«Музыкальный фестиваль в Подмоклово». Прот. Дионисий Крюков, Варвара Воронежская

* Поделиться

У нас в студии были организатор фестиваля аутентичной музыки в Подмоклово Варвара Воронежская и настоятель храмов Михаила Архангела в Пущино и Рождества Богородицы в Подмоклово протоиерей Дионисий Крюков.

Разговор шел об организованном при храме в Подмоклово музыкальном фестивале аутентичной музыки.


А.Пичугин:

— Здравствуйте, дорогие слушатели! «Светлый вечер» на светлом радио, и в студии приветствуем вас мы — Алла Митрофанова...

А.Митрофанова:

— ... Алексей Пичугин.

А.Пичугин:

— С удовольствием представляем гостей, и тема программы у нас сегодня — просто прекрасная...

А.Митрофанова:

— Фантастическая!

А.Пичугин:

— ... сказала бы Алла... сказала Алла! У нас сегодня в гостях Вера Воронежская — организатор, руководитель, вдохновитель фестиваля аутентичной музыки в Подмоклове. Добрый вечер!

В.Воронежская:

— Здравствуйте!

А.Пичугин:

— Протоиерей Дионисий Крюков — настоятель Богородице-Рождественского храма в Подмоклове и Михаило-Архангельского храма в Пущине. Здравствуйте!

О.Дионисий:

— Здравствуйте!

А.Митрофанова:

— Мы с Лёшей перед началом программы уточнили, как же, всё-таки, правильно: в Подмоклове, в Пущине, или — не склоняются эти имена собственные? И вот, отец Дионисий сказал, что... ну... возможны варианты, но...

О.Дионисий:

— Да!

А.Пичугин:

— Это же — вопросы старых-новых правил!

О.Дионисий:

— Да.

А.Пичугин:

— Меня вот... я, перед программой, говорил сейчас в студии... вы не слышали. В очередной раз убедились, что, по-настоящему, аутентично — и фестиваль аутентичной музыки, и по аутентичным правилам русского языка — всё-таки, всегда склоняли: в Подмоклове, в Пущине, Тушине...

Хотя, вот, всё моё нутро этому противится, но я буду себя, видимо, переделывать. Потому, что, наверное, действительно, «помнит вся Россия...

А.Митрофанова:

— ... про день Бородина!

А.Пичугин:

— ... про славный день Бородина», да.

О.Дионисий:

— Совершенно верно!

Мне кажется, что это вопрос самоопределения человека — к какой традиции он сам себя относит — к старой, к новой... По новым правилам, возможно, и это уже вполне одобрено, не склонять. Все, кто считает себя наследниками великой классической культуры, могут этим блеснуть.

А.Митрофанова:

— Будем блистать... объявляя, что в Подмоклове 10 августа...

Мы уже однажды... ну... кратко, правда... на радио «Вера» говорили об этом музыкальном фестивале — музыкальном явлении, я бы даже сказала.

10 августа, в Подмоклове ( это — рядом с городом Пущино, в Московской области ) пройдёт уникальный музыкальный фестиваль. В, в общем-то, неповторимом месте — я не боюсь таких высоких эпитетов — потому, что я там была... мы с мужем там были — у отца Дионисия в гостях, у матушки Татьяны и у ваших прекрасных четверых дочерей, одна из которых — Вера — сегодня в нашей студии.

Вся семья — музыкантов, и, собственно, вся семья принимает участие в этом фестивале, и музыкальные инструменты, которые неповторимы и, действительно, аутентичны — то есть, музыкальный фестиваль аутентичной русской музыки. И это можно увидеть, когда на ступенях храма — а храм, сам по себе, представляет собой... ну... что-то такое... знаете... как будто бы... кажется... знаете... из Рима вырезали какой-то пазл, и перенесли его в невероятно красивое пространство — в эти живописные пейзажи Подмосковья вокруг Пущина. По-моему... ну... такого красивого Подмосковья больше нет нигде! Ну, это — моё субъективное мнение.

А.Пичугин:

— Твоё субъективное мнение! Там просто фантастически красиво, но я знаю ещё красивые места Подмосковья...

А.Митрофанова:

— Хорошо, пусть это будет моё субъективное мнение: в самое красивое место Подмосковья перенесли вот этот вот... Нарышкинское барокко — так это правильно называется?

О.Дионисий:

— Ну...

А.Митрофанова:

— Петровское барокко!

О.Дионисий:

— ... это уже Петровское барокко. Хотя, Петровское барокко — наследие Нарышкинского барокко.

А.Митрофанова:

— Петровское барокко... да... но, тем не менее, храм, который... ротонда по форме! Это можно представить себе где-нибудь... ну, я не знаю... правда... в Риме, там... во Флоренции, где-то ещё... но не вот так вот — в чистом поле на берегу Оки!

А.Пичугин:

— Есть в Подмосковье несколько храмов, которые вызывают много вопросов у людей, которые первый раз приезжают, и не очень понимают, почему оно здесь находится.

Храм в Подмоклове, храм в Дубровицах, ещё несколько церквей в Подмосковье, которые... там, храм в Быково... люди приезжают: «Господи... почему оно так? Оно должно стоять где-то в Западной Европе! Мы деньги платим, чтобы ездить туда, и смотреть на это там — почему оно здесь, под Серпуховом?

А.Митрофанова:

— Вот, так вот! Сколько километров от Москвы?

О.Дионисий:

— 100 километров... всего лишь 100 километров!

А.Пичугин:

— Всего...

А.Митрофанова:

— 100 километров. И... я повторюсь... в ближайшие выходные — суббота, 10 августа, музыкальный фестиваль, который... ну... вот, какой-то, прям... квинтэссенция всего самого лучшего, что есть в нашей русской музыке до... там... XVIII века — всё там будет представлено.

Вера, наверное, Вам слово — чтобы Вы несколько более подробно рассказали о происходящем в Подмоклове в этот день. Что это за фестиваль? И как вы пришли к этой идее?

В.Воронежская:

— Фестиваль в этом году — это... впрочем, только в этом году — будет посвящён только русской музыке — музыке до Глинки, то есть, XVII-XVIII... больше XVIII века, и аутентичному русскому фольклору.

Фестиваль уже проходит пятый год. До этого мы не ограничивались, конечно. Русская музыка — это была, преимущественно музыка барочная. Потому, что храм — барочный.

Я сама училась в Консерватории на клавесине, и у меня очень много друзей, каких-то знакомств, которые... люди, которые занимаются именно музыкой барокко.

И вот, так...

А.Митрофанова:

— И вы приглашали друзей...

В.Воронежская:

— Да. Сначала друзей...

А.Митрофанова:

— ... и привозили Ваш собственный клавесин, который у Вас дома...

В.Воронежская:

— Да... сначала друзей, потом подтянулись наши преподаватели, когда уже увидели что-то... вот... это, в принципе, стало известно, и они тоже потом приехали...

А.Пичугин:

— А почему вы решили сузить... или это нельзя назвать, что сузили...

А.Митрофанова:

— ... до русской музыки?

В.Воронежская:

— Ну... как-то стало не интересно каждый год одно и то же делать...

А.Митрофанова:

— Понятно...

В.Воронежская:

— ... и захотелось... во-первых, захотелось что-то новенькое, а, во-вторых, мы... у нас есть какая-то такая идея — донести до публики музыку, действительно, неизвестную русскую. Потому, что музыка барокко — она уже довольно популярна сейчас, и не только...

А.Митрофанова:

— Как раз, благодаря фестивалям, мне кажется, она становится популярна.

В.Воронежская:

— Возможно.

А.Митрофанова:

— Любители организуют подобные... вещи, и приглашают музыкальные коллективы, и как-то эта музыка становится частью уже... ну... во всяком случае, тех людей, которые классику в свою жизнь допускают.

В.Воронежская:

— Да. Но если посмотреть даже по репертуару концертного зала «Зарядье», там 50% музыки барокко. То есть, это, действительно, уже интересно публике, и...

А.Митрофанова:

— Воспитали.

В.Воронежская:

— Да...

А.Митрофанова:

— Вкус воспитали.

В.Воронежская:

— И не только музыка Баха, Вивальди, Генделя звучит. Звучит музыка уже и композиторов, которые менее известны. Там...Телеман, Пёрселл, Монтеверди... ну, в общем, много... другой.

А тут — русское барокко, и русский классицизм — Бортнянский, Березовский — это композиторы, по музыке очень похожие ... вот... на... какую-то стилистику Моцарта, но это вот наши имена, наша русская музыка.

А.Пичугин:

— А среди прочего... я смотрю список участников — сейчас мы его частично огласим... есть ребята — замечательные, классные ребята — которые совсем недавно приходили к нам в студию — ансамбль «Под облаками».

В.Воронежская:

— Да, это мои друзья.

А.Пичугин:

— Ой, как хорошо! Они такие классные! Они так пели... вот... всем советую нашим слушателям найти в архиве радио «Вера» эфир с ансамблем ( они, правда, себя называют не ансамблем, а творческим объединением... по-моему... сейчас точнее скажу...

В.Воронежская:

— Да.

А.Пичугин:

— ... да — творческое объединение «Под облаками» ). Найдите этот эфир на радио «Вера» — они клёвые, они... настоящие.

А.Митрофанова:

— Или — приезжайте 10 августа в Подмоклово, чтобы услышать...

А.Пичугин:

— А потом приезжайте в Подмоклово.

А.Митрофанова:

— А, да... ну, собственно, почему — «или»?

В.Воронежская:

— Можно сделать и то, и другое. Ребята «Под облаками» — они мне, во многом, очень помогают сейчас.

О.Дионисий:

— Можно даже сказать, что они неофициальные соорганизаторы наши.

В.Воронежская:

— Да.

О.Дионисий:

— Они очень много дают советов именно в той области, которая касается фольклорной музыки. И, если мы говорим о том, сузили ли мы... то мне так кажется, что, наоборот, мы расширили...

А.Митрофанова:

— Серьёзно?

О.Дионисий:

— Да. Потому, что мы включили фольклор — аутентичный фольклор, мы не ограничились только академической авторской музыкой.

А.Пичугин:

— А расскажите про участников. Вот, я смотрю ... "Pratum Integrum«...ну... «Под облаками» мы назвали, «Intrada»... «Веретёнце», «Соборяне», Нерехтский рожечный хор, многие, многие другие — просто я боюсь ошибиться, потому, что здесь фамилии, а имена только через буковку с точкой обозначены, но я уверен, что это — замечательные люди, я уверен, что... только Вас знаю, пожалуй, из тех, кто здесь назван, перечислен.

Напомню, что в гостях у нас сегодня организатор фестиваля в Подмоклове Вера Воронежская, и отец Дионисий Крюков — тоже соорганизатор этого фестиваля. Ну, а всех остальных людей... мы просто, наверное, про всех не успеем рассказать, но про кого-то... вот... про самых ярких — расскажите, пожалуйста!

В.Воронежская:

— Мы, когда решили, что вот будет такая концепция, поняли, что нужно приглашать самых авторитетных... самые авторитетные ансамбли в этой области.

И это, конечно, «Pratum Integrum», который занимается именно русским барокко. Художественный руководитель Паша Сербин сидит в архивах постоянно — просто... уже не знаю... мне кажется, лет 15 — и постоянно открывает какие-то новые произведения. И, в частности, у нас на фестивале будет две, можно сказать, премьеры... премьеры нашего времени.

Это симфония Себастьяна Жоржа и симфония Ванжуры, композитора...

О.Дионисий:

— Объясни, почему звучат иностранные фамилии, хотя мы говорим про русскую музыку.

А.Митрофанова:

— Вот... Вы прямо с языка сняли, отец Дионисий! Спасибо!

О.Дионисий:

— Мне надо же тоже встрять!

В.Воронежская:

— Ну... на самом деле, русской музыки не так-то много — прямо русских композиторов, если честно так сказать — и они появляются только вот в правление ЕкатериныII. А до этого — это были, конечно, иностранцы при русском Дворе.

Ванжура, так же, как и Себастьян Жорж — композиторы, которые были приглашены в Россию. Они долгое время жили здесь, ассимилировались, и... скажем... у Ванжуры будет симфония, полностью на русские песни — русские народные песни.

О.Дионисий:

— То есть, говорить об этих композиторах, что они русские, можно точно так же, как и говорить о том, что Растрелли — это русский архитектор.

А.Митрофанова:

— Ну... ну... и Фьораванти... конечно, они... конечно, у них есть свои национальности, но они, точно так же, и наше достояние, в силу того, что они сделали.

О.Дионисий:

— Конечно!

А.Пичугин:

— Давайте говорить уже о мировой культуре! Эти люди строили здесь, эти люди работали — там... кто-то родился здесь, кто-то — приехал, но они стали частью того, что мы называем великой русской культурой. Но, при этом, они, никоим образом, не исчезли из своей национальной культуры...

В.Воронежская:

— Конечно...

А.Пичугин:

— Поэтому — мировой...

А.Митрофанова:

— Да. Единственно, что... конечно, XVIII век — это время, когда у нас появляются свои уже — крепостные — композиторы, о которых мы так мало знаем — там... Хандошкин, Фомин... Их имена... ну, вот... они, наверное, известны тем, кто — либо музыковеды, либо, в связи... например, как мы на радио «Вера», в связи с эфиром, занимались этим вопросом — немножечко, так, посмотрели, поизучали.

И я должна сказать, что это тоже — удивительная, это потрясающая музыка!

В.Воронежская:

— Это — очень красивая музыка.

А.Митрофанова:

— Да! Она у вас будет там звучать? Нет?

В.Воронежская:

— Будет Хандошкин — причём, в двух исполнениях. Приедет Андрей Решетин и Алексей Пенюгин. Будут играть...

О.Дионисий:

— Из Петербурга...

В.Воронежская:

— ... из Петербурга, да. Это тоже... такие... большие музыканты. У Андрея Решетина есть свой фестиваль, который... ну... самый, наверное, большой фестиваль аутентичной музыки в России — «Earlymusic».

О.Дионисий:

— Петербуржский.

В.Воронежская:

— Да... он проходит каждый год в Петербурге. И...

А.Митрофанова:

— И он будет Хандошкина исполнять?

В.Воронежская:

— ... будет исполнять Хандошкина, да.

А.Митрофанова:

— Вот, про Хандошкина... про Хандошкина... я уж... простите, опять встряну... можно у нас на сайте радио «Вера» найти эфир, посвящённый крепостным композиторам — там и музыка, которая игралась на рогах — тоже XVIII век, это, собственно, наше открытие. И Хандошкин, и Фомин, и некоторые другие тоже имена, и их музыка — она там звучит, и их судьбы. Мы о них прям говорим подробно — сейчас нет такой возможности.

Но... это настолько трагично, глубоко и прекрасно — вот, то, как они жили, будучи крепостными людьми, и как они писали эту музыку — вот, уникальная возможность услышать её живьём.

Вера, что будет исполняться? Простите, я Вас перебила...

В.Воронежская:

— Хандошкина — будут вариации «То теряю, что люблю...» — очень там тоже красивая история, связанная с овдовевшим заказчиком, и Марина Катаржнова с Ольгой Мартыновой сыграют другие вариации... вот... не скажу названия.

А.Митрофанова:

— Ну, тогда на фестивале уже...

О.Дионисий:

— Да.

А.Митрофанова:

— ... будем уточнять.

А.Пичугин:

— Техническая информация, важная — где, вообще, Подмоклово находится? Потому, что я открываю... я знаю, я — бывал, но для многих название ничего не говорит.

Есть сайт фестиваля podmoklovo-fest.ru. Там сказано, что если вы едете общественным транспортом, то вы от Курского вокзала выезжаете на электричке до Серпухова, или на автобусе 458 от метро «Лесопарковая», и едете до Серпухова. А далее 28 автобусом «Серпухов-Ланьшино» до ост. «Подмоклово». Там — всё понятно, там и храм рядом, он издалека виден.

Или же — на электричке, тоже от Курского вокзала, до станции «Приокская», и дальше 5 км пешком... ну, или же на такси.

Если вы едете на машине — это удобно — то по трассе М2 Крым, по Симферопольскому шоссе, вы едете до моста через Оку — очень красиво, живописно: справа — Серпухов виднеется, слева — туда уже, в сторону Каширы уходит, очень живописно... часто просто там проезжаю...

А.Митрофанова:

— А я там в детстве бывала — это, правда, самые красивые места! Извините.

А.Пичугин:

— Согласен, что это — очень красиво, очень красиво! Это просто... своё есть самое красивое место, но вот там — просто потрясающе красиво! Тем более, что я в Тарусу ещё всё детство ездил, и в Поленово — вот, недавно, кстати, в первый раз побывал, и так же — в Подмоклово.

Так, вот... если вы едете по Симферопольскому шоссе — по М2 Крым — доезжаете до моста через Оку, проезжаете через мост, и тут же будет транспортная развязка, которая уходит в Пущино по указателю. Ну, и там — поворачиваете в сторону Пущино, тут же — налево, в сторону Лукьяново, и — всё время прямо по указателю на Подмоклово.

Но, вот... моё запутанное объяснение, наверное, не так понятно, а вот на сайте podmoklovo-fest.ru всё очень просто и хорошо расписано.

«СВЕТЛЫЙ ВЕЧЕР» НА РАДИО «ВЕРА»

А.Митрофанова:

— «Светлый вечер» на радио «Вера» продолжается, и я, с удовольствием, напоминаю, что у нас в гостях протоиерей Дионисий Крюков, настоятель храма Рождества Пресвятой Богородицы в Подмоклове, и Вера Воронежская — организатор, вдохновитель, руководитель фестиваля аутентичной музыки в Подмоклове, который... ну... уже послезавтра — 10 августа, в ближайшую субботу пройдёт в этом удивительном месте, вокруг храма в форме ротонды — Петровское барокко, как мы уточнили в первой части нашего разговора.

Вход на фестиваль — бесплатный. Там будут выступать самые разные музыкальные коллективы, и исполнять они будут аутентичную музыку XVII-XVIIIвека, что интересно — на аутентичных же музыкальных инструментах.

А вот как эти музыкальные инструменты — например, клавесин — попадут в Подмоклово, на подмостки храма — об этом, я думаю, нам лучше наши гости сейчас расскажут. Как вы это делаете? У вас там... трансгрессируете, что ли?

О.Дионисий:

— Нет. Всё очень просто. Есть транспортные компании. К тому же, перевозить их не так сложно — эти инструменты вполне вмещаются в любой автомобиль. Не в этом проблема организации фестиваля.

А.Митрофанова:

— Та-а-ак...

В.Воронежская:

— А в чём же?

О.Дионисий:

— Мы-то с тобой хорошо, Вера, знаем, в чём проблемы организации. Но самые большие проблемы, наверное, в том, чтобы пригласить побольше людей. Потому, что затрат мы делаем много — физических, финансовых, информационных, каких угодно — но, тем не менее, всё-таки, хотелось бы, чтобы как можно больше людей это...

А.Митрофанова:

— ... увидели, конечно!

О.Дионисий:

— ... увидели, услышали, побывали там. И, впрочем, мы это всё делаем специально для того, чтобы обратить внимание на наш замечательный храм — храм Рождества Пресвятой Богородицы.

Эти фестивали... ну... уже это является своеобразной визитной карточкой этого места, уже все знают об этом памятнике именно в связи с музыкальными нашими мероприятиями.

А.Митрофанова:

— О памятнике теперь надо тоже сказать несколько слов.

Мы с мужем видели это своими глазами. Мне кажется, он до сих пор вот у меня стоит... когда я глаза закрываю, я его вижу: на фоне заката какие-то необыкновенные... лестница ещё там у вас была к нему прислонена — я думала, как будто бы Мюнхгаузен, знаете, вот сейчас по ней поднимается в небо... по этому лестнице.

О.Дионисий:

— Да!

А.Митрофанова:

— Это... это — что-то... вот, прям... знаете... фантастически красивое!

О.Дионисий:

— Да... меня тоже переполняют — до сих пор, несмотря на то, что я уже там с 2008... или даже — с 2006 года настоятельствую — переполняют такие чувства.

Это — потрясающий храм, с очень интересной судьбой, с очень интересной задумкой, которую вот мы сейчас расшифровываем, и... можно даже сказать, расшифровали.

Не буду повторять то, что мы говорили в прошлых наших передачах — и на радио «Вера», и на телеканале «Спас», но, тем не менее...

А.Митрофанова:

— Программа «И будут двое...» — можно её тоже найти и посмотреть.

О.Дионисий:

— Да, да, да... «И будут двое...»

Но, тем не менее, скажу кратко, что Григорий Фёдорович Долгоруков, князь, посол в Польше, построил этот храм, как свою визитную карточку. Тем самым он демонстрировал свою благодарность Богу, и своё понимание того, что Бог наградил его знаниями. Потому, что ротонда в те времена была некоторой... такой... метафорой именно Божественной Премудрости. Премудрости — в самом широком понимании этого слова, которая не только проявляется в богословии, или... там... в литургическом творчестве, но и в архитектуре, скульптуре, музыке. Тогда воспринимали всю деятельность человека как проявление Божественной Премудрости.

И вот, это — вот хвала Творцу за то, что Он наградил человека премудростью.

А.Митрофанова:

— Так возник этот храм...

О.Дионисий:

— Да, так возник этот храм. И все, сразу же, отмечают то, что он имеет итальянские корни — ну, это — очевидно, есть много итальянских памятников. Но, что интересно, этот памятник — настолько же итальянский, насколько и русский.

Вот, именно в моей последней работе, которая сейчас готовится в «Институте наследия» имени Лихачёва — я, как раз, и показываю, что этот храм является именно русским, именно русские тенденции развития архитектуры и культуры в нём сказались, и люди того времени хорошо читали это послание, которое оставил Григорий Фёдорович Долгоруков — и своим современникам, и нам.

А.Митрофанова:

— А в чём...

А.Пичугин:

— А в чём оно... в чём послание заключалось?

О.Дионисий:

— Ну, вот... я уже сказал про Премудрость Божию. Ещё там... это очень многогранное послание... это послание о том, что люди того времени восхваляют таким образом Творца, когда они поднимаются на определённую социальную ступеньку. То есть, это — соревновательность между строителями Дубровицкого храма, Подмокловского храма, Меньшиковой башни, которая на Чистых Прудах в Москве, и ещё ряда памятников.

То есть, люди того времени, того слоя — они таким образом друг другу парируют.

А.Пичугин:

— А это — не только в свете высшего общества заметно. Если мы спустимся... там... на несколько ступеней ниже — в усадебную жизнь... ну... такой... средней руки, мы тоже увидим это соревнование: «Хочу, как у Степан Григорьича из Григорьевского, тока чуть побольше — трапезную мне расширь, крест сделай повыше, и вот, чтоб основной объём — тоже был повыше! А то как же, увидят — засмеют...»

О.Дионисий:

— Да... и такое тоже тогда встречалось. Но, тем не менее, эти люди были настолько образованы, что они, конечно, максимально наполняли смыслами это пространство, эту архитектуру. В частности, даже итальянские аллюзии здесь являются ни чем иным, как намёком на то, что Долгоруковы —Рюриковичи. В то время считалось, они являлись потомками Императора Августа, и, поэтому, итальянские аллюзии — это древнеримские аллюзии. Говорили про то, что князь Григорий Фёдорович Долгоруков говорит на латыни, как римлянин.

А.Митрофанова:

— Ах...

О.Дионисий:

— Но, при этом при всём, смею заметить, это, всё равно — православная архитектура, и православный храм. И Григория Фёдоровича Долгорукова выслали из Польши, когда он там был послом, именно из-за того, что он очень активно защищал интересы православного населения в Польше.

А.Митрофанова:

— Отец Дионисий, Вы же там водите экскурсии?

О.Дионисий:

— Да.

А.Митрофанова:

— Ну, будут они... вот... десятого-то августа?

О.Дионисий:

— Да, да, да! Кстати, очень хорошо, что Вы об этом сказали. У нас там будет образовательная программа. Там будет сотрудник музея архитектуры им. Щусева рассказывать об архитектуре Нарышкинского стиля, Петровского барокко. Я подхвачу его эстафету, и расскажу о скульптурном убранстве этого храма. Ну, и, кроме всего прочего, там будут ещё и другие... мастер-классы, какие-то образовательные программы. То есть, это то, что...

В.Воронежская:

— Для детей и взрослых.

О.Дионисий:

— ... да, для детей и взрослых. Ну, может быть, даже Вера... как-то... об этом постарается сейчас...

А.Митрофанова:

— Вера, расскажите.

В.Воронежская:

— Ну... для детей будет много мастер-классов. Например, те же самые «Под облаками» будут учить фольклорной пляске.

А.Митрофанова:

— А они сами — практикуют? В своих выступлениях.

В.Воронежская:

— Конечно. Они — и в выступлениях, они устраивают «вечёрки» регулярно в Москве — это очень весело, и, главное, выглядит абсолютно не как какая-то реконструкция.

А.Пичугин:

— Мне нравится, что они... знаешь... я из той программы помню — они собирают материал на юге, в Белгородской области, а исполняют это, преимущественно, на севере.

Потому, что южный материал кажется...

А.Митрофанова:

— ... более колоритным?

А.Пичугин:

— ... достаточно позитивным — ненавижу слово «позитивный», но, в данном случае, оно, наверное, к месту... ну... такой... мажорный...

А.Митрофанова:

— Жизнеутверждающий.

А.Пичугин:

— ... жизнеутверждающий, да. А северный — гораздо более грустный. И поэтому вот — они везут эти весёлые южные мотивы на север.

А.Митрофанова:

— Это, кстати, в любой стране так — даже в Италии. Как ни странно, юг и север...

В.Воронежская:

— Чем южнее, тем веселее...

А.Митрофанова:

— ... да, да! Вот, точно! Чем южнее, тем — веселее. И местами — обхохочешься! Но... Вера, значит, возвращаемся к этому разговору...

В.Воронежская:

— Да.

А.Митрофанова:

— Вот... «Под облаками» — вот, этот музыкальный коллектив, эти ребята — они будут что-то объяснять детям, и, вместе с ними, я так понимаю, пытаться исполнить некие хореографические этюды...

В.Воронежская:

— Простые... там... игры, пляски, да. Со взрослыми будет немножко посложнее, но это будет в другое время, тоже на этой площадке.

Так же будет, скажем, мастер-класс по лепке на гончарном кругу. Будет лекция для детей о живописи... точнее, о музыкальных инструментах... вообще... в мировой живописи — для маленьких, для 6-летних.

А.Митрофанова:

— А им это интересно? Или это... так... будет рассказываться...

В.Воронежская:

— Да. У нас будет на большом экране, она будет всё рассказывать, показывать. Эта девушка — у неё очень большой опыт, она преподавала в музее Пушкина — в Пушкинском музее... так, что — всё хорошо.

А.Митрофанова:

— О, понятно... то есть, она — человек, который с любой аудиторией найдёт общий язык.

О.Дионисий:

— Да.

А.Пичугин:

— Это сейчас удивительно, что возникают вопросы. Потому, что я был маленький, мне было лет шесть, наверное — ходил в Дом учёных. Нас водили на разные, всевозможные лекции, в том числе... там... культура и искусство. И выступали люди, которые могли говорить с малышами на одном языке — и в школе не было таких учителей, которые нам на МХК, всё равно, уже с высоты собственного опыта, пытались что-то рассказать. А там — были. И они, действительно, прививали любовь вот к этой мировой культуре, и то, что сохранилось — во многом, благодаря этому, как раз.

Мы сейчас прервёмся, буквально, на минуту. У нас в гостях сегодня Вера Воронежская — организатор, руководитель, вдохновитель фестиваля аутентичной музыки в Подмоклове, в Подмосковье, протоиерей Дионисий Крюков — настоятель Богородице-Рождественского храма в Подмоклове и Михаило-Архангельского храма в Пущине. И мы говорим о замечательном фестивале аутентичной музыки в Подмоклове, который пройдёт совсем скоро — буквально, уже через несколько дней.

А.Митрофанова:

— 10 августа...

А.Пичугин:

— ...10 августа... тут так красиво у вас на сайте написано 10.08.19! В общем, отдельный вопрос — кто вам это всё делал? Обсудим после небольшого перерыва. Алла Митрофанова, и я — Алексей Пичугин.

«СВЕТЛЫЙ ВЕЧЕР» НА РАДИО «ВЕРА»

А.Митрофанова:

— «Светлый вечер» на радио «Вера» продолжается, ещё раз — здравствуйте, дорогие слушатели!

Алексей Пичугин, я — Алла Митрофанова. И, с удовольствием, напоминаю, что у нас в гостях протоиерей Дионисий Крюков, настоятель храма Рождества Пресвятой Богородицы в Подмоклове. Это — Подмосковье, в районе города Пущино. Собственно, в Пущине...

А.Пичугин:

— Серпухов, наверное... такой... основной.

А.Митрофанова:

— Основной — Серпухов, хорошо. А в Пущине — храм Архангела Михаила, где отец Дионисий — тоже настоятель.

Вера Воронежская — организатор, вдохновитель, руководитель фестиваля аутентичной музыки в Подмоклове, о котором мы сегодня и говорим.

Прежде, чем вернёмся к разговору о фестивале... название само — Подмоклово — ну... такое оно... запоминающееся, я бы выразилась так.

Почему? С чем связано? Каково происхождение этого названия?

О.Дионисий:

— Ну... я думаю, что это связано с тем, что там, действительно, очень-очень много влаги. Там очень много ключей, и это находится на излучине Оки...

А.Пичугин:

— И там — луга...

О.Дионисий:

— Да...

А.Пичугин:

— ... заливные луга, которые... промокают... подмокают... я не знаю, как...

О.Дионисий:

— Возможно, да. В районе нашего храма — там просто несколько ключей есть, источников, которые мы на Богоявление освящаем. Ну... действительно, место такое... водное.

А.Митрофанова:

— Прямо рядом с вашим храмом, если я правильно помню — там стоит такой фонтанчик, где можно помыть руки, попить воды, и вообще... ну, то есть... вот... вода — она прямо в открытом доступе, действительно.

В.Воронежская:

— Питьевая.

А.Митрофанова:

— Да, питьевая вода, прекрасная.

С Подмоклово — разобрались. Возвращаемся теперь к фестивалю. А, собственно, программа...

А.Пичугин:

— Ой, прости, пожалуйста... раз уж мы в краеведение ушли, я не могу не задать этот вопрос — сейчас мы вернёмся к фестивалю обязательно...

А.Митрофанова:

— Кто — о чем, а Лёша...

А.Пичугин:

— ... но пока вот... пока — один вопрос... Там же ещё — усадьба. Вот, что — с усадьбой?

О.Дионисий:

— Усадьба... Это — наша большая... мечта. Усадьба сейчас медленно, но верно разрушается, но мы надеемся на то, что когда-нибудь, всё-таки, нам удастся найти того человека, или, быть может, на нас обратят внимание кто-нибудь из государственных органов, и смогут отреставрировать это здание. Потому, что мы можем его наполнить активной культурной жизнью.

Можем сделать там и музей тех самых скульптур, которые сейчас находятся внутри храма, можем там проводить наши концерты, наши мероприятия и мастер-классы, лекции — мы же ведём научную и концертную деятельность... широко.

С каждым годом, мы всё больше и больше осваиваем парк — как-то расчищаем его от зарослей...

А.Митрофанова:

— Усадебный?

О.Дионисий:

— ... усадебный парк, да... и одна из новых площадок — как раз, образовательная — будет прямо напротив этого бедного руинированного усадебного дома, но, который, впрочем... хорошо читается его первоначальный облик.

И даже мы там выставим некоторые информационные щиты, которые рассказывают о том, как мы видим, в дальнейшем, этот памятник, приспособленный под наши нужды, и каким он был раньше.

А.Митрофанова:

— Ну, раз уж сейчас Вы заговорили о лектории, мне хочется ещё тоже вот... небольшую часть разговора посвятить тому, какую деятельность активную научную, изыскательную вы ведёте. Расскажите об этом. Вы же исследуете не только архитектуру, но и музыкальное наследие, да? Вот, как это всё выглядит?

Причём, это всё —ваша семья, и вы сами — энтузиасты, всё это на себя взяли, несёте... Как, что, про какой период речь идёт?

В.Воронежская:

— Про музыкальную часть... на самом деле, вот, про музыку XVIII века — о ней не так много чего известно. И вот, за этот год, мы много... вообще... в принципе... разговаривали, пытались понять, вообще, наше отношение к... и той, и другой, и третьей музыке — я имею в виду фольклор, классическую и духовную. И... ну... мне... как бы... просто, потому, что я учусь, до сих пор, в аспирантуре Московской Консерватории, у меня всегда есть преподаватели-теоретики, с которыми я могу посоветоваться, и которые мне могут сказать — где, что почитать.

А.Митрофанова:

— Я думаю, что такая аспирантка — это находка для преподавателей! Человек, который приходит, дёргает и говорит: «Дайте, дайте мне материалы — я хочу это изучить!»

О.Дионисий:

— Да. Но, скорее всего, сказались наши научные гены.

Дело в том, что я — сын научного сотрудника, который ушёл в монастырь. Игумен Феофан Крюков, в Свято-Даниловом монастыре, но он, до сих пор, занимается наукой. А вот мы пошли в искусство. Но, тем не менее, вот... к искусству мы относимся с таким же вот подходом — ну, так скажем, исследовательским.

Поэтому, вот, я занимаюсь историей архитектуры, Вера моя занимается аутентичным исполнительством — но это ведь тоже ведь научная, отчасти, работа, потому, что понять, как эта музыка звучала в те времена, на каких инструментах она звучала, в какой стилистике, какие идеи в эти произведения были вложены.

Ну, и — фольклор. Это наше совсем недавнее увлечение...

А.Митрофанова:

— ... в связи с одной из дочерей тоже, да?

О.Дионисий:

— ... тоже, да... Последняя моя дочь Павла — она увлеклась фольклором, и мы это тоже включили в сферу наших интересов.

Но нас очень часто спрашивают о том, почему мы захотели объединить, казалось бы, необъединимое. Почему мы сочетаем духовную, авторскую и фольклорную музыку в одном пространстве, в одно время...

А.Митрофанова:

— ... в одном фестивале...

О.Дионисий:

— ... в одном фестивале, да.

У нас, одна из наших задач — это объединение людей.

Дело в том, что мы хорошо знаем многих людей в разных областях, но мы замечаем, что, например, фольклористы не очень интересуются классической музыкой, а классические музыканты к фольклору тоже относятся с некоторым... таким... снисхождением, так скажем.

В.Воронежская:

— Я скажу, что они просто не знают его.

О.Дионисий:

— Да, возможно, даже и так.

В.Воронежская:

— А — что? Это, на самом деле... я могу сказать, что мне стыдно, но я фольклор узнала, буквально, 4 года назад. Абсолютно случайно, на улице...

А.Митрофанова:

— Когда Ваша сестра младшая... нет?

В.Воронежская:

— Нет, это, на самом деле, не так. Всё, как раз, с меня и с мужа пошло. Мы его услышали, впечатлились, и потом уже начали...

О.Дионисий:

— ... нас теребить всех.

А.Пичугин:

— А до этого относились: «Ну, да, есть — это наше наследие...» — ну, как бы и мимо проходит.

В.Воронежская:

— Вообще не задумывалась, что такое наследие. Да, я просто... ну... как-то... мне казалось... ну... «Калинка-малинка», там... «Валенки да валенки...» — да, вот...

А.Пичугин:

— И, кстати, к сожалению, многим так и кажется. И спасибо вам за то, что вы делаете. Вот эта вот просветительская работа — она очень важна.

А.Митрофанова:

— А что, на самом деле, включает в себя фольклор, помимо «Калинки-малинки» и «Валенок»?

В.Воронежская:

— Ну... вот, то, что помимо «Валенок»...

А.Пичугин:

— ... и «Ой, то не вечер...»

А.Митрофанова:

— Нет, я рассуждаю сейчас... вот, у меня классическое обывательское сознание. Я себе фольклор представляю... ну... какими-то там... частушками, вот — перечисленными музыкальными композициями, с позволения сказать, и то, как плотно, вообще... вот... не знаю, какая там ткань смыслов в каждом музыкальном фрагменте — для меня, например, это абсолютно закрытая информация.

Как много вложено самой жизни, и какой-то житейской мудрости, и боли, и радости тоже в каждую песню — вот этой дешифрацией смыслов, мне кажется, ещё только предстоит заниматься.

Но вы же это всё берёте и выносите на фестиваль — вы же будете там об этом рассказывать как-то.

В.Воронежская:

— Да, конечно. Вы знаете, вот, Вы сказали про «Калинку-малинку» и «Валенки»...

А.Митрофанова:

— Ну, это понятно...

В.Воронежская:

— ... да... и, на самом деле, это даже не фольклор...

А.Митрофанова:

— Да, да, это...

В.Воронежская:

— ... а, чаще всего, это просто авторская музыка. Нам кажется, что...

А.Митрофанова:

— Стилизованная.

В.Воронежская:

— ... да... что вот то, что мы видим по телевизору — в костюмах и... там... с кокошниками — это вот фольклор. На самом деле, нет. Пятьдесят процентов этой музыки — вообще, авторская, а остальные пятьдесят — это очень сильная... какая-то трансформация, которая уже... просто до неузнаваемости.

А.Пичугин:

— Я вам приведу пример — правда, не с музыкой, а с народным костюмом.

В 1903 году Николай Рерих изучал русскую культуру — тогда он изучал русскую культуру — и он путешествовал по нынешней Ивановской области ( ну, это Владимирская губерния тогда была ).

И вот, он решил изучить местную традицию русского костюма. Причём, не только там. Известно, что он в разных местах пытался отыскать в 1903 году классический русский традиционный костюм. И он нигде не мог его найти.

Ему там сказали, что в одном селе, вроде бы как, в старых сундуках знают, что сохраняются — традиционно, там сохранялось. Он поехал — и ничего не нашёл.

И это нам показывает то, что 1903 году — уже не знали, что такое настоящая русская одежда, подлинная.

Так... всё, что мы видим на...

В.Воронежская:

— Это очень странно, если честно. Потому, что, до сих пор — приезжаешь в экспедиции, и там есть у бабушек...

А.Пичугин:

— Смотря, куда... смотря куда Вы приезжаете.

В.Воронежская:

— Ну, надо, наверное, знать, да...

А.Пичугин:

— А куда Вы приезжаете?

В.Воронежская:

— Да я-то не этномузыколог — я просто ездила вот с теми же «Под облаками», с моими друзьями в Белгородскую область, на Север тоже — в прошлом году. Вот, сейчас они...

А.Пичугин:

— На севере сохраняется — это факт, на севере сохраняется. Но в Центральной России вы нигде не найдёте...

В.Воронежская:

— В Курской области, в Белгородской — это Центральная?

А.Пичугин:

— Нет, это Южная уже. Но Вы, когда где-нибудь на площади, в День города маленького, увидите танцующих женщин в кокошниках — понятно, что это не традиционный костюм.

В.Воронежская:

— Да, это, конечно, так.

А.Пичугин:

— А вот как он выглядел, и точно его восстановить — очень сложно. Сейчас, может быть, даже проще, чем Рериху — потому, что, всё-таки, есть какие-то археологические находки, опять же — в музеях где-то что-то, может быть, ещё и нашли. Но вот эта экспедиция маленькая Рериха — она показывает, что даже 120 лет назад плохо себе представляли, что такое русская подлинная аутентичная одежда.

О.Дионисий:

— А можно мне, всё-таки, вернуться к нашей основной идее — почему мы это всё объединяем? На самом деле, всё достаточно просто.

Дело в том, что наш храм — храм, находящийся, с одной стороны, в селе. Поэтому естественная звуковая... обрамление, так скажем...

А.Митрофанова:

— Звуковое содержание вашей жизни...

О.Дионисий:

— ... да... и этого места — всегда было сельским, деревенским. С другой стороны, это — храм, поэтому там всегда звучала духовная музыка. И, с третьей стороны, это храм аристократический, усадебный. Поэтому, там вполне уместна авторская музыка, композиторская музыка.

И вот, чисто вот из такого, фактического, материала, можно себе... Мы, фактически, пытаемся не то, что реконструировать, но — представить, какая музыка могла бы наполнять это место... ну... там... 100-200 лет назад.

А.Митрофанова:

— ... какая музыка могла бы породить... да... тех людей, которые создали и этот храм, и усадьбу, и, вообще, определили, как будет выглядеть Подмоклово — место, правда, уникальное.

У нас... я вот сейчас сижу и думаю: мы-то поедем, у нас в машине уже нет свободных мест, нам уже... как только друзья узнают, что мы едем, все: «О! А нас возьмите, нас возьмите, нас возьмите...»

И вот, дорогие слушатели, если вы соберётесь...

А.Пичугин:

— ... Алла с мужем вас не возьмут.

А.Митрофанова:

— Нет, я имею в виду, что есть разные способы, как добраться, и их можно найти на сайте podmoklovo-fest.ru. И как — своим ходом, и как — на машине, по-всякому можно... и там какая-то парковка же, да, будет организована?

О.Дионисий:

— Да, да, конечно — там будет парковка. Как и на всяких фестивалях под открытым небом, подъехать к самым концертным площадкам будет невозможно, придётся пройти — минут, может быть, 12-20...

А.Митрофанова:

— Ну, по таким красивым местам — это, вообще, не проблема!

О.Дионисий:

— Да. Ну... в целом, конечно, мы сделаем всё возможное, чтобы для наших посетителей, слушателей это время было — максимально удобное и приятное.

А.Митрофанова:

— Во сколько начало-то у вас там?

В.Воронежская:

— В 9 утра.

О.Дионисий:

— В 9 утра у нас начинается Литургия, Петровского времени. И тут — очень важно нам тоже, кстати, сказать на радио «Вера» о том, что существенная часть нашей программы будет посвящена ещё духовной музыке.

У нас будет Литургия необычная. Она будет сопровождаться песнопениями, которые были написаны дьяками Петра I. То есть, это — Литургия того времени, звучащая так, как она звучала во времена, когда этот храм строился. Это — очень необычная и красивая музыка, очень духовная.

Я просто, как музыкант, в одной стороны, а, с другой стороны, как священник, знаю, что в нашем, так скажем, православном «обиходе» часто к партесной музыке относятся, скорее, с некоторым пренебрежением...

А.Митрофанова:

— Вы объясните, пожалуйста... партесная музыка — это что?

О.Дионисий:

— Партесная музыка — это та, которая пришла на смену знаменному пению, или... там... демественному, строчному — то есть, древнерусскому пению.

Партесное — это, как раз, переход между поздним средневековьем и началом нового времени. Но это — музыка, безусловно, заслуживающая внимания, талантливая и совершенно не диссонирующая с содержанием Литургии.

А.Пичугин:

— А служить будете по Служебнику — тоже Петровского времени?

О.Дионисий:

— У нас, когда мы делали запись Литургии Петровского времени, мы там позволили себе вольность, и вставили ектенью — я её возглашал — о Царствующем Доме: Петре I, его супруге, его детях. Но, конечно, наша Литургия будет — современная.

А.Пичугин:

— А вот возгласа: «Господи, спаси Благочестивыя...» — как раз, тоже об Императорском Доме, там быть не должно — это поздняя вставка, уже начала ХХ века, Николаевских времён.

В.Воронежская:

— Да, и «Блаженны...» у нас же тоже Женя... вообще, вся Литургия будет исполняться ансамблем «Chronos»...

А.Пичугин:

— О, хорошие ребята!

В.Воронежская:

— ... да... и художественный руководитель Женя Скурат, который собрал всю эту Литургию, он... скажем... «Блаженны...», как оказалось, во времена Петра не пелись...

А.Пичугин:

— Да, есть хорошие сборники, где это всё выстроено. Вот, я в руках недавно держал аутентичный служебник Екатерининского времени — ну, я думаю, с Петровским там — не сильные расхождения...

В.Воронежская:

— ... вот... и «Блаженны...» будут, можно сказать, музыка — Евгения Скурата.

А.Митрофанова:

— А, всё-таки, будут исполняться?

В.Воронежская:

— Да, будут исполняться. Он их написал так, как...

А.Митрофанова:

— Стилизовал.

В.Воронежская:

— Да.

О.Дионисий:

— Мы... дело в том, что мы не хотим делать из духовного... из Божественной Литургии какую-то реконструкцию, какой-то концерт...

А.Митрофанова:

— Понимаю...

О.Дионисий:

— Всё-таки, это будет подлинная Литургия — та, к которой привыкли наши современные верующие, и как то благословлено нашим Священноначалием.

А.Митрофанова:

— «Блаженны...» — это когда, во время Литургии, Заповеди Блаженства, фактически...

О.Дионисий:

— Совершенно верно.

А.Митрофанова:

— ... воспроизводятся — евангельский текст, и это исполняет хор, это очень красиво. Это — да, привычная нам уже часть Литургии, она... ну... в первой части, скажем так...

О.Дионисий:

— Да.

А.Митрофанова:

— ... звучит.

О.Дионисий:

— Совершенно верно. И... ещё сейчас добавлю... ансамбль «Intrada» — это ансамбль вокальный, с мировым именем, Екатерина Антоненко — его художественный руководитель — они свою программу будут, в основном, строить на произведениях Титова. Это — композитор, который творил в самом конце XVII века. Это — русское барокко, причём, оно уникально тем, что западноевропейское барокко церковное — оно всегда сопровождается инструменталом, а, как известно, русская Литургия, русское Богослужение — это исключительно вокальное Богослужение. Поэтому, всё, что в барочной стилистике делали многие инструменты, здесь делается вокальными средствами.

«СВЕТЛЫЙ ВЕЧЕР» НА РАДИО «ВЕРА»

А.Митрофанова:

— В программе «Светлый вечер» на радио «Вера» сегодня — напомню — Вера Воронежская, организатор, вдохновитель, руководитель фестиваля аутентичной музыки в Подмоклове и протоиерей Дионисий Крюков, настоятель храма Рождества Пресвятой Богородицы там же, в Подмоклове. И мы говорим о музыкальном фестивале, который 10 августа пройдёт там. Вход — свободный, приезжайте — вот, это главное — приезжайте!

Есть разные способы, как добраться туда. Можно найти всю подробную информацию на сайте podmoklovo-fest.ru.

И мне бы хотелось вернуться к программе фестиваля. Мы сейчас говорим с вами о трёх основных направлениях. Это — классическая музыка, духовная музыка и фольклор XVII-XVIII века, и очень хорошее, можно сказать, уникальное исполнение — потому, что люди, которые приедут туда, на аутентичных же музыкальных инструментах, эту музыку воспроизводить — это люди, которые в архивах работают для того, чтобы максимально точно воспроизвести вот это звучание, понять, как это было тогда, и, при этом, не боятся экспериментировать... как вот мы выяснили, даже стилизовать музыку, которая пишется сейчас, чтобы понять логику... достроить логику авторов XVII-XVIII века, и сейчас, в эту логику встроившись, дополнить этот музыкальный ряд.

Вот, всё, что вы рассказываете — это потрясающе интересно! Вот, я, например, человек — без музыкального образования, и, если я приеду туда, мне, конечно же, необходим будет ликбез. Можно ли будет... вот, про детские лекции вы уже рассказали... а для взрослых — вот, какая-то... ну... хотя бы минимальная программа-путеводитель по музыке XVII-XVIII веков?

В.Воронежская:

— Дело в том, что у нас будут всю программу вести два опытных ведущих...

О.Дионисий:

— ... пожалуй, самых авторитетных в этих направлениях...

В.Воронежская:

— ... да... Это — Лев Малхазов, который ведёт радиопередачу на радио «Россия» — «Барочная практика», и Сергей Старостин, который... музыкант, это — музыколог и очень авторитетный...

О.Дионисий:

— ... исполнитель...

В.Воронежская:

— ... и исполнитель...

А.Пичугин:

— Мы его хорошо знаем, да, он у нас бывал.

В.Воронежская:

— Конечно... имя — очень известное.

Они будут рассказывать перед каждым произведением...

А.Митрофанова:

— Картину эпохи — дадут?

О.Дионисий:

— Да...

В.Воронежская:

— Дадут картину, и расскажут, как слушать... я думаю, что это будет всё очень интересно и увлекательно.

О.Дионисий:

— То есть, каждое выступление будет предваряться каким-то небольшим... какой-то небольшой, краткой информацией о том, что сейчас предложат вниманию слушателей.

В.Воронежская:

— Да, и... знаете... у нас всегда это происходит так свободно — музыканты сами могут рассказать что-то, если захотят. Поэтому, это всегда... как-то... даже намного интересней, когда музыкант рассказывает о том, что он играет — потому, что он в этом, конечно...

А.Митрофанова:

— То есть, атмосфера — неформальная...

О.Дионисий:

— Абсолютно.

В.Воронежская:

— Абсолютно.

О.Дионисий:

— Нет... ну, если концертной площадкой выступает паперть храма, а слушатели сидят на мешках с соломой, а исполнители, вместо фраков, надевают футболки — тут всё понятно!

А.Митрофанова:

— И всё это — под открытым небом...

О.Дионисий:

— И всё это под открытым небом.

А.Митрофанова:

— Я обычно спрашиваю ещё про погоду... вы её как-то... там...

В.Воронежская:

— Молимся.

А.Митрофанова:

— Да. Значит, всё будет.

О.Дионисий:

— По крайней мере, до этого, Господь к нам был милостив. И, если и был дождик, то он... только попугал.

В этот раз — не знаем, как... но надеемся, что Господь нас не оставит.

В.Воронежская:

— Но даже на этот случай у нас всегда есть дождевики, и инструменты тоже мы закрываем шатрами... поэтому...

А.Пичугин:

— ... ничего не помешает тем, кто приедет 10 августа в Подмоклово насладиться прекрасной музыкой.

10 августа, собственно говоря, Серпуховской район Московской области, совсем недалеко — 100 км от Москвы. Приезжайте, приезжайте на фестиваль аутентичной музыки!

Все подробности — если вдруг слушаете нас не с самого начала — ну, и, вообще, все подробности, вместе с фотографиями с галерей прошлых лет, со списком исполнителей найдёте на сайте podmoklovo-fest.ru, и там же есть аккаунты фестиваля в фейсбуке, Вконтакте, в Инстаграмме, канал на Ю-тубе...

А.Митрофанова:

— Всё, есть всё.

А.Пичугин:

— ... в Одноклассниках, везде... да, всё есть.

А.Митрофанова:

— А если с детьми, например, приезжать, то... вот, тут, как раз, возникает вопрос: удобства, перекусить, куда-то... я не знаю... что-то вот, что может именно ребёнку понадобиться? Понятно, там есть, где бегать — поляна целая, но если, там, например... поесть что-то, или... пряники вкусные у вас там — что-то необыкновенное!

В.Воронежская:

— Вы ещё не пробовали нашу уху! Фестивальную.

А.Митрофанова:

— Да, ладно... у вас будет уха?

В.Воронежская:

— Из дальневосточной рыбы.

О.Дионисий:

— У нас — уха, которая тоже являетсяодним из главных пунктов нашей программы!

А.Митрофанова:

— И что же вы молчали до сих пор?!

О.Дионисий:

— Вот, мы сказали! У нас всё для этого предусмотрено...

В.Воронежская:

— Морсики, бутербродики, пирожки...

А.Пичугин:

— А головёшку в уху будете окунать?

А.Митрофанова:

— Так...

В.Воронежская:

— Это надо у повара спросить...

О.Дионисий:

— Это вы должны нам рассказать!

А.Пичугин:

— Да?

О.Дионисий:

— Да.

А.Пичугин:

— А это же — известная традиция. Нужно в уху окунуть головёшку, чтобы она была более насыщенной, и более такой... ну... как бы... подкопченной, что ли...

О.Дионисий:

— Ну... наверное, нам... мы попробуем поэкспериментировать с этим.

А.Митрофанова:

— А, давайте, так: давайте... вот, пусть к вам Алексей Пичугин приедет, вы его в конце... да... когда уже уха будет...

А.Пичугин:

— А потом, если что-то не получится, всё с него и спросим!

О.Дионисий:

— Конечно!

А.Пичугин:

— Понятно...

О.Дионисий:

— Нет, мы очень будем рады Вас видеть, конечно, приезжайте! И... и... давайте, рискнём!

А.Митрофанова:

— А почему — нет? Действительно...

А.Пичугин:

— Вы лучше с кем-нибудь ещё проконсультируйтесь...

О.Дионисий:

— Хорошо.

А.Пичугин:

— Спасибо большое! Напомним, что в гостях у светлого радио сегодня были: протоиерей Дионисий Крюков, настоятель Богородице-Рождественского храма в Подмоклове и Михайло-Архангельского храма в Пущине — под Серпуховом всё это, и Вера Воронежская — организатор, руководитель фестиваля аутентичной музыки в Подмоклове.

Фестиваль — 10 августа, уже через 2 дня...

А.Митрофанова:

— Приезжайте все!

А.Пичугин:

— Да, приезжайте все! В 9 утра начнётся служба, а после службы и до вечера будете... будем слушать, вернее, прекрасную музыку.

Спасибо большое!

Алла Митрофанова...

А.Митрофанова:

— ... Алексей Пичугин.

А.Пичугин:

— До встречи!

А.Митрофанова:

— До свидания!

О.Дионисий:

— До свидания!

В.Воронежская:

— До свидания!

Мы в соцсетях
******
Слушать на мобильном

Скачайте приложение для мобильного устройства и Радио ВЕРА будет всегда у вас под рукой, где бы вы не были, дома или в дороге.

Слушайте подкасты в iTunes и Яндекс.Музыка

Другие программы
Храмы моего города
Храмы моего города
Древние храмы Москвы и церкви в спальных районах — именно православные храмы издревле определяют архитектурный облик Столицы. Совершить прогулку по старинным и новым, знаменитым и малоизвестным церквям предлагает Дмитрий Серебряков в программе «Храмы моего города»
ПроСтранствия
ПроСтранствия
Православные храмы в Гонгконге и Антарктиде. Пасха в Японии и в Лапландии. Это и множество других удивительных мест планеты представлены глазами православного путешественника в совместном проекте Радио ВЕРА и журнала «Православный паломник».
Философские ночи
Философские ночи
«Философские ночи». Философы о вере, верующие о философии. Читаем, беседуем, размышляем. «Философия — служанка богословия», — говорили в Средние века. И имели в виду, что философия может подвести человека к разговору о самом главном — о Боге. И сегодня в этом смысле ничего не изменилось. Гости нашей студии размышляют о том, как интеллектуальные гении разных эпох решали для себя мировоззренческие вопросы. Ведущий — Алексей Козырев, кандидат философских наук, доцент философского факультета МГУ. В гостях — самые яркие представители современного философского и в целом научного знания.
Светлый вечер
Светлый вечер
Программа «Светлый вечер» - это душевная беседа ведущих и гостей в студии Радио ВЕРА. Разговор идет не о событиях, а о людях и смыслах. В качестве гостей в нашу студию приходят священники, актеры, музыканты, общественные деятели, ученые, писатели, деятели культуры и искусства.

Также рекомендуем