Москва - 100,9 FM

«Неделя 15-я по Пятидесятнице. Рождество Пресвятой Богородицы». Прот. Дионисий Крюков, Максим Калинин

* Поделиться

У нас в гостях были настоятель храмов Михаила Архангела в Пущино и Рождества Богородицы в Подмоклово протоиерей Дионисий Крюков и шеф-редактор портала «Иисус» Максим Калинин.

Разговор шел о ближайшем воскресенье, в которое вспоминается евангельская беседа Господа с законником о наибольшей заповеди, об истории и значении праздника Рождества Пресвятой Богородицы, о праздновании в честь обновления храма Воскресения Христова в Иерусалиме, а также о памяти святых преподобного Макария Оптинского, преподобного Иосифа Волоцкого, преподобного Силуана Афонского и мученицы Татианы Гримблит. Наши гости объяснили, в чем смысл Евангельского чтения и отрывка из Деяний святых апостолов в воскресный день.


Ведущая: Марина Борисова

М. Борисова

- Добрый вечер, дорогие друзья, с вами Марина Борисова, в эфире наша еженедельная программа «Седмица», совместный проект радио «Вера» и православного интернет-портала «Иисус». Со мной в студии шеф-редактор этого портала Максим Калинин…

М. Калинин

- Добрый вечер».

М. Борисова

- … и наш гость, настоятель храма Михаила Архангела в Пущине и Рождества Богородицы в Подмоклове протоиерей Дионисий Крюков.

о. Дионисий

- Добрый вечер, дорогие друзья.

М. Борисова

- С его помощью мы постараемся разобраться в смысле наступающего 15-го воскресенья после Пятидесятницы и предстоящей недели. У нас наступает очень насыщенное смыслами воскресенье, собственно, каждое воскресенье для нас насыщено смыслами, но это как-то особенно – это воскресенье настраивает нас сразу на два великих праздника, потому что это предпразднство Рождества Пресвятой Богородицы, и это воскресенье перед Воздвижением. И в этой связи мне хотелось сразу спросить: почему именно Воздвижение, этому празднику посвящена целая богослужебная неделя, от одной субботы до следующего воскресенья. Мы знаем, что многие праздники имеют несколько дней празднования, что бывает предпразднство, попразднство, отдание праздника, то есть мы празднуем обычно сам день праздника, а вот все, что до и после уходит из нашего внимания.

о. Дионисий

- Действительно, праздник Воздвижения Креста Господня – это своеобразное такое повторение, может быть, даже тех переживаний, которые мы прочувствуем Великим Постом, и если это обычно приходится где-то на весенний период, то здесь как раз вот осенний. Важно очень, что тема Креста возникает так ярко и так полно именно во второй половине нашего года, связано это, я думаю, с тем, что Крест Христов, в принципе, наверное, один из самых главных святынь нашей Церкви и самых главных смыслов, которые призваны человека преображать, изменять и это то, что, наверное, труднее всего дается для нашего понимания, осознания, включения в свою жизнь и тем не менее это, наверное, самое важное, поэтому Церковь так особенно на этом акцентирует наше внимание для того, чтобы мы это смогли для себя уяснить.

М. Борисова

- Ну вот есть две пары отрывков из Апостольских посланий и Евангелия, которые будут читаться за литургией, одна пара посвящена именно предпразднству Воздвижения Креста Господня, а вторая, естественно, посвящена Воскресению. И, как мы говорили уже однажды в одной из наших передач: очень по-разному сочетаются из-за движения календаря чтения и богослужебные тексты, которые посвящены календарному движению богослужебного года и праздничному кругу, поэтому одинаковых дней, одинаковых праздников почти не случается, как было сказано где-то:  более пятисот лет проходит прежде чем полностью совпадают смысловые акценты одного богослужебного дня, поэтому хотелось бы понять особенность сочетания вот этих двух пар чтений для нашего понимания.

о. Дионисий

- Да, действительно, мне кажется, что главная смысловая связка именно этого воскресения заключается в том, что рассматривается евангельскими отрывками два основополагающих понятия: Крест, как жертва и любовь. В одном отрывке евангельском, посвященном Кресту, говорится о том, что Бог так возлюбил мир, что отдал Сына своего в жертву, а во втором отрывке спрашивается, какая наибольшая заповедь, и Христос отвечает: «Возлюби Бога и возлюби ближнего, как самого себя». Вот именно эти два акцента про любовь Бога к людям и человека к Богу и есть эта самая взаимосвязь. И что оказывается – что любовь для нас - это настолько уже обыденное понятие, что мы очень часто не погружаемся в смысл этого слова, мы можем одинаково сказать, что мы любим борщ с чесноком, а можно сказать, что мы любим своих родителей, что мы любим Бога или мы любим смотреть американские боевики, и вот это многозначное слово «любовь», оно заставляет нас именно из церковной перспективы понять, что же такое по-настоящему эта Божественная любовь, а Божественная любовь, как любая другая человеческая высокая любовь – это всегда жертва, всегда самоотречение. И вот именно этой связке между самоотречением и крестом, который человек на себя сознательно возлагает, и любовью, ради чего он это делает, и посвящены вот эти отрывки Священного Писания, что апостольские, что евангельские.

М. Борисова

- В том отрывке, который посвящен Воздвижению Креста Господня (отрывок из Евангелия от Иоанна из третьей главы) есть образ, который хотелось бы немножко прояснить, потому что он уходит в ветхозаветную традицию, с которой многие из нас, если знакомы, то очень поверхностно, там есть такие слова: «И как Моисей вознес змею в пустыне» - вот что это за змея и в чем великое значение этой самой змеи, вознесенной в пустыне?

М. Калинин

- В самом деле, для нас ветхозаветные образы уже не столь актуальны, представляют для нас не то знание, которое само собой разумеется, а для слушателей Христа содержание закона и пророков, и описания было тем, о чем они постоянно слышали, книга «Второзаконие» предписывает отцу все время обучать ребенка закону и есть основание считать, что многие жители Иудеи и Галилеи имели достаточное хорошее представление о Ветхом Завете, поучение Христа соткано действительно из отсылок к этим разговорам, помните, даже когда мы обсуждали притчу о винограднике, мы говорили, что это отсылка к пророку Исайе. И вот сейчас Христос отсылает к образу из «Пятикнижия» Моисеева, из 21-й главы «Книги Чисел», образ которой каждому израильтянину был хорошо известен: там рассказывается о том, как уже на подступах к земле обетованной народ сначала даже пережил победу, там рассказывается, как царь города Арада напал на Израиль и взял нескольких израильтян в плен и после молитвы Богу, после обещания предать заклятию города захваченные израильтяне одерживают победу над этим царем, но потом, сразу в продолжение их пути народ начинает малодушествовать, то есть, несмотря даже на пережитую победу народ начинает снова вспоминать про еду, говорить, что это негодная пища (а речь идет о манне, в первую очередь), народу опротивело. В общем, вся история Исхода, описанная в «Пятикнижии» Моисеевом – это замечательный педагогический образ, с одной стороны, читаешь и возникает какое-то чувство тоски, и один исследователь даже говорил о парадигме безнадежности, говоря об описании истории Израиля в Ветхом Завете, что вот все время вроде бы торжество духовное - снова падение, торжество – снова падение, только народ победил с верой в Бога – тут же начинает малодушествовать. Но, на самом деле, это чтение, оно нас во многих жизненных ситуациях может утешить, потому что в нашей жизни тоже много поводов к ропоту или многие жалуются, что терпение с детьми кончается, а тут Бог показывает, как Его терпение не кончается все равно. Но в этой истории, когда народ стал малодушествовать, после этого «во вразумление народу», как об этом было сказано в «Пятикнижии», были посланы змеи, которые народ жалили и тогда, когда народ взмолился, признал свою вину, Бог сжалился, принял это покаяние и дал Моисею очень необычное предписание – сделать медного змия, тут, кстати, еще игра слов, по-древнееврейски это «нахаш нехошад» - «змей из меди», и повесить его на знамя, так чтобы каждый смотрел на него и кто смотрел на этого змея – тот исцелялся. Вот это очень необычное чудо: Бог не просто отводит этих змей, а Бог просит сделать некое действие, которое, казалось бы, практического смысла не несет и требует только веры, то есть человек исцеляется в результате совершенно простого действия, но требующего от него веры в то, что сказанное Богом исполнится, и вот кто смотрел на змея, то есть проявлял веру к этому предписанию, получал исцеление от укусов змей. И Христос – это яркое место и загадочное, Христос, который в своей проповеди истолковывал, восполнял закон, Он объясняет прообразовательный смысл этого явления, Он говорит, что сам Он, сам Иисус принесет жертву на Кресте, которая станет исцелением для человечества и которая будет требовать веры для того, чтобы ее принять – действительно, здесь сходство с Иисусом на Кресте и змеем на знамени, некоторые толкователи обращают внимание, что вообще, чтобы змея медного на знамени как-то воздвигнуть – это должен быть какой-то шест с перекладиной, это должно быть похоже на крест. И для первого поколения христиан, как и для последующих поколений этот образ имел глубокий смысл: взирая на крест, ты получаешь исцеление. Здесь еще один важный момент: может быть, слышали наши радиослушатели рассуждения богословские о том, что западная традиция христианская тяготеет к юридическому пониманию искупления, что Христос как бы выкупил нас своей смертью, удовлетворил правде Божией, а восточная традиция воспринимает подвиг Христа, как исцеление - вот здесь мы видим это в Евангелии, Христос говорит о том, что Его жертва принесет исцеление людям, чтобы каждый обрел жизнь, а не смерть.

о. Дионисий

- Ну и потом, это образ, который в конце концов замечательно иллюстрируют слова Пасхального тропаря: «Смертию смерть поправ» - смерть, как образ змея исцелила других от смерти, так и Христос исцелил своей смертью всех нас от смерти вечной и окончательной

М. Борисова

- Напоминаю, вы слушаете программу «Седмица», с вами Марина Борисова, шеф-редактор православного интернет-портала «Иисус» Максим Калинин и настоятель храмов Михаила Архангела в Пущине и Рождества Богородицы в Подмоклове протоиерей Дионисий Крюков. Вот наступает понедельник, и открывается неделя великим праздником Рождества Богородицы - не только сам праздник велик, но и он открывает череду двунадесятых праздников, посвященных Спасителю, которыми, собственно, скрепляется весь богослужебный год. Что такое для православного сознания вот этот праздник Рождества? Потому что в самом Евангелии о событии Рождества Богородицы практически ничего не говорится, мы знаем об этом только из апокрифов, из предания, в общем, сам сюжет, я думаю, многим радиослушателям известно о том, что бездетная пара родителей Пресвятой Богородицы долго не могла родить ребенка, была за это презираема и отцу Пресвятой Богородицы даже отказали в праве воздать жертву в храме на праздник, решив, что его бездетность – это наказание за какие-то тяжкие грехи, а потом родителям, каждому по отдельности явился Ангел Господень с известием, что ребенок у них родится, они дали обет посвятить ребенка храму, служению Богу, вот, собственно, все так и произошло, вот все, что мы знаем из различных апокрифов и преданий. Почему именно это событие открывает смысл всей этой череды двунадесятых праздников?

о. Дионисий

- Потому что с этого момента начинается евангельская история, потому что это водораздел, который разделяет Ветхий и Новый Завет. Действительно, в Ветхом Завете долгое время, вплоть до поздних пророков не было учения о личном бессмертии, там было очень важно именно продление рода и поэтому таков архетипический сюжет, который часто встречается в Священном Писании, когда бездетные родители презираются окружающими, потому что таким образом, как кажется окружающим, происходит некое поругание этих родителей за их какие-то тайные грехи, тем не менее оказывается, что это особый Промысел Божий, также случилось и с родителями Пресвятой Богородицы, они в конце концов сподобились быть родителями той, которая, в свою очередь, была достойна быть Матерью Богочеловека, и это значение действительно как бы ставит водораздел, можно сказать, что если не точку, то, по крайней мере, точку с запятой между Ветхим и Новым Заветом, потому что Ветхий Завет, стремясь продлить поколение от Адама, в конце концов дошел до новой Евы, которой и является Пресвятая Богородица.

М. Борисова

- То есть мы можем смотреть на всю ветхозаветную историю, как на историю, простите за такое выражение, но: духовную эволюцию человечества?

о. Дионисий

- Ну, отчасти, возможно, что и так, по крайней мере, это точно, что Ветхий Завет, безусловно, пестовался Богом для того, чтобы в конце концов эта чистая отрасль в виде Пресвятой Богородицы могла в нем появиться, потому что, действительно, это должен быть некий особый сосуд, в который должен быть помещен Богочеловек, не случайно Богородицу сравнивают с храмом, с храмом божества.

М. Калинин

- Я бы еще на такой момент обратил внимание, продолжая мысль отца Дионисия, что для нас действительно важен род, из которого произошла новая Ева, и для нас важен род Христа, то есть, с одной стороны, мы в Евангелии видим, что Иоанн Креститель, и Христос неоднократно говорят о том, что происхождение человека не имеет значения для его отношения к Богу и для отношения Бога к нему, как Иоанн Креститель говорил, что «Бог из этих камней может воздвигнуть детей Аврааму», с другой стороны, для Нового Завета очень важно поместить Иисуса Христа в контекст (ну, или даже слово «контекст» здесь будет неправильно) важно показать, что Он – один из нас, что Он причастен роду человеческому, поэтому апостол Павел подчеркивает, что «Христос рождейся от жены», поэтому в Послании к Евреям о людях говорится, как о братьях Христа, поэтому евангелист Матфей открывает свое Евангелие, казалось бы, очень скучным текстом: родословием Христа, а евангелист Лука это родословие Христа до Адама возводит, то есть важно, что Бог стал частью человеческого рода, стал частью цепочки человеческих поколений. Но при этом если Лука и Матфей приводят формально родословие Иисуса Христа по отцу, хотя некоторые толкователи говорят, что Лука, на самом деле, имеет ввиду родословие Божией Матери, но тем не менее традиций родословия по женской линии не было, не было принято их приводить, то церковное предание как раз-таки особое значение придает именно Матери Христа и ее происхождению, как бы восполняя то, о чем невозможно было в Новом Завете сказать. То есть вот эту идею причастности к человеческим поколениям, что Бог вошел, вплел себя в эту цепочку для того, чтобы всех к себе привести.

М. Борисова

- А почему почти на все богородичные праздники за литургией читается Евангелие, на первый взгляд, непосредственное отношение к Матери Божией не имеющее – это, как правило, отрывок, повествующий о том, как Иисус пришел в дом своего друга Лазаря и вот две сестры, Марфа и Мария, одна села у его ног и слушала Его учение, другая хлопотала по хозяйству, вот этот отрывок чаще всего читается в связи с какими-то празднованиями, посвященными Пресвятой Богородицы, почему?

о. Дионисий

- В этом отрывке есть еще включение из другой главы, это всегда заканчивается словами, таким всплеском эмоциональным слушательницы, которая в окружении Христа, видно, как любая женщина, себя поставила на место его матери, закричала, что: «Как счастлива та женщина, которая тебя выносила и которая кормила тебя своей грудью!» И тут Христос говорит удивительные слова, он говорит, что: «Более блаженны те, кто слышит слово Божие и сохраняют его», то есть, как в истории с Марфой и Марией, так в истории с этим диалогом с этой женщиной, с ее эмоциональным всплеском, а мы видим, что есть как бы две стороны: есть чисто практическая жизненная ситуация, при которой женщина либо служит Спасителю своими руками, либо вынашивает, как Богородица, своей утробой и своей заботой, а есть некая духовная задача, то есть слушать, сохранять, как это было с Марией, сестрой Лазаря, как это поставил в пример сам Спаситель, и вот очень важно, чтобы эти две стороны были людьми вместе незабываемы, то есть, чтобы делать и то, и другое, и руками служить, и сердце хранить. Но тут, мне кажется, есть еще одна очень глубокая сторона: дело в том, что в этом ответе Спасителя этой женщине, на это толкование святых отцов есть еще и очень интересный отсыл к тому, что каждый из нас уподобляется Божией Матери, когда хранит слово Божие в себе подобно тому, как она хранила в себе Богомладенца, это у Феофана Затворника было сказано, что каждый христианин должен быть «беременен» Богом, носить Его в себе, как некий дар и тем самым уподобляться Богородице.

М. Борисова

- У вас это особенный день, это ваш храмовый праздник, есть какие-то особенности?

о. Дионисий

- Как любой престольный праздник, он всегда празднуется, в этот день особо готовятся к службе, совершается крестный ход и совершаются какие-то после праздника: трапеза, общение, часто мы устраиваем в этот день праздничные концерты или какие-то внебогослужебные мероприятия.

М. Борисова

- Можем ли мы сказать, что из череды двунадесятых праздников те из них, которые посвящены Матери Божией, они как бы больше располагают именно к такому семейному их провождению?

М. Калинин

- Все, что связано с Божией Матерью всегда особым теплом окутано. Наверное, для любого православного человека его любимый праздник может быть любым, но тем не менее действительно, к Божией Матери мы все относимся, как к нашей небесной родительнице.

М. Борисова

- Но если предположить, что только Матери Божией удалось идеально совместить в себе два пути: Марфы и Марии, нам, грешным, что делать, мы же никогда не достигнем этого идеала и как быть?

о. Дионисий

- Ну почему же не достигнем, зачем ставить на этом крест? Идеал, он для того и дается нам, чтобы мы к нему стремились, в общем-то, путь христианина – это путь проб и ошибок, но главное, чтобы мы понимали, какие-то критерии, если мы видим, что мы чрезмерно увлекаемся Марфиным делом – ну давайте остановимся и заглянем вглубь себя, если же мы уж очень сильно углубились в какую-то свою внутреннюю жизнь, которая в конце концов закрывает наши глаза на окружающие проблемы наших ближних - ну давайте оторвемся от своего внутреннего делания и послужим своими руками своим ближним. И вот в этом исправлении крайностей и есть тот самый царский путь, середина, к которому и призван любой христианин.

М. Борисова

- В связи с первыми сведениями о Матери Божией, которые мы получаем в Евангелии часто такой, может быть, не совсем высказанный вопрос возникает, ведь почему я сказала, что этот идеал недостижим – потому что ее по обету посвятили Богу родители, и они привели ее еще не в том возрасте, когда человек в состоянии принимать осознанные решения, привели ее в храм, и в храме она росла, то есть это было решение, если исходить из текста: решение как бы не ее личное, а решение ее родителей. Возникает вопрос: а если нам не повезло с родителями, то как же быть, мы никогда не приблизимся даже на пушечный выстрел к этому идеалу.

о. Дионисий

- Господь все исправит, ведь, на самом деле, мы же не запрограммированы на какие-то определенные жизненные сценарии, даже какие-то ошибки, которые были совершены нами или нашими родителями обязательно в Промысле Божием учитываются, и таким образом мы получаем возможность к спасению

М. Борисова

- Вы слушаете программу «Седмица», с вами Марина Борисова, шеф-редактор православного интернет-портала «Иисус» Максим Калинин и настоятель храмов Михаила Архангела в Пущине и Рождества Богородицы в Подмоклове протоиерей Дионисий Крюков. Мы ненадолго прервемся и вернемся к вам буквально через минуту, не переключайтесь.

М. Борисова

- Продолжаем программу «Седмица», в которой мы каждую субботу с помощью наших гостей стараемся разобраться в смысле и особенностях богослужений наступающего воскресенья и предстоящей недели. С вами Марина Борисова, шеф-редактор православного интернет-портала «Иисус» Максим Калинин и настоятель храмов Михаила Архангела в Пущине и Рождества Богородицы в Подмоклове протоиерей Дионисий Крюков. Эта неделя у нас богата темами для размышлений и те святые, которых мы будем, согласовываясь с богослужебным календарем вспоминать, они как-то по смыслу интересно группируются, и одна из таких, с позволения сказать: групп – это разные образы преподобных отцов. Мы на этой неделе будем вспоминать преподобного Макария Оптинского, 20 сентября, мы будем вспоминать преподобного Иосифа Волоцкого, 22 сентября и преподобного Силуана Афонского, 24 сентября. Вот три образа святых учителей, все они дали начало целым направлениям последователей и просветительской деятельности тоже, у каждого свои какие-то особенности. Что интересно: насколько историчны образы святости, как в святых сочетаются конкретная историческая эпоха, в которой они живут и образ вечности, который превалирует в каждом святом, иначе они бы не были святыми. Иосиф Волоцкий, наверное, тот пример, который вызывает большое количество недоумения у современных православных, поскольку он уж очень был включен именно в этот исторический контекст, и то благо, которое он принес Церкви, не всегда и не всем понятно. И тут, конечно, хотелось бы, чтобы какие-то вещи, какие-то акценты в его позиции, которые обычно противопоставляют позиции нестяжателей, последователей преподобного Нила Сорского, которые отрицали возможность для монаха и монастыря владеть каким бы то ни было имуществом, которые уходили в леса, которые считали, что личная аскеза во главу угла должна ставиться. Вот Иосифу Волоцкому с исторической точки зрения многие бросают упрек, что он слишком увлекался государственным значением монастырей, что вот он много сделал для того, чтобы они множились и укреплялись, «как отдельные юридические лица», как мы сейчас бы сказали, и что он был слишком вовлечен в политический контекст своей эпохи, но так ли это?

о. Дионисий

- Мне кажется, что, говоря о вот этом конфликте преподобного Иосифа Волоцкого и Нила Сорского как раз хорошо вспомнить историю про Марфу и Марию, о которой мы говорили буквально несколько минут назад, вспоминая Рождество Пресвятой Богородицы. Действительно, есть опасность всю свою жизнь посвятить лишь только чисто внешнему украшательству своего дома, своего монастыря, своего города, в конце концов, и забыть обо всем другом. В общем-то, эта опасность многими, в том числе, и в Церкви осознается и, возможно даже были какие-то перегибы в этом случае, например, даже с Афонскими монастырями, тем не менее все-таки важно, что монастыри были центрами благотворительности, то есть это были места, в которых люди трудились не для себя, а для других. С другой стороны, и опасность того, что можно полностью оторваться от мира и никак ему не служить тоже существует, поэтому так важно, чтобы была как раз та самая разумная середина.

М. Борисова

- Про Иосифа Волоцкого иногда забывают в пылу полемики одну очень важную в его учении, в его мировосприятии деталь: он считал, что все люди, включая царей – это люди служилые, и их главная задача – служить другим по закону Божьему. И, что очень важно - его часто обвиняют, что он такой был государственник и утвердитель монаршей власти, так вот он утверждал, что неправедному царю и повиноваться не подобает, ведь он, в сущности, и не царь, если он не слуга Божий.

о. Дионисий

- Ну, вообще-то вы начали с того, что какие разные святые и как раз это, мне кажется, проявление многогранности святости, как самого явления. Вообще чин преподобных исходит из того, что люди в высшей степени уподобились Богу, отсюда и происходит это наименование «преподобный», а Богу можно уподобиться, имея разный начальный капитал, говоря современным языком, ты можешь родиться в дворянской семье, можешь родиться в крестьянской, можешь быть богатым, бедным, образованным или необразованным и то самое мы видим на примере этих трех святых. Предположим, Силуан Афонский был человеком, вообще имеющим образование два класса…

М. Борисова

- Но он очень много занимался самообразованием, он очень много читал и благо, он попал в то место, где была великолепная библиотека…

о. Дионисий

- Да, но при этом он же говорил, что если бы все святоотеческие книги погибли, сгорели, то отцы Афона написали бы новые, потому что пережили этот же опыт. И вот, кстати, когда читаешь «Записки» Силуана Афонского и сравниваешь его даже с текстами сирийских отцов, которых преподобный Силуан точно не мог читать, он описывает очень похожий опыт, ты понимаешь, что он прав, что действительно, не только в святоотеческий контекст укладываются его размышления, а что за этим стоит его личный опыт пережитый, который мы находим у других святых других эпох, в том числе, тех, которые не были известны на Руси, на Афоне в это время, вот этот опыт поражает, действительно. То есть мы видим, что святость проявляется многообразно, по-разному и часто независимо от воли человека. А если вернуться к разговору о противопоставлении Нила Сорского и Иосифа Волоцкого, то интересно, что даже в творениях преподобного Исаака Сирина, если вы откроете 55-е слово по русскому переводу – там будет настойчиво доказываться, что нужно послужить ближнему сначала, а потом уже предаваться безмолвию, что через любовь все осуществляется, а в других местах преподобный Исаак доказывает, что лучше удалиться в пустыню и молиться за мир, и даже если есть мысль послужить ближнему в миру – лучше в пустыню уходить, так что даже многие исследователи склоняются, что разные авторы у этих текстов, но это под одной обложкой, и то, и другое – это опыт Церкви, каждый из этих путей имеет основание в Евангелии, в конце концов.

М. Борисова

- Ну вот как раз третий святой, поминающийся на этой неделе – преподобный Макарий Оптинский, создал удивительный мир, где все это каким-то поразительным гармоничным образом сочеталось – это Оптина пустынь. Почему, на мой взгляд, именно Макарию принадлежит честь и слава создания этого мира – потому что обычно вспоминают преподобного Амвросия Оптинского, но часто забывают, что не было бы преподобного Льва, первого Оптинского старца, и преподобного Макария, который, собственно говоря, и создал этот мир Оптиной пустыни, где сочеталось просветительство, где сочетались служения ближним и сугубая аскеза в скиту…

о. Дионисий

- … и опыт старчества, к тому же, который возвращает нас к временам патериков, к египетскому древнему монашеству, вот это поразительно, как в России XIX века это возродилось.

М. Борисова

- Причем надо напомнить радиослушателям, что были далеко не те времена, которые застал преподобный Иосиф Волоцкий, это были времена, когда монастыри практически сошли на нет на великой православной Руси, потому что потрудились на этой ниве и государь Петр Первый , который практически перекрыл кислород монастырям, он запретил туда принимать молодых монахов, и многие монастыри превратились в такие вот инвалидные команды, а уж государыня Екатерина Вторая сделала все возможное, чтобы монастыри просто стали закрываться, потому что им не только благотворительствовать не на что стало, а они сами себя прокормить не могли.

М. Калинин

- А еще, по-моему, Петр писать запретил монахам?

М. Борисова

- Да-да, держать чернила и бумагу, чтобы они там тунеядством не занимались, глупостями всякими. Поэтому то время, когда появился, во-первых, преподобный Паисий Величковский, положивший жизнь на то, чтобы по древним текстам собрать «Добротолюбие», которое было потом переведено и издано, кстати, трудами именно Оптиной пустыни на русском языке изданы в XIX веке, то есть собрать наследие святых отцов первой славной эпохи христианского монашества и передать это в совершенно новую среду – вот это, конечно, удивительный какой-то дар Божий и сами эти люди, и то, что они сделали.

о. Дионисий

- То, что в дальнейшем, конечно, Оптина пустынь взяла издания этих текстов под свое крыло с благословения митрополита Филарета Московского – это, конечно, действительно какое-то эпохальное событие. И особенно тут важно, на самом деле, и для нас, для современных христиан осознать то, что мы имеем два источника для передачи евангельского благовестия: с одной стороны, это книги, без которых, безусловно, оскудело бы христианское знание, и на этом поприще послужил и Иосиф Волоцкий, и Макарий Оптинский, и даже Силуан Афонский, потому что на его страницах тех книг, которые он писал, он оставлял свои заметки, которые потом схиархимандрит Софроний (Сахаров) тоже разбирал и строил свои книги. Но еще очень важен именно личный опыт, личная передача глаза в глаза, опыт святости и именно в этом смысле преподобные, они и лично служат людям, и учат через какие-то письменные источники.

М. Борисова

- Но, на самом деле, ведь почему интересно читать и классические жития, и жизнеописания близких нам исторически святых: в них очень много деталей, за которые может зацепиться современный человек, выстраивая свои взаимоотношения с миром святых. Я помню, что когда я читала житие преподобного Макария Оптинского, меня поразило: он из дворянской семьи и начинал свой жизненный путь вполне банально: сначала был чиновником в Курске, а потом уехал в имение и стал пробовать себя в качестве помещика, но там был эпизод, когда у него крестьяне украли гречиху, и он, конечно, управляющий он был тот еще, но у него было кредо: он никогда не наказывал крестьян. И вот он собрал этих мужиков из своей деревни, которые украли эту гречиху, и он так долго с ними беседовал о Писании, что кончилось тем, что они разрыдались, упали на колени и просили прощения. Я не могу себе представить до какой степени то, что сейчас называется харизмой должно быть у человека, чтобы пронять хитрых, от земли, от сохи мужиков, чтобы они искренне не только раскаялись, а даже слезами умылись.

о. Дионисий

- Ну, просто святость – это и есть искренность, а эта искренность - это заразительно. Меня в его житии трогает, как человека, неравнодушного к искусству, а особенно к музыке - то, что это святой, который играл на скрипке и тем самым утешался.

М. Борисова

- Но вообще очень многие детали жизни святых в такое, шаблонное представление не вписываются, они очень разные, очень живые, у них, несмотря на то, что все святые, у всех есть объединяющее начало, но насколько по-разному оно проявляется и есть ли возможность угадать это, ведь все-таки нам необходимы не только письменные свидетельства, что вот были такие люди, но нам хочется к этому прикоснуться, мы же этого ищем.

о. Дионисий

- Конечно, но знаете, как Лука и Клеопа, когда они шли в Эммаус и встретили Христа, а потом, не узнав его, друг другу признались, что сердце наше говорило о том, что это он и был, хотя мы его не узнавали чисто своим глазами и своими ушами, но сердце узнавало, точно также и встреча с духовным человеком всегда является тем самым событием, на которое откликается сердце. Действительно, никто бы никогда не стал христианином, если бы он не встретил какого-то человека, который его чем-то зажег, вот святые – это те самые светильники, от которых мы эту святость воспринимаем не как отвлеченные знания, а воспринимаем, зажигаемся действительно, это всегда некий опыт искренней жизни во Христе, тот, который нам говорит, благодаря которому мы себе можем сказать: и я так хочу.

М. Борисова

- Ну вот все-таки это знание о духовной жизни, которое они сначала открывали для себя, а потом передавали, оно общедоступно или элитарно? Вот то же «Добротолюбие», ведь вспомним, что об этом писал святитель Игнатий Брянчанинов: что есть вещи, которые без опытного учителя и проводника не стоит даже пытаться на себя примерять. Опытных учителей и проводников он уже и в XIX веке не видел, а что же тогда остается нам? И нужен ли нам этот опыт, переданный в том же «Добротолюбии» благодаря трудам той же Оптиной пустыни?

о. Дионисий

- Ну, насчет того, доступно знание или элитарно уже Христос говорит обстоятельно, что, с одной стороны, «не может укрыться город на вершине горы» и что «светильник ставят на видное место», то есть Он имел ввиду, что Его учение и что свидетельство Его учеников не может не быть незаметным, оно будет заметно для всех и вместе с тем Христос сам, когда произносит притчи, говорит, что он форму притчи избрал, потому что «они видя не видят», а в Евангелии от Марка даже говорится: «чтобы видя не видели и слыша не слышали», имеется ввиду, что Христос свое учение о Царствии Божием преподносил в таком виде, чтобы слушатели могли проявить усилия, чтобы они могли проявить веру, поэтому это знание, которое принес Иисус Христос, оно общедоступно, но оно требует усилия индивидуального со стороны человека и тот опыт, который изложен в «Добротолюбии» - это как раз описание предельного усилия человеческого духа, это описание часто дается на языке, который для нас уже трудности представляет и помимо высот этого опыта нам трудно еще понять какие-то исторические моменты или стилистические, но даже если мы этих высот не можем достичь, они вдохновляют нас. То есть, мне кажется, любой христианин, живущий в миру, семейный или не семейный, глядя на этот опыт, может увидеть, какая красота открывается человеку на пути к Богу и понять, что он сам идет на этом пути и что Бог предела этому пути не положил, и что Он любые шаги принимает и уже подает человеку радость. Ну и помните, на одной из наших встреч отец Федор Бородин прямо высказал свое мнение, что «Добротолюбие» для мирян полезно. Здесь разные точки зрения звучат, но мне кажется, как то, что вдохновляет и ведет за собой – безусловно, тексты святых отцов, они остаются таким же знаменем для нас.

М. Борисова

- Напоминаю, вы слушаете программу «Седмица», с вами Марина Борисова, шеф-редактор православного интернет-портала «Иисус» Максим Калинин и настоятель храмов Михаила Архангела в Пущине и Рождества Богородицы в Подмоклове, протоиерей Дионисий Крюков. Неделя начинается праздником и завершается праздником – это праздник Обновления храма Воскресения Христова в Иерусалиме, это то, что у нас называется в таком обиходе православном – это Воскресение Словущее. Причем это не просто такая какая-то вульгарная фраза, а именно Воскресения Словущего множество храмов на Руси именно ему были посвящены, потому что считалось, насколько я понимаю по преданию, что храм Воскресения Христова может быть только один, как в свое время Иерусалимский храм в Ветхом Завете, так и храм Воскресения Господня может быть только в Иерусалиме, на месте, собственно, где все это произошло, а все храмы, посвященные этому событию, они как бы представляют это событие, то есть это не совсем как бы так.

о. Дионисий

- Как некое эхо, которое доносится до нас. Надо сказать, что все-таки в русской истории уже был прецедент: построили еще один храм Воскресения Христова – это знаменитый Ново-Иерусалимский монастырь, который построил патриарх Никон и он перенес архитектурную икону со Святой Земли на русскую землю, тем самым мысль о том, что можно освятить Родину, свою родную землю этой иерусалимской святыней. Но действительно, этот праздник был посвящен обновлению, как постройке нового храма на месте исторического события, которое перевернуло мир в Иерусалиме. На месте Гроба Господня святая царица Елена, мать царя Константина, организовала археологические раскопки и было найдено место, где был Гроб Господень – это, соответственно, место, где Христос Воскрес.

М. Борисова

- А вот интересно, там историческое совпадение то, что завершение строительства храма совпало с собором, который проходил в Тире, насколько этот собор вообще значим в истории Церкви и соединение вот этих двух событий, насколько оно важно?

М. Калинин

- Само это событие, как отец Дионисий сказал, обновление, «энкайния» - это такой технический термин для открытия и освящения новопостроенного храма. Это событие оказалось особенно торжественным и как раз здесь два факта случайно или не случайно совпали, что епископов, которые участвовали в Соборе в Тире, то есть недалеко от Иерусалима, в Ливане, ну и Тир очень часто упоминается в Ветхом Завете, как такой культурный центр, как раз-таки имевший разнообразные сложные отношения с израильским центром, и епископов пригласили на освящение храма, благодаря чему оно получилось очень торжественным и прочно врезалось в историческую память.

М. Борисова

- И еще отмечалось 30-летие правления императора Константина, все в одной точке.

М. Калинин

- Да, все совпало, и вы упомянули, Марина, про то, что есть идея, что есть один храм по умолчанию, а остальные – его отображения, в самом деле, существует точка зрения, что иерусалимский храм соотносился с Соломоновым храмом, в христианском сознании и даже существует гипотеза, по которой дата Воздвижения Креста Господня, который соотносится с праздником Кущей, на который было совершено освящение Соломонова храма, то есть даже вот такие, я, когда об этом узнал, очень удивился, никогда не думал, что праздник Воздвижения и предшествующий ему праздник Обновления, даты этих праздников взаимосвязаны, что это соотносится с ветхозаветным праздником Кущей, с храмом Соломона, то есть вот такая теория, которая поддерживается рядом исследователей существует, об этом можно, рекомендую слушателям – прочитать в «Православной энциклопедии» отца Михаила Желтова на эту тему.

М. Борисова

- Я еще хотела напомнить нашим радиослушателям, что те храмы, которые посвящены именно Воскресению Словущему, в Москве самый известный храм Воскресения Словущего на Успенском Вражке, это в Брюсовом переулке, такой, всем православным москвичам хорошо известный храм. Так вот, в этих храмах, поскольку это престольный праздник еще, помимо всего прочего, служба совершается, как на Пасху, то есть она совершается пасхальным чином с торжественными восклицаниями: «Христос Воскресе! Воистину Воскресе!» То есть это уникальная служба, в которой можно поучаствовать каждому, если рядом есть храм Воскресения Словущего. И мне хотелось бы еще отдельно поговорить о очень дорогой моему представлению о святых людях святой – это мученица Татьяна Грим́блит, она вспоминается 23 сентября, это почти наша современница, это женщина, жившая в XX веке, веке, трагическом для Русской Православной Церкви. Потрясает меня в ее истории жизни то, что она, собственно, в 903-м году родилась и вошла в пору разумных решений тогда, когда началась трагедия, трагедия Церкви, в том числе. Вот эта получившая гимназическое образование образованная барышня с самого начала всю свою жизнь целенаправленно посвятила тому, что служила самым обездоленным, первое место ее работы это был в 20-е годы приют для беспризорных, что такое беспризорники гражданской войны – есть достаточно свидетельств и документальных, и в художественном кинематографе, в особенности в советском, это можно просто в интернете найти видео и посмотреть, что это был за ужас, потому что столько людей погибло, столько людей потеряло кров и потеряло друг друга, и эти несчастные дети – вот это было первое место, куда пошла «кисейная барышня» и первое ее служение. И дальше всю сознательную жизнь у нее чередовались собственные ссылки и тюремное заключение с служением тем, кто оказался в заключении в эти тяжелые времена, особенно духовенство, и несчетное количество раз ее саму арестовывали, ее ссылали, и она все равно возвращалась к этому служению, удивительная жизнь. Собственно говоря, ее потом за это и расстреляли, потому что обвинили в том, что она вот занимается контрреволюционной деятельностью, служа каким-то связным церковного подполья, вот такой удивительный человек. Почему эта женщина и ее служение нам сейчас может быть близко: мне кажется, мы все-таки очень последнее время все расслабились, у всех, конечно, есть свои сложности, свои проблемы, житейские  и не житейские, но все-таки мы живем в очень спокойное и не трагическое время, и почувствовать то, о чем говорил апостол Павел в том Послании, которое мы вспоминали в первой части нашего сегодняшнего разговора – о том, что мы на грани, если мы живем по любви Христовой, мы должны знать, что это не может быть комфортно.

о. Дионисий

- Да, как раз мы и начали сегодня нашу встречу с того, что говорили о том, что любовь невозможна без служения ближним и замечательно, что в финале мы можем вспомнить эту святую, близкую нам, и хотелось, чтобы мы тоже заразились ее примером и вышли из нашей зоны комфорта, чтобы, в конце концов, действительно почувствовали, как это замечательно, здорово и свято служить ближним, несмотря ни на что, чего, конечно, я от всей души вам, дорогие слушатели, желаю и себе тоже.

М. Борисова

- Спасибо огромное за эту беседу. Вы слушали программу «Седмица», с вами были Марина Борисова, шеф-редактор православного интернет-портала «Иисус» Максим Калинин и настоятель храмов Михаила Архангела в Пущине и Рождества Богородицы в Подмоклове протоиерей Дионисий Крюков. До свидания.

о. Дионисий

- До свидания.

М. Калинин

- Всего вам доброго.                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                     

Друзья! Поддержите выпуски новых программ Радио ВЕРА!
Вы можете стать попечителем радио, установив ежемесячный платеж. Будем вместе свидетельствовать миру о Христе, Его любви и милосердии!
Мы в соцсетях
******
Слушать на мобильном

Скачайте приложение для мобильного устройства и Радио ВЕРА будет всегда у вас под рукой, где бы вы ни были, дома или в дороге.

Слушайте подкасты в iTunes и Яндекс.Музыка

Другие программы
Встречаем Пасху
Встречаем Пасху
Тайны Библии
Тайны Библии
Христиане называют Библию Священным Писанием, подчеркивая тем самым вечное духовное значение Книги книг. А ученые считают Библию историческим документом, свидетельством эпохи и гидом в прошлое… Об археологических находках, научных фактах и описанных в Библии событиях рассказывает программа «Тайны Библии».
Притчи
Притчи
Притчи - небольшие рассказы, наполненные глубоким духовным смыслом, побуждают человека к размышлению о жизни. Они несут доброту и любовь, помогают становиться милосерднее и внимательнее к себе и к окружающим.
Прообразы
Прообразы
Программа рассказывает о святых людях разных времён и народов через известные и малоизвестные произведения художественной литературы. Автор программы – писатель Ольга Клюкина – на конкретных примерах показывает, что тема святости, святой жизни, подобно лучу света, пронизывает практически всю мировую культуру.

Также рекомендуем