Надежда – только для грешников

Сергей Худиев

Одна из совершенно неизбежных вещей в христианстве – это признание себя грешником. Невозможно быть христианином и грешником себя не считать. Многих это смущает, им кажется, что такое признание унижает человека. На самом деле, все ровно наоборот – если мы грешники, мы велики; мы ничтожны, как раз, если мы не грешники.

Представьте себе полупьяного бродягу, который выпрашивает у прохожих деньги на дополнительную дозу спиртного. Представьте себе, что мы признаем в нем наследного принца. Тогда мы говорим, что он глубоко пал – до чего он докатился! Как ужасно для принца оказаться в таком жалком состоянии! Но если мы полагаем, что бродяга – это просто пьяный бродяга, ничего другого от него ожидать и не стоит. Он не падший принц. Он вполне на своем месте.

Признавая свой грех, мы признаем не только отдельные плохие поступки, но и то, что мы в целом находимся в совершенно бедственном, недолжном состоянии, из которого, однако, Бог нас может спасти. Напротив, когда мы считаем, что с нами, в общем-то, все в порядке, мы соглашаемся считать наше нынешнее состояние нормальным.

Если мы видим в человеке всего навсего продвинутую обезьяну (одна из атеистических книжек так и называлась – “апгрейд обезьяны”), мы будем видеть зло и порчу в нем как что-то естественное – не порчу даже, а саму суть его природы. Что вы хотите от животного, в конце концов? Это животное, которое и ведет себя как животное.

Но если мы видим в человеке образ Божий, того, кто создан для общения с Богом, существо, призванное к немыслимой славе и радости, нынешнее состояние людей – включая нас самих – будет выглядеть падшим, греховным.

Если никакого Бога, вечной жизни, надежды спасения не существует, то мы не пали – нам не откуда было падать, дно – наш единственный дом. Если мы созданы любящим Богом для вечной радости, святости и любви, тогда то, до чего мы сейчас докатились – весьма прискорбно. Мы пали и нуждаемся в спасении. Если, как говорит Писание, отечество наше на небесах, то здесь мы в изгнании.

Поэтому исповедуя веру в то, что мы – бедные, падшие грешники, которые отчаянно нуждаются в спасении, мы выражаем надежду на то, что мы предназначены к невыразимому величию и радости. У того, кто пал, есть надежда подняться, у изгнанного есть надежда вернуться, и испорченного – есть надежда исправиться. У того, кто считает свое состояние итак нормальным, никакой надежды нет.

Поэтому так важно принять, что мы – грешники. Без этого мы не можем обрести надежды.

1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (11 оценок, в среднем: 5,00 из 5)
Загрузка...