«Музыкальные народные традиции праздника Крещения Господня». Антон Висков - Радио ВЕРА
Москва - 100,9 FM

«Музыкальные народные традиции праздника Крещения Господня». Антон Висков

* Поделиться

У нас в гостях был композитор Антон Висков.

В преддверии празднования Крещения Господня мы говорили о музыкальных народных традициях этого праздника.

Ведущий: Алексей Пичугин


Алексей Пичугин:

— Друзья, здравствуйте, «Светлый вечер» на светлом радио. Меня зовут Алексей Пичугин, я рад вас приветствовать, здравствуйте! Сегодня у нас на наведение Богоявления, как это правильно называется в церковной традиции, Крещенский сочельник, вот уже совсем скоро Крещение Господне, Богоявление. Тоже праздник, который в нашей, я бы сказал, наверное, русской традиции чтится, с ним связано много разных традиций, примет, которые слегка, может быть, в народном сознании оттеняют его духовную важность, но тем не менее это показывает, насколько для людей на протяжении столетий этот день был важен. Сегодня мы попробуем поговорить о его культурном феномене с музыкальной точки зрения. Я с удовольствием представляю нашего гостя, которого всегда очень рад видеть в нашей студии, а вы, я надеюсь, очень рады слышать композитора Антона Вискова. Антон, добрый вечер!

Антон Висков:

— Добрый вечер!

Алексей Пичугин:

— Антон, я рад, что вы сегодня к нам пришли снова.

Антон Висков:

— Спасибо за приглашение!

Алексей Пичугин:

— Каждый раз, когда вы приходите, мы слушаем что-то интересное или что-то интересное говорим о музыке. Вот сегодня мы о чем только не будем говорить, но всё это вокруг Крещения. И, я так понимаю, что каждый раз, когда вы приходите в последнее время, мы анонсируем какое-нибудь интересное событие, мероприятие, связанное с вашим участием и с вашей музыкой.

Антон Висков:

— Вот в ближайшее воскресенье, 23 января, в концертном зале «Оркестрион», который находится около метро Черёмушки, новые Черёмушки, состоится концерт в 5 часов московского ансамбля духовной музыки «Благовест» вместе с хором воскресной школы храма Живоначальной Троицы в Воронцове, и концерт будет называться «Раз в крещенский вечерок».

Алексей Пичугин:

— «Раз в крещенский вечерок». А что в крещенский вечерок обычно?

Антон Висков:

— Дело в том, что, пожалуй, трудно представить более богатую народную фантазию, которая родилась именно под воздействием праздника Крещения, и в народной традиции, фольклоре сохранился целый ряд песен, которые можно поделить на два пласта, два направления. Первое — это народные песни, посвящённые собственно празднику Богоявления, Крещения Господня, а вторые песни — это так называемые подблюдные песни, которые связаны со старинными обрядами гадания. И, конечно, они к христианской традиции имеют лишь то отношение, что люди, зная о том, что нечисть вся накануне великих праздников оживает, ей дается какая-то воля, и она к ней обращается, к этой нечисти с просьбой определить свое будущее. Вот такие, я бы сказал, скромные грешки, которые на протяжении многих веков были подвластны многим людям и превратились в целую вот такую фольклорную традицию подблюдных песен.

Алексей Пичугин:

— Скромные грешки порой затмевают основной смысл праздника.

Антон Висков:

— Но вы понимаете, нам нужно сейчас понять, отделить зерна от плевел, что называется, потому что, конечно, колядки крещенские, которые посвящены празднику Богоявления, Крещения Господня, их тоже очень много, и они также пелись, и в них все события евангельские они, собственно говоря, нашли свое место, они нашли свою образность, то есть и небеса-то разверзаются, и Святой Дух сходит, и воды волнуются и становятся живыми, и Сам Христос посещает нас в эту ночь, и все об этом написано, там и Иоанн Предтеча, который, так сказать, перед всеми свидетельствуют, что это Живой Бог сошёл с Небес к нам на землю, и все это отражено в этих крещенских песнях, и они будут звучать, вот, и может быть...

Алексей Пичугин:

— Меня знаете, что смущает не в самих колядках смущает, даже не смущает, смущает — это вообще плохое определение, в данном случае в данном больше расстраивает, то, что была такая традиция, живая абсолютно, причём на пространстве христианского европейского мира, у нас она была, она была в Европе, она была на протяжении столетий.

Если до сих пор в Европе кое-где в небольших городках, в деревнях дети ходят, поют колядки, им открывают, им насыпают угощение, то у нас, если где-то поют колядки, то это концерт вот, вот мы сегодня говорим о концерте, и это хорошо, конечно, безусловно, ну или тоже, вот мне доводилось слышать, люди говорят, вот мы возрождаем традиции, у нас в деревне дети из воскресной школы ходят по дворам и поют, но дети из воскресной школы — это откуда-то приехавшие дети, привезённые, они к этой деревне чаще всего никакого отношения не имеют, и вообще деревня уже не очень деревня, сама традиция, если она где-то чуть-чуть и сохраняется, то это какие-то осколки, буквально, и то эти колядки, скорее всего, будут бабушки последние деревенские петь, потому что больше петь их некому.

Антон Висков:

— Дело в том, что мне довелось ездить в фольклорные экспедиции в небольшие городки на юг России, и там вот это традиция у школьников, по крайней мере, она сохранилась, потому что через метод-кабинеты в девяностые годы стали учителям вот эти разнарядки на то, чтобы возрождать традиции.

Алексей Пичугин:

— Но ведь это разнарядки, это разнарядки.

Антон Висков:

— Но они ходят, ходят, и самое-то интересное, я попал в очень смешную, кстати говоря, ситуацию, это вот имеются в виду рождественские колядки, это под Рождество, но то что вот уже прошло, о под Крещение там немножко другие обряды, вот обряд колядования «Щедрый вечер, добрый вечер», пожелания хозяевам всего самого доброго, их одаривание, оно имеет очень глубокую традицию, оно в литературе у Гоголя, это везде есть. И я значит, когда они пришли ко мне, когда я там был, дети пришли и стали колядовать, пели, я сразу вспомнил: ночь перед Рождеством, все замечательно, Оксана, Вакула, девушки колядуют, и я от чистого сердца дал им по мандаринчику. Они на меня посмотрели как на сумасшедшего. Вот, и только я потом понял, что нужно им было деньги.

Алексей Пичугин:

— А где это было?

Антон Висков:

— Город Калач, это Воронежская область, юг Воронежской области. Традиции сохраняются.

Алексей Пичугин:

— Туда, ближе к Украине сохраняются.

Антон Висков:

— В Украине это сохранилось, в Украине у меня была такая же ситуация, что они ходили по дому отдыха и собирали вот эти...

Алексей Пичугин:

— Скромный заработок.

Антон Висков:

— Сейчас это уже превратилось в такой вот вместо игры, там славления Христа, это с одной стороны, славление, да игра, но, с другой стороны, это бизнес.

Алексей Пичугин:

— Но, мне кажется ничего плохого в этом нет, если там раз-два в год сходить. А ещё я знаю, там где хорошие межконфессиональные отношения, всё-таки сохраняются на западе Украины, где-нибудь там в Сербии, в Хорватии, где много и православных, и католиков в таких городках опять же подчёркиваю, где сохраняются хорошие отношения, православные ходят и где старый стиль православные ходят 24, 25-го колядовать к католикам, католические дети ходят к православным колядовать.

Антон Висков:

— Ну это прекрасно, взаимообмен, надо сказать, что этот обряд один из таких приятных и безобидных. А вот те обряды, которые были на Крещение, например, обряд ряженых. И ряженых и ношение масок различных, вот при том масок явно не человеческих, это маски животных обязательно, там лошадей, овец, коров и других, то есть этот обряд носит явно языческие корни, дохристианские, потому что эта идея того, что зонтик если открыть против акулы, если открыть зонтик перед надвигающейся на тебя акулой, она испугается, а вот если ты наденешь маску такую, то тебя испугается нечистая сила, этот обряд существует, и на Крещение он очень широко был развит, и сейчас ряженые тоже есть, потому что вот эта идея возрождения традиции, скажем так, славянских традиций, она сейчас существует.

Алексей Пичугин:

— Потому что у нас Хэллоуин, чтобы про него ни говорили, имеет корни примерно такие.

Антон Висков:

— Абсолютно, да.

Алексей Пичугин:

— Ну то есть это не то, что мы говорим, что когда на ваш православный праздник дети наряжаются, и не только дети, кстати, ряженные, так называемые и пугают нечистую силу, то тут тоже они как бы не то что в неё превращаются, они, скорее, пугают.

Антон Висков:

— Конечно, да, да. Эта традиция была достаточно широко на Руси распространена, притом не только в простом народе, даже царь Иван Грозный этим баловался. Как известно, Карамзин в своей «Истории государства Российского» вспоминает, как был казнён князь Репнин за то, что он отказался надеть личину, в то время, как все надели, и опричники надели, видимо, пугали, а вот богобоязненный Репнин ослушался царя, за что и поплатился. Так что тут традиция она такая, в общем-то, на мой взгляд, она не совсем всё-таки безобидная, потому что непонятно: мы пугаем или привлекаем в данной ситуации, для этого нужно хорошо разбираться в таких языческих, магических обрядах, чтобы точно дать определение этому. В любом случае это абсолютно, на мой взгляд, антиправославное, антихристианское.

Алексей Пичугин:

— Но это опять же работает ровно настолько, насколько в него вкладывается определённый смысл. Давайте переходить к музыке.

Антон Висков:

— Да, можно послушать вот первое сочинение — это духовная песня, крещенская духовная песня: «Христос Бог родился, в Иордане крестился», то есть песня, которая как раз и посвящена событию Крещения Господня, она народная, текст здесь народный, мелодию я стилизовал под такие южно-русские мотивы какие-то, вот, исполняет ансамбль «Благовест» дирижёр Галина Кольцова, солистка Анна Сыгина.

Звучит песня.

Алексей Пичугин:

— Я напоминаю, что в гостях у светлого радио сегодня композитор Антон Висков, мы говорим про христианские музыкальные традиции, и сейчас вы послушали вот такую замечательную композицию. У меня сразу вопрос возник: а она в данном случае, вот в вашей обработке, слышится такой академичной очень. Я как человек, к сожалению, ушами далёкий от музыки, не сердцем, не душой, а именно ушами, далёкий от музыки, я слушаю и мне слышится в нём пение сороковых — пятидесятых годов 20-го века, но это вот мне, я говорю, далёкому от музыки ушами человеку, но не колядование, не такое вот колядование, хождение по домам, народное, а это именно такое академическое народное пение, очень классно, мне нравится, но, мне кажется, что это не совсем народное, а более академичное.

Антон Висков:

— Конечно, здесь есть авторские некий почерк, но дело в том, что это вот песня, в которой жанры несколько перемешались, это и есть такой жанр, когда славильная поздравительная песня, например, рождественская или крещенская, она перемежается с мотивами покаяния, с мотивами ектеньи, просьбы: «сохрани нас и помилуй», это не песня для обхода дворов, это, безусловно, она, видимо, исполнялась в каких-то других ситуациях. Может быть, во время праздников, застолья, она определённо настраивает на высокий духовный лад, возможно она и не совсем-то молодёжная песня, кроме того, в фольклорной традиции она может иметь с этими же словами совсем другое звучание, она может быть и более ритмичная, более плясовая, а вот такой вид колыбельной ей придал смысл авторское слышание. Потому что, конечно, при обработке народного текста, при его воплощении могут быть различные модуляции жанровые, образные, и в данном случае мне хотелось бы начать именно с такой песни колыбельной, с песни крещенско-покаянной.

Алексей Пичугин:

— У меня почему-то настроение создалось как в чёрно-белых фильмах: поле, идут комбайны, женщины со снопами, и вот такая песня несётся. Мне нравится, очень нравится этот прием, почему я говорю сороковые-пятидесятые годы, всё-таки в сороковые и пятидесятые годы была жива певческая традиция старая, и когда люди это вставляли в фильмы свои в то время, понятно, что они как раз наследовали какую-то очень-очень старую традицию, которая спустя несколько десятилетий уже потерялась, в семидесятые годы мы таких записей не слышим.

Антон Висков:

— Да, конечно, фольклор, к сожалению, истаявал на протяжении всего 20-го века, но сохранилось огромное количество сборников, записей полевых, записей, которые фольклористы делали, выезжая в экспедиции, и вот нам, композиторам, предстоит весь этот материал обработать и донести до современного слушателя, сделать его, может быть, в обработке в различных стилях, не только пятидесятых годов 20-го века, но и 21-го века начала, двадцатых годов 21-го века, поэтому вот в этом концерте будут звучать разные песни, концерт посвящён как раз праздник Крещения, называется как раз «Раз в крещенский вечерок», кстати говоря, мы там впервые исполним вступление к моей опере, это вообще называется музыкальная иллюстрация к поэме Василия Жуковского «Светлана», которая собственно называется этими знаменитыми словами: «Раз в крещенский вечерок девушки гадали, и бросали башмачок», чем это закончилось, мы знаем.

Алексей Пичугин:

— «Раз в крещенский вечерок» 23 января «Благовест», в 5 часов и хор воскресной школы Троицкого храма в Воронцово московского.

Антон Висков:

— Да, в зале «Оркестрион», Новые Черёмушки, метро Новые Черёмушки, улица Гарибальди, там совсем рядом это здание находится. Вот, и поэтому, собственно говоря, там будут звучать крещенские колядки, крещенские песни, ну и хотелось бы, конечно, показать подблюдные песни, то есть вот те песни, которые пелись во время гаданий, почему они назывались подблюдными, потому что один из способов гадания — это когда под большое блюдо металлическое клали предметы свои личные: там перстеньки, всё такое, и кто что-то вытаскивал, потому что он вытащил ему определяли судьбу: суженый-ряженый, кто когда замуж выйдет, кто когда женится, вот, смотря кто гадал — девушка или юноша, юноши в меньшей степени, конечно, вот но эти песни будут как образец, потому что, конечно, гадание, волхование, оно связано с древними языческими традициями, связаны с обращением к духам стихийным: воды, огня и так далее, всех вот этих странных божеств, которые существовали в дохристианском славянском мире, но традиция — она очень сильна.

Алексей Пичугин:

— Да, ведь никто и близко не понимает, что такое славянское язычество. Вот у нас Рыбаков его описал, именно по таким следам попытался составить некий законченный образ, и то, что мы знаем о князе Владимире, который этот пантеон собрал. Но просто он его собрал уже в самом конце славянского языческого мира, а сколько времени это существовало, как это развивалось, как это представлялось людьми жившими, славянскими племенами, жившими в разных частях нашей будущей на тот момент страны, мы этого в общем-то, и понять не сможем. Да, но эти отголоски, которые там 40 лет назад, 50 лет назад как-то долетали, они позволяют чуть-чуть приоткрыть дверь в то время.

Антон Висков:

— Да, ну, несомненно. Сейчас, конечно, не время говорить о язычестве славянском, но...

Алексей Пичугин:

— Как о культурном феномене, это всегда интересно.

Антон Висков:

— Да, это интересно. Но на самом деле, под именем язычества существовало много различных верований дохристианских, и они сейчас в нашем сознании просто объединены как язычество. Там было много этапов развития, это были разные пантеоны языческих божеств, потом он постоянно модифицировался, на территории Руси Древней существовало несколько культов различных, которые даже, может быть, друг с другом не были связаны, были там культы рода и рожениц, был культ Перуна более поздний, были... ну сейчас немножко не время об этом говорить, но в любом случае вот эти языческие пережитки, скажем так, слово не очень правильное, но действительно они из сознания очень сложно выходят до сих пор. И вот наиболее такое страшное сильное гадание, это, на мой взгляд, гадание двух зеркал, не знаю опять же уместно ли это говорить на православном радио, когда ставят зеркало против зеркала и ты там видишь коридор пространственный, уходящий в бесконечность. По существу, я знал людей, которые действительно, которые, смотря долго в этот коридор, ты начинаешь там видеть что-то такое, вот некие фигуры, которые движутся и с точки зрения православия мы знаем, что это за фигуры, это так сказать именно бесы, которые нас всячески смущают. Поэтому понятно, что Церковь, естественно, против, только Господь Бог знает нашу судьбу, а то что люди гадают и обращаются к силам зла, ничего хорошего от этого не будет, и никакой правды они от них точно не узнают. Это такое обольщение, но как художественный феномен — это, конечно, музыка осталась, это огромное количество песен, при том огромное количество гаданий, о чем только ни гадали, сейчас это повторять будет очень долго.

Алексей Пичугин:

— Но у нас действительно нет задачи разобраться именно в феномене гадания, мы смотрим культурный, даже когда мы говорим о песнопениях, в том числе и христианских песнопениях, то мы говорим не о богослужебной составляющей, не о каноническом наборе текстов песнопений, а мы говорим о народной традиции, которая сама по себе развивалась в русле православного восприятия мира, но православное восприятие мира оно невозможно без... в том месте, где это все развивалось вне городов, в сёлах, деревнях в таком очень предельно замифилогизированном сознании людей, невозможно это без привнесения традиций. И поэтому то, что мы сегодня с вами слушаем — это, конечно же, во многом такая репликация, но важная репликация. Для того чтобы вам в полноте осознать, как мы жили и верили.

Антон Висков:

— Ну да, да, конечно, это достаточно интересно и с художественной точки зрения, потому что песни они в себе носят очень яркие мелодические какие-то контуры, там и слова поэтические достаточно высокого художественного качества, поэтому, чтобы представляли наши радиослушатели какие-то песни, мне бы хотелось представить сейчас такую крещенскую фантазию, она сделана для симфонического оркестра, то есть слов там нет, но все мелодии оттуда взяты именно те, на которых основывались вот эти подблюдные гадательные песни, которые исполнялись на Крещение.

Звучит мелодия.

Алексей Пичугин:

— Мы возвращаемся в программу «Светлый вечер», напомню, что сегодня у нас в гостях Антон Висков, композитор, и мы накануне Крещения, с праздником Крещения уже вас поздравляем, и накануне праздника Крещения говорим о всяких музыкальных певческих традициях крещенских праздников. Но тут вопрос, наверное, не о самом Крещении, а вы вначале обмолвились, что ездили в фольклорные экспедиции, а что это вам дало вообще для творчества?

Антон Висков:

— Соприкоснуться с живой культурой — это дорогого стоит.

Алексей Пичугин:

— А когда вы ездили?

Антон Висков:

— Это девяностые годы, ещё вот когда консерватория, даже конец восьмидесятых, потому что там ещё сохранялась традиция, потому что это был юг Воронежской области, это были хутора, казачьи, русские хутора, были слободы украинские, там все культуры перемешались, действительно традиции были очень интересны.

Алексей Пичугин:

— А почему туда именно?

Антон Висков:

— Ну так совпало, что именно график был экспедиции, он именно так совпал, что надо было именно туда ехать. Белые пятна, действительно потому что фольклор у нас собирался в течение всего 20-го века достаточно скрупулёзно, очень много собрано, но тем не менее белые пятна оставались, и сейчас остаются ещё. Я знаю, что сейчас эти фольклорные экспедиции продолжаются, это очень интересно, а там, ну конечно, соприкосновение с культурой. Я там чуть не остался.

Алексей Пичугин:

— Женить хотели?

Антон Висков:

— Там нужен был заведующий клуба. В совершенно дивном месте, село, которое стоит под горой, очень красиво, на берегу Дона, дали необозримые, богатства неисчерпаемые, песенные богатства тоже неисчерпаемые, ночью звездное небо, звезды, как блюдце и слышна песня, народные песни поют в одном конце села и вторят в другом конце села. Вот где ещё такое услышишь? Конечно, чтобы это почувствовать, эту атмосферу, это действительно как Гоголь.

Алексей Пичугин:

— Если мы говорим о центральной России, вот Воронеж условно центральная Россия.

Антон Висков:

— Это южная Россия.

Алексей Пичугин:

— Но это уже Южная Россия, но от Москвы в общем недалеко, я помню, ехал из Астрахани в Москву, и вот Воронеж проезжаю и думаю: как будто ближнее Подмосковье, скоро и дом. Сейчас-то куда ездят в экспедицию? Я думаю, что где-то далеко можно найти, я знаю, к нам приходили ребята, которые по Белгородской области ездят, собирают. Наверняка осталось что-то на севере в Архангельской области, ну вот такой ареал, если задуматься вокруг Москвы ближайший: Тульская, Владимирская, Ярославская области, Калужская, там-то что-то осталось или все уже? И только в архивах экспедиции можно что-то найти?

Антон Висков:

— Сохраняются группы, так сказать, религиозные и культурные группы ну типа староверов, скажем там. Вот в их недрах народная культура воспроизводится до сих пор. И она выражена не только в духовных каких-то песнях, но и в песнях светского содержания. Я думаю, что сейчас на волне интереса вообще к истории, к стране, к традиции, этот ареал вот этого воспроизведения старинных форм музицирования он будет расширяться постепенно, я, по крайней мере, в это верю, и то что сейчас экспедиции продолжаются, и люди специалисты, этнографы ездят, и привозят что-то, лишний раз говорит о том, что у нас не всё так под корешок завяло, но ниточка вот ещё как-то не порвалась, ручеек льется.

Алексей Пичугин:

— Вот читаю я Солоухина, записки его, о путешествиях по Владимирской области, «Владимирские просёлки», там 57-й-58-й год, и он описывает, сейчас это место называется, сам хорошо его знаю, Красное Заречье, Пречистая гора, кажется, это называлось раньше. И вот там был центр жизни Владимирских рожечников знаменитых. Дальше начинаю искать владимирских рожечников в интернете, нахожу людей, которые занимаются воссозданием каких-то мотивов, произведений, которые владимирские рожечники играли. Возвращаюсь к Солоухину, Солоухин в 57-м году, где-то 60 назад пишет, вот, дескать, пришли мы и стали искать рожечников, потому что знали, что здесь они были. В соседних сёлах нам говорили: сходите, спросите, мы не знаем, но помним. То-есть сразу мы видим, что несмотря на колхозы, коммуникация между сёлами нарушена, рожечников найти не удалось, удалось найти нескольких разрозненных людей в этом селе, которые друг с другом общаются, но исключительно не на музыкальные темы, у кого-то там в старых сундуках пылятся, это ещё старики, они ещё дореволюционную Россию помнят и когда-то играли, пылятся рожки, и причём рожки, сделаны не из какого-то дерева, не из какой-то рябины, рядом растущей, а из чего-то привозного издалека откуда-то из Африки, вот где-то делали эти рожки, ну то есть делали они, а материал привозили, они заказывали, ну то есть это уже 60 лет назад было глубокой архаикой, а как сейчас это восстановить вообще непонятно.

Антон Висков:

— Сейчас есть множество, ну не множество, а несколько ансамблей во Владимирской земле, замечательных ансамблей, которые исполняют очень сложные партитуры для владимирских рожков, они используют, конечно, записи старые, фольклорные, но в их манере исполнения прослеживаются и чисто фольклорные моменты, то есть идея музицирования, импровизации, то, что и было раньше, собственно говоря, то есть есть какая-то основа, они импровизируют, и надо сказать, что во всех русских народных оркестрах, оркестрах русских народных инструментов есть умельцы, которые прекрасно играют на рожках, их несколько и они вполне могут составить конкуренцию тем ансамблям, которые существовали, скажем, до революции, ансамблям владимирских рожков, у меня дома есть два рожка, я конкуренция вряд ли кому-то составлю, но несколько звуков издать могу, они недостаточно громкий. Это ведь инструмент пастушеский, он в основном связан...

Алексей Пичугин:

— У меня вопрос: откуда у пастухов был материал, рожковое дерево?

Антон Висков:

— Так они из бересты их делали.

Алексей Пичугин:

— Нет, там прям явно написано, что это рожковое дерево, и оно, я специально смотрел, где растёт, но растёт далеко, я уже сейчас не помню где, читал давно.

Антон Висков:

— Да? Но я думаю, что разные инструменты были, кто-то делал из африканского дерева, кто-то из южноамериканского, кто что доставал до революции. Я знаю, что очень много из бересты инструменты делали, по крайней мере, у меня вот из бересты. Ну конечно, стилизованные, уже современные, но в целом, конечно, ансамбль «Благовест» он возрождает вот эти старинные какие-то песни, которые существуют, которые уходят вглубь веков, дохристианские какие-то верования, мне кажется, что слушателю будет очень интересно ещё раз с этим познакомиться. Тем более я постараюсь вести какой-то рассказ, я постараюсь вовлекать слушателей в процесс, собственно говоря, исполнительства, потому что чтобы они чувствовали себя не просто зрителями, но и людьми, которые должны соприкоснуться и вкусить всю эту традицию.

Алексей Пичугин:

— Давайте тогда обратимся к музыке, попробуем сами ещё разобраться ушами, что мы слушаем?

Антон Висков:

— Ещё одна народная крещенская песня Крещения «У Ивана Калина у врат на калине свечи той горят, там, где свечка вспыхала, там святая реченька протекала, Богом освящение, Святое Крещение». Вот такие интересные слова — это крещенская песня, ну в таком вот достаточно ярком, жёстком ритме она написана, мы можем её послушать.

Звучит песня.

Алексей Пичугин:

— С удовольствием, мы помним, что у нас в гостях Антон Висков, композитор, мы говорим о музыкальных крещенских традициях в преддверии праздника Крещения.

Алексей Пичугин:

— У нас в гостях, напомню, композитор Антон Висков, давайте ещё раз сообщим, что 23 января в 5 вечера в зале «Оркестрион» ансамбль «Благовест» и хор воскресной школы Троицкого храма Воронцова московского проведут для вас концерт, который называется «Раз в крещенский вечерок». Вы можете услышать замечательные песни, связанные с крещением.

Антон Висков:

— Я думаю, что QR- коды должны быть.

Алексей Пичугин:

— Да, да, наверняка, и вообще, друзья, не забывайте об ограничениях.

Антон Висков:

— Но вот я думаю, что музыка лечебная, безусловно, она благотворно воздействует на наше состояние здоровья, и те, кто придут, обязательно выйдут помолодевшими, духовно и физически более здоровыми, чем пришли на этот концерт.

Алексей Пичугин:

— Мне обидно немного, когда я сам езжу, у нас проект сейчас с товарищем, надеюсь, когда пандемия закончится, все мы будем живы — здоровы, он продолжится, этот проект наш, связанный с бывшей Югославией, Сербией и Хорватией, но приезжаешь в какую-нибудь маленькую сербскую или хорватскую деревушку, или боснийскую, и там ты понимаешь насколько все это живо по сравнению с нами. На Украине тоже такая история, и она где-то на западе, но я не был никогда на западной Украине, тоже жива вот такая деревенская традиция с музыкальными инструментами, с костюмами связанная, вот Ярославская область этим, к сожалению, похвастаться не может.

Антон Висков:

— Зато она может похвастаться совхозами очень большими, колхозами.

Алексей Пичугин:

— Да, да, едешь, там торчит из поля проржавевший уже лопнувший указатель про светлый путь.

Антон Висков:

— Есть, есть, все это к нам было, и все силы были затрачены именно на строительство такой экспериментальной жизни.

Алексей Пичугин:

— Да, но эта экспериментальная жизни нельзя сказать, что благотворно повлияла на традиции.

Антон Висков:

— Очень сложно сказать, она их просто уничтожила, так скажем, хотя были созданы свои традиции, которые сейчас тоже рухнули. Поэтому будем собирать камни, как в Солоухин.

Алексей Пичугин:

— Ну как собирать камни? Как тут соберешь камни? Одно дело, когда это археология, из-под земли люди достают, то, что веками, тысячелетиями пролежало, интерпретируют и на основании этого как-то пытаются реконструировать жизнь, да? А когда вроде бы было совсем недавно, да даже я бабушку помню хорошо, ну сколько, 36 лет, в моем детстве бабушки ещё были, я помню приезжаешь в какую-нибудь деревню, на завалинке сидят бабушки, песни поют, это казалось каким-то анахронизмом: зачем это надо? Это не интересно, а когда вырос, уже всего этого не осталось, а, как всегда.

Антон Висков:

— Зато сейчас, мне кажется, молодое поколение очень активно перенимает вот эту традицию, например, во многих народных отделениях, народные песни, народного инструментального музицирования, замечательные хоры, они поют и старинные песни, и новые создают, и авторские есть, на мой взгляд, художественно это даже в некоторых моментах выше, чем то, что была создано. То движение, которое начал ансамбль Дмитрия Покровского, то есть воссоздание фольклора, оно сейчас существует очень широко, и сам ансамбль существует духовной музыки. Это ансамбль «Сирин», ансамбль древне-русской музыки Анатолий Гринденко, ансамбль «Эксилибрис», есть такой вот, который тоже в старинной форме духовную музыку воссоздает, множество таких коллективов. Те, которые в народной манере, я слышал прекрасный хор скажем так Владимирского института культуры, собственно говоря, академия имени Гнесиных замечательный тоже народный коллектив, который поет в народной манере, и плюс к этому ещё огромные масштабы вот этих записей полевых, которые были созданы музыковедами, этнографами, которые путешествовали везде по России и оставили наследие совершенно неисчерпаемое. И вот нам, композиторам, следует его, как сейчас говорят, актуализировать, доносить до исполнителей, привлекать слушателей, поэтому мы все вместе, и те, кто придёт на этот концерт, и те, кто будет выступать, мы делаем одно большое общее дело — возрождение нашей национальной культуры.

Алексей Пичугин:

— Поэтому приходите, друзья, и ещё раз напомню, что 23-го зал «Оркестрион».

Антон Висков:

— Метро Новые Черёмушки, улица Гарибальди.

Алексей Пичугин:

— В 17.00, «Благовест» ансамбль и хор воскресной школы Троицкого храма в Воронцово, храм там неподалёку. Что это за взаимодействие с храмом, с воскресной школой?

Антон Висков:

— Вы знаете, ансамбль «Благовест» уже неоднократно взаимодействует непосредственно с батюшками. И, в первую очередь, конечно, приятно назвать выдающегося пастыря, проповедника протоиерея Артемия Владимирова. И вот у нас будет первое такое совместное выступление, совместное творчество вместе с хором, с детским хором воскресной школы храма Живоначальной Троицы в Воронцове, и надеемся продолжать и дальше, привлекать молодое поколение, юношей, девушек, детей для возрождения тех традиций.

Алексей Пичугин:

— А это какой-то профессиональный хор?

Антон Висков:

— Это хор воскресной школы, там, конечно, обучают их профессии очень серьезно, как и всегда в воскресной школе. Мы ещё и с другими детскими хорами сотрудничаем. С хором «Радость», например, вот сейчас в проекте с Баховским хором, есть такой хор Баховской школы, поэтому, мне кажется, очень ценно, то что именно дети вместе со взрослыми вовлечены в единое общее дело, это очень ценно, и мы будем это продолжать, несомненно.

Алексей Пичугин:

— Ну что ж, спасибо, я всегда рад, когда вы приходите к нам, это всегда будет что-то интересное. А напоследок-то что мы послушаем?

Антон Висков:

— «В лесном краю в монастыре икона есть стариннае, там Мати Сына малого в пеленушечки пеленала». Ансамбль «Благовест», рождественская колыбельная, солистка Ирина Дубовская.

Алексей Пичугин:

— А история есть какая-то у этой песни?

Антон Висков:

— Эта песня является заключительной частью спектакля, который посвящён земной жизни, житию Девы Марии. И она написана в стиле западных украинских народных колядок, народных рождественских колыбельных. Текст взят из сборника замечательного исследователя Квитке, старый сборник есть ещё двадцатых годов, и на основе его текста стилизована такая вот мелодия, которая стала очень популярной, многие коллективы её поют, но первый был «Благовест».

Алексей Пичугин:

— А откуда она, неизвестно? Географическое происхождение.

Антон Висков:

— Я думаю, что это у него не указано, но так по стилистике можно предположить, что это Западная Украина, потому что там много и польского звучания, там разные культуры, она могла возникнуть и в Белоруссии, скажем, а поскольку украинская культура музыкальная очень близка мне, и сам я веду свою родословную из Карпат, поэтому мне эта стилистика близка, и я часто её использую в своих сочинениях.

Алексей Пичугин:

— А туда вы, кстати, не ездили в экспедицию?

Антон Висков:

— В экспедицию да, там был, и там даже были приобретены некоторые народные музыкальные инструменты такие как сопилка.

Алексей Пичугин:

— Сопилки, я слышал про них и даже немножко представляю, мне кажется, что это такое, но нашим слушателям объясните.

Антон Висков:

— Это из бузины дудочка с писчиком, типа блокфлейты, может быть, это будет более знакомо, но то что было приобретено, было приобретено в глухих таких деревнях горных, и, видимо, долго пролежало, но я их использую до сих пор, я играю, вот одна сейчас, к сожалению, рассохлась, может быть, можно отреставрировать, там очень интересный звукоряд совершенно уникальный, то есть народные музыканты не зная нот, не зная строя, не зная каких-то правил, вырезали вот эти дырочки для закрытия, чтобы создавались какие-то ноточки, чтоб они звучали, они их вырезали совершенно от сохи, что называется, и поэтому звучание совершенно уникально. Каждая сопилка имеет свой звукоряд, ни на что не похожий. Сейчас на фабриках уже всё делают по-другому, сейчас же делают эти сопилки. Но фабричные они стандартизированы, там гамма, такая же, как и на всех флейтистках, а вот таких как сопилки, которые есть у меня, нет ни у кого.

Алексей Пичугин:

— И из этого можно извлечь музыку?

Антон Висков:

— Я её часто использую на концертах, я думаю, что в этот раз мне тоже нужно будет взять с собой сопилочку, чтобы показать, поиграть.

Алексей Пичугин:

— Ну объяснить, наверно, что это такое.

Антон Висков:

— Да, конечно, а потом дети играют на концертах, я их вывожу из зала, на сцене кому-то бубны даю, кому-то ударные другие инструменты там треугольнички, колокольчики, кому-то можно и подуть в старинную сопилку, всё вместе производит интересный ритмичный шум вместе с хором, который создает некое такое аутентичное старинное звучание.

Алексей Пичугин:

— Спасибо большое, напомните ещё раз, пожалуйста, как называется композиция, которую мы будем слушать.

Антон Висков:

— Это рождественская песня «В лесном краю в монастыре икона есть старинная».

Алексей Пичугин:

А я напомню, что Антон Висков всех приглашает

23 января в зал «Оркестрион» в 17:00 ансамбль «Благовест» и хор воскресной школы Троицкого храма в Воронцове, крещенские песни, приходите, мы прощаемся с вами, большое спасибо, слушаем музыку.

Антон Висков:

— Большое спасибо, всех благ, всего доброго!

Друзья! Поддержите выпуски новых программ Радио ВЕРА!
Вы можете стать попечителем радио, установив ежемесячный платеж. Будем вместе свидетельствовать миру о Христе, Его любви и милосердии!
Слушать на мобильном

Скачайте приложение для мобильного устройства и Радио ВЕРА будет всегда у вас под рукой, где бы вы ни были, дома или в дороге.

Слушайте подкасты в iTunes и Яндекс.Музыка, а также смотрите наши программы на Youtube канале Радио ВЕРА.

Мы в соцсетях
****
Другие программы
Вселенная Православия
Вселенная Православия
Православие – это мировая религия, которая во многих странах мира имеет свою собственную историю и самобытные традиции. Программа открывает для слушателей красоту и разнообразие традиций внутри Православия на примере жизни православных христиан по всему миру.
Первоисточник
Первоисточник
Многие выражения становятся «притчей во языцех», а, если мы их не понимаем, нередко «умываем руки» или «посыпаем голову пеплом». В программе «Первоисточник» мы узнаем о происхождении библейских слов и выражений и об их использовании в современной речи.
Семейный час
Семейный час
Программа «Семейный час» - это часовая беседа в студии с участием священника. В этой программе поднимаются духовные и нравственные темы, связанные с семейной жизнью, воспитанием детей и отношениями между поколениями. Программу ведут теле- и радиоведущие Александр Ананьев и Алла Митрофанова.
Статус: Отверженные
Статус: Отверженные
Авторская программа Бориса Григорьевича Селленова, журналиста с большим жизненным опытом, создателя множества передач на радио и ТВ, основу который составляют впечатления от командировок в воспитательные колонии России. Программа призвана показать, что люди, оступившиеся, оказавшиеся в условиях заключения, не перестают быть людьми. Что единственное отношение, которое они заслуживают со стороны общества — не осуждение и ненависть, а сострадание и сопереживание, желание помочь. Это — своего рода «прививка от фарисейства», необходимая каждому из нас, считающих себя «лучшими» по сравнению с «падшими и отверженными».

Также рекомендуем