится христианская мудрость, актуальная во все времена. В программе Апостольские чтения можно услышать толкование из новозаветного чтения, которое звучит в этот день в Православных храмах.
Литературный навигатор
Литературный навигатор
Авторская программа Анны Шепелёвой призвана помочь слушателю сориентироваться в потоке современных литературных произведений, обратить внимание на переиздания классики, рекомендовать слушателям интересные и качественные книги, качественные и в содержательном, и в художественном плане.
Часть речи
Часть речи
Чем отличается кадило от паникадила, а насельник от местоблюстителя? Множество интересных слов церковного происхождения находят объяснение в программе «Часть речи».

Также рекомендуем